Воронеж после войны

Великая Отечественная война

22 июня 1941 года на нашу страну обрушились войска фашистской Германии – началась Великая Отечественная война.
Воронежская область с первого дня войны была объявлена на военном положении. Воронежцы встали на защиту своей Родины. Многие были мобилизованы в армию, многие ушли на фронт добровольцами, тысячи совсем еще мальчишек и девчонок готовились стать на защиту родины. Уже в первые недели военных действий в народное ополчение вступило более 60 тысяч воронежцев, а в августе 1941 года был сформирован Воронежский добровольческий полк под командованием героя гражданской войны полковника Михаила Емельяновича Вайцеховского.
Вся жизнь области была перестроена на военный лад. Уже летом 1941 года в Воронеже было налажено производство военной продукции. На заводе имени Коминтерна стали изготавливать реактивные установки – «Катюша», на Воронежском авиационном заводе строили самолеты-штурмовики Ил-2, Отрожский вагоноремонтный завод выпускал зенитные бронеплощадки. Необходимую продукцию выпускали и другие имеющиеся на территории области заводы. Рабочие трудились не жалея сил, подростки работали наравне со взрослыми.
Первые месяцы войны особенно тяжело дались русскому народу. События развивались в пользу немецко-фашистских войск, линия фронта* (в значении: район боевых действий) подходила все ближе к Воронежу.

С июня 1942 года Воронеж стал подвергаться фашистским бомбардировкам. 13 июня 1942 года вражеские бомбы были сброшены на городской сад пионеров, в результате чего погибло много детей. 27 июня фашистской авиацией был разрушено здание драматического театра.
28 июня 1942 года началась наступательная операция немецко-фашистских войск на воронежском направлении. Гитлеровцы дали этой операции кодовое название «Blau» (Блау – в переводе с немецкого «синяя»). Для ее осуществления была создана группа армий «Б», в которую вошли лучшие немецкие части, дивизии и 2-я венгерская королевская армия. Наступление было очень масштабным и велось с нескольких сторон. Часть вражеских войск направлялась непосредственно к Воронежу, часть шла на Острогожск. В это же время несколько немецких дивизий пытались прорваться к Дону на рубеж Гремячье – Коротояк – Лиски. Наступление сопровождалось ежедневными налетами вражеской авиации.
Воронежцы отважно сражались на всех фронтах, оказывая упорное сопротивление врагу. Но летом 1942 ценой больших потерь немцы все же захватили правобережную часть Воронежа и западные районы области. Линия фронта переместилась к Дону, фашисты заняли Острогожск, Богучар, Россошь.
Срочно требовалось усиление обороны. В июле 1942 года был создан Воронежский фронт (здесь «фронт» в значении: объединение войск) под командованием генерал-лейтенанта Николая Федоровича Ватутина. Штаб и управление фронта находились в селе Анна (сегодня п.г.т. Анна – районный центр Аннинского района Воронежской области).

Более 200 дней и ночей воронежцы героически защищали свой край и выстояли. Фашисты так и не смогли полностью занять Воронеж, наши войска удерживали левобережный район города. Упорные бои велись на правом берегу Воронежа, в районе Березовой рощи и в Парке культуры и отдыха. В июле 1942 года наши воины выбили фашистов из района СХИ (Сельскохозяйственного института – сегодня это Воронежский государственный аграрный университет). В августе овладели территорией на правом берегу реки Воронеж у Вогрессовской дамбы, частью улицы 20-летия Октября. Наши войска всеми силами удерживали этот важный участок до решающего сражения и освобождения города в январе 1943 года.

Войска Воронежского фронта стояли насмерть, защищая свою родину и выполняя приказ «ни шагу назад». Одновременно со сражениями за Воронеж бои велись по фронтовой линии Дона. Наши воины не только держали оборону города, но и не раз переходили в наступление.
В ноябре 1942 года советские войска перешли в наступление под Сталинградом. Частью Сталинградской битвы стала наступательная операция под названием «Малый Сатурн», которая была проведена совместно силами Воронежского и соседних фронтов зимой 1942/1943 гг. В ходе этой операции были освобождены южные районы области. Противник был выбит более чем из 200 населенных пунктов, в том числе из районных центров: Богучар, Кантемировка, Новая Калитва, Радченское, Талы.
Не успела закончиться операция «Малый Сатурн», а войска Воронежского фронта уже готовились к новому наступлению. В январе 1943 года началась Острогожско-Россошанская операция. В ходе сражения советские войска выбили врага из юго-западной части Воронежской области и освободили более двух тысяч населенных пунктов.
24 января перешли в наступление войска, державшие оборону Воронежа. Утром 25 января город был полностью освобожден от фашистских захватчиков.
В конце января состоялась Воронежско-Касторенская наступательная операция. 29 января советские войска заняли Касторное (сегодня это п.г.т. Касторное Курской области), затем уничтожили части вражеской армии у Нижнедевицка. Закончилась операция победой советских войск и освобождением последних захваченных немцами районов Воронежской области.
Таким образом, зимой 1942/1943 года Воронежский фронт провел три крупные наступательные операции, которые завершились полным освобождением Воронежской области от немецко-фашистских захватчиков. Победа под Воронежем принесла радость всему советскому народу. Успех наших войск в этих операциях привел к разгрому основных сил группы армий «Б» противника и оказал большое влияние на весь ход Великой Отечественной войны.

Подвиги воронежцев

Великий подвиг совершили воронежцы в годы Великой Отечественной войны. Сотни тысяч наших земляков отважно сражались за свободу родного города и родной страны. Они защищали Москву и Ленинград, участвовали в Сталинградской и Курской битвах, освобождали Варшаву и Прагу, штурмовали Берлин. Около 300 воронежцев за проявленный героизм и мужество присвоено звание Героя Советского Союза.
Вместе со взрослыми в военных действиях принимали участие и совсем юные жители Воронежской области. Многие школьники тайком уходили из дома на фронт, становились связными и разведчиками. Неоценим подвиг юных героев: Кости Феоктистова, Кости Стрелюка, Лили Федодеевой и других.
Героизм воронежцев на полях сражений перекликался с героическим трудом в тылу.
Женщины, дети и старики заменили ушедших на фронт мужчин. Они работали на заводах и занимались сельским хозяйством, водили и ремонтировали тракторы и комбайны, вручную сажали поля и убирали урожай, лечили раненых и ухаживали за бойцами в госпиталях. Кроме того, во многих районах области пионерами были созданы мастерские по изготовлению различных вещей для фронта. Ребята отправляли нашим солдатам носки, варежки, кисеты, носовые платки, а подарки детей вдохновляли бойцов на новые подвиги.
Подвиг воронежцев и Воронежа в Великой Отечественной войне позднее был отмечен высокими правительственными наградами: в 1975 город Воронеж был награжден орденом Отечественной войны I степени, в 1986 году – Орденом Ленина, в 2008 году Воронежу было присвоено почетное звание РФ «Город воинской славы».

Никто не забыт, ничто не забыто

В боях за родной край отдали свои жизни тысячи мужчин и женщин, взрослых и детей. Но благодарные жители нашего края не забыли подвиг павших. Во всех городах и многих селах Воронежской области сооружены памятники Великой Отечественной войны. Многие из них возведены на братских могилах, на тех местах, где защитники нашей земли совершили свой подвиг. Почти во всех населенных пунктах области есть улицы, названные именами героев Великой Отечественной войны.

Воронежцы хранят память о Линии Ратной Славы.
Длина Линии Ратной Славы, где проходили бои за город Воронеж в годы Великой отечественной войны, составляет около 50 километров. Начинается Линия у Семилукской переправы через Дон, т.е. на крайней северо-западной точке оборонительных позиций. Затем она проходит через Подклетное, Подгорное, старый аэропорт, бывший ипподром, развалины областной больницы, стадион «Динамо», городской парк культуры и отдыха, городок лесотехнической академии и агроуниверситета, отрожские железнодорожные мосты. Далее она продолжается по левому берегу водохранилища и заканчивается у дамбы.

Кровавые злодеяния гитлеровцев на Воронежской земле

Летом 1942 года немецко-фашистские войска захватили западные районы Воронежской области. В руках захватчиков оказались города Острогожск, Россошь, Богучар. В оккупированных городах и селах гитлеровцы установили режим жестокого террора, совершали страшные злодеяния.
В конце августа 1942 года фашисты выгнали всех жителей из захваченной ими части Воронежа. Тех, кто не мог идти, расстреливали на месте. В г. Россоши немцы убили 1500 человек — пленных красноармейцев и мирных жителей, в том числе женщин и детей.
Страшные следы массовых казней позже были обнаружены в селе Девице Семилукского района, в Поповом логу у села Старо-Никольское в Хохольском районе, в Песчаном логу на южной окраине Воронежа.

Трагедия в Песчаном логу

В августе 1942 года фашисты, временно оккупировавшие правобережную часть Воронежа, расстреляли на южной окраине города, в Песчаном логу, сотни мирных жителей, пострадавших во время боев за Воронеж. Скорее всего, среди расстрелянных могли быть и советские воины, получившие ранения в ходе оборонительных боев за город.
Все они находились на лечении в госпитале, оборудованном в здании школы № 29 по улице 20-летия Октября. О судьбе пациентов госпиталя можно узнать из акта специальной комиссии, которая была создана после изгнания фашистов из Воронежа для расследования этой трагедии.
«27 августа 1942 года к зданию, где помещался госпиталь, подъехали две грузовые машины, крытые брезентом. Прибывший с ними немецкий офицер объявил, что госпиталь эвакуируется из Воронежа в села Орловку и Хохол, и предложил больным грузиться на машины. Те, кто не мог самостоятельно передвигаться, были вынесены на носилках и также погружены в автомашины. Когда машины были заполнены, немецкие солдаты опустили брезенты, чтобы люди не могли видеть, куда их везут, после чего машины двинулись в путь. Выехав за город, машины свернули вправо от дороги, что идет на Малышево, и, подъехав к неглубокому песчаному логу, остановились. Немецкие солдаты потребовали, чтобы раненые со¬шли на землю. Беспомощных, слабых людей палачи сталкивали в овраг, зас¬тавляли ложиться лицом к земле и в упор расстреливали. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали ударами приклада по голове. Мерзавцы не щадили даже грудных детей, пристреливали их на руках матерей. Когда расстрел первой партии был закончен, машины вернулись в город, погрузили новую партию обреченных, которые были также привезены на это место и расстреляны. Такие рейсы продолжались несколько раз».
Одна из свидетельниц дикой расправы фашистов над мирными жителями А. Ф. Попова случайно уцелела во время расстрела, а затем выбралась из-под трупов и спряталась в бурьяне. После освобождения Воронежа она показала место злодеяния фашистов. В результате трехдневных раскопок было обнаружено 452 трупа, в том числе 35 детских. Существует информация о том, что в Песчаный лог привозили для расстрела и больных из областной больницы.
В дни празднования 30-летия Победы над фашистской Германией в Песчаном логу завершилось сооружение мемориального комплекса, увековечившего память жертв фашизма.

Трагедия Пионерского сада

В довоенные годы среди пионеров и школьников был очень популярен сад Пионеров, располагавшийся между нынешней улицей Театральной и про¬спектом Революции. В саду был открытый летний ки¬нотеатр со сценой для концертов, обо-рудованы места для настольных игр: шашек, шахмат и бильярда. В центре сада стоял фонтан с мощной струей воды, вытекающей изо рта рыбы, которую держал упитанный карапуз.
13 июня 1942 года, это была суббота, в саду Пионеров собралось много детей. Кто-то пришел на объявленный пионерский слет, кто-то по привычке собрался провести свободное время с друзьями. Там можно было купить мороженое и вкусные пирожки. И хотя война была не так уж далеко, город не бомбили. Работали школы и институты, кинотеатры, шли спектакли в драмтеатре. Но в этот день над Воронежем появился вражеский бомбарди¬ровщик, единственный после давнишних бомбежек осени 1941 года. Он сбросил три бомбы, и все они упали в сад Пионеров. Погибло более 300 детей, еще больше было ранено. Эта трагедия потрясла город. Но вскоре на город свалились новые испытания. Начиная с 28 июня над Воронежем ежедневно появлялись десятки вражеских бомбардировщиков. Рушились здания, погибали люди.
Прошло много лет, но эта страшная трагедия не забыта. Память о погибших во время бомбежки детях увековечена памятным знаком на месте бывшего сада Пионеров.

Литература

1. Сталинградская битва
17 июля 1942 г.— 2 февраля 1943 г.
Значение: битва под Сталинградом стала самым кровопролитным сражением в мировой истории. У этого города на Волге против немецкой группы армий «Б» и их союзников было выставлено семь советских армий (плюс 8-я воздушная армия и Волжская флотилия). После сражения Сталин сказал: «Сталинград стал закатом немецко-фашистской армии». После этого побоища немцы уже никогда не могли оправиться.
Безвозвратные потери: СССР — 1 млн 130 тыс. чел.; Германия и союзники — 1,5 млн чел.
2. Битва за Москву
30 сентября 1941 г.— 20 апреля 1942 г.
Значение: командующий немецкой 2-й танковой армией Гудериан так оценил последствия поражения под Москвой: «Все жертвы и усилия оказались напрасными, мы потерпели серьезное поражение, которое из-за упрямства верховного командования привело в ближайшие недели к роковым последствиям. В немецком наступлении наступил кризис, силы и моральный дух немецкой армии надломлены».
Безвозвратные потери: СССР — 926,2 тыс. чел.; Германия — 581,9 тыс. чел.
3. Битва за Киев
17 июля — 26 сентября 1941 г.
Значение: поражение под Киевом стало тяжелым ударом для Красной армии, оно открыло для вермахта дорогу на Восточную Украину, в Приазовье и Донбасс. Сдача Киева привела к фактическому развалу Юго-Западного фронта, советские солдаты стали в массовом порядке бросать оружие и сдаваться в плен.
Безвозвратные потери: СССР — 627,8 тыс. чел. (по немецким данным, число пленных составило 665 тыс. чел.); Германия — неизвестно.
4. Битва за Днепр
24 августа — 23 декабря 1943 г.
Значение: в сражении за освобождение Киева с обеих сторон приняли участие до 4 млн. человек, а фронт боев растянулся на 1400 км. Писатель-фронтовик Виктор Астафьев вспоминал: «Двадцать пять тысяч воинов входит в воду, а выходит на том берегу три тысячи, максимум пять. И через пять-шесть дней все погибшие всплывают. Представляете?»
Безвозвратные потери: СССР — 417 тыс. чел.; Германия — 400 тыс. убитых (по другим источникам, около 1 млн чел.).
5. Курская битва
5 июля — 23 августа 1943 г.
Значение: самая масштабная битва в истории Второй мировой войны. Войска Центрального и Воронежского фронтов разгромили две крупнейшие армейские группировки вермахта: группу армий «Центр» и группу армий «Юг».
Безвозвратные потери: СССР — 254 тыс. чел.; Германия — 500 тыс. чел. (по немецким данным, 103,6 тыс. чел.).
6. Операция «Багратион»
23 июня — 29 августа 1944 г.
Значение: одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества, в ходе которой силами 1-го Прибалтийского, 1, 2 и 3-го Белорусских фронтов была разгромлена немецкая группа армий «Центр» и освобождена Белоруссия. Для того чтобы продемонстрировать значимость успеха, после битвы более 50 тысяч немецких пленных, захваченных под Минском, были проведены по улицам Москвы.
Безвозвратные потери: СССР — 178,5 тыс. чел.; Германия — 255,4 тыс. чел.
7. Висло-Одерская операция
12 января — 3 февраля 1945 г.
Значение: стратегическое наступление 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, в ходе которого была освобождена территория Польши к западу от Вислы. Эта битва вошла в историю человечества как самое стремительное наступление — на протяжении 20 суток советские войска продвигались на расстояние от 20 до 30 км в день.
Безвозвратные потери: СССР — 43,2 тыс. чел.; Германия — 480 тыс. чел.
8. Битва за Берлин
16 апреля — 8 мая 1945 г.
Значение: последняя битва советских войск в Европе. Ради штурма столицы Третьего рейха были объединены силы 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов, в боях принимали участие дивизии Войска Польского и моряки Балтийского флота.
Безвозвратные потери: СССР с союзниками — 81 тыс. чел.; Германия — около 400 тыс. чел.
9. Битва под Монте-Касино
17 января — 19 мая 1944 г.
Значение: самое кровопролитное сражение с участием западных союзников, в ходе которого американцы и британцы прорвали немецкий оборонительный рубеж «Линия Густава» и взяли Рим.
Безвозвратные потери: США и союзники — более 100 тыс. чел.; Германия — около 20 тыс. чел.
10. Битва за Иводзиму
16 февраля — 26 марта 1945 г.
Значение: первая военная операция сил США против Японии на суше, ставшая и самым кровопролитным сражением на Тихоокеанском театре военных действий. Именно после штурма этого маленького островка в 1250 км от Токио командование США решило перед высадкой на Японские острова провести показательную атомную бомбардировку.
Безвозвратные потери: Япония — 22,3 тыс. чел.; США — 6,8 тыс. чел.

ВОВ 1941—1945 гг.

Воинская Слава России

Из книги воспоминаний Петра Михина:

  • «Спросите любого из трех встреченных фронтовиков, и вы убедитесь, что один из них воевал подо Ржевом. Сколько же побывало там наших войск! … Стыдливо умалчивали о ржевских боях воевавшие там полководцы. А то, что это замалчивание перечеркнуло героические усилия, нечеловеческие испытания, мужество и самопожертвование миллионов советских солдат, то, что это явилось надругательством над памятью почти миллиона погибших — это, выходит, не так уж и важно».

Под Ржевом от крови трава на века порыжела,
Под Ржевом поныне шальные поют соловьи
О том, как под Ржевом, под маленьким городом Ржевом
Великие, долгие, тяжкие были бои.

Михаил Ножкин (из песни)

Убиты подо Ржевом: 75 лет самой кровопролитной битве человечества

5 января 2017 г.

ИА ТАСС

5 января 1942 года Иосиф Сталин отдал приказ за неделю освободить Ржев от фашистов. Выполнить его удалось лишь через 14 месяцев.

фото: © ТАСС

Ржев был занят немецкими войсками 24 октября 1941 года. Освобождали город с января 1942 по март 1943 года. Бои подо Ржевом были одними из самых ожесточенных, группы фронтов одну за одной проводили наступательные операции, потери с обеих сторон были катастрофическими.

Ржевская битва, несмотря на название, не была сражением за сам город, главной ее задачей было уничтожить основные силы немецкой группировки на ржевско-вяземском плацдарме в 150 км от Москвы. Бои шли не только в районе Ржева, но и в Московской, Тульской, Калининской, Смоленской областях.

Отбросить немецкую армию никак не удавалось, однако Гитлер не смог перебросить резервы под Сталинград.

Ржевская битва — самая кровопролитная за всю историю человечества. «Мы залили их реками крови и завалили горами трупов» — так характеризовал ее итоги писатель Виктор Астафьев.

Была ли битва

Официальные военные историки так и не признали существование битвы и избегают этого термина, аргументируя свое мнение отсутствием непрерывных операций, а также тем, что сложно отделить окончание и итоги Московской битвы от битвы подо Ржевом. К тому же ввести в историческую науку термин «Ржевская битва» означает зафиксировать крупную военную тактическую неудачу.

Ветеран и историк Петр Михин, прошедший войну от Ржева до Праги, в книге “Артиллеристы, Сталин дал приказ! Мы умирали, чтобы победить” утверждает, что термин “Ржевская битва” в общественный обиход ввел именно он: “Ныне уже многие авторы говорят о Ржевском сражении как о битве. И я горжусь, что первым в 1993–1994 годах ввел в научный оборот понятие “Ржевская битва”.

Эту битву он считает главной неудачей советского командования:

  • “Если бы не поспешность и нетерпение Сталина да если бы вместо шести необеспеченных наступательных операций, в каждой из которых для победы не хватало всего-то чуть-чуть, были бы проведены одна-две сокрушительные операции, не было бы ржевской трагедии”.

Артиллеристы на исходных позициях в боях под Ржевом в 1942 году © Виктор Кондратьев/ТАСС

В народной памяти эти события получили названия “ржевская мясорубка”, “прорва”. До сих пор бытует выражение “погнали подо Ржев”. Да и само выражение “гнали” применительно к солдатам появилось в народной речи именно во время тех трагических событий.

“Рус, кончай делить сухари, будем воевать”

В начале января 1942 года Красная Армия, разгромив немцев под Москвой и освободив Калинин (Тверь), подошла к Ржеву. 5 января в Ставке Верховного Главнокомандования обсудили проект плана общего наступления Красной Армии зимой 1942 года. Сталин считал, что надо переходить в общее наступление на всех основных направлениях — от Ладожского озера до Черного моря. Был отдан приказ командующему Калининским фронтом: “ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом. … Получение подтвердить, исполнение донести. И. Сталин”.

8 января 1942 года Калининский фронт начал Ржевско-Вяземскую операцию. Тогда не только удалось прервать немецкую оборону в 15–20 км западнее Ржева, но и освободить жителей нескольких деревень. Но затем бои затянулись: немцы ожесточенно сопротивлялись, советская армия несла огромные потери, сплошная линия фронта была разорвана. Вражеская авиация почти беспрерывно бомбила и обстреливала наши части, а в конце января немцы начали окружение: их преимущество в танках и авиации было велико.

фото: © Ефим Копыт/ТАСС

Ржевитянин Геннадий Бойцов, бывший на момент тех событий ребенком, вспоминает: еще в начале января прилетел “кукурузник” и сбросил листовки — весточку от родной армии: “Из текста листовки навсегда запомнились такие строчки: “Затирайте пиво, квас — в Рождество будем у вас”. Всколыхнулись, заволновались деревни; надежды жителей на скорое освобождение после Рождества сменились сомнениями. Они увидели красноармейцев с красными звездочками на шапках вечером 9 января”.

Писатель Вячеслав Кондратьев, участвовавший в боях: «Наша артиллерия практически молчала. Артиллеристы имели в запасе три-четыре снаряда и берегли их на случай вражеской танковой атаки. А мы наступали. Поле, по которому мы шли вперед, простреливалось с трех сторон. Танки, которые нас поддерживали, тут же выводились из строя вражеской артиллерией. Пехота оставалась одна под пулеметным огнем. В первом же бою мы оставили убитыми на поле боя треть роты. От безуспешных, кровопролитных атак, каждодневных минометных обстрелов, бомбежек подразделения быстро таяли. У нас не было даже окопов. Винить в том кого-либо трудно. Из-за весенней распутицы с продовольствием у нас было плохо, начался голод, он быстро истощил людей, изможденный солдат уже не мог рыть мерзлую землю. Для солдат все тогда происходившее было трудными, очень трудными, но все-таки буднями. Они не знали, что это был подвиг».

Бой в городе Великие Луки фото: © В.Гребнев/ТАСС

О трудных боях в начале 1942 года рассказывал и писатель Константин Симонов: «Вторая половина зимы и начало весны оказались нечеловечески трудными для нашего дальнейшего наступления. И многократные неудачные попытки взять Ржев стали в нашей памяти чуть ли не символом всех пережитых тогда драматических событий».

Из воспоминаний участника боев за Ржев Михаила Бурлакова: «Долгое время нам вместо хлеба выдавали сухари. Делили их следующим образом — раскладывали их равными кучками. Один из солдат оборачивался и его спрашивали кому, указывая на ту или иную кучку. Немцы это знали и, чтобы поострить утром, бывало, по громкоговорителю кричат нам: «Рус, кончай делить сухари, будем воевать».

Для немцев удержать Ржев было очень важно: отсюда они планировали совершить решающий рывок на Москву. Однако, удерживая Ржевский плацдарм, остальные войска они могли перебросить на Сталинград и Кавказ. Поэтому нужно было блокировать как можно больше немецких войск к западу от Москвы, изматывая их. Решения по большинству операций принимал лично Сталин.

Вооружение и подготовка

Хорошая техническая оснащенность давала немцам многократное преимущество. Пехоту поддерживали танки и БТР, с которыми во время боя была связь. По рации можно было вызывать и наводить авиацию, корректировать прямо с поля боя огонь артиллерии.

У Красной армии недоставало ни средств связи, ни уровня подготовки к боевым действиям. Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом одного из крупнейших танковых сражений 1942 года. В ходе летней Ржевско-Сычевской операции проходила танковая битва, в которой с обеих сторон участвовало до 1500 танков. А во время осенне-зимней операции только с советской стороны было задействовано 3300 танков.

Во время событий на Ржевском направлении проходил войсковые испытания новый истребитель, созданный в конструкторском бюро Поликарпова И-185. По мощи секундного залпа поздние модификации И-185 значительно превосходили другие советские истребители. Оказались неплохими скорость и маневренность машины. Тем не менее, он так и не был принят на вооружение в дальнейшем.

«Ржевскую академию» прошли многие выдающиеся военачальники: Конев, Захаров, Булганин… Западным фронтом до августа 1942 года командовал Жуков. Но Ржевская битва стала одной из самых бесславных страниц и в их биографиях.

«Немец не выдерживал нашего тупого упорства»

Следующей попыткой захватить Ржев стала Ржевско-Сычевская наступательная операция — одно из самых ожесточенных сражений войны. О планах наступления знало только высшее руководство, переговоры по радио и телефону и всякая переписка были запрещены, приказы передавались устно.

Оборона немцев на Ржевском выступе была организована практически идеально: каждый населенный пункт был превращен в самостоятельный узел обороны с дотами и железными колпаками, траншеями и ходами сообщения. Перед передним краем в 20–10 метрах устанавливались сплошные проволочные заграждения в несколько рядов. Обустройство немцев можно было назвать относительно комфортным: березы служили перилами лестниц и переходов, почти каждое отделение имело блиндаж с электропроводкой и двухъярусными нарами. В некоторых блиндажах были даже кровати, хорошая мебель, посуда, самовары, коврики.

Советские войска находились в куда более тяжелых условиях. Участник боев на Ржевском выступе А. Шумилин вспоминал в мемуарах: «Мы несли большие потери и тут же получали новое пополнение. Каждую неделю в роте появлялись новые лица. Среди вновь прибывающих красноармейцев были в основном деревенские жители. Попадались среди них и городские служащие, самые мелкие чины. Военному делу прибывающие красноармейцы не были обучены. Солдатские навыки им приходилось приобретать в ходе боев. К линии фронта их вели и торопили».

  • «… Для нас, окопников, война велась не по правилам и не по совести. Противник, вооруженный „до зубов“, имел все, а мы ничего. Это была не война, а побоище. Но мы лезли вперед. Немец не выдерживал нашего тупого упорства. Он бросал деревни и бежал на новые рубежи. Каждый шаг вперед, каждый вершок земли стоил нам, окопникам, многих жизней».

Отдельные бойцы покидали передовую. Помимо заградотряда численностью около 150 человек, в каждом стрелковом полку были созданы специальные группы автоматчиков, получившие задачу не допускать отхода бойцов. При этом возникала ситуация, что заградотряды с пулеметами и автоматами бездействовали, так как бойцы и командиры не оглядывались назад, зато тех же самых пулеметов и автоматов не хватало самим бойцам на передовой. Об этом свидетельствует Петр Михин. Он же уточняет, что немцы расправлялись со своими отступавшими не менее жестоко.

Немецкие войска в Ржеве фото: © AP Photo

«Мы часто оказывались без продуктов и боеприпасов в безлюдных болотах и безо всякой надежды на помощь своих. Самое обидное для солдата на войне — это когда при всей своей смелости, выносливости, смекалке, преданности делу, самоотверженности он не может одолеть сытого, наглого, хорошо вооруженного, занимающего более выгодную позицию противника — по не зависящим от него причинам: из-за нехватки оружия, боеприпасов, продовольствия, авиационного обеспечения, удаленности тылов», — пишет Михин.

Участник летних боев под Ржевом писатель А. Цветков в фронтовых записках вспоминает, что, когда танковую бригаду, в которой он сражался, перебросили в ближний тыл, он пришел в ужас: вся местность была покрыта трупами солдат: «Кругом зловоние и смрад. Многих тошнит, многих рвет. Так невыносим для организма запах от тлеющих человеческих тел. Жуткая картина, отродясь такой не видывал…»

Командир минометного взвода Л. Вольпе: «Где-то впереди правее угадывалась Дешевка, которая досталась нам чрезвычайно дорогой ценой. Вся поляна была усеяна телами… Запомнился целиком погибший расчет противотанкового орудия, лежащий около своей перевернутой вверх колесами пушки в большущей воронке. Виден был командир орудия с биноклем в руке. Заряжающий с зажатым в руке шнуром. Подносчики, навсегда застывшие со своими так и не попавшими в казенник снарядами».

«Мы наступали на Ржев по трупным полям» — исчерпывающе описывает летние бои Петр Михин. Он рассказывает в книге воспоминаний: «Впереди — „долина смерти“. Ни миновать, ни обойти ее нет возможности: по ней проложен телефонный кабель — он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел. Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьет фонтан тлетворной вони… Идут дожди, в окопах воды по колено. … Если ты уцелел, снова смотри в оба, бей, стреляй, маневрируй, топчись на лежащих под водой трупах. А они мягкие, скользкие, наступать на них противно и прискорбно».

Больших результатов наступление не принесло: удалось захватить лишь небольшие плацдармы на западных берегах рек. Командующий Западным фронтом Жуков писал: «Вообще должен сказать, Верховный понял, что неблагоприятная обстановка, сложившаяся летом 1942 года, является следствием и его личной ошибки, допущенной при утверждении плана действий наших войск в летней кампании этого года».

Бои «за крохотный бугорок»

Хроника трагических событий порой шокирует удивительными деталями: например, названием реки Бойня, по берегам которой наступала 274-я стрелковая дивизия: в те дни, по словам участников, она была красной от крови.

Из воспоминаний ветерана Бориса Горбачевского «Ржевская мясорубка»: «Не считаясь с потерями — а были они огромны! — командование 30-й армии продолжало посылать все новые батальоны на бойню, только так и можно назвать то, что я увидел на поле. И командиры, и солдаты все яснее понимали бессмысленность происходящего: взяты или не взяты деревни, за которые они клали головы, это нисколько не помогало решить задачу, взять Ржев. Все чаще солдата охватывало равнодушие, но ему объясняли, что он не прав в своих слишком простых окопных рассуждениях…»

фото: © Михаил Савин/ТАСС

В результате от противника была очищена излучина реки Волги. С этого плацдарма наши войска перейдут к преследованию бежавшего врага 2 марта 1943 года.

Ветеран 220-й стрелковой дивизии, учитель Весьегонской школы А. Малышев: «Прямо передо мной блиндаж. Навстречу выскочил дюжий немец. Началась рукопашная. Ненависть удесятерила мою совсем не богатырскую силу. Действительно, горло мы тогда были готовы перегрызть фашистам. А тут еще товарищ погиб».

21 сентября советские штурмовые группы ворвались в северную часть Ржева, и началась «городская» часть битвы. Враг неоднократно бросался в контратаки, отдельные дома и целые кварталы по несколько раз переходили из рук в руки. Ежедневно немецкая авиация бомбила и обстреливала советские позиции.

Писатель Илья Эренбург в книге воспоминаний «Годы, люди, жизнь» писал:

  • «Ржева я не забуду. Неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома, да крохотный бугорок».

Летне-осеннее наступление завершилось уличными боями в середине октября на окраинах Ржева 1942 года. Немцам удалось удержать город, но он уже не мог быть использован как база снабжения и железнодорожный узел, так как постоянно находился под огнем артиллерии и минометов. Завоеванные нашими войсками рубежи исключили возможность наступления немецких войск из Ржева на Калинин или на Москву. Более того, в наступлении на Кавказ немцам удалось сосредоточить только 170 тысяч солдат.

Сотни тысяч квадратных километров, захваченных немцами на южном направлении, не были обеспечены войсками, способными удерживать эти территории. А против Западного и Калининского фронтов ровно в это же время стояла и никуда не могла сдвинуться миллионная группировка. По мнению ряда историков, именно в этом — главный итог Ржевской битвы, которая только внешне представляла собой длительную позиционную борьбу за незначительные пространства.

Петр Михин: «А когда наши войска, охватив полукольцом Ржев, стали в оборону, нашу дивизию направили под Сталинград. Там назревала решающая битва всей войны».

Город в оккупации

17-месячная оккупация Ржева — величайшая трагедия в его многовековой истории. Это история и стойкости человеческого духа, и подлости и предательства.

Оккупанты разместили в городе три роты полевой жандармерии, тайную полевую полицию и отдел по борьбе со шпионажем. Город был разделен на четыре района с полицейскими участками, в которых служили предатели. Работали две биржи труда, но для привлечения населения к работам немцам приходилось использовать военные силы. Жандармы с оружием и полицейские с плетками каждое утро ходили по домам и всех трудоспособных выгоняли на работу.

Но трудовая дисциплина была низкой. По словам жителя Ржева Михаила Цветкова, работавшего в депо, «стучали молоточками, когда смотрят немцы, а не видят, стоим и ничего не делаем».

фото: © ТАСС

Большое значение нацисты придавали пропаганде — для этого выпускались газеты «Новый путь» и «Новое слово». Работало пропагандистское радио — автомашины с громкоговорителями. В «Наставлении о нашей пропагандистской работе» немцы призывали бороться со слухами: «Что мы должны говорить русскому населению? Советы неустанно распространяют различные слухи и дают фальшивые сведения. Советы несут большие потери в людском составе, они ужасно возрастают, так как их командование принуждает свои войска атаковывать хорошо укрепленные германские позиции. В безвыходном положении находятся не немцы, а Советы. Германская армия во всех ее решениях и мероприятиях имеет в виду только благо вверенного ей гражданского населения. Поэтому … ожидает полной поддержки всех проводимых мероприятий, которые конечной целью имеют уничтожение общего врага — большевизма».

С каждым днем, прожитым в оккупации, для тысяч горожан и сельчан все более реальной становилась медленная и мучительная смерть от голода. Запасы продуктов, в том числе и зерна из эшелона, который не успели вывезти из Ржева до оккупации, не могли быть растянуты на долгое время. Продуктовый магазин вел продажу только на золото, большую часть урожая отбирали немцы. Многие вынуждены были за банку засоренного зерна шить, мыть полы, стирать, прислуживать.

В городе действовал Ржевский городской концлагерь. Писатель Константин Воробьев, прошедший ад лагеря, писал: «Кем и когда проклято это место? Почему в этом строгом квадрате, обрамленном рядами колючки, в декабре еще нет снега? Съеден с крошками земли холодный пух декабрьского снега. Высосана влага из ям и канавок на всем просторе этого проклятого квадрата! Терпеливо и молча ждут медленной, жестоко неумолимой смерти от голода советские военнопленные…»

Начальником лагерной полиции был старший лейтенант Иван Курбатов. Впоследствии он не только не был обвинен в предательстве, но и служил при отделе контрразведки в 159-й стрелковой дивизии вплоть до 1944 года. Курбатов способствовал побегу из лагеря нескольких советских офицеров, помогал выжить в лагере разведчикам, скрывал от немцев существование подпольной группы.

Но самая главная трагедия Ржева была в том, что жители гибли не только от непосильного труда на строительстве вражеских оборонительных укреплений города, но и от обстрелов и бомбежек советской армии: с января 1942 года по март 1943 года город обстреливала наша артиллерия и бомбила наша авиация. Еще в первой директиве Ставки о задачах по овладению Ржева говорилось: «громить вовсю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города». В «Плане использования авиации…» летом 1942 года содержалось: «В ночь с 30 на 31 июля 1942 года разрушить Ржев и Ржевский железнодорожный узел». Будучи длительное время крупным опорным немецким пунктом, город подлежал уничтожению.

«Русский людской каток»

17 января 1943 года был освобожден город Великие Луки в 240 километрах западнее Ржева. Угроза окружения становилась для немцев реальной.

Немецкое командование, израсходовав в зимних боях все свои резервы, доказало Гитлеру, что необходимо уйти из Ржева и сократить линию фронта. 6 февраля Гитлер дал разрешение на отвод войск. Можно делать предположения, взяли бы советские войска Ржев или нет. Но исторический факт таков: 2 марта 1943 года немцы сами оставили город. Для отхода создавались промежуточные оборонительные рубежи, строились дороги, по которым вывозилась боевая техника, военное имущество, продовольствие, скот. На запад угоняли, якобы по собственному желанию, тысячи мирных жителей.

Командующий 30-й армией В. Колпакчи, получив разведывательные данные об отходе немецко-фашистских войск, долго не решался отдать приказ о переходе армии в наступление. Елена Ржевская (Каган), переводчица штаба: «О Ржев столько раз разбивалось наше наступление, и сейчас, после победы в Сталинграде, когда все внимание Москвы приковано сюда, он не мог просчитаться и медлил. Ему нужны были гарантии, что на этот раз заговоренный Ржев поддастся, будет взят… Все разрешилось ночным звонком Сталина. Он позвонил и спросил у командарма, скоро ли тот возьмет Ржев… И командарм ответил: «Товарищ Главнокомандующий, завтра же буду докладывать Вам из Ржева».

На одной из улиц освобожденного Ржева фото: © Леонид Великжанин/ТАСС

Уходя из Ржева, фашисты согнали в Покровскую старообрядческую церковь на улице Калинина почти все оставшееся в живых население города — 248 человек — и заминировали церковь. Двое суток в голоде и холоде, слыша взрывы в городе, ржевитяне каждую минуту ждали смерти, и лишь на третий день советские саперы извлекли из подвала взрывчатку, нашли и разминировали мину. Освобожденная В. Маслова вспоминала: «Вышла из церкви с 60-летней матерью и дочерью двух лет семи месяцев. Какой-то младший лейтенант дал дочке кусок сахара, а она его спрятала и спросила: «Мама, это снег?».

Ржев представлял собой сплошное минное поле. Даже скованная льдом Волга была густо усеяна минами. Впереди стрелковых частей и подразделений шли саперы, проделывая в минных полях проходы. На главных улицах стали появляться таблички с надписями «Проверено. Мин нет».

В день освобождения — 3 марта 1943 года — в разрушенном до основания городе с 56-тысячным довоенным населением оставалось 362 человека, включая узников Покровской церкви.

В начале августа 1943 года случилось редчайшее событие — Сталин единственный раз выехал из столицы в сторону фронта. Он посетил Ржев и отсюда отдал приказ о первом победном салюте в Москве в честь взятия Орла и Белгорода. Верховный Главнокомандующий хотел своими глазами увидеть город, откуда почти полтора года исходила угроза нового похода нацистов на Москву. Любопытно и то, что звание маршала Советского Союза Сталину было присвоено б марта 1943 года, после освобождения Ржева.

Потери

Потери и Красной Армии, и вермахта в Ржевской битве по-настоящему не подсчитаны. Но очевидно, что они были просто гигантскими. Если Сталинград вошел в историю как начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, то Ржев — как кровопролитная борьба на истощение.

По данным разных историков, безвозвратные потери советской армии, включая пленных, в ходе Ржевской битвы составили от 392 554 до 605 984 человек.

Из книги воспоминаний Петра Михина: «Спросите любого из трех встреченных фронтовиков, и вы убедитесь, что один из них воевал подо Ржевом. Сколько же побывало там наших войск! … Стыдливо умалчивали о ржевских боях воевавшие там полководцы. А то, что это замалчивание перечеркнуло героические усилия, нечеловеческие испытания, мужество и самопожертвование миллионов советских солдат, то, что это явилось надругательством над памятью почти миллиона погибших — это, выходит, не так уж и важно».

Справка

До сегодняшнего дня точно неизвестно скольких жизней стоило освобождение Ржевско-Вяземского плацдарма.

Через пятьдесят лет после ликвидации Ржевского выступа вышла в свет книга «Гриф секретности снят» — статистическое исследование о потерях Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. В ней приводятся такие данные:

  • Ржевско-Вяземская операция (8 января—20 апреля 1942 года):
    • безвозвратные потери Красной Армии — 272320 человек,
    • санитарные — 504569 человек,
    • всего — 776889 человек.
  • Ржевско-Сычевская операция (30 июля—23 августа 1942 года):
    • безвозвратные потери 51482 человека,
    • санитарные — 142201 человек,
    • всего -193383 человека.
  • Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года):
    • безвозвратные потери — 38862 человека,
    • санитарные — 99715 человек,
    • всего — 138577 человек.
  • Во всех трех операциях:
    • безвозвратные потери — 362664 человека,
    • санитарные — 746485 человек,
    • всего — 1109149 человек.

Метки: Великая Отечественная война, воинский, воспоминание, история, Пётр Миних, Ржев, Ржевская битва, Россия, Слава, человечество

Малоизвестные страницы из истории войны. Битва за Воронеж

Лето 1942 года — самое грозное и самое тревожное лето войны. Большинству наших граждан оно известно тем, что в это время решалась судьба страны. Начиналась знаменитая Сталинградская битва, однако не многие почему-то знают, что была еще одна битва, важность которой так до сих пор до конца и не оценена — это битва за Воронеж. О ней почему-то только вскользь иногда упоминали наши известные военачальники в своих мемуарах и не более того, не особо жалуют своим вниманием бои за Воронеж и наши историки, вероятно из-за того, что наступление противника на этом направлении было полной неожиданностью для самой Ставки Верховного Главнокомандования, предполагавшей, что, как и в предыдущем году, летнее наступление развернется на Центральном фронте в сторону Москвы.

А в результате все произошло наоборот, в конце июня, свой главный удар противник нанес как раз на стыке двух советских фронтов Брянского и Юго-западного, армейская группа фон Вейхса начала наступление на Воронеж силами немецкой 2-й армии, венгерской 2-й армии и 4-й танковой армии. При этом 4-я танковая армия Гота действовала в качестве главный ударной силы группировки. Операцией под кодовым названием «Блау» командовал генерал-фельдмаршал фон Вейхс. Воронеж являлся основной точкой поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечивать фланговое прикрытие основного стратегического направления всей военной компании 1942 года в направлении на Сталинград.
С первого дня наступления и в течении всей первой недели германской авиацией ежедневно осуществлялись массированные налеты непосредственно на сам Воронеж, по рассказам переживших весь этот ужас очевидцев, бомбили город с дьявольской точностью и это не удивительно, ведь недалеко был Липецк, где в конце 20-х годов будущие командиры люфтваффе на арендованных у РККА аэродромах постигали военную авиационную науку, так что местность эта была им очень хорошо знакома и без топографических карт.
В результате в конце первой недели наступления германцы уже к 6 июля вышли к реке Дон. Из-за того, что основной мост через Дон в районе Семилук по чьей-то халатности не был вовремя взорван, немцы без особого труда форсировали основную водную преграду и ворвались на улицы города. Оборонять Воронеж на начальном этапе уличных боев против такой армады в то время пришлось в основном бойцам нескольких полков и отдельных батальонов войск НКВД, а также местным ополченцам из числа гражданских лиц, на окраинах города также оборонялись части 232 СД, которые растянули свою оборону по фронту почти на 80 км. И тем не менее город не сдавался на его улицах развернулись ожесточенные уличные бои, в бой на улицах города продолжали втягиваться и отдельные отходящие части Юго-западного фронта, а также резервы, спешно бросаемые в бой прямо с колес.

Понимая всю серьезность ситуации, советское командование все-таки сумело подтянуть к Воронежу части отступавшей 40-й армии, 60-й армии, 5-й танковой армии и новообразованных танковых корпусов. Тяжелые танковые сражения развернулись на окраинах города, где, столкнувшись с лучшими мотопехотными и танковыми соединениями врага, наши части понесли тяжелые потери и в результате массированные контрнаступательные операции Красной Армии успеха, увы, не имели. Счет подбитым с обеих сторон машинам шел на многие сотни, накал боев достигал такого ожесточения, что в боях гибли не только рядовые, но и генералы в ранге командующих. Тем не менее, рокадное шоссе на Москву нашим войскам все же удалось удержать. Вот как об этих драматических днях днях писал английский историк Дж. Фуллер: «Началось сражение за Воронеж, и, как мы увидим, для немцев оно было одним из самых роковых за время войны. Русские, сосредоточенные… к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так».
Кому приходилось бывать в Воронеже, тот, наверное, знает, что большая часть города, так называемый правый берег, находится в междуречье рек Дон и Воронеж, а его меньшая часть, так называемый левый берег, — на левом берегу реки Воронеж. В то время в городе по различным данным оставалось, по крайней мере, половина, а это около 200 тыс. его жителей, то есть тысячи гражданских людей по существу оказались на линии фронта, там где развернулись ожесточенные уличные бои. Через несколько дней большая часть правобережной (основной) части города перешла под контроль германских войск. Исключение составил только северный городок сельско-хозяйственного института, где многодневные бои носили просто ужасающий характер, в большей части, переходящие в рукопашные схватки за каждый дом. Мосты через реку Воронеж были взорваны (кроме железднодорожного), по сохранившимся опорам этого моста в правобережную, северную часть города, на оставшийся в руках наших войск плацдарм, постоянно перебрасывались подкрепления и боеприпасы. Основные наши части и подразделения закрепились в левобережной части города. Однако уже 7 июля командующий германской группировкой фон Вейхс объявил своим солдатам об окончательном захвате Воронежа, но это было далеко не так, это было только начало битвы за Воронеж. В этот же день был образован Воронежский фронт. Совинформбюро в течение нескольких недель так и не решалось сообщить стране страшную правду о бьющемся не на жизнь, а на смерть городе, заменяя ее обтекаемыми словами «…упорные бои в районе Воронежа».
Не все благополучно было с информированием и у германцев, так командующий группой армий «Юг» фон Бок доложил Гитлеру о полном взятии города, однако эта информация оказалось неверной и не соответствовала действительному положению дел, в результате бои за Воронеж отразились на судьбе самого фон Бока, в дальнейшем он в был отстранён от командования группой армий «Юг» (официальная формулировка — по болезни) и отправлен в резерв фюрера.
Германское командование и далее пыталось развить свой успех, то есть захватить весь город, однажды фашистам удалось даже переправиться на левый берег Воронежа южнее города, но при продвижении в сторону центра, их подразделения были атакованы нашим истребительным батальоном и в результате полностью уничтожены, больше попыток захватить левобережную часть города немцы не предпринимали, а думали только об одном как удержать свои позиции.
Командующий Воронежским фронтом генерал-полковник Н.Ф. Ватутин на наблюдательном пункте
Все мы знаем про Невский пятачок при обороне Ленинграда, но мало кто знает, что был свой Невский пятачок и в Воронеже — это Чижовский плацдарм, в конце августа и сентябре 1942 года командование Красной Армии предприняло попытки закрепить за собой плацдарм на правом берегу Воронежа. Не с первого раза, но нашим войскам это удалось. Чижовский плацдарм, прозванный у солдат «долиной смерти», начинался от заливных лугов правобережья и поднимался на крутые береговые холмы южной части города. Чтобы попасть на плацдарм войскам было необходимо форсировать реку Воронеж, для форсирования реки советские военные инженеры придумали и применили подводную переправу, бойцы по ночам сооружали эту переправу из бетонных осколков и битого кирпича, на полметра прикрытую водами реки и невидимую с воздуха. По ней в одну из ночей на правый берег была переправлена техника и пехота, в результате внезапно нанесенного удара, был захвачен плацдарм в правобережной части города который, несмотря на неоднократные попытки врага отбросить наши войска, продолжал оставаться за нашими бойцами. Сражение на Чижовке не прекращалось до самого освобождения города, сколько там погибло наших солдат, точно так и неизвестно, до сих пор в этих местах продолжают находить останки бойцов, ныне в братской могиле на Чижовском плацдарме захоронено более 15 000 человек, но известны фамилии только 3545 человек. Это самое большое захоронение времен Великой Отечественной войны в Воронеже. Именно от Чижовки был нанесен один из главных ударов по вражеским войскам при освобождении города в январе 1943г..
В итоге в ходе не прекращавшихся кровопролитных боев на воронежском направлении была скована боями огромная группировка противника, которую германцам так и не удалось использовать под Сталинградом. О серьезности этого участка фронта для немцев говорит и то, что в разгар боев в Воронеж ими была переброшена дивизия даже из под Сталинграда. Битва за Воронеж создала все условия и предпосылки для Победы наших войск под Сталинградом.
Осенью 1942 года во вражеской обороне у Воронежа образовался выступ, своего рода «Воронежская дуга», глубиной около 100 километров при длине основания около 130 километров. Внутри этого выступа располагались 10 немецких дивизий 2-й армии и 2 венгерские дивизии. Советское Верховное Главнокомандование решило нанести удар по флангам этого выступа. Воронежско-Касторненская операция началась 24 января 1943 года, в результате этой операции 25 января были полностью освобождены все районы города оккупированные германцами, а на всем воронежском направлении вся вражеская группировка оказалась в полном окружении, получился так называемый Сталинград на верхнем Дону. Ожесточённые бои продолжались до 17 февраля. Противник пытался прорвать окружение, но был разгромлен. Враг потерял до 11 дивизий (9 германских и 2 венгерских), почти всё тяжёлое вооружение и технику. Разгром немецко-фашистских войск под Воронежем в ходе Воронежско-Касторненской операции с полным правом позволяет говорить о ней как о крупном успехе советских войск в 1943 году.

После боя. Расстрелявший немецкую танковую колонну советский танк КВ-1C (скоростной) и его погибший танкист. Воронежский фронт
Сам город Воронеж оказался третьим, после Ленинграда и Севастополя, по длительности нахождения на линии фронта, 212 дней и ночей линия фронта проходила непосредственно через город. За всю войну было только два города — Сталинград и Воронеж, где линия фронта проходила через сам город. Воронеж вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления, всего было уничтожено до 95% всех зданий города.
Надолго запомнили Воронеж и наши враги , особенно венгры, они под Воронежем практически потеряли всю свою наиболее боеспособную армию, а всего на воронежском направлении было уничтожено 26 немецких дивизий, 2-я венгерская (полностью) и 8-я итальянская армия, а также румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом, общее количество пленных вражеских солдат, взятых в районе Воронежского фронта, составило порядка 75 000 солдат и офицеров.
При этом, по различным данным, потери немецких войск и их союзников составили 320 тысяч солдат и офицеров. Еще больше потеряла наша армия, в сражениях на воронежской земле погибло около 400 000 советских воинов.
В годы, когда страна начала отмечать свои города особым титулом «Город-Герой», тогдашними воронежскими руководителями были представлены документы на присвоение этого почетного звания Воронежу. Но, к сожалению, отклика данная инициатива с места у московских руководителей тогда так и не нашла, ограничились только награждением города Орденом Отечественной войны I степени.
16 февраля 2008 года за героизм, проявленный защитниками города во время оккупации немецкими войсками, не давший им полностью захватить один из основных центров страны, городу присвоено почётное звание Российской Федерации «Город воинской славы», так и стоит скромно Воронеж в ряду городов воинской славы, город так и не ставший Городом-Героем.
P. S.
«Из-за того, что основной мост через Дон в районе Семилук по чьей-то халатности не был вовремя взорван, немцы без особого труда форсировали основную водную преграду и ворвались на улицы города».
Жел. дор. мост взорван саперами 605 сп ранним утром 5.07.42 г. (обрушен конец восточной опоры). Автогужевой мост в районе Старых Семилук взорван 4.07.42 г. нашими саперами с 19.00 до 20.00 часов (см. фото самолета-разведчика от авг. 1942 г. в статье краеведа Сдвижкова, на снимке пересечения дороги Подклетное — Ст. Семилуки через Дон моста нет и в помине. На известном немецком фото нем. танки переправляются через Дон в Старых Семилуках по наведенному ферменному мосту. Слева от моста видны сваи взорванного моста. Прошу исправить в статье А. Лебедева. Свидетельские показания ветеранов также имею. Сын.
Прислано в редакцию «ВО» 07.01.2014 г.

Бои на левом берегу р. Воронеж в июле 1942 г

В настоящее время поселка Семилуки, который находился на левом берегу реки Воронеж, недалеко от впадения ее в Дон, вы не найдете на карте. Война, прошедшая по этим местам, стерла с лица земли населенные пункты Семилуки, Яковлевку. А на правом берегу – Трушкино. Левый берег в месте впадения реки Воронеж в Дон в древней истории назывался Червленый яр. Именно здесь в июльские дни 1942 года шли кровопролитные бои, от которых зависел исход сражения за город Воронеж. Ход военных действий на левом берегу в устье реки Воронеж еще мало описан историками.
Название небольшого поселка — тезки нынешних Семилук и Старых Семилук – запутывало послевоенных исследователей истории. Событие происходившие в период войны в Семилуках на реке Воронеж, часто относили к нынешним Семилукам, выросшим в послевоенные годы до города. Очень мало написано и о воронежских курсантах, задержавших фашистов на этом рубеже, о солдатах других частей, спасших от захвата город Воронеж. Открытые архивные источники приоткрывают нам новые тайны.
Передовые части фашистов 3 июля 1942 года достигли реки Дон. Фашисты, воспользовавшись большим скоплением отступающих войск, неразберихой, творящейся на донских переправах из-за непрерывных бомбежек, вели сосредоточение своих сил для форсирования реки. Там, где не было предмостных заслонов, враги обстреливали заторы из людей и техники из танков и самоходных орудий.
Противник искал слабые места в обороне города. И быстро их нашел – в районе сел Юневка (ныне – село Новогремячье), Гремячье и Костенки на стыке 232-й стрелковой дивизии и 141-й стрелковой дивизии, которая к этому времени еще только готовилась к погрузке на станциях Поворино и Самодуровка.
В боевом журнале 232-й стрелковой дивизии записано: «Немецкие танки, покрытые чехлами с красными звездами и его пехота на машинах в форме нашей армии к исходу дня, сбив боевое охранение южнее Юневка, сосредоточили около 100 немецких танков и части 57-й пехотной дивизии, а также сюда подходили большие колоны немецких войск на автомашинах и танках, которые сосредотачивались в Приволье, Латное, Девица, Дмитриевка… В ночь с 3 на 4 противник форсировал Дон южнее устья р. Воронеж и вышел на Семилуки (на реке Воронеж), к селам Шилово, Трушкино. Для его остановки выброшен курсантский сводный полк начсостава».
В оперативной сводке Брянского фронта отмечается, что противник сконцентрировал на линии Семилуки — Костенки до 600 танков и машин.
По приказу начальника Воронежского гарнизона полковника Ивана Егоровича Глатоленкова навстречу фашистам по тревоге подняты 2-й полк учебного центра командного состава Юго-Западного фронта и 2-й запасной кавалерийский полк. Учебный центр готовил для фронта младших лейтенантов. Этим частям ставилась задача: не дать противнику переправиться на левый берег рек Дон и Воронеж.
О силах, защищавших наш город с юга, маршал Голиков в статье «В боях за Воронеж» вспоминал: «Это были небольшие части. Полки НКВД имели по 500 – — 600 человек, вооруженных винтовками и ручными пулемётами, учебный центр был таким же по составу, а вооружен ещё хуже, один его батальон имел только револьверы «наган». Эскадроны кавполка имели на вооружении лишь винтовки и клинки».
Батальоны 2-го учебного полка и эскадроны 2 запасного кавполка заняли оборону от села Краснопогоново, Погоново, Кременчуг (села находились на левом берегу Дона напротив сел Костенки, Рудкино, Гремячье.) до сел Семилуки и Таврово. Сейчас о существовании этих населенных пунктов напоминают названия полигона «Погоново» и озер Погоново и Кременчуг в пойме Дона в этом районе.
Враг прорывался по двум направлениям с юга. Одно – на Трушкино, Шилово, Малышево, где в бой вступил 498-й полк 232-й стрелковой дивизии. А другой частью сил противник решил форсировать Дон в районе Гремячьего и Рудкино и выйти по долине реки Воронеж на левый берег города и окружить наши войска, находящиеся в Воронеже.
Четвертого июля курсанты вступили в бой. Они отбили все попытки противника переправиться через Дон в районах Гремячье, Рудкино и Костенки. Помогал курсантам в этом неизвестный артиллерийский дивизион, который влился в ряды защитников левого берега из отступающих войск.
Обстановка на южном направлении обороны города менялась каждый час, но у командования не было связи с дерущимися с захватчиками войсками. Каждое боевое подразделение защищало свой участок самостоятельно. С рассвета до поздней ночи, с промежутками в 30 – 40 минут, немецкая авиация бомбила одновременно 50-70 самолетами позиции наших обороняющихся войск. За день летчики Люфтваффе делали по 700 – 800 вылетов.
Для выяснения обстановки в разведку посылаются в разные направления легкие танки 18-го танкового корпуса в разные направления, который находился в Воронеже, но распоряжалась им Ставка Верховного Главнокомандования. В 19 часов 4 июля командиром 181-й танковой бригады была выслана танковая разведка в направлении Олень – Колодезь. Она доложила, что Гремячье занято противником. Враг ведет артиллерийский и минометный огонь в направлении села Кременчуг. Авиация противника бомбит станцию Масловка.
Ответственным за южный участок обороны города генерал-лейтенант Голиков назначил заместителя командующего Брянским фронтом генерал-майора Ивана Осиповича Яркина. Он прибыл в 23:00 на командный пункт 180-й танковой бригады, которая занимала оборону на южной окраине Придачи. Генерал приказал сформировать истребительный отряд на помощь дерущимся курсантам. В его состав входили пять танков Т-60 из 393-го танкового батальона под командой комиссара 2-й танковой роты младшего политрука Локомова. Кроме легких танков в группу вошли противотанковые орудия и 20 автоматчиков 16-й истребительной бригады. Отряд возглавил командир батареи 16-й истребительной бригады. 180-й бригаде было приказано оставить боевые позиции и прикрыть рубеж вдоль Дона от села Олень-Колодезь до Борщево.
Четвертого и пятого июля противник пытался прорваться через подразделения курсантов. Сдерживать врага помогала болотистая с многочисленными озерами пойма Дона. Курсанты основные силы сосредоточили на дорогах, ведущих от донских переправ к селам Кременчуг, Семилукские Выселки и у дома лесника. Через эти села проходили дороги ведущие в Воронеж. К вечеру 5 июля на помощь курсантам прибыли два стрелковых и один артиллерийский полки 141-й стрелковой дивизии полковника Якова Петровича Тетушкина (начальник штаба – подполковник Петр Федорович Руденко).
Эти части уже на станциях выгрузки понесли потери. При бомбардировке с воздуха на станции Давыдовка в 896-м стрелковом полку было убито тридцать один человек , а ранено – пятьдесят, в пылающих вагонах сгорели двадцать две лошади. 348-й артиллерийский полк потерял восемь убитыми и двадцать шесть красноармейцев ранеными. От вражеских бомб убито и ранено сорок восемь лошадей. Полки дивизии с ходу занимали оборону по восточному берегу реки Дон на участке Семилуки — Архангельское. Полностью закрыть этот рубеж не хватало сил, поэтому части располагались кордонами, прикрывая опасные направления.
Измотанные вражескими бомбежками, длительным переходом под палящим солнцем, голодные, они сразу вступили в бой. Первыми заняли боевые позиции в районе Семилук до устья реки Воронеж красноармейцы 687-го стрелкового полка вместе со второй батарей 348-го артиллерийского полка. 745-й стрелковой полк и третья батарея 348-го артиллерийского полка защищают левый берег Дона до села Архангельское и хутора Михайловка.
В этот день на участке 232-й стрелковой дивизии фашисты захватили села Малышево, Трушкино, Шилово. Начальник Воронежского гарнизона полковник Глатоленков, проводя разведку в этом районе, получил тяжелое ранение в лицо. Его эвакуировали в госпиталь, где, чтобы спасти жизнь, врачи удалили ему глаз. В командование Воронежским боевым участком вступил подполковник Алексей Матвеевич Дюльдин (полковой комиссар – Лисин Пётр Павлович, начальник штаба – майор Глебов Николай Иванович).
На рубеж обороны Таврово – Масловка прибыли из Ельца противотанковый батальон 16-й истребительной бригады и рота автоматчиков (без одного взвода). Батальону была поставлена задача не допустить прорыва противника на восточный берег реки Воронеж.
Шестого июля фашисты начинают форсировать реку Воронеж у поселка Семилуки в районе парома. В боевом журнале 180-й танковой бригады записано: «16:00. пять танков Т- 60, выделенных в распоряжение заместителя командующего Брянским фронтом в истребительную группу, вступили в бой. Противник навёл переправу в районе Семилуки и пытался форсировать реку Воронеж. Своими действиями танковый взвод вывел из строя до 10 грузовых колёсных автомашин противника и удержал переправу до подхода наших частей 1-го стрелкового батальона учебного центра и миномётной батареи. В бою за переправу погиб механик водитель танка Т-60 Астахов Петр Андреевич, который сгорел вместе с танком». Сам танкист родился в Россошанском районе.
В этот день фашистам все же удалось захватить плацдарм на левом берегу реки Воронеж севернее села Семилуки. Противник стремился расширить на нем свое присутствие. Посланная разведка 141-й стрелковой дивизии доложила, что Семилуки и Яковлевка находятся в руках врага. Им захвачен и лес северо-западнее села Масловки. Небольшой группе противника удалось проникнуть через долину реки Воронеж и захватить Придачу, ВоГРЭСовский мост, а оттуда выйти на улицы Софьи Перовской и Выборгская.
Об этом стало известно командиру 287-го полка НКВД майору Николаю Митрофановичу Злобину, который находился в центре города. Сведения поступали противоречивые, и он решил провести разведку сам. На грузовой машине, управляемой красноармейцем Тимофеем Гавриловичем Никифоровым Злобиным, вместе с пятью командирами выехал Злобин к мосту. При спуске к дамбе с горы огня никто не вёл. Кругом стояла подозрительная тишина. Командирам, сидящим в кузове машины, было приказано снять фуражки для того, чтобы немцы подумали, что солдаты едут сдаваться и не открыли преждевременного огня.
До моста дорога шла по узкой дамбе, где малейший неосторожный поворот мог привести к гибели людей и техники. Водителю Никифорову было приказано приготовиться к развороту на узком месте в любую минуту. Поскольку никто не вёл огонь, то машина тихим ходом шла вперёд. Когда до моста оставалось пятнадцать метров, навстречу машине разведчиков вышли вражеский офицер и шесть автоматчиков. Сидящие в кузове подняли руки. Фашисты решили, что русские едут сдаваться, и офицер отдал им честь, приложив руку к головному убору. Обрадовавшись, он стал быстро идти навстречу машине. Автоматчики следовали за ним – по три слева и справа от него.
В шести метрах от немцев, по сигналу командира полка, водитель Никифоров резко поворачивает машину влево на разворот. Командиры в кузове открывают огонь из автоматов. Полуторка, развернувшись, устремляется назад к спасительному берегу. Фашисты со всех сторон открывают ураганный огонь по машине из пулемётов, автоматов и противотанковых пушек. Пули пробивают стекло кабины в двух местах, заднюю покрышку, снаряд разбивает задний борт. Водитель Никифоров, которому затруднял управление машиной упавший на него раненый командир, на трёх скатах вывел машину из под огня противника.
Шестого июля, в 10.00, 180-й танковой бригаде, которая была снята с обороны Придачи и отправлена прикрывать рубеж Олень- Колодезь — Верхнее Боево, приказано командующим Брянским фронтом возвратиться в район Придача. В этот же день, в 12:00, в 392-й батальон, который находился в селе Верхнее Боево и был чуть ближе к Воронежу, но дальше от Дона, прибыл генерал-майор Яркин и лично приказал немедленно выдвигаться батальону в район Придача с задачей удержать переправу через реку Воронеж.
Командир батальона капитан Елисей Игнатьевич Дружков (комиссар – старший политрук Манушкин Василий Иванович, начальник штаба капитан Новиков), выполняя приказ, выдвинулся в указанный район. Из информации, полученной от Яркина, командир батальона знал, что противника в Придаче пока нет, но к моменту подхода батальона переправа через реку Воронеж была захвачена противником, а южная окраина Придачи была занята его пехотой и противотанковый артиллерией. При подходе к Придаче Дружков выслал разведку.
Вернувшиеся танкисты доложили, что на пути к мосту на левом берегу находятся до двух рот пехоты с автоматчиками, батарея 75-миллиметровых орудий, до батарей 105-мм орудий, до 15 средних и малых танков врага, которые заняли район южной окраины Придачи.
В 18:00 392-й танковый батальон при поддержке противотанковой батареи бригады и двух взводов автоматчиков атаковал с юга противника. Огнем танков и артиллерии врага атака фашистами была отбита. Дружков перешел к обороне на рубеже ручья (речка Песчанка), что на южной окраине Придачи.
В вечернем бою танкисты уничтожили два средних танка, два 75-мм орудия. Враги подбили два КВ, один Т-60. В сражении сгорели два КВ и один Т-60.
Навечно у переправы остались командиры взводов лейтенанты Бумагин Иван Николаевич и Константинов Николай Иванович, командиры танков Т-60 старший сержант Кудлаев Иван Васильевич и сержант Дронов Сергей Алексеевич из села Знаменка Таловского района, механики-водители старший сержант Дегальцев (или Деганьцев) Петр Яковлевич – наш земляк из Таловского района Первомайского сельского совета, старший сержант Афанасий Васильевич Высоцкий из Рогачевки, сержант Королев Мартин Иванович. Ранение получил капитан Дружков, но он остался в строю и продолжил командовать батальоном.
К 24:00 остальные части бригады прибыли и сосредоточились на северной опушке рощи, что северо-западнее села Масловка.
В ночь с 6 на 7 июля части 141-й стрелковой дивизии совместно с учебным центром завязали бой с противником, захватившим плацдарм на левом берегу реки Воронеж в районе Семилук и Яковлевки. Командовал войсками начальник артиллерии дивизии полковник Иван Яковлевич Грачев. 687-й стрелковый полк и первый батальон учебного центра с двумя эскадронами второго запасного кавалерийского полка, второй батареей 348-го артиллерийского полка и ротой танков ведут бой с переправившимся врагом. Четыре лёгких танка 180 танковой бригады прикрывают наши части на участке устье реки Воронеж – Кременчуг.
К утру седьмого июля противник был выбит с левого берега. В 12:00 наши красноармейцы и курсанты уничтожают мелкие группы, которые засели в деревнях и оказывали сопротивление. По официальным данным, наши потери составили 49 человек убитых и сорок девять раненых. В донесениях нет ни слова о потерях учебного центра. Отсутствуют и отдельные донесения о потерях курсантов за эти дни. Поднятые по тревоге, они выполняли приказ. Вероятно, списки подразделений были утрачены.
Начальник штаба 40-й армии генерал-майор Зиновий Захарович Рогозный в этот день, в 10:00, доложил в Генштаб Красной Армии и в штаб Брянского фронта: «7.07.1942 г. 10:00 … Противник силою до пехотной дивизии со ста танками форсировал Дон в районах Семилуки и Малышево. И ведет наступление на Воронеж с севера и юга. Группа автоматчиков до ста человек прорвалась по долине реки Воронеж с юга и овладела мостом Придача. Авиация противника беспрерывно бомбит Воронеж, который горит. Войска армии 18-й танковый корпус и 232-я стрелковая дивизия плохо обеспеченны боеприпасами и горючим. Приняты меры к восстановлению положения. Прошу очистить воздух от авиации противника, так как всякий манёвр войск в условиях дня невозможен».
Как видим мы из донесения, Рогозный сгладил создавшееся тяжелое положение войск, не сообщив о боях в районе Семилук и Яковлевки.
В этот день в донесении №1 командующему Брянским фронтом генерал -лейтенанту Голикову полковник Дюльдин сообщил следующее: «… 41-й полк НКВД ведёт наступление в направлении Придача – Монастырщина — ВОГРЭСовский мост с задачей уничтожить прорвавшихся автоматчиков и занять мост. В 12:00 первый батальон 41-го полка встретил огневое сопротивление противника в районе южной части Монастырщины, несёт потери.
Приказал 41-му полку продолжать наступление на ВОГРЭСовский мост, имея главное направление удара своим левым флангом. Критическое положение, создавшейся 6 июля 42-го года на участке обороны города, произошло из-за неустойчивости и панического настроения командования 287-го и 41-го оперативных полк НКВД, над которыми довлели неоднократные приказы командиров дивизий о выводе этих частей из города на место новой дислокации.
В результате этого 41-й полк ещё в бытность начальника гарнизона полковника Глатоленкова не выполнил приказ начальника гарнизона в занятии и удержании рубежей обороны. Небольшие группы автоматчиков противника с отдельными танками сумели прорваться в город по улице Выборгской и Софьи Перовской и одновременно занять ВОГРЭСовский мост. За сегодняшний день эти группы в большинстве уничтожены.
В отношении состояния мостов через Воронеж доношу, что ВОГРЭСовский мост цел, но занят противником. Чернавский мост взорван преждевременно, без моего приказания, младшим сержантом Шараповым, который поддавшись в панике, принял свои танки за противника и перед ними взорвал мост, что повлекло к разрыву связи с 233-м и 287-м полками НКВД, находящимися в западной части города. Младший сержант Шарапов передается суду Военного трибунала.
Полки НКВД, продолжая вести очистку города, встречают затруднения в борьбе с танками противника из-за отсутствия артиллерии. Начальник гарнизона Дюльдин».
Приписка в донесении на 14:00: «287-й полк полностью занял город и очищает его от автоматчиков противника. 41-й полк НКВД достиг ВОГРПЭСовского моста. Дальнейшее продвижение преграждено огневыми точками противника с моста.
Приказал 287-му полку одновременно с очисткой города немедленно занять оборону юго-западной окраине города с задачей не допустить просачивание противника в город, обращая особое внимание на ВОГРЭСовский мост и берег речки. 41-му полку закрепиться на достигнутых рубежах. Задача – не допустить переправу пехоты через реку Воронеж и мост, Уничтожать огневые точки противника на мосту».
Подписывая донесение, полковник Дюльдин не знал действительной обстановки и откуда прорвались в город фашисты.
О боевых действиях на Придаче полковник Дюльдин докладывал генерал-лейтенанту Голикову в 19:30 седьмого июля. «По данным разведки и своих частей войск, установлено: «На южной окраине города противник удерживает за собой западную часть ВОГРЭСовского моста. В этом направлении действует 41-й полк войск НКВД. Один батальон его прижат к земле сильным артиллерийским и минометным огнём противника В 8:20 второй батальон достиг подступов к мосту…В 20:30 поступили сведения от 41-го полка, что через ВОГРЭСовский мост переходят танки. 41-й полк удерживает рубеж». Немцы пытались закрепиться на левом берегу Воронежа. Они закапывали танки и использовали их как доты, усиленно охраняли мост, но удержать его не смогли. 9 июля 796-й стрелковый полк 141-й дивизии был переподчинён командиру 6-й краснознаменной стрелковой дивизии и включился с другими частями южной группы 40 армии в боя на южной окраине Воронежа. Вскоре они выбили врага из Придачи.
На усиление 40-й армии прибыла 206-я стрелковая дивизия и к двум часам 10 июля сосредоточилось: 748-й стрелковый полк – в лесу северо-западнее села Масловка, 737-й стрелковой полка – в районе Таврово, Яковлевка. Дивизия вела подготовку наступления в направлении в Шилово и Трушкино и на южной окраине Воронежа.
Батальон учебного центра в ночь с 10-го на 11 июля переправился через реку Воронеж в районе изгиба реки севернее Семилуки и занял небольшой плацдарм, но его действия не были поддержаны 206 -йстрелковой дивизией. Батальон не получив поддержки, от сильного минометного и пулемётного огня удержаться на занятом рубеже не мог и отошёл на исходные позиции.
В бою отличился курсант 2-й роты 1-го батальона 2-го полка учебного центра Юго-Западного фронта младший сержант Пётр Сергеевич Зайцев. Он на лодке под сильным пулемётным, оружейным и минометным огнём переправлял бойцов и командиров через реку Воронеж. Переправив оружие и людей, Зайцев перевёз десять человек тяжелораненых и восемь человек убитых. Нашел и перевёз раненого политрука роты. Всего смельчак переправил лично сам около 85 человек и вывез с поля боя два станковых пулемёта. К сожалению, это пока единственное свидетельство героизма воронежских курсантов. За этот подвиг Зайцев награжден медалью «За боевые заслуги».
Ночь на 15 июля 1-й батальон курсантов двумя взводами предпринял разведку боем на правом берегу реки Воронеж. Фашисты атаковали горстку бойцов. Первая контратака была отбита курсантами, которые нанесли большой урон противнику. После второй контратаки поредевшие взвода отошли на исходные позиции.
На следующий день третий батальон 687-го стрелкового полка и первый батальон учебного центра к 4 часам сосредоточились для переправы в районе Семилуки. Попытка переправиться па правый берег встречена сильным пулеметным и минометным огнём противника. Фашисты вели огонь по открытой, хорошо просматриваемой с высокого правого берега местности. Они оборудовали огневые точки в лесу, между корнями деревьев, которые трудно было подавить. Только к 11 часам до трёх стрелковых отделений переправилась на северный берег реки. Спасаясь от губительного огня, солдаты залегли и окопались.
Ночью подразделения возобновили переправу. К трем часам ночи две роты курсантов учебного центра и второй взвод седьмой роты 687-го стрелкового полка переправился через реку. Немцы открыли ураганный огонь. В результате один командир убит, а второй ранен. Таяли и ряды защитников. Враги потопили баржу, которая перевозила бойцов и грузы. Связь отсутствовала. Курсанты и красноармейцы отступили на исходные рубежи. Неоднократные попытки соседей из 206-й стрелковой дивизии тоже не имели успеха. 737-й и 748-й стрелковые полки под огнем противника подходили к лодкам и падали убитыми и ранеными. Только за одну ночь наши потери составили 589 человек убитыми и ранеными.
21 июля 1942 года батальон учебного центра по акту сдала свой район обороны 748-му стрелковому полку и к 6:00 сосредоточился в роще северо-восточнее хутора Саратовский. На следующий день батальон убыл в Анну в распоряжении подполковника Мищенко.
Нам удалось восстановить несколько имен курсантов и их командиров отдавших свои жизни за наш город.. Командир 2-го батальона 2-го полка учебного центра подполковник Гненный Алексей Никитич был смертельно ранен во время бомбёжки 5 июля у Петропавловки. Он похоронен на станции Таловая. Командир взвода 8-й роты 2-го батальона младший лейтенант Юрченко Кирилл Максимович 6 июля убит и похоронен в лесу близ деревни Малышево. Курсанты 4-го батальона Гайдуков Иван Митрофанович и Куртивилиев Абидука погибли 6 июля вблизи Воронежа. Курсант 12-й роты 2-го батальона Козинцев Семён Емельянович, который родился в Лискинском районе в селе Колыбелька, отдал свою жизнь 8 июля южнее поселка Семилуки.
Командиры стрелковых взводов 1-го батальона лейтенанты Исмаилов Махмут Захарович и Великанов Александр Иванович 15 июля убиты в районе Гремячье — Семилуки. Командир 1-й роты 1-го батальона Шиш Алексей Петрович погиб 18 июля и похоронен в лесу близ деревни Масловка.
Воронежцам еще предстоит оценить подвиг воронежских курсантов и увековечить в мраморе их имена.
Карта 1943 года наложенная на современную Ольгой Дикаревой. Семилуки, Яковлевка