Верхи не хотят

Революционная ситуация

Революционная ситуация — понятие, впервые сформулированное В. И. Лениным в работе «Маёвка революционного пролетариата» (1913 года): «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде». Позднее, эта же формулировка практически дословно встречается в работе «Крах II Интернационала» (1915 года): «Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы „низы не хотели“, а требуется еще, чтобы „верхи не могли“ жить по-старому» и в работе «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» (1920 года): «Лишь тогда, когда „низы“ не хотят старого и когда „верхи“ не могут по-старому, лишь тогда революция может победить». В последних двух работах, В. И. Ленин чётко формулирует третий обязательный признак революционной ситуации: в «Крах II Интернационала» — «… не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь … когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия…»; и в «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме»: — «для революции надо, во-первых, добиться, чтобы большинство рабочих … вполне поняло необходимость переворота и готово было идти на смерть ради него; во-вторых, чтобы правящие классы переживали правительственный кризис, который втягивает в политику даже самые отсталые массы».

Таким образом, В. И. Ленин сформулировал и выделил три главных объективных и субъективных признака, описывающих кризисную ситуацию, складывающуюся в обществе накануне революции:

  1. Верхи не могут управлять по-старому — невозможность господствующего класса сохранять в неизменном виде своё господство.
  2. Низы не хотят жить по-старому — резкое обострение выше обычной нужды и бедствий угнетённых классов и их желание изменений своей жизни в лучшую сторону.
  3. Значительное повышение активности масс, привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

Субъективным условием, превращающим революционную ситуацию в революцию, является способность революционных классов к массовым действиям, достаточно сильным, чтобы сломить старое правительство. Согласно В. И. Ленину, наличие рабочей партии, вооружённой революционной теорией, которая возглавила бы массы и довела бы революцию до победного конца, является субъективной предпосылкой.

Примечания

  • Ленин В. И. Маёвка революционного пролетариата // ПСС. — Т. 23. — Стр. 300,
  • Ленин В. И. Крах II Интернационала // ПСС. — Т. 26. — Стр. 218 (первое издание — Н. Ленин (В. И. Ленин). Крах II Интернационала // Коммунист : журнал. — 1915. — № 1—2 (май—июнь).)
  • Ленин В. И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме // ПСС. — Т. 41. — Стр. 69-70.

Это заготовка статьи о политике. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Сложилась ли в России революционная ситуация: «верхи не могут-низы не хотят»? ч.1

Смотрим теперь ситуацию в динамике, вот анализ годичной давности в тексте: «Революционная ситуация без революции?»

Странное дело. С одной стороны, социологические службы заявляют, что протестные настроения на историческом минимуме. И если верить опросам, никто в России бунтовать не собирается. С другой стороны, если верить новостям, то число протестов, их масштабы и количество участников быстро растет. Как же так?
Легче всего винить официальную социологию, которая и в самом деле имеет мало общего с реальностью (если не считать реальностью те цифры, которые сами же чиновники рисуют в своих отчетах и на которые, похоже, придворные эксперты потом ориентируются в своих исследованиях). Однако противоречие между исследованием общественного мнения и реальностью скрывает, возможно, ещё одно, очень существенное, противоречие в самом общественном мнении.
Люди участвуют в протестах не потому, что хотят этого, а потому что обстоятельства вынуждают. Общественное сознание далеко не всегда адекватно реальной общественной ситуации, не говоря уже об объективных потребностях. Но даже отражая реальность искаженно, оно само по себе тоже является частью реальности. Важно лишь понять эту связь и то, как на практике подобные процессы работают.
Чтобы не занимать читателя промежуточными рассуждениями, сразу сформулирую свою версию происходящего. Верна они или нет, покажут ближайшие несколько месяцев.
Прежде всего мы имеем острейший и уже открытый кризис верхов. Они в самом деле уже не могут управлять по-старому. Провальная и позорная попытка блокировать мессенджер ТЕЛЕГРАМ — наглядный пример. В ходе кампании дезорганизовали все технические службы Рунета (рухнул даже сайт Роскомнадзора), а проклятый мессенджер остался чуть ли не единственным сервисом, работающим без перебоев.
Решения, принимаемые начальством, оказывается просто технически невозможно выполнить. Их управленческая вертикаль не адекватна реальности на местах, не говоря уже новой технологической реальности. Это дополняется резким обострением борьбы под ковром и паникой по поводу западных санкций. Паникой, которую бездарно пытаются прикрыть патриотическими заявлениями, подлинное содержание которых, увы, слишком ясно для публики: нас хотят заставить возместить убытки, понесенные олигархами. Деньги, украденные у нас и вывезенные за рубеж, будут изъяты из экономики и отняты у населения по второму разу. Это вполне выражает классовую природу современного российского режима, но отнюдь не соответствует принятой при Путине политике консенсуса, когда власть старалась удовлетворить всех — от олигархов, до пенсионеров. Пока нефть и сырье непрерывно росли в цене, а советские ресурсы не были исчерпаны, такое удавалось. Но теперь ситуация иная, больше так управлять невозможно.

Массовое сознание меняется и в низах общества. Запрос на перемены существует практически повсеместно, недовольство своим положением охватило подавляющее большинство жителей России.
Казалось бы, классические признаки революционной ситуации. Верхи не могут управлять по-старому, низы не хотят жить по-старому. Всё так. Более того, революционная ситуация налицо. Только…
Наивные читатели ленинских текстов, заучившие наизусть признаки революционной ситуации, не уловили одной, на самом деле — главной, мысли. Не всякая революционная ситуация приводит к революции. И дело тут вовсе не в «субъективном факторе» в виде революционной марксистской партии. Вот в Англии XVII века марксистской партии не было, а революция была. И заметим, Ленин писал о признаках революционной ситуации не в связи именно с социалистическим переворотом, а говорил о революции вообще, опираясь как раз на опыт буржуазных революций XVII-XIX веков. Так что пролетарская партия тут вообще не причем.
Специфика текущей ситуации состоит в том, что массы в самом деле хотят революции, но только революции сверху. Такой, чтобы всё перевернула, чтобы от существующей системы и следа не осталось, чтобы всех начальников в пух и прах стерли. Но без их, масс, участия и без их инициативы. Вот если сверху начнут, они поддержат. И так поддержат, что мало не покажется! Но именно поэтому никакой революции сверху никто не начнет.
Верхи не просто не хотят инициировать радикальные перемены, они их смертельно боятся. И все репрессивно-запретительные меры, принимаемые начальством сегодня, направлены именно на то, чтобы не допустить такого сценария. Против силового свержения власти подобные меры не помогут, они совершенно недостаточны. Массовые протестные выступления правительственные силы подавить не в состоянии: каждый раз когда народ стихийно собирается, власти оказываются не готовы и беспомощны. И дело тут не в нехватке дубинок и водометов, но в психологическом состоянии самой бюрократии, которая боится проявлять излишнюю инициативу даже в деле самозащиты.
Зато любые попытки инициации реформ сверху очень эффективно предотвращаются — на уровне кадровой политики, на уровне создания соответствующей организационной и управленческой среды, которая блокирует любые начинания, не связанные с распилом денег, на уровне идеологии, которая становится с каждым днем всё более консервативной, тупой и архаичной. Можно, конечно, говорить о цифровой революции, но для начала будут приняты меры, подрывающие техническое функционирование интернета. Можно призывать продвинутых молодых людей, обучающихся за границей, вернуться на Родину, но параллельно создавать в стране такие культурные условия, что у любого современно мыслящего человека выбор только один — сопротивляться или прятаться.
Нынешнее поколение российских правителей вышло из перестройки. И если они какие-то исторические уроки усвоили, то только те, что связаны с тогдашним опытом. Опасно начинать какие-либо конструктивные реформы, даже самые умеренные, потому что этот процесс очень легко может выйти из-под контроля. А потому любые перемены — к худшему. Никаких системных реформ быть не должно. И если уж они окажутся неизбежными, надо их любой ценой оттягивать и откладывать.
Низы категорически не хотят жить по-старому, но и не готовы бороться, чтобы создать что-то новое. Не готовы перейти черту, отделяющую недовольство от организованного сопротивления, протест от бунта. Это и проявляется в митингах, участники которых, выразив своё возмущение, расходятся по домам, ожидая, что власть теперь образумится и выполнит их требования. А власть понимает, что всерьез выполнить любые конструктивные требования равноценно тому, чтобы запустить процесс самоликвидации. Верхи не могут управлять по-старому, но не хотят и не будут ничего менять. Они будут имитировать бурную деятельность, принимать законы и резолюции, но с одной единственной целью — не допустить даже попыток реального решения стоящих перед страной проблем.
Получается тупик. Но наша тупиковая ситуация существует не сама по себе, она сложилась на фоне углубляющегося системного кризиса и постепенного, но неудержимого, разложения существующей системы управления. Иными словами, даже если ни верхи, ни низы ничего менять не будут, объективные процессы будут развиваться, а ситуация всё равно изменится.
Чего можно ждать от такого развития событий? Можно предположить, что массовое сознание наконец дозреет до понимания необходимости активной борьбы. Причем произойдет это не постепенно, а «вдруг и сразу». Такой перелом может случиться в любой точке процесса и в любой момент, так что ни предсказать, ни контролировать это невозможно. Но это лишь один из возможных сценариев.
Не менее вероятно, что на фоне пассивности масс и несостоявшейся «революции сверху» мы сможем наблюдать нечто ранее ещё невиданное — бунт среднего звена бюрократии и бизнеса. Именно данные группы, зажатые между недовольными, но пассивными низами и недееспособными, но бессмысленно и агрессивно активными верхами общества, в наибольшей степени ощущают на себе масштабы, остроту и драматизм нынешнего кризиса. Для такого бунта не нужен заговор, не нужна даже на первых этапах координация, достаточно лишь готовности некоторого количества людей отказаться от исполнения хотя бы самых идиотских требований вышестоящего начальства. На определенном этапе, конечно, бунт должен оформиться и опереться на активность низов. Однако кто его начнет? Как мы помним из песни Владимира Высоцкого, «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».
Хотя, кроме буйных есть и хитрые. Они ещё о себе напомнят.
В любом случае сохранить существующую систему не удастся, как бы ни старались правящие круги. Вопрос лишь в темпах и последствиях перемен. Потому что наряду с перечисленными оптимистическими сценариями есть и пессимистический. Россия, не справившись со стоящими перед ними вызовами, просто перестанет существовать. И произойдет это не в каком-то далеком будущем, а уже при нашей жизни.
Очень бы не хотелось, чтобы этот прогноз оправдался.
http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2018/04/18/whereistherevolution/

Прошел год, свершилось множество событий, которые, казалось бы, должны были потенцировать протест, но этого не произошло сколько-нибудь ощутимо, то есть реакция на стимулы неадекватно слаба.

Промежуточное резюме — мы имеем некоторые объективные признаки начала формирования революционной ситуации, но при отсутствии главного — сознательности, активности и решимости масс, они, будучи необходимыми, фатально недостаточны.
Субъективных признаков нарастания решимости в ленинском духе готовности масс к самопожертвованию — близко нет.
Верхи все еще могут жить по-старому, хотя и со скрипом, низы все еще хотят по-старому, хотя уже зачастую просто не могут.
Слово революция по-прежнему жупел, революционных партий нет, революционных масс тем более, ни о каком: «весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот…» — нет речи даже и близко
Власть ничтожна, некомпетентна, неэффективна и слаба как никогда, но ей удалось главное — полностью уничтожить в народе волю к сопротивлению, уничтожив сам народ как «народ», превратив его в разрозненную атомизированную массу индивидуумов, каждый из которых выбирает раз за разом стратегию индивидуального, а не коллективного выживания, при необходимости — за счет других.
Отсюда первый вопрос: что у нас с верхами и низами? Создается впечатление, что верхи все еще могут, но уже не хотят по-старому, части нужна смена верхушки и захват власти, части сохранение путем переформатирования и устранение претендентов на смену;
низы — хотят по-старому, но не могут, рассчитывая выжить и не понимая, что выживание для большинства верхами не предусмотрено.
Осознание этого последнего только и может активизировать массы, создав предпосылки для революционизации ситуации, но даже в этом случае препятствием будет абсолютная атомизация масс, достигнутая властями за 30 лет правления и непреодолимая враз.
Недееспособны те и другие, но у верхов хотя бы есть ресурс, финансовый, силовой, административный и готовность пойти на все ради сохранения своего статуса и активов, у низов такой готовности, идти на все, не наблюдается, они цепляются за остатки иллюзий покоя.
Инертность и недееспособность — вот главные характеристики поведения низов, отключи завтра пропаганду, они станут утешать себя сами, лишь бы сохранить самооправдание и возможность ничего не предпринимать, плывя по течению и принимая судьбу покорно.
Так создается общее впечатление, опять же, а впрочем, ответьте на вопрос, с учетом сказанного выше, сами —

В России зреет странная ситуация: верхи не могут, а низы не хотят

На днях услышал хорошую шутку: в правительстве заявили, что после повышения пенсионного возраста, роста НДС, уровня оплаты ЖКХ и очередного роста цен на бензин жизнь в стране улучшится настолько, что с дорогих россиян придется повсеместно ещё и курортный налог взимать.
Увы, шутка хорошая, но не очень смешная. Жизнь предоставляет нам все больше возможностей задуматься о том, так ли хорошо мы живем и в ту ли сторону развивается наша страна. И размышления эти веселья совсем не добавляют.


К огромному сожалению, мы с вами являемся свидетелями того, как имеющиеся в российском обществе противоречия все дальше разводят разные социальные группы, делая социальную стабильность в стране все менее устойчивой. Санкции некоторых западных государств лишь обнажили и ускорили процесс, который, как нарыв, и без того долго зрел в обществе. Списывать все на санкции — это как ругать дующий на костер ветер и не замечать того, кто подкидывает в него дрова.
Можно как угодно относиться к классикам марксизма-ленинизма, но одного у них не отнять: формула революционной ситуации, известная как «верхи не могут – низы не хотят», была выведена ими безупречно, и она не раз доказывала свою универсальность на примере многих, и совершенно разных, государств. Но как с этим обстоят дела в современной России? А примерно так, как они обстояли в перестроечном СССР. И это, вероятно, самый тревожный для нас симптом.
Если попытаться сформулировать основной запрос современного российского общества, то звучать он будет примерно так: народ, в массе своей, хочет нормального экономического роста и хотя бы относительной социальной справедливости. Могут ли это обеспечить «верхи»? Нет. И мы можем говорить об этом с абсолютной уверенностью: у них было более четверти века, чтобы обеспечить хотя бы один из этих параметров. Более того, они управляли государством, не имеющим классических экономических проблем, и все равно не смогли обеспечить России приличный экономический рост, не связанный с колебаниями цен на нефть. А как говаривал Иисус Христос, «по плодам их узнаете их». А ещё он говорил, что древо, не приносящее плода, нужно срубать.
Не пугайтесь, автор далек от глобальных обобщений. Но нашу «экономическую школу» и её «виднейших представителей» действительно пора бы взять на карандаш. Или на леспромхоз. Алексея Кудрина давно заждались бухгалтерские нарукавники в каком-нибудь северном леспромхозе, и Дмитрию Анатольевичу пора бы присмотреть себе место декана в каком-нибудь хорошем университете.

Увы, «верхи» не могут обеспечить экономический рост, хотя бы издали похожий на китайское экономическое чудо. А «низы» испытывают все меньше желания поддерживать такие «верхи» в их некомпетентности. Так что хотя бы по одному пункту мы имеем классическое «не могут – не хотят».
Может, с социальной справедливостью дела у нас обстоят получше? Увы, и тут нас ждет разочарование…
Согласно данным журнала «Форбс», российские миллиардеры из так называемого глобального списка в 2017 году сильно прибавили в стоимости своих активов. Отчасти это связано с ростом цен на сырьевые товары (что само по себе показательно), но немалую роль в этом сыграла и традиционная поддержка нашего правительства, которое заботится о том, чтобы санкции не очень сильно сказывались на состоянии Михельсонов и Мордашовых.
Россия лидирует в мире по степени имущественного неравенства: в ней 62% всего национального богатства принадлежит долларовым миллионерам и 26% — миллиардерам.
Что?! 88% национального богатства принадлежит относительно небольшой прослойке богачей? И это «социальная справедливость»?
Ситуация сильно усугубляется ещё и тем, что мы с вами прекрасно знаем, как создавались эти состояния и кто сейчас имеет наибольший шанс стать хотя бы миллионером. Увы, для этого требовался не талант предпринимателя, не гениальность конструктора-новатора, не колоссальный труд ученого, а всего лишь связи или готовность преступить черту закона ради достижения своей цели. Да и сейчас ситуация не сильно лучше, если не сказать хуже: лучшими «бизнесменами» оказываются чиновники и их ближайшее окружение. Хуже того, если ты действительно талантливый предприниматель, то есть большая вероятность, что бизнес у тебя просто «отожмут», и хорошо, если дело обойдется без тюрьмы по сфабрикованному обвинению.
Власть теряет поддержку не только рядовых граждан, что и само по себе может привести к катастрофе, но её все меньше поддерживают активные люди молодого и среднего возраста. А это именно те, кто может повести народ за собой. И ситуация тут, возможно, даже хуже, чем было в проклятых девяностых. Тогда, хоть власть и не любили, люди действительно имели возможность попытаться реализовать себя в бизнесе или даже в политике. Да, для многих это заканчивалось печально, но, повторюсь, сама отдушина существовала, и люди активно пытались реализовать себя «на вольных хлебах».
Существует она и сейчас, но все больше в виде карьеры чиновника-казнокрада. А это устраивает далеко не всех…
Все ярче показывает себя и наша чиновничья братия. Понимаете, когда какая-то не очень умная леди, министр регионального правительства, начинает рассказывать о том, что на прожиточный минимум очень даже можно прожить, да ещё и с пользой для здоровья, у людей, не понаслышке знающих, что такое этот «прожиточный минимум», действительно сжимаются кулаки в бессильной злобе. Но у нас их, таких чиновниц, без преувеличения – сотни тысяч. Их зарплаты превышают прожиточный минимум в десятки раз, а они себе, как выясняется, ещё и материальную помощь берут. То есть жить на прожиточный минимум отказываются категорически.

Вообще, тема доходов наших чиновников весьма болезненна и красноречива. Они зарабатывают не просто много, а неоправданно много. В обоснование таких зарплат и доходов нам говорят: это для того, чтобы у них не было соблазна воровать. Но мы-то понимаем – для того, чтобы такого соблазна не было, работать должна прокуратура и следственный комитет, а не бухгалтерия, в поте лица отсчитывающая миллионы для министров и депутатов.
В связи с этим вспомнилась история ещё нулевых, кажется, годов… Однажды в Норвегии разразился мощнейший скандал, к которому подключились и местные СМИ, и оппозиционные политики, и общественность. Причиной скандала стало то, что зарплата министров в норвежском правительстве оказалась в три раза выше, чем средняя зарплата по промышленности. Ещё раз – в три раза! И норвежцы, если мне не изменяет память, добились пересмотра министерских зарплат.
Самая высокая зарплата в 2016 году была у министра финансов — 1,73 млн. руб. в месяц, следует из данных Минфина. Исходя из антикоррупционной декларации Антона Силуанова, на зарплату пришлось 22% его дохода за 2016 год.
Один миллион семьсот тридцать тысяч рублей в месяц. И это всего лишь пятая часть доходов министра финансов за 2016 год. Вероятно, он ещё подрабатывал грузчиком по ночам, а иначе откуда ещё 7 миллионов ежемесячно? А может, «лекции читал» в Сколково, или чем они там, в Москве, подрабатывают?
Вероятно, данные по средней зарплате по промышленности приводить нет особого смысла, все и без того представляют себе порядок чисел?
В общем, разговор о социальной справедливости тоже как-то не задался. И классическое «верхи не могут, низы не хотят» мы наблюдаем и тут.
Не хотелось бы, чтобы разговор о современной ситуации в стране превращался в выплеск на читателя ведра какой-то чернухи. Но тема уж больно тревожная. Всякий, кто помнит развал СССР, поневоле начинает прислушиваться к звучащим сейчас звоночкам.
А звоночки невесёлые. В Ингушетии протесты. Не сильные пока, но много ли надо, чтобы на Кавказе что-то взорвалось? В других национальных автономиях почти насильно навязывают жителям национальные языки обучения, и даже окрики из Москвы не указ Казани и Уфе – нельзя распоряжением РОНО назначить национальный язык основным, так, родителей обещают «поставить на колени» и добиться от них нужного голосования. В национальных республиках все меньше русских на ключевых должностях, хотя в той же Уфе они все ещё составляют большинство населения. Дотации национальным окраинам, как правило, значительно превышают субсидии русским регионам.
Если вам это ничего не напоминает, то вы точно не жили во времена позднего СССР. А тем, кто помнит, ничего объяснять не надо: понятно, что ситуация если не зеркальна, то, как минимум, похожа.
Добавьте к этому все возрастающее недоверие к действующей власти. То, какова динамика в этом вопросе, нам хорошо показали минувшие региональные выборы. Протестный выбор, «лишь бы не Едро!», очень созвучен перестроечному голосованию за «младореформаторов», Явлинского, Ельцина и хоть черта лысого, «лишь бы не за коммунистов!»
Но торжествовать по этому поводу не хочется. Риски, которые ожидают Россию при стихийной смене власти, все-таки слишком велики, чтобы радостно потирать руки в ожидании очередного спасителя Отечества.
И поэтому так хочется надеяться, что действующая власть все-таки обратит внимание на имеющиеся тревожные симптомы и начнет какую-то реформу изнутри.
В конце концов, ведь у Китая же получилось. Так почему бы и нам не попробовать?

Верхи не могут, а низы не хотят

Смотреть что такое «Верхи не могут, а низы не хотят» в других словарях:

  • Верхи не могут, низы не хотят — Из работы «Маевка революционного пролетариата» (1913) В. И. Ленина (1870 1924): «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде». Та же мысль … Словарь крылатых слов и выражений

  • Низы не хотят, верхи не могут — см. Верхи не могут, низы не хотят. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

  • низы — , ов, мн. // Цитата из работы В.ИАенина/. Низшие, непривилегированные круги общества. ** Низы не хотят, а верхи не могут. О нежелании народа подчиняться своему правительству. ◘ Судя по всему, в ЮАР складывается революционная ситуация,… … Толковый словарь языка Совдепии

  • ВЕРХ — Брать/ взять верх над кем. Разг. 1. Главенствовать, верховодить; иметь преимущество в чём л. 2. Одолевать, осиливать, побеждать кого л. ФСРЯ, 43; ЗС 277; АОС 2, 110. Брать/ взять за верх кого. Волг. То же, что брать верх 1. Глухов 1988, 5. Верх… … Большой словарь русских поговорок

  • СТИЛЬ ЖИЗНИ — в маркетинге совокупность целей и ценностей приобретения, а также направлений, способов и размеров использования разнообразных ресурсов, доступных человеку (биологических, социальных, материально финансовых, информационных и… … Маркетинг. Большой толковый словарь

  • Революционная ситуация (политич. обстановка) — Революционная ситуация понятие, сформулированное В.И. Лениным в статье 1915 г. «Крах II Интернационала» для обозначения объективных и субъективных условий, складывающихся в обществе накануне революции. Ленин выделил три главных объективных… … Википедия

  • Тепляков, Сергей Александрович — Сергей Александрович Тепляков Род деятельности: журналист, писатель, общественный деятель Дата рождения: 21 сентября 1966(1966 09 21) (46 лет) … Википедия

  • Готовность к преобразованиям/CHANGE READINESS — когда верхи не могут, а низы не хотят жить по старому (но этот крайний случай и приводит к революционным преобразованиям). Существуют различные системы оценки готовности предприятий к внедрению, например, системы управления электронным… … Толковый словарь по информационному обществу и новой экономике

  • ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — первая в истории победоносная социальная революция, совершенная в 1917 рабочим классом России в союзе с беднейшим крестьянством под руководством Коммунистич. партии во главе с В. И. Лениным. В результате В. О. с. р. была свергнута в России власть … Советская историческая энциклопедия

  • Великая Октябрьская социалистическая революция — I Великая Октябрьская социалистическая революция первая в истории победоносная социалистическая революция, совершенная в 1917 рабочим классом России в союзе с беднейшим крестьянством под руководством Коммунистической партии [прежнее… … Большая советская энциклопедия