Василевский а в

Великие маршалы великой войны. Они умели славно воевать, умели преданно любить. У них была если не одна на всех, то очень схожая судьба. Когда-то их имена гремели на всю страну. Сегодня их нет с нами, но живы их дети и внуки. В канун Дня Победы мы решили узнать, как живется потомкам знаменитых советских маршалов, более полувека назад выигравших ту страшную войну. Внук Рокоссовского реставрирует немецкие мотоциклы Справка «КП» Любимец женщин, дважды Герой Советского Союза маршал Константин Константинович Рокоссовский крушил немцев под Москвой и в Сталинграде, брал Кенигсберг (нынешний Калининград). В победном 45-м на белом коне командовал Парадом Победы на Красной площади. Впоследствии стал министром обороны Польши. У Рокоссовского была одна законная супруга и дочь. Но любовных связей на стороне, как утверждали некоторые его современники, у Константина Константиновича всегда было предостаточно, и в 45-м у него родилась внебрачная дочь Надежда. Обе дочери Рокоссовского, а затем и внуки (все они пошли в деда — статные, ростом под метр девяносто) всегда дружили между собой и держались сообща. Сейчас старшей дочери Рокоссовского уже нет в живых. Младшая — Надежда Константиновна — преподает английский язык в МГИМО. Ее сын Андрей Урбан — собкор ИТАР — ТАСС в Бонне. Внуки от первой дочери тоже, как говорится, вышли в люди. Павел открыл адвокатскую контору, Константин, офицер запаса, работает инженером в Институте военной медицины. В свободное время увлекается коллекционированием и реставрацией старых автомобилей. Есть в его коллекции и дедушкин «Виллис» 1944 года, и пара трофейных немецких мотоциклов, и австрийская машина «Штейр». Последняя, правда, не на ходу, так как на ее реставрацию не хватает денег — Константин Рокоссовский получает всего три тысячи рублей. Плюс военная пенсия — тысяча целковых. Долгое время гордостью Рокоссовских была дедова дача: в свое время советское правительство подарило Константину Константиновичу два гектара земли с добротным домом по Ярославскому шоссе. Однако в 93-м году дачу кто-то спалил… Дочь Малиновского считает, что жизнью их семьи управляет мистика Справка «КП» Выдающийся маршал, дважды Герой Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский в первую мировую войну был солдатом русского экспедиционного корпуса во Франции. Во время гражданской войны в Испании был военным советником у республиканцев. В Великую Отечественную командовал армиями и фронтами, освобождал Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. Войска под его командованием разгромили японские соединения в Маньчжурии. После войны десять лет командовал Дальневосточным военным округом, затем был назначен министром обороны. Трое сыновей Родиона Малиновского — Роберт, Эдуард и Герман — родились еще до войны, а дочь Наташа появилась на свет 7 ноября 1946 года. — В этот день папа принимал свой первый парад, — рассказывает Наталья Родионовна. — А последний был у него ровно двадцать лет спустя. К сожалению, папа рано умер, в 1967-м. Ему было 69 лет. Я тогда училась на третьем курсе МГУ. Мама пережила отца на 30 лет. И каждый божий день, пока была в силах, ходила к нему на могилу. Надо заметить, Наталья Родионовна очень похожа на отца. Но, кроме внешности, унаследовала от него еще и любовь к Испании. Став филологом, преподает в МГУ и переводит испанскую классику — Федерико Гарсиа Лорку, а также литературные произведения Сальвадора Дали. В квартире Натальи Родионовны, где она живет вместе с мужем, поэтом-переводчиком, все напоминает о маршале Малиновском: на стенах фотографии военного и послевоенного времени, у окна — родительская коллекция ракушек и корабликов, в книжных шкафах — библиотека, собранная отцом. А среди книг — редкие издания, привезенные Родионом Яковлевичем из Испании. В доме обитают черная кошка Карапуза, кот Марсик и редкой красоты русский спаниель Мурзик, которые все вместе спят на подушке хозяйки. — У нас всегда были животные, — вспоминает Наталья Родионовна. — Кошки сибирские, собаки ушастые и обязательно какой-нибудь приблудный песик. Они очень любили отца. А когда его не стало, к 40-му дню все четверо животных, которые жили тогда в доме, умерли от тоски… Вообще в нашей семье часто случались мистические вещи. Все несчастья в доме происходили исключительно в пятницу: ранения папы, смерти родителей. Точь-в-точь как предупредила отца гадалка еще в первую мировую войну, предсказав ему также и три кругосветных путешествия, и высший военный чин. Но любопытно, что присущая папе мистика влияла и на других людей. Однажды наш знаменитый актер Юрий Соломин рассказал мне такую историю. Когда его призвали в армию (а он тогда уже репетировал свою первую роль в Малом театре), легендарная актриса Гоголева позвонила Малиновскому. И папа поставил на документах Соломина такую резолюцию: как актер он принесет армии больше пользы. После чего не игравший до тех пор военных актер Соломин начал получать «роли в погонах», а его работа в фильме «Адъютант его превосходительства» принесла Юрию Мефодьевичу настоящую славу. Потомки Баграмяна воюют с московским правительством Справка «КП» Дважды Герой Советского Союза маршал Иван Христофорович Баграмян военную карьеру начинал в кавалерии. В годы Великой Отечественной работал в штабах, с 1942 года командовал армией, с 43-го — возглавил 1-й Прибалтийский фронт. В 60-е годы был начальником Тыла Вооруженных Сил СССР. Из потомков Ивана Баграмяна сегодня живут и здравствуют внук Иван и внучка Карина. Первый работает старшим экспертом в «Газпром-экспорте», под началом сына Рема Вяхирева Юрия. А вот Карина пошла по стопам деда и стала полковником. Она окончила Институт военных переводчиков (ныне — Военный университет) и теперь преподает в нем испанский язык. Военная форма Карине Сергеевне очень к лицу, но надевать ее она не любит, потому как считает, что по количеству звезд на погонах можно легко вычислить возраст… Карине, кстати, отошла и квартира деда. А вот о его роскошной даче в Баковке площадью четыре с лишним гектара остается только вспоминать. — Там были липовая аллея, сосны, роскошный яблоневый сад, — вздыхает Карина Баграмян. — Мы каждый год отвозили в детский дом грузовик яблок. Но дача была государственной, и после смерти деда мы съехали оттуда. Со временем территорию дачи поделили между собой высшие военные чины. Они выкорчевали деревья и понастроили дома из красного кирпича… Но больше всего Баграмяны переживают о другом. Уже много лет они бьются над тем, чтобы присвоить одной из московских улиц имя деда. Тем более что имена других маршалов таким образом давно уже увековечены. — Мы неоднократно направляли запросы в московское правительство, — говорит Карина Сергеевна. — Но все бесполезно: в ответ получаем только отписки. Мол, хватит вам мемориальной доски на доме, в котором он жил. Обидно еще и то, что из Музея Вооруженных Сил, где хранятся все дедовы награды, пропали два его ордена Суворова 1-й степени. Дочь Конева создает общественное движение Справка «КП» Легендарный маршал Великой Отечественной, дважды Герой Советского Союза, а также Герой Чехословакии и Монголии Иван Степанович Конев командовал шестью фронтами. Защищал Москву, разбил гитлеровцев в великом танковом сражении на Курской дуге. Освобождая Прагу, уберег в ней все мосты и соборы, за что благодарные чехи воздвигли ему памятник. С первой женой, которая родила ему дочь Майю и сына Гелия, Конев расстался еще до войны. На фронте Иван Степанович встретил свою вторую любовь — Антонину Васильевну, которая была младше его на 25 лет и жива до сих пор. После войны у них родилась дочь Наталия. Сегодня она — профессор Военного университета, готовит кадры для Российской армии, занимается культурой Великобритании и США. Наталия Конева — автор идеи знаменитого календаря «Полководцы Победы», рассказывающего о советских военачальниках, награжденных высшим военным орденом «Победа». Вообще Наталия Ивановна — натура кипучая, в ее ближайших планах — публикация архива уникальных документов и создание общественного движения «Потомки полководцев». Семья живет скромно — на зарплату, ездят на стареньком «жигуленке» девятой модели, дачу строят уже восемь лет: благо помогают земляки отца из Вятской губернии. — Муж у меня — врач, мама — пенсионер, получает полторы тысячи рублей, — рассказывает Наталия Ивановна. — А лекарство стоит 500 рублей! Хорошо еще, что как вдова Героя Советского Союза мама не платит за коммунальные услуги. Сын Василевского построил «летающую тарелку» Справка «КП» Маршал, дважды Герой Советского Союза, красавец мужчина Александр Михайлович Василевский с 1941 года возглавлял Генштаб, разрабатывал военные операции, координировал действия фронтов. Внес значительный вклад в теорию и практику советского военного искусства. Именно он командовал войсками, которые в 45-м разгромили Квантунскую армию Японии. Александр Василевский был женат дважды. Его старший сын Юрий тоже посвятил себя военному делу, полжизни провел в войсках, был начальником Центра подготовки космонавтов в Звездном городке, работал в Генштабе. Сейчас — генерал-лейтенант авиации в отставке. Живет в московской квартире отца со своей второй женой Верой Борисовной. Юрий Александрович общается и с первой своей супругой — старшей дочерью Георгия Жукова Эрой. Младшая дочь Юрия Александровича и Эры Георгиевны — Татьяна — замужем за известным режиссером и актером Сергеем Прохановым. Младший сын маршала Василевского Игорь стал архитектором, всю свою жизнь проектировал курорты, по сию пору остается главным архитектором «Курортпроекта». В числе его работ -подмосковный пансионат «Вороново» и уникальный Дом чешско-советской дружбы в виде «летающей тарелки» под Ялтой. Маршал Василевский иногда, представляясь, в шутку говорил: «Я — отец известного архитектора Василевского». Игорь Александрович мастерски водит автомобиль. Как-никак научился этому в восемь лет на фронте: выезжая на поля сражений, маршал Василевский частенько брал с собой жену Екатерину Васильевну и сына. ДЕТИ НАЦИСТОВ Сын Бормана стал священником, а дочь Геринга — медиком Все девять детей рейхсляйтера МАРТИНА БОРМАНА, самого могущественного, по мнению современных историков, и самого таинственного из всех нацистских лидеров, остались живы после падения гитлеровского режима. Старший сын Бормана, тоже Мартин, в свое время был активистом гитлерюгенда (молодежная нацистская организация) и невероятно гордился своим отцом. В конце войны 15-летний Мартин с группой детей крупных чиновников партийного секретариата находился в деревне в австрийском Тироле. Там их и настигла весть о самоубийстве фюрера. Восемь человек из группы тут же покончили с собой. — Каждый чувствовал, что для всех настало время умереть, — рассказывал впоследствии Мартин Борман-младший. — Кто-то вручил пистолет и мне. Я понял, что пришла моя очередь, и вышел во двор. Но там я встретил другого мальчика — немного старше меня. Воздух был наполнен ароматами трав, пели птицы, мы сидели на каких-то бревнах и говорили по душам. Если бы мы не встретили друг друга в тот момент, то оба ушли бы в другой мир. После этого в деревню пришли бойцы из полка личной охраны Гитлера, которые вместе с оставшимися в живых сотрудниками канцелярии Бормана решили создавать группы «Вервольф» («Оборотень»), чтобы вести партизанскую войну в горах. 15-летний Мартин вызвался доставлять им еду. Однако вскоре он, больной, свалился поблизости от горной фермы. Его подобрали австрийские крестьяне и воспитали как родного ребенка, несмотря на то, что Мартин рассказал им, кем был его отец. Аналогичная судьба ждала и восьмерых его братьев и сестер: все они были взяты на воспитание различными семьями в Южном Тироле. В январе 1947 года Мартин Борман-младший был принят в лоно католической церкви и стал священником. А вот что стало с детьми других видных нацистов. Гудрун, дочь рейхсфюрера СС, создателя гестапо ГЕНРИХА ГИММЛЕРА, вышла замуж за вполне заурядного человека. Жила в Мюнхене. Гудрун не интересовалась политикой, не общалась с журналистами, своего отца никогда не осуждала. Там же, в Мюнхене, обитала и дочь рейхсмаршала, второго после Гитлера военного и экономического руководителя третьего рейха, ГЕРМАНА ГЕРИНГА — Эдда. Семьей не обзавелась. Отца обожала, считая, что во всем виноват Гитлер. В конце 90-х годов работала ассистенткой хирурга. Примерно в это же время в городе — колыбели нацизма проживал 65-летний инженер Вольф Гесс, сын РУДОЛЬФА ГЕССА, заместителя Гитлера по партии. Вольф регулярно навещал своего отца, отбывавшего пожизненное заключение в тюрьме «Шпандау» в западном секторе Берлина, вплоть до 1987 года, когда Рудольф Гесс скончался при загадочных обстоятельствах. Вольф не осуждал отца, заявив однажды: «Если бы мне было в 1920 году двадцать лет, как отцу, я поступил бы точно так же». Подчеркивая, что нацизм — идеология прошлого, Вольф Гесс в то же время считал, что Германия не может принимать по полмиллиона иммигрантов в год, и потому активно выступал за закрытие границы. Что касается шестерых детей рейхсминистра пропаганды ЙОЗЕФА ГЕББЕЛЬСА, то отец с матерью отравили их цианистым калием в осажденном Берлине, после чего сами покончили с собой. Николай ЗЕНЬКОВИЧ. P. S. К сожалению, мы не смогли написать обо всех. Кто-то отказался общаться: дескать, 30 лет не вспоминали, а теперь очнулись… Неправда. Мы всегда помним о вас, Жуковы, Говоровы, Мерецковы, Еременко, Толбухины, Тимошенко, Рыбалко, Бирюзовы, Соколовские, Захаровы и многие другие, помним о ваших прославленных отцах, о всех командирах и рядовых той страшной войны. С праздником вас! Здоровья. Живите долго.

Cудьба — радеть о славе Отечества

История — не только прошлое. На самом деле она главное определяющее настоящего и будущего. К сожалению, большинство ее страниц написаны красным и черным — горькими цветами многочисленных войн, вспоминать о которых больно и страшно. Но как сказал один из французских философов, «тот, кто не помнит прошлого, обречен на его повторение». К тому же бывают такие войны, победой в которых по праву можно гордиться. Для нашей страны — это Великая Отечественная война 1941-1945 годов против немецко-фашистских захватчиков. Великая война рождает и великих героев.
60-летие той памятной Победы совпало с еще одной юбилейной датой: 30 сентября исполняется 110 лет со дня рождения Маршала Советского Союза А.М. Василевского, дважды Героя Советского Союза, замечательного полководца и стратега времен Второй мировой войны. Успех битв под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и в Донбассе, на Правобережной Украине и в Крыму, в Белоруссии и Прибалтике, в Восточной Пруссии и на Дальнем Востоке — во многом результат непосредственного участия Василевского в разработке и осуществлении этих выдающихся стратегических операций по разгрому врага. Спланированная им молниеносная победа над Квантунской армией Японии, 60-летие которой отмечалось в нынешнем сентябре, поныне считается подлинным шедевром военного искусства. Этой широкомасштабной операцией завершилась история Второй мировой войны.

Не бояться самостоятельности

Так звучит одна из заповедей русского полководца Суворова.
Александр Михайлович еще в юнкерские годы серьезно изучал его сочинения, как и сочинения Кутузова, Милютина, Скобелева, Драгомирова. Некоторые их тезисы, по собственному признанию, сделал для себя правилом на всю жизнь: «Служить Отечеству», «Блюсти честь мундира», «Ставить службу выше личных дел», «Действовать целеустремленно».
С юнкера Алексеевского военного училища в Москве и началась в январе 1915 года для будущего маршала военная служба. Между тем, если бы не Первая мировая война, был бы Василевский уважаемым агрономом или сельским учителем, а может, и священником. По крайней мере отец его был деревенским батюшкой и первые «университеты» пришлись на Кинешемское духовное училище, а после Александр в 1914 году экстерном окончил Костромскую духовную семинарию. И только война определила его на иной род служения Родине. Вряд ли отец был рад такому повороту в жизни сына, но позже сам сказал, что будет о нем молиться, если такова его судьба — «радеть о славе Отечества».
Когда удача выбирает достойных
После ускоренного курса обучения (по законам военного времени) прапорщик Василевский с маршевым батальоном прибыл в Новохоперский полк, в самое пекло сражений. Два года находился на передовой, практически без отдыха, в боях и походах. К началу революции Александр Михайлович был уже штабс-капитаном (по нынешним понятиям — старшим лейтенантом) и командиром батальона. Для юноши в 22 года это была блестящая карьера, даже в фронтовых условиях. Такому быстрому служебному росту помогло и уважительное отношение к подчиненным: он видел в них не просто нижних чинов, но боевых товарищей, наравне принимая все тяготы окопной жизни.
Революция поставила офицеров перед тяжелым выбором. Но около 80 тысяч военных специалистов образовали основное ядро командного состава набирающей силу Красной Армии. Василевский вступил в ее ряды в разгар Гражданской, в 1919 году. Занял скромную должность помощника командира взвода в запасном полку. Но скоро он уже командовал ротой, потом батальоном, и снова — фронт. Помощником командира 429-го стрелкового полка 11-й Петроградской стрелковой дивизии воевал с белополяками. Потом поочередно командует полками 48-й стрелковой дивизии. И звездный взлет. Талант молодого командира не остался незамеченным. В мае 1931 года он был переведен в Управление боевой подготовки РККА. Тогда же Василевский познакомился с будущим соратником — Георгием Константиновичем Жуковым.
Первым, кто открыл блестящие штабные способности Александра Михайловича, стал крупный военный теоретик Владимир Триандафиллов. Именно он добился перевода талантливого офицера в аппарат наркомата, сам отредактировал его первую научную статью и отнес ее в «Военный вестник». Осенью 1936 года полковника Василевского направили в Академию Генерального штаба — только что созданную Сталиным по настоянию видных военачальников Красной Армии. Умные статьи Александра Михайловича в военной периодике были замечены и должным образом оценены. Уже в октябре 1937 года Василевский приступил к службе в Генеральном штабе. Принял его туда и взял под свою опеку блестящий генштабист, непререкаемый авторитет в армии Борис Михайлович Шапошников. Лучшего учителя и наставника было не найти. К маю 1940-го Александр Михайлович стал заместителем начальника Оперативного управления. Это одна из ключевых фигур в структуре Генштаба. И знак того, что Василевский с честью выдержал испытание. Служба на таких должностях — не для слабонервных, на таком уровне ценится не умение прогибаться под начальство, а талант.

Свинцовые, пороховые…

Для Василевского Вторая мировая война началась с участия в разработке Генштабом плана войны с Финляндией. К этому времени на военные таланты офицера обратил внимание и Верховный Главнокомандующий.

Необходимое отступление

Можно предвидеть вопрос: как же сын священника, офицер Русской армии, вообще остался в живых в пресловутые 1937-е? Может, он сразу стал заметной личностью, подающим надежды командиром РККА, и до поры карательное безумие обходило его стороной по каким-то неведомым соображениям? А позже, когда Василевский попал в поле зрения вождя народов, Сталин сам вспомнил свое семинарское прошлое и по совокупности не захотел терять перспективного военачальника? По крайней мере, узнав, что Василевский по соображениям партийной дисциплины не поддерживает отношений с отцом, он вызвал его для разговора. И настоятельно рекомендовал возобновить общение с родителями. Кто знает, что руководило вождем, когда он разрубал гордиев узел душевных терзаний любящего сына? Скорее ответ кроется в извечном рационализме и прагматизме Сталина. Он умел заставить людей работать с полной отдачей. И с таким самоотречением, что позже сам понуждал их отдыхать, в буквальном смысле отдавая приказ: ежедневный сон с 4 до10 часов утра! И Василевский не мог не оценить такую заботу.

До войны Александру Михайловичу не пришлось командовать даже дивизией, не говоря уже об армии или войсках военного округа. Но кто его знал по работе, не считал стремительную карьеру случайной.
Василевский обладал той уникальной интуицией стратега и тактика, которая позволяла не только правильно ставить задачи, определять ближние, средние и дальние цели, но и предвидеть исход тех или иных действий. А главное — умел правильно оценить расклад сил и возможное развитие событий в каждом отдельном случае. Достаточно сказать, что Александр Михайлович был главным разработчиком и исполнителем плана стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай агрессии на Западе и на Востоке еще перед началом Великой Отечественной войны. Именно он настаивал на недопустимости строительства аэродромов и размещения складов и арсеналов вблизи границы. К сожалению, не все предложения Василевского принимались…
Такой предугадываемый и одновременно внезапный июнь 1941-го доказал правоту многих его выкладок. Но пока было не до анализа ошибок руководства страны.
Еще с осени 1938 года комбриг Василевский практически переселился в старинное здание на Арбатской площади. Генштабисты работали по двадцать часов в сутки. А с октября 1941-го Василевский и Шапошников не уходили со службы вовсе, ночуя за картами и сводками с фронтов. Кстати, мало кто знает, что автор текстов сводок, звучавших по радио «От Советского информбюро…», которые слушали, затаив дыхание, миллионы людей, — Александр Михайлович. Звание генерал-лейтенанта Василевский получил именно в ту страшную осень. Наконец враг отступил от Москвы. Началось контрнаступление. Позже Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян вспоминал значительную роль Василевского как заместителя начальника Генштаба в битве за Москву. Его быструю реакцию на предложения Жукова, тогда командующего войсками Западного фронта, аргументированную их поддержку при докладах Сталину. На самом деле Василевский был одним из немногих, кто осмеливался возражать Верховному Главнокомандующему, отстаивая собственную точку зрения, выработанную на основании глубокого анализа ситуации и знания предмета.
Чтобы стратегическое руководство и непосредственное влияние на деятельность фронтов и взаимодействие между ними были эффективными, в ходе войны возник институт представителей Ставки Верховного Главнокомандования, которые командировались на важнейшие участки и направления, где складывалась наиболее сложная обстановка и решались самые трудные задачи. И после эвакуации в суровые дни обороны Москвы основных подразделений Генштаба в Куйбышев именно Василевского Сталин оставил в столице во главе оперативной генштабовской группы. В результате Александр Михайлович лишь 12 месяцев работал непосредственно в Генштабе (тоже своеобразной передовой), а остальное время был на фронтах, выполняя задания Ставки.
В конце июня 1942 года, в тяжелейшее для страны и армии время, Василевский стал начальником Генерального штаба. Приходилось буквально разрываться между руководством Генштабом и постоянными командировками на передовую. Вскоре он убыл представителем Ставки на самый важный и опасный Сталинградский фронт. И пробыл там почти полгода, вплоть до последних залпов великой битвы на Волге. С этого времени судьба его тесно переплелась с судьбой другого великого полководца — Георгия Константиновича Жукова. Вплоть до того, что после войны старший сын Василевского Юрий женился на дочери Жукова Эре. Со времени Сталинградской битвы начался расцвет полководческого таланта Александра Михайловича.
За умелое руководство военными операциями 16 февраля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР генералу армии А.М. Василевскому было присвоено звание Маршал Советского Союза. Он стал вторым в этой войне после Жукова военачальником, получившим это высшее воинское звание.
Дальше были Курская битва, где стратегии Василевского противостоял лучший гитлеровский стратег фельдмаршал Манштейн, освобождение Донбасса, Одессы, Крыма — непрерывная цепь боев и сражений, за победами в которых стоял и военный талант Василевского.

Отступление на «вечную» тему

У вечности — своя война: между жизнью и смертью. В самый разгар боев за Севастополь нелепая случайность чуть не окончилась трагически для маршала. 9 мая 1944 года он выехал на КП командующего 2-й гвардейской армией, штурмующей город. Петляя между фашистскими траншеями, автомашина наскочила на мину. За двое суток по этой дороге прошли сотни машин, а досталась мина именно Василевскому. Взрывом передние колеса и мотор были отброшены на десяток метров в сторону. Только чудо спасло маршала и водителя от гибели, оба были только ранены. Взрыв противотанковой «дуры» контузил Александра Михайловича: его лицо и даже веки были в мелких осколках стекла, на время он потерял слух и с трудом мог передвигаться… Сколько раз его судьба спасала от смерти, никто не знает. Хотя, может быть, и не только Судьба, но и Любовь, она ведь извечный помощник жизни. Практически постоянно во фронтовых командировках рядом с маршалом была его семья (второй брак Василевского оказался счастливым) — жена Екатерина Васильевна и младший сын Игорь. Ранение дало маршалу недолгую возможность отвлечься от изматывающих фронтовых будней. Он даже послушал в Большом «Ивана Сусанина», посмотрел нашумевший спектакль по пьесе А. Корнейчука «Фронт», встретился со своим другом и учителем Борисом Михайловичем Шапошниковым, уже тяжело больным. Это была их последняя встреча, Шапошников умер, так и не дождавшись Победы, в марте 1945 года…

Золотые Звезды Василевского

Первую звезду Героя Советского Союза маршал получил за Белорусскую наступательную операцию «Багратион», которая теперь считается классикой военного искусства. Ее изучали и изучают во всех военных учебных заведениях мира, такой великолепной она была по замыслу и исполнению. Впереди были еще страшные бои, но впереди освободителей Европы ждала и победная весна 1945-го.
Конец войне! Но 9 августа началась знаменитая стратегическая операция по разгрому Квантунской армии. Легендарный бросок через Хинган, десанты в Гирин, Мукден и Порт-Артур, на Курилы и Сахалин. Меньше месяца потребовалось войскам Василевского, чтобы разгромить лучшую армию императорской Японии и пленить все ее командование. Атомные бомбардировки американцами японских городов были тогда скорее лишь актами устрашения. Война с Японией с подачи союзников была и сложным плацдармом политических игр. Василевский показал себя грамотным дипломатом, что подтверждается японскими исследователями, в чьи руки попал важный исторический документ — текст секретного письма Ставки Верховного Командования Японии в адрес маршала, датированный концом августа 1945 года. Опубликование этого документа в Токио в 1993 году вызвало бурю в душах японцев. Если раньше они были настроены на осуждение СССР как страны, якобы нарушившей Потсдамскую декларацию, то теперь стало ясно, что немалая доля ответственности за трагическую судьбу почти 600 тысяч японских военнопленных перешла и на высшие круги японского руководства того времени. За японскую кампанию Василевскому вручили вторую Золотую Звезду Героя. И… выговор от генералиссимуса Сталина за задержку с предоставлением в Ставку отчета о военных действиях. Маршалу было не привыкать: крутой нрав вождя он знал лучше, чем кто-либо другой. Справедливости ради заметим, что Василевский не был обижен наградами, его заслуги сомнений не вызывали. Хотя и позволял себе высказывать опасные суждения. Например, что, если бы не было в стране 1937 года, могло бы и не быть 1941-го…
В Москву Александр Михайлович возвращается победителем и наконец-то получает долгожданный отпуск.
В марте 1946 года Василевский вновь принял Генеральный штаб, потом военное министерство. Это снова была передовая, потому что ему выпало переводить армию на мирные рельсы, наращивать ее мощь, осваивать современные виды вооружения. Испытание первой атомной бомбы в СССР состоялось 29 августа 1949 года. Уже 8 сентября министр Вооруженных Сил Маршал Советского Союза Василевский приказал флоту заняться освоением нового оружия, для чего утвердил механизм его освоения и возможностей использования.
В конце 1950-х маршал снова показал свой твердый и независимый характер, теперь уже перед Хрущевым. Он не поддержал его высказываний о том, что Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный Главнокомандующий. Василевский по праву имел на этот счет свое мнение. За что и был отправлен в почетную ссылку — продолжать службу в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Правда, освободили его в марте 1956 года от занимаемой должности министра обороны СССР по личной просьбе.
Кстати, мемуары Василевского «Дело всей жизни» выдержали семь изданий. Что важно, все статьи, книги, заметки, которые выходили в свет за подписью маршала, он писал лично и от руки. Окружающие всегда отмечали разборчивый красивый почерк на черновиках. Свидетели тому и старейшие журналисты «Красной звезды», на страницах которой часто печатались статьи Александра Михайловича.
Из своих 82 лет жизни более 60 маршал Василевский отдал военной службе. Замечательно, что род Василевских продолжается в сыновьях, внуках и правнуках. Было бы несправедливо не рассказать кратко о его родных.

Юрий и Игорь Василевские

Продолжателем военной династии стал сын от первой жены маршала Серафимы Николаевны Вороновой. Юрий — ныне генерал-лейтенант в отставке. Еще мальчишкой он бредил самолетами и всю жизнь посвятил авиации. Завершение его военной карьеры пришлось на службу в подразделении Генштаба, которое когда-то создал отец. Но говорить о том, что по служебной лестнице Юрия Александровича тоже вел отец, было бы несправедливо.
…Юрий родился в 1924 году в Твери. Родители расстались в 1934 году, отец появился еще раз в 1937-м — подарил велосипед. И только в 1943-м Юра вновь встретился с отцом. Конечно, Василевский был в курсе его жизни, помогал бывшей семье материально, но мальчишку никто в золотой клетке не держал. В октябре 1941-го по настоянию Александра Михайловича семья уехала в эвакуацию, только через год вернувшись в Москву. Связь тогда практически была утеряна: Василевский постоянно был на фронтах. В конце 1942-го Юрию вручили повестку в военкомат. Его просьбу об учебе в летном училище комиссия не учла, хотя и направила в Миасс, в школу авиатехников. Призывников экипировали должным образом, но вот с кормежкой дела были неважные: главное, чтобы не падали в голодный обморок. К весне 1943-го у Юры началось воспаление легких, которое при ослабленном организме перешло в открытую форму туберкулеза. Он терпел и не обращался к врачам. Могло бы случиться непоправимое, но тут парня вызвали к начальнику школы по неожиданному вопросу: кем приходится ему маршал Василевский? «Отцом», — ответил удивленный курсант. Сына срочно вызвал к себе на встречу в Генштаб видно почуявший что-то неладное маршал. Юрия поместили в больницу, откормили и вылечили. В 1944-м он с отцом уже был на фронте — Прибалтика, Белоруссия… Он по полной надышался горячим воздухом передовой. Потом была академия Военно-воздушных сил. После войны Юрий уже жил вместе с отцом, в 1948 году женился на Эре Жуковой: два знаменитых маршала породнились. Отец молодожена был не в особом восторге, может, чувствовал, что семьи не получится, а может, переживал по другим причинам: Сталин старался не допустить дружбы между главными полководцами войны, а здесь — родственная связь! Юрий Александрович вспоминает, что отец никогда не был с Жуковым на ты, всегда уважительно звал его по имени-отчеству. И дело не в попытке угодить Сталину, просто Василевский всегда был человеком высокой штабной культуры. Взаимоотношения с Жуковым тем не менее у него были самые теплые и оставались таковыми и тогда, когда Георгий Константинович оказался в жестокой опале. Василевский всегда, как мог, его поддерживал.

Когда маршала Жукова сняли с поста министра обороны, младшего Василевского убрали из штаба Дальней авиации и направили служить в Туркестанский, затем в Среднеазиатский военные округа… Думали досадить отцу, а маршал Василевский только гордился, что сын служит на дальних южных рубежах, набирается опыта, и писал Юрию теплые письма.
Юрий Александрович вспоминает, что отец хоть и не любил компании, был человеком веселым и общительным, постоянно собирал вместе с Екатериной Васильевной, второй женой, по воскресеньям всю семью. Детей, братьев, сестер, племянников.
Наверно, непросто было быть сыном и зятем двух прославленных полководцев с совершенно разными характерами: взрывным — у Жукова, и сдержанным — у Василевского. Юрий Александрович, конечно, не удержался от соблазна примерить два парадных мундира родственников. И держал в руках сразу четыре ордена Победы: поровну на двух маршалов… Интересно, что в гражданской жизни у маршалов было мало точек пересечения. Если Жуков был заядлый охотник, то Василевский отличался страстью к рыболовству.
Младший сын Василевского Игорь стал основоположником новой династии Василевских — архитекторов. Его жена, дочь, внук — все избрали эту профессию. Может, потому Игорь встал на гражданскую стезю, что ребенком увидел страшное лицо войны. Его мама, Екатерина Васильевна Сабурова, вторая жена Василевского, родила его в Москве в 1935 году. Он помнит первые воздушные тревоги 1941-го, семья жила на улице Грановского, и с того времени Игорю Александровичу запомнилась большая корзина с крышкой, в которую было так приятно прятаться во время налетов: в бомбоубежище ходили не всегда, в доме были толстенные стены, казавшиеся обманчиво надежными. На какое-то время их с матерью эвакуировали в Чебаркуль, но вскорости отец вызывал их к себе на фронт. Для него с женой даже короткое расставание казалось невыносимым. Так что Игорь, можно сказать, тоже успел «повоевать». Он помнит, как водитель отца Борис Смирнов, спортивный и подтянутый, учил его водить машину. Сначала он управлялся с рулем, стоя на коленях. Отпечатались в памяти рокадные деревянные дороги с бортиками по краям, настеленные в районе штабов, чтобы машины не застревали в грязи и не переворачивались. Уроками ему приходилось заниматься больше, чем сверстникам: домашнее задание пересылали из Москвы ежедневно, а мама была строгим воспитателем. По складу своему парень рос гуманитарием, как отец, для которого именно участие в Первой мировой изменило судьбу сельского учителя на военную. Маршал научил сына играть в шахматы и, когда Игорь порой выигрывал у него, вздыхал: эх, жаль нельзя сыграть с тобой на военных картах! При строгой матери Игорь не испытывал чрезмерного давления отца. Тот его баловал игрушками, научил кататься на самокате, благодаря чему мальчишка легко освоил двухколесный велосипед. На гражданскую специальность сына Василевский согласился легко. В любом случае военная династия продолжалась старшим сыном Юрием, которым он всегда очень гордился. К тому же Игорь стал известным архитектором, так что иногда маршал шутил: «Я отец того самого знаменитого архитектора Василевского».
Игорь Александрович вспоминает, что отец любил ходить в театр, благодаря чему юный Василевский познакомился с самим Сталиным. На спектакле МХАТа «Синяя птица» к ним в ложу наведался вождь и стал расспрашивать мальчика об успехах в учебе. Игорь признался, что у него есть одна четверка, из-за этого стал так переживать, что спектакль совершенно выпал из его детского восприятия.
Но главное, что запомнилось сыну маршала из детства, так это атмосфера истинной любви родителей друг к другу, в которой буквально купался Игорь. И то, что на протяжении десятков лет отец работал буквально на износ. Когда Екатерина Васильевна серьезно заболела, то Александр Михайлович настоял на операции, несмотря на опасения врачей, и продлил ей жизнь, трогательно потом выхаживая. Когда в 1977 году у Александра Михайловича случился инфаркт, жена точно так же до последнего надеялась на чудо…

Последний штрих

Полководец Василевский не оставил своим потомкам в наследство ничего, кроме доброго имени в летописи страны. Даже его личную дачу — не хотелось жить «в государственном имуществе», — выстроенную на собственные деньги, Никита Сергеевич Хрущев, изъял. А вот слава полководца вечна и никому неподвластна…

Василевский Александр Михайлович

Василевский Александр Михайлович
18(30).09.1895–5.12.1977

Маршал Советского Союза,
Министр Вооруженных сил СССР

Родился в селе Новая Гольчиха близ Кинешмы на Волге. Сын священника. Учился в Костромской духовной семинарии. В 1915 году окончил курсы в Александровском военном училище и в чине прапорщика был направлен на фронт Первой мировой войны (1914–1918 гг.). Штабс-капитан царской армии. Вступив в Красную Армию в годы Гражданской войны 1918–1920 гг., командовал ротой, батальоном, полком. В 1937 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1940 г. служил в Генштабе, где его застала Великая Отечественная война (1941–1945). В июне 1942 года он стал начальником Генштаба, заменив на этом посту, ввиду болезни, маршала Б. М. Шапошникова. Из 34-х месяцев пребывания на посту начальника Генштаба 22 А. М. Василевский провел непосредственно на фронте (псевдонимы: Михайлов, Александров, Владимиров). Был ранен и контужен. За полтора года воины он вырос от генерал-майора до Маршала Советского Союза (19.02.1943) и вместе с г. К. Жуковым стал первым кавалером ордена «Победа». Под его руководством разрабатывались крупнейшие операции Советских Вооруженных Сил А. М. Василевский координировал действия фронтов: в Сталинградской битве (операции «Уран», «Малый Сатурн»), под Курском (операция «Полководец Румянцев»), при освобождении Донбасса (операция «Дон»), в Крыму и при взятии Севастополя, в сражениях на Правобережной Украине; в Белорусской операции «Багратион».

После гибели генерала И. Д. Черняховского командовал 3-м Белорусским фронтом в Восточно-Прусской операции, завершившейся знаменитым «звездным» штурмом Кенигсберга.

На фронтах Великой Отечественной войны советский полководец А. М. Василевский громил гитлеровских фельдмаршалов и генералов Ф. фон Бока, Г. Гудериана, Ф. Паулюса, Э. Манштейна, Э. Клейста, Енеке, Э. фон Буша, В. фон Моделя, Ф. Шернера, фон Вейхса и др.

19 апреля 1945 года он был награжден вторым орденом «Победа».

В июне 1945 года маршал был назначен Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке (псевдоним Васильев). За быстрый разгром Квантунской армии японцев генерала О. Ямады в Маньчжурии полководец получил вторую Золотую Звезду. После войны с 1946 — начальник Генштаба; в 1949–1953 — министр Вооруженных Сил СССР.

А. М. Василевский — автор мемуаров «Дело всей жизни».

Урна с прахом А. М. Василевского захоронена на Красной площади в Москве у Кремлевской стены рядом с прахом Г. К. Жукова. Бронзовый бюст маршала установлен в Кинешме.

Маршал А. М. Василевский имел:

  • 2 Золотые Звезды Героя Советского Союза (29.07.1944, 8.09.1945),
  • 8 орденов Ленина,
  • 2 ордена «Победа» (в том числе № 2 —10.01.1944, 19.04. 1945),
  • орден Октябрьской Революции,
  • 2 ордена Красного Знамени,
  • орден Суворова 1-й степени,
  • орден Красной Звезды,
  • орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени,
  • всего 16 орденов и 14 медалей;
  • почетное именное оружие — шашка с золотым Гербом СССР (1968),
  • 28 иностранных наград (в том числе 18 иностранных орденов).

В.А. Егоршин, «Фельдмаршалы и маршалы». М., 2000

Родился 16 сентября (30 сентября) 1895 г. в с. Новая Гольчиха Кинешемского района Ивановской обл., в семье священника, русский. В феврале 1915 г. после окончания Костромской духовной семинарии поступил в Алексеевское военное училище (г. Москва) и за 4 месяца (в июне 1915 г.) закончил его. В 1926 г. окончил курсы «Выстрел», в 1937 г. — 1-й курс Военной академии Генерального штаба РККА, и Приказом народного комиссара обороны СССР от 11 декабря 1938 г. «ему были присвоены все права окончившего академию Генерального штаба РККА».

Армейскую службу начал в царской армии с июня 1915 г. младшим офицером роты в запасном батальоне, а с сентября 1915 г. по декабрь 1917 г — командир роты и врио командира батальона в «409 Новохоперском полку 103 пехотной дивизии 9, 4 и 8 армий на Юго-Западном и Румынском фронте».

В Красной Армии с мая 1919 г. По ноябрь 1919 г. — помощник командира взвода, командир роты, в течение двух месяцев — командир батальона: с января 1920г. по апрель 1923 г. — помощник командира полка; по сентябрь — врио командира полка, по декабрь 1924 г. — начальник дивизионной школы и по май 1931 г. — командир стрелкового полка.

Далее А.М. Василевский переходит на штабную работу — начальником 2-го отдела Управления боевой подготовки РККА.

В его характеристике в 1935 г. отмечалось, что он «… обладает достаточно твердым характером, проявляет свою инициативу…».

В октябре 1937 г. он назначается начальником отдела в Генеральном штабе (по май 1940 г.). В его аттестации подчеркивалось, что он «твердый, энергичный и решительный командир. Умеет организовать работу и передать свои знания и опыт подчиненным. В работе упорен и настойчив».

С 21 мая 1940 г. по 1 августа 1941 г. — заместитель начальника Оперативного управления Генерального штаба.

С началом Великой Отечественной войны А.М. Василевский — заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии — начальник Оперативного управления (1.08.1941–25.01.1942 г.): первый заместитель начальника Генерального штаба — начальник Оперативного управления; первый заместитель начальника Генерального штаба (25.04.1942–26.06.1942 г.).

С 26 июня 1942 г. — начальник Генерального штаба Красной Армии, а с 15 октября 1942 г. — одновременно заместитель народного комиссара обороны СССР. С 20 февраля по 25 апреля 1945 г. командующий войсками 3-го Белорусского фронта, а затем, по июнь 1945 г, вновь заместитель народного комиссара обороны СССР.

В июне—октябре 1945 г. А. М. Василевский — Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке.

После окончания войны, с 22 марта 1946 г. по 6 марта 1947 г., — начальник Генерального штаба ВС СССР.

С 24 марта 1949 г. по 26 февраля 1950 г. — министр Вооруженных сил СССР и Военный министр СССР (по 16 марта 1953 г.).

В дальнейшем военная карьера А. М. Василевского часто резко менялась. Три года (с 16.03.1953 г. по 15.03.1956 г.) он был первым заместителем министра обороны СССР, но 15 марта 1956 г. его освобождают от занимаемой должности по личной просьбе, однако через 5 месяцев (14.08.1956 г.) вновь назначают заместителем министра обороны СССР по вопросам военной науки.

В декабре 1957 г. он «уволен в отставку по болезни с правом ношения военной формы», а в январе 1959 г. вновь возвращен в кадры Вооруженных Сил и назначен генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов МО СССР (по 5 декабря 1977 г,).

А. М. Василевскому дважды присвоено звание Героя Советского Союза (29.07.1944 г. и 8.09.1945 г.). Он награжден 8 орденами Ленина (21.05.1942 г., 29.07.1944 г., 21.02.1945 г., 29.09.1945 г., 29.09.1955 г., 29.09.1965 г., 29.09.1970 г., 29.09.1975 г.); орденом Октябрьской Революции (22.02.1968 г.), Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР (22.02.1968 г.); 2 орденами Красного Знамени (3.11.1944 г.. 20.06.1949 г.): орденом Суворова I степени (28.01.1943 г.); орденами Красной Звезды (1939 г.), «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени (30.04.1975 г.). Дважды удостоен ордена «Победа» (10.04.1944 г., 6.09.1945 г.), а также награжден 13 медалями СССР и 28 орденами и медалями иностранных государств.

Воинские звания; комбриг — присвоено 16. 08.1938 г., комдив — 5.04.1940 г., генерал-майор — 4.06.1940 г., генерал-лейтенант — 28.10.1941 г., генерал-полковник — 21.05.1942 г., генерал армии — 18.01.1943 г., Маршал Советского Союза — 16.02.1943 г.

Член КПСС с 1938 г., член ЦК КПСС (1952 г.—1961 г.), депутат Верховного Совета СССР (1946 г.—1958 г.).

Умер А. М. Василевский 5 декабря 1977 г. Похоронен на Красной площади в Москве.

Маршалы Советского Союза: личные дела рассказывают. М., 1996

Маршалы СССР

Понравилась статья? Поделись ссылкой!

Александр Василевский

Александр Михайлович Василевский родился (18) 30 сентября 1895 года в Костромской губернии, в семье священника. Обучался мальчик в церковно-приходской школе, затем в духовном училище и поступил в Костромскую духовную семинарию.
В связи с наступлением Первой мировой войны, Александр в 1915 году окончил Алексеевское военное училище и в чине прапорщика был направлен на фронт. После Октябрьской революции Василевский принимает решение оставить военную службу. Он увольняется в отпуск и уезжает к родителям, где занимается сельским хозяйством и работает учителем в начальных школах.
В 1919 году Василевский был призван в Красную Армию. За сравнительно короткий срок участия в Гражданской войне он, начав с помощника командира взвода, быстро вырос в должности до командира полка. Сражался против банд, участвовал в осуществлении продразверстки и в польской кампании. С 1931 года он служил в Управлении боевой подготовки РККА, принимал участие в организации учений, в разработке Инструкции по ведению боев.
В 1937 году Александр окончил Военную академию Генерального штаба и был назначен начальником кафедры, а затем – помощником начальника отдела Генштаба. В ту пору впервые проявились блестящие штабные способности Василевского, он участвовал в переговорах и подписании мирного договора с Финляндией, в демаркации новой советско-финской границы. К маю 1940 года он занял одну из ключевых фигур в структуре Генштаба – стал заместителем начальника Оперативного управления.
С первого дня Великой Отечественной войны Василевский в качестве начальника Генерального штаба принимал деятельное участие в разработке и осуществлении практически всех крупных операций на советско-германском фронте. Он координировал действия фронтов и внёс большой вклад в развитие советского военного искусства. В 1943 году ему было присвоено воинское звание «Маршал Советского Союза».
Летом 1945 года Александр Михайлович был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке и руководил ими в советско-японской войне. Он разработал план Маньчжурской стратегической наступательной операции, в которой советским и монгольским войскам потребовалось меньше месяца, чтобы разгромить в Маньчжурии миллионную Квантунскую армию.
В послевоенные годы Василевский занимал должность начальника Генштаба, был первым заместителем министра обороны, а затем министром Вооружённых Сил СССР, возглавлял работу по переформированию армии в соответствие с условиями мирного времени, избирался депутатом Верховного Совета СССР.
В 1953 году после смерти Сталина военная карьера маршала изменилась. Он был понижен в должности до заместителя министра обороны СССР, которую занимал 3 года, а затем был уволен в отставку. Однако в 1959 году была создана Группа генеральных инспекторов МО СССР, и Василевский был назначен её руководителем, где и работал до конца жизни.
Дважды Герой Советского Союза он был награжден двумя орденами Победы, 8 орденами Ленина, 6 орденами Красного Знамени, орденом Суворова I степени, орденами Красной Звезды и многими другими отечественными и иностранными орденами и медалями.
Скончался Александр Михайлович Василевский в Москве 5 декабря 1977 года, был похоронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Медаль «Маршал Василевский» МО РФ
Медаль «Маршал Василевский» из латуни на пятиугольной колодке, обтянутой муаровой лентой. Крепление – булавочный зажим.

  • День Морской пехоты
  • 75 лет Победы
    • Медали на 75 лет Победы
    • Флаги на 75 лет Победы
    • Сувениры на 75 лет Победы
    • Футболки и прочая одежда на 75 лет Победы
    • Подарки на 75 лет Победы
    • Бессмертный полк-2020
    • Солдатские пилотки и бескозырки на 75 лет Победы
  • 40 лет ввода войск в Афганистан
  • 75 лет ГСВГ
  • Новинки 2019
  • Различные ножи
    • Ножи с Армейской символикой
    • Темляки для ножей
  • День Десантника — 90 лет ВДВ
  • День Военно-Морского флота
  • 100 лет Пограничным Войскам
    • Футболки ко Дню Пограничных войск
    • Подарки ко Дню Пограничника!
    • Медали Пограничных войск
    • Подарочные наборы и фляги
  • Атрибутика 9 мая
    • Подарки на 9 мая!
    • Медали Победы
    • Солдатские пилотки и морские бескозырки
    • Бессмертный Полк-2019
    • Атрибутика Великой Победы
    • Магниты на 9 мая
    • Наклейки 9 мая
    • Георгиевские ленты
  • Флаги большие 90×135см по 299р! Ликвидация!
  • 30 лет вывода войск из Афганистана
    • Тематическая Одежда Афганистана
    • Сувениры и подарки Афганистана
    • Флаги и вымпелы Афганистана
    • Медали и ордена Афганистана
  • Награды
    • Медали ГСВГ
    • Ордена и медали СССР
    • Медали МО РФ
    • Коллекции орденов СССР
    • Знаки Погранвойск
    • Медали ФСБ
    • Кресты и медали за Кавказ
    • Знаки воинских частей
    • Ведомственные награды
    • Военные награды Армии России
    • Медали Афганистана
    • Медали ВДВ, Военной разведки, Спецназа ГРУ
    • Награды Росгвардии
    • Медали и знаки ВМФ, Морской пехоты
    • Общественные награды
    • Медали ВВС
    • Медали за Сирию
    • Награды, медали МВД и Полиции
    • Медали за Крым
    • Казачьи награды
    • Бланки удостоверений к медалям
    • Медали и награды рыбакам и охотникам
    • Награды МЧС
    • Царские награды Российской Империи
    • Шуточные медали
    • Православные медали
    • Награды Белого движения
    • Шильды и жетоны для производства сувениров
    • Медали ДНР
    • Футляры для медалей и орденов
  • Новые товары, Акции
    • ФИНАЛЬНАЯ ЛИКВИДАЦИЯ
    • Скорые поступления наград
    • Новые награды!
  • Юбилейные медали России и СССР
    • 5 лет воссоединения Крыма с Россией
    • Награды ко ВСЕМ 100-летним Юбилеям
    • 100 лет Вооруженным Силам
    • 100 лет ФСБ
    • День танковых войск
    • 70 лет Спецназу ГРУ
    • День ВКС
    • 100 лет войскам РХБЗ
    • 100 лет Уголовному розыску
    • 100 лет СССР, Революции,
    • 100 лет милиции
    • 300 лет Полиции
    • 100 лет РВВДКУ имени генерала армии Маргелова
    • 100 лет Военной Разведке
    • 100 лет Войскам связи
  • Юнармия
  • Военные флаги
    • Флаги России
    • Флаги Погранвойск
    • Флаги Погранвойск СССР
    • Флаги Морчастей Погранвойск
    • Флаги ДНР
    • Флаги СССР
    • Флаги на 9 мая
    • Флаги ВДВ
    • Флаги ВМФ
    • Флаги Морской пехоты
    • 61 ОбрМП «Спутник»
    • Имперские флаги
    • Славянские флаги
    • Казачьи флаги
    • Флаги Сухопутных войск
    • Флаги Войск связи
    • Флаги Танковых войск
    • Флаги Мотострелковых войск
    • Флаги ПВО
    • Флаги РВиА
    • Флаги РВСН
    • Флаги ВВС
    • Флаги Военной разведки и спецназа ГРУ
    • Флаги Министерств и Ведомств
    • Флаги МВД и полиции
    • Флаги МЧС
    • Флаги Внутренних Войск МВД,
    • Флаги ФСБ, ФСО
    • Флаги Спецназа ВВ МВД,
    • Флаги областей
    • Флаги РЭБ и Ядерного обеспечения
    • Флаги городов
    • Флаги Сирии
    • Флаги Армении
    • Флаги организаций
    • Подставка для флажка
    • Пиратские флаги
    • Прикольные флаги
    • Спортивные флаги
    • Флаги стран мира
  • Тактическое снаряжение, Форма
    • Армейские береты , Фуражки, Бескозырки
    • Тактические рюкзаки
    • Тактические сумки
    • Армейские несессеры
    • Подшлемники и маски-балаклавы
    • Рюкзаки с вышивкой
    • Армейская маскировка
    • Сумки с вышивкой
    • Маски для страйкбола
    • Браслеты из паракорда
    • Тактические очки
    • Магнитные компасы
    • Фонари
    • Тактические ремни
    • Наколенники и налокотники
    • Оптические прицелы для оружия
    • Шарфы-сетки
    • Армейские фляги и котелки
    • Тактические ручки
    • Тактические часы
    • Арафатки
    • Военные бинокли
    • Тактические перчатки
    • Армейские спальные мешки
    • Отпугиватели собак и электрошокеры
    • Рогатки боевые
    • Армейские фляги и котелки
    • Термосы
    • Тактические ножи
  • Футболки Армия России
  • Футболки с термотрансферами
  • Военные футболки
  • Мужские толстовки
  • Милитари футболки с вышивкой
  • Сувениры
    • Блокноты
    • Наручные командирские часы
    • Фляжки для напитков
    • Кружки для мужчин
    • Сувенирные вымпелы
    • Вышитые вымпелы двухсторонние
    • Наборы подарочные
    • Махровые полотенца
    • Наборы для напитков
    • Зажигалки
    • Аксессуары для телефонов
    • Нашивки и шевроны
    • Магниты
    • Ленты триколор
    • Шевроны малые
    • Портсигары
    • Махровые полотенца
    • Брелки для ключей
    • Военные ленточки
    • Наклейки на авто
  • Футболки с Путиным
  • Шапочки мужские
  • Картинки-переводки на одежду
  • Майки мужские
  • Шарфы шелковые
  • Обложки для документов
    • Обложки на паспорт
    • Обложки на военный билет
    • Обложки для удостоверений
    • Мужские кожаные портмоне
  • Шорты милитари
  • Одежда
  • Мужские шарфы
  • Георгиевская лента
  • Шарфы вязаные мужские
  • Изготовление медалей, орденов, наград на заказ
  • Кепки однотонные
  • Росгвардия
  • Георгиевская лента

 Василевский Александр Михайлович


Александр Михайлович Василевский родился в сентябре 1895 года в Ивановской области. Отец ег был священником, мать же занималась воспитанием детей, которых в семье было 8. В начале 1915 года Александр оказался в Алексеевском военном училище. Через четыре месяца, пройдя ускоренный курс, закончил обучение.
Окончив училище, он получил звание прапорщика, и прибыл нести службу в Новохоперский полк, который был передовым на фронте. Молодой офицер, сражу же попал в пекло Первой Мировой Войны, два года провел на передовой. Без отдыха, в боях и лишениях, формировалась личность будущего великого полководца. К революционным событиям, Василевский уже был штабс-капитаном, и руководил батальоном солдат. В 1919 году он стал служить в Красной Армии. Был помощником командира взвода в запасном полку. Вскоре стал командовать ротой, затем батальоном, и выехал на фронт — воевал с поляками. Двенадцать лет он прослужил в 48 стрелковой дивизии, поочередно руководя полками, входящими в состав этого формирования.
В мае 1931 года переводится в Управление боевой подготовки Красной Армии, участвует в организации учений, разработке инструкций ведения боя. Работа в УПБ, с мэтрами военного дела Лапиньш и Сидякиным обогатила Василевского знаниями. В те же дни, он познакомился с Георгием Константиновичем Жуковым. Вскоре Александр Михайлович был переведен в аппарат наркомата, затем прошел школу штабной службы в Наркомате обороны, а так же в штабе Приволжского военного округа. В 1936 году полковник направляется в Академию Генштаба, окончил её, и по протекции Шапошникова попал в Генштаб. К маю 40-го года Александр Михайлович стал заместителем начальника Оперативного управления. Шапошникова уволили, а Василевский остался на своем месте. Талант будущего маршала всецело оценил сам Сталин — был включен в состав делегации правительства в Берлин, в качестве военного эксперта.
Начало Великой Отечественной Войны закалило характер Василевского, он был в рядах тех военных, которым Сталин непосредственно доверял. А доверие Сталина в военные годы многого стоило. В сражениях за Москву, он был ранен, совместная работа по обороне города, сблизила его с Жуковым.
Вскоре Василевскому пришлось очень туго. Шапошников, который с началом войны вернулся в армию, по состоянию здоровья ушел со своего поста. И теперь, Василевский стал временным начальником Генштаба. Александр Михайлович, был один на один со Сталиным, который издавал недальновидные и непрофессиональные приказы. Василевскому приходилось оспаривать их, насколько это возможно, а также защищать генералов, попавших в немилость к Сталину. Летом 42 года, его назначили полноправным начальником Генштаба. Теперь его полководческий талант раскрылся, он занимался планированием операций, снабжением фронтов продовольствием и оружием, вел практическую работу, занимался подготовкой резервов. Все ближе общается с Жуковым. После боев под Сталинградом, общение двух великих полководцев перерастет в дружбу. В 43 году Василевский получил звание Маршала Советского Союза. Теперь он второй после Жукова военный, получивший такое воинское звание.
Летом 43-го года Василевского ждали испытания на Курской дуге. Разделив ответственность за операцию вместе с Жуковым, в очередной раз, отговорив Сталина от его плана, маршалов ждали тяжелые бои. Обескровив и измотав немцев в оборонительных боях, Красная Армия без передышки перешла в наступление. С этого момента началось изгнание немцев с русской земли. Операция на Курской Дуге была блестяще проведена замечательными маршалами советской армии.
Он все меньше занимался делами Генштаба. Работая с Василевским, Сталин научился более грамотно воспринимать ситуацию. Свое внимание великий стратег переключает на фронта, где проводит несколько успешных операций. Освобождение Донбасса, Одессы, Крым это все хорошо спланированные операции, за которыми стоял большой труд Маршала Василевского. В боях за Севастополь маршал был ранен. Его машина подорвалась на мине. Некоторое время он был в отпуске, проводил время с семьей в Москве.
Вскоре он уже составил план освобождение Белоруссии. После консультаций со Сталиным, план был утвержден. Операция получила название Багратион, и была одна из самых блестящих за всю Вторую Мировую Войну. Александр Михайлович разрабатывая план, применил все свои военные знания, тут было все: и творчество, и тактика и теория, которая была отлично воспроизведена на практике. За освобождение Белоруссии, он удостоился звании Героя Советского Союза.
В феврале 45 года Василевский, после смерти Черняховского, был назначен командующим третьим Белорусским фронтом. Под командованием маршала, войска завершили разгром немцев в восточной Пруссии. После капитуляции Германии, он провел блестящие операцию на Дальнем Востоке, и быстро разгромил японскую армию. За эту кампанию, он был удостоен второй звездой Героя Советского Союза.
Маршал Василевский великий полководец, вписавший золотыми буквами свое имя в исто

Мы были на фронте рядом с отцом

— Маршал Василевский не хотел, чтобы вы пошли по его стопам и стали военным?

— Отец гордился моим старшим сводным братом Юрием, который продолжил его дело, но когда встал вопрос о выборе моей специальности, он предоставил мне полную свободу. Дело в том, что он сам был гуманитарием. Окончил духовную семинарию, готовился к учительству, но Первая мировая война изменила все его планы и он стал военным. А я окончил школу с золотой медалью и имел право выбирать любой вуз. Отец принимал в этом активное участие. Он объехал со мной несколько институтов и поддержал меня, когда я сделал свой выбор.

— Где вы встретили войну?

— Мы были в Москве. Отец работал заместителем начальника Генштаба. Я был тогда маленьким, но помню, что в конце сорокового — начале сорок первого года уже шли определенные подготовительные работы. Периодически объявлялись учебные тревоги, которые я очень плохо переносил. В преддверии войны мы уже были готовы к тому, что что-то должно произойти. С 21 июня папы не было дома, и после начала войны я достаточно продолжительное время его не видел — они работали круглые сутки. В Генштабе поставили кровати, им туда приносили бутерброды. В самый критический момент мы с мамой были вынуждены уехать в эвакуацию, но в сорок втором, как только появилась возможность вернуться, приехали в Москву на улицу Грановского. У меня в памяти осталось, что там были очень толстые стены, а в них — шкафы. Во время воздушных тревог я там прятался.

В Москве я пошел в школу, но учеба проходила у меня своеобразно. Отец, если была возможность, не расставался ни с мамой, ни со мной. Мы постоянно находились с ним — на фронтах. Порученец в Москве по заданию отца ежедневно в конце занятий в школе узнавал, что задано и по ВЧ передавал уроки на фронт. Мама — мой самый строгий учитель — требовала неукоснительного выполнения.

— Вы помните день Победы?

— Девятое мая я встретил с отцом в Риге. Мы жили в вагоне поезда — у папы был свой вагон. И День Победы запомнился мне тем, что вдруг началась пальба из всех видов оружия. Это был салют победы. Я выглянул из вагона и увидел, что люди выражают свой восторг, стреляя из того, что есть под рукой. Это было незабываемое состояние всеобщего ликования. Папа с мамой радовались вместе со всеми, но для отца День Победы был продолжением войны. Его назначили главнокомандующим нашими войсками на Дальнем Востоке, и он все силы отдавал подготовке этой операции.

В день Парада Победы он прошел по Красной площади во главе колонны своего фронта. Я приехал на парад вместе с папой, стоял на трибуне, очень им гордился. Но поскольку я постоянно был рядом с отцом, видел его и в военной форме, и в парадном мундире, я это воспринимал как нечто привычное. Хорошо помню и последующие парады. Отец был военным министром, тогда было принято выезжать верхом, а ехать на лошади по мощеной мостовой — не самое простое дело. Несмотря на то, что он был хорошим наездником, за ним даже был закреплен конь по кличке Ставрикай, к парадам отец готовился и очень волновался.

— А как познакомились ваши родители?

— В 1931году отец получил перевод в Москву. Он был назначен первым заместителем управления боевой подготовки. Там он и встретил маму, которая работала делопроизводителем. В 34-м году они поженились, а в 35-м родился я. Они никогда не рассказывали подробностей первой встречи, историю своей любви.

В семье всегда была атмосфера невероятно трогательной любви друг к другу. Отец постоянно находился под прессом неизвестности, не знал, что с ним будет завтра. Один раз даже прощался со мной. На протяжении многих лет работал с колоссальной моральной и физической перегрузкой. Мне рассказывали, что бывали моменты, когда он после нескольких бессонных ночей отключался над картой. Выдержать это ему помогала любовь, дружба в семье и увлеченность своим делом.

Преданность моих родителей друг другу оставалась безграничной до последних дней их жизни. Когда мама тяжело заболела, встал вопрос о срочной операции, однако врачи развели руками, не рискуя ее сделать. Отец вопреки всему настоял на этом, а потом сам выхаживал маму и этим спас ей жизнь. Точно также, когда в 1977 году у отца случился инфаркт, мама находилась рядом с ним днем и ночью — сначала дома, а потом в больнице в реанимации. Она делала для него все, что могла, и до конца надеялась на чудо.

— Как в семье любили отдыхать?

— Отец любил ходить в театр, когда была такая возможность. И мое знакомство со Сталиным состоялось в театре. Мы пошли во МХАТ на спектакль «Синяя птица», когда сидели в ложе, по залу вдруг пробежал шорох — приехал Верховный Главнокомандующий. В антракте Сталин стал расспрашивать меня об учебе и об успеваемости. А у меня была одна четверка. Я ужасно переживал, но пришлось признаться. Это было событие, которое затмило спектакль. Несколько раз мы всей семьей ездили в Карловы Вары. Там отец увлекался рыбалкой.

После войны у него почти не было свободного времени. Все дни были заполнены встречами, работой над воспоминаниями, ответами на письма. Он общался с огромным количеством людей, вел переписку, не обращая внимания на ранги и должности. Хорошо помню отцовский каллиграфический почерк, которым он писал донесения Верховному Главнокомандующему. Тот требовал во время войны ежедневного отчета, и я помню, как один раз по какой-то причине отец этого сделать не смог. Тогда Сталин сказал ему, что в следующий раз такая оплошность будет последней в его жизни.

— Какие качества больше всего помогли вашему отцу в жизни?

— Как-то раз, когда мы играли с отцом в шахматы и я выигрывал, он сказал: «Очень жаль, что ты не владеешь искусством игры на военных картах. Вот там мы бы с тобой сразились». Это было дело, которому он отдавался полностью. Думаю, что такой талант был дан ему свыше. В делах он всегда проявлял твердость, и даже если нужно было противостоять Сталину, он это делал. Я очень гордился отцом. При этом он был скромным, мягким, отзывчивым, внимательным человеком.

прямая речь

Продолжатель военной династии Василевских — сын маршала и его первой жены Серафимы Николаевны Вороновой Юрий — ныне генерал-лейтенант в отставке. Он родился в 1924 году в Твери. С юных лет Юрий Василевский мечтал о самолетах. Всю свою жизнь он посвятил авиации, а военную карьеру завершил в Генштабе, в подразделении, которое когда-то создал его отец.

— Юрий Александрович, еще до войны ваш отец стал видным военачальником. Вы это чувствовали?

— В 1934 году мои родители разошлись, и я жил с мамой. Самым дорогим, что осталось у меня от отца, была его полевая сумка, с которой я долго ходил в школу. Она была удобнее, чем обычный портфель, — там находились специальные секции для ручек и карандашей, а кроме учебников и тетрадок туда еще помещались такие необходимые для учебы предметы, как рогатка и деревянный пистолет. Но главное ее удобство выявлялось во время драк.

От мамы я знал, что у меня появился брат Игорь. А весной 1940 года, когда объявили о завершении конфликта с Финляндией, я буквально прилип ухом к тарелке громкоговорителя — после непонятного для меня слова «демаркация» диктор вдруг упомянул Василевского Александра Михайловича, который был назначен в комиссию по уточнению и оформлению новой границы с Финляндией. У меня не было сомнений, что это мой отец, и я помчался в школу похвастаться этой новостью перед приятелями. В том же году в день моего пятнадцатилетия вышла газета с портретами военных, которым были впервые присвоены генеральские звания. Среди них был и отец. Эта газета долго висела у меня над кроватью.

— Вы виделись с отцом во время войны?

— В октябре сорок первого по его настоянию мы с мамой уехали в эвакуацию и в Москву вернулись только через год. Я знал, что отец постоянно находился на фронтах, поэтому связи с ним мы не имели. А в конце сорок второго года я получил повестку из военкомата. Я мечтал стать летчиком, но все мои просьбы о зачислении в летное училище комиссия оставила без внимания. Правда, учитывая пристрастие к авиации, меня направили в город Миасс, где тогда находилась школа авиатехников. В этой авиашколе нас, призывников, одели в бушлаты, шапки-ушанки, ботинки и обмотки. Кормили так, чтобы мы могли дойти до учебного корпуса и вернуться в казарму. Весной 1943 года у меня началось воспаление легких, которое очень быстро перешло в открытую форму туберкулеза. Обращаться к врачу у нас считалось плохим тоном, и по своему самочувствию я уже понимал, чем все это должно закончиться. Именно в этот момент судьба послала мне отца.

Когда мне стало совсем плохо, меня неожиданно вызвали к начальнику училища, спросили, какое отношение я имею к маршалу Василевскому. Узнав, что я его сын, мне сообщили, что в училище пришла телеграмма от командования ВВС, которая обязывает меня срочно явиться в Генеральный штаб для встречи с маршалом. После этого вместо обмоток и бушлата мне выдали сапоги и шинель, и я поехал в Москву. Уже на следующий день я был доставлен в Генштаб и узнал, как выглядят погоны маршала Советского Союза. В тот день мы увиделись с отцом в первый раз с тех пор, как в 37 году он приходил к нам с мамой в гости и подарил мне велосипед. Мы сели, и отец стал расспрашивать меня о моей жизни. Потом сказал, что уезжает на фронт. «Я прошу тебя, Юрик, поехать в санаторий «Архангельское» и отдохнуть там несколько дней до моего возвращения в Москву. Откровенно говоря, мне не нравится, как ты выглядишь». Я спросил: «А как с училищем?» — «Ради бога, не беспокойся, считай, что этот вопрос мы сумеем решить». После этого мы стали часто видеться с отцом. Меня поместили в больницу, он присылал мне еду.

В сорок четвертом отец взял меня с собой на фронт. В феврале мы были в Прибалтике, затем, после гибели Черняховского, отец был назначен командующим 3-м Белорусским фронтом. Я ездил с ним, увидел, что такое война. В это время я уже готовился поступать в Академию Военно-воздушных сил.

— После войны вы продолжали общаться?

— В то время я уже жил с отцом. Помню, когда он был военным министром, у него были очень сложные взаимоотношения со Сталиным. Незадолго до смерти вождя была выпущена какая-то не удовлетворяющая требованиям техника. И хотя отец непосредственного отношения к этому не имел, Сталин как-то сказал ему: «На американцев работаете?» Отец воспринял это как предупреждение, позвал меня, сказал: «Если со мной что-то случится, ты будешь за старшего. Не подведи».

В 1948 году я женился на Эре Жуковой. Отец, честно говоря, был не в восторге. В это время Сталин всячески пытался не допустить дружбы между главными полководцами войны. А уж семейные связи вообще были крайне нежелательны. Мы стали меньше общаться. Жили мы с Эрой у Жуковых на улице Грановского. Георгий Константинович в это время был в Свердловске, оставил меня за старшего. Я шел своим путем, после военной академии служил в Германии, окончил в шестьдесят пятом году Академию Генштаба, после этого меня направили в Тбилиси, потом в Ташкент. Отец всегда расспрашивал меня о службе. Он гордился тем, что я служу так далеко от Москвы, в очень тяжелых условиях. Когда из Ташкента меня перевели в Алма-Ату, у нас не было даже квартир. Отец напутствовал: «Сначала думай о людях, а потом о себе». Он всем рассказывал, что его сын служит там-то, особенно подчеркивая, с какими трудностями мне приходится сталкиваться. И несмотря на то, что у отца были знакомства на самом высоком уровне и в тех военных округах, в которых работал я, мне никогда не приходило в голову этим пользоваться, и отцу не приходилось за меня краснеть.

Как-то, когда я уже был генералом, отец рассказал мне такую историю: когда я был маленьким, к отцу в дивизию приехал начальник оперативного управления и заместитель начальника штаба Красной Армии Владимир Кириакович Триандафиллов. Отец пригласил его в гости. Пока родители накрывали на стол, Владимир Кириакович захотел посмотреть, как живет командир полка. По квартире его повел я. В коридоре, проходя мимо большого шкафа, я открыл одну из дверок, за которой стояли графины с различными настойками и наливками, приготовленными родителями по старым рецептам, и сказал, что здесь мама держит «молочко для папы». Когда мы вернулись в столовую, стол уже был накрыт, но графинов на нем не было и в помине. И видя смущение моих родителей, Триандафиллов сказал: «Дорогие Серафима Николаевна и Александр Михайлович, прежде чем попробовать эти замечательные закуски, не выпить ли нам с вами по рюмочке «молочка для папы», тем более что Юра показал мне, где оно хранится». Вспоминая эту историю, отец сказал мне: «Ты, Юра, поставил меня тогда в крайне неловкое положение».

— А как ваш отец любил проводить свободное время?

— Он любил рыбалку, но почему-то не любил охотиться. Еще когда я был маленьким, они с мамой очень много рыбачили, привозили огромных щук, которых потом коптили. Впоследствии к рыбалке пристрастился и я. Георгий Константинович Жуков — заядлый охотник — говорил мне: «Ты занимаешься несерьезным делом». А потом сам втянулся, да так, что его от этого занятия невозможно было оторвать. Я научил его делать блесны, и у него это стало получаться даже лучше, чем у меня.

Отец в основном жил на даче в Архангельском. Он любил ходить за грибами, с удовольствием собирал ягоды. У него было еще одно увлечение — лошади. До войны, когда он служил в частях, командиру было положено иметь коня и свой выезд — пролетку. В Москве же за ним был закреплен конь, он ездил на нем в Хамовниках.

— Он участвовал в вашем воспитании?

— Я не могу вспомнить, чтобы отец меня как-то воспитывал. Он не был ни грубым, ни суровым, никогда меня не ругал. Бывало, скажет очень серьезным тоном: «Юрик, потрудись».

— Какие его качества остались у вас в памяти?

— Отец был веселым, общительным человеком, но при этом он не любил быть в компании. Несмотря на это, по воскресеньям они с Екатериной Васильевной собирали за большим столом всю семью — детей, братьев, сестер, племянников.Я приезжал к нему сначала с Эрой, потом со своей нынешней женой. Он очень любил анекдоты, сам хорошо их рассказывал. У отца был один сослуживец, который знал уйму смешных историй. Когда они ехали вместе в какую-нибудь командировку, он привозил оттуда множество анекдотов, которые с удовольствием пересказывал.

У отца было довольно много друзей, но военных среди них почти не было. Многих после войны арестовали. Кого-то он сумел вытащить, кого-то не смог.

— Каково это — быть сыном и зятем двух прославленных маршалов Великой Отечественной?

— Мне в жизни пришлось держать в руках четыре ордена Победы. Два было у отца, и два у тестя. Точно так же я мерил два парадных мундира, увешанных орденами. Мундир Василевского и мундир Жукова.

Победа. Одна на всех. Маршал Василевский

Маршал А.М. Василевский — министр Вооруженных Сил, 1952
Маршал А.М. Василевский с сыном Игорем в день 80-летия, 1975
Маршал А.М. Василевский с женой Екатериной Васильевной, 1945
М. ПЕШКОВА: Выдающийся советский военачальник, один из крупнейших полководцев Второй мировой войны – так пишут во всех статьях о маршале Василевском. Как начальник генштаба Александр Михайлович принимал участие в разработке и осуществлении практически всех крупных операций на фронте. Он так и курсировал между фронтом и Ставкой. О маршале Василевском беседую с его сыном, известным архитектором Игорем Василевским. И начали с детских воспоминаний Игоря Александровича.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Помню, в довоенное время общение с отцом было не очень частым, в самые предвоенные годы. Но когда он появлялся, это была несказанная радость. Потому что он искренне любил, и это чувство нельзя было скрыть, и оно было взаимным. Когда он куда-то уезжал в командировки, то всегда возвращался с чем-нибудь, с какой-нибудь игрушкой, это тоже осталось в памяти.
М. ПЕШКОВА: Когда вы переехали на Грановского?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Это уже более позднее время, это уже время после Московской битвы, т.е. мы вскоре вернулись из эвакуации, из Чебаркуля, с мамой. Отец очень любил маму. Я думаю, что один из факторов, который давал ему в этой невероятно напряженной ситуации силы, – любовь к маме.
М. ПЕШКОВА: Наверное, это была очень большая любовь. Он зрелый человек, это был его второй брак, он решился на него.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Безусловно. Но второе, чем он жил, это одержимость тем делом, которым он занимался. Я думаю, это было дано от бога – увлеченное посвящение себя всем стратегическим разработкам, планам, озарениям. Это два начала, я думаю, которые давали ему силы.
М. ПЕШКОВА: Он ведь из семьи священнослужителей, он прошел четыре курса духовной семинарии. И вдруг круто меняет свою жизнь и уходит в армию. На дворе была Первая мировая война.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, действительно, он в 14-м году поступил в духовную семинарию, в 14-м году, окончив экстерном, поступает в Алексеевское военное училище. С этого времени вся его судьба изменилась.
М. ПЕШКОВА: Два года он был на войне, два года окопной жизни. Именно тогда его закалила судьба?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я думаю, она и закалила, и в то же время, по его воспоминаниям, она дала возможность ему сблизиться с простым солдатом, с человеком. Вот за эти человечные качества с его стороны по отношению к подчиненным уже позже, в 18-м году, когда он из Румынии вернулся на родину, при переизбрании руководящих органов в войсках его избрали командиром полка. Но на месте сказали, что добираться туда, где находится его полк, через Украину, это очень сложно, и нужно другое применение на родине. И он сначала учительствовал долгое время.
М. ПЕШКОВА: Какой предмет он читал?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Он после окончания духовной семинарии мог преподавать только в младших классах средней школы. Он вообще мечтал в свое время посвятить себя именно гуманитарной деятельности. Как ни странно, судьба распорядилась так, что он ей занялся, посвятив себя мемуарам, написал всё собственноручно до каждой буквы. У него был идеальный почерк – для Сталина это было очень важно, все эти донесения.
М. ПЕШКОВА: Ваш отец ведь каждый день писал донесения Сталину.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: И писал, и докладывал. Если были какие-то задержки…
М. ПЕШКОВА: Однажды была задержка, Сталин сказал, что «это тебе дорогого будет стоить».
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, это не прощалось. Обстоятельства были такие, не по расхлябанности, а просто были обстоятельства, которые не позволили вовремя сообщить. Я очень сильно ощущал подготовительный период к войне, когда были учебные воздушные тревоги. Я просто физически их не переваривал, не воспринимал.
М. ПЕШКОВА: И вы тогда прятались в шкафу на Грановского.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Нет, это было уже позже, значительно позже, это когда мы вернулись из эвакуации.
М. ПЕШКОВА: Ваш отец принимал участие в битве за Москву, проявил себя в этой битве. Это были первые его награды?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Если говорить про этот период, то его биография необычная, потому что ситуация была настолько напряженная, что генштаб во главе с Шапошниковым был эвакуирован, в Москве осталось минимальное количество людей из генштаба, которых возглавил Василевский.

М. ПЕШКОВА: Ему как ученику Шапошникова, как любимому ученику поручили, да?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я думаю, что все-таки за его определенные способности. Здесь любовь, она была как следствие, связанное с работой. Понимая, что девять человек, которых оставили здесь вместе с Василевским, при том объеме работы и ответственности это просто невозможно сделать, он пытался каким-то образом изменить эту цифру. Только позже он узнал, чем она была продиктована – на крайний случай для эвакуации командного состава были самолеты, и самолет для генштабистов имел девять мест. Поэтому больше не могло быть при всем желании. Позже он узнал об этом.
М. ПЕШКОВА: Именно Василевский был против того, чтобы столько самолетов располагать близко к границе. Он понимал, что это будет тот самый мощнейший удар, который может обезглавить нашу авиацию, и он говорил об этом.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Безусловно, что в предвоенные годы и в начале войны наш генеральный руководитель, он мало прислушивался. Я думаю, что только в 42-м году, когда особенно сгустились краски, он понял, что без коллективного совета с военачальниками, с руководителями промышленности, без мобилизации всех возможных сил одолеть такого противника будет невозможно. Поэтому ситуация в 42-м году уже изменилась в плане самого руководства, т.е. уже началось коллективное руководство. А до этого, в начале войны, к сожалению, всё было по-другому.
М. ПЕШКОВА: Сталин заметил вашего отца еще до войны, и именно ваш отец был включен в правительственную делегацию как военный советник, и он летал в Берлин.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да.
М. ПЕШКОВА: Что случилось под Сталинградом? Ваш отец именно в тот период очень сблизился с Жуковым. Какова роль вашего отца в битве за Сталинград?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Это одна из крупнейших операций, в которой отец принимал непосредственное участие. Безусловно, Георгий Константинович был его ближайшим
– и по-человечески тоже – человеком, и по всем делам без этой тройки ничего не решалось. Т.е. Сталин, Жуков, Василевский, тем более такое крупное сражение. Встает вопрос, кто вообще предложил вот этот стратегический план, который должен быть завершиться еще окружением. Историк Гареев говорит о том, что кто принимает решение, тот как бы и автор. Сталин дал добро на решение. Поэтому руководство всеми тремя фронтами, помимо разработки, было возложено на Василевского. Так что за эту операцию он фактически получил маршала, за сталинградскую операцию.
М. ПЕШКОВА: Всего за три недели до этого он стал генералом армии. Совсем короткий срок.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Биография у него действительно фантастическая. Но в какой-то степени некоторые из историков это объясняют таким образом, что еще накануне войны, 19 мая был в оперативном управлении разработан документ, который получил неофициальное название – стратегические развертывание наших войск на случай войны с Германией. Так вот этот документ фактически говорил о том, что надо сделать в случае нападения. Это сосредоточение, прикрытие и развертывание наших войск. Этот документ был написан собственноручно Василевским. Он не был официально подписан, но фактически лег в основу всей стратегии дальнейших операций. И это официально не очень у нас известно, но, тем не менее, в узких кругах понятно, что уже тогда была предложена система, которая вошла в действие. В этом смысле довольно любопытно, что она была несколько видоизменена в переломной, решающей операции – Курское сражение.
М. ПЕШКОВА: Да, это следующий этап в биографии вашего отца – Курская дуга.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Тот же историк Гареев отмечает, что и Жуков, и Василевский в этой операции предложили совершенно новый подход к стратегии – не начать сражения, а дождаться и спровоцировать противника, чтобы он перешел в наступление. Для оборонительной операции требуется не меньше сил, чем для наступления, но, тем не менее, это было проверено на Прохоровке, это знаменитое танковое сражение, после которого фактически наши войска перешли в настоящее наступление. Это было переломным моментом Второй мировой войны.
М. ПЕШКОВА: Вы с мамой были на фронте у отца. Как это случилось?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Для меня это тоже в какой-то степени загадка. Потому что всё, что нас окружало, было со словом «нет», «нельзя», это пронизывало всё.
М. ПЕШКОВА: Вам нельзя было гулять, вам нельзя было выходить тогда, когда вы хотели выходить, вам нужно было жить военной жизнью.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Здесь, может быть, не так физически… Но круг друзей контролировался.
М. ПЕШКОВА: И в школу вы не ходили, вам передавали задания.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: К школе был приписан, к 110-й знаменитой, ей руководил Иван Кузьмич Новиков, заслуженный директор, учитель. В силу того, что мы часто выезжали, как вы говорите, на фронт к отцу, то все мои занятия проходили с мамой. Человек, который был здесь, в Москве, из военных, ему было предписано все уроки ежедневно получать и передавать.
М. ПЕШКОВА: По правительственной связи.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да. Поэтому пока я до последнего не сделаю все уроки, мне ничего не разрешалось. Это было, конечно, испытание то еще.
М. ПЕШКОВА: Это какие ваши классы? Первый, второй, третий?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Мне было 8-9 лет. Выполнение всех школьных заданий. Все ученики Москвы через что проходили? У меня был ежедневный, постоянный контроль. После окончания всех этих занятий была довольно резкая смена всей ситуации. У отца была охрана, там были относительно молодые ребята, которые в том числе должны были следить за своей спортивной формой, т.е. они занимались всякими упражнениями, зарядками, волейболом. Меня в это дело тоже втягивали. Я с ними на равных играл в волейбол.
Водитель Борис Смирнов фотографировал, он меня научил этому делу. И самое главное. Так как он был водитель, а машина – это мечта каждого мальчишки, то на коленях – за руль, за «Виллисом», потому что охрана ездила на открытых «Виллисах» летом. Опущенное стекло. Это божественное воспоминание – когда по рокадным дорогам, деревянным дорогам вы едите, и там не съехать ни вправо, ни влево, потому что бортики контролируют движение колес. Поэтому в этом смысле было достаточно легко научиться интересному. Вообще, на джипе, который ездил по лесам, по оврагам, по всему – это незабываемо.
М. ПЕШКОВА: Таким образом, ваш водительский стаж составляет 70 лет почти.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Безусловно. В свое время спас жизнь отцу, заметив на военной дороге какой-то бугорок. Притормозил. Это была мина. Они ехали на трофейном «Опеле», от взрыва мины оторвало всю переднюю часть, мотор улетел в сторону.

М. ПЕШКОВА: Это было под Севастополем, это первый день освобождения Севастополя.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да. Каким-то образом они уцелели.
М. ПЕШКОВА: После Курской операции Крым, Одесса и юг Украины.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Одесса, освобождение правобережной Украины и выход на границу СССР.
М. ПЕШКОВА: Еще была Белоруссия.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Операция «Багратион», за которую отец получил Героя Советского Союза, первого Героя.
М. ПЕШКОВА: Ваш отец дважды Герой Советского Союза.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да. Второго Героя он повершил после блистательного завершения дальневосточной операции.
М. ПЕШКОВА: И вместе с Жуковым он получал награды. У Жукова была награда номер один, у вашего отца – номер два. Что это была за награда?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Это Ордена Победы.
М. ПЕШКОВА: У них была дружба с Жуковым или то, что называется дружба тире конфронтация?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Конфронтации не было никакой, даже намека.
М. ПЕШКОВА: Это было полное взаимопонимание?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я не могу сказать очень много, но достаточно высказываний одного о другом, взаимные высказывания, очень теплые слова с высочайшей оценкой, именно полководческой, у Жукова по отношению к Василевскому, дарственные книги, его мемуары мы храним в нашей библиотеке. Поэтому удивительное стечение обстоятельств, когда два человека одержимы одной и той же идеей – победа. Они сконцентрированы на этом. И еще они доверяли друг другу, как себе. Это прошло через всю жизнь.
М. ПЕШКОВА: И дети породнились.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: И дети породнились.
М. ПЕШКОВА: А как это случилось?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Надо сказать, что это очень контролировалось и не поощрялось сверху.
М. ПЕШКОВА: Сталин этого не допускал, да?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, он это осуждал. Но вопреки все-таки породнились.
М. ПЕШКОВА: Дочка Жукова и ваш старший брат.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Эра Георгиевна и Юрий Александрович.
М. ПЕШКОВА: Юрий Александрович стал военным?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, генерал-лейтенантом.
М. ПЕШКОВА: Он, так же как отец, штабист?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Нет, он в войсках служил. Так что поколесил по стране.
М. ПЕШКОВА: Вы к тому времени жили в Москве, а до этого был Дальний Восток. Потому что после войны, после Парада Победы, в котором участвовал ваш отец…
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Третий Белорусский фронт.
М. ПЕШКОВА: А вы стояли на трибуне?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да.
М. ПЕШКОВА: Каковы были ваши ощущения тогда, когда вы стояли на трибуне и видели отца вот так, издалека, не рядом с собой? Вам было-то 11 лет.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Отец среди других был дорог, но и все другие представляли тоже большой интерес.
М. ПЕШКОВА: Тогда 24-го числа лил страшный дождь. Вы мокли на трибуне? Или память это не удержала, не это было главным?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Вы сейчас сказали, а перед глазами совсем другое.
М. ПЕШКОВА: А что?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Само событие, которое проходило. Так что погодные катаклизмы не остались в памяти.
М. ПЕШКОВА: Вы гордились своим отцом? В школе знали, что вы сын маршала Василевского или нет, ваши одноклассники?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Мои товарищи?
М. ПЕШКОВА: Да, мальчишки.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я думаю, что все знали. Но это никогда не обсуждалось, никак нигде не чувствовалось абсолютно. Я для себя ставил задачу заслужить так же, как отец, уважение и любовь своих коллег школьных, это было у меня внутри.
М. ПЕШКОВА: Отец очень вами гордился. Он настолько гордился, что говорил: «Я отец того самого архитектора Игоря Василевского».
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Отец любил шутку так же, как и мой дед, это от него пошло. Было такое.
М. ПЕШКОВА: Тогда, после войны День Победы вы встретили в Риге. Как это было? Т.е. отец командовал Прибалтийским фронтом?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, после окончания восточно-прусской операции. Взятие Кенигсберга. Совершенно ужасающая картина пылающего Кенигсберга перед моими глазами. Перед глазами вечернее небо и полыхающий город. Страшная картина.
М. ПЕШКОВА: 9 мая вы были в Риге, и у командующего был отдельный вагон, вы там жили. Именно из этого вагона вы наблюдали, как отмечали победу?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Именно из вагона было слышно, видно, как стреляют из всего, что стреляет. Это было нечто. Трассирующие боевые пули, это же не ракетницы какие-нибудь, оружие-то было у каждого. Это тоже незабываемо. Было выражение неподдельного ликования людей, которые дождались. Жили в надежде на изменения.
М. ПЕШКОВА: Сталин отправил всех военных из Москвы, я имею в виду высший военный состав, кого куда. Василевского он оставил в Москве. Какова была забота, работа вашего отца в это время?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Фактически после окончания японских событий…
М. ПЕШКОВА: Они были не длинными – три недели.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: 24 дня. 9 августа это всё началось, 2 сентября закончилось. В сентябре, позже, отца вызвали в Москву, в политбюро к Сталину, задавали ему вопросы, как прошла операция, о японском руководстве, о состоянии и настроениях в Китае, в Корее – всё, что наше руководство интересовало. Ему был задан вопрос: «Чем вы думаете заниматься?» Отец, как военный, сказал: «Чем партия прикажет, тем я и буду заниматься». И Сталин сказал, что «вы берите семью, поезжайте в санаторий, а через месяц вернемся к этому вопросу». Ему было предложено стать начальником генерального штаба опять. Антонов не возражал, по договоренности с Антоновым, он стал его замом.
М. ПЕШКОВА: Его однокашник Антонов.
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Он его выдвигал, продвигал, он был начальником генерального штаба. Потому что когда после белорусской операции Сталин ему предложил подумать о дальневосточной операции, отец сказал, что только с одним условием – что он его освободит от начальника генерального штаба. Как это? Такая должность, теряете. Он говорит: «Нет. Антонов пусть будет начальником генерального штаба». И после возвращения, после всего с Антоновым договорились, что он будет его замом, а отец, уже с совершенно другими задачами перехода на мирное строительство, вернулся на эту должность, сразу по возвращении.
М. ПЕШКОВА: После советско-японской войны что дальше было с вашим отцом?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Дальше был министром обороны, со сменой высшего руководства в стране, с разоблачением культа Сталина как с ним, так и с Жуковым произошли многие метаморфозы.
М. ПЕШКОВА: Опала?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да.
М. ПЕШКОВА: Куда отправили вашего отца?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Он не был отправлен, но возглавил группу военных инспекторов.
М. ПЕШКОВА: Это, наверное, называется почетная отставка?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Конечно. Он фактически занялся написанием мемуар очень обстоятельно.
М. ПЕШКОВА: Он ушел с головой в эту работу, да?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да. Но надо сказать, что он вел колоссальную переписку с людьми, встречался, занимался архивными материалами. Он был очень организованным, работал в режиме, с утра – самое продуктивное время дня – всё было посвящено работе. Когда какие-то журналы, газеты, издания просили что-то написать, иногда были замечания, предлагали свои корректуры, но он категорически отказывался. За печатным словом следил пунктуальнейшим образом. В этом смысле он прожил очень деятельную жизнь и в действующей армии, и потом. Всё внутри это продолжалось и для поколений ложилось на бумагу. Так что, я думаю, это очень существенно.
М. ПЕШКОВА: У вас есть личные мемуары о Сталине. Вы с ним были знакомы. Как это случилось? При каких обстоятельствах? Как всё это было?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Всё это мимолетное, мимолетное видение, как сон. С отцом и с мамой мы были в театре, смотрели «Синюю птицу».
М. ПЕШКОВА: Это было во время войны или как?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Это близко к окончанию войны. Естественно, что в ложе был сопровождающий. И вдруг произошло какое-то движение, шевеление. Отец говорит: «В театр приехал Иосиф Виссарионович». Он вошел в ложу. Уже было близко к антракту. Потом вышли все вместе. Конечно, для меня уже не было никакого спектакля, тем более что наш вождь начал задавать вопросы, как я учусь. У меня в тот момент была одна четверка, мне было очень стыдно, но пришлось покаяться. Такой эпизод был, действительно. Сейчас вспоминаешь и думаешь: действительно ли это было или только во сне?
М. ПЕШКОВА: Я знаю, что ваш отец очень любил театр. На короткое время приезжая с фронта в Москву, он ходил в Большой театр. Так ли это было?
И. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, когда была возможность. Но это было достаточно эпизодично, потому что работа с Иосифом Виссарионовичем была необычная – он работал по своему режиму, это были ночные бдения, поэтому не всегда можно было оказаться в это время в театре.
М. ПЕШКОВА: Стратегу такой величины, каким был маршал Василевский, могли бы памятник около генштаба поставить. Мосгордума приняла соответствующее решение. Рабочая модель сделана. Вот только денег для этого нет у казны. Не нашлось даже в год 65-летия Победы. Анастасия Хлопкова – звукорежиссер. Я Майя Пешкова, программа «Непрошедшее время».