Варяг воин из народного ополчения

Содержание

Про­чти­те фраг­мен­ты «Рус­ской Прав­ды», из­ло­жен­ные в со­вре­мен­ном пе­ре­во­де:

1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или сын брата, или сын сест­ры; если не будет никто мстить, то 40 гри­вен за уби­то­го. Если уби­тый — русин, или гри­дин, или купец, или ябед­ник, или меч­ник, или же изгой, или сло­ве­нин, то 40 гри­вен упла­тить за него.

4. Если уда­рить мечом, не вынув его из ножен, или ру­ко­я­тью меча, то 12 гри­вен за обиду.

8. Если кто вынет меч, а не уда­рит, то тот пла­тит грив­ну.

10. Если холоп бежит и скро­ет­ся у ва­ря­га или у кол­бя­га, а они его в те­че­ние трех дней не вы­ве­дут, а об­на­ру­жат на тре­тий день, то гос­по­ди­ну отобрать сво­е­го хо­ло­па, а 3 грив­ны за обиду.

11. Если кто по­едет на чужом коне без спро­су, то упла­тить 3 грив­ны.

16. Если холоп уда­рит сво­бод­но­го мужа и убе­жит в хо­ро­мы сво­е­го гос­по­ди­на и тот нач­нет его не вы­да­вать, то хо­ло­па взять и гос­по­дин пла­тит за него 12 гри­вен, а затем, где хо­ло­па за­ста­нет тот уда­рен­ный че­ло­век, пусть бьет его.

17. А если кто сло­ма­ет копье, щит или ис­пор­тит одеж­ду, и ис­пор­тив­ший за­хо­чет удер­жать у себя, то взять с него день­га­ми; а если тот, кто ис­пор­тил, нач­нет на­ста­и­вать (на воз­вра­ще­нии ис­пор­чен­ной вещи), пла­тить день­га­ми, сколь­ко стоит вещь.

18. Если убьют ог­ни­ща­ни­на умыш­лен­но, то убий­це пла­тить за него 80 гри­вен, а люди не пла­тят; а за кня­же­ско­го подъ­езд­но­го 80 гри­вен.

20. Если убьют ог­ни­ща­ни­на у клети, у коня, или у стада, или во время кражи ко­ро­вы, то убить его, как пса; тот же закон и для тиуна.

23. А за уби­то­го смер­да или хо­ло­па 5 гри­вен.

Ис­поль­зуя фраг­мен­ты до­ку­мен­та, вы­бе­ри­те в при­ведённом спис­ке три вер­ных суж­де­ния. За­пи­ши­те в ответ цифры, под ко­то­ры­ми они ука­за­ны.

1) грив­на — это ис­поль­зу­е­мая в Древ­ней Руси араб­ская мо­не­та

2) из­на­чаль­ные ста­тьи «Рус­ской Прав­ды» по­яви­лись в пер­вой чет­вер­ти XI в.

3) холоп — пред­ста­ви­тель по­лу­за­ви­си­мо­го на­се­ле­ния на Руси, по­пав­ший в за­ви­си­мость от за­и­мо­дав­ца

4) варяг — воин из на­род­но­го опол­че­ния

5) ог­ни­ща­нин — пред­ста­ви­тель стар­шей дру­жин­ной знати, управ­ля­ю­щий кня­же­ским дво­ром

6) гри­дин — кня­же­ский дру­жин­ник

Конунги Гардарики

Конунг Гардарики по имени Свафрлами и гномы. Иллюстрация к «Саге о Хервёр» (1895).

Конунги Гардарики — правители Гардарики, зафиксированные в скандинавских сагах.

Легендарные конунги

  • Сигрлами (др.-сканд. Sigrlami) (Сага о Хервёр H и U, cap. II, (с))
  • Свафрлами (др.-сканд. Svafrlami) (Сага о Хервёр)
  • Хроллауг (др.-сканд. Rollaugr, Hrollaugr) (Сага о Хервёр)
  • Хандван (лат. Handwanus, Andwanus) — правитель города Дуна, воевавший с Хаддингом и Фродо. (Деяния данов, I.6, II.1)
  • Транно (лат. Trannon) — правитель, воевавший с Фродо. (Деяния данов, II.1)
  • Веспасий (лат. Vespasius) — правитель города Палтиски (Полоцк), воевавший с Фродо. (Деяния данов, II.1)
  • Бой (лат. Bous) — вождь, сын Одина и княгини Ринд. (Деяния данов, III.4)
  • Гертнит (др.-сканд. Hertnið), конунг Русиланда, Гриккуланда, Унгерланда, а впоследствии Вилькиналанда (Сага о Тидреке Бернском, 22)
  • Гирдир (др.-сканд. Hirðír), конунг-соправитель Гертнита (Сага о Тидреке Бернском, 22)

  • Вальдимар (др.-сканд. Valdimarr), конунг в Хольмгарде, младший сын Гертнита, воевал с гуннами, погиб в битве с Аттилой (возможно, тождественен Владимиру Древнему, легендарному князю словен) (Сага о Тидреке Бернском, 293)
  • Ирон (др.-сканд. Íron), младший брат Вальдимара, конунг Смаленскьи, назначенный Аттилой ярлом в Русиланде, и правивший в Хольмгарде (Великий Новгород) (Сага о Тидреке Бернском, 315)
  • Олимар (Олимир) (лат. Olimarus) — вождь из Роталии, конунг в Хольмгарде, воевавший с Фродо III. (Деяния данов, V.7). Имя находит своё соответствие с именем третьего вождя герулов Алимера.
  • Онев (Ян) — вождь из Роталии, конунг в Кенугарде, союзник Фродо III. (Деяния данов, V.7). Имя находит своё соответствие с именем второго вождя герулов Анаваса.
  • Флокк (лат. Flokk, Floccus) — правитель востока, воевавший против Старкада. (Деяния данов, VI.5:9)
  • Ульфхейдинн Заслуживающий Доверия (др.-сканд. Úlfheðinn). Платил дань етунам-великанам. (Сага о Торстейне Силе Дома)
  • Скира (др.-сканд. Skira), конунг (Деяния данов)
  • Радбарт (др.-сканд. Ráðbarðr, Raðbarðr), сын Скиры, конунг Гардарики (Деяния данов, Сага об Олаве Трюггвасоне, Песнь о Хюндле, фрагменты Саги о некоторых древних конунгах)
  • Рандвер (др.-сканд. Randver), сын Радбарда, конунг Гардарики (Песнь о Хюндле, фрагменты Саги о некоторых древних конунгах)
  • Регнальд (лат. Regnaldus), внук Радбарда, по одной версии конунг Кенугарда (Киев), участвовал в битве при Бравалле, на стороне Сигурда Ринга. (Деяния данов, VIII. 8.3.12—8.3.13)
  • Реггвид Старший (др.-сканд. Hreggviðr), конунг Хольмгарда (Сага о Хрольве Пешеходе, 1:1)
  • Гримм Больной, наместник Реггвида в Алаборге
  • Хрольв, зять Реггвида, женатый на его дочери Ингегерд. Занял трон Хольмгарда после смерти тестя. (Сага о Хрольве Пешеходе)
  • Реггвид Младший (др.-сканд. Hreggviðr), сын Хрольва и Ингегерд, конунг Хольмгарда (Сага о Хрольве Пешеходе)
  • Хёгни (исл. Högni) — конунг в Аустрвеге (Прядь о Сёрли)
  • Хертрюгг (др.-сканд. Hertryggr) — конунг (Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде, убийце берсерков, 1.1)
  • Эгиль Однорукий (др.-сканд. Egill einhendi) — зять и приемник Хертрюгга (Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде, убийце берсерков, 18.4)
  • Дий (лат. Dian). Убит Рагнаром Лодброком. (Деяния данов, IX. 9.4.20—9.4.21)
  • Даксо (лат. Daxon), сын Дия, сжёг Хвитсерка, и вернул себе трон отца. (Деяния данов, IX. 9.4.21, 9.4.29—9.4.32)
  • Хальдфан Воспитатель Браны (др.-сканд. Hálfdan Brönufostri), конунг «Холодной Швеции» (др.-сканд. Svíþjóð hin kalda) (Сага о Сёрли Сильном)
  • Рагнар Лодброк (др.-сканд. Ragnarr Loðbrók, лат. Regner Lothbrog), он же Рагнар Кожаные Штаны, сын Сигурда Кольцо (Сага о Скьёлдунгах)
  • Хвитсерк (др.-сканд. Hvítserkr , лат. Withsercus), один из многочисленных сыновей Рагнара Лодброка, по одной версии правивший в Гардарики по воле отца. Убит Даксоном. (Деяния данов, IX. 9.4.17, 9.4.21, 9.4.29, 9.4.30)
  • Даг — современник Ингвара, конунг в Гардаланде с малочисленным войском (Сага о Стурлауге Трудолюбивом)
  • Франмар (др.-сканд. Framarr, Fránmarr) — после смерти Ингвара, женился на его дочери Ингибьёрг и стал конунгом в Альдейгью (Старая Ладога). «От Франмара и Ингибьёрг пошел большой род и много знатных людей.» (Сага о Стурлауге Трудолюбивом)
  • Геррауд (др.-сканд. Herrauðr), по разным редакциям саги конунг Гардарики, Хольмгарда или Гунналанда (в Кенугарде). (Сага об Одде Стреле)
  • Квиллан (др.-сканд. Kvillánus), конунг Хольмгарда (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Хольмгейр (др.-сканд. Hólmgeirr), конунг Хольмгарда после Квиллана (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Одд Стрела (др.-сканд. Örvar-Oddr), по разным редакциям саги преемник на троне Геррауда или Квиллана (Сага об Одде Стреле)
  • Палтес (др.-сканд. Paltes), конунг Палтескьюборга (Полоцк) (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Кёнмар (др.-сканд. Kænmarr), конунг Кенугарда (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Марро (др.-сканд. Marró), конунг Морамара (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Эддвал (др.-сканд. Eddval), конунг Сурсдала (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Радстав (др.-сканд. Ráðstafr), конунг Радстова (Сага об Одде Стреле, 30)
  • Хергейр (др.-сканд. Hergeirr) — правил в Альдейгьюборге, (Сага о Хальвдане Эйстенссоне, II)
  • Эйстейн (др.-сканд. Eysteinn) — правил в Альдейгьюборге, захватив власть в результате поражения Хергейра на поле брани, женился на Исгерд, жене Хергейра (Сага о Хальвдане Эйстенссоне, III)
  • Сигмунд (др.-сканд. Sigmundr) — правил в Альдейгьюборге после смерти Эйстейна, брат и соправитель Исгерд, жены Хергейра (Сага о Хальвдане Эйстенссоне, XI)
  • Скули (др.-сканд. Skúli) — ярл Алаборга, воспитатель Ингигерд, дочери конунга Хергейра и Исгерд (Сага о Хальвдане Эйстенссоне, IV)
  • Ульвкелл Сниллинг (др.-сканд. Úlfkels snillings) — ярл Алаборга, узурпировавший трон после Скули и женатый на Ингигерд, дочери конунга Хергейра (Сага о Хальвдане Эйстенссоне, VI, XI)
  • Элемми (Elemmie) — конунг в Хольмгарде, (Сага о Тристраме и Исодд, IV)
  • Сисар (Sísarr) — конунг в Кенугарде (Сага о Гаутреке, 4)

Исторические конунги

  • Ингвар (др.-сканд. Ingvarr) — правил в Альдейгьюборге (Старая Ладога), его дочь Ингибьёрг (Ингигерд). Возможно, киевский князь Игорь Рюрикович. Убит Стурлаугом. (Сага о Стурлауге Трудолюбивом)
  • Вальдимар (др.-сканд. Valdimar, Valdamarr) — прототипом послужил Владимир Святославич, великий князь киевский (Сага об Эймунде)
  • Виссавальд (др.-сканд. Vissavald, Wissewald (нем.), Visvaldis (лит.)), жених Сигрид Гордой, (Браун Ф. А. отождествил с Всеволодом Владимировичем, князем волынским).
  • Харальд (др.-сканд. Harald) — предположительно одно из имен Мстислава Владимировича, назван так в честь деда.
  • Ярицлейф (др.-сканд. Jarizleifr, Jaritláfr), Ярослав Мудрый — конунг Хольмгарда, сын Вальдимара, муж Ингигерды (Сага об Эймунде)
  • Бурицлейф (др.-сканд. Búrizleifr, Búrizlafr) — старший брат Ярицлейва, конунг Кэнугарда (вероятно прототипом послужил Святополк Владимирович Окаянный, князь туровский затем великий князь киевский, или его союзник и тесть Болеслав Храбрый, король польский, или Борис Владимирович, князь ростовский) (Сага об Эймунде)
  • Вартилаф (др.-сканд. Vartilafr), брат Ярицлейфа (прототипом послужил Брячислав Изяславич, князь полоцкий) (Сага об Эймунде)
  • Александр (др.-сканд. Alexandr), конунг в Хольмгарде, Александр Ярославич Невский (Сага о Хаконе Хаконарсоне)
  • Андрес (др.-сканд. Andres), конунг в Сурсдале, Андрей Ярославич, младший брат Александра (Сага о Хаконе Хаконарсоне)
  • Валад, Валадар — Володарь Глебович, отец датской королевы Софии

> См. также

  • Легендарные датские короли

Примечания

  1. Кузнецов Е. В. Славяне и Русы: очерки по истории этногенеза. — Нижний Новгород: Нижегородский университет, 1997. — С. 84.
  2. Джаксон Т. Н. Austr í Görðum: Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — С. 132.
  3. Саксон Грамматик. Деяния данов. В 2-х т. (16 книгах). Т. 1: Книги I-Х / Перевод с лат. яз. и комм. А. С. Досаева, под ред. И. А. Настенко. — М.: SPSL-Русская панорама, 2017. — С. 62—63, 455.
  4. Шарымов А. М. Из допетровской истории Озёрного края: V. От легенд к истории. // Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. Книга исследований. — СПб.: Журнал «Нева», 2004. — 784 с. — 1000 экз. — ISBN 5-87516-044-6
  5. 1 2 Кузьмин А. Г. Имена социальной верхушки Древнерусского государства. // Начало Руси: тайны рождения русского народа. — М.: Вече, 2003. — С. 330—331. — (Тайны земли русской). — ISBN 5-9533-0032-8
  6. «Холодная Швеция» (др.-сканд. Svíþjóð hin kalda) и «Великая Швеция» (др.-сканд. Svíþjóð hin mikla) — одно из названий Скифии и Руси у скандинавов. См. Тиандер К. Ф., Поездки скандинавов в Белое море. — СПб.: Типография И. Н. Скороходова, 1906. — С. 39 — VI, 454 с.; Джаксон Т. Н., Austr í Görðum: древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. — М.: Языки русской культуры, 2001. — С. 36. — 208 с. — (Studia historica. Series minor). — ISBN 5-94457-022-9, ISBN 978-5-94457-022-2
  7. Называется среди королей всего Севера, см. Милютенко Н. И., «Гардская» версия происхождения Рагнара Кожаные Штаны. (Сага о Скъёльдунгах): доклад. // Ладога и эпоха викингов: Четвёртые чтения памяти Анны Мачинской (Старая Ладога, 21-23 декабря 1998 г.): Материалы к чтениям. / Научн. ред. Д. А. Мачинский. — СПб.: Староладожский историко-архитектурный и археологический музей-заповедник, 1998. — 147 c. — С. 30-33.
  8. 1 2 Джаксон Т. Н., Глазырина Г. В. Древнерусские города в древнескандинавской письменности. — М.: Наука, 1987. — С. 167—168.
  9. 1 2 3 4 Джаксон Т. Н., Глазырина Г. В. Древнерусские города в древнескандинавской письменности. — М.: Наука, 1987. — С. 177—178.
  10. Braun F., Das historische Russland im nordischen Schrifttum des X—XIV. Jahrhunderts. // Festschrift Eugen Mogk, zum 70. Geburtstag, 19. Juli 1924: Mit einem porträt und zwei tafeln. — Halle an der Saale: Max Niemeyer, 1924. — LIII, 652 s. — S. 157—167.
  11. Ивакин И. М. Князь Владимир Мономах и его поучение. Часть первая. Поучение к детям, Письмо к Олегу и отрывки. — М.: Университетская типография, Страстной бульвар, 1901. — VIII, 326 с. — С. 207—209.
  12. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. / Под. ред. В. П. Шушарина. — М.: Наука, 1968. — 474 с. — C. 135. — 4500 экз.
  13. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. — М.: Индрик, 2006. — 904 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85759-339-5.. С. 58

Литература

  • Джаксон Т. Н., Глазырина Г. В. Древнерусские города в древнескандинавской письменности. — М.: Наука, 1987. — 209 с.
  • Джаксон Т. Н. Четыре норвежских конунга на Руси: Из истории русско-норвежских политических отношений последней трети X — первой половины XI вв. — М.: Языки русской культуры, 2000. — 192 с.
  • Джаксон Т. Н. Austr í Görðum: Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — 208 с.

Ярицлейв Мудрый и другие

«Пошли послы за море к варягам к Руси, как зовут тех варягов русью, как иные зовутся свеями (шведами), иные – урманами (германцами), иные – англами, иные готами. Так и эти сказали Руси, чудь, словяне, кривичи и все: «Земля наша велика и обильна, а порядку в ней нет. Придите княжить и владеть нами», – сообщает Лаврентьевская летопись.

Но вот и продолжение Нестора:

«И избрались от немцев («от немцев» либо «от варяг» стоит в большинстве списков и только в одном – «от варягов и немцев») три брата с родными своими и взяли себе всю Русь и пришли прежде к славянам и срубили город Ладогу. И сел в Ладоге старший Рюрик, второй – Синеус на Белом Озере, а третий Трувор в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля Новгород».

Событие это традиционно относят к 862 году.

Фрагмент русской иконы

Название «немцы», приведенное в летописи, мало смутило историков, бог весть почему решивших, что немцами русские летописцы называли всех тех, кто не говорил на русском языке (отчего бы тогда и венгров не называть немцами?). А для определения национальности трех пришедших княжить и владеть Русью поступили так: Рюрик, говорили, скандинавское имя, значит, все они были скандинавами. Синеус переводится как «родственники» (sine hus), а Трувор как «дружинники» (thru voring). Если это так, то получается, что родственников князь поселил от себя подальше (молодец!); однако он отделил и дружину, войско свое, а это было бы очень глупо и недальновидно. Так что весь перевод весьма сомнителен.

Мы еще вернемся к истории реального призвания варягов, а пока отметим, что и в самом деле между русскими и скандинавскими князьями были необычно крепкие связи, в том числе семейные. Т. Н. Джаксон приводит отрывок одной из скандинавских саг, посвященный «русским» делам:

«На Гюде, дочери конунга Харальда (Английского) женился конунг Вальдимар, сын конунга Ярицлейва в Хольмгарде и Ингигерд, дочери конунга Олава Шведского. Сыном Вальдимара и Гюды был конунг Харальд, который женился на Кристин, дочери конунга Инги, сына Стейнкеля. Их дочерьми были Мальфрид и Ингибьерг. На Мальфрид был сначала женат конунг Сигурд Крестоносец, а затем Эйрик Эймун, конунг данов, сын Эйрика. На Ингибьерг, дочери Харальда, сестре Мальфрид, женился Кнут Лавард, брат Эйрика Эймунда. Их детьми были конунг Вальдимар и Кристин, и Катерин, и Маргарета. Вальдемар, конунг данов, женился на Софии, дочери Валада, конунга в Пулиналанде, и королевы Рикизы. Их детьми, конунга Вальдимара и Софии, были конунг Кнут и конунг Вальдимар, и королева Рикиза».

На основании этой и других саг выстраивается следующая «брачная» схема, где первыми приведены скандинавские имена русских князей.

1. Вальдимар Старый – он же Владимир Святославич (Красное Солнышко), великий князь киевский (ум. в 1015). Его скандинавская жена – Аллогия (Арлогия), чье имя вытеснено в устной передаче именем Ольга.

Их сын Бурицлав, он же Святополк Владимирович (Окаянный), князь туровский, в 1015 и 1019 великий князь киевский. Был женат на дочери польского короля Болеслава I Храброго (992-1025).

2. Ярицлейв, сын Вальдимара – Ярослав Владимирович Мудрый, князь новгородский (1010–1016), великий князь киевский (1016–1018). Женат на Ингигерд, дочери Олава Шведского.

Виссивальд, сын Ярослава, Всеволод, великий князь киевский в 1077 и 1078–1093. Его жена – дочь византийского императора Константина Мономаха.

Елизавета (Элизабет), дочь Ярослава, выйдя замуж за Харальда Жестокого, была королевой норвежской, затем датской. Дочь Анна – королева французская, дочь Анастасия – венгерская.

Ярослав Мудрый находился в родстве с царственными домами Англии, Франции, Германии, Польши, Венгрии, Византии. Его дети говорили на нескольких европейских языках. Например, Всеволод Ярославич, отец Владимира Мономаха, владел пятью языками.

3. Вальдимар (Владимир) Всеволодович Мономах, сын Виссивальда (Всеволода) Ярославича, князь киевский (1113–1125), был женат на Гюде (Гите), дочери Харальда Английского, последнего англосаксонского короля, покоренного Вильгельмом Завоевателем.

Харальд, его сын, названный в честь деда, он же Мстислав, великий князь киевский (1125–1132). Женат на Христине (Кристин), дочери Инги, сына Стейнкеля, конунга свеев (короля шведов).

4. Вальдимар Датский был женат на Софии, дочери Володаря Глебовича Полоцко-Минского и Риксы, дочери Болеслава III и Сбыславы, правнучки Ярослава Владимировича.

И так далее, и так далее, и так далее. Уж если исландские Королевские саги ставят в один ряд со скандинавскими конунгами русских князей, то, следовательно, их значение в Европе было достаточно велико. Однако: «Саги красноречиво молчат о скандинавском происхождении русских князей» (Т. Н. Джаксон). Да! Скандинавы, очень щепетильные в династических вопросах, отдавая своих девчонок замуж за русских князей, нигде и никогда не упоминают о происхождении самих этих князей. Спрашивается, рассматривали ли они их как русских – захудалых, периферийных князьков, нуждающихся в оправдательной родословной, или полагали земли к востоку от Скандинавии, населенные финно-славянскими охотниками и крестьянами, за земли скандинавские, принадлежащие скандинавским же вполне правомочным князьям Вальдимару, Ярицлейву, Харальду и прочим?

Легко сделать вывод, что легенда о «призвании» варягов на княжение и в Лаврентьевской, и в Несторовой летописях – домысел переписчика поздних времен. Князь, при котором трудился писец, знал устную легенду о скандинавском происхождении своего княжеского рода. Летописец просто досочинил призвание руси из варягов, руководствуясь поиском «престижных» основателей государства и княжеского рода.

Так и в литовских хрониках выводят родословную своих правителей прямо от римского императора Августа. Легенда о призвании варягов на Русь подобна и ветхозаветной истории, изложенной в 1-й Книге Царств: сначала были судьи, но судили плохо и просили пророка Самуила дать им царя. И им дали Саула. В «Деяниях саксов» послы бриттов говорят саксам: «Обширную, бескрайнюю свою страну, изобилующую разными богатствами, готовы вручить вашей власти». Нечто подобное мы видим и у эрзя (мордва); когда народ умножился и начались смуты, они избрали достойного правителя.

Во Франции от племенного названия германского племени франков сначала получила свое наименование маленькая область Иль-де-Франс (Французский остров). Эта область стала ядром объединения будущей Франции, принявшей свое имя уже не от франков, а от Иль-де-Франс. У нас определение Русь имело смысл «те, кто принадлежит к роду Русов», то есть Русь – династическое имя. Поэтому в узком смысле слова Русская земля есть наследие только германских князей, названных в летописи Рюриковичами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Кто такие варяги?

Варяги — загадочный народ, который участвовал в формировании Древней Руси. В древнерусских летописях не раз встречаются упоминания о них. Варяжские воины — герои литературных произведений. О происхождении легендарных варягов постоянно идут споры. Ни в одном историческом источнике мы не встретим точных данных. И, хотя летописи подразумевают достоверность, у ученых существуют разные теории о происхождении этого народа.

Представляем статью С.В. Перевезенцева о варягах, опубликованную на портале «Слово».

Кто такие Варяги?

С.В. Перевезенцев:

С.В. Перевезенцев

Древнейшая русская летопись «Повесть временных лет» сообщает имена народов, которые, наряду со славянами, приняли участие в формировании Древнерусского государства, — варяги, русы, чудь, весь, меря. Антропологические исследования показывают, что участвовали в этом процессе и какие-то иранские народы, имена которых нам вроде бы неизвестны.

Этническая принадлежность племен чудь, весь и меря не является тайной — это были финно-угры. А вот этническое происхождение варягов и руси загадочно. И эта загадка приобретает серьезный масштаб при учете того факта, что именно варяги и русы образовали господствующий слой будущей Киевской Руси, а русы дали свое имя складывающемуся государству.

Еще в XVIII веке немецкие ученые, жившие тогда в России — Г.З. Байер, Г. Миллер и Л. Шлёцер — впервые стали утверждать, что русы и варяги, пришедшие к славянам, были германскими племенами, а точнее, шведами, известными в Европе под именем норманнов («северных людей»). Так возникла норманнская теория происхождения русов и варягов, существующая в исторической науке до сих пор. Но тогда же, в XVIII столетии норманнскую теорию решительно опроверг М.В. Ломоносов, считавший русов и варягов балтийскими славянами, жившими ранее в Южной Прибалтике.

А.М. Васнецов «Варяги»

Варяги и русы

Вот и продолжаются более трех веков дискуссии о том — кто такие варяги и русы? Но лишь недавно в работах А.Г. Кузьмина появилась теория, объясняющая большинство противоречий, вокруг которых и ведутся более чем трехвековые споры. А.Г. Кузьмин показал, что сами научные споры вокруг происхождения варягов и руси во многом связаны с противоречивыми сообщениями древних русских летописей. В самой «Повести временных лет», как подчеркивает А.Г. Кузьмин, приводится три версии происхождения варягов и две версии происхождения русов. Все эти версии были в разное время внесены в летописный текст, иногда дополняя повествование, иногда противореча ему. Основываясь на глубоком знании источников, А.Г. Кузьмин доказал, что сами вопросы о варягах и о руси надо рассматривать раздельно, ибо и те, и другие принадлежали к разным этносам.

Святые благоверные князья Борис и Глеб

Повесть временных лет

Итак, «Повесть временных лет» приводит три разные версии происхождения варягов. Самое раннее упоминание — о варягах, живущих от земли англов на западе до «предела Симова» на востоке. Земля англов — южная Ютландия, полуостров который нынче принадлежит Дании. Кстати, «англами» на Руси и называли собственно датчан. Что такое «предел Симов» — вопрос более сложный. Ясно, что этот ориентир связан с библейским сюжетом о разделении земель после Всемирного потопа между сыновьями Ноя Симом, Хамом и Иафетом. Ученые выяснили, что потомками Сима древнерусские летописцы считали волжских булгар. Поэтому «предел Симов» в данном случае — Волжская Булгария.

Иными словами, здесь именем «варяги» обозначается все население, разбросанное по Волго-Балтийскому пути, которое контролировало северо-западную часть этой водной торговой магистрали от Ютландии до Волжской Булгарии. Стоит подчеркнуть особо — в этом свидетельстве летописи о варягах предполагается не этническое, а именно территориальное определение. Помимо ильменских словен и кривичей, в это раннее образование входили финно-угорские племена: меря, весь и чудь.

Чуть ниже летопись уточняет состав племен побережья Балтики, и этот фрагмент является вставкой в летописный текст. Эта вставка дает нам более подробный список племен, живущих у Варяжского (т.е. Балтийского) моря: варяги, свевы (шведы), норманны (норвежцы), готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, генуезцы и прочие. Иначе говоря, летопись показывает нам — варяги не принадлежали к германским народам, а представляли собой отдельный этнос.

Племена Прибалтики

Другая позднейшая вставка, внесенная в летопись в конце XI в., также перечисляет племена, жившие в Прибалтике: «И пошли за море к варягам, к руси, ибо так звались те варяги — русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы, эти же — так». Здесь под «варягами» подразумеваются уже разные племена.

Значит, это сообщение летописи подразумевает варягов в более широком смысле и предполагает включение в число «варяжских» народов также и скандинавов. Но летописец при этом старается подчеркнуть, что имеется в виду именно «русь», а не другие народы, отчетливо противопоставляя «русь» — шведам, готам, норманнам-норвежцам и англам (собственно датчанам). Из этого сообщения следует, что в данном случае за обозначением «варяги» могут скрываться разноэтничные племена, в том числе и скандинавы.

Эти три упоминания о происхождении варягов дополняются двумя свидетельствами летописи о взаимоотношениях северо-западного славянского и финно-угорского населения с варягами. Под 859 годом летопись сообщает, что варяги «из заморья» брали дань с племен чуди, мери, а также с ильменских словен и кривичей. Под 862 годом в летописи следует сначала рассказ об изгнании варягов «за море», а затем о том, что союз ильменских словен, кривичей, веси, чуди и мери вновь призвал варягов-русь, которые пришли к ним под главенством Рюрика и его братьев Синеуса и Трувора. Рюрик, Синеус и Трувор стали у славян и финно-угров княжеским родом и основали города — Новгород, Ладогу, Белоозеро. Интересно, что историки установили: «Сказание о призвании варягов» — это тоже позднейшая вставка, появившаяся в летописи в конце XI в.

Три характеристики варягов

Аскольд и Дир. Варяги

Подводя краткий итог, суммируем все сказанное. В «Повести временных лет» мы встречаем три разные характеристики варягов. Первая: варяги — это правители государственно-территориального образования, возникшего на Волго-Балтийском пути от Ютландии вплоть до Волжской Булгарии. Вторая: варяги — это какой-то отдельный этнос, но не германцы. Третья, самая поздняя: варяги — это разноэтничное определение «западных» народов Прибалтийского региона, в том числе и скандинавов.

Иначе говоря, «Повесть временных лет» последовательно показывает нам, как на протяжении VIII—XI веков значение определения «варяги» менялось в представлении древнерусских летописцев, постоянно наполняясь новым содержанием. Вот какую сложную загадку загадали нам древнерусские книжники!

И более или менее окончательно разгадать эту загадку можно с использованием не только летописного, но и другого — археологического, топонимического, антропологического и этнографического материала. И когда этот материал осмысливается в совокупности, тогда и возникает сложная, но логичная и обоснованная картина этнических процессов в Южно-Балтийском регионе.

Где жили варяги?

«Повесть временных лет» дает прямое указание на то, где жили варяги, — по Южному берегу Балтийского моря, которое в летописи называется Варяжским морем. Четко обозначены западные пределы расселения варягов: «до земли Агнянской и Волошской». Англами в то время называли датчан, а волохами западные славяне именовали итальянцев. На востоке варяги контролировали северо-западную часть Волго-Балтийского пути вплоть до Волжской Булгарии.

Но кем были «варяги» в этническом отношении? Сопоставление летописных сообщений с другими источниками позволили А.Г. Кузьмину показать, что изначально «варяги» русской летописи — это известные еще римским авторам «варины» («вэрины», «вагры», «вары»).

«Варины», или «вэринги», еще в IV в. в числе других племен участвовали во вторжении в Британию. Они входили в группу «ингевонов», племен, которые германцами не были, но зато в этой группе была сильная примесь уральских элементов. Германские средневековые авторы называли варинов «вэрингами» и считали их одним из славянских племен. Франкские авторы — «вэринами», балтийские славяне — «варангами», «ваграми».

В восточнославянской огласовке «вагров» стали называть «варягами». Само этническое название «варяги» совершенно ясное, индоевропейское: «поморяне», «люди, живущие у моря» (от индоевропейского «вар» — вода, море). Варины, как соседнее с собственно франкскими владениями племя, и дали название Балтийскому морю, которое еще и в ХVI веке называлось Варяжским, но только в России и у балтийских славян.

Народ «Варны»

Византийский историк Прокопий Кесарийский приводит интересный рассказ о народе, который он уже в VI в. знал под именем «варны»: «В это время между племенем варнов и теми воинами, которые живут на острове, называемом Бриттия (т.е. Британия. — С.П.), произошла война и битва по следующей причине. Варны осели на севере от реки Истра и заняли земли, простирающиеся до Северного океана и до реки Рейна, отделяющего их от франков и других племен, которые здесь обосновались. Все те племена, которые жили по ту и другую сторону реки Рейна, имели каждое свое собственное название, а все их племя вместе называлось германцами, получив одно общее наименование…

Повесть временных лет

…Некий муж, по имени Гермегискл, правил варнами. Стараясь всячески укрепить свою королевскую власть, он взял себе в законные жены сестру франкского короля Теодеберта, так как недавно у него умерла его прежняя жена, бывшая матерью одного только сына, которого она и оставила отцу. Имя ему было Радигис. Отец сосватал за него девушку из рода бриттиев, брат которой был тогда королем племен ангилов; в приданое за нее дал большую сумму денег.

Этот Гермегискл, проезжая верхом по какой-то местности со знатнейшими из варнов, увидел на дереве птицу, громко каркавшую. Понял ли он, что говорила птица, или он почувствовал это как-то иначе, как бы там ни было, он, сделав вид, что чудесным образом понял предсказание птицы, сказал присутствующим, что через сорок дней он умрет и что это ему предсказала птица.

Полезный союз

«И вот я, — сказал он, — заботясь уже вперед, чтобы мы могли жить совершенно спокойно в полной безопасности, заключил родство с франками, взяв оттуда теперешнюю мою жену, а сыну своему нашел невесту в стране бриттиев. Теперь же, так как я предполагаю, что очень скоро умру, не имея от этой жены потомства ни мужского, ни женского пола, да и сын мой еще не достиг брачного возраста и еще не женат, слушайте, я сообщу вам мое мнение, и, если оно покажется вам небесполезным, как только наступит конец моей жизни, держитесь его и исполните в добрый час.

Так вот я думаю, что варнам будет более полезным близкий союз и родство с франками, чем с островитянами. Вступить в столкновение с вами бриттии могут только с большим промедлением и трудом, а варнов от франков отделяют только воды реки Рейна. Поэтому, являясь для вас самыми близкими соседями и обладая очень большой силой, они очень легко могут приносить вам и пользу и вред, когда только захотят. И конечно, будут вредить, если им в этом не помешает родство с вами.

Так уж ведется в жизни человеческой, что могущество, превосходящее силу соседей, становится тяжким и наиболее склонным к насилию, так как могущественному соседу легко найти причины для войны с живущими рядом с ним, даже ни в чем не виноватым. При таком положении дел пусть невеста-островитянка моего сына, вызванная для этого сюда, уедет от вас, взяв с собой все деньги, которые она получила от нас, унося их с собой в качестве платы за обиду, как этого требует общий для всех людей закон. А мой сын Радигис пусть в дальнейшем станет мужем своей мачехи, как это разрешает закон наших отцов (описанный здесь обычай не имеет аналогий в обычном праве германских племен. — С.П.)».

Так он сказал. На сороковой день после этого предсказания он захворал и в назначенный срок окончил дни своей жизни. Сын Гермегискла получил у варнов королевскую власть, и согласно с мнением знатнейших лиц из числа этих варваров он выполнил совет покойного и, отказавшись от брака с невестой, женился на мачехе. Когда об этом узнала невеста Радигиса, то, не вынеся такого оскорбления, она возгорела желанием отомстить ему.

Варвары ценят нравственность

Насколько местные варвары ценят нравственность, можно заключить из того, что если у них только зашел разговор о браке, хотя бы самый акт и не совершился, то они считают, что женщина уже потеряла свою честь. Прежде всего, отправив к нему с посольсвтом своих близких, она старалась узнать, чего ради он так оскорбил ее, хотя она не совершила прелюбодеяния и не сделала ничего плохого по отношению к нему. Так как этим путем она не могла ничего добиться, то душа ее обрела мужскую силу и смелость, и она приступила к военным действиям.

Тотчас собрав 400 кораблей и посадив на них бойцов не менее ста тысяч (это, конечно, преувеличение, обычное в сказаниях эпохи военной демократии. — С.П.), она сама стала во главе этого войска против варнов. С ней шел и один из ее братьев, с тем чтобы устраивать ее дела, не тот, который был королем, но тот, который жил на положении частного человека. Эти островитяне являются самыми сильными из всех нам известных варваров и на бой идут пешими.

Они не только никогда не занимались верховой ездой, но и не имели даже понятия, что такое за животное лошадь, так как на этом острове никогда не видели даже изображения лошади. По-видимому, такого животного никогда не бывало на острове Бриттия (конечно, лошадь здесь знали, и достаточно рано. У славян-вендов она была культовым животным, но сражались северные народы в пешем строю. — С.П.).

Если же кому-нибудь из них приходится бывать с посольством или по другой какой-либо причине у римлян, или у франков, или у других народов, имеющих коней, и им там по необходимости приходилось ездить на лошадях, то они не могли даже сесть на них, и другие люди, подняв, сажают их на лошадей, а когда они хотят сойти с лошади, вновь, подняв их, ставят на землю. Равно и варны не являются всадниками, и они все тоже пехотинцы… У этих островитян не было и парусов, они всегда плавали на веслах.

Он полагал, что ему предстоит умереть

Когда они переплыли на материк, то девушка, которая стояла во главе их, устроив крепкий лагерь у самого устья Рейна, осталась там с небольшим отрядом, а своему брату со всем остальным войском велела идти на врагов. И варны стали тогда лагерем недалеко от берега океана и устья Рейна. Когда ангилы прибыли сюда со всей поспешностью, то и те и другие вступили друг с другом в рукопашный бой, и варны были жестоко разбиты.

Из них многие были убиты в этом сражении, остальные же вместе с королем обратились в бегство. Ангилы недолгое время преследовали их, как это бывает у пехотинцев, а затем возвратились в лагерь. Девушка сурово приняла вернувшихся к ней и горько упрекала брата, утверждая, что он с войском не сделал ничего порядочного, так как они не привели к ней живым Радигиса. Выбрав из них самых воинственных, она тотчас послала их, приказав им привести к себе живым этого человека, взяв его в плен каким угодно способом.

Они, исполняя ее приказ, обошли все места этой страны, тщательно все обыскивая, пока не нашли скрывающимся в густом лесу Радигиса. Связав его, они доставили его девушке. И вот он предстал перед ее лицом, трепеща и полагая, что ему тотчас же предстоит умереть самой позорной смертью. Но она, сверх ожидания, не велела его убить и не сделала ему никакого зла, но, упрекая его за нанесенное ей оскорбление, спросила его, чего ради, презрев договор, он взял себе на ложе другую жену, хотя его невеста не совершила против него никакого нарушения верности. Он, оправдываясь в своей вине, привел ей в доказательство завещание отца и настояние своих подданных.

Он обратил к ней умоляющие речи, присоединив к ним в свое оправдание многие просьбы, обвиняя во всем необходимость. Он обещал, что, если ей будет угодно, он станет ее мужем и то, что сделано им раньше несправедливого, он исправит своими дальнейшими поступками. Так как девушка согласилась на это, то она освободила Радигиса от оков и дружески отнеслась к нему и ко всем другим. Тогда он тотчас отпустил от себя сестру Теодеберта и женился на бриттийке…»

Варины

Император Карл Великий

В конце VIII или начале IX в. варины еще не были ассимилированы славянами. Во всяком случае, на рубеже этих веков франкский император Карл Великий даровал варинам закон, единый с англами — «Правду англов и вэринов или тюрингов». Но активная экспансия франков и саксов побудила варинов искать новые места поселений.

В VIII в. во Франции появляется Варангевилл (Варяжский город), в Бургундии на реке Роне, в 915 г. возник город Вэрингвик (Варяжская бухта) в Англии, до сих пор сохранилось название Варангерфьорд (Бухта варангов, Варяжский залив) на севере Скандинавии. Саксонская «Северная марка» в конце Х — начале XI века называлась также «Маркой Вэрингов». С VIII — IX вв. имена Варин, Вэрин и Варанг широко распространяются по всей Европе, свидетельствуя также о рассеивании отдельных групп варинов в иноязычной среде.

С середины IX в. варины постепенно ассимилируются пришедшими сюда славянами, и во второй половине IX века здесь возобладал славянский язык. Объединение варинов и славян произошло, очевидно, в рамках общего противостояния славян и других племен южного берега Балтики наступлению франков и саксов.

Основным направлением переселений варинов-варягов стало восточное побережье Балтики. На восток они переселялись вместе с отдельными группами русов, живших по берегам Балтийского моря (на о. Рюген, в Восточной Прибалтике и др.). Отсюда в «Повести временных лет» и возникло двойное именование переселенцев — варяги-русь: «И пошли за море к варягам, к руси, ибо так звались те варяги — русь». При этом, «Повесть временных лет» специально оговаривает, что русь — это не шведы, не норвежцы и не датчане.

Святополк. Окаянная жертва?

Восточная Европа и варяги

В Восточной Европе варяги появляются в середине IX в. Варяги-русь приходят сначала в северо-западные земли к ильменским словенам, а затем спускаются к Среднему Поднепровью. По сведениям разных источников и по мнению некоторых ученых, во главе варягов-руси, пришедших к ильменским словенам с берегов Южной Балтики, стоял князь Рюрик. Скорее всего, легендарный Рюрик был выходцем из одного из варяжских (вэринских) племен.

В некоторых средневековых генеалогиях Рюрика и его братьев (Сивара и Триара — на западноевропейский манер) считают сыновьями князя славянского племени ободритов Годлава (Готлиба), убитого в 808 году датчанами. В свою очередь генеалогию ободритов средневековые авторы привязывали к венедо-герульской, отражавшей процесс ассимиляции венедов и герулов славянами (смешанные славянские и неславянские имена княжеских родов).

В русской летописи имя Рюрик звучит так, как звучало в кельтской Галлии. Это имя, по всей вероятности, восходит к названию одного из племен кельтов — «руриков», «рауриков», а племенное название, видимо, связано с рекой Рур. Племя это еще на рубеже нашей эры ушло от вторгнувшихся в Галлию войск Юлия Цезаря, и уйти оно могло только на восток. В позднейшее время выходцы с берегов реки Рур тоже получали имена (или прозвища) Рурик. Имена братьев Рюрика тоже находят объяснение в кельтских языках. Имя Синеус, скорее всего, образовано от кельтского слова «sinu» — «старший». Имя Трувор объясняется также из кельтского языка, в котором слово-имя Тревор означает «третий по рождению».

Названия основанных Рюриком в IX в. городов (Ладога, Белое озеро, Новгород) говорят о том, что варяги-русь в это время говорили на славянском языке. Интересно, что главным богом у варягов-руси был Перун. В договоре Руси с Греками 911 г., который заключил Олег Вещий, говорится: «А Олега с мужами его заставляли присягать по закону русскому: клялись оружием своим и Перуном, их богом». Поклонение Перуну было распространено среди разных народов именно Южного побережья Балтики, например, у литвы богом был Перкунас, с аналогичными Перуну функциями.

Славянство варягов

Представление о славянстве варягов и об их выходе с Южно-Балтийского побережья сохранялось на протяжении веков не только на землях бывшей Киевской Руси. Оно широко бытовало в Западной Европе, о чем говорят многие памятники. Важное место среди них занимает заключение посла Священной Римской империи С. Герберштейна, посещавшего Россию в 1517 и 1526 годах.

Он сказал, что родиной варягов могла быть только Южно-Балтийская Вагрия, заселенная славянами-вандалами, которые «были могущественны, употребляли, наконец, русский язык и имели русские обычаи и религию». «На основании всего этого, — писал Герберштейн, — мне представляется, что русские вызвали своих князей скорее из вагрийцев, или варягов, чем вручили власть иностранцам, разнящимся с ними верою, обычаями и языком». Как дипломат, Герберштейн побывал во многих западноевропейских странах, в том числе и прибалтийских (в Дании, в Швеции), был знаком с их историей, что и позволило ему установить параллель между Вагрией и Россией, а не между Швецией и Россией.

Рюрик

Предания о Рюрике и его братьях на Южном берегу Балтики сохранялись очень долго — их записывали еще во второй половине XIХ века. Современный историк В.В. Фомин отмечает, что в «Зерцале историческом государей Российских», принадлежавшем руке датчанина Адама Селлия, с 1722 г. проживавшего в России, Рюрик с братьями также выводятся из Вагрии. То, что такого рода предания имели место быть и долгое время бытовали на бывших землях южнобалтийских славян, подтверждает француз Ксавье Мармье, «Северные письма» которого были изданы в 1840 г. в Париже.

Побывав во время своего путешествия в Мекленбурге, расположенном на бывших землях славян-ободритов, Мармье записал местную легенду о том, что у короля ободритов-реригов Годлава было три сына: Рюрик Миролюбивый, Сивар Победоносный и Трувор Верный, которые, идя на восток, освободили от тирании народ Русии и сели княжить соответственно в Новгороде, Пскове и на Белоозере. Таким образом, еще в первой половине ХIХ в. среди давно уже онемеченного населения Мекленбурга сохранялось предание балто-славянского происхождения о призвании трех братьев-славян на Русь, отстоящее от них ровно на целое тысячелетие.

Жители Южного берега Балтики и Северо-Западная Русь

О давнем и тесном взаимодействии жителей Южного берега Балтики с Северо-Западной Русью свидетельствуют и многочисленные археологические, антропологические, этнографические и лингвистические материалы.

По исследованиям Г.П. Смирновой, в ранних археологических слоях Новгорода заметный компонент составляет керамика, имеющая аналогии на Южном побережье Балтики, в Мекленбурге, что указывает на две большие волны переселений по Волго-Балтийскому пути с Запада на Восток: в конце VIII и в середине IX века. Важные антропологические исследования, проведенные в 1977 г. среди населения Псковского обозерья, показали, что оно относится к западнобалтийскому типу, который «наиболее распространен у населения южного побережья Балтийского моря и островов Шлезвиг-Гольштейн до Советской Прибалтики…»

Нумизматический материал также показывает, что самые ранние торговые связи Руси на Балтийском море фиксируются не со Скандинавией, а с Южным побережьем Балтики. Д.К. Зеленин, И.И. Ляпушкин и многие другие археологи и лингвисты указывали на явные языковые и этнографические параллели Северной Руси и Балтийского Поморья. И не случайно в летописи утверждается, что новгородцы происходили «от рода варяжска» — в те времена еще хранились какие-то предания о связи населения Новгорода с южнобалтийскими племенами.

Ярослав Мудрый

Великий князь Ярослав Мудрый

А вот при Ярославе Мудром в XI веке в варяжских дружинах в большом числе появляются шведы-скандинавы. Этому способствовало то, что Ярослав был женат на шведской принцессе Ингигерд. Поэтому в начале XI в. на Руси варягами начинают называть и выходцев из Скандинавии. И не случайно вставка в летопись, в которой «варягами» названы и шведы, появилась только в конце XI в.

Кстати, и скандинавские саги свидетельствуют — сами шведы ничего не знали о Киевской Руси до конца X в. Во всяком случае, первый русский князь, ставший героем скандинавского эпоса, — это Владимир Святославич. Но интересно, что в Новгороде шведов варягами не называли вплоть до XIII в.

После смерти Ярослава русские князья перестали набирать наемные дружины из варягов. В результате, само имя «варяги» переосмысливается и постепенно распространяется на всех выходцев с католического Запада.

Интересные факты о варягах и викингах от Правмира:

  • Легендарные варяги были настолько хорошими воинами, что часто становились наемными дружинами у разборчивых византийских императоров.
  • Согласно летописям, корабли варяжского отряда делались только из дуба. Поэтому они долго служили и славились своей прочностью.
  • Для англичан того времени варяги неразрывно были связано с чистоплотностью и аккуратностью: они мылись целый один раз в неделю!
  • Несмотря на то, что походы норманнов славились воинственностью и жестким напором, многие из них торговали. О торговле норманнов существует много летописных свидетельств. Были и те, кто занимается сельским хозяйством.
  • Многие историки отождествляют варягов с… Изобретением лыж! Ведь они традиционно жили в местности с холодным и снежным климатом, поэтому искали подходящее средство передвижения.
  • Теория происхождения Гренландии основана на открытии этого острова викингами. Они занимались не только завоеваниями.
  • Исландия до появления на ней викингов считалась необитаемой.
  • Поселения викингов встречаются даже в Америке, хотя долгое время ученые не могли поверить, что это возможно. Неужели корабли из дуба на это способны?
  • Загадочные варяги соблюдали обычаи и законы Руси, когда работали наемниками на русских землях. И это, несмотря на их воинственный нрав!
  • Во многих исторических источниках указано, что варяги могли жениться (и женились) на славянских, когда находились на русской земле.
  • Слово «викинг» скандинавского происхождения переводится как «пират».
  • Потомки легендарного Рюрика происходили от варягов.
  • Ярослав побдил Святополка при Любече, благодаря Великому Новгороду, где он нанял варягов своими воинами.
  • Тем не менее, произведение 1072 года «Правда Ярославичей» ничего не говорит об особом отряде варяжских наемников.
  • Ряд историков считает, что роль варягов в становлении Древней Руси преимущественно имеет летописную версию и относится скорее к легендам, чем к реальным историческим фактам.
  • Западноевропейские летописи не имеют ни единого упоминаниях о варягов на территории Руси.
  • Все достоверные источники о загадочном народе на территории Руси, Скандинавии и Византии написаны не ранее, чем в XI веке.
  • В летописи Нестора русские варяги названы славянскими разбойниками. Эту теорию, конечно же, не разделяют норманисты.
  • Восточные славяне именовали Балтийское море «варяжским морем». А путь известный, как «путь из варяг в греки» проходил по славянским рекам.
  • Викинги подчинялись «конунгу». Так называли вождя клана. Конунг был первым, кто шел в бой во время сражения и, если он погибал, бой шел дальше, рядом с его останками.
  • Споры норманистов и антинорманистов продолжаются до сих пор, поэтому мы не знаем наверняка, были ли норманны, варяги и викинги разными народами или относились к одному.

О варягах на Правмире:

  • Почему именно Рюрик вошел в историю?
  • Феодор и Иоанн: варяги-мученики
  • Подвиг святой Ольги и судьба России
  • Князь Владимир и Древнерусское язычество

§ 7. Варяжские князья

О деятельности полусказочного Рюрика (по-древнескандинавски Hroerekr) в Новгороде почти не сохранилось преданий. Рассказывали, что он первоначально жил не в Новгороде, а в Ладоге, на устье р. Волхов, в Новгород же перешел после смерти братьев. Правление его возбуждало будто бы неудовольствие и вызвало даже мятеж под предводительством какого-то Вадима Храброго; но Рюрик убил Вадима и одолел восставших. Недовольные им бежали в Киев, где сидели уже варяжские дружинники Аскольд и Дир, оставившие дружину Рюрика и основавшие в Киеве свое княжество. Трудно, конечно, сказать, насколько справедливы все эти предания.

По смерти Рюрика (879) княжить в Новгороде стал его родственник Олег (по-древнескандинавски Helgi). Он пользовался властью как опекун малолетнего сына Рюрикова Игоря (по-древнескандинавски Ingvarr). Олег не остался в Новгороде: вместе с Игорем он двинулся на юг, по великому пути «из варяг в греки», покорил на Днепре Смоленск и Любеч и подошел к Киеву. Обманом он захватил здесь и погубил Аскольда и Дира на том основании, что они «не князья и не княжеского рода», между тем как сам он князь, а Игорь — Рюриков княжич. Заняв Киев, Олег основался в нем и сделал его столицею своего княжества, говоря, что Киев будет «матерью городов русских». Так удалось Олегу объединить в своих руках все главнейшие города по великому водному пути. Это и была его первая цель. Из Киева он продолжал свою объединительную деятельность: ходил на древлян, затем на северян и покорил их, далее подчинил себе радимичей. Под его рукою собралися, таким образом, все главнейшие племена русских славян, кроме окраинных, и все важнейшие русские города. Киев стал средоточием большого государства и освободил русские племена от хазарской зависимости. Сбросив хазарское иго, Олег старался укрепить свою страну крепостями со стороны восточных кочевников (как хазар, так и печенегов) и строил города по границе степи.

Но объединением славян Олег не ограничился. По примеру своих киевских предшественников, Аскольда и Дира, сделавших набеги на Византию, Олег задумал поход на греков. С большим войском «на конях и на кораблях» подошел он к Константинополю (907), опустошил его окрестности и осадил город. Греки завели переговоры, дали Олегу «дань», то есть откупились от разорения, и заключили с Русью договор, вторично подтвержденный в 912 г. Удача Олега произвела глубокое впечатление на Руси: Олега воспевали в песнях, и его подвиги изукрасили сказочными чертами. Из песен летописец занес в свою летопись рассказ о том, как Олег поставил свои суда на колеса и посуху на парусах «через поля» пошел к Царюграду. Из песни же, конечно, взята в летопись подробность о том, что Олег, «показуя победу», повесил свой щит в вратах Царяграда. Олегу дали прозвание «вещего» (мудрого, знающего то, что другим не дано знать). Деятельность Олега в самом деле имела исключительное значение: Олег создал из разобщенных городов и племен большое государство, вывел славян из подчинения хазарам и устроил путем договоров правильные торговые сношения Руси с Византией; словом, он был создателем русско-славянской независимости и силы.

По смерти Олега (912) вступил во власть Игорь, по-видимому, не имевший таланта воина и правителя. Он сделал два набега в греческие владения: на Малую Азию и на Константинополь. В первый раз он понес жестокое поражение в морском бою, в котором греки применили особые суда с огнем и пускали «трубами огнь на лодьи русские». Во второй раз Игорь не дошел до Царяграда и помирился с греками на условиях, изложенных в договоре 945 г. Этот договор считается менее выгодным для Руси, чем договоры Олега. В походе Игоря против греков принимали участие и печенеги (§ 2), впервые при Игоре напавшие на Русскую землю, а затем помирившиеся с Игорем. Игорь окончил жизнь свою печально: он погиб в стране древлян, с которых хотел собрать двойную дань. Его смерть, сватовство древлянского князя Мала, желавшего взять за себя вдову Игоря Ольгу, и месть Ольги древлянам за смерть мужа составляют предмет поэтического предания, подробно рассказанного в летописи.

Ольга (по-древнескандинавски и по-гречески Helga) осталась после Игоря с малолетним сыном Святославом и взяла на себя правление княжеством. По древнему славянскому обычаю, вдовы пользовались гражданскою самостоятельностью и полноправием, и вообще положение женщины у славян было лучше, чем у других европейских народов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что княгиня Ольга стала правительницею. Отношение к ней летописца — самое сочувственное: он считает ее «мудрейши всех человек» и приписывает ей большие заботы об устроении земли. Объезжая свои владения, она везде устанавливала порядок и везде оставляла по себе добрую память. Главным же ее делом было принятие христианской веры и благочестивое путешествие в Царьград (957). По рассказу летописи, Ольгу крестили «царь с патриархом» в Цареграде, хотя вероятнее, что она крестилась дома, на Руси, ранее своей поездки в Грецию. Император Константин Багрянородный, с честью принявший Ольгу в своем дворце и описавший ее прием (в сочинении «Об обрядах Византийского двора»), повествует о русской княгине сдержанно и спокойно. Предание же, сложившееся на Руси о путешествии княгини, рассказывает, что император был поражен красотою и умом Ольги настолько, что даже хотел на ней жениться; однако Ольга уклонилась от этой чести. Она держала себя почтительно по отношению к патриарху, но вполне независимо по отношению к императору. Летописец даже уверен, что ей удалось дважды перехитрить императора: во-первых, она ловко сумела отказаться от его сватовства, а во-вторых, она отказала ему в дани или дарах, на которые он будто бы легковерно рассчитывал. Таково было наивное предание, усвоившее Ольге исключительную мудрость и хитрость. С торжеством христианства на Руси память княгини Ольги, во святом крещении Елены, стала почитаться православною церковью и княгиня Ольга была причтена к лику святых.

Сын Ольги Святослав носил уже славянское имя, но нравом был типичный варяг-воин и дружинник. Едва успел он возмужать, как составил себе большую и храбрую дружину и с нею стал искать себе славы и добычи. Он рано вышел из-под влияния матери, «гневался на мать», когда она убеждала его креститься. «Как мне одному переменить веру? Дружина начнет смеяться надо мною», — говорил он. С дружиною он сжился крепко, вел с нею суровую походную жизнь и поэтому двигался необыкновенно легко: «легко ходя, аки пардус (барс)», по выражению летописи.

Еще при жизни матери, оставив на попечении Ольги Киевское княжество, Святослав совершил свои первые блестящие походы. Он пошел на Оку и подчинил вятичей, которые тогда платили дань хазарам; затем обратился на хазар и разгромил Хазарское царство, взяв главные города хазар (Саркел и Итиль). Заодно Святослав победил племена ясов и касогов (черкесов) на р. Кубани и овладел местностью у Азовского моря под названием Таматарха (позднее Тмутаракань, а теперь Тамань). Наконец, Святослав, проникнув на Волгу, разорил землю камских болгар и взял их город Болгар. Словом, Святослав победил и разорил всех восточных соседей Руси, входивших в состав Хазарской державы. Главною силою в Черноморье становилась теперь Русь. Но падение Хазарского государства усиливало кочевых печенегов. В их распоряжение попадали теперь все южнорусские степи, занятые раньше хазарами; и самой Руси скоро пришлось испытать большие беды от этих кочевников.

Возвратясь в Киев после своих завоеваний на востоке, Святослав получил приглашение от греков помочь Византии в ее борьбе с дунайскими болгарами. Собрав большую рать, он завоевал Болгарию и остался там жить в г. Переяславце на Дунае, так как считал Болгарию своею собственностью. «Хочу жить в Переяславце Дунайском, — говорил он, — там — середина моей земли, там собираются всякие блага: от греков золото, ткани, вина и плоды, от чехов и угров — серебро и кони, из Руси — меха, воск и мед и рабы». Но ему пришлось на время вернуться из Болгарии в Киев, потому что на Русь в его отсутствие напали печенеги и осадили Киев. Киевляне с княгинею Ольгою и детьми Святослава едва отсиделись от грозного врага и послали к Святославу с упреками и с просьбою о помощи. Святослав пришел и прогнал печенегов в степь, но в Киеве не остался. Умиравшая Ольга просила его подождать на Руси до ее кончины. Он исполнил ее желание; но, похоронив мать, сейчас же ушел в Болгарию, оставив князьями на Руси своих сыновей. Однако греки не желали допустить господства русских над болгарами и потребовали удаления Святослава назад в Русь. Святослав отказался покинуть берега Дуная. Началась война, и византийский император Иоанн Цимисхий одолел Святослава. После ряда тяжелых усилий он запер русских в крепости Дористоле (теперь Силистрия) и вынудил Святослава заключить мир и очистить Болгарию. Войско Святослава, истомленное войною, на пути домой было захвачено в Днепровских порогах печенегами и рассеяно, а сам Святослав убит (972). Так печенеги довершили поражение русского князя, начатое греками.

После смерти Святослава на Руси между его сыновьями (Ярополком, Олегом и Владимиром) произошли кровавые междоусобия, в которых погибли братья князя Владимира, и он остался единодержавным государем. Потрясенное усобицами, Киевское княжество являло признаки внутреннего разложения, и Владимиру пришлось потратить много сил, чтобы усмирить варягов, служивших у него, и подчинить отложившиеся племена (вятичей, радимичей). Пошатнулось после неудач Святослава и внешнее могущество Руси. Владимир вел много войн с разными соседями за пограничные волости; воевал также с волжскими болгарами. Втянулся он и в войну с греками, в результате которой принял христианство по греческому обряду. Этим важнейшим событием окончился первый период власти варяжской династии на Руси.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Краткая биография

Рюрик, миниатюра из «Царского титулярника» XVII век Князь Рюрик — варяг, согласно древнерусским летописям, призванный вместе со своим родом представителями славянских племён для княжения в Новгороде в 862 году. Основал династию Рюриковичей, распространившую свою власть на восточнославянские племена и объединившую их в древнерусское государство со столицей в Киеве.

Прибыв на княжение в Новгород вместе с братьями Трувором и Синеусом, Рюрик через два года после смерти братьев остался единоличным правителем и расставил своих людей на княжение в города-центры племенных объединений: Полоцк (кривичи), Ростов (меря), Муром (мурома) и Белоозерск (весь).

Согласно Никоновской летописи, в определенный момент новгородцы возмутились порядками Рюрика, но он подавил бунт и убил их предводителя князя Вадима Храброго.

Повесть Временных Лет указывает среди прочих деяний Рюрика разрешение Аскольду и Диру совершить поход на Царьград (Константинополь) в 866 году, однако позже историками датировка была перенесена под 860 год, что ставит под вопрос как причастность Рюрика к походу, так и принадлежность Аскольда с Диром к его дружине. Дополнительно, Никоновская летопись сообщает под 865 годом о походе Аскольда и Дира против жителей Полоцка, который контролировался Рюриком.

В 879 году Рюрик умер, оставив малолетнего сына Игоря под опекой Олега Вещего (по разным версиям приходившимся Рюрику либо родственником, либо соратником).

Правление князя Рюрика на Руси
862-879 годы

Начало княжения — призвание Рюрика и варягов в Новгород

Традиционно призвание славянскими племенами на княжение Рюрика с его братьями-варягами Синеусом и Трувором считается отправной точкой русской государственности.

Согласно летописям, в середине IX века славянские и финские племенные союзы словен, кривичей, чуди, мери и веси платили дань варягам, приходившим из-за моря. В 862 году эти племена изгнали варягов, и после этого между ними начались конфликты, для прекращения которых представители племён решили пригласить князя со стороны.

Призвание варягов
Худ. В. Васнецов (1909 г.)

«И ркоша:

„Поищем сами себе князя, иже бы володели нами и рядили по ряду, по праву.“

…И пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске.»1

Таким образом, приглашённые варяги должны были исполнять роль судей, не заинтересованных в выгоде какой-либо из спорящих сторон, соблюдать т.н. ряд — свод законов и правил, который они признавали и обещали соблюдать заступая на княжение.

Версия о том, что Рюрик сразу стал князем Новгорода, оспаривается некоторыми историками. По данным археологии, более достоверным выглядит предположение, что первой столицей Рюрика стало поселение Ладога, ныне известное как Старая Ладога. Во времена появления Рюрика там строится первая деревянная крепость.

Находки из Рюрикова городища Государственный исторический музей

Краткая характеристика внешней и внутренней политики

Предметно говорить о конкретных направлениях политики Рюрика невозможно ввиду слишком малого количества дошедших до нас сведений, к тому же часть из них противоречат друг другу. Как и для прочих основателей правящих династий, Рюрику было необходимо удержать собственную власть, создать условия для комфортной передачи своих прав на княжение и по возможности расширить границы владений.

Удержание власти и распространение влияния на соседние города

Между новгородцами оказалось много недовольных самовластием Рюрика и действиями его сородичей. Под предводительством Вадима Храброго в 864 году вспыхнуло восстание в защиту утраченной вольности. Вадим был убит Рюриком, вместе со многими своими приверженцами. В изложении В. Н. Татищева Вадимом был местный словенский князь.

По летописи можно заметить расширение подвластных Рюрику земель, прежде всего за счёт перехода под его управление Изборска и Белозерска, когда в 865 году Синеус и Трувор умерли. Летописи указывают, что Рюрик, сам находясь в Новгороде, своим соратникам начал раздавать в управление города Полоцк, Ростов, Муром — варяжский князь внимательно следил как за собственными владениями, так и за близлежащими территориями, не позволяя перехватить управление конкурентам и раздвигая, по возможности, границы зарождающегося государства.

Рюрик и его отношения с Аскольдом и Диром

Относительно взаимодействия между князем Рюриком, Аскольдом и Диром летописи не согласуются между собой. Повесть Временных Лет утверждает, что Аскольд и Дир были боярами (дружинниками) новгородского князя Рюрика («И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина»), отпустившего их в поход на Царьград. Они обосновались в Киеве, захватив власть над полянами, которые в это время не имели своего князя и платили дань хазарам. В то же время в «Повести…» говорится о том, что после смерти Кия, Щека и Хорива их потомки княжили у полян:

«И по сихъ братьи держати. почаша родъ ихъ княженьє в Поляхъ».

При этом следует помнить, что Повесть Временных Лет, согласно записям в ней же, подвергалась неоднократным правкам во время правления Владимира Мономаха, принадлежащего к роду Рюриковичей и имеющего непосредственную заинтересованность в подтверждение изначально новгородской династии на владение Киевом.

Рюрик разрешает Аскольду и Диру отправиться с походом на Царьград. Радзивилловская летопись. Миниатюра.

Примечательно, что при этом в Новгородской первой летописи Аскольд и Дир не связаны с Рюриком и княжили в Киеве до приглашения того в Новгород, но после похода русов на Царьград.

В Псковской 2-й летописи (XV век) сказано:

«А князи в та лета бяху на Рускои земли; От Варяговъ 3 князя, первому имя Скалдъ (то есть Аскольд), а дроугому Дир, а третьему Рюрик…»

— т.е. Аскольд и Дир не связываются с Рюриком никак, кроме того факта, что они тоже были варягами.

В Никоновской и Иоакимовской летописях содержатся неизвестные по другим источникам сведения о событиях 870-х годов: бегстве части новгородской знати от Рюрика к Аскольду в ходе борьбы за власть в Новгороде, походах Аскольда на полочан и кривичей в 865 году (т.е. на территорию Полоцка, где Рюрик посадил своих наместников). Поход же на Царьград, отнесённый Повестью временных лет к 866 году, датирован 874-875 годами.

В 1894 году бельгийский учёный Франц Кюмон опубликовал обнаруженную им хронику царствования византийских императоров, т. н. Брюссельскую хронику2, в которой содержалось упоминание о походе русов и называлась точная дата — 18 июня 860, что либо ставит под вопрос точность датировок ПВЛ, либо правдивость приводимых в ней сведений по данному событию.

Помимо древнерусских летописей, Аскольд и Дир упоминаются в сочинении польского историка XV века Яна Длугоша3(не исключалось, что такая версия была придумана для обоснования претензий Польши на киевское наследство, в противовес московским Рюриковичам). В его трактовке Аскольд и Дир были полянскими князьями, потомками Кия, легендарного основателя Киева.

Итоги и результаты правления

  • Рюрик смог удержаться у власти в Новгороде подавив восстание Вадима Храброго
  • Распространил влияние на города Муром, Ростов, Белозерск, Полоцк, Изборск
  • Правил 17 лет, оставив после себя сына Игоря и в качестве регента при нём — Олега Вещего.

События на Руси после смерти князя Рюрика

В 879 году Рюрик умирает, оставив в качестве наследника малолетнего сына Игоря и приказывает до его совершеннолетия править Олегу Вещему, своему соратнику (по нек.источн. — родственнику).

Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика, Олег продолжил расширение подконтрольных Рюриковичам территорий, захватил Киев (убив Аскольда и Дира) и перенёс туда столицу, объединив тем самым два главных центра восточных славян. Кроме того, Олегу удалось объединить под своей властью окружающие славянские племена, ранее платившие дань хазарам. Поэтому нередко именно он, а не Рюрик, зачастую объявляется основателем Древнерусского государства.

Ожиганов И., Вещий Олег (Прощание с конём)

Теории о происхождении Рюрика и его этнической принадлежности

Спор норманнистов и антинорманнистов относительно этнического происхождения основателя династии Рюриковичей не затихает уже почти три столетия. Описание каждой отдельной теории занимает достаточно много места, поэтому ниже они перечислены кратко:

  • Норманская теория — исходя из того, что в русских летописях Рюрик назван варягом, а варяги по различным источникам ассоциируются с норманнами или шведами, сторонники норманнской концепции считают Рюрика варягом-викингом из Скандинавии. По одной из версий, Рюриком являлся викинг Рорик Ютландский из династии Скьёльдунгов.

Славянские теории:

  • М. В. Ломоносов выводил Рюрика с варягами из пруссов, опираясь на топонимы и поздние летописи, которые заместили лексему «варяги» псевдоэтнонимом «немцы».
  • Австриец Герберштейн, будучи советником посла в Великом княжестве Московском в 1-й половине XVI века, одним из первых европейцев ознакомился с русскими летописями и связал название варягов со славянским прибалтийским племенем вагров.
  • Историк XIX века С. А. Гедеонов предположил, что Рюрик — это не собственное имя, а родовое прозвище Ререк правящей династии ободритов (онемеченное западнославянское племя).
  • В 30-х годах XIX века французским путешественником и писателем Ксавье Мармье в книге «Северные письма» было упомянуто народное предание о Рюрике и его братьях. Также, в начале XVIII века появляется ряд генеалогических трудов по династиям северо-немецкой земли Мекленбург, в которых упоминается Рюрик, как сын одного из вождей ободритов.
  • Согласно Иоакимовской летописи, Рюрик был сыном неизвестного варяжского князя в Финляндии от Умилы, средней дочери славянского старейшины Гостомысла.
  • Д. И. Иловайский летописный рассказ о призвании варягов считал полностью легендарным, и на основании этого отвергал всё связанное с Рюриком. Являясь сторонником южного происхождения Руси, он возводил русских к упоминаемому в античных источника племени роксалан, проживавших в среднем Поднепровье

Семья и личная жизнь

Неизвестно, сколько было у Рюрика жён и детей. Летописи сообщают только об одном сыне — Игоре. По Иоакимовской летописи, Рюрик имел несколько жён, одной из них и матерью Игоря была «урманская» княжна Ефанда. Татищев, ссылаясь на Иоакимовскую летопись и, возможно, используя какие-то поздние несохранившиеся источники, рассказывает о женитьбе Рюрика на Ефанде, дочери новгородского посадника Гостомысла, инициатора приглашения Рюрика.

Кроме Игоря, у Рюрика, возможно, были и другие дети, поскольку в русско-византийском договоре 944 года упомянуты племянники Игоря — Игорь и Акун. Есть версия, что Игорь Младший был от сына Рюрика, а Акун — от дочери.

Образ в культуре и памяти поколений

Личность князя Рюрика оставила значительный след в истории современной России, Украины и Белоруси. За прошедшие столетия были созданы картины, фильмы и памятники, посвященных князю.

Список литературы

  1. Повесть Временных Лет
  2. Брюссельский кодекс Cod. Brux. gr. 11376 был переписан в Константинополе между 1280 и 1300 гг. Содержит в том числе краткую императорскую хронику.
  3. Ioannis Dlugossii Annales seu cronicae incliti regni Poloniae. Liber 1-2. — Warszawa, 1964. — P. 121.

Конунг

Средневековая Скандинавия

Сословия

Риг-ярлы

Конунг · Ярл · Хэрсир · Хёвдинг · Стирэсман · Лендрман/Сюслуман · Дроттинн

Карлы

Хольдер · Бонд · Хускарл · Лейсинг

Трэли

Надпись конунг (kunuki) на руническом камне U 11.

Ко́нунг (прагерм. *kuningaz, др.-сканд. ᚲᛟᚾᚢᛜᚱ, konungr, др.-англ. ᚳᚣᚾᛁᛝ, cyning) — северогерманский термин для обозначения верховного правителя. В эпоху зрелого средневековья этот термин соответствует понятию король (напр., шведский король Магнус Ладулос).

Этимология и вариации

Точная этимология слова является дискуссионной и существует несколько версий. Согласно одной из них *kun означает родство, а термин — потомок правителя. Например, в Песни о Риге младшим сыном Ярла упомянут Кон, именуемый юным. В оригинале это имя звучит как др.-сканд. Konr ungr и означает «юный отпрыск».

М. И. Стеблин-Каменский определяет происхождение слова конунг прибавлением словообразовательного суффикса ingr/ungr к слову род (др.-сканд. Konr), а, следовательно конунг — человек из соответствующего рода, родственник.

Согласно другим теориям, *kuning-az- переводится как «глава общины» или «принадлежащий женщине» (др.-сканд. kona — женщина), то есть богине-матери, что отражает статуса конунга как верховного жреца, но последняя версия мало состоятельна, на что указывает развитие термина в разных языках. Например, в древнеанглийском женщина будет cwene, в то время как род — др.-англ. cynn, а конунг — cyning.

Слово «князь», которое есть во всех славянских языках, по распространенной версии также родственно слову конунг через древнегерманский корень *kun-ing- и является древним общеславянским заимствованием. Это заимствование встречается и в других негерманских языках: в финском и эстонском — kuningas; латышском — kungs (господин) и ķēniņš (король); литовском — kunigas или kunigaikštis; саамском — gonagas или konagas; татарском — kenäz; и другие. В ряде случаев заимствование шло не напрямую, а опосредованно через третьи языки, например, через древнерусский.

Также существует множество кеннингов для обозначения конунга, такие, например, как, упомянутый в Беовульфе, даритель колец — как способ отблагодарить своих воинов, путём раздачи им золотых колец.

Социальное положение

Как видно из Песни о Риге, конунги вышли из среды ярлов. Их появление связано с процессом образования национальных государств. Так как эти новые государственные образования появлялись в ходе борьбы ярлов за верховенство, то чем больше укрупнялось государство, тем больше возвышался один ярл над всеми остальными. В результате ярлы из верховных и самостоятельных правителей превратились в вассалов конунгов и их наместников.

В период до принятия христианства конунг исполнял три функции:

  • судебную в ходе тинга;
  • военную во время войны;
  • жреческую во время жертвоприношений.

Положение конунгов являлось наследственным, но для того, чтобы вступить на престол, ему требовалось одобрение народа. Все сыновья и люди достаточного происхождения могли добиваться титула конунга (например, Оттар из Холугаланда добивался титула конунга). Это обстоятельство нередко приводило к двоевластию, когда два брата одновременно становились конунгами.

В ранний период конунгу принадлежал один или несколько кораблей, дружина (др.-сканд. drótt) и обширный земельный надел — вотчина. Последнее нередко становилось причиной феодальных междоусобиц. В некоторых случаях конунг не имел земельных владений и вел странствующий образ жизни на корабле — таких конунгов называли сэконунгами (морскими конунгами).

В качестве жреца, конунг просил одобрения своих действий богами. Например, Эйрик Победоносный обращался к Одину на третий день Битвы на Фирисвеллире. Также конунг руководил блотом в важных общественных местах, таких как Храме Уппсалы. Отказ от этой обязанности мог стоить конунгу власти. Так случилось, например, с Хаконом Добрым, пытавшимся навязать христианство соплеменникам, а также с Анундом Гордске, из-за христианских убеждений отказавшийся участвовать в блоте и низложенный в 1070 году.

Алкоголь

Потребление алкоголя занимало важное место в жизни скандинавов древности. Как указывает исследователь потребления алкоголя писатель Марк Форсайт, показателем господства у скандинавов выступал пиршественный дом («медовый чертог»), поскольку первоочередной обязанностью конунга было обеспечивать дружину выпивкой. Тем самым конунг демонстрировал свое могущество. И наоборот, те кто пил у кого-то в чертоге, по закону чести несли военную службу в дружине хозяина. Алкоголь в буквальном смысле означал власть. Посредством алкоголя скандинавы присягали на верность. Так в «Беовульфе» конунг Хродгар, чтобы продемонстрировать свое могущество, возводит блистательный чертог Хеорот под золотой кровлей, на высоких столбах и украшенный золотом.

> См. также

  • Король
  • Воевода
  • Царь
  • Император
  • Князь
  1. Суффикс ingr/ungr образует существительные:
    1. наследующие соответствующие свойства (например spekingr-мудрец от spakr-мудрый),
    2. определяющие происхождение человека (например Islendingr-исландец от Island-Исландия, сюда же Konungr от Konr),
    3. с уменьшительным значением (например teinungr-прутик от teinn-прут).

Сноски

  1. Стеблин-Каменский М. И. Древнеисландский язык. УРСС. Москва.2002. с 164—165
  2. Существуют и другие версии этимологии слова князь, но они не получили широкого и признания.
  3. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959. Т. 1, с. 324
  4. Этимологический словарь славянских языков, под редакцией О. Н. Трубачёва. Праславянский лексический фонд. Вып. 13, М., 1987, с. 200
  5. Max Vasmer. Russisches etymologisches Wörterbuch. Winter, Heidelberg. In 3 Bd. 1953—1958. // Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера Архивная копия от 13 января 2013 на Wayback Machine М., 1964—1973. (Стр. 285)
  6. 1 2 Форсайт, 2018, с. 143.

> Литература>Держава Русь

Кон, Князь, Конунг, Книга (этимология)

Кон (ст.-слав. кън) – это устои, традиции, правила, созданные нами.

К – как (объединение структур);
Ъ – сотворено;
Н – наш.

Т.е. Кон – «как сотворено нами», это то, что мы сотворили, создали, и что у нас сохранилось. Допустим, если мы построили дом (хоромы), они сотворены, и наша цель, раз мы сотворили – сохранить. Также и КЪН – устои, правила, которые собраны, созданы нашими Предками, и они сохраняются для потомков.

* Для удобства чтения, пишу в современном варианте «Кон».
ЗА-кон — если добавить Землю (З) и Богов, живущих на Земле (Азъ), получится ЗАКОН – т.е. какие-то Устои (Кон), которые сотворены нашими Предками, и оставлены нам.
ИС-кон – это когда Кон идёт из древности. До сих пор говорят: «исконно руская традиция».
ИС-ПО-кон – когда Кон идёт из древности и по наше время («испокон веков»). Где «ИС» — изначальное слово, «ПО» — упокоенное Отцами, т.е. сохранённое до нашего времени.

Князь и Конунг

Князь (кънязь) – это хранитель Кона, человек, которого назначали смотреть за традициями, за соблюдением Кона на землях (З), где его выбрали.

Конунг (кънунг) – назначенный человек, которому доверили перенести эту Мудрость (Кон) в новую землю. Т.е. Князь постоянно на той земле, где его избирают, а Конунг переносит на другую территорию, чтобы поведать другим.

КЪН – как бы «сборник традиций»;
У – зов, послание;
Н – наше;
Г – глаголь.

Т.е. Конунг – это «Закон», который посылается нами, чтобы поведать другим — глаголить.

Конун (кънун) – Закон, который наши принесли, но ещё не поведали.

Книга

Книга (кънига) – это записанный Кон.

Кън – правила, устои;
И – иже (соединение, гармония);
Г – глаголь;
А – Азъ (Бог, живущий на Земле).

Т.е. Книга – это правила, традиции, законы, которые поведали Асы – наши Предки. То есть раньше книгами называли «сборники Мудрости» — записанные Законы. А сейчас книги превратили просто в сборники различных повествований, глупости и прочее. Если записывали не законы, традиции, а шло какое-то повествование, предание, то они назывались по-другому, допустим, если записано на пергаменте, то это называлось: харатьи о каком-то событии, легенде, т.е. записанный сказ.

Рубрика: Древнеруский язык, Словарь