Потеря Россией азова

История Азова

Основная статья: Азов

Официальное своё летоисчисление город ведет с 1067 года. Однако археологами, проводящими полевые исследования на территории города, такие факты не подтверждаются.

На территории современного города Азова в I—III вв. существовала два меотийских поселения, названных Подазовским и Крепостным городищами, в связи с их географическим месторасположением. Подазовское городище находится на территории Хуторка, буквально под Азовом в его западной части. Крепостное городище находится на территории крепости XVII в. в северо-восточной части города. Площади Подазовского и Крепостного городищ, включая их могильники, соответственно 213 и 159 га. Примерно на рубеже III—IV вв. по археологическим данным жители покинули эти поселения, вероятно, оттесненные кочевниками, надвигавшимися с востока.

Лишь спустя несколько веков, как свидетельствует археология, на территории современного Азова появляется оседлое население. Новое население относилось к археологической салтово-маяцкой культуре (VIII—X вв.). В сегодняшней городской черте два поселения, относящихся к этой культуре: Кагальницкое и Красногоровка IV. Как и их предшественники, свои названия они получили в связи с их географическим месторасположением. Кагальницкое находится на выезде из Азова к северу от Кагальницкого шоссе. Красногоровка IV расположена на территории микрорайона Красногорска в юго-восточной части города. Площадь поселений соответственно 3,7 и 0,3 га. В начале II тысячелетия новая волна кочевников с востока снова захлестнула территорию Нижнего Дона.

Ордынский Азак

Первое письменное упоминание о золотоордынском городе Азак-Тана, относится к 1269 году. В это время проводится социально-экономическая политика ханом Золотой Орды — Менгу-Тимуром, связанная, с независимой политикой от Каракарума — освоение новых городов, например таких как Азак.

Город быстро рос, развивался и к началу XIV века стал одним из крупнейших городов мира (во всяком случае, не меньше Лондона), политическим, административным и ремесленным центром Золотой Орды.

В прилегающей к Дону части Азака генуэзские и венецианские купцы основали торговую крепость. Памятуя о существовании в древности греческого торгового города Танаиса, назвали её на итальянский манер — Тана. Через Азак (Тану) проходил Великий шёлковый путь из стран Западной Европы в Персию, Индию, Китай. В Европу через Тану поступали ремесленные изделия восточных стран, шёлк, пряности. Азак (Тана) был ключевым пунктом на пути из Москвы и городов Золотой Орды в столицу Византии — Константинополь. По этому пути русские товары: пушнина, пшеница, лес, лён, мёд, сало и товары Золотой Орды (донская и волжская рыба, продукты скотоводства) — поступали в западные страны. Азак (Тана) являлся крупным рынком работорговли и большим ремесленным центром. Для обслуживания торговли в Азаке работал в XIV веке свой монетный двор. Известно, что в 1316 году монетный двор Азака выпустил монеты с именем хана Узбека. В Азак, на перекресток торговых путей, стекались представители различных народов и религий. Арабский путешественник Ибн Баттута, посетивший Азак в 1333 году, отмечал, что город отличается красивой архитектурой. Здесь было несколько католических церквей, одна православная церковь, мусульманские мечети. Город окружали сады.

После обнаружения в подвале дома по ул. Измайлова, 49 захоронения большого числа людей (более 150 человеческих останков) археологам удалось установить, что массовое убийство произошло в зиму с 1369 на 1370 год. Всего найдены останки примерно 300 сторонников хана Абдаллы. Некоторых горожан Мамай, вероятно, переселил из Азака в новые городки на Северском Донце. К 1381 году территория города сократилась в три раза.

Войны между Золотой Ордой и державой Тамерлана в конце XIV века нанесли непоправимый ущерб Азаку. Войска Тамерлана опустошили владения Золотой Орды на трассе Великого шёлкового пути. В 1395 году ими был разгромлен и Азак. Итальянцы восстановили Тану, возвели здесь мощный замок с крепкими стенами, башнями, бойницами, рвами, подъёмными мостами. Если Тана — европейская фактория, восстанавливалась итальянцами, то золотоордынский Азак доживал свои последние дни. Однако укрепления не защитили и Тану от новых завоевателей.

Азов (Азак) как турецкий форпост

Летом 1475 года войска могущественной Османской империи захватили Азак (Тану). Построенная на развалинах Таны турецкая крепость Азак (в Российском государстве её называли Азов) стала северным портом Османской империи. Тюркское слово «Азак» имело несколько значений:

  • «Заблудившийся, сбившийся с пути»,
  • «Ошибающийся, путаник»,
  • «Шальной» (о стреле),
  • Имя огузского предводителя, упоминаемого в исторических источниках (1070—1072 гг.).

В 1471 году город взят турками: и с этого времени вследствие запрещения европейским судам входить в Чёрное море, особенно же вследствие открытия морского пути в Индию, торговля в Азове пришла в совершенный упадок. Турецкое правительство, дабы избежать набегов флотилий донских казаков на Крым и Северную Анатолию, соорудило здесь крепость (тур. Azak, осман. ازاق‎,). Казакам крепость эта была особенно ненавистна, потому что препятствовала выходу их в Азовское море для торговли и набегов.

Нанести удар по Азову и изгнать турок из устья Дона, опираясь на помощь Войска Донского планировал ещё Лжедмитрий I. Для этих целей молодым царём было развёрнуто строительство кораблей на реке Вороне (у её впадения в Хопёр). Кроме того, была укреплена пограничная крепость Елец, которая рассматривалась Лжедмитрием I в качестве опорной базы азовского похода. В крепость из Москвы отправили осадную и полевую артиллерию, также в ней создали склады с огромным количеством военного снаряжения и продовольствия. Но азовский поход, начало которого было запланировано на лето 1606 года не состоялся из-за свержения и убийства «царя Дмитрия Ивановича» в мае этого года.

В июне 1637 года донские казаки совместно с запорожцами взяли крепость и не оставили в ней живым ни одного человека. С самого начала казаки предложили царю Михаилу Федоровичу заключить союз для борьбы против Речи Посполитой), но тот ответил отказом. Из Азова казаки совершили целую серию рейдов на Чёрном море, наведших страх на Стамбул и вызвавшие безуспешную осаду Азова турками в 1641 году (Азовское сидение). Турецкий военачальник Гусейн-Дели, рапортовал султану: «У нас чудовищные потери. Мы завоевали целые царства, а теперь несем позор от незначащей горсти запорожских казаков. Они не люди. Они шайтаны, принявшие человеческий облик. По словам янычар, они останавливают пули, ловят полами кафтанов ядра, растворяются в воздухе и неожиданно бьют из-за спины».

Валы Азовской крепости

В 1642 году казаки, видя трудность удерживать Азов собственными силами, сами оставили эту крепость, предварительно уничтожив все фортификационные сооружения, и она опять перешла во власть визиря Кара-Мустафы.

1672 год — калмыцкий поход на Азов.

Азовские походы Петра I

Основная статья: Азовские походыАзовский флот

Петр I замыслил поход на турецкий Азов, так как овладение крепостью решило бы основную стратегическую задачу, поставленную Петром в данной кампании: свободный выход России на Азовское море. В апреле 1695 года армия из тридцати одной тысячи человек выступила из Москвы водным и сухим путём к Азову. Общего командующего армией не было, походом командовал военный совет из трех генералов: шотландца Патрика Гордона, швейцарца Франца Лефорта и русского Автонома Головина. Сам царь выступил в поход на Азов в качестве командира бомбардирской роты Преображенского полка. Однако осада турецкой крепости, начавшаяся 9 июля и длившаяся до конца сентября, не увенчалась успехом. Военный совет решил осаду снять, и 2 октября 1695 года последние русские солдаты покинули лагерь под Азовом. Началась подготовка ко второму азовскому походу, который осуществили в 1697 году. В Воронеже стали строить русский флот — морские галеры и речные струги. Кроме этого к походу на Азов готовили 2 больших 36-пушечных корабля-галеаса. Личный состав флота под командованием Франца Лефорта был укомплектован 4225 солдатами. Численность сухопутной армии составила 75 тысяч человек (в два раза больше численности армии первого похода). В состав армии входили и донские казаки — около 5 тысяч человек. Главнокомандующим сухопутными войсками был назначен боярин Алексей Шеин, общее руководство походом осуществлял сам Петр I.

Осада Азова

А. Шхонебек. Взятие Азова. 1696 год

Поход начался с прорыва русских кораблей к морю и уничтожения турецкого флота с целью осуществления блокады Азова с моря. В ходе боевых действий по взятию Азова Петр постоянно в различных формах применяет принцип взаимодействия флота и армии. Одновременно русские сухопутные войска сосредоточились у Азова и осадили его, причем с самого начала эта осада шла более успешно, чем во время первого похода. 18 июля 1696 года русская армия начала обстрел Азовской крепости. Турки стали преклонять знамена, размахивать шапками, и выслали своих парламентеров. Комендант крепости Хасан-Арслан предложил решить спор древним способом — в единоборстве батыров. Царь Петр выбрал из русских войск башкира Алдара Исянгильдина. Турки выставили черкесского пехлевана. Алдар победил противника, турки сдали Азов без боя. За это он получил от царя перед строем войск, титул тархан (дворянин) и саблю с позолоченной рукояткой. Азовцы были согласны покинуть крепость с условием, что им разрешать взять жен и детей, а также имущество, которое они смогут вынести. Утром 19 июля начался выход турок из Азова. Восемь русских полков выстроились в две шеренги от крепостных ворот к реке. 16 турецких знамен склонились перед генералиссимусом Шеиным, а бей Азова вручил русскому командованию ключи от крепости.

Но в 1711 году после неудачного Прутского похода Россия была вынуждена отказаться от Приазовья и вернуть его Османской империи. Азовская крепость была разрушена и оставлена русскими войсками, а все её жители были переселены в Бобровский уезд Воронежской губернии, где возникла слобода Азовка.

Азов в составе России

Во время русско-турецкой войны 1735—1739 крепость была в 1736 году взята войсками генерала Ласси и по Белградскому миру 1739 уже навсегда осталась за Россией.

В 1775 году Азов сделан административным центром новоучрежденной Азовской губернии. В 1782 году, по переводе губернского управления в Екатеринослав, Азов переименован опять в крепость, 31 марта 1810 года — в посад Ростовского уезда Екатеринославской губернии, а в 1888 году присоединен к Области Войска Донского и передан под казачье управление.

В конце XIX века в посаде имелась 4-классная мужская прогимназия, а также женское и мужское училища, торговля значительно упала.

В 1926 году Азов вновь получает статус города.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов Азов был оккупирован немецко-фашистскими войсками 27 июля 1942 г. Освобождён 7 февраля 1943 г. войсками Южного фронта в ходе Ростовской операции.

Религия

Храм Азовской иконы Божией Матери. г. Азов.

Христианские храмы строились на Дону до крещения Киевской Руси. Основателем христианства здесь был святой апостол Андрей Первозванный. Он был единственный из апостолов, который посетил славянские земли. Андрей Первозванный почитается русским народом, как особенный молитвенник и покровитель. Как считают историки, целью его путешествия был город Сиварис, лежавший на землях современного Аксая. С 1261 года азовские земли входили в состав Сарской епархии. Её кафедра сначала находилась в расположенном в районе современного села Селитренного Харабалинского района Астраханской области городе Сарай-Бату — столице Золотой Орды.

Позже донские приходы вошли в каноническом подчинении Русской церкви. У казаков крепость Азов почиталась, как исконно православное селение. В 1637—1641 годах захват турецкого Азов считался возвратом христианских земель.

Поскольку в турецком Азове господствовал ислам, то мощным фактором включения Приазовья в состав российского государства было распространение в районе православной религии. Во многом этому способствовало строительство новых православных церквей и монастырей, христианизация местного нерусского населения.

В XVII веке в Азове уже существовал христианский храм Иоанна Предтечи. Он был основан в 1529 году и предположительно построен греками в 1471 году. После захвата русскими Азова, там были построены открыты две церкви, одна, переделанная из мечети, во имя «Похвалы Пресвятой владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии», другая — во имя «Крестителя Господня Иоанна честные его главы усекновения».

В 1701 году в Азове была учреждена Азовская епархия. Во второй половине XVIII века главной соборной церковью Азова должна была стать церковь во имя св. апостола Андрея Первозванного. Строилась она в 1769—1770 годах солдатами и посошными людьми. В солдатском форштадте находилась приходская гарнизонная церковь Успения Пресвятой Богородицы (1771).

Перед Октябрьской революцией в Азове было открыто три православных храма. Самым большим был Свято-Успенский храм. Высота его колокольни составляла 25 метров. В 1936 году Свято-Успенский храм закрыли. В XIX веке в городе были храмы Андрея Первозванного, Александра Невского, Усекновения Главы Иоанна Предтечи, деревянная полковая Алексеевская церковь 235-го Азовского учебного пехотного полка, часовня больничного городка, домашняя церковь в мужской гимназии.

Большая часть храмов к 1961 году была закрыта и разрушена.

В настоящее время православные храмы Азова входят в состав Азовского благочиния Ростовской епархии Русской Православной Церкви Московского патриархата. К действующим храмам города Азова относятся: церковь Азовской иконы Божией Матери, часовня Лазаря Четверодневного, часовня церковь Луки (Войно-Ясенецкого), церкви Николая Чудотворца и Троицы Живоначальной.

Примечания

  1. Масловский А. Н.
  2. Скрынников Р. Г. Конец Лжедмитрия I // Три Лжедмитрия. — 2-е изд. — М.: АСТ, 2003.
  3. Дружба, скрепленная кровью
  4. Багалей Д. И. Очерки из истории колонизации степной окраины Московского государства / Д. И. Багалей. М.: Унив. Тип., 1887. — 614 с.
  5. Православные храмы Азова.

Литература

  • Азов // Города России: энциклопедия. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. — С. 14—15. — 559 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-85270-026-6.
  • Масловский А. Н. Резня 1370 года в Азаке // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 125—131.
  • Арутюнов Г. Б. Православные храмы Азова. Памятные православные места / Г. Б. Арутюнов // Арутюнов Г. Б. Азов — имя знаменитое. — Азов: Инф.-издат. Центр «Патарва», 2009. — 96 с.
  • Глущенко В. В. Казачество Евразии: зарождение, развитие, интегрирование в структуру российской государственности / В. В. Глущенко. — М.: Вузовская книга, 2000. 296 с.
  • Лунин Б. В. Очерки истории По донья-Приазовья. От древнейших времен до XVII столетия. Кн. 1 / Б. В. Лунин. — Р.-на-Д. : Ростовск. облает, книгоизд-во, 1949. — 184 с.
  • Николаева М. В. Повествование об истории Азова и об Азовских походах Петра I в составе «Подробной летописи» / М. В. Николаева // Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та. Т.414. — Л., 1971. — С. 21—50.

30 июня 1736 года капитулировал турецкий гарнизон Азова: крепость, не раз в течение столетия переходившая из рук в руки, окончательно вошла в состав России

Азов, расположенный всего в 15 км от устья Дона, занимал важное стратегическое положение. Крепость была «ключом» к Азовскому морю и Северному Причерноморью. Поэтому, начиная с XVII века, за нее развернулась ожесточенная борьба между Россией и Османской империей. В 1637 году Азов при поддержке запорожцев захватили донские казаки. Они удерживали город до 1642 года, после чего он снова достался туркам. В 1695 году крепость пытался взять Петр I, но это получилось у него только со второго раза, в 1696-м. До 1711 года город находился в составе русских владений, но после неудачного Прутского похода снова перешел под власть султана.

В 1735 году началась новая Русско-турецкая война, одной из главных целей которой было возвращение Азова. Общее командование военными действиями против Османской империи возложили на генерал-фельдмаршала Бурхарда (или, как его называли по-русски, Христофора Антоновича) Миниха. Для завоевания Азова специально снарядили Донскую армию, которой была придана мощная артиллерия — 380 орудий, а также инженерная рота в составе более 200 человек. В начале марта 1736 года, как только Дон и Северский Донец освободились ото льда, приданная армии Миниха флотилия начала перевозку артиллерии и других военных грузов под Азов. 30 (19 по ст. ст.) марта русские войска подошли к Азову и приступили к обустройству лагеря.

Русская армия под Азовом насчитывала восемь с половиной тысяч человек регулярных войск и три с лишним тысячи казаков и калмыков, турецкий гарнизон — около шести тысяч человек.

К концу марта было взято несколько турецких укреплений поблизости от Азова, начался регулярный артобстрел самой крепости. В начале мая командование осадой было передано талантливому военачальнику, специально для этой цели вызванному из русской армии в Австрии, — фельдмаршалу Петру Петровичу Ласси. Он был выходцем из Ирландии, состоял на русской службе с 1700 года и успел зарекомендовать себя во многих крупных военных кампаниях начала XVIII века: участвовал в Полтавской битве, Прутском походе, воевал в Польше и Германии.

Прибыв под Азов, Ласси обнаружил, что осадная артиллерия все еще не выгружена на берег. Вскоре по его приказу осадные орудия выгрузили и установили на позициях. Начался непрерывный массированный обстрел крепости. В бомбардировке со стороны Дона принимали участие девять «прамов» — плоскодонных кораблей, использовавшихся в качестве плавучих батарей. Одновременно русская галерная флотилия перекрыла устье Дона, не позволяя турецким кораблям подойти к Азову.

19 (8 по ст. ст.) июня одно из ядер, летевших в Азов, попало в пороховой склад, что привело к взрыву и колоссальным разрушениям. В городе было уничтожено несколько мечетей и около ста домов. Через десять дней, когда русские траншеи почти вплотную подошли к городу, фельдмаршал Ласси назначил штурм передовых укреплений. Атака, поддержанная артиллерийским огнем, началась в полночь. Турки, хотя и пытались сдержать натиск русских войск, вынуждены были отступить. После ночной атаки командующий гарнизоном Мастафа-Ага решил сложить оружие и 30 (19 по ст. ст.) июня начал переговоры о сдаче.

Капитуляция была принята на условиях перехода Азова во владения русского государства. Турецкие военные могли выйти из города только с личным оружием, вся артиллерия доставалась победителям. В качестве трофеев в городе было взято почти 200 пушек и множество боеприпасов.

По условиям Белградского мира, завершившего в 1739 году эту войну, Турция признала переход Азова к России, но в крепости, как находящейся на буферной территории, надо было уничтожить все укрепления; кроме того, в ней не должно было быть гарнизона. Эти условия были сняты, когда Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1775 года закрепил Азов за Россией.

Павел Коротич

Война с Турцией 1735–1739 гг.

Одержав победу в Северной войне 1700–1721 гг., Россия вышла на берега Балтийского моря и создала мощный флот для защиты этих завоеваний. Победа в Персидском походе 1722 г позволила России утвердиться на берегах Каспийского моря.

Теперь Петр Великий предполагал возобновить борьбу с Турцией за выход на Черное море. 8 апреля 1723 года он приказал построить на Дону к марту 1724 г. 15 прамов, 15 галер, 30 бригантин и 150 будар. Одновременно началось строительство судов в Брянске для действий на Днепре. Дальнейшая подготовка к войне с Турцией была прервана смертью Петра I в 1725-м. Недостроенные суда остались на стапелях. В следующие годы правительство Екатерины I из-за экономических соображений наладило с Турцией мирные отношения. Строительство судов в Брянске и Таврове в 1727 году было приостановлено.

Во второй четверти XVIII в. в связи с освоением русских плодородных земель юга Европейской России задача обороны границ Российской империи от постоянных набегов крымских татар приобрела первостепенное значение. Для предотвращения угрозы турецко-татарской агрессии со стороны Крыма и Азовского моря России необходимо было вернуть крепость Азов, которая отошла к Турции по Прутскому договору 1711 г. С возвращением Азова осуществилось бы и давнее стремление России продвинуться на юг, приобрести выход в Черное море и укрепить торговые связи со странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Европы. Решение этих задач приобрело особенно важное значение в связи с ростом экономики России в первой половине XVIII в.

Турецкое правительство рассматривало Крым и Азов как базу расширения своих владений за счет Украины, Поволжья и Кавказа. В начале 1730-х годов Турция начала открыто готовиться к войне.

Русский план войны против Турции предусматривал наступление двух армий по двум стратегическим направлениям — донскому и днепровскому. Флот же должен был обеспечивать продвижение армий по Дону и Днепру, содействовать сухопутным войскам во взятии приморских крепостей противника и проводить десантные операции на побережье Крыма.

В соответствии со стратегическим замыслом русского командования и задачами флота было принято решение о создании двух военных флотилий — на Дону и Днепре.

Натянутые политические отношения с Турцией заставили уже с осени 1733 года вновь заняться приготовлением Донской флотилии. На Дон вновь был направлен вице-адмирал М.Х. Змаевич.

27 июня 1735 г. последовал указ кабинета Ее Императорского Величества Анны Иоанновны в Адмиралтейств-коллегию: «Построенные в Таврове и прочих местах прамы, галеры и пр. выконопатить, спустить на воду и приготовить к походу». Уже в августе Адмиралтейств-коллегия докладывала императрице, что суда находятся в готовности в Павловске. В этом же месяце умер М.Х. Змаевич, командующим флотилией был назначен контр-адмирал П.П. Бредаль.

Готовясь к войне с Турцией, Россия заключила союзы с Австрией и Персией.

Поводом к открытию военных действий послужили разбойничьи набеги в 1735 г. на Украину крымских татар — вассалов Оттоманской империи.

В октябре 1735 г. Россия без объявления войны направила в Крым корпус генерал-поручика Леонтьева. Из-за рано наступившей зимы, больших потерь в армии, вызванных массовыми заболеваниями, и отсутствия подножного корма для лошадей русские войска, не дойдя до Перекопа, возвратились к границам России. Взять Крым одним лихим ударом не удалось. Флот в этой кампании не участвовал.

Русский план кампании 1736 г. предусматривал занятие Азова и наступление в Крыму. Брать Азов должна была Донская армия генерал-фельдмаршала П.П. Ласси (4,5 тыс. чел) при содействии Донской флотилии контр-адмирала П.П. Бредаля.

19 марта часть войск Донской армии прибыла к Азову и приступила к блокаде крепости (турецкий гарнизон — 5,9 тыс. человек). В начале апреля 1736-го суда Донской флотилии вышли из Павловска вниз по Дону, контр-адмирал П.П. Бредаль находился на галере «Приятельной». 12 мая флотилия прибыла к Азову — девять больших 44-пушечных и шесть малых 8-пушечных прамов и 35 галер и 29 небольших судов, экипаж флотилии 2,2 тыс. человек.

Осада и взятие Азова 21 мая — 19 июня 1736 г.

21 мая шесть малых прамов («Блоха», «Клоп», «Комар», «Сверчок», «Таракан», «Овод») под общей командой лейтенанта Г. Костомарова были поставлены ниже крепости в линию поперек фарватера бортом к неприятелю. Большие прамы «Разгневанный» (командир М. Тем), «Близко не подходи» (Н. Штром), «Дикий Бык» (Л. Шевинг), «Гром и молния» (И. Брамс), «Северный медведь» (Д. Герценберг), «Страшный» (Г. Сниткер), «Небоязливый» (А. Чертков), «Спящий лев» (Я. Биберг), «Сердитый» (А.Н. Косенков) со 2 июня вели непрерывный огонь по укреплениям крепости. Прамы действовали парами, каждый день очередная пара подходила к крепости и открывала огонь, на следующий день ее сменяли следующие два прама. Ежедневно каждый прам делал от 422 до 1365 выстрелов. 18 июня прамы «Близко не подходи» и «Дикий бык» вели огонь с 12 часов до 3 часов ночи. На следующий день 19 июня крепость Азов сдалась. Наибольшие разрушения в крепости сделаны орудиями морской артиллерии. За время осады с судов было выпущено свыше 10 000 снарядов, причинивших крепости и городу огромные разрушения. Потери флотилии составили 22 убитых и 77 раненых.

Турция направила на помощь гарнизону Азова эскадру, включавшую линейные корабли, фрегаты и галеры. Из-за мелководья турецкие корабли не смогли войти в устье Дона. Русская флотилия, занимавшая выгодные позиции в устье, не допустила перевозки подкреплений в крепость на гребных судах. Турецкой эскадре пришлось уйти, не выполнив своей задачи.

Чертеж прама «Блоха»

Впервые в истории русского флота он играл решающую роль при взятии приморской крепости. Во время Азовского похода 1696 г. и первой осады Азова крепость была взята армией, а флот только содействовал ей, блокируя город с моря. На зимовку суда были оставлены у Азова.

В кампанию этого года Днепровская армия (85 тыс чел.) под командованием генерал-фельдмаршала Б.К. Миниха 20 мая штурмом взяла Перекоп, а затем заняла столицу Крымского ханства Бахчисарай.

Отряд генерала Леонтьева, выделенный из армии Б.К. Миниха, овладел крепостью Кинбурн, защищавшей вход в Днепровский лиман.

Однако в конце июня, ввиду наступившей жары и отсутствия корма, воды, не дождавшись подкреплений с Дона, русские войска с потерями вынуждены был отступить, взорвав укрепления Перекопа и Кинбурна.

В кампанию 1737 г. Донской армии П.П. Ласси предстояло, следуя берегом Азовского моря, ворваться в Крым. Так как военные действия должны были развернуться на берегах Азовского моря, а Донскую флотилию, состоявшую из глубокосидящих в воде судов, оказалось невозможным вывести из Дона, то в течение зимы 1736/37 г. в Таврове и Павловске было спешно построено до 500 неглубоко сидящих в воде казацких лодок и шесть ботов. Каждая лодка, вооруженная двумя 3-фунтовыми пушками, могла вместить до 40 солдат. Прамы в походе флотилии в 1737 г. не участвовали из-за мелководья. К этому времени все прамы, до того простоявшие на стапелях более 10 лет, оказались гнилы, текли, материалов для их починки в Азове не было. Они были вытащены на отмель и к 1738 пришли в полную негодность.

Прам «Близко не подходи»

Для содействия Днепровской армии Б.К. Миниха в Брянске, на реке Десне, впадающей в Днепр, с осени 1736 года поспешно строили мостовые плашкоуты для перехода армии через Днепр и Буг и 400 дубель-шлюпок, вооруженных шестью двухфунтовыми фальконетами, которые бы могли быть переведены через Днепровские пороги и действовать в море. Кроме того, было построено несколько малых прамов, плоскодонных галер и кончебасов. Для укомплектования флотилии были направлены 4650 матросов, солдат и мастеровых. Руководил строительством флотилии контр-адмирал В.А. Дмитриев-Мамонов.

Донская армия (около 40 тыс. чел), сосредоточенная на р. Миус, направилась к Крыму в мае. Флотилия (449 лодок) с 10,6 тыс. войск, боеприпасами, продовольствием 19 мая вышла из Таганрога. Переправив армию через р. Кальмиус, она 30 мая двинулась вдоль побережья Азовского моря к Геничи параллельно пути движения русской армии. Следуя вблизи берега, флотилия поддерживала постоянные сообщения с шедшей к Крыму армией фельдмаршала П.П.Ласси. Во время пути флотилия доставляла армии провиант и все необходимое, отвозила больных в Азов и обеспечивала переправы войск через реки, наводя из своих лодок мосты. Разгружавшиеся суда отправлялись в Азов, вместо них прибывали другие.

9 июня флотилия (493 лодки, 5 больших ботов) прибыла к Геничи, заняв позицию в проливе, соединяющем Азовское море с Сивашем. К 17 июня через пролив был наведен мост на 45 лодках, по которому армия переправилась на Арабатскую стрелку. 27 июня войска направились далее в Крым. Флотилия следовала за ними вдоль побережья, обеспечивая армию питьевой водой. Для охраны моста было оставлено 136 лодок.

П.П. Бредаль 26 июня отправил от Геничи к Азову 90 лодок под командованием лейтенанта Б.Д. Щербачева, в пути несколько лодок отстали. 29 июня у Федотовой косы они были атакованы 10 турецкими галерами, в ходе боя турки захватили в плен четыре лодки.

27 июня 217 лодок, пройдя 20 миль вдоль Арабатской стрелки, подошли к местечку Сальси-Денис и стали на якорь в шести верстах от лагеря армии П.П. Ласси. Вскоре в море показался турецкий флот (2 линейных корабля, фрегат, 15 галер и мелкие суда), который, подойдя к лагерю русской армии, и обстрелял его. Ввиду того, что неравенство в силах не позволило флотилии П.П. Бредаля вступить с ними в бой, лодкам было приказано отойти возможно ближе к берегу и занять на случай нападения турок оборонительную позицию.

29 июня в Азовском море разыгрался шторм такой силы, что суда флотилии, стоявшие на якоре у Сальси-Дениса стало срывать с якорей, заливать волнами и выбрасывать на берег. К вечеру из 217 лодок было разбито и выброшено на берег 170. Ввиду близости турецкого флота по приказанию Бредаля на берегу были вырыты окопы и возведены батареи, вооруженные пушками с разбитых лодок. 30 июня турецкий флот, приблизившись к берегу на расстояние 9–10 каб, атаковал флотилию артиллерийским огнем. Так как артиллерия лодок и береговых батарей, возведенных для защиты флотилии, не могла вести бой на такой дистанции, вице-адмирал П.П. Бредаль приказал не открывать огня. Ободренные молчанием русских орудий, турки вскоре подошли ближе к берегу, встав на дистанции, доступной для русской артиллерии, которая тотчас открыла действенный огонь. Попав под меткие выстрелы русских пушек, турецкие галеры «пришли в великое замешательство» и поспешили отойти от берега и укрыться за свои большие корабли. Бой длился около 4 часов, причем турецкие суда, прекратив первыми огонь, отошли в море. Никаких потерь ни убитыми, ни ранеными флотилия П.П. Бредаля не понесла.

Значительно более опасным стал шторм, разыгравшийся 1 июля, во время которого 16 лодок было разбито и залито водой. 4 июля флотилия отправилась от Сальси-Дениса к Геническому проливу В пути затонула еще одна лодка.

Мортирный бот № 1 под командой капитана 3-го ранга П. Дефремери, был отправлен 7 июля от Геничи в Азов. 10 июля близ Федотовой косы он был обнаружен турецкой эскадрой в составе линейного корабля и около 30 малых судов. После непродолжительной погони противник настиг бот. Видя невозможность сопротивления, П. Дефремери поставил бот на мель у берега, на который высадил команду. Оставшись на боту с одним боцманом и матросом, П. Дефремери залил палубу смолой и засыпал ее порохом. Встретив противника, подходившего для абордажа, русские моряки успели сделать по турецким судам четыре выстрела и взорвались, погибнув вместе с ботом. Взрыв русского бота нанес повреждения окружавшим его судам.

Получив приказание П.П. Ласси возвращаться в Азов, Бредаль с флотилией из 106 лодок и 5 ботов на пути из Генического залива 29 июля у Федотовой косы был атакован турецким флотом в составе 2 кораблей и 60 гребных судов (галер, кончебасов и пр.). Стоя под прикрытием двух береговых батарей, флотилия в течение дня отбивала нападение противника, причем П.П. Бредаль, видя малую действенность огня своих лодок на волнении, приткнул их к отмели и, свезя пушки на берег, усилил береговые батареи.

30 июля турки повторили атаку, более четырех часов моряки отбивали нападение. Во время артиллерийской перестрелки флагманский корабль турок получил повреждения, поэтому вынужден был, прекратив огонь, отойти в море.

26 августа флотилия вернулась в Азов для зимней стоянки. До 12 сентября в Азов пришел отряд из 140 лодок, который доставлял на р. Кальмиус провиант для армии.

Не отрицая умелого командования П.П. Бредаля и храбрости его подчиненных, следует заметить, что успешное отражение атак турецкого флота, почти без урона с нашей стороны, следует приписать, главным образом, нерешительности и неумению турок: ограничиваясь безвредной перестрелкой с дальнего расстояния, они не отважились на более энергичную атаку, несмотря на огромное преимущество своей артиллерии, количества судов и людей. При таком образе действий в продолжение всей кампании туркам удалось захватить только 8 наших лодок, зато от штормов было потеряно 280.

К июню 1737 г. в Брянске было построено 355 разных судов, для укомплектования флотилии направлены 4650 солдат, матросов и мастеровых. Отправленная вниз по Днепру в помощь армии Б.К. Миниха флотилия с осадной артиллерией, боеприпасами и продовольствием не смогла своевременно прибыть в Днепровский лиман.

Б.К. Миних, в начале июля овладевший сильною крепостью Очаков, ясно сознавал огромную выгоду, которую, при обладании берегами Днепровского лимана, мог бы представить сильный флот. Поэтому дальновидный фельдмаршал настоятельно требовал скорейшего привода к Очакову судов, строящихся в Брянске, угрожая «за умедление» смертною казнью. Но несмотря на всевозможную поспешность и даже строжайшие высочайшие указы, трудность плавания по Днепру, и особенно через пороги, привела к тому, что из 300 судов, отправившихся весною 1737 года из Брянска, только в конце августа к Очакову прибыли первые четыре дубель-шлюпки и один кончебас с такими повреждениями, что едва могли держаться на воде и немедленно требовали значительных исправлений.

В сентябре командиром флотилии был назначен вице-адмирал H.A. Синявин. К 1 октября флотилия у Очакова состояла из 76 кончебасов и дубель-шлюпок. Флотилия доставила продовольствие и боеприпасы гарнизону крепости и армии, продвигавшейся вдоль р. Буг. Около 150 судов было оставлено у Днепровских порогов из-за невозможности перевести их через пороги, а остальные суда из-за мелководья не дошли до порогов.

Подобное состояние судов не соответствовало ожиданиям фельдмаршала Б.К. Миниха, который, надеясь на возможность быстрого создания значительной морской силы, в донесениях своих писал: «От состояния флотилии и от указа ее величества только будет зависеть, и я в будущем году пойду прямо в устье Днестра, Дуная и далее в Константинополь». Находя крайне необходимым усиление флота, фельдмаршал предполагал, что успех всей кампании будущего года зависит от того, которая из воюющих сторон «на море сильнее быть может».

Впоследствии, 3 октября, при отражении атаки на Очаков 40-тысячного турецкого корпуса и 12 галер, до 50 судов Днепровской флотилии принимали участие, содействуя своей артиллерией войскам.

16 октября две дубель-шлюпки под командованием контр-адмирала В.А. Дмитриева-Мамонова обстреливали турецкие войска, приближавшиеся к Очакову. Обстрел продолжался 3 часа и был прекращен только тогда, когда турки поставили на горе две большие пушки и стали стрелять по дубель-шлюпкам. Одновременно мичман П. Чихачев с двумя дубель-шлюпками был послан к Черному морю для обороны береговых редутов. Выйдя из лимана, П. Чихачев стал около берега на якорь и открыл по неприятелю огонь, который не прекращался до утра следующего дня. И только когда переломились у него под всеми фальконетами вертлюги, П. Чихачев возвратился к флотилии.

17 и 18 октября дубель-шлюпки флотилии участвовали в отражении штурма Очакова турецкими войсками. Русские потеряли одну шлюпку, которую прибило ветром к берету, и ее захватили турки.

Персия уже в конце 1736 г., нарушив свои обязательства по отношению к России, заключила с Турцией сепаратный договор. Австрия также не выполняла своих обязательств. Не желая выхода России к Черному морю и к устьям Дуная, она медлила со вступлением в войну. Только в 1737 г. ее войска начали военные действия на Дунайском театре.

В 1738 году армия П.П. Ласси вновь двинулась от Азова к Крыму. Весной 1738-го Донская флотилия была пополнена 118 гребными судами. В апреле флотилия в количестве 100 лодок, приняв десант в 1500 человек и 5-месячный запас продовольствия для них, вышла из Азова к устью р. Кальмиус на присоединение к армии П.П. Ласси. Затем прибыли еще 108 лодок с десантом и провиантом.

П.П. Бредаль, получив приказ фельдмаршала, с 146 лодками 3 июня вышел из Берды вдоль берега к Геничи, выслав для разведки по берегу конные разъезды. 5 июня от конной разведки получено донесение о нахождении турецкого флота в количестве 16 судов у оконечности Федотовой косы. Адмирал не растерялся и для обхода турок решился прибегнуть к маневру, использованному Петром Великим при Гангуте. Отыскав на косе перешеек не более 60 сажен ширины, П.П. Бредаль приказал прорыть в нем канал. 8 и 9 июля силами команд флотилии и десанта канал был прорыт, и к 11 июня суда были перетащены на западную сторону косы; флотилия продолжала путь к Геничи.

Но 14 июня было получено известие, что турецкий флот стоит у Геничи, и приказ П.П. Ласси возвращаться в Азов. В этот день была отражена атака 9 турецких галер. Обратный перевод лодок по каналу, прорытому в косе, был неудачен. Едва перетащили 25 лодок, как вода в канале спала, и в то же время турецкие галеры преградили путь к Азову. Поэтому все 25 лодок были сожжены, а П.П. Бредаль с оставшимися лодками решил идти к Геничи.

Погрузив в течение ночи находившиеся на берегу запасы и артиллерию, флотилия в составе 119 лодок 15 июня вышла под веслами с места стоянки к Геничи, придерживаясь вплотную к берегу и убрав для уменьшения видимости мачты. Вскоре был обнаружен турецкий флот из нескольких крупных и большого числа малых судов, стоявший на якоре между Федотовой косой и Геничи. Турки снялись с якоря и направились навстречу флотилии. Не дойдя до Геничи 30 километров и видя, что путь прегражден превосходящими силами противника, Бредаль, выбрав удобное место для стоянки флотилии у берега, поспешил сгрузить продовольствие на берег, приткнуть лодки к прибрежным отмелям. Русские сгрузили пушки с лодок на берег и построили батареи, при помощи которых успешно отразили четыре атаки. Турки действовали нерешительно. 19 июня после полуторачасового боя капудан-паша отступил. Турецкие корабли отказались от продолжения боя и заблокировали русскую флотилию между Федотовой косой и Геничи.

19 июня вице-адмирал П.П. Бредаль по состоянию здоровья покинул флотилию и сухим путем отбыл в Азов. Командиром флотилии был назначен капитан Д. Толбухин. Через месяц, 15 июля на «консилиуме» морских офицеров было принято решение о сожжении флотилии и о возвращении в Азов сухим путем. Это решение было вызвано невозможностью для флотилии выйти в море, так как значительные силы турецкого флота блокировали ее, совершенно отрезав путь к Азову. Лодки в тот же день сожгли, а их артиллерия, порох, ядра и пр. 18 августа сухим путем доставлены в Азов.

Лишенная помощи флотилии, армия П.П. Ласси, взяв Перекоп, из-за недостатка в воде и фураже должна была отступить из Крыма на соединение с Днепровской армией.

Деятельность Днепровской флотилии в 1738 году, по-прежнему слабосильной, но уже довольно многочисленной, ограничилась только перевозкой войск и провианта. В мае одним из первых умер от чумы вице-адмирал H.A. Синявин, командование флотилией принял контр-адмирал В.А. Дмитриев-Мамонов.

В 1738 армия Б.К. Миниха, дойдя до Днестра, вследствие сильного развития болезней, жары, отсутствия кормов, принуждена была отступить, не добившись никаких результатов. В то же время эпидемия чумы на юге, в особенности в Очакове, заставила оставить его, так и Кинбурн. Днепровская флотилия в количестве 347 судов, приняв гарнизоны крепостей, ушла вверх по Днепру. Укрепления крепостей были взорваны. Выход в Черное море по Днепру вновь был потерян Россией.

В кампании 1739 г. обе флотилии не участвовали. Донская из-за эпидемии чумы осталась в Азове. Днепровская находилась у острова Хортица.

Донская армия в 1739 году вошла в Крым, но из-за недостатка воды, продовольствия, корма для лошадей вновь вынуждена была возвратиться на исходные рубежи.

Днепровская армия в августе 1739 разбила турок при Ставучанах, заняла Хотин и Яссы. Эти блистательные победы могли создать решительный перелом в ходе войны. Однако австрийское правительство, после того как австрийская армия была разбита турками 11 июля, 3 августа приступило к сепаратным переговорам с Турцией. 7 сентября в Белграде был заключен сепаратный мирный договор. Выход Австрии из войны и усилившаяся угроза нападения Швеции на Россию вынудили Российское правительство заключить 18 сентября 1739 г. в Белграде мирный договор с Турцией. По нему Россия возвращала Турции Очаков и Кинбурн, но получала Азов (без права его укреплять) и земли между Бугом и Днепром без выхода на море.

Россия получала право построить крепость на Дону на острове Черкас, Турция — в устье Кубани. России запрещалось иметь флот на Азовском и Черном морях и пользоваться для торговли собственными судами.

В связи с заключением мира с Турцией, 15 октября последовал указ императрицы Анны Иоанновны об упразднении Донской и Днепровской флотилий. Значительная часть судов был? уничтожена ввиду непригодности их для боевой службы, а личный состав переведен на север.

Таким образом война с Турцией, длившаяся более четырех лет, вновь не решила исторической для России проблемы — выхода к Черному морю. Одной из главных причин тому было отсутствие на юге достаточно сильного флота, способного вести борьбу с турецким флотом, господствующим на Черном море.

Когда после взятия Азова, Очакова, Кинбурна на Черном море потребовался корабельный флот, то его невозможно было создать, поскольку отсутствовала судостроительная база.

Даже сотни плоскодонных лодок, которые успешно оказывали содействие армии при продвижении ее по рекам и вдоль берега Азовского моря, были бесполезны при встрече с мореходными кораблями турок. Для борьбы с турецким флотом был необходим сильный корабельный флот.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

280 лет назад Россия получила выход к Азовскому морю

Еще в далеком XV веке войска Османской империи впервые захватили город Азов. Чтобы избежать набегов флотилий донских казаков на Крым и Северную Анатолию, турки сразу же соорудили на этом месте крепость. Движение вниз по Дону и выход к морю оказались для России на несколько столетий закрытыми. А между тем Азов являлся важным перевалочным пунктом на шелковом караванном пути в Китай.

Реклама

Нанести удар по Азову и изгнать турок из устья Дона планировал еще Лжедмитрий I. Для этих целей царь развернул строительство кораблей на реке Вороне (у ее впадения в Дон). Кроме того, была укреплена пограничная крепость Елец. Лжедмитрий рассматривал ее в качестве опорной базы предстоящего похода. В крепость из Москвы отправили осадную и полевую артиллерию, также в ней создали склады с большим количеством военного снаряжения и продовольствия.

Но походу, запланированному на лето 1606 года, так и не суждено было состояться из-за свержения и убийства лжецаря в мае того же года.

Удобный момент для захвата Азова представился в 1637 году в период царствования Михаила Федоровича. Казачья разведка донесла о начавшейся между османскими турками и Персией войне. Войска крымского хана ушли сражаться на стороне османов. Казаки незамедлительно решили выступить. Сделав подкоп под крепостные стены, они взорвали их и через пролом ворвались в город. Вернувшиеся в 1641 году с войны турки начали освобождать крепость. По распоряжению султана в город прибыли 30 тыс. турок, 70 галер, а также 40 тысяч воинов из армии крымского хана. Против этой громады Азов отстаивали 5,5 тыс. казаков, которые успешно отбили 24 вражеских штурма. В разгар сражений казаки послали Михаилу Федоровичу депешу с просьбой принять Азов под свою власть. Однако созванный в 1642 году Земский собор единства по этому вопросу не высказал. Было ясно, что России придется вести трудную войну с Турцией и Крымом, а сил для этого не было. Казаки вынуждены были оставить Азов, но предварительно уничтожили все фортификационные сооружения. Турки заново отстроили и укрепили крепость. Чуть выше Азова, на Дону, были сооружены две каменные башни, а на них установлены пушки. Между башнями через реку были натянуты три железные цепи. Теперь даже доступ к крепости был закрыт.

Следующие попытки отбить крепость были предприняты в период царствования Петра Великого. Весной 1695 года русская армия под командованием царских полководцев Ф.Я. Лефорта и А.М. Головина направилась к Азову. Два штурма прошли неудачно и были отбиты турками, которые постоянно подвозили боеприпасы по морю.

Одной из причин неудач стало и предательство голландского пушкаря Якоба Янсена, перебежавшего к туркам.

Пользуясь указаниями Янсена, турки произвели вылазку, захватили девять полевых русских пушек и повредили осадные орудия. Русское командование вынуждено было снять осаду и отступить. Но главная же причина неудачи была в отсутствии регулярного флота. Началась судостроительная кампания. Из Голландии в разобранном виде привезли 32-весельную галеру — деревянное гребное судно. По ее образцу в подмосковном селе Преображенское лучшие ремесленники изготовили детали еще 22 галер. Детали галер переправили в Воронеж и собрали первые отечественные 22 военных судна. Помимо галер были построены и два корабля: «Апостол Павел» и «Апостол Петр». Каждый из этих кораблей был вооружен 36 пушками. К весне 1696 года у России было около 30 военных судов и значительное число транспортных средств. Флот был построен на реке Воронеж у ее впадения в Дон. Весной 1696 года русский флот блокировал турецкую крепость с моря. Вражеские корабли не решились идти на прорыв. Российская армия под командованием воеводы Алексея Шеина осадила крепость с суши. Впервые отечественный военный флот действовал с войсками сухопутной армии. В середине 1696 года турецкий гарнизон решил сдаться. Была одержана первая большая победа русской армии и флота. За взятие Азова боярин Шеин стал первым русским воеводой, удостоенным звания генералиссимуса. С целью закрепления российских позиций на Азовском море была сооружена крепость Таганрог.

close Жан-Марк Натье. «Портрет Петра I». 1717 год. Фрагмент

Жан-Марк Натье. «Портрет Петра I». 1717 год. Фрагмент

РИА «Новости»

Но уже в 1711 году Азов пришлось вернуть. В разгар Северной войны Турция объявила России войну. На реке Прут турецкая армия окружила русские войска. Только вернув Турции Азов и разрушив Таганрог, Россия добилась перемирия.

Одержать реванш в противостоянии с Турцией в Приазовье Россия смогла в царствование императрицы Анны Иоанновны. Русско-турецкая война 1735–1739 годов стала логическим продолжением традиций петровской внешней политики. Она стала новым этапом продвижения России на юг и была первой крупной войной после смерти Петра I. Весной 1736 года самоуверенный фельдмаршал Миних в письме герцогу Бирону описал «общий план войны». На 1736 год военачальник назначил взятие Азова, на 1737-й — Крыма, на 1738-й — Молдавии и Валахии, а на 1739-й и Константинополя (Стамбула). Но главная заслуга во взятии Азова принадлежит фельдмаршалу П.П. Ласси и вице-адмиралу П.П. Бредалю. Штурм крепости начался 17 июня. Однако ему предшествовал длительный артобстрел, который вели 46 осадных орудий. Крепость оказалась настолько сильно разрушена артиллерийским огнем, что до генерального штурма дело даже и не дошло. Турецкий гарнизон, потеряв надежду на благополучный исход обороны, выбросил белый флаг 19 июня 1736 года. А 20 июня азовский паша Мустафа Ага вручил ключи от города графу Ласси.

В 1740 году по итогам Белградского мира Азов окончательно вошел в состав России.

Посвященная азовскому взятию гравюра, созданная вскоре после окончания войны, всецело отражает размах самой осады. На гравюре изображено множество пушек, непрерывная линия укреплений и грандиозный взрыв внутри крепости от русской бомбы, который привел к сдаче гарнизона крепости.

2 июля 1736 года в соборе Святого Петра и Павла в Санкт-Петербурге в честь взятия Азова прозвучали следующие строки: «И тако Всемогущего Бога помощи сей неприятельской город, из которого Всероссийским границам и подданным толь великие обиды и чувственные разорении приключены, и который от вероломных турков в 1711 году по тогдашним обстоятельствам от российского Государства оторван был, к вечной безопасности тамошних Всероссийских границ и подданных славным Ея Императорского Величества оружием по-прежнему к российской Империи присовокуплен, за что да будет ему, Всемогущему Богу, слава и благодарение во веки веков».

Благодаря взятию Азова русские войска открыли себе выход в Азовское море. Однако это было лишь начало славных русских побед в Причерноморье. Азовское море — внутреннее и запертое Керченским проливом, а в Керчи проживали крымские татары — главные союзники турок. За Керчью же находилось другое внутреннее море — Черное, запертое проливом Босфор, где располагалась главная турецкая твердыня — Стамбул. Эти победы России только предстояло одержать.

Осада Азова (1736)

У этого термина существуют и другие значения, см. Осада Азова.

Осада Азова
Основной конфликт: Русско-турецкая война (1735—1739)

Изображение осады Азова в 1736 году. Показан момент взрыва порохового погреба 19 июня 1736 года.
Дата 8 (19) мая-19 (30) июня 1736
Место Азов
Итог Победа России
Противники
  • Российская империя
    • Калмыцкое ханство

Османская империя

Командующие

Последовательно:
Бурхард Миних
Василий Левашов
Пётр Ласси
Флот:
Пётр Бредаль

Мустафа-Ага
Флот:
Джиакул-Кодиа

Силы сторон

от 10 до 28 000
в разное время
и 135 орудий

5 890
и 224 орудия

Потери

172 убитых
1367 раненых
28 пропавших без вести

1 528 убитых
899 умерших

Азов (1736) – Перекоп (1736) – Очаков I (1737) – Очаков II (1737) – Ставучаны (1739)

Осада Азова − эпизод русско-турецкой войны 1735—1739 годов, во время которого турецкая крепость Азов была взята русскими войсками.

Предыстория

В кампанию 1736 года русское правительство целью военных действий выбрало два направления — Азов и Крым. Фельдмаршал Бурхард Миних в письме герцогу Эрнсту Бирону изложил следующий взгляд на всю войну:

«На 1736 г.: Азов буден наш. Мы станем господами Дона, Донца, Перекопа, владений ногайских меж Доном и Днепром по Чёрному морю, а, может быть, и самый Крым нам будет принадлежать.

На 1737 г.: подчиняется весь Крым, Кубань, приобретается Кабарда. Императрица — владычица на Азовском море и гирле между Крымом и Кубанью.

На 1738 г.: подчиняется без малейшего риска Белгородская и Буджакская орды по ту сторону Днестра, Молдавия и Валахия, которыя стонут под игом турок. Спасаются и греки под крылья Русского орла.

На 1739 г.: знамена и штандарты Ея Величества водружаются… где? в Константинополе…».

29 февраля (11 марта) 1736, когда в Петербурге ещё шли дебаты по поводу предстоящей кампании, граф Миних выехал из Изюма в крепость св. Анны, чтобы на месте организовать блокаду Азова. Одновременно, как объяснил сам фельдмаршал, своей поездкой он намеревался ввести турок в заблуждение относительно всей кампании. 15 марта из Луганской станицы Миних распорядился о скорейшей отправке по вскрывшимся рекам флота, артиллерии с припасами и провианта в крепость св. Анны. На военный совет в крепость вызывались генерал-лейтенант Василий Левашов и контр-адмирал Пётр Бредаль. 19 марта граф Миних прибыл в крепость св. Анны, а 20 марта состоялся военный совет, на котором присутствовали комендант крепости, штаб-офицеры 7-ми полков, стоявших в крепости, и 7-ми донских старшин. Несмотря на нехватку провианта и неукомплектованность полков личным составом, на совете было принято решение немедленно начать действия по блокаде Азова. Этому способствовали известия, что из-за верхового ветра, мешающего проходу судов в Дон, азовский гарнизон не имеет возможности получить подкрепления, а русские, наоборот, по вскрывшимся рекам легко могут подкрепления подвести.

Генерал-фельдмаршал граф Буркхарт Христофор фон Миних

Для начала операции Миних располагал отрядом из 9 250 человек в составе:

  1. 4 800 человек из 7-ми полков крепости св. Анны.
  2. 250 артиллеристов, инженеров и минеров.
  3. 2000 пеших донских казаков и 200 конных.
  4. 1000 доброконных казаков казацкого старшины Ивана Краснощёкова.
  5. 1000 человек из Куринского пехотного полка, которые должны были вскоре прибыть.

24 марта войска начали переправу через Дон. 25 марта Миних получил известия, что расположенные в трёх верстах выше Азова укрепления-каланчи, прикрывающие подступы к крепости, имеют маленькие гарнизоны и разрушенные укрепления. Имея такие сведения и зная, что турки не ожидают наступления раньше апреля, Миних решил штурмовать каланчи 28 марта, атаковав их со стороны реки. Для этого был назначен отряд под командой генерал-майора Ульриха фон Сперейтера в составе: 200 гренадер, 300 солдат, 100 человек минеров и 1200 донских казаков наказного атамана Ивана Фролова. Этот отряд должен был пройти водным путём по Дону и в ночь на 30 марта атаковать каланчи.

27 марта граф Миних переправился через Дон с отрядом из 2 500 пехоты и 150 конных казаков. 28 марта разыгралась снежная буря, в результате чего атаку каланчей пришлось отдожить. 29 марта к отряду Миниха присоединились казаки Краснощёкова, а 30 марта Миних встал лагерем в шести верстах от Азова.

В ночь на 31 марта отряд Сперейтера атаковал и захватил левобережную каланчу, после чего отправил гарнизону правобережной каланчи предложение о сдаче на условии выдачи оружия и ухода гарнизона в Азов. Комендант правобережной каланчи Ада-Баш принял условия и сдал укрепление. После взятия каланчей Миних перенес свой лагерь ближе к Азову. Узнав о нападении, гарнизон Азова поджег форштадт крепости и начал готовиться к обороне. Кочевавшие рядом около 1000 татар не стали уходить в крепость, а преследуемые казаками Краснощёкова ушли на Кубань. Изучив обстановку, Миних пришел к выводу, что для штурма крепости у него ещё мало войск и решил остановиться на обеспечении блокады. 1 апреля армия Миниха организовала лагерь недалеко от Дона и садов Азова, в месте, где инженеры нашли достаточно хорошей воды, дров, соломы и тростника. При вступлении Миниха в лагерь и на следующий день турки стояли в полной готовности на стенах, ожидая решительных действий со стороны русских.

Стремясь обеспечить блокаду, Миних выслал против крепости Лютик отряд генерала Сперейтера. Крепость находилась к северу от Азова и господствовала над устьем Мёртвого Донца. 3 апреля отряд Сперейтера подступил к крепости с востока, а донские казаки, сплавившись по реке, вышли с запада. Гарнизон крепости, не ожидавший нападения, попытался оставить крепость и уйти в Азов, но был взят в плен. Русские захватили в крепости 20 орудий и запасы. Захватив Лютик, русские получили возможность выйти к морю, минуя Азов. Для этого были выделены 1000 казаков, которые на лодках вышли к морю. Там отряд должен был соорудить редуты и разместить 14 орудий. 5 апреля к Азову прибыл генерал Левашов. 6 апреля граф Миних сдал командование Левашову, снабдив его подробными инструкциями, и отбыл для подготовки похода на Крым. Не имея достаточных сил для действий против Азова, Левашов сконцентрировался на обеспечении блокады (по возможности, сужая её), постройке дополнительных укреплений для лагеря и подвозе припасов и материалов, необходимых для осады. Турки пытались беспокоить русские войска. 14 апреля 300 пехотинцев и 300 конных турок напали на русский обоз, сопровождаемый 100 солдат. Русские огородились обозом и 2 часа сдерживали атаки, пока не подошли казаки, которые отбросили турок. 16 апреля 1000 янычар и 500 человек конницы попытались атаковать правый фланг русских. Конница ударила на донских казаков, стоявших между редутами, а янычары атаковали редут. Атака была отбита. Турки потеряли около 100 человек, русские 17 человек убитыми и ранеными. 6 мая значительный конный отряд вновь попытался произвести атаку. Левашов заранее узнал про нападение и выделил 400 казаков в засаду. Пропустив противника, казаки атаковали его с фланга и в тыл, опрокинув неприятеля, который был вынужден отступить.

15 мая в лагерь прибыл Пётр Ласси, пожалованный в генерал-фельдмаршалы. Ласси был назначен командовать осадой Азова ещё 14 марта 1736 года, когда возвращался с армией из Рейнского похода. Оставив армию в Нейгаузе в одном переходе от Вены, Ласси выехал в Азов и 27 апреля в Царицынке встретился с Минихом, обсудив план осады. Торопясь к Азову, Ласси на пути от Бузовой к Изюму, подвергся нападению крымских татар. С фельдмаршалом было только 40 человек конной ландмилиции. Потеряв 20 человек из конвоя, свой экипаж и вещи на 10 000 рублей, фельдмаршал сумел уйти верхом. После этого он уже не решился ехать по степи впереди Украинской линии, а поехал за линией в крепость св. Анны, а оттуда в Азов.

Осада

Генерал-фельдмаршал Пётр Петрович Ласси

Прибыв в расположение армии, граф Ласси в этот же день 15 мая осмотрел расположение своих войск, и произвёл рекогносцировку позиций противника и окрестностей Азова. По приказу фельдмаршала, артиллеристы бросили в крепость 7 бомб из мортир, на что турки ответили усиленной стрельбой.

Вверенная графу Ласси армия состояла из 8493 человек в регулярных полках и 3381 человека иррегулярных войск (казаков и калмыков). В регулярных войсках было 177 подъёмных и артиллерийских лошадей, из которых 7 негодных. В нерегулярных войсках было 1044 человека конных и 2837 пеших. Больных в регулярных войсках было 700 человек. На вооружении стояло три 5-пудовых мортиры и одна 12-фунтовая пушка, остальная артиллерия ещё не была выгружена из судов, стоявших у Скопинской пристани. Флот ещё был в пути, и в распоряжении армии были 30 каек и 6 полупрамов. В день приезда Ласси контр-адмирал Бредаль прибыл к каланчам с несколькими галерами. В армии был большой недостаток провианта и обмундирования. В полках было много ещё необученных рекрутов, у которых даже не было мундиров. Иррегулярные войска большей частью состояли из стариков или очень молодых, которые, по словам фельдмаршала, «не только против неприятеля к делу, и ко употреблению в работу мало пригодны».

Такое состояние армии объясняется тем, что стремясь не упустить момент внезапности, войска выступили без всякой подготовки. Вместе с тем, учреждения, которые должны были обеспечить снабжение и довольствие, работали крайне медленно. Фельдмаршал во всеподданнейших донесениях постоянно просил оказать давление на кого следует и «снабдить Вашего Императорского Величества крепкими Указами».

Изучив состояние обороны Азова, фельдмаршал пришёл к выводу, что «город, по-видимому, находится в твёрдом состоянии и по производимой ежедневной пальбе артиллериею довольно и гарнизоном по чинимым до сего времени вылазкам и нынешним их ноступкам содержит себя не оплошно». Выполняя план кампании, граф Ласси принял решение о подготовке штурма. После проведённой 16 мая рекогносцировки инженерами, под командой генерал-квартирмейстера барона Петра де Бриньи, атаку решили проводить с двух сторон. Основная атака должна была быть произведена на западном фронте крепости, от левого фланга осаждающей армии, а демонстративная — против восточного фронта, на Алексеевский кронверк, — от правого фланга.

Началом осады Азова считается 19 мая, когда началось строительство апрошей. Еще 17 мая началась выгрузка артиллерии и перевозка её в лагерь. Генерал-лейтенант Артемий Загряжский и контр-адмирал Бредаль получили приказ скорее идти к Азову с полками и флотом. 20 мая к армии прибыли 46 будар с провиантом, что позволило выдать в полки месячную порцию довольствия. Благодаря неоднократным приказам фельдмаршала Ласси в войска постепенно прибывали подкрепления, причем в лагерь подкрепления приходили ежедневно маленькими отрядами.

19 мая, когда начались осадные работы, 300 конных турок и 500 янычар сделали вылазку и напали на 150 гренадер, прикрывавших работы на левом фланге армии. Гренадер поддержала другая часть отряда и турки были отбиты. Русские потери составили 5 человек убитыми и 64 ранеными. После этого Ласси распорядился, чтобы не только охранение, но и люди производящие инженерные работы, выходили на работы с ружьями.

20 мая в лагерь прибыл контр-адмирал Бредаль, который привёл 2 галеры (на следующий день подошли еще 4 галеры) и 9 прамов, вооруженных 200 орудиями 18- и 24-фунтового калибра. На Бредаля граф Ласси возложил принятие мер к недопущению лодочного сообщения с Азовом, а часть судов приказал отправить к устью Дона для недопущения прохода турецкого флота. Начиная с 24 мая по Азову открыла огонь осадная артиллерия и уже вела его на протяжении всей осады.

44-пушечный прам

27 мая турки произвели большую вылазку с целью помешать осадным работам. Отряд численностью более 2000 человек атаковал левый фланг осаждающей армии. Первоначально туркам, поддержанным сильным огнём с крепостных стен, удалось потеснить русских. Прибывший с 500 гренадерами и сотней драгун фельдмаршал Ласси лично атаковал неприятеля в обход, что заставило турок поспешно отступить. Русские потери составили: убитыми 21, включая 2 офицеров, ранеными 191, включая 4 офицера.

2 июня к устью Бредаль послал 6 малых прамов под командой лейтенанта Костомарова. Вскоре к устью Дона подошел флот капутан-паши Джиакул-Кодиа, который собирался доставить в Азов подкрепления. Мелководность устья Дона не позволила войти флоту в реку, а позиции русской флотилии лишили его возможности связаться с Азовом на шлюпках. Не сумев пробиться в Азов, капутан-паша отступил.

11 июня русские открыли стрельбу по крепостным веркам из всех орудий. Такая стрельба поддерживалась на всем протяжении осады. Для обеспечения обстрела со стороны реки, Бредалю было приказано поставить прамы на Дону выше Азова. 12 июня огонь открыл один прам, а с 13 июня огонь открыли три прама. Удачный огонь этих прамов понудил командование прибавить к ним еще шесть прамов, которые и вели огонь до дня сдачи крепости.

Осаждённые отвечали огнём своей артиллерии, но достаточно пассивно. Вместе с тем, туркам удавалось поддерживать связь со степями. Так, 28 мая в крепость прорвались 100 татар, а 4 июня несколько турок смогли уйти из крепости в степь. 14 июня турки опять сделали вылазку и на левом фланге осаждающих атаковали рабочую команду в 600 человек. В это время рядом проезжал Ласси, который, собрав 200 драгун, отбросил турок и даже захватил укрепленный пост в 25 шагах от форштадта, где приказал поставить батарею. В ночь на 15 июня и днём 15 июня турки сделали ещё две вылазки, но и они были отбиты. 19 июня от попадания бомбы в Азове взорвался пороховой погреб. Взрывом было разрушено 5 мечетей, 100 домов и погибло около 300 человек.

В ночь с 28 на 29 июня фельдмаршал Ласси назначил штурм форштадта. Штурмовую колонну составляли 300 гренадер и 700 мушкетёр полковника Ломана. Поддержанный огнём прамов и батарей, ровно в 12 часов ночи полковник пошел на штурм. Турки упорно сопротивлялись и взорвали две мины, но были принуждены отступить, бросив одну пушку с запасом картечи и ручных гранат. При штурме русские потеряли убитыми 7 человек, включая 2 офицеров, ранеными 38 нижних чинов. Без вести пропали 2 нижних чина.

Капитуляция города

Капитуляция Азова в 1736 году. Азовский паша Мустафа Ага вручает ключи от города фельдмаршалу графу Ласси. Фрагмент немецкой гравюры 1740 года

Следствием ночной атаки стало предложение азовского паши, Мустафы-Аги, о сдаче города. 30 июня начались переговоры. Гарнизон капитулировал на следующих условиях: «Город Азов в подданство Ея Императорскаго Величества Всероссийское оставляется»; гарнизон выйдет из крепости без военных почестей и под конвоем будет отведён в турецкие владения с условием не воевать против русских в течение одного года; военным разрешалось оставить собственное оружие в количестве одного ружья, лука, пистолета и сабли; все казённое оружие остается победителю; артиллерия, её принадлежности, провиант, за исключением количества необходимого для довольствия гарнизона во время похода, пороховые погреба и мины остаются победителю; турецкие подданные могут оставаться в городе 14 дней для завершения своих дел и им обеспечивается безопасность и справедливое отношение к имуществу.

Организация доставки капитулировавших турок до города Ацука была возложена на контр-адмирала Бредаля, которому было направлено распоряжение фельдмаршала Ласси: «Понеже по силе учиненной с Турецким Пашей Мустафой Агой бывшим в Азове капитуляции надлежит его и бывшей же в Азове по нем Турецкой гарнизон и всех тамо живущих турецких подданных с женами и с детьми и пожитками водою и сухим путём препроводить нам до первого отсюдова их городка имянуемого Ацука. Того ради изволите ваше превосходительство для того их к помянутому месту препровождения изготовить сего числа 30 каек, 7 ботов и для конвоирования 2 галеры на которых имеют быть посажирами на одной выше помянутый Паша, а на другой Янычар Ага и велеть оные завтрашнего числа препроводить к Азовской пристани…».

8 июля турецкий гарнизон в составе 3463 человек покинул крепость. Вместе с гарнизоном ушли 2233 человека горожан и 121 купец из армян и греков. В городе было освобождено 119 пленных разных наций. В крепости было найдено: 136 медных пушек, 68 чугунных, 6 медных дробовиков, 24 чугунных дробовика, 2 медные мортиры, 5 чугунных мортир, 23 медных базов и множество боеприпасов.

В литературе

Рассказ старухи из повести Вольтера «Кандид, или Оптимизм»:

Мы находились в маленькой крепости на Меотийском болоте под стражей двух черных евнухов и двадцати солдат. Русских убили очень много, но они сторицей отплатили за это. Азов был предан огню и мечу; не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков; держалась только наша маленькая крепость; неприятель решил взять нас измором. Двадцать янычар поклялись не сдаваться. Муки голода довели их до того, что, не желая нарушать клятву, они принуждены были съесть двух евнухов. Наконец через несколько дней они решили взяться за женщин. С нами был очень благочестивый и сострадательный имам, который произнес прекрасную проповедь, убеждая их не убивать нас. «Отрежьте, — сказал он, — только по половине зада у каждой из этих дам: у вас будет отличное жаркое». Он был очень красноречив; он убедил их; они проделали над нами эту ужасную операцию.

> См. также

  • Азовские походы
  • Азовское сидение
  1. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — СПб.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой; Николаевская Акадения Генерального штаба, 1906. — Т. 1. — С. 226-227.
  2. 1 2 3 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 226.
  3. 1 2 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 227.
  4. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 199.
  5. 1 2 3 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 208.
  6. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 210.
  7. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 211.
  8. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 211-212.
  9. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 212.
  10. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 212-213.
  11. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 213.
  12. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 214.
  13. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 216.
  14. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 217-218.
  15. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 218.
  16. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 218-219.
  17. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 219.
  18. 1 2 3 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 220.
  19. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 221.
  20. 1 2 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 222.
  21. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 223.
  22. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 223-224.
  23. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 224.
  24. 1 2 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — С. 225.
  25. Расторгуев В. И. История судостроения на верфях Воронежского края в первой половине XVIII века. — М.: Издательство «Современная экономика и право», 2012. — С. 333. — ISBN 978-5-8411-0293-9.

  • Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — СПб.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой; Николаевская Акадения Генерального штаба, 1906. — Т. 1.
  • Манойленко Ю. Е. Русская артиллерия в Азовских походах Петра I и осаде Азова в 1736 году // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 11. — С. 56—61.

Новым, чего не предвидел никто, было решение Петра строить в Воронеже флот. 30 ноября в письме к Двинскому воеводе Апраксину сообщал он: «По возвращении от невзятия Азова, с консилии господ генералов указано мне к будущей весне делать галеи».

Настоящие морские фрегаты и линейные корабли к весне построить было просто невозможно. Строить решили гребной флот — галеасы, галеры, каторги и брандеры.

По обеим сторонам реки Воронежа росли дубовые, липовые, буковые, сосновые леса. Здесь всегда строили плоскодонные струги для перевозки Доном жалования Войску Донскому, для отправки посольств. Бывало, что по 20 тысяч наряжали людей из окрестных городов на строительство стругов, и строили они зимою в лесах караваны по 500 и более судов, а весной на станках с колесами подвозили и спускали их на воду.

На реке Воронеже, в 15 верстах от впадения ее в Дон, повелел царь основать верфь. Стольник Григорий Титов должен был с людьми к февралю распилить 7000 деревьев на брусья, бруски, пластины и доски по данным ему чертежам, собрать у местных жителей смолу и конопать, выписать с железных заводов скобы, крючья и гвозди и все это сложить под Воронежем на Луговой стороне к приезду царя. Из Архангелска выписаны были свои и иноземные мастера кораблестроения. А в качестве образца отправили в Воронеж из Москвы заказанную в Голландии и оттуда доставленную галеру.

Планировал царь построить 300 таких галер, чтоб размещались в них 120–170 человек солдат, и 1300 стругов для размещения артиллерии, запасов и генералов с их свитами. Заранее стал готовиться уже озвученный морской регимент в 28 рот в числе 4000 человек. Направляли туда из Преображенского и Семеновского полков и из вновь набранных солдат.

В начале 1696 года Петр уехал в Москву, где 29 января скончался брат и соправитель его Иоанн. Похоронив брата, 23 февраля выехал он в Воронеж, там уже собрались 26 тысяч работных людей, и немедленно включился вместе с ними в работу.

На Дону не ждали в ближайшее время никаких особых событий.

Крупнокалиберная артиллерия, боеприпасы, всяческое снаряжение русской армии зимовали в Черкасске, в специально построенных Гордоном амбарах. Многие, помня, как уходила русская армия, втихомолку уже считали это имущество своим.

С уходом армии казаки вернулись в обычную колею. А колея эта — наскучившее и неизбежное противостояние с Азовом.

В конце декабря в Черкасске узнали, что Муртаза-паша намеривается вернуть каланчи, и на 1 января 1696 года крупная партия казаков, конных и пеших, силою 2000, подтянулась к Ново-Сергиевскому городку. После военного совета с воеводою Ржевским казаки «по своей казачьей обыкности пристойные места залегли», то есть остались снаружи, скрытно, и выслали к городу 50 всадников «для языков». Казачья разведка была встречена выстрелами и вылазкой. Казаки быстро отступили в сторону каланчей и стали ждать. Как и ожидалось, появились азовцы и напали на городок. 7 человек из гарнизона они переранили и хотели увести в плен, но казаки ударили по ним из засады, «в полон тех ратных людей взять не дали, и гнали за теми неприятели от Сергиева до самого Азова и взяли из них знатного азовского татарина». Знатность его проявлялась в том, что он до этого 14 человек переранил и 7 стрельцов в плен взял.

Пленного отправили в Москву, и в Москве «по допросным того взятого татарина речам явилось, что от Хана Крымского пришла в Азов подлинная ведомость: отпущен де в Азов из Крыму Шабан-Гирей салтан, а с ним 900 емаков, пеших людей; а в Тамани, и в Керчи и в иных ближних городах Муртоза паша с братьями с пехотою яныченскою в готовности, и ждут их азовцы к себе вскоре; а будет та пехота с Шабан-Гиреем салтаном и с Муртозою с казною и со всякими хлебными запасы на 5000 арбах, да на тех же арбах прислано будет 20 мозжеров (мортир), а с теми мозжеры 50 человек мастеров, да с нагайскою ордою и с черкасы и со всею конницею большим собранием будет другой салтан — Каплан-Гирей; а приказал де хан, чтоб тем их поганеким войскам иттить мимо Азова и приступать к Сергиеву и мозжерами город зажечь; а из Царягорода от салтана прислано будет со льдом вместе войско для строения Азова и к тому строению в Азов прислано мастеров 10 человек». То есть, турки и татары собирали силы, чтобы вернуть себе каланчи и отстроить Азов после недавней осады.

Казаки трезво рассчитали, что взятие турками каланчей закончится их походом на Черкасский городок, чтобы, пользуясь случаем, решить заодно и казачий вопрос. Поэтому они решили удерживать неприятеля на дальних подступах «и послали в Сергиев ратным людям на помочь 400 человек казаков и велели им стоять и оборону против неприятелских людей чинить, не щадя голов своих». А заодно усилили караулы в самом Черкасском городке и «для того поставили… у пушечной и у пороховой казны на сторожу 200 человек казаков».

Приход азовцев под Новосергиевский был воспринят Москвой как разведка боем. И на Дон немедленно послали самые подробные инструкции: «И вы б (…) новопостроенный город Сергиев и Каланчи от неприятелского навождения берегли со всяким усердным радением и до взятия и ни до кокого разорения не допустили. И послать бы вам от себя из войска в тот город и в каланчи в помочь того города, к прежним ратным людем в прибавку казаков добрых, сколько человек пристойно, без всякого мотчания, чтобы тех казаков в осаду и на отпор неприятелем было доволно, и чинить отпор с великим радением, обще с ратными людми, которые в Сергиеве и на каланчах оставлены, и были б те казаки в том городе и на каланчах до приходу ратных московских и городовых полков не отлучно, и о приходе неприятелских людей проведывать всячески с великим радением, и с Сергиевским воеводою о бережении того города и каланчей чинить бы вам пересылки безпрестанные и от неприятелей опасные, а буде учинится к тому городу и к каланчам приход многих неприятелских людей и учнут под тем городом и каланчами стоять и приступать, и вам бы (…) всем войском к тому городу и к каланчам итти и от неприятелей тот город и каланчи (…) боронить (…) и показать в том службу и радение свое и до разорения, конечно, не допустить, чтобы тем неприятеля приступу и порадованья, а впредь будущему нашему воинскому промыслу помешки не учинить, а будет от неприятелей, сохрани Боже, Сергееву городу и Каланчам учинится взять или иное какое разрушенье; и то все причтено будет в ваше нерадение; и писали б вы от себя с Дону в верхние городки к атаманом и казаком с нарочными гонцы наскоро, чтобы они из верхних городков шли к вам в Черкаской на помочь тотчас, безо всякого мотчания и чинили б над неприятели воинские промыслы и осторожность всякую с вами обще, заодно, да и в Черкаском нашей, великого государя, казны со всякою осторожностию беречь же; а служба ваша и радение у нас (…) в забвении не будет, в том бы вам на нашу (…) милость быть надежным».

Но приступ турецкий на каланчи и на Ново-Сергиевский городок так и не состоялся. Или не сложилось что-то у турок, или пленный татарин врал, запугивал, чтоб русские и казаки сами зимой врасплох на Азов не напали. А скорее всего увидели турки, что гарнизон силен да еще и подкреплен казаками, и городка им с налету не взять. А вести осаду по всем правилам зимой на азовском берегу по морозу при мокром морском ветре — желающих мало.

Весна в 1696 году оказалась капризной. До половины марта шли проливные дожди, и реки повыходили из берегов. Потом ударили морозы. Реки снова замерзли, и от лютой стужи работы остановили на целых пять дней. В конце марта опять потеплело, и лед сошел. Опять взялись за работу, но 7 апреля снежная буря с морозом так обожгла, что четыре дня не то что не работали, из землянок и то не вылезали.

При всех трудностях и перепадах стихии царь за месяц флотилию в основном соорудил. С первых числе апреля стали спускать галеры на воду. 2 апреля с церемонией спустили три первых — «Принципиум», «Святой Марк» и «Святой Матвей».

Происходило это в присутствии многочисленных войск, явившихся в Воронеж в конце марта. 23 числа подошел Гордон со своим выборным Бутырским полком и четырьмя стрелецкими. 31 марта явились с конными и пешими полками сам генералиссимус Шейн и генерал Автамон Головин, с ними же Преображенский и Семеновский полки.

1 мая 1637 года казаки начали осаду турецкой крепости Азов

Осада закончилась взятием этой твердыни и беспримерным «Азовским сидением», когда казаки три месяца противостояли огромному турецкому войску и не сдали город.

Местоположение Азова в низовьях Дона делало его очень выгодным военно-стратегическим центром. Тот, кто владел этим городом, мог перекрыть выход из Дона в Черное море, контролировать Причерноморье и Северный Кавказ.

С 1471 Азов года принадлежал Османской империи, он был мощной, отлично защищенной крепостью. Крепостную стену длиной 1200 м защищали 11 башен и 200 пушек, который стояли почти через каждые 6 метров. Стены окружали широкие и глубокие рвы. Гарнизон крепости состоял из четырех тысяч отборных янычар. А через Дон турки протянули цепи с колоколами, чтобы никто не мог незамеченными выйти в море.

Азов стал центром работорговли и базой, из которой вассалы турецкого султана —крымские и ногайские орды совершали набеги на казачьи городки и дальше — на русские города и селения. Казаки отвечали взаимностью, не раз опустошая азовские пригороды. Но зимой 1637 года донские казаки решили взять Азов и покончить с постоянным источником опасности. Время для похода было выбрано самое удачное: Османская армия увязла в затяжной войне с Ираном, а конница крымского хана воевала в Молдавии. Поэтому азовским янычарам неоткуда было ждать подмоги.

В поход на Азов донские казаки позвали с собой запорожцев (их пришло до тысячи человек), объединенное войско под командованием атамана Михаила Татаринова насчитывало пять с половиной тысяч сабель. 1 мая (21 апреля по старому стилю) 1637 года казаки начали осаду. Ни крепость городских стен, ни огромное количество пушек, ни готовность к обороне, не помогли янычарам удержать город. Казаки подвели под стены подкоп, и через 2 месяца осады, 18 июня 1637 года, большая часть стены взлетела на воздух. Осаждавшие кинулись в образовавшийся проем и, несмотря на ожесточенное сопротивление, взяли город. Казаки потеряли более тысячи человек, турецкие янычары были полностью уничтожены.

После взятия Азова запорожцы ушли, получив свою долю, город остались обживать и обустраивать донские казаки. А царь Михаил Федорович объявил турецким послам, требовавшим вернуть крепость, что казаки — люди вольные, царскому величеству не подчиняются, и султан сам может их наказать, как ему угодно. И действительно, уже в январе 1638 года под стенами крепости появилось четырнадцатитысячное крымское войско. Но оно ушло ни с чем. Тогда османский султан Ибрагим I начал готовиться к возврату Азова более основательно. Узнав об этом, исконный враг Турции — персидский шах Сефи предложил казакам помощь — 20 тыс. воинов, но казаки отказались. К 1641 году турки собрали колоссальную армию. В ней было 20 тыс. янычар, 20 тыс. отборной турецкой конницы, 50 тыс. крымчаков, 10 тыс. черкесов, а также венецианцы и немцы, – специалисты по осадным работам и подрывному делу. Общая численность турецкого войска составляла несколько сотен тысяч воинов. Численность защитников Азова была в десятки раз меньше – по разным оценкам, от пяти до пятнадцати тысяч человек.

24 июня 1641 года огромная турецкая армия подошла к городу. Турки предложили казакам оставить город, обещая за это много денег, но казаки отказались. Тогда 25 июня последовал первый штурм, но он был отбит. Затем османские командующие пытались насыпать у стен высокий вал, с которого можно было обстреливать весь город. Казаки делали вылазки, всячески мешая земляным работам, подводили подкопы и взрывали мины, не давали подвозить вражеским войскам продовольствие и боеприпасы. К осени, видя бесплодность своих попыток взять город, турецкий главнокомандующий Гусейн-паша просил султана о разрешении отступить и перенести осаду на следующую весну. На это султан предложил своему паше взять Азов или отдать свою голову. Тогда в сентябре 1641 года турки, чтобы измотать казаков, начали массированную бомбардировку из всех орудий и каждый день посылали в атаку 10 тыс «свежих» бойцов. Всего защитники крепости отбили 24 штурма. Понеся огромные потери, испытывая нехватку боеприпасов и продовольствия, 16 сентября 1641 года турецкая армия сняла осаду.

После победы казаки просили царя принять Азов «под свою высокую руку» — включить город в состав владений российского государства. Михаил Федорович ответил казакам: «Мы вас за эту вашу службу… и крепкостоятельство милостиво похваляем», но собрал для решения азовского вопроса Земский Собор. По его итогам царь решил, что в сложной внешнеполитической обстановке не время воевать с Турцией, и приказал казакам оставить Азов. Они вывезли из Азова все припасы, пушки, снаряды, свои святыни и церковную утварь, даже останки погибших соратников («дабы не оставались на басурманской земле»), взорвали и сожгли все строения и укрепления, какие еще оставались. То есть, после себя казаки оставили туркам совершенно опустошенную землю.

Так закончилось «Азовское сидение» — одна из самых славных страниц в боевой истории казачества. А повторить взятие Азова смог только Петр I через 60 лет, да и то со второй попытки.

Бессмертный подвиг донских и запорожских казаков: Азовское осадное сидение. Часть 1

21 апреля (1 мая) 1637 года отряды донских и запорожских казаков во главе с атаманом Михаилом Ивановичем Татариновым блокировали турецкую крепость Азов (гарнизон до 4 тыс. человек при 200 орудиях) и после двухмесячной осады 18 (28) июня штурмом взяли вражескую крепость. После этого они удерживали крепость до 1642 года. Так началась одна из страниц славной Русской истории — т. н. Азовское сидение.
Предыстория осады
С древности территоря Азова считалась весьма выгодным для торговли и связи с другими землями местом. Она входила в державу киммерийцев, более двух тысяч лет назад здесь основывали свои поселения скифы, затем на территории современного города Азов греко-меотским населением было основано два поселения: Паниардис (ныне это Крепостное городище в центре города) и Патарва (ныне это Подазовское городище на западной окраине города Азова). Затем эта территория входила в состав Понтийского царства, земель сарматов, гуннов, Хазарии, а после падения Хазарии вошли в состав русского Тьмутараканского княжества. В 1067 году город был окончательно подчинён половцами и получил нынешнее свое название — Азов. В XIII веке генуэзские купцы возвели здесь каменную крепость, город стал центром работорговли Приазовья. Здесь продавали пленников крымские татары и ногайцы, опустошавшие южнорусские земли.
После того как Крымское ханство стало вассалом Османской империи, Азов был превращён в мощную крепость на левом берегу Дона всего в 8 км от моря: одна часть укреплений располагалась у реки, другая — на холме. Каменная стена крепости со стороны Дона возвышалась на 20 метров. Стены окружали рвы шириной 8 м и глубиной до 3,5 м, кроме того, крепость имела мощное артиллерийское вооружение — 200 пушек на 1200 м периметра, всё это делало крепость неприступной. А гарнизон состоял из 4 тыс. янычар (янычары – элитное подразделение Османской империи, которое создавали в основном из детей христиан, отобранных у родителей с помощью т. н. «налога кровью») и 1,5 тыс. иных воинов. Турецкий гарнизон обладал большой автономностью – запасом продовольствия и пороха на год.
Крепость стала форпостом Османской империи и постоянным источником военной угрозы для Руси. Кроме того, крепость фактически закрывала донскому казачеству выход в Азовское море, а затем Чёрное море для набегов на берега Крымского ханства и Турции. Казаки этими походами решали две основные цели: во-первых, освобождали пленных, наносили чувствительные удары врагам; во-вторых, захватывали богатые трофеи. А турки теперь зорко стерегли водный путь по Дону. С целью контроля над рекой, поперёк реки протянули тройную железную цепь с сигнальными колоколами, эту цепь закрепили на береговых каменных башнях с орудиями, таким образом турки полностью контролировали выход в море и могли утопить нарушителей перекрестным картечным огнем. Кроме того, преграду страховали тем, что у крепости всегда дежурили галеры, вооруженные пушками. Правда, и казаки были не лыком шиты и, бывало, ухитрялись прорваться через преграду в густой туман или под покровом ненастной ночи. Турецкую охрану изводили тем, что пускали по течению бревна, которые бились о цепи, турки открывали огонь, а когда бдительность охраны притуплялась, казачьи отряды одним броском проскальзывали под цепями.
Но крепость хоть и не остановила полностью вылазки казаков, всё же могла блокировать их крупные отряды. В итоге зимой 1636 года казачий круг принял решение: «Идти на Азов и промысел над ним учинить!». Гонцы прошлись по казачьим поселениям, сообщив весть: «Готовиться к войне!» Для похода на Азов было собрано 4,5 тыс. донцов и 1 тыс. запорожцев.
Захват Азова
Для успеха операции замысел Азовского похода держали в тайне, но в это же время через Дон проезжал в Москву турецкий посол грек Фома Кантакузен. Приготовления казаков не прошли мимо его намётанного глаза, азовский паша был предупреждён об угрозе нападения, правда, и враг не ушёл от наказания – казаки его изловили и порубили на части. Когда казачье войско 21 апреля 1637 года выступило в поход, турки его уже ждали: на высоких стенах крепости у подготовленных пушек стояли команды пушкарей с зажженными фитилями. У турков не было ни малейшего сомнения, что конным отрядам казаков при 4-х фальконетах — малокалиберных пушках, которые стреляли фунтовыми ядрами, — никогда не взять мощной каменной крепости с первоклассными укреплениями, отличной и храброй пехотой, многочисленной артиллерией и изрядными запасами продовольствия, пороха, иного боеприпаса для обороны.
Это была стандартная для врагов Руси недооценка ратного мастерства и смекалки наших воинов. После двухмесячной осады казаки подвели под стену «мину», взорвали её; ворвавшись в крепость, казаки, потеряв 1100 человек в этом бою, безжалостно истребили турецкий гарнизон и жителей, наживавшихся на работорговле. При этом они освободили 2 тыс. русских невольников.
После штурма новые хозяева города начали новую мирную жизнь: вновь был освящён старый храм Иоанна Крестителя, заключён мир с ногайцами, налаживались торговые связи с городами Кафа, Керчь. Казаки объявили Азов вольным христианским городом.
Подготовка обороны
Понятно, что турки такого спустить не могли – Османская империя была тогда могучей империей в расцвете своей мощи. Правда, в тот период Османская империя из-за войны с Ираном (ирано-турецкая война 1623-1639 годов) не могла отправить войско, чтобы вернуть крепость. Поэтому послали своих вассалов – крымчаков, уже в январе 1638 года крымский хан явился под крепостные стены Азова с 14 тыс. всадников, но ничего не добившись, был вынужден ретироваться. Тогда он захотел решить вопрос миром — купить казаков, предложив им отступные 40 тыс. червонцев за оставление Азова. Казаки отказались.
Понимая, что решающий бой неизбежен, казаки начали к нему всестороннюю подготовку, дипломатическую и военную: были отправлены послы в Москву, они просили государя всея Руси Михаила Федоровича (годы правления 1613-1645) принять вольный Азов под свою руку. Царь поступил хитро, понимая, что сил в открытую воевать с могучей Османской империей нет – Русь была разорена долгой Смутой и ещё восстановилась не полностью, кроме того, сложная ситуация складывалась на рубежах с Речью Посполитой, сообщил, что крепость он штурмовать не приказывал, и попенял казакам за их самовольство, но при этом Михаил все же не лишил донского казачества их обычных милостей. А турецкому послу сообщил, что «казаки люди вольные», воюют они на свой страх и риск, и если турецкий султан желает, то может сам их и утихомирить.
Шли серьёзные военные приготовления, войсковой атаман Осип Петров, бывший сыном казака Калужского полка, ещё ребенком пережил русскую Смуту, видел самого атамана Болотникова, знал приемы его 3-месячной обороны Калуги и разгрома большой армии московского царя. Именно Осип Петров и разработал систему защиты Азова, поручив её техническое воплощение «прибылому казаку» и специалисту минного дела мадьяру Югану Асадову, который уже отличился при взятии казаками Азова. Казаки подняли валы и стены, установили на них 250 пушек, прокопали специальные подземные сооружения — минные ходы и «слухи», они были предназначены для обнаружения подкопов врага, были изготовлены туры и срубы для прикрытия будущих пробоин в стенах крепости, запасли продовольствие и боеприпасы. Постоянный гарнизон в первое время был небольшим – всего 1400 бойцов, но узнав о том, что турки идут, к крепости были стянуты дополнительные силы. Всего в гарнизоне, по разным оценкам, было от 5,5 тыс. до 8 тыс. казаков, в том числе и запорожцы, в гарнизоне было и 800 женщин. Это было примерно чётверть сил всего Войска Донского, остальные силы — примерно 15 тыс. бойцов — осели в низовых поселениях по Дону, чтобы не пускать турецкие силы вверх по реке, нападать на его тылы, по мере необходимость пополнять гарнизон
В январе 1640 года персидский шах Сефи (Персия была враждебным османам государством) прислал в Азов своего посла Мараткана Мамедова, предлагая союзную помощь для войны с турками — 20 тыс. воинов. Но казаки отказались.
Османская «Великая армия»
Как говорится в выдающемся русском литературном памятнике XVII века, созданном одним из участников Азовского сидения около 1641 года, в «Повести об Азовском осадном сидении донских казаков»: «И собирался турецкий царь ровно четыре года, а на пятый прислал к нам под Азов четырех пашей своих с двумя полковниками да ближайшего слугу своего Ибреима-евнуха надсматривать за ними», чтобы следить, как его военачальники будут действовать под Азовом-крепостью. По данным этого исторического источника, турки собрали против казаков огромную рать, которой хватило бы, чтобы захватить целую страну: 300 тыс. воинов из регулярных частей, плюс 100 тыс. мужиков рабочей силы из покорённых земель Малой Азии, Молдавии, Валахии, Трансильвании. Ещё несколько десятков тысяч, для фортификационных работ, нагнали из окрестных земель. По данным современных источников, турецкая армия была несколько меньше – от 100 до 240 тыс., но всё равно её размеры впечатляют, настоящая армия вторжения. Всё против совсем небольшого гарнизона, численность которого уступала турецким силам, на каждого бойца казаков (включая женщин) приходилось 12-36 вражеских.
Летом 1641 года к крепости подошла огромная турецкая армия под командованием силистрийского сераскера (главнокомандующего турецкими войсками) Дели Хусейн-паши, армию поддерживал турецкий флот из 45 галер и 150 других судов под командованием Пиали-паши. В состав армии входили: 20 тыс. янычар и 20 тыс. сипахов (элитная часть турецкой армии – тяжёлая кавалерия, своего рода дворяне Османской империи), по 40 тыс. всадников привели крымский и ногайский ханы, кавказские феодалы выставили 10 тыс. бойцов, 60 тыс. были набраны в покоренных турками землях – среди арабов, персов, курдов, греков, сербов, мадьяров, босняков (принявшие ислам сербы), молдаван, румын и т. д. Были и наёмники из европейцев, так, инженерный корпус турецкой армии из 6 тыс. мастеров осадного дела целиком состоял из них. Как говорит «Повесть об Азовском сидении»: «Да с теми пашами были многие немецкие люди, ведающие взятие городов и всякие военные хитрости по подкопам, приступам и снаряжению ядер огнем» и далее перечисляет их, в турецком войске были испанцы, греки, итальянцы, шведы, французы.
Турки подготовили и осадную артиллерию: многие тысячи лошадей тащили почти 130 тяжелых осадных орудий с ядрами 1-2 пуда и около 675 пушек меньшего калибра, а также более 30 зажигательных мортир. Турки, чтобы казаки при вылазках (!) не увели орудия, орудия на позициях сковали цепями.
Понятно, что турецкое командование не собиралось завершить дело только взятием Азова – это была армия вторжения, планировали не только уничтожить казаков в Азове, но и «совсем перевесть их на Дону». Хусейн-паша считал, что город, столкнувшись с настолько превосходящими силами, падет через несколько дней. После этого армия пойдёт на Дон, а затем на Русь. Отлично понимали это и казаки. В это время Азов стал точкой, где решался вопрос – быть ли большому вторжению на Русь.
С самого начала турецкое командование и войско были приведены в смущение, они уже окружили город, когда несколько сотен запорожских казаков на своих чайках прорвались в крепость. Они пришли под своими стягами, в праздничной одежде, играла музыка, два атамана троекратно, по-русски, расцеловались. «Любо, любо!» гремело в крепости, турки только изумлялись. Эти люди пришли умереть со своими братьями, но исполнили данную клятву верности друг другу.
Янычарский офицер. Рисунок Джентиле Беллини (конец XV в.)
Продолжение следует