Подводная лодка к 129

Гибель К-129 – тайна почти раскрыта

В нашей предыдущей публикации мы достаточно обстоятельно показали, почему американская атомная подводная лодка (АПЛ) «Суордфиш» (USS Swordfish, SSN-579) не имеет отношения к гибели советской подводной лодки К-129 в марте 1968 года (см. «Кто виновен в гибели К-129», «НВО» от 24.11.17). В действительности в ночь с 24 на 25 февраля 1968 года, когда К-129 покинула акваторию Авачинской губы и, приняв подводное положение, двинулась на юг, слежение за советскими военно-морскими силами на подходах к военно-морской базе (ВМБ) Петропавловск-Камчатский в ходе своей 70-суточной миссии осуществляла другая американская многоцелевая субмарина – АПЛ «Барб» (USS Barb, SSN-596) типа «Пермит». Однако она не смогла зафиксировать выход К-129 и слежение за ней не устанавливала. В то же время после начала поисковой операции пропавшей К-129 именно АПЛ «Барб» обнаружила выход группы советских кораблей и донесла об этом своему командованию.
Согласно полученному заданию, К-129 двигалась на юг по 162-му меридиану до 40-й параллели, после чего повернула на восток. Движение вдоль 40-й параллели имело целью свести к минимуму вероятность обнаружения подлодки американской базовой патрульной авиацией, поскольку в ВМС США была установлена так называемая бесполетная зона между параллелями 39 и 41 градусов с.ш. с целью избежать помех в работе между самолетами P-3 «Орион», вылетающими с авиабазы Адак (о. Адак, Алеутские острова), и самолетами, вылетающими с авиабазы Барберз Поинт (о. Оаху, Гавайские острова).
В полночь 26 февраля К-129 передала радиодонесение (РДО) в режиме сверхбыстрого действия. Силами пунктов радиоразведки США в западной части Тихого океана РДО было зафиксировано и определена его принадлежность к советской подводной лодке № 722. Но само РДО расшифровано не было, и американские специалисты посчитали, что его передала возвращавшаяся из очередного выхода в море К-129. Ошибка была вызвана тем, что К-129 с бортовым № 722 была ранее зафиксирована в море в ходе ее контрольного выхода, и усугублена тем, что АПЛ «Барб» не обнаружила выход К-129 на боевую службу.
ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОПЕРАЦИИ «АЗОРИАН»
Несмотря на сокрытие в свое время советским правительством факта гибели К-129 и особые меры секретности, принятые американской стороной и сопровождавшие операцию по ее подъему, сегодня в свободном доступе имеется довольно обширный материал, проливающий свет на катастрофу. Кроме того, к настоящему времени рассекречена и опубликована часть материалов, в том числе и некоторое количество фото- и видеоматериалов из архива специальной операции «Азориан» (Project Аzorian; ранее длительное время в зарубежных и отечественных источниках некорректно упоминалась под названием «Дженнифер»).
Длительное время наиболее вероятными первопричинами гибели лодки рассматривались:
– столкновение при плохой видимости с надводным судном (кораблем) с последующим поступлением воды через пробоину внутрь прочного корпуса;
– провал подлодки вследствие ошибок экипажа либо аварийного происшествия внутри подводной лодки по аналогии с ситуацией, возникшей на борту подводной лодки С-80 проекта 644 в январе 1961 года, когда принятые меры по аварийному продуванию, даче полного хода и перекладке рулей на всплытие оказались запоздалыми и неэффективными.

По мнению многих командиров и командиров электромеханической боевой части (БЧ-5), служивших на подводных лодках проекта 629, субмарина К-129 погибла из-за непреднамеренного провала за предельную глубину. Дело в том, что для своего водоизмещения подлодки проекта 629 имели недостаточную энерговооруженность, что не позволяло экипажу применять энергичные противоаварийные маневры, доступные другим дизельным лодкам.
В то же время для подлодок проекта 629А существующими в то время нормативами предписывалось не менее 90% времени боевой службы находиться в подводном положении или на перископной глубине. Осложняла ситуацию необходимость иметь заряд аккумуляторных батарей не ниже 2/3 номинальной емкости для обеспечения в любой момент немедленной предстартовой подготовки, которая вынуждала командиров или часто производить зарядку аккумуляторных батарей, или использовать для движения дизель. Принимая это во внимание, становится очевидным, почему большую часть времени лодки этого проекта находились в режиме РДП – очень сложном и опасном режиме, требующем от ходовой вахты непрерывного напряжения сил и неослабного внимания.
ВНУТРЕННИЕ ПРИЧИНЫ
Статистика известных аварий с подводными лодками в послевоенный период только лишь подтверждает версию о внутренней причине гибели К-129. Ни одна из лодок, имевших под водой столкновения с другими подводными лодками, обстоятельства которых достоверно известны, не погибла. Но в то же время известно о гибели многих субмарин, провалившихся на глубину без воздействия извне: советская C-80 (1961), американская «Трешер» (USS Thresher, SSN-593, 1963), израильская «Дакар» (INS Dakar, 1968) и др.
Интересное совпадение: за два дня до гибели К-129 официально было объявлено об окончании другой безуспешной поисковой операции по поиску без вести пропавшей на переходе из Портсмута в Хайфу израильской подводной лодки «Дакар». Лодка затонула 25 января 1968 года в Средиземном море и была обнаружена лишь в мае 1999 года на глубине около 3 тыс. м. Точная причина гибели до сих пор не установлена. Вероятными считались три версии: как основная – провал подводной лодки за предельную глубину погружения по техническим причинам, не исключая человеческого фактора; воздействие противолодочного оружия со стороны советских кораблей 5-й оперативной эскадры или столкновение с неустановленным надводным судном (кораблем). После рассекречивания данных расследования, осмотра корпуса затонувшей субмарины с помощью подводного робота Remora 6000 и подъема на поверхность рубки «Дакара» родственникам погибших были предоставлены материалы для ознакомления, из которых следовало, что внешнее воздействие на лодку исключалось.
Также можно отметить еще одно трагическое совпадение: погибшая С-80 была головной дизельной ракетной подводной лодкой с крылатыми ракетами проекта 644, а К-129 при начале модернизации назначалась головной дизельной ракетной подводной лодкой с баллистическими ракетами с подводным стартом проекта 629А. Обе они погибли со всем экипажем, обе при этом легли на дно и обе впоследствии были обнаружены и подняты.
ПОИСКОВАЯ ОПЕРАЦИЯ И ДАННЫЕ АМЕРИКАНЦЕВ
10 марта 1968 года после объявления тревоги по флоту была задействована разведывательная авиация, в том числе и переброшенная с Северного флота. С аэродромов Елизово и Буревестник было выполнено более 280 вылетов самолетами Ту-95РЦ и Ту-16Р.
Только лишь 14 марта в операцию по поиску погибшей К-129 включилась группа судов, которой командовал недавно назначенный заместитель командира 29-й дивизии подводных лодок (дипл) капитан 1 ранга Валентин Иванович Бец. Входившие в состав группы СБ-43, ледокол «Вьюга», спасательное судно СС-23 и два океанографических исследовательских судна первыми направились по маршруту развертывания. В последующие сутки к ним присоединились другие корабли и подводные лодки. Тем не менее совместные поиски с воды никаких результатов не принесли и никаких признаков пропавшей лодки обнаружено не было.
Рассекреченные к настоящему времени материалы операции «Азориан», а также свидетельства и воспоминания участников событий, проливающие свет на обстоятельства гибели К-129, дают основания для опровержения предположений, согласно которым гибель лодки была внезапной и скоротечной.
Советские источники однозначно свидетельствуют, что несостоявшееся плановое РДО с борта К-129 было назначено в ночь с 7 на 8 марта, а днем 8 марта командование дивизии и флота уже было оповещено об отсутствии связи с К-129. Так, командир 29-й дивизии контр-адмирал Виктор Ананьевич Дыгало впоследствии вспоминал, что, когда он находился дома вместе с сослуживцами и их женами по случаю празднования 8 Марта, его срочно вызвали по телефону в кабинет к командующему 15-й эскадрой контр-адмиралу Якову Ионовичу Криворучко на совещание, где обсуждались возможные причины потери связи с К-129.
В то же время американские источники дают следующую информацию: звуки взрывов на борту К-129 были зафиксированы кабельным судном «Альберт Дж. Майер» (USNS Albert J. Myer, T-ARC-6) 11 марта 1968 года в восточной части Тихого океана из точки с координатами 29 градусов 32 минуты с.ш. и 147 градусов 06 минут з.д., то есть на расстоянии в 1730 морских миль от места гибели К-129. Судно осуществляло плановые работы по обследованию гидрофонов, установленных на морском дне. Первое акустическое событие было зафиксировано около полуночи с 11 на 12 марта по местному времени (около 12:00 11 марта по Гринвичу), второе – через 6 минут после первого. Записи с гидрофонов системы SOSUS в период с 1 по 15 марта никаких конкретных результатов не дали, поскольку система имела слабые возможности по фиксации кратковременных акустических событий, а предназначалась для накопления, обработки информации и выявления длительно шумящих источников.
Однако в ведении ВВС США имелась и другая система, собирающая акустическую информацию. 1 апреля 1948 года была запущена в действие система наблюдения за ядерными взрывами под управлением Центра технических применений ВВС США (Air Force Technical Applications Center – AFTAC). Система имела в своем распоряжении космические и воздушные датчики обнаружения факторов ядерных взрывов, а также сейсмические и подводные акустические. Подводная составляющая в Тихоокеанском регионе была развернута у побережья атолла Эниветок (архипелаг Ралик), атоллов Мидуэй, Уэйк и острова Оаху (Гавайские острова). Центр AFTAC получил в свое распоряжение и гидрофоны системы SOSUS центра наблюдения, расположенного на острове Адак.
Специалисты американской военно-морской разведки 14 мая провели совещание с руководством центра AFTAC по вопросу исследования информации, связанной с двумя акустическими сигналами, зафиксированными 11 марта. Специалистами AFTAC были вычислены точные данные о времени фиксации этих сигналов различными пунктами. Мидуэй: 12:14:30Z – 12:20:28Z, Адак: 12:18:56Z – 12:24:55Z, Уэйк: 12:30:12Z – 12:36:10Z, Оаху: 12:33:22Z – 12:39:20Z, Эниветок: 12:40:30Z (Z – символ приведения времени по Гринвичу. – И.К.).
Сравнение данных с четырех пунктов наблюдения AFTAC и пункта наблюдения SOSUS, проведенные в техническом центре AFTAC, дали место источника акустических событий с точностью в 2 морские мили: 40 градусов 06 минут с.ш. и 179 градусов 57 минут з.д. 9 июня для проверки расчетов была взорвана контрольная серия из четырехкилограммовых зарядов в северной части Тихого океана, показавшая точность полученных данных.
ГИБЕЛЬ
В 2009 году техническими специалистами были детально проанализированы записи акустических событий, сделанные 11 марта 1968 года системой наблюдения AFTAC. Их вывод сводился к следующему: двум основным акустическим событиям продолжительностью 155 секунд с интервалом в 6 минут, которые можно определить как взрывы ракетных шахт № 2 и № 3 в подводном положении, предшествовали еще три акустических события в 11:58:58Z, 11:59:43Z, и 11:59:47Z. Каждое из них состоит из энергетических импульсов длительностью 0,7, 1,5 и 0,7 секунды соответственно. Эти кратковременные импульсы были локализованы внутри прочного корпуса, поскольку не имели «акустического портрета» характерного для подводного взрыва, который более продолжителен за счет эффекта «пузырькового импульса» и легко идентифицируется операторами SOSUS. Характерных звуков разрушений прочного корпуса наподобие тех, что фиксировались при идентификации записей системы SOSUS в период поиска пропавшего американского атомохода «Скорпион» (USS Scorpion, SSN-589), обнаружено не было. Все это может говорить о том, что подлодка К-129 проваливалась на глубину с уже частично затопленным прочным корпусом.
Таким образом, при сопоставлении информации от советской и американской сторон можно сделать важное предположение, ранее не рассмотренное и не обсуждавшееся специалистами: К-129 как минимум трое суток до момента затопления 11 марта находилась в аварийном состоянии с невозможностью передать РДО и сигнал об аварии. Предполагать же, что американская сторона сфальсифицировала дату обнаружения акустических сигналов в точке гибели К-129, веских оснований нет. Во-первых, дорогостоящее и затратное прикрытие и легендирование операции прикрытия поиска и подъема лодки закончилось в 1974 году, а, во-вторых, нет как такового смысла фальсифицировать эту дату в рассекреченных документах.
ЦРУ ИДЕТ ЗА СОВЕТСКИМИ СЕКРЕТАМИ
Решение о поиске затонувшей советской подводной лодки было принято летом 1968 года. Имеющееся в распоряжении ВМС США поисковое судно «Мицар» (USNS Mizar, T-AGOR-11), с помощью которого были обнаружены затонувшие американские атомные подлодки «Трешер» и «Скорпион», для поиска К-129 не годилось, поскольку работа этого судна в точке гибели К-129 однозначно нарушала секретность всей операции.

В то же время в распоряжении военно-морской разведки США находилась атомная подводная лодка специального назначения «Хэлибэт» (USS Halibut, SSN-587), предназначенная для поиска затонувших объектов. Лодка прошла программу испытаний и уже имела опыт поиска затонувшего советского вооружения с помощью управляемых аппаратов «Фиш» (Fish) в марте 1968 года. Использование подводной лодки хотя и имело меньше шансов на обнаружение К-129, но полностью обеспечивало скрытность поисков.
В ходе поисковой операции, получившей кодовое название «Бархатный кулак», подлодка «Хэлибэт» в августе 1968 года все же обнаружила обломки К-129 и сделала около 22 тыс. фотоснимков. Советская подлодка с сильно деформированным и переломленным корпусом лежала на правом борту, кормовая часть, начиная с 5-го отсека, находилась в 100 м от носовой части.
При сопоставлении информации о взрывах на борту с имеющимися фотоматериалами видно, что часть ограждения рубки К-129 в месте расположения ракетных шахт сильно повреждена, обшивка рубки вывернута далеко в стороны, а шахты № 2 и 3 выше палубы надстройки как таковые отсутствуют, угадываются лишь нагромождения бесформенных металлических конструкций. Боеголовки и сами ракеты внутри шахт тоже отсутствуют. Из этого можно сделать следующий вывод: уже на запредельной глубине внутри шахт произошел взрыв ракетного топлива, что привело к разрушению шахт и кормовой части ограждения боевой рубки.
Аналогичная ситуация произошла на борту подводного ракетоносца К-219 проекта 667АУ из состава 19-й дипл Северного флота в октябре 1986 года с похожей по конструкции жидкотопливной ракетой Р-27У. Проникшая через неплотность неисправной верхней крышки забортная вода привела к созданию избыточного давления внутри шахты, в результате чего были раздавлены баки с топливом и окислителем. При смешивании компонентов произошел взрыв. После затопления К-219 со всеми остальными ракетами произошло то же самое, но через некоторое время. Осмотры глубоководными обзорно-поисковыми роботами комплекса «Лортодромия» в 1987 году затонувшей К-219 показали, что все шахты, в которых оставались ракеты, имеют разрушения. Таким же образом, как и в случае с К-219, понадобилось колоссальное давление вокруг погружающейся ниже предельной глубины К-129, чтобы произошло поступление воды в шахты и разрушение топливных баков ракет. Сами шахты имеют сопоставимый с прочным корпусом запас прочности, и поэтому они сначала потеряли герметичность от забортного давления, а полностью были уничтожены от взрыва топлива и окислителя.
В то же время шахта № 1 хоть и имела повреждения от взрывов в шахтах № 2 и 3, но ее крышка оставалась в закрытом положении с прижатым кремальерным замком, что свидетельствовало о нахождении боеголовки ракеты внутри шахты. Этого факта оказалось достаточно, чтобы Центральное разведывательное управление (ЦРУ) приняло решение о дорогостоящем подъеме части корпуса длиной 42 м.
Кроме моноблочной боеголовки Р-21 в поднимаемой части также находились:
– две торпеды 53-56 с атомным специальным боевым зарядным отделением (АСБЗО);
– две торпеды СЭТ-53М;
– комплект секретной боевой и эксплуатационной документации в секретной части, находящейся на 1-й палубе 4-го отсека;
– аппаратура связи, в том числе и аппаратура ЗАС (засекречивающая аппаратура связи) в рубке связи, объединенной с постом ЗАС на 1-й палубе 2-го отсека.
Пост СПС (связь повышенной стойкости) с шифровальной аппаратурой и шифрокодами располагался в 5-м отсеке. Часто повторяемое в различных публикациях свидетельство, что по просьбе командира К-129 при модернизации корабля пост СПС был перенесен из 2-го отсека в 4-й для увеличения площади командирской каюты, является не чем иным, как художественным вымыслом. Перенести в другой отсек боевой пост, имеющий допуск к документам с грифом «СС» (совершенно секретно) и «ОВ» (особой важности), по своему усмотрению и без рабочих чертежей от проектанта судоремонтный завод действующими регламентами уполномочен не был. Шифропост находился в 5-м отсеке в соответствии с проектной документацией конструкторского бюро – проектанта.
По свидетельству американской стороны, в момент подъема произошли разлом захватов и разрушение поднимаемого корпуса. В захватах остался только 1-й отсек с торпедным боезапасом.
Впрочем, о составе вооружений и секретов, попавших в руки американцев, нет никаких достоверных сведений. В то же время капитан «Хьюз Гломар Эксплорер» (Hughes Glomar Explorer) впоследствии под присягой свидетельствовал, что его судно сделало шесть операций по опусканию захватов, и лишь две из них были тренировочными.
Останки советских моряков, обнаруженные внутри корпуса подлодки, были захоронены с борта судна «Хьюз Гломар Эксплорер» 4 сентября 1974 года примерно в 90 морских милях к юго-западу от острова Оаху, в точке с координатами 18 градусов 29 минут c.ш. и 157 градусов 34 минуты з.д.

В этом посте я попытаюсь изложить, по возможности дополняя иллюстрациями и подкрепляя документами, одну из самых темных страниц советского подводного флота.
По моему скромному мнению, обитателям форума будет полезно узнать о трагической истории последнего похода экипажа дизельной ПЛ проекта 629а с индексом К129.
Выстраивать повествование я буду по памяти, со слов друга семьи, подводника, служившего в должности командира реакторного отсека. Отмечу что эпитеты по отношению к руководству и качественные характеристики их матерей, коими наделял их вышеупомянутый друг семьи, я по моральным, причинам опущу.
Фотографии и материалы взяты из свободных источников и ссылки на них будут приведены в конце поста.
Для секты приобщенных к святому лику Сталина и адептов колбасы по 2.20 сразу сообщаю в это статье не будет разбрасывания фекалий на могилы защитников Отечества, либо уничижения технического гения советских инженеров, а будет лишь изложение сухих фактов, к тому же, мое личное мнение, как автора статьи, об офицерах и матросах, судьбы которых будут затронуты ниже, было и будет оставаться крайне уважительным.
Предыстория:
В феврале 1968 года получил новый виток корейский конфликт. Северокорейские пограничники захватили американский разведывательный корабль «Пуэбло». В ответ на это США направили в Восточно-Корейский залив два авианосных соединения, для возможной операции по спасению своих моряков.
Командующий Тихоокеанским флотом СССР адмирал Николай Амелько отдал приказ о полной боевой готовности и отправил к берегам «братского» северокорейского народа 27 подводных лодок, эскадру во главе с ракетным крейсером «Варяг» и самолеты дальней морской разведки.
Еще одна подлодка с тремя ядерными ракетами на борту получила секретный приказ взять на прицел тихоокеанское побережье Соединенных Штатов и Седьмой флот ВМС США, ей и оказалась героиня поста К129.


Проект 629а
Задание которое получила К129 под командованием капитана первого ранга В. И. Кобзаря, на самом деле предназначалось для другого корабля. Тогда, в феврале 1968 года, К-129 только-только вернулась на Камчатку для передышки после длительного похода в восточную часть Тихого океана.
Измученный экипаж нуждался в отдыхе, а сам корабль — в профилактике и ремонте. Однако другая подлодка, которая должна была отправиться на очередное задание, оказалась еще менее готовой к его выполнению. И командование дало Кобзарю приказ об экстренном выходе в море.

Командир — капитан первого ранга В. И. Кобзарь.
Часть офицеров из экипажа к тому времени успели отправиться в законный отпуск на материк, и штат, доукомплектовали офицерами с других подлодок. На борту появились также новенькие матросы-ученики. Сборы проходили в спешке. В последствии выяснилось: на командном пункте эскадры не осталось заверенного командиром списка экипажа, что вообще-то является преступлением.
Очевидцы рассказывали — моряки покидали базу с плохим настроением и тяжелым сердцем, как будто что-то чувствовали.
Поход
Выйдя из пункта базирования, лодка взяла курс в сторону Гавайских островов. 8 марта, в поворотной точке маршрута, подводная лодка не дала обусловленный боевым распоряжением короткий сигнал о проходе контрольного рубежа. Первым обратил на это внимание оперативный дежурный ВМФ на ЦКП, после чего была объявлена тревога. Спустя некоторое время силами Камчатской флотилии, а в последующем и флота, с переброской авиации даже с Северного флота были организованы поисковые действия с центром в расчетной точке маршрута К-129. Вначале общая площадь поиска была 854000 кв. мили, впоследствии она расширилась более чем до миллиона кв. миль. В поиске участвовало 2 эсминца, 3 сторожевых корабля, 3 тральщика, 4 подводные лодки, 2 плавбазы, 10 вспомогательных судов. Было совершено 286 самолетных вылетов.
К этому времени приехавшие в расположение члены семей, тогда еще считавшихся живыми, моряков ПЛ К129, слышали только сухие и раздраженные отговорки на предмет «ищем, надежда есть». На все попытки связаться с командованием члены семей получали лишь неприкрытое раздражение и полную отстраненность, например, ни к командующему флотом Амелько, ни к члену Военсовета Захарову жену старпома Ирину Журавину и близко не пустили. Когда от последнего передали, что он не может принимать «всяких», Ирина разразилась диким криком: кто это здесь «всякие»? Впрочем это не помогло.

Старпом Журавин.
Слабая надежда, что ПЛ дрейфует в надводном положении, лишенная хода и радиосвязи, иссякла через две недели поиска. Всего с момента начала поисковой операции прошло 73 суток.
В конце мая 1968-го родственникам официально объявили о гибели К-129. Надежды не осталось. Несколько позже близкие всех членов экипажа получили похоронки с циничной записью «признан умершим».

Для далеких от формулировок и понятия воинская честь постараюсь внести ясность, такая постановка примерно подходит для тела с 28 ножевыми ранениями, без головы и причиной смерти «аллергическая реакция на овсяное печенье». Ну или если проще, то вчера Вы были женой командира подводной лодки или старпома, а сегодня вы оказались вдовой человека замерзшего, например, в подворотне после дикого перепоя.
Еще одним примечательным фактом стало самоустранение руководства от такой недостойной обязанности как финансовая помощь семьям погибших подводников «на первое время». В частности, на билеты некоторым вдовам «скидывались» друзья погибших — подводники.
30 июля 1968 ПЛ К129 исключается из состава ВМФ СССР без какой-либо формулировки.
Находка
Неожиданное продолжение этой трагической истории произошло не в СССР, а в тогда уже основательно загнивших США.
Весной 1968 года атомная подводная лодка «Barb» (SSN-596) несла дежурство в Японском море, когда случилось нечто неожиданное. В море вышел большой отряд советских кораблей и подводных лодок. Удивление вызывало то, что сонары кораблей ВМФ СССР, в том числе подлодок, постоянно «работали» в активном режиме.
Вскоре стало ясно, что русские ищут вовсе не американскую лодку. Их корабли быстро смещались к востоку, заполняя радиоэфир многочисленными сообщениями. Командир USS «Barb» доложил командованию о случившемся и высказал предположение, что, судя по характеру «мероприятия», русские ищут свою затонувшую лодку.

Место гибели ПЛ К-129
Специалисты ВМС США принялись прослушивать километры магнитофонных записей, полученных с донных акустических станций системы SOSUS. В какофонии звуков океана им удалось найти фрагмент, где был зафиксирован «хлопок».
Сигнал поступил с донной станции, установленной на возвышении Императорских Гор (участок океанского дна) на расстоянии свыше 300 миль от предполагаемого места катастрофы. Учитывая точность пеленгования SOSUS в 5-10°, положение «К-129» было определено в виде «пятна» размером в 30 миль.
Все это указывало на то что советская подлодка затонула в 600 милях к северо-западу от о. Мидуэй (Гавайский архипелаг), посреди океанской впадины на глубине 5000 метров.
И в начале апреля с базы Перл-Харбор вышла USS «Halibut» SSN-587 для обследования предполагаемого района гибели К-129.

USS «Halibut»
Через несколько недель поиска подводным аппаратам АПЛ «Halibut» удалось сфотографировать лежащие на глубине более 5000 метров обломки К-129. Всего было сделано около 22 тысячи снимков обломков советской ПЛ.

К-129 обнаружена американцами на глубине 5 500 метров, лежащей на правом борту.

Обломки 3-й ракетной шахты К-129. В центре размотана лента амортизаторов удержания ракеты в шахте.

К-129 лежит на грунте с поднятым РДП, антенной обнаружения работающих РЛС и антенной связи.
Небезынтересно будет отметить что факт нахождения ПЛ СССР американцами не скрывался, и по дипломатическим каналам руководству СССР было сообщено о нахождении предположительно ПЛ ВМФ СССР. Но на это сообщение пришел обескураживающий ответ — «мы лодок не теряли».
Ремарка – корабль или другое судно принадлежность которого не возможно установить, либо не признается государством владельцем считается бесхозным и по факту переходит в собственность обнаружившего. Забегая вперед отмечу что в последствии такая позиция и попытка «сделать хорошую мину при плохой игре» сыграет с советским руководством крайне злую шутку.
Дело в том что присвоить себе К 129 американцы не могли по техническим причинам, с глубины в 5000м поднять даже камень представлялось крайне затруднительным не говоря уже о подводной лодке с водоизмещением в 2810т, во всяком случае в этом были уверены в Кремле.

В штатах же после получения формального разрешения на присвоение судна начали разрабатывать варианты подъема. Первоначально планировалось с помощью телеуправляемых подводных аппаратов вскрыть корпус «К-129» и извлечь нужные американским спецслужбам материалы с борта субмарины без подъема самой лодки. Но в ходе миссии «Хэлибат» было установлено, что корпус «К-129» разломлен на несколько крупных фрагментов, что давало возможность поднять целиком интересные для разведчиков отсеки с пятикилометровой глубины.
Особую ценность представляла носовая часть «К-129» длиной 42 метра. ЦРУ и ВМС обратились за финансовой поддержкой в конгресс, конгресс — к президенту Никсону, и проект AZORIAN стал реальностью.
Проект AZORIAN.
В апреле 1971 г. на верфи Shipbuilding Dry Dock Со. (Пенсильвания, Восточное побережье США) было заложено судно MV Hughes Glomar Explorer. Исполин, полным водоизмещением 50.000 тонн, представлял собой однопалубное судно с «центральной прорезью» над которой размещалась гигантская А-образная вышка, кормовым расположением машинного отделения, носовой двухъярусной и кормовой четырёхъярусной надстройками.

MV Hughes Glomar Explorer
Контракт на проектирование судна ЦРУ заключило с компанией Hughes Tool Со. Выбор этой фирмы был не случаен. Именно ее глава Говард Хьюз, миллиардер и авантюрист, лучше всех подходил для роли главного организатора и творца этой амбициозной затеи.
В это же время, на верфях National Steel Shipbuilding Corp. в Сан-Диего (Калифорния, Зап. Побережье США) строилась баржа НМВ-1 (Hughes Marine Barge) и глубоководный захват Clementine (Клементина). Подобное рассредоточение производств обеспечивало полную секретность операции. Даже инженеры, напрямую задействованные в проекте, по отдельности не могли понять назначение этих устройств (корабля, захвата и баржи).
Оказавшись летом 1974 года на месте гибели К129, корабль начал погружение «Клементины» на дно с помощью постоянно удлинявшейся колонны стальных труб — примерно таким образом, каким осуществляется и глубоководное бурение. В общей сложности требовалось собрать почти 300 таких сегментов, сформировав 5-километровую систему, к которой к тому же необходимо было подвесить затонувшую субмарину.

Иллюстрация подъема фрагмента К129
СССР, конечно, не мог не обратить внимание на странные события, происходившие в богом забытом районе Тихого океана. Несмотря на прошедшие со дня катастрофы шесть лет, советские моряки не забыли загадочного исчезновения К-129 в 1968-м. В штабе ВМФ созрела версия, что за геологоразведкой, проводимой Хьюзом, скрывается нечто большее. К месту дислокации Hughes Glomar Explorer было отправлено сразу несколько судов, среди которых был и корабль измерительного комплекса «Чажма». Вертолет, имевшийся на его борту, неоднократно облетал американскую платформу, но кроме подозрительной активности на борту ничего более конкретного зафиксировать не смог.
В результате операции фрагменты носовой части К129 с 2мя ядерными торпедами и телами 6 погибших моряков были доставлены для изучения в штаты.
Реакция СССР
В последствии, американская сторона опять таки по дипломатическим каналам обратилась к СССР с предложением забрать тела погибших моряков, на что посоветовавшись советское руководство отказалась принимать тела своих защитников.
Из воспоминаний вдовы старпома Журавина – Ирины: -«что страшнее было, либо сама гибель или через 6 лет отказ от захоронения ребят у нас на российской земле, я затрудняюсь сказать»
Американцы после отказа в приеме тел погибших провели захороенение, с почестями и под гимн советского союза проводили в последний путь людей которые могли стать причиной гибели миллионов их соотечественников. Погребение проводилось по традиции советского флота с флагом ВМФ СССР и прощальной речью на русском языке.

Версии гибели:
В течение 30 лет информация была засекречена. Существовали следующие версии гибели:
-затопление лодки через шахту РДП при зарядке батарей по причине технической неисправности клапана и провала на запредельную глубину (официальная версия ВМФ СССР);
-взрыв водорода при зарядке аккумуляторных батарей из-за неисправности систем вентиляции, вызвавший разрушение прочного корпуса;
-столкновение с американской подводной лодкой USS Swordfish (SSN-579) (неофициальная версия, которой придерживаются некоторые специалисты ВМФ СССР того времени). Предполагается, что столкновение могло произойти по вине американцев, которые «слышали» лодку, но подошли к ней слишком близко, не учли, что она будет совершать манёвр;
-столкновение с надводным судном.
Однако расследование госорганов США (операция «Дженнифер»), основанное на непосредственном исследовании остатков корпуса судна как на дне океана, так и после их подъема на поверхность, пришло к выводу, что причиной катастрофы К-129 стало срабатывание двигателей ракет Р-21. Есть посекундный хронометраж, зафиксированный акустическим наблюдением — в течение шести минут последовательно в шахтах срабатывают две ракеты (при закрытых крышках).
В 2017 году военно-морской эксперт, капитан 2 ранга Илья Курганов, выдвинул новую версию об аварии ракетного оружия на борту К-129 в шахте № 1, в результате чего подводная лодка находилась трое суток в аварийном состоянии на поверхности, после чего, 11 марта, затонула, не дождавшись помощи. При затоплении К-129 произошел взрыв оставшихся двух ракет, который был зафиксирован акустическим наблюдением сил ВМС и ВВС США.
Эпилог
Советским союзом потеря ПЛ К129 признана так и не была, лишь в начале 90х годов его правоприемнице — РФ в лице первого президента Ельцина Б.Н. была предоставлена запись погребения тел подводников и частичное изложение событий со стороны Соединенных Штатов.
Официальное признание трагедии ПЛ К129 произошло только через 30 лет после случившегося, в 1998 году, весь экипаж субмарины был награжден орденом мужества (посмертно).
От себя.
Настоящая история пишется не историками, а событиями, и эти события как бы не хотелось — нельзя изменить, дать им взятку, или запугать. К сожалению, можно подтасовать факты или в угоду своей нынешней идеологии представить все в другом свете, сделав где то нужные акценты, где приврав, где то о чем то умолчав, но события от этого не изменятся, и эта история тому яркая иллюстрация. Я прекрасно понимаю что советско-патриотически настроенные читатели сейчас же ринуться на нужные сайты где им будет рассказано что нужно знать а чего знать не нужно об этой трагедии, а также что обо всем этом они должны думать, ребята, это Ваше право, с большим удовольствием открою дискуссию в комментах.
Я постарался донести рассказ человека которому история эта пришла от непосредственных свидетелей этой трагедии, и хотите верьте, хотите нет его мало интересовали подлые америкосы которые подкрашивали в японском порту якобы протаранившую К129 «Свородфиш», или якобы неудавшийся подъем отсека с секретными шифрограммами (все эти версии высказываются для успокоения патриотов), думаю его основным акцентом было тот факт, что за все те года которые он служил и десятилетия спустя, он так и не смог понять как руководство могло так поступить с матерями, женами и детьми погибших ребят.
Информация к размышлению — разведывательный корабль «Пуэбло» не исключен из состава ВМС США по сей день.
P.S. В интернетах ходит несколько достаточно интересных фильмов об этой трагедии советую посмотреть вот этот:

Это хотя и приукрашенная российско – советская версия, но проникнуться атмосферой которая сопровождала родственников она позволяет неплохо.
Ссылки:

Тайна гибели К-129 раскрыта?

Сегодня во Владивостоке произошло событие, приближающее к разгадке одной из трагических тайн времен холодной войны. Американские военные передали российским коллегам секретные документы о гибели советской подлодки К-129.

Она пропала во время боевого дежурства в Тихом океане в марте 1968 года. Советские военные субмарину так и не нашли, зато через несколько лет это удалось сделать американцам.

Среди переданных сегодня материалов оказалась и неприметная любительская видеокассета. Но именно записанное на ней произвело самое сильное впечатление на всех участников церемонии. С пленкой ознакомился корреспондент НТВ Андрей Григорьев.

Советский гимн и флаг, и голос священника, пусть с сильным акцентом, но все равно по-русски. Сентябрь 1974, судно Военно-морского флота США, останки шести погибших членов экипажа советской подводной лодки К-129 хоронят по давней морской традиции.

«Мы предаем их останки морю. Ожидая загробной жизни и воскресения тела, когда море отдает своих погибших», — звучит голос священнослужителя.

Размытые кадры хроники на бытовой видеокассете, которую американцы вместе с другими документами передали Российскому Тихоокеанскому флоту, — пожалуй, единственное свидетельство о смерти моряков, которых до сегодняшнего дня считали пропавшими без вести.

Майкл О’Хара, представитель управления при посольстве США в России пот делам военнопленных и пропавших без вести: «Если бы я пропал без вести, я хотел бы, чтобы кто-то работал, как я для того, чтобы сообщить моим родителям о том, что случилось со мной. Я считаю, что это очень важная работа».

Атомный подводный крейсер К-129 вышел на очередное боевое дежурство в феврале 1968 года. На борту был экипаж из 98 человек. 8 марта связь с лодкой прервалась и больше никогда уже не восстанавливалась. Что случилось, до сих пор точно никто не знает.

Павел Дементьев, капитан первого ранка в отставке: «Версия одна: субмарина столкнулась с подводной лодкой Соединенных Штатов Америки. Только не известно, был ли это злой умысел — сделать таран, или же К-129 была в подводном положении и имело место слепое столкновение двух подводных лодок».

На фотографиях хорошо видна вмятина на борту американской подводной лодки «Сворд Фиш» (Sword Fish), которой приписывали столкновение с К-129.

Но тогда доказать ничего не удалось. Советский Союз происшествия не афишировал, и позже нашли затонувший крейсер тоже американцы. В 1978 году в ходе секретной операции «Дженифер» носовую часть даже удалось поднять на поверхность.

Геннадий Турмов, ректор Дальневосточного государственного технического университета: «Подъем этой лодки производился не из человеколюбия. На ее подъем были затрачены огромные средства, специально изготовлено судно с платформой, чтобы его нельзя было сверху сфотографировать с помощью авиации».

Есть сведения, что к изготовлению специального судна «Гломар Эксплорер» (Glomar Explorer), поднимавшего лодку, имел отношение эксцентричный американский миллионер Говард Хьюст. И шли на К-129 исключительно ради секретных кодов и образцов советского ядерного оружия.

Валерий Алексин, главный штурман Военно-морского флота СССР в отставке: «Каждая ракета могла уничтожить такой большой город, как Сан-Франциско или Сан-Диего».

Удалось ли поднять со дна корму, где хранились боеголовки и сейф с кодами, доподлинно неизвестно. Подводные фотографии, по которым можно было бы определить хотя бы характер повреждений, пока еще засекречены в американских военных архивах. Там, видимо, и следует искать разгадку гибели К-129.

Общество

В одном из уголков Международного музея шпионажа (International Spy Museum) в Вашингтоне, который недавно вновь открылся, выставлена панель управления подводной лодкой, парик с залихватской челкой, подробные диазотипные копии чертежей и глыба марганца. Все они представляют собой свидетельства настолько дерзкой спецоперации времен холодной войны, что смотритель музея Винс Хьютон (Vince Houghton) сравнивает ее с ограблением из фильма «Одиннадцать друзей Оушена». Для этой операции с кодовым названием «проект Азориан» (Project Azorian) ЦРУ заказало строительство судна длиной 600 футов (180 метров), чтобы поднять со дна океана затонувшую советскую подлодку, — сохраняя полную секретность. «Не могу себе представить, чтобы еще в какой-нибудь стране подумали: „О, мы нашли советскую подлодку на глубине . Давайте ее выкрадем»» — говорит Хьютон.

Эта операция, на выполнение которой ушло шесть лет, началась в 1968 году, когда советская подводная лодка с баллистическими ракетами К-129 пропала без вести где-то в Тихом океане. В те времена, после кубинского ракетного кризиса, американские и советские подводные лодки ходили в открытом море с ядерным оружием на борту, готовые к возможной войне. В некоторых сообщениях указывается, что затопление было вызвано механической ошибкой, такой как непреднамеренный запуск ракетного двигателя, в то время как советская сторона некоторое время подозревала американцев в нечестной игре. Через два месяца Советский Союз прекратил поиски К-129 и ядерного оружия, которое было на его борту, но Соединенные Штаты, которые незадолго до этого применили авиационную технику для обнаружения двух своих затонувших подводных лодок, нашли К-129 более чем в 2400 километрах (1500 милях) к северо-западу от Гавайских островов на глубине 5 километров (16 500 футов). Согласно рассекреченным архивам ЦРУ по этому проекту, «ни одна страна в мире не смогла поднять объект такого размера и веса с такой глубины».

На самом деле в кругах разведслужб были сомнения, стоит ли игра свеч, даже несмотря на то, что подводная лодка была крайне важным источником информации. По словам Хьютона, К-129 представляла ценность не только из-за шифровальных книг и ядерных боеголовок, находившихся на борту, но и потому, что помогла бы разобраться в тонкостях производства подводных лодок конкурирующей державы. Если бы США знали, как работают гидролокаторы К-129 или механизмы, позволявшие лодкам двигаться бесшумно, они могли бы научиться лучше засекать их. А к 1967 году Советский Союз накопил достаточно серьезный запас ядерного оружия, чтобы у двух стран был «фактический ядерный паритет», объясняет Хьютон. В результате американцы жаждали получить конкурентное преимущество — и это преимущество могла им дать К-129.

ЦРУ предложило несколько способов достать подводную лодку, которые выглядели совершенно невероятно. Одно из предложений заключалось в том, чтобы обеспечить такую подачу газа на дне океана, чтобы подводная лодка всплыла на поверхность. Вместо этого они остановились на идее, напоминающей классическую аркаду — гигантская клешня должна была захватить K-129 и затянуть его в гигантский трюм корабля через шахту для подъема оборудования. Первоначально вероятность успеха составляла 10%. (Разумеется, этот показатель рос по мере приближения «проекта Азориан» к завершению.)

С юридической точки зрения США были обеспокоены тем, что их могут обвинить в пиратстве, если Советский союз заподозрит, что они намерены провести незаконную операцию по спасению подводного судна. Стремясь обойти дипломатическую напряженность и сохранить все полученные в ходе операции знания в секрете, ЦРУ придумало замысловатый план прикрытия с помощью загадочного миллиардера Говарда Хьюза (Howard Hughes). Этот авиационный магнат спонсировал постройку корабля длиной 618 футов (188 метров), получившего название «Хьюз Гломар эксплорер» (Hughes Glomar Explorer), который представляли как исследовательское судно для глубоководных работ. В 1972 году состоялась церемония крещения судна шампанским, а в газетах вышел сфабрикованный пресс-релиз корабля.

Когда в 1973 году судно впервые совершило пробный поход из Пенсильвании в воды возле Бермудских островов, газета «Лос-Анджелес таймс» отреагировала на это событие, назвав судно «окутанным тайной» и заметив: «Журналистам не разрешили присутствовать при спуске на воду, и не сообщили никаких подробностей о маршруте корабля и его задачах». Очевидно, публика и пресса объяснили эту загадку тем, что Хьюз был отшельником, таким любителем одиночества, что, по слухам, не появлялся даже на заседаниях совета директоров своей собственной компании.

Затем «Гломар эксплорер» отправился в Тихий океан в обход Южной Америки — он был слишком широким, чтобы пройти через Панамский канал. После небольших приключений (поддержанный США переворот 1973 года в Чили состоялся в тот же день, когда семеро членов экипажа пытались попасть на борт корабля в чилийском порту Вальпараисо) «Гломар эксплорер» прибыл в Лонг-Бич, Калифорния, где на борт было погружено более 20 контейнеров с оборудованием (в том числе фотолаборатория, аппаратура для копирования документов и транспортировки ядерных отходов) для изучения содержимого К-129.

В это же время команда построила клешню (официально она называлась «механизмом захвата», но ее прозвали «Клементиной») на громадной плавучей барже «Эйч-эм-би 1» (HMB-1) в Редвуд-Сити. Весной 1974 года «Эйч-эм-би 1» погрузилась под воду и состыковалась с «Гломар эксплорер» в стороне от острова Каталина в Южной Калифорнии. Крыша баржи открылась, а «Гломар эксплорер» открыл люк в своей полой шахте для спуска и подъема оборудования, чтобы забрать стальную клешню на борт. После этого баржа отстыковалась и, никем не замеченная, вернулась в Редвуд-Сити.

Тем летом с разрешения президента Ричарда Никсона «Гломар эксплорер» отправился к месту, где затонула К-129. К тому моменту в холодной войне наступила «разрядка», но тем не менее два советских судна (на их борту наверняка было полно разведчиков) независимо друг от друга пристально следили за так называемым исследовательским судном, которое пыталось достать со дна подлодку. (В какой-то момент команда «Гломара» заставила посадочную палубу ящиками, чтобы на нее не попытался сесть вертолет.) Но все же никто так и не догадался, в чем заключалась их миссия, и пока состоящая из 274 отрезков стальная труба, которая тянулась от механизма захвата к кораблю, медленно поднималась наверх с подводной лодкой в клешне «Клементины», второй советский корабль уплывал прочь.

Примерно через неделю неспешного подъема в рамках «проекта Азориан», наконец, удалось достать со дна K-129 — но лишь частично. Согласно книге «Проект „Азориан»: как ЦРУ поднимали со дна K-129″ (Project AZORIAN: The CIA and the Raising of the K-129), написанной военно-морским историком Норманом Полмаром (Norman Polmar) в соавторстве с режиссером-документалистом Майклом Уайтом (Michael White), примерно на полпути до корабля сломались несколько лапок захватного устройства, сжимавших лодку, и большая часть К-129 упала на дно океана. В то время как в более поздних сообщениях СМИ и учебниках истории обычно сообщалось, что самые ценные компоненты подводной лодки, такие как шифровальная рубка, затонули, Хьютон скептически относится к подробностям мнимого провала этого проекта. «Общепринято считать, что это была неудачная миссия, — говорит он. — ЦРУ позволило, чтобы это мнение стало общепринятым, да и с чего бы им спорить? Я всегда говорил, что мы понятия не имеем, что они получили». (Многие детали этой истории получены из рассекреченных документов ЦРУ и недавно опубликованных исторических отчетов, но, поскольку результаты операции все еще засекречены, у ЦРУ есть основания темнить, и скептицизм по-прежнему оправдан.)

Мы знаем, однако, что «Гломар эксплорер» поднял вместе с К-129 тела нескольких членов экипажа. Их захоронили по морскому обычаю, ЦРУ засняло похороны на пленку и спустя почти 20 лет передало России. Так получилось, что во время операции со дня моря были подняты образцы марганца, который, в соответствии с легендой, и искал «Гломар эксплорер».

США, казалось, сошло с рук сложное подводное ограбление, — министр обороны Джеймс Шлезингер сказал на встрече в Белом доме: «Эта операция — чудо». Однако в начале 1975 года после случайного ограбления штаб-квартиры корпорации Хьюза «Сумма» (Summa Corporation), работавшей для прикрытия корабля «Гломар эксплорер», эта история попала в заголовки «Лос-Анджелес таймс» и национальных телеканалов. Правда всплыла позже, чем могла бы: знаменитый репортер «Нью-Йорк таймс» Сеймур Херш (Seymour Hersh) следил за ней еще в 1973 году, но выполнил просьбу директора ЦРУ Уильяма Колби не раскрывать историю целиком, — так что в его репортаже было много неточностей. (Кодовым названием якобы было «Дженнифер», на самом же деле так назывались только процедуры обеспечения безопасности, место действия операции в отчете «Лос-Анджелес таймс» было перенесено в Атлантический океан). Но этого было достаточно, чтобы насторожить Советский Союз и «обеспокоить» (по его собственным словам) президента Форда. Проект «Матадор», план по извлечению остальной части К-129, по-видимому, был отменён как раз после того, как стало известно об этой якобы неудавшейся операции и ее предполагаемой (но, по словам Хьютона, окончательно не известной) стоимости более чем в 300 миллионов долларов.

Той весной ЦРУ также столкнулось с дипломатической дилеммой. На него давил советский посол в США и взывающие к Закону о свободе информации журналисты, а разведчики хотели избежать прямого признания того, что незаконно похитили подводную лодку у бдительных Советов, однако вынуждены были дать хоть какой-то ответ. » не хотело вводить в заблуждение Советский Союз, — говорит Хьютон, — главным образом потому, что при этом на самом деле значительно отодвинуло бы назад дипломатию, потому что глава правительства СССР должен был бы отреагировать посредством санкций или нападения. Для того, чтобы обойти эту дипломатическую проблему и выполнить требования Закона о свободе информации, был придуман «ответ Гломара» — «мы не можем ни подтвердить это, ни опровергнуть». В то время, как ответ Гломара приняли в федеральном суде в качестве причины для отказа в запросе информации журналистами, этот инцидент, пишет историк М. Тодд Беннетт (M. Todd Bennett), «послужил катализатором до того рутинных „войн разведки», когда советская и американская разведки начали отвечать друг другу все новыми зеркальными действиями». В мае того года советские оперативники увеличили количество микроволнового излучения, которое испытывали на американском посольстве в Москве.

Даже спустя сорок пять лет после того, как «Гломар эксплорер» (частично) поднял K-129 со дна океана, «проект Азориан» остается «легендарным в сообществе «, говорит Хьютон. В стеклянных витринах выставлены комбинезоны, которые носили члены экипажа на борту, фальшивые «наградные» пряжки, барометр с корабля и даже парик заместителя директора ЦРУ Вернона Уолтерса (Vernon Walters), в котором он тайно посещал «Гломар эксплорер». Также на выставке можно узнать имя инженера, Джона Грэма (John Graham), и увидеть уменьшенную копию подробного чертежа, использованного для проектирования прекратившего свое существование корабля.

Хьютон говорит, что проект «Азориан» занимает особое место, потому что он был настолько «смелым, амбициозным и практически невыполнимым». И все же, хотя извлечена была только часть подводной лодки, корабль был построен, а смехотворная идея с гигантской клешней сработала, и, несмотря на свои масштабы, проект оставался секретным в течение семи лет. В Музее шпионажа считают, что «Азорианская» сага — гимн инновациям и пример тому, как можно найти подход к «неразрешимым проблемам», используя творческий подход и новые технологии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Владимир Шигин

Тайна гибели подводной лодки «Месть»

Не рыдайте, увидев цветы над водой.

Эта подан сигнал безутешной бедой.

Здесь не чья-то вина, просто жизни цена

На Земле опустилась до самого дна…

Олег Ассауляк

Время неумолимо, и многие события, казавшиеся когда-то самыми значимыми и важными, сегодня забыты. И все же мы вновь обращаемся к дням минувшим, чтобы там найти ответы на вопросы дня сегодняшнего, вспомнить о людях, которых давно уже нет с нами.

История трагедии подводной лодки М-200 ныне уже мало кому известна. Ее заслонили иные, куда более поздние катастрофы, с куда большим количеством жертв, ставшие волею случая достоянием общественности и попавшие на страницы газет.

В процессе работы над этой небольшой документальной повестью автору неоднократно приходилось слышать: “Зачем вы занимаетесь этой некрасивой историей? Ведь в ней не было ничего героического, зато вдосталь было безответственности и разгильдяйства!” Думаю, что столь однозначная оценка событий, связанных с гибелью подводной лодки М-200, не совсем правомочна. Да, разумеется, была безответственность тех, кто по долгу был обязан предотвратить трагедию, но были мужество и самоотверженность тех, кто, до последних минут выполняя служебный долг, принял мученическую смерть в затопленных отсеках. А погибшие имеют право на память!

Ее назвали «Местью»

Заканчивался 1956 год. Страна стояла на пороге больших свершений. Был запущен в космос первый искусственный спутник Земли, осваивалась целина, вовсю шло создание военного союза Варшавского Договора, создавались ракетные войска стратегического назначения – принципиально новый вид Вооруженных Сил. Серьезные изменения происходили и в руководящем составе Министерства обороны. Во главе Военно-Морского Флота вместо оклеветанного и отправленного на пенсию после гибели линкора “Новороссийск” Н. Г. Кузнецова стал адмирал С. Г. Горшков, чья эпоха руководства ВМФ продлится долгих тридцать лет. В сверхсекретных КБ на судостроительных заводах уже создавались первые подводные атомоходы. Военно-Морской Флот готовился стать ядерным, ракетным и океанским.

Поздней осенью 1956 года подводные лодки, базировавшиеся на Палдиски, готовились к переходу в Балтийск и Лиепаю. Дело в том, что находящийся в устье Финского залива Палдиски очень рано замерзал в отличие от незамерзающих более западных военно-морских портов. Поэтому, базируясь на Балтийск и Лиепаю, корабли могли на протяжении всей зимы заниматься полнокровной боевой подготовкой.

Итак, 12 ноября командующий подводными силами Балтийского флота контр-адмирал Кучеренко сообщил телеграммой командующему Восточно-Балтийской флотилией вице-адмиралу Черокову о необходимости скорейшего перевода шести подводных лодок из состава только что сформированной 157-й отдельной бригады подводных лодок в Лиепаю на зимовку. Вечером того же дня начальник штаба 157-й бригады капитан 2-го ранга Штыков доложил по телефону командующему подводными силами, что через три дня к межбазовому переходу будут готовы три подводные лодки, четвертая же, М-200, вынуждена будет задержаться в Палдиски до прибытия на нее нового командира. М-200 по предложению врио командующего подводными силами Восточно-Балтийской флотилии капитана 1-го ранга Кабо также решено было отправить зимовать в Лиепаю.

Что же представляла собой подводная лодка М-200? Это была головная лодка типа “М” XV серии, так называемая “малютка”. История ее создания и боевой деятельности необычна и интересна. Заложена она была 31 марта 1940 года на Горьковском судостроительном заводе, а уже 4 февраля 1941 года спущена на воду. Однако достроить “малютку” долго не могли. Началась война, и два года подводная лодка простояла у достроечного пирса.

Подводная лодка М-200

Но наконец средства на достройку М-200 нашлись. То были пожертвования тружеников Горьковской области и воинов-североморцев на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. 20 марта 1943 года на М-200 подняли Военно-морской флаг. По просьбе вдов погибших подводников и жителей Горького лодке присвоили и имя, символизирующее ее предназначение. Отныне она стала именоваться “Месть”. Одним из инициаторов сбора денег на достройку лодки была Л.М.Лободенко, вдова полкового комиссара В.М.Лободенко, который одно время был военкомом бригады подводных лодок Северного флота. Она обратилась с письмом в ЦК ВКП(б): «Мой муж погиб в первый год войны на Северном флоте, брат пал в боях за Украину, отец убит в Кронштадте… Внося свой небольшой вклад, мы обращаемся ко всем женам моряков Советского Союза с призывом организовать сбор средств на постройку подводной лодки «Месть». Пусть героические моряки Красного Флота топят проклятых фашистов…» Новая “малютка” вошла в состав Каспийской флотилии и перешла в Баку. Но “каспийский этап” в жизни М-200 продолжался недолго.

Подводная лодка М-200 у пирса

Постановлением ГКО от 22 апреля 1943 года было решено перевести 6 подводных лодок с Каспия в Заполярье. В их число попала и «М-200».

23 апреля лодка в составе первого эшелона направилась своим ходом из Астрахани в Горький, куда благополучно прибыла 1 мая. На этом этапе переходом руководил инженер-капитан 1 ранга Н.В.Алексеев. В Горьком «М-200» вместе с однотипной «М-201» поставили в плавдок.

15 мая лодки начали движение в Молотовск, куда благополучно прибыли 28 мая. На этом этапе переходом командовал генерал-майор интендантской службы А.И.Лебедев.

28 мая 1943 года «М-200» вошла в состав Северного флота. 2 июня командиром лодки назначен капитан-лейтенант Шматов Павел Семенович. 1 12 сентября 1943 года командиром «М-200» назначен капитан 3 ранга Тураев Василий Андрианович. 19 октября «Месть» прибыла в Полярное и уже в декабре 1943 года совершила свой первый боевой поход, который не принес результатов. Под командованием Тураева «Месть» выходила на позицию еще два раза, но и эти походы не записали на счет лодки ни одного вражеского транспорта.

12 марта 1944 года командиром «М-200» назначен старший лейтенант (впоследствии капитан-лейтенант) Глазков Владимир Львович. Под его командованием «Месть» совершила два безрезультатных боевых похода. В некоторых источниках указывается, что 22 июня 1944 года «Месть» провела удачную атаку по конвою противника, но в этот день «М-200» уже находилась на базе.

11 июля 1944 года «Месть» вновь вышла на позицию в район Перс-Фьорда, где 15 июля двумя торпедами атаковала конвой противника. Данных, подтверждающих победу лодки со стороны противника нет, хотя во многих советских послевоенных источниках указывается, что в этот день «М-200» отправила на дно два вражеских транспорта.

По возвращении из похода лодку начали готовить к переходу на Балтику. Через два месяца «Месть» погрузили на транспортер и отправили в Ленинград.

Из воспоминаний служившего в годы войны на М-200 старшины 1-й статьи в отставке Виктора Илларионовича Санникова: “Второй боевой поход был тяжелым. Вышли из базы. Пришли в свой квадрат. Вскоре обнаружили фашистский конвой. Командир вышел в атаку со стороны берега. Судно было мористее нас. Едва выстрелили и услышали взрыв, как нас стали атаковать противолодочные корабли. Лодка буквально тряслась от разрывов глубинных бомб. Вначале разрывы были далеко от нас, но затем становились все ближе и ближе. Но тут налетела наша авиация и отогнала немцев. Только тогда мы вздохнули свободно. В Полярном на причале нас встречали комбриг Колышкин и оркестр. За этот поход меня наградили орденом Красной Звезды. Затем нам объявили, что в море мы больше ходить не будем и подлодку переводят на Балтику. Мы стали разоружаться. На подводной лодке срезали ограждение рубки. Потом два месяца ждали специальную платформу. Когда, наконец, она пришла, погрузили на нее корпус подводной лодки. Сзади прицепили теплушку для экипажа, и мы поехали служить на Балтику. Прибыли в Ленинград. Лодку перегрузили на стапель. Снова приварили легкий корпус рубки. Стали готовить корабль к спуску на воду. Но повоевать на Балтийском море уже не довелось. Пока вводились в строй, война закончилась. Экипаж на М-200 у нас был очень дружный, молодежный. Многие уже до “двухсотки” успели вдоволь повоевать, кто в морской пехоте, кто на кораблях. Я, например, два с половиной года отвоевал на черноморских “щуках”, так что народ у нас был опытный”.

К-129

Об атомной подводной лодке К-129 см. БС-136 «Оренбург».

Б-103, К-129


К-129 в 1968 году

История корабля

Государство флага

СССР

Порт приписки

бухта Улисс, бухта Крашенинникова

Спуск на воду

6 мая 1959

Выведен из состава флота

30 июля 1968

Современный статус

погибла со всем экипажем

Основные характеристики

Тип корабля

Подводная лодка с баллистическими ракетами

Обозначение проекта

проект 629

Разработчик проекта

ЦКБ-16

Главный конструктор

Н. Н. Исанин

Кодификация НАТО

Golf class

Скорость (надводная)

14 узлов

Скорость (подводная)

12 узлов

Предельная глубина погружения

300 м

Автономность плавания

70 суток

Экипаж

89 человек (в т. ч. 10 офицеров)

Размеры

Водоизмещение надводное

2300 т

Водоизмещение подводное

2820 т

Длина наибольшая
(по КВЛ)

98,9 м

Ширина корпуса наиб.

8,2 м

Средняя осадка
(по КВЛ)

8 м

Силовая установка

Дизель-электрическая, трёхвальная.

  • Три дизеля 37Д по 2000 л. с.,
  • Электромоторы 1 x ПГ102, 2700 л. с., 2 x ПГ101, 1350 л. с.,
  • АБ: 4 группы по 112 элементов типа 48СМ

Вооружение

Торпедно-
минное вооружение

4 x 533-мм носовых, 2 x 533-мм кормовых ТА, 6 торпед

Ракетное вооружение

Комплекс Д-4, три баллистические ракеты Р-21 в ограждении рубки.

Б-103, К-129 — советская дизель-электрическая подводная лодка проекта 629А. Основное вооружение — ракетный комплекс Д-4 с тремя баллистическими ракетами Р-21 в ограждении рубки (первая советская БРПЛ подводного старта). Входила в состав Тихоокеанского флота СССР. Командир — капитан первого ранга В. И. Кобзарь.

Затонула приблизительно 7—8 марта 1968 года в северной части Тихого океана, в 750 милях от острова Оаху (в точке с координатами 40°06′ с. ш. 179°57′ з. д.HGЯOL), на глубине порядка 5600 м. Погиб весь экипаж в составе 98 человек.

12 августа 1974 года в результате секретной операции ЦРУ «Проект Азориан», при помощи специально сконструированного оборудования (корабль «Гломар Эксплорер» и спецдок с устройством подводного захвата корпуса лодки), была поднята носовая часть подводной лодки.

Причина гибели лодки

В течение 30 лет информация была засекречена. Существовали следующие версии гибели:

  • затопление лодки через шахту РДП при зарядке батарей по причине технической неисправности клапана и провала на запредельную глубину (официальная версия ВМФ СССР);
  • взрыв водорода при зарядке аккумуляторных батарей из-за неисправности систем вентиляции, вызвавший разрушение прочного корпуса;
  • столкновение с американской подводной лодкой USS Swordfish (SSN-579) (неофициальная версия, которой придерживаются некоторые специалисты ВМФ СССР того времени). Предполагается, что столкновение могло произойти по вине американцев, которые «слышали» лодку, но подошли к ней слишком близко, не учли, что она будет совершать манёвр (см. Сумасшедший Иван);
  • столкновение с надводным судном.

Однако расследование госорганов США (операция «Дженнифер»), основанное на непосредственном исследовании остатков корпуса судна как на дне океана, так и после их подъема на поверхность, пришло к выводу, что причиной катастрофы К-129 стало срабатывание двигателей ракет Р-21. Есть посекундный хронометраж, зафиксированный акустическим наблюдением — в течение шести минут последовательно в шахтах срабатывают две ракеты (при закрытых крышках).

В 2017 году военно-морской эксперт, капитан 2 ранга Илья Курганов, выдвинул новую версию об аварии ракетного оружия на борту К-129 в шахте № 1, в результате чего подводная лодка находилась трое суток в аварийном состоянии на поверхности, после чего, 11 марта, затонула, не дождавшись помощи. При затоплении К-129 произошел взрыв оставшихся двух ракет, который был зафиксирован акустическим наблюдением сил ВМС и ВВС США.

> Память

В г. Черемхово Иркутской области установлен памятник подводной лодке К-129.

В массовой культуре

  • В документальном сериале «Жизнь после людей» в одной из серий рассказывается об останках подлодки К-129 и баллистических ракетах Р-21, которые не были подняты на поверхность американцами. Через 25 лет после исчезновения человечества корпус ракет проржавеет, и туда проникнет вода, что вызовет химические реакции с литием и приведёт к мощному взрыву. Несмотря на то, что толща воды погасит ударную волну, от радиации может умереть мгновенно всё живое в радиусе одного километра.
  • В программе «Необъяснимо, но факт» (27-й выпуск «Антихрист») рассказывается о механике Клавдии Шариповой, которая курировала ремонт подводной лодки К-129: она, якобы находясь в одержимости дьяволом, разругалась с экипажем и предсказала ему гибель во время похода.
  • В документальном сериале «Равновесие страха. Война, которая осталась холодной» подробно рассказано о походе К-129, операции по её подъему и похоронах 6 членов экипажа, которых удалось найти.
  • В фантастическом романе Чарльза Стросса «Дженнифер Морг» из цикла «Досье Прачечной» на подводной лодке находилась новейшая на тот момент оккультная технология СССР. В ходе операции «Дженнифер» подлодку не удалось поднять со дна, потому что это нарушало дипломатическое соглашение с Глубинными, которым угрожало использование данной технологии, и они отломили большую часть при попытке подъёма.

> См. также

  • Аварии на подводных лодках (с 1945 года)

Примечания

  1. Книга памяти К-129 Архивировано 5 октября 2007 года.
  2. Declassified CIA article on Project AZORIAN released on 01/04/2010 (англ.)
  3. Раздел «Тайна гибели К-129» // russ.ru
  4. Документальный фильм «Пропавшая субмарина. Трагедия К-129» Архивная копия от 24 февраля 2013 на Wayback Machine // http://russia.tv/video/show/brand_id/39128/video_id/261145 Архивная копия от 24 февраля 2013 на Wayback Machine
  5. За кулисами операции «ДЖЕНИФЕР» (рус.)
  6. The Glomar Explorer in Film and Print. — издание ЦРУ
  7. Гибель К-129 – тайна почти раскрыта. Новые данные проливают свет на причины трагедии советской субмарины
  8. Необъяснимо, но факт. 027. Антихрист на YouTube

> Библиография

Ссылки

  • Б-103, Б-129 проекта 629, 629а. Историческая справка | на сайте «Русский Подплав»
  • Б-103, К-129 на сайте Энциклопедия отечественного подводного флота
  • Штыров А. Т. Трагедия ПЛ К-129, За кулисами операции «ДЖЕНИФЕР» // flot.com
  • Штыров А. Т. Призрак «К-129» поссорил подразделения советской разведки // Независимое Военное Обозрение
  • Тихая смерть К-129 // sovsekretno.ru
  • Украденный ракетоносец // liter.kz, 10.04.2008
  • США передали России документы о пропавшей субмарине // lenta.ru, 10.09.2007
  • Российско-американская комиссия передала в музей материалы о погибшей в 1968 году советской подлодке (недоступная ссылка) // РИА Новости, 10.09.2007
  • Реликвии с советской подлодки К-129 будут переданы петербургскому клубу моряков (недоступная ссылка) // РИА Новости, 05.08.2008
  • Бёрд Киви «Тайны внутри секретов» // computerra.ru
  • Гайда Геннадий, Костромин Александр. Ушла и … не вернулась // Восточно-Сибирская правда, 18 марта 1999
  • Материалы Алюсова Алексея Михайловича (недоступная ссылка) // srpo.ru
  • Гибель подводной лодки К-129. Атомные акулы. Последнее задание (видео)
  • Курганов И.С. «Гибель К-129 – тайна почти раскрыта». // nvo.ng.ru
В этой статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками, могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Но тайна подъема затонувшей подлодки не была соблюдена. Вокруг операции «Дженифер» разразился международный скандал. Работы пришлось свернуть, и ЦРУ так и не добралось до кормовой части К-129.

Вскоре с политической арены сошли и основные действующие лица, организовавшие эту операцию: Ричард Никсон был смещен со своего поста в связи с уотергейтским скандалом; Говард Хьюз сошел с ума; Уильям Колби оставил разведку по неизвестным причинам. Конгресс запретил ЦРУ впредь заниматься такими сомнительными операциями.

МИД СССР направил Госдепартаменту США ноту, в которой обвинил американцев в нарушении международного морского права (подъем с океанского дна чужого корабля) и в осквернении братской могилы моряков.

Только в октябре 1992 года пленка, на которой было заснято захоронение шести тел советских подводников, была передана Борису Ельцину, но никакой информации, проливающей свет на причины трагедии, не дала.

Позднее был снят американо-российский фильм «Трагедия ПЛ К-129», который раскрывает только двадцать пять процентов фактического материала, изобилует ошибками и привычным для американцев приукрашиванием действительности.

В картине много полуправды, которая намного хуже откровенной лжи.

По представлению министра обороны И. Сергееза указом Президента Российской Федерации от 20 октября 1998 года все члены экипажа подводной лодки К-129 были награждены орденами Мужества (посмертно), но награды были вручены только лишь восьми семьям погибших моряков. В городе Черемхове установили памятник героям-подводникам ПЛ К-129, которые родились и выросли в Иркутской области.

До сих пор неизвестны обстоятельства, которые привели к трагедии на борту подводного ракетоносца. Его гибель причисляют к одной из самых больших загадок периода холодной войны, развернувшейся между двумя сверхдержавами – СССР и США.

У Владимира Евдасина, в свое время служившего на этой подлодке, есть своя версия ее гибели:

8 марта 2008 года исполнилось 40 лет со дня гибели и упокоения в пучине Тихого океана подводной лодки К-129. Средства массовой информации в этот день заняты были банальными поздравлениями в адрес женщин, а памяти погибших моряков не уделили внимания. В том числе и в Новосибирске. А между тем среди 99 погибших на К-129 подводников семеро были нашими земляками: помощник командира капитан 3-го ранга Мотовилов Владимир Артемьевич, старшина команды трюмных машинистов главный старшина сверхсрочной службы Иванов Валентин Павлович, командир отделения старта старшина 2-й статьи Саенко Николай Емельянович, старший электрик старший матрос Боженко Владимир Алексеевич, электрики матросы Гостев Владимир Матвеевич и Дасько Иван Александрович, моторист матрос Кравцов Геннадий Иванович.

Только спустя тридцать лет после гибели наши земляки, как и все члены экипажа К-129, были награждены «за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга» посмертно орденом Мужества. А ещё через десять лет о судьбе этого экипажа мало кто вспомнил. И это несправедливо. Экипаж К-129 погиб не в результате несчастного случая. Он пал жертвой сорокапятилетней войны 1946–1991 годов, обозначенной в истории как война холодная (подразумевается: условная, бескровная). Но были в этой войне и прямые противостояния, были и жертвы — судьба К-129 тому пример. Об этом не следует забывать.

В 1955 году США, на три года опередив СССР, ввели в строй атомную подводную лодку с торпедным вооружением. Зато СССР 16 сентября того же 1955 года произвёл первый в мире успешный запуск баллистической ракеты с подводной лодки в надводном положении, что делало возможным нанесение ядерного удара по наземным целям противника. В июле 1960 года американские подводники вырвались было вперед, осуществив запуск баллистических ракет сверхскрытно, из-под воды. Но уже в октябре того же года запуск ракеты из-под воды был осуществлен и в СССР. Так стремительно разворачивалась битва подводных флотов за превосходство в Мировом океане. При этом холодная война под водой велась на грани войны горячей. Субмарины США и других стран НАТО постоянно следили за военными кораблями СССР. Советские подлодки отвечали тем же. Эти разведывательные операции, а иногда и акции устрашения, нередко приводили к инцидентам на грани фола, а в случае с К-129 привели к гибели корабля и его экипажа.

24 февраля 1968 года в девяностодневный поход (возвращение планировалось на 5 мая) с базы подводных лодок, что в камчатской бухте, название которой с французского переводится как могила, вышла на очередное боевое задание дизель-электрическая подводная лодка К-129 с тремя баллистическими ракетами и двумя торпедами с ядерными боеголовками на борту. До сих пор не раскрыто секретное задание, что хранилось в пакете, вскрыть который командир имел право, только прибыв в заданную точку Мирового океана. Известно только, что субмарину к походу готовили в авральном порядке, а офицеров телеграммами «высвистали» (отозвали) из отпусков, в какой бы точке страны они ни отдыхали.

Предположить о целях похода можно, зная, что за события происходили в то время в зоне ответственности Тихоокеанских флотов СССР и США, степень напряженности международной обстановки.

Началось с того, что 23 января 1968 года американский разведывательный корабль «Пуэбло» вторгся в северокорейские территориальные воды. Был атакован и захвачен корейскими пограничниками, а его экипаж взят в плен (один американец погиб). Отдать корабль и его экипаж северокорейцы отказались. Тогда США направили в Восточно-Корейский залив два авианосных соединения кораблей, угрожая освободить соотечественников силой. Северная Корея была союзником, СССР обязан был оказать ей военную помощь. Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Амелько скрытно привел флот в полную боевую готовность и в начале февраля развернул в районе маневрирования американских авианосцев 27 подводных лодок, эскадру надводных кораблей во главе с ракетным крейсером «Варяг» и самолёты дальней морской разведки. С американских авианосцев стали взлетать палубные штурмовики «Виджелент» и пытались запугать наших моряков, пролетая, чуть не задевая мачты над советскими кораблями. Адмирал Амелько радировал на «Варяг»: «Приказ на открытие огня отдавать только в случае явного нападения на корабли. Сохранять выдержку и меры безопасности». Воевать «по-горячему» никто не хотел. Но американцев надо было остановить. С наземного аэродрома морской авиации был поднят полк из 21 самолёта-ракетоносца Ту-16 с приказом облётывать авианосцы и другие корабли американской эскадры на предельно низких высотах, демонстрируя угрозу выпущенными из люков ракетами. Это возымело должное действие. Оба авианосных соединения развернулись и ушли в Сасебо — американскую военную базу в Японии. Превращение холодной войны в войну настоящую удалось предотвратить. Но угроза сохранялась ещё год, т. к. экипаж «Пуэбло»» был возвращен американцам только в декабре 1968 года.

Вот на фоне каких событий субмарина К-129 получила приказ о срочной подготовке к походу. В любую минуту могла разразиться война. Судя по вооружению, К-129 в случае необходимости была готова к нанесению ядерных ударов двумя торпедами по морским авианосным соединениям и тремя баллистическими ракетами по наземным целям. Для этого и предстояло патрулировать в зоне возможного театра военных действий.

Выйдя из бухты, субмарина двинулась на юг, достигла сороковой параллели и повернула вдоль нее на запад, в сторону японских островов. В назначенные часы командование получило от нее контрольные радиограммы. На двенадцатые сутки, 8 марта ночью, К-129 на связь не вышла. В это время она должна была находиться в районе очередной поворотной точки маршрута перехода в район выполнения боевой задачи на расстоянии около 1230 миль от берегов Камчатки и около 750 миль к северо-западу от острова Оаху Гавайского архипелага.

Когда и в следующий по графику сеанс связи радиограмма с К-129 не поступила, надежда, что молчание связано с неполадками в радиоаппаратуре, растаяла. С 12 марта начались активные поиски. Более 30 кораблей и авиация вдоль и поперек избороздили предполагаемый район исчезновения субмарины, но так и не обнаружили ее следов ни на поверхности, ни в глубине океана. Стране и миру о трагедии не сообщили, что было в традиции тогдашних властей. О причинах трагедии спорят до сих пор.

Главная версия гибели К-129 наших подводников и экспертов: подводная лодка столкнулась с другой субмариной. Такое случается и не раз приводило к катастрофам и авариям с лодками разных стран.