Один из лидеров белого движения адмирал

Содержание

Заполните пропуски в данных предложениях, используя приведённый ниже список пропущенных элементов: для каждого предложения, обозначенного буквой и содержащего пропуск, выберите номер нужного элемента. А) ______________ мир, завершивший советско-польскую войну 1920г. Б) Один из лидеров Белого движения, адмирал_____________, в ноябре 1918 года принял титул «верховного правителя российского государства». В) Антибольшевистская организация КОМУЧ, созданная эсерами из членов Учредительного собрания России, была создана в городе ___________ Пропущенные элементы: 1) Рижский 2) Брестский 3) Ростов-на-Дону 4) Л.Г.Корнилов 5) А.В.Колчак 6) Самара

Відновіть пропущену ланку в логічному ланцюжку.Відень Конституція — Рейхстаг — повстання — Фердинанд 1-???реакція​ Кто скрывался под империи царевича дмитрия​ Помогите пожалустая не могу а то за день 5 сочей Https://thehollywoodunlocked.com/putlockers-hd-watch-star-wars-the-rise-of-skywalker-2019-online-full-for-free а. Определите по карте соленость воды Тихого океана вдоль восточного побережьяЕвразии.b. Какой фактор влияет на соленость воды в данной части Тихого о кеана?8. В Мировом океане существуют различные виды движения воды и причины ихобразованияа. Определите по рисунку вид движения океанической воды​ 31. Установите соответствие между историческим деятелем и событием его жизни Исторический деятель Событие 1) Томас Джефферсон А) создание Нантского эд икта 2) Джеймс Уатт Б) открытие закона всемирного тяготения 3) Исаак Ньютон В) создание паровой машины Г) создание Декларации независимости США 1 2 3 § 32. Установите соответствие между датой и событием Дата Событие 1) 1492 год А) начало Тридцатилетней войны 2) 1517 год Б) начало промышленного переворота в Англии 3) 1618 год В) начало Реформации в Германии Г) открытие Америки Христофором Колумбом 1 2 3 § 33. Укажите фамилию политического деятеля, о котором идет речь в документе __________ ? __________ Он ничего не сделал, чтобы остановить усиление Террора… Его обращения… ускорили события, развитие которых в течение нескольких недель между 20 прериаля и 9 термидора привело к его свержению… Будучи убежден, что после смерти Дантона в Конвенте не может существовать никакой серьезной оппозиции, он полагал, что имеет дело лишь с несколькими недостойными личностями, к которым не скрывал своего презрения… Он не до конца осознал объединяющую и мобилизующую силу непосредственной реакции на Террор со стороны тех, кто… боялся стать следующей жертвой… Его голос был заглушен возгласами: «Долой тирана!» 29. Расположите в правильной хронологической последовательности формы правления в период английской буржуазной революции А) протекторат В) республика Б) абсолютизм Г) парламентская монархия 1 2 3 4 § 30. Расположите в правильной хронологической последовательности процессы А) рост цен на шерсть Б) начало огораживаний в Англии В) начало промышленного переворота Г) появление большого числа свободных рабочих рук 25. Постоянное перераспределение земельных владений в Японии между феодалами свидетельствовало о/об/ А) увеличении территории государства Б) стремлени и государства укрепить свою власть В) развитии товарно-денежных отношений Г) начале феодальной раздробленности § 26. Какие события произошли в раннее Новое время А) Столетняя война Г) Крестовые походы Б) промышленный переворот Д) создание парламента в Англии В) Великие географические открытия Охарактеризуйте события Соляного бунта по плану (только кратко) : 1)причины 2)ход восстания,характер действия участников 3)действия царского правитель ства 4)итоги выступления Оявлению первых мануфактур § 20. Аграрной революцией называют процесс А) перехода от двуполья к трехполью Б) внедрения новых сельскохозяйственных куль тур В) роста численности сельскохозяйственного населения Г) перехода к использованию труда наемных работников в сельском хозяйстве § 21. Принцип народного суверенитета как основы государственного устройства впервые провозгласил документ А) «Золотая булла» Б) Нантский эдикт В) Великая хартия вольностей Г) Декларация независимости США

Две жизни белого адмирала

Сегодня в центре Москвы открыли мемориальную доску в честь адмирала Колчака. Ее установили на часовне Николая Чудотворца, построенной путешественником Фёдором Конюховым в память о выдающихся исследователях XX века.

То есть Колчака, руководившего до революции полярными экспедициями и открывшего Северный морской путь, поставили в один ряд с Жак Ивом Кусто, Туром Хейердалом и Юрием Сенкевичем.

О заслугах и вообще о биографии одного из лидеров белого движения не вспоминали долгие десятилетия, пока на экраны не вышел фильм «Адмирал». Куда деваться — в развитом обществе потребления массы учат историю не по учебникам, а по блокбастерам.

Корреспондент НТВ Сергей Морозов передает с церемонии.

Мемориальная доска установлена не в самом заметном месте и посвящена Колчаку — путешественнику, а не верховному правителю, хотя это тот же самый Колчак. Конечно, у Ленина больше досок, как впрочем, и фильмов, посвященных ему. Но дело тут не в количестве, а в направлении движения.

Так, через 88 лет адмирал Колчак все-таки дошел до Москвы. Памятный знак во дворе часовни святого Николая открывал путешественник Фёдор Конюхов, а рядом стоял режиссер Андрей Кравчук — автор фильма «Адмирал». Это он рассказал историю Колчака на экране — и теперь именно этот Колчак, похоже, будет настоящим для целого поколения.

В одном интернет-дневнике появился такой отклик: «Конец немного предсказуем. Где-то с середины фильма было такое чувство, что в конце Колчака расстреляют. Так и вышло».

Андрей Кравчук, режиссер фильма «Адмирал»: «Это было неожиданно, что молодые люди плохо знают историю. Был анекдотичный случай, когда пришла молодая актриса на пробы и сказала мне: „Да, да, я историю изучала, помню, что были красные и белые, Ленин и Троцкий… Может быть, вы расскажете мне, в чем там было дело?“»

Советские люди верили, что Керенский бежал из Петрограда в женском платье, что эсеры предали революцию, что кадры штурма Зимнего дворца были документальные — да и Чапаев в кино выглядел живее настоящего. Теперь в том же городе, где мемориальные доски воспевают Ленина и революционных рабочих, есть доска Колчака. А на экране есть фильм, где Колчак — настоящий верховный правитель, а народ — в едином порыве за белое движение, как в передаче «Служу Советскому Союзу».

Путаницу усугубляет сходство приемов: тот же черно-белый мир, только наоборот. Кстати, есть предложение переименовать улицу Марксистскую в проспект Колчака. Фёдор Конюхов сегодня вспомнил, что в советские времена случилось раздвоение Колчака — потому что не мог один и тот же человек быть «белогвардейской гадиной» и талантливым ученым.

Фёдор Конюхов, путешественник: «Я вырос на тех фильмах и выбирал себе в герои Папанина, Седова, Чкалова. Хотел быть, как Александр Колчак, — полярным исследователем. В советское время были те же карты Колчака, были его исследования. Просто у людей не было такого взгляда, что это одно и то же лицо — полярник Колчак и белогвардеец».

История с возвращением Колчака показывает, что историю можно переписать, но не пережить заново. Колчак проиграл в гражданскую — и сегодня его легенду (пусть положительную) творят потомки победителей. Как бы сегодня мы ни относились к красным и белым, наследственность прорывается в стилистике.

> Зверства А. В. Колчака и колчаковцев против народов России забыты! (часть 2)

НАЧАЛО здесь — http://energa.livejournal.com/293114.html

Колчак. Он такой душка

Жертвы Колчака в Новосибирске, 1919 г.

Раскопки могилы, в которой погребены жертвы колчаковских репрессий марта 1919 года, Томск, 1920 г.

Томичи переносят тела расстеленных участников антиколчаковского восстания

Похороны красногвардейца зверски убитого колчаковцами

Площадь Новособорная в день перезахоронения жертв колчаковцев 22 января 1920 г.

жертвы Колчака и колчаковских головорезов

жертвы зверств колчаковщины в Сибири. 1919 г.

Такой трогательный сериал был снят на народные деньги об одном из главных палачей русского народа времен гражданской войны прошлого века, что просто слезы наворачиваются. И до того же трогательно, прочувственно нам вещуют о сием радетеле за русскую землю. И походы через Байкал проводят памятные и молебны. Ну, просто благодать на душу нисходит.
Но почему-то жители территорий Росси, где геройствовал Колчак со товарищи, иного мнения придерживаются. Они вспоминают как целыми деревнями колчаковцы скидывали в шахты живых еще людей, да и не только это.
Кстати, почему это так царя батюшку-то чествуют наравне с попами и белыми офицерами? Разве не они царя шантажом отрешили от престола? Разве не они нашу страну ввергли в кровопролитие, предав свой народ, своего царя? Разве не попы радостно восстановили патриархию, сразу же после предательства ими государя? Разве не помещики и генералы хотели себе власти без контроля императора? Разве не они принялись организовывать гражданскую войну после успешного февральского переворота, организованного ими же? Разве не они русского мужика вешали и стреляли по всей территории страны. Это только Врангель, ужаснувшись гибелью русского народа, ушел из Крыма сам, все прочие предпочли резать русского мужика пока их самих не успокоили на веки.
Да, и помятуя о половецких князьях по фамиляим Гзак и Кончак, приводимым в Слове о Полку Игоревом, невольно напрашивается вывод, что Колчак им родня. Может потому и не стоит удивляться нижеследующему?
К слову, судить мертвых нет смысла, ни белых, ни красных. Но ошибок повторять нельзя. Ошибки же могут делать только живые. Потому уроки истории нужно знать на зубок.
Весной 1919 года начался первый поход стран Антанты и Соединенных Штатов Америки против Советской республики. Поход был комбинированным: он осуществлялся объединенными силами внутренней контрреволюции и интервентов. На собственные войска империалисты ухе не надеялись — их солдаты не хотели воевать против рабочих и трудящихся крестьян Советской России. Поэтому они делали ставку на объединение всех сил внутренней контрреволюции, признав основным вершителем всех дел в России царского адмирала Колчака А. В.
Американские, английские и французские миллионеры взяли на себя основную долю поставок Колчаку оружия, боеприпасов, обмундирования. Только в первой половине 1919 года США послали Колчаку более 250 тысяч винтовок, миллионы патронов. Всего за 1919 год Колчак получил от США, Англии, Франции и Японии 700 тысяч винтовок, 3650 пулеметов, 530 орудий, 30 самолетов, 2 миллиона пар сапог, тысячи комплектов обмундирования, снаряжения и белья.
С помощью своих иностранных хозяев Колчак к весне 1919 года сумел вооружить, одеть и обуть почти 400-тысячную армию.
Наступление Колчака поддерживала с Северного Кавказа и юга армия Деникина, намереваясь соединиться с колчаковской армией в районе Саратова с тем, чтобы совместно двинуться на Москву.
С запада наступали белополяки вместе с петлюровскими и белогвардейскими войсками. На севере и Туркестане действовали смешанные отряды англо-американских и французских интервентов и армия белогвардейского генерала Миллера. С северо-запада, поддерживаемый белофиннами и английским флотом, наступал Юденич. Таким образом, в наступление перешли все силы контрреволюции и интервентов. Советская Россия очутилась вновь в кольце наступающих вражеских полчищ. В стране было создано несколько фронтов. Главным из них был Восточный фронт. Здесь решалась судьба страны Советов.
4 марта 1919 года Колчак начал наступление против Красной Армии по всему Восточному фронту на протяжении 2 тысяч километров. Он выставил 145 тысяч штыков и сабель. Костяком его армии было сибирское кулачество, городская буржуазия и зажиточное казачество. В тылу Колчака находилось около 150 тысяч войск интервентов. Они охраняли железные дороги, помогали расправляться с населением.
Антанта держала армию Колчака под своим непосредственным контролем. При штабе белогвардейцев постоянно находились военные миссии держав Антанты. Французский генерал Жанен был назначен главнокомандующим всеми войсками интервентов, действующими в Восточной России и в Сибири. Английский генерал Нокс ведал снабжением колчаковской армии и формированием для нее новых частей.
Интервенты помогали Колчаку разработать оперативный план наступления и определили главное направление удара.
На участке Пермь — Глазов действовала самая сильная Сибирская армия Колчака под командованием генерала Гайды. Эта же армия должна была развивать наступление в направлении на Вятку, Сарапул и соединиться с войсками интервентов, действовавших на Севере.

жертвы зверств колчаковщины в Сибири. 1919 г.

крестьянин, повешенный колчаковцами

Отовсюду с освобожденной от врага территории Удмуртии поступали сведения о зверствах и произволе белогвардейцев. Так, например, на Песковском заводе было замучено 45 человек советских работников, рабочих крестьян-бедняков. Они подвергались самым жестоким пыткам: у них вырезали уши, носы, губы, тела были во многих местах проколоты штыками (док. №№ 33, 36).

Насилиям, поркам и истязаниям подвергались женщины, старики и дети. Отбиралось имущество, скот, упряжь. Лошадей, которых дала Советская власть беднякам для поддержания их хозяйства, колчаковцы отбирали и отдавали бывшим владельцам (док. № 47).

Зверски был изрублен белогвардейской саблей молодой учитель села Зуры Петр Смирнов за то, что он попал навстречу белогвардейцу в хорошей одежде (док. № 56).

В селе Сям-Можге колчаковцы расправились с 70-летней старухой за то, что она сочувствовала Советской власти (док. № 66).

В селе Н. Мултане Малмыжского уезда на площади перед народным домом был в 1918 году похоронен труп молодого коммуниста Власова. Колчаковцы согнали на площадь трудящихся крестьян, заставили вырыть труп и публично издевались над ним: били по голове поленом, продавили грудь и, наконец, надев петлю на шею, привязали к передку тарантаса и в таком виде долго таскали по деревенской улице (док. № 66).

В рабочих поселках и городах, в избах бедняков-крестьян Удмуртии поднялся страшный стон от бесчинств и палачества колчаковцев. Например, за два месяца пребывания бандитов в Воткинске в одном только Устиновом Логу было обнаружено 800 трупов, не считая тех единичных жертв по частным квартирам, которые были уведены неизвестно куда. Колчаковцы грабили и разоряли народное хозяйство Удмуртии. Из Сарапульского уезда сообщали, что «после Колчака нигде и ничего буквально не осталось… После колчаковских грабежей в уезде наличие лошадей сократилось на 47 процентов и коров на 85 процентов…В Малмыжском уезде в одной лишь Вихаревской волости колчаковцы отобрали у крестьян 1100 лошадей, 500 коров, 2000 телег, 1300 комплектов упряжи, тысячи пудов хлеба и десятки хозяйств разграбили полностью».

«После захвата Ялуторовска белыми (18 июня 1918 г.) в нем были восстановлены прежние органы власти. Началось жестокое преследование всех, кто сотрудничал с Советами. Аресты и казни стали массовым явлением. Белые убили члена Совдепа Демушкина, расстреляли десять бывших военнопленных (чехов и венгров), отказавшихся им служить. По воспоминаниям Федора Плотникова, участника Гражданской войны и узника колчаковских застенков с апреля по июль 1919 года, в подвальном помещении тюрьмы был установлен стол с цепями и разными приспособлениями для пыток. Замученных людей вывозили за еврейское кладбище (ныне территория санаторного детского дома), где расстреливали. Все это происходило с июня 1918 г. В мае 1919 г. Восточный фронт Красной Армии перешел в наступление. 7 августа 1919 года освободили Тюмень. Чувствуя приближение красных, колчаковцы учинили зверскую расправу над своими узниками. В один из августовских дней 1919 года из тюрьмы вывели две большие группы заключенных. Одну группу — 96 человек — расстреляли в березняке (ныне территория мебельной фабрики), другую, в количестве 197 человек, зарубили шашками за рекой Тобол у озера Имбиряй…».

Из справки заместителя директора Ялуторовского музейного комплекса Н.М. Шестаковой:

«Считаю себя обязанной сказать, что зарублен колчаковскими шашками за Тоболом и мой дед Яков Алексеевич Ушаков, фронтовик Первой Мировой войны, Георгиевский кавалер. Моя бабушка осталась с тремя малолетними сыновьями. Моему отцу в ту пору было всего 6 лет… А скольких женщин по всей России колчаковцы сделали вдовами, а детей — сиротами, сколько стариков оставили без сыновьего присмотра?»

Потому закономерный итог (прошу заметить ни пыток, ни издевательств, просто расстрел):

«Мы вошли в камеру к Колчаку и застали его одетым — в шубе и шапке, — пишет И.Н. Бурсак. — Было такое впечатление, что он чего-то ожидал. Чудновский зачитал ему постановление ревкома. Колчак воскликнул:

— Как! Без суда?

Чудновский ответил:

— Да, адмирал, также как вы и ваши подручные расстреливали тысячи наших товарищей.

Поднявшись на второй этаж, мы вошли в камеру к Пепеляеву. Этот тоже был одет. Когда Чудновский зачитал ему постановление ревкома, Пепеляев упал на колени и, валяясь в ногах, умолял, чтобы его не расстреливали. Он уверял, что вместе со своим братом, генералом Пепеляевым, давно решил восстать против Колчака и перейти на сторону Красной Армии. Я приказал ему встать и сказал: — Умереть достойно не можете…

Снова спустились в камеру Колчака, забрали его и пошли в контору. Формальности закончены.

К 4 часам утра мы прибыли на берег реки Ушаковки, притока Ангары. Колчак все время вел себя спокойно, а Пепеляев — эта огромная туша — как в лихорадке.

Полнолуние, светлая морозная ночь. Колчак и Пепеляев стоят на бугорке. На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:

— Пора.

Я даю команду:

— Взвод, по врагам революции — пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь. Так «верховный правитель всея Руси» адмирал Колчак уходит в свое последнее плавание…».

(«Разгром Колчака», военное издательство Министерства обороны СССР, М., 1969, стр.279-280, тираж 50 000 экз.).источник

В Екатеринбургской губернии, одной из 12 находившихся под контролем Колчака губерний, при Колчаке было расстреляно не менее 25 тысяч человек, перепорото около 10 % двухмиллионного населения. Пороли как мужчин, так и женщин и детей.

М. Г. Александров, комиссар красногвардейского отряда в Томске. Был арестован колчаковцами, заключен в томскую тюрьму. В середине июня 1919 г., вспоминал он, из камеры ночью увели 11 рабочих. Никто не спал.

«Тишину нарушали слабые стоны, которые доносились со двора тюрьмы, слышны были мольбы и проклятья… но через некоторое время все стихло. Утром уголовные нам передали, что выведенных заключенных казаки рубили шашками и кололи штыками на заднем прогулочном дворе, а потом нагрузили подводы и куда-то увезли».

Александров сообщил, что затем был отправлен в Александровский централ под Иркутском и из более тысячи там заключенных красноармейцы в январе 1920 г. освободили только 368 человек. В 1921–1923 гг. Александров работал в уездной ЧК Томской области. РГАСПИ, ф. 71, оп. 15, д. 71, л. 83-102.

Американский генерал В. Грэвс вспоминал:

«Солдаты Семенова и Калмыкова, находясь под защитой японских войск, наводняли страну подобно диким животным, убивали и грабили народ, тогда как японцы при желании могли бы в любой момент прекратить эти убийства. Если в то время спрашивали, к чему были все эти жестокие убийства, то обычно получали в ответ, что убитые были большевиками, и такое объяснение, очевидно, всех удовлетворяло. События в Восточной Сибири обычно представлялись в самых мрачных красках и жизнь человеческая там не стоила ни гроша.

В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось сто человек, убитых антибольшевистскими элементами».

Грэвс сомневался в том, чтобы можно было указать за последнее пятидесятилетие какую-либо страну в мире, где убийство могло бы совершаться с такой легкостью и с наименьшей боязнью ответственности, как в Сибири во время правления адмирала Колчака. Заключая свои воспоминания, Грэвс отмечал, что интервенты и белогвардейцы были обречены на поражение, так как «количество большевиков в Сибири ко времени Колчака увеличилось во много раз в сравнении с количеством их к моменту нашего прихода»

Доска Маннергейму в Питере есть, теперь будет Колчаку… Следующий — Гитлер?

Открытие мемориальной доски адмиралу Александру Колчаку, возглавившему Белое движение в Гражданской войне, состоится 24 сентября… Мемориальная доска будет установлена на эркере здания, где жил Колчак… Текст надписи утвержден:
«В этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь Александр Васильевич Колчак».
Я не буду спорить о его выдающихся научных заслугах. Зато читала в мемуарах генерала Деникина, что Колчак требовал (под давлением Маккиндера), чтобы Деникин вступил в соглашение с Петлюрой (отдав тому Украину) для того, чтобы победить большевиков. Для Деникина родина оказалась важнее.
Колчак был завербован британской разведкой еще в бытность капитаном 1 ранга и командиром минной дивизии на Балтийском флоте. Произошло это на рубеже 1915-1916 года. Это уже была измена Царю и Отечеству, на верность коим он присягал и целовал крест!
Вы никогда не задумывались над тем, почему флоты Антанты в 1918 году спокойно вошли в русский сектор акватории Балтийского моря?! Ведь он же был заминирован! К тому же в сумятице двух революций 1917 г. минные заграждения никто не снимал. Да потому что проходным билетом при поступлении на службу британской разведки для Колчака явилась сдача всей информации о расположении минных полей и заграждений в русском секторе акватории Балтийского моря! Ведь именно он и осуществлял это минирование и у него на руках были все карты минных полей и заграждений!

Белый террор: колчаковщина
В серии обзоров фактов и свидетельств участников и очевидцев, геноцида русского народа, устроенного «носителями традиций» во время гражданской войны 20-х годов в России, называемого белым террором, пришла очередь событий связанных с самым обеляемым и самым кровавым палачом — адмиралом Колчаком. Почему в современной России из Колчака, утопившего Сибирь в русской крови, пытаются пропагандистскими сериалами и фильмами, памятниками. слепить образ «спасителя страны» — это отдельный вопрос. Но после рассмотрения фактов террора устроенного адмиралом и его подручными, он звучит всё отчётливей. И уж совсем не понятно, как возможно на одной земле, политой кровью тысяч жертв Колчака, где стоят им памятники, устанавливать памятники их палачу? Что это за такая «новая традиция» вместо осмысления и определения места в истории, совсем уж неоднозначного деятеля, так лживо и безапелляционно пропагандистски возвеличивать его? Не за эти ли «заслуги» перед народом?

Памятник жертвам Куломзинского восстания против диктатуры Колчака.
«Славный» путь борьбы за «родину» начался с того, что Колчак, нарушив присягу Российской империи, первым на Черноморском флоте присягнул на верность Временному правительству. Узнав об Октябрьской революции, вручил британскому послу просьбу о приеме в английскую армию. Случайно не напоминает современные события с шакальничанием по посольствам? Посол, после консультаций с Лондоном, вручил Колчаку направление на Месопотамский фронт. По дороге туда, в Сингапуре, его настигла телеграмма русского посланника в Китае Николая Кудашева, приглашавшего его в Маньчжурию для формирования русских воинских частей.
Итак, к августу 1918 года вооруженным силам РСФСР полностью или почти полностью противостояли иностранные войска, при поддержке «патриотов, типа Колчака, Краснова, Корнилова, Врангеля и т.д.. Ну красноречивей чем, «заклятый друг» России об этом не скажешь:
«Было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за НАШЕ дело», – написал позже Уинстон Черчилль.
И так цели и задачи Колчаком и его зарубежными хозяевами были определены и он взялся за их реализацию, притом очень конкретными методами. Ниже подборка фактов и свидетельств, как говорится без комментариев:
Приказ Колчака:
«Гражданская война по необходимости должна быть беспощадной. Командирам я приказываю расстреливать всех захваченных коммунистов. Сейчас мы делаем ставку на штык».
И эти указания Колчака его подручные с рвением конкретизировали. Вот фрагменты из приказа губернатора Енисейской и части Иркутской губерний генерал-лейтенанта С.Н. Розанова:
«Начальникам военных отрядов, действующих в районе восстания:
1.При занятии селений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей и вожаков; если этого не произойдёт, а достоверные сведения о наличности таковых имеются, — расстреливать десятого.
2. Селения, население которых встретит правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно; имущество, лошадей, повозки, хлеб и так далее отбирать в пользу казны.»
<…>
6. Среди населения брать заложников, в случае действия односельчан, направленного против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно»

Жертвы антиколчаковского восстания, Томск
В 1918 году «верховный правитель» Колчак создал 40 концлагерей. Ишим, Атбасар, Иркутск, Томск, Омск, Шкотово, Благовещенск, Тюкалинск…
Правительством Колчака в декабре 1918 г. было принято специальное постановление о широком введении смертной казни. Занималась приведением в исполнение этого постановления милиция. Кроме того, при МВД существовали карательные отряды особого назначения. Тяжелейшим преступлением было объявлено оскорбление Колчака “на словах”, за что полагалось тюремное заключение.
Как следует из мемуаров, сам Колчак не раз высказывал мнение о том, что “гражданская война должна быть беспощадной”. Начальник Уральского края Постников, отказавшийся от исполнения своих обязанностей, так характеризовал колчаковский режим:
«диктатура военной власти, расправа без суда, порка даже женщин, аресты по доносам, преследование по кляузам, ужасы — в лагерях красноармейцев, умерло за неделю 178 из 1600 человек. “По-видимому, они все обречены на вымирание”.
Штаб-ротмистр Фролов драгунского эскадрона корпуса Каппеля повествовал о своих “подвигах”:
«Развесив на воротах Кустаная несколько сот человек, постреляв немного, мы перекинулись в деревню, деревни Жаровка и Каргалинск были разделаны под орех, где за сочувствие большевизму пришлось расстрелять всех мужиков от 18 до 55-летнего возраста, после чего пустить “петуха”».
По мере военных неудач колчаковские генералы становились все более жестокими. 12 октября 1919 г. один из них издал приказ о расстреле каждого десятого заложника, а в случае массового вооруженного выступления против армии — всех жителей и сожжении селения дотла. В книге Литвина приводится письмо пермских рабочих от 15 ноября 1919 г.:
“Мы дожидались Колчака, как Христова дня, а дождались, как самого хищного зверя”.
Колчак, как интеллигентный главнокомандующий предпочитал не пытать, а пороть и не изощрятся со смертными казнями, а просто расстреливать. Советские печатные источники утверждают, что за период пребывания Колчака в Екатеринбургской губернии, белогвардейцы замучили и расстреляли свыше 25 тысяч человек и около 200 тысяч подвергли порке.
Следственное дело № 37751 против атамана Бориса Анненкова чекисты начали в мае 1926 года. Ему было в то время 36 лет. О себе говорил, что из дворян, окончил Одесский кадетский корпус и Московское Александровское военное училище. Октябрьскую революцию не признал, казачий сотник на фронте, решил не выполнять советского декрета о демобилизации и во главе «партизанского» отряда в 1918-м появился в Омске. В армии Колчака командовал бригадой, стал генерал-майором. После разгрома семиреченской армии с 4 тысячами бойцов ушел в Китай.
В четырехтомном следственном деле, обвиняющем Анненкова и его бывшего начальника штаба Н. А. Денисова, хранятся тысячи показаний разграбленных крестьян, родственников погибших от рук бандитов, действовавших под девизом:
«Нам нет никаких запрещений! С нами бог и атаман Анненков, руби направо и налево!»
В обвинительном заключении рассказывалось о множестве фактов бесчинств Анненкова и его банды. В начале сентября 1918 г. крестьяне Славгородского уезда очистили город от стражников сибирских областников. На усмирение были посланы «гусары» Анненкова. 11 сентября в городе началась расправа: в этот день было замучено и убито до 500 человек. Надежды делегатов крестьянского съезда на то, что
«никто не посмеет тронуть народных избранников, не оправдались. Всех арестованных делегатов крестьянского съезда (87 человек) Анненков приказал изрубить на площади против народного дома и закопать здесь же в яму».
Деревня Черный Дол, где находился штаб восставших, была сожжена дотла. Крестьян, их жен и детей расстреливали, били и вешали на столбах. Молодых девушек из города и ближайших деревень приводили к стоявшему на станции Славгорода поезду Анненкова, насиловали, потом выводили из вагонов и расстреливали. Участник Славгородского крестьянского выступления Блохин свидетельствовал: казнили анненковцы жутко — вырывали глаза, языки, снимали полосы на спине, живых закапывали в землю, привязывали к конским хвостам. В Семипалатинске атаман грозил расстрелять каждого пятого, если ему не выплатят контрибуцию.
Судили Анненкова и Денисова в Семипалатинске, там же по приговору суда и расстреляли 12 августа 1927 г.

Раскопки могилы массовых захоронений жертв колчаковских репрессий марта 1919 года, Томск
Я уже приводил слова , командующего американскими интервенционными войсками в Сибири генерала У. Грэвса:
«В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 чел. убитых антибольшевистскими элементами.»
Рассказал генерал, в частности, и о зверской расправе колчаковцев в ноябре 1918 г. в Омске с членами Учредительного собрания…
Теперь самое время взглянуть в лицо белому террору, от которого лукаво отворачивались ревнители гласности и правды из “Огонька”, “Московских новостей”, “Литературной газеты” и пр. Нет, мы не последуем сомнительному примеру Д. А. Волкогонова и Ю. Феофанова, призвавших в “обвинители” красных… генерала Деникина и полукадета Мельгунова. Пусть о деяниях белых свидетельствуют сами же белые. Этих свидетельств – немалое количество. Откроем лишь некоторые из них.
Когда адмирал Колчак утверждался на троне, его опричники устроили не только большевикам, но и эсеро-меньшевистским деятелям директории такую кровавую баню, о которой уцелевшие в ней долгие годы вспоминали с содроганием. Один из них – член ЦК партии правых эсеров Д. Ф. Раков сумел переправить из тюрьмы за границу письмо, которое эсеровский центр в Париже опубликовал в 1920 г. в виде брошюры под названием “В застенках Колчака. Голос из Сибири”.
Что же поведал мировой общественности этот голос?
“Омск, – свидетельствовал Раков, – просто замер от ужаса. В то время, когда жены убитых товарищей день и ночь разыскивали в сибирских снегах их трупы, я продолжал мучительное свое сидение, не ведая, какой ужас творится за стенами гауптвахты. Убитых… было бесконечное множество, во всяком случае, не меньше 2500 человек.
Целые возы трупов провозили по городу, как возят зимой бараньи и свиные туши. Пострадали главным образом солдаты местного гарнизона и рабочие…”(С. 16-17).
А вот сцены колчаковских расправ, набросанные, так сказать, с натуры:
“Само убийство представляет картину настолько дикую и страшную, что трудно о ней говорить даже людям, видавшим немало ужасов и в прошлом, и в настоящем. Несчастных раздели, оставили лишь в одном белье: убийцам, очевидно, понадобились их одежды. Били всеми родами оружия, за исключением артиллерии: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и револьверов. При казни присутствовали не только исполнители, но также и зрители. На глазах этой публики Н.Фомину (эсеру – П.Г.) нанесли 13 ран, из которых лишь 2 огнестрельные. Ему, еще живому, шашками пытались отрубить руки, но шашки, по-видимому, были тупые, получились глубокие раны на плечах и под мышками. Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей” (С. 20-21).
Далее следует рассказ об одном из бесчисленных колчаковских застенков.
“Тюрьма рассчитана на 250 человек, а в мое время там сидело больше тысячи… Главное население тюрьмы – большевистские комиссары всех родов и видов, красногвардейцы, солдаты, офицеры – все за прифронтовым военно-полевым судом, все люди, ждущие смертных приговоров. Атмосфера напряжена до крайности. Очень удручающее впечатление производили солдаты, арестованные за участие в большевистском восстании 22 декабря. Все это молодые сибирские крестьянские парни, никакого отношения ни к большевикам, ни к большевизму не имеющие. Тюремная обстановка, близость неминуемой смерти сделали из них ходячих мертвецов с темными землистыми лицами. Вся эта масса все-таки ждет спасения от новых большевистских восстаний” (С. 29-30).
Не только тюрьмы, но и вся Сибирь полнилась ужасами расправ. Против партизан Енисейской губернии Колчак направил генерала-карателя Розанова.
“Началось нечто неописуемое, – сообщает Раков. – Розанов объявил, что за каждого убитого солдата его отряда будут неуклонно расстреливаться десять человек из сидевших в тюрьме большевиков, которые все были объявлены заложниками. Несмотря на протесты союзников, было расстреляно 49 заложников в одной только Красноярской тюрьме. Наряду с большевиками расстреливались и эсеры… Усмирение Розанов повел “японским” способом. Захваченное у большевиков селение подвергалось грабежу, население или выпарывалось поголовно или расстреливалось: не щадили ни стариков, ни женщин. Наиболее подозрительные по большевизму селения просто сжигались. Естественно, что при приближении розановских отрядов, по крайней мере, мужское население разбегалось по тайге, невольно пополняя собой отряды повстанцев” (С. 41).

Жертвы колчаковщины, Новосибирск
Такие же сцены Дантова ада происходили по всей Сибири и Дальнему Востоку, где полыхал огонь партизанской войны в ответ на террор колчаковцев.
Но, может быть, эсеровский свидетель Раков, испытавший все “прелести” колчаковщины, был слишком эмоционален и наговорил лишнего? Нет, не наговорил. Перелистаем дневник барона А.Будберга – как-никак военный министр Колчака. О чем же поведал барон, писавший не для печати, а так сказать, исповедуясь перед самим собой? Колчаковский режим предстает со страниц дневника без грима. Наблюдая эту самую власть, барон негодует:
“Даже разумный и беспристрастный правый… брезгливо отшатнется от какого-либо здесь сотрудничества, ибо ничто не может заставить сочувствовать этой грязи; тут и изменить даже ничего нельзя, ибо против искренней идеи порядка и закона поднимаются чудовищно разрастающиеся здесь подлость, трусость, честолюбие, корыстолюбие и прочие прелести”. И еще: “Старый режим распускается самым махровым цветом в самых гнусных своих проявлениях…”.
Прав был Ленин, когда писал, что Колчаки и Деникины несут на своих штыках власть, которая “хуже царской”.
Всех тех, кто специализируется на изобличении советских “чрезвычаек”, барон Будберг приглашает заглянуть в колчаковскую контрразведку.
“Здесь контрразведка – это огромнейшее учреждение, пригревающее целые толпы шкурников, авантюристов и отбросов покойной охранки, ничтожное по производительной работе, но насквозь пропитанное худшими традициями прежних охранников, сыщиков и жандармов. Все это прикрывается самыми высокими лозунгами борьбы за спасение родины, и под этим покровом царят разврат, насилие, растраты казенных сумм и самый дикий произвол”.
Читатели, вероятно, не забыли, что это свидетельствует военный министр Колчака и что речь идет об острейшем оружии белого террора.
Откровенно рассказал барон и о том, что уральские и сибирские крестьяне, загоняемые в колчаковское воинство под страхом смерти и расправ, не хотят служить этому режиму. Они хотят восстановления той власти, которая дала им землю и многое сверх того. Именно этим объяснялись те десятки подлинно геройских восстаний в тылу Колчака и не менее геройские действия партизанских армий от Урала до Тихого океана общей численностью до 200 тысяч человек плюс миллионов их поддерживающих? Нет, не считали эти сотни тысяч и миллионы, шедшие на смерть и пытки, свою войну против террористического режима бессмысленной. А вот бывший начальник Института военной истории считает. Странно получается, не правда ли?
Теперь о том, что досталось на долю многострадального народа, оказавшегося в “Колчакии”. В дневнике Будберга читаем:
“Калмыковские спасители (речь идет об отрядах уссурийского казачьего атамана Калмыкова. – П.Г.) показывают Никольску и Хабаровску, что такое новый режим; всюду идут аресты, расстрелы плюс, конечно, обильное аннексирование денежных эквивалентов в обширные карманы спасителей. Союзникам и японцам все это известно, но мер никаких не принимается. Про подвиги калмыковцев рассказывают такие чудовищные вещи, что не хочется верить” (т.XIII, с.258). Например: “Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями (“чтобы не убежали”); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых (“чтобы мягче было лежать”)” (с.250).
Так поступал атаман Калмыков – “младший брат” забайкальского атамана Семенова http://felix-edmund.livejournal.com/567247.html . А чем занимался “старший брат”? Вот откровенное признание командующего американскими войсками в Сибири генерала В.Гревса:
“Действия этих (семеновских. – П.Г.) казаков и других колчаковских начальников, совершавшиеся под покровительством иностранных войск, являлись богатейшей почвой, какую только можно было подготовить для большевизма, жестокости были такого рода, что они, несомненно, будут вспоминаться и пересказываться среди русского народа через 50 лет после их свершения”
А вот “дела рук” интервентов и белогвардейцев в цифровом выражении по одной лишь Екатеринбургской губернии (согласно официальному сообщению):
“Колчаковскими властями расстреляно минимум 25 тысяч. В одних кизеловских копях расстреляно и заживо погребено не менее 8 тысяч; в Тагильском и Надеждинском районах расстрелянных и замученных около 10 тысяч; в Екатеринбургском и других уездах не менее 8 тысяч. Перепорото около 10% двухмиллионного населения. Пороли мужчин, женщин и детей”.
Если учесть, что в “Колчакию” входило еще 11 губерний и областей, то трудно даже вообразить масштабы кровавой оргии, разыгравшейся на востоке страны.
Таков портрет колчаковщины, нарисованный её творцами или свидетелями. А ведь такие “порядки” Колчак и те, кто его направлял, хотели утвердить по всей России. Уже наготове стоял в Омске белый конь, на котором “верховный правитель” планировал въехать под колокольный звон в Москву.
Вот таков, в свидетельствах участников и очевидцев. «славный» путь адмирала в историческое небытие. Но правда не может быть однобокой, не могло не быть ответа на такие ужасы белого, в данном случае колчаковского террора, от красных. Конечно в ответ был развёрнут красный террор, насколько он был «кровавей» белого, выше высказался генерал армии интервентов У. Грэвс. Но отличие исторического результата этих трагических событий для двух противоборствующих сторон диаметрально противоположны.
Не смотря на всемерную поддержку западными партнёрами белогвардейского движения, оно не нашло массовой поддержки населения, что не удивительно из вышеприведенных фактов. Белогвардейцы имея западную поддержку, имея массу средств от грабежа и экспроприаций, имея подобие квазигосударственного образования, куда направляли все средства? Почему вы нигде не найдёте свидетельств о созидательных проектах белогвардейцев, устремлённых в хоть какое-то желаемое народом будущее? Потому, что кроме стремления к безраздельной власти, за ними не стояло никакого проекта, только править и пороть, править и расстреливать, и править, править, править. И где тут народ? Его будущее? Правильно в земле или как рабы на шахтах и заводах.
А что же большевики? Они все жалкие средства, получаемые в виде налогов, не имея никакой внешней поддержки, не будучи уверенными, что удержат власть и страну, с первых дней направляли куда? В борьбу с безграмотностью и в электроэнергетику, в две основы будущей индустриализации и превращения безсистемного сельского хозяйствования в агроиндустрию. И вот на фоне белогвардейского беспредельного ужаса в селе, памятником гениальности принятых Лениным решений, является вот это историческое фото начала 20-х:

1. Голуб П.А., Большая ложь о красном и белом терроре в эпоху Великого Октября и гражданской войны. Опубликовано в: «Марксизм и современность», № 1-2, 1999. http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/Голуб_Павел_Акимович/Большая_ложь_о_красном_и_белом_терроре_в_эпоху_Великого_Октября_и_гражданской_войны
2. А.А. Литвин, «Красный и белый террор в России 1918–1922 гг.»
3. Жиромская В.Б. Проблема красного и белого террора 1917-1920 годов в отечественной историографии // Труды Института российской истории. Вып. 5 / Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред. А.Н.Сахаров. М., 2005. С. 240-265. http://ebookiriran.ru/index.php?id=56§ion=8&view=article
4. Красный и белый террор в Крыму, Севастополе. http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?t=31720
5. Белый террор в России. http://telegrafua.com/social/12700
Другие посты по теме:
Интервенция в России 20-е годы. Террор и разграбление. Белочехи http://felix-edmund.livejournal.com/566024.html
БЕЛЫЙ ТЕРРОР В КРЫМУ: КРОВАВЫЙ БАРОН ВРАНГЕЛЬ http://felix-edmund.livejournal.com/563882.html
Лазо Сергей Георгиевич http://felix-edmund.livejournal.com/567247.html
Белый террор: ДЕНИКИНЩИНА http://felix-edmund.livejournal.com/562934.html
Рыцари Белой Гвардии и барышни, повешенные за ноги — белый террор http://felix-edmund.livejournal.com/559959.html
Мифы об экономике РИ. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. Часть 1 http://felix-edmund.livejournal.com/560551.html
Россия, которую мы «потеряли». «Экономическая мощь» Российской Империи к 1914 году http://felix-edmund.livejournal.com/564947.html
Красные генералы мученики http://felix-edmund.livejournal.com/564735.html
Мифы об экономике РИ. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. Часть 2 http://felix-edmund.livejournal.com/561181.html
РПЦ: Большевики спасли русскую цивилизацию http://felix-edmund.livejournal.com/560902.html
http://www.great-country.ru/articles/sssr/revoljucija/00028.html
.

masterok

Давайте в продолжении тем Почему «белые» проиграли «красным» ? и про Не киношный АДМИРАЛ почитаем еще вот такую многим уже известную статью.

В новой российской историографии принято описывать ужасы большевистской экспроприации, в том числе «святынь» – никонианских церквей. Но тотальный грабёж храмов первыми начали белогвардейцы. В итоге они вывезли десятки тонн награбленных драгметаллов и ценностей в Европу, на что и существовала их эмигрантская верхушка.

Экспроприация церковных ценностей началась в Советской России в 1921 году – на пике голода, когда новая власть сначала предложила РПЦ поделиться своими ценностями в пользу голодающего народа, и только не найдя отклика, принялась частично изымать из церквей ценности.

Даже при всех натяжках с юридической точки зрения, но Советы обставляли экспроприацию церковных ценностей рамками закона. А вот их оппоненты – белогвардейцы – не утруждали себя такими мелочами, а предпочитали просто грабить церкви. В новой России об этом позорном факте не принято говорить, но правда есть правда – первыми грабить РПЦ начали враги Советов.

Самый вопиющий случай святотатства – это последствия похода генерала Мамонтова летом 1919 года в тыл красным в районе Воронежа. В последних числах июля между Таловой и Новохоперском была собрана конная группа под командованием Мамонтова из 7-8 тыс. сабель. Ей Деникиным была дана задача прорвать фронт красных и овладеть железнодорожным узлом – Козловым. Ввиду пассивности левого фланга направление было изменено на Воронеж. Задача была выполнена, и Мамонтов двинулся назад, переправился через Дон и соединился с корпусом генерала Шкуро.

Этот рейд нанёс значительный урон красным. Мамонтовские войска уничтожали склады и запасы, взрывали мосты, распускали мобилизованных.

Но Мамонтов запомнился в этом рейде не хорошо проведённой тактической операцией, а крайней степенью грабежа. Его войско тащило всё, что можно. Вот запись в белой газете «Приазовский край» от 27 августа 1919 года:

«Разгромлены все тылы и советы. Посылаем привет, везём родным и близким богатые подарки, войсковой казне 60 млн. рублей». Генерал Деникин в ответ на это донесение ликовал: «Громадную ценную добычу привёз он. Чего в ней только не было – тысячи золотых и серебряных вещей, иконы в золотых окладах, церковные сосуды, жемчуга и бриллианты».

Откуда взялись эти церковные ценности в обозе Мамонтова? Всё просто – он подчистую ограбил около 80 церквей.

Бывший белогвардеец И.Лунченков уже в эмиграции писал о своём участии в этом рейде. «Главную часть этой добычи составляли церковные ризы, иконы, кресты, изъятые из «храмов божьих». Этот «подарок Дону» стал яблоком раздора между Сидориным и Богаевским. Перехватив добычу ещё в Миллерово, Сидорин беззастенчиво начал выбирать самое ценное. Начавшийся раздор между атаманом и командиром окончился эвакуацией, чтобы затем ещё в более ожесточённой форме продолжаться за границей.

К мамонтовской «коллекции» Богаевский прибавил ещё одну «добавку» – разграбление белыми Старочеркасского и Новочеркасского соборов. Только одного золота Богаевский вынул из этих двух храмов 11 фунтов (около 5 кг).

Вывоз награбленного церковного добра был поручен управляющему Новочеркасским отделением Госбанка А.А.Скворцову. По пути на Запад ценности подвергались неоднократному грабежу белыми. Под Екатеринодаром была взломана крыша вагона и взято несколько ящиков драгметаллов. За несколько дней до падения белых ценности прибыли в Новороссийск и были погружены на итальянский частный пароход «Чита-де-Венеция» торговой фирмы «Аслан Фреско и Сын» для отправки в Константинополь. За перевозку награбленных церковных ценностей (1178 пудов только одного серебра) белогвардейцы заплатили 145 пудов серебра».

Далее И.Лунченков описывает, как белые поступили с награбленным. «В 1922 году в Катарро прибыла группа американских миллионеров. Осмотрев ценности, они заявили, что в таком виде, боясь скандала и огласки, они их не купят – необходимо всё обратить в лом. Для крушения ценностей была приглашена офицерская молодёжь, всего около 40 человек. Ломались часы из драгметаллов (3 тыс. штук), траурные венки с гробниц исторических лиц, ризы с икон, вынимались камни, серебро дробилось в муку. Белые офицеры, разумеется, тащили с такой работы всё, что можно. Вмешалась югославская власть, были произведены обыски и найдена часть ценность на квартире работников. Дело пошло в суд. Белый офицер Богачёв сел на 8 месяцев в тюрьму, ещё несколько офицеров получили по 3-4 месяца тюрьмы.

По итогам работы, которая длилась 2 месяца, были уложены 700 ящиков по 15 пудов каждый, т.е. больше 10 тыс. пудов (160 тонн). Под руководством вандалов погибли погибли исторические ценности России. Сдавали ценности американцам Сахаров и Гензель. От американцев были получены 50 млн. франков. Деньги переданы лично Врангелю».

Колчак

Часть награбленных церковных ценностей, как уже говорилось выше, была украдена офицерами по пути. К примеру, белогвардеец Скворцов утащил около 30 кг серебра и 7 кг золота. Считается, что убит в Стамбуле экс-атаманом Богаевским. За полгода он и его приспешники умудрились спустить в попойках и оргиях 0,5 млн. рублей золотом. Богаевский нарисовал фальшивый вексель на 5 млн. руб., но был разоблачён и бежал из Стамбула в Болгарию. Там он себе назначил огромное жалованье – 25 тыс. левов в месяц. Для сравнения: министр болгарского правительства получал 3 тыс. левов в месяц.

«Пройдись по парижским бульварам – писал князь В.Львов (22 сентября 1922 года), бывший обер-прокурор Святейшего синода при Временном правительстве, – и вы увидите выставленные в витринах магазина золотую утварь, золотые драгоценности и разы, снятые с икон. Позор».

Для учёта награбленного генералом Мамонтовым церковного имущества Деникиным была составлена специальная комиссия, которая без излишних прикрас называлась «Комиссия по реализации военной добычи». К примеру, это одна из её описей:

«Акт №142. Ст.Мариуполь, 22 октября 1919 года.

Я, доверенный агент Комиссии штабс-капитан Глебович отправил в вагоне за №456.790 по накладной за №084952 на имя протопресвитера военного и морского духовенства Шавельскому следующее:

Икон – 250т штук

Ящиков с церковным имуществом – 6 штук

Колоколов разной величины – 4

Некоторые части подсвечников».

Конечно, в том же 1919 году никто из двух противоборствующих сторон – белых и красных – не знал, кто победит в этой схватке. Но, как кажется, белые всё прекрасно понимали относительно своих перспектив в СовДепии – тактически выиграть бой у красных было можно, стратегически битву – нельзя.

В современной истории наблюдается процесс пересмотра трактовки Гражданской войны, при которой страдает объективность и фактическая сторона. «Красный террор» изучается с большим пристрастием и размахом, а «белый террор» сознательно замалчивается и даже объявляется некоторыми историками фальсификацией большевиков. При этом совершенно забывается то обстоятельство, что в архивах до сих пор хранятся документы белогвардейских контрразведок, военно-полевых судов, атаманской канцелярии и других исторических актов, зафиксировавших сведения о судьбе «красных», попавших в их «крепкие объятия». Кроме того, картина всеобщего взаимного истребления отложилась в многочисленных воспоминаниях очевидцев тех лет.

Гражданская война вызывала в людях звериные инстинкты, учила ненавидеть, убивать и мстить. Белогвардейцы, прошедшие ад Первой Мировой войны и двух кровавых революций, потерявшие свои дома, семьи, были людьми с исковерканными душами и изломанными судьбами. Потеряв свои жизненные ценности, они вели войну на истребление. Культура и воспитание, религиозные основы личности отошли на второй план. «Большевиками» назывались все инакомыслящие, несогласные с политикой Добровольческой армии, Донской армии, казачьих партизанских формирований. Военно-полевые суды, контрразведка белых питали особую ненависть к большевикам, и приговоры были, как правило, смертными.

Офицеры 2-го Дроздовского конного полка Добровольческой армии

ДОБРОВОЛЬЦЫ ШЛИ ПО ТРУПАМ

Путь Добровольческой армии был густо отмечен виселицами и грудами расстрелянных. А.И. Деникин писал позднее в «Очерках русской смуты»: «В Первом (Кубанском — Д.Г.) походе мы вовсе не брали пленных». Так в селении Лежанка добровольцы расстреляли больше сотни пленных. Бывший «доброволец» Роман Гуль в своей книге «Ледяной поход» описал лично увиденные картины расправ: «Долетело: пли! Сухой треск выстрелов, крики, стоны… Люди падали друг на друга, а шагов с десяти, плотно вжавшись в винтовки и расставив ноги, по ним стреляли, торопливо щёлкая затворами. Упали все. Некоторые добивали прикладами и штыками ещё живых. Вот она подлинная гражданская война».

Один офицер, показывая Р. Гулю нагайку с запёкшейся кровью, со смехом хвастался, как порол пленных: «Здорово, прямо руки отнялись, кричат, сволочи». Молодым красноармейцам дали по 50 плетей, а затем всё равно расстреляли.

Добровольцы в 1918 году зачастую убивали всех, включая раненых и женщин-санитаров. Женщины подвергались насилию. Даже среди офицеров процветало мародёрство. В Белой Глине полковник Михаил Дроздовский приказал расстрелять много пленных красноармейцев, из мести за жуткую расправу над пленными белогвардейцами. Тогда красные, захватив пленных и раненых, долго издевались над ними, отрезая им конечности и коля штыками. Даже известный своими высокими нравственными качествами А.И. Деникин приказывал поджигать дома большевиков, казнивших пленных раненых белогвардейцев, со скарбом, и расстреливать активистов.

  • Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» на станции Белгород, август 1919 года.

ВИСЕЛИЦЫ НА Б. САДОВОЙ

Исследователь А. Локерман сообщает, что после освобождения города от Красной армии в 1918-1919 годах на улицах города появилась масса белогвардейцев в вызывающе яркой, опереточной форме, принявшихся с невиданной яростью зверски расправляться с заподозренными в большевизме. Кроме белогвардейцев в расправах участвовали и казачьи отряды, сформированные из людей, лично пострадавших от рук большевиков.

«И теперь они свирепствовали не с меньшей дикостью, чем большевики. Людей схватывали и расстреливали, некоторых предварительно жестоко пороли. Каждый день за городом, преимущественно в районе Балабановских рощ, находили трупы расстрелянных. Как и в дни большевизма, среди расстрелянных было много случайных, ни в чем не повинных лиц. Захваченных рабочих огульно зачисляли в красногвардейцы, выстраивали в ряд и скашивали пулеметным огнем», — свидетельствует Локерман.

Очевидец со стороны большевиков М. Жаков подтверждает эти факты: «В Балабановской роще оказалось еще 52 расстрелянных белыми».

Во время нахождения белой армии в Ростове–на-Дону епископ Арсений (Смоленец) просил убрать с центральных улиц города трупы повешенных на столбах большевиков, мотивируя это скорым празднованием Рождества Христова. Для этого он лично звонил коменданту города по телефону. По некоторым данным в качестве виселиц использовались столбы на Большой Садовой, густо увешанные рабочими.

Одна очевидица рассказывала о казни рабочего в районе вокзала. Добровольцы, перекинув веревку через ветвь дерева, медленно тянули её к себе, а рабочий медленно умирал, болтая в воздухе связанными руками и ногами. Вдоволь потешившись, добровольцы пошли ловить новую жертву. Кто был автором приказа о массовых казнях в Ростове-на-Дону: Кутепов или Дроздовский, мне пока выяснить не удалось.

Известно также, что епископ Арсений (Смоленец) отказался отпевать М.Г. Дроздовского (уже в чине генерала он умер в госпитале в Ростове-на-Дону 1 января 1919 года от гангрены, полученной вследствие пулевого ранения) за массовые казни сторонников большевиков в Ростове и Области Войска Донского. В ряде мемуаров также есть упоминания о виселицах в Ростове. Об этом совершенно уверенно говорит известный историк С.П. Мельгунов в работе «Красный террор в России».

Расправы белых над большевиками были многочисленны и повсеместны. А. Локерман описал, как казаки и иногородние соревновались в жестокости: «захватывая в плен крестьянина, казаки «наделяли его землей»: набивали пленнику в горло комья сухой земли до тех пор, пока несчастный не задыхался и не умирал в нестерпимых муках. Со своей стороны, крестьяне «метили» захваченных в плен казаков: на ногах вырезали «лампасы», то есть широкие полосы кожи от пояса до ступни, на плечах вырезали эполеты».

В Таганроге, по воспоминаниям большевика Г.В. Шаблиевского, юнкера растерзали двенадцать рабочих, оказывающих им упорное сопротивление: «Отрезали уши, нос, половые органы, выкололи глаза и полуживыми закопали, положив сверху убитую собаку».

Наводившие порядок в Ростове военные патрули расстреливали людей по малейшему подозрению. Так, по воспоминанию Деникина, один 17-летний «доброволец» при задержании правонарушителей на улице Ростова, сразу же выстрелил одному из них из винтовки в упор в глаз. Это жестокое убийство стало впоследствии предметом его гордости.

  • Генерал Тимановский и его штаб в Белгороде

«НАС ОТПЕВАЛИ НЕ В ЦЕРКВИ»

Встречались случаи, когда донские священники отказывались совершать службу над покойными большевиками в силу церковных постановлений. Ростовский священник Коваленко написал отношение архиерею о разрешении вопроса о погребении большевиков от 2 августа 1918 года: «Почтеннейше прошу доложить его Высокопреосвященству, что, по мнению консистории, священники могут совершать христианское погребение только над теми умершими или убитыми большевиками, которые при жизни всегда бывали на исповеди и святом причастии и вообще были искренними православными христианами».

В итоге тела убитых либо закапывались наскоро в братские могилы, либо вообще не предавались земле.

Моральный облик Белой армии также был не на высоком уровне. Слишком многие представители белого движения были заражены ядом материализма, безверия и циничного равнодушия к религиозной жизни. М. Жаков приводит данные перехваченной секретной сводки о состоянии белогвардейских войск на Дону в 1918 году:

«Женщин насилуют, командный состав не борется с бандитизмом, а иногда и сам принимает участие в нем. Офицеры вообще разлагаются, спекулируют, играют в карты на громадные суммы, занимаются грабежом. В большинстве полков отмечается дикое пьянство. Например, в Донском конном полку, из которого дезертировали луганцы, офицеры устроили праздник, отправившись в дом священника, где учинили такой дебош с диким ревом, с взвизгиванием, оглушительным стуком и т.д., что хозяин дома, священник, принужден был стоять всю ночь у забора своего дома, боясь войти в него».

ВСЕ РАВНО С КЕМ ГРАБИТЬ

А.И. Деникин в книге «Поход на Москву» откровенно описал нелицеприятные поступки бойцов-добровольцев Белой армии: «И совсем уж похоронным звоном прозвучала вызвавшая на Дону ликование телеграмма генерала Мамонтова, возвращающегося из Тамбовского рейда: «Посылаю привет. Везем родным и друзьям богатые подарки, Донской казне 60 миллионов рублей на украшение церквей – дорогие иконы и церковную утварь». Здесь речь явно идет о грабеже белогвардейцами церквей и храмов за пределами Донского края.

А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» писал о Добровольческой армии: «Четыре года войны и кошмар революции не прошли бесследно. Они обнажили людей от внешних культурных покровов и довели до высокого напряжения все их низменные стороны».

Роман Гуль в «Ледяном походе» вторит Деникину в том, что среди добровольцев было много таких: «что ему совершенно все равно, где служить: у «белых» ли, «красных» ли, — грабить и убивать везде было можно».

Барон А. Будберг в своем «Дневнике» 24 сентября 1919 года записал: «Я имел случай беседовать с несколькими старшими священниками фронта, и они в один голос жалуются на пошатнувшиеся нравственные основы офицерства. Из восьми случаев насилия над населением семь приходится на долю офицеров».

М. Жаков приводит факты злодеяний вешенских и хоперских казаков: «Грабеж идет повальный. Казаки верхних округов, занятых теперь красными, говорят: «Грабят нас там, грабить мы будем здесь».

С той поры прошло уже 90 лет, но, к большому сожалению, наше общество до сих пор делится на красных и белых, своих и чужих. Как хочется чтобы, действительно произошло согласие и примирение в российском народе, чтобы мы стали действительно единой и сильной Российской Федерацией. Все тем, кто пытается ввергнуть Россию в новые революции, гражданские войны, ломки политического строя и братоубийственную войну посвящаются эти строки.

источники

http://ttolk.ru/?p=16772

Источник книга Андрей Георгиевич Купцов «МИФ о гонении церкви в СССР»

Дмитрий ГОРБАЧЕВ, кандидат исторических наук. —

Давайте вспомним еще что нибудь из российской истории: было у нас как то с вами обсуждение вот по такому вопросу — Сколько войск участвовало в Куликовской битве, а вот что было В Царской России. Почитайте еще про Миф о русском пьянстве и почему Самая старая деревянная скульптура еще старее. Вот тут нестандартный подход К вопросу о князе Владимире и оказывается то сына-то Грозный не убивал! Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=85291Tags: История, Россия Subscribe to Telegram channel masterok

Ужасы гражданской войны в России


Зверства белых
«Из Усятска еще в декабре к тете Фине приезжал дядя Веня (ее брат) и рассказал, что их село беда не миновала. Проходящий через село белый отряд по чьему-то доносу схватил кузнеца, и без всякого суда этот человек был повешен. Дядя Веня как священник, просил за кузнеца, ручался за него. Беременная жена кузнеца валялась в ногах у офицера, вымаливала жизнь мужу, но изверг — человек ни с чем не посчитался. В этой жестокой борьбе человеческая жизнь совсем обесценилась.
И когда уже у нас жил Василий Петрович, нам рассказывали, что в одном селе, невдалеке от Бийска около железной дороги, белые каратели закопали живыми несколько человек крестьян, заподозренных в связях с партизанами. И самое ужасное в этом рассказе было то, что когда могилу с живыми людьми забросали, земля над ними еще какое-то время шевелилась».

Зверства красных
«В середине января месяца поступило тяжелое известие из Тогула. Продержавшись недели три в церкви в осаде, белые сдались. У них кончилось продовольствие, патроны и снаряды».
«Всех военных во главе с офицерами тут же, отведя немного подальше, на глазах у всех расстреляли. «Мы», — рассказывала Мария, — «все помертвели от ужаса». Но вот раздалась команда: «Женщинам и детям разойтись по домам!». Мужчин же, окруженных конвоирами, повели куда-то под арест».
«И, наконец, пришло самое ужасное известие: Владимира Ефимовича нет в живых. Его вместе с другими мужчинами, сидевшими в Тогульской церкви и при сдаче арестованными, роговцы (красные партизаны) сожгли живыми. Очевидцы рассказывали, что этих мужчин партизанское командование направило в тюрьму не то в Кузнецк, не то в Бийск под конвоем. Не доходя до селения Топтушки (это недалеко от Ельцовки) конвой, видно, решил не утруждать себя дальней и тяжелой дорогой, а может быть, нашлись в нем жестокие люди, пожелавшие устроить себе редкое развлечение. В общем, был разведен большой костер, и арестованных стали загонять в него штыками. Люди кричали, пытались выбегать, но их загоняли обратно.

Так погиб, как говорила тетя Фина, мученической смертью Владимир Ефимович, показавшийся мне таким добрым и славным человеком».
«Потом партизаны ходили по домам арестованных. Уж не знаю — брали ли они что-нибудь из вещей или нет. Скорее, грабили. Ведь в хвосте роговского отряда тащились мародеры: ни для кого это не было секретом. Валентине, младшей сестре Григория, было 18 лет. Внешне она была видная девушка — блондинка. Так ее одели дома в затрапезное платье, сделали замызганное лицо, в общем, постарались, чтоб она выглядела дурнушкой. Всех их напугала расправа над красивой и молодой женой тогульского купца Макарова: ей выбили верхние зубы и несколько дней мучили как женщину. Потом позднее она, приехав в Бийск, заходила к нам. Верхних зубов у нее действительно не было. Она настолько была потрясена всем и сломлена, что производила впечатление не совсем нормальной и очень жалкой».
Продолжаю читать воспоминания Нины Лукьяновны Родионовой-Командиной о своем детстве и юности. Описанные выше события происходили на Алтае в 1920 году. Родина Василия Макаровича Шукшина село Сростки несколько раз упоминается в книге. Все это там, по-сибирски, рядом.

Белые в русскую гражданскую: кто они были и чего хотели

Сто лет назад в России бушевала гражданская война, красные воевали с белыми. Мы поговорили с доктором исторических наук, профессором МПГУ Василием Жановичем Цветковым о том, что представляло собой Белое движение: кто такие были белые, чего они хотели, почему их так назвали, каково было их отношение к религии вообще и Православию в частности.

Атаман Всевеликого войска Донского Африкан Петрович Богаевский. 1919 год.

Белые редко называли себя белыми

– Почему белых назвали именно белыми?

– В 1917 году и даже раньше, в период первой русской революции, белый цвет воспринимался в политическом спектре как цвет легитимизма и ассоциировался с монархией. Это было связано отчасти с историей Франции, где королевским гербом Бурбонов была белая лилия, а белый цвет во время Великой французской революции стал цветом французских роялистов.

– То есть этот термин родом из Франции, и им раньше обозначали сторонников «старого режима»?

– В основном да. Причем в России употреблялся нередко негативный контекст этого эпитета, исходивший от левой, революционной публицистики. А участники Белого движения не видели в этом цвете ничего плохого. Наоборот, считали, что им можно гордиться. Но тут есть важная деталь. Когда шла гражданская война в России, термин «Белое движение» почти не употреблялся самими «белыми». А вот в советской публицистике он использовался довольно широко.

Белые считали себя представителями и защитниками законной российской власти

«Белые» себя определяли как представителей и защитников законной российской власти. Например, Верховный правитель России адмирал Колчак. Он же не назывался Верховным правителем Белого движения. Либо использовалось название региона, в котором находились военные и политические структуры. Например, Правитель Юга России генерал Врангель в 1920 году. Деникин командовал Вооруженными силами юга России. А последнее белое правительство в России – Приамурский земский край на Дальнем Востоке – возглавил в качестве правителя генерал Дитерихс. То есть здесь определяющую роль в названии имел региональный аспект.

В зарубежье все стало по-другому. Участники Белого движения стали определять себя «белыми» больше с психологической, социокультурной позиции, а не с военно-политической и территориальной. И это было очень важно. Потому что они оказались на чужой земле, в другой стране. Надо было сохранить себя не просто как русских людей, но как сторонников определенной системы ценностей, за которые они отдавали жизнь во время гражданской войны. И определение «белые», эта «колористическая составляющая» стали здесь уместны.

Есть еще несколько толкований «белого» контекста. Белый цвет – цвет нравственной, духовной чистоты. Вспомните: белые одежды, белые ризы, белые, светлые ангелы. В физическом смысле белый цвет – это спектр цветов. И поэтому под «белыми» можно было бы обобщить разнообразие политических, военных сил, которые представляли противников большевиков в широком понимании этого слова.

Но все же, в контексте словоупотребления столетней давности, это сочетание использовалось преимущественно противниками белых, большевиками, как аналог реакции и восстановления монархии.

Наградной золоченый белый эмалевый крест с одинаковыми сторонами (39 мм), вдоль обеих поперечных сторон которого надпись золотой славянской вязью: 13 МАЯ 1919

Правда, слово «белые» использовалось во время гражданской войны на Северо-Западе для обозначения бойцов Северо-западной армии Юденича. Один из танков, участвовавших в «походе на Петроград», назывался, например, «Белый солдат». Белый крест северо-западники нашивали на левый рукав шинели или кителя. Можно объяснить это тем, что армия Юденича считалась своего рода аналогом «белой гвардии», которая была в Финляндии и воевала с финской «красной гвардией» в 1918 году. Было еще толкование: «Балтийский крест», равноконечный, белого цвета.

Словосочетание «белая гвардия» употреблялось во время московских боев 1917 года, но лишь для обозначения нерегулярных воинских частей. Это были не юнкера, офицеры или кадеты, а гимназисты, студенты и курсистки, чиновники. Это была «гражданская» молодежь, выступившая против большевиков. Похоже на ополчение.

Но редко где еще в политическом контексте прилагательное «белые» употреблялось. Когда этим термином называют просто всех тех, кто выступил против большевиков, в этом есть очень большая доля условности, схематизма. Это сильно упрощает картину тогдашнего противостояния.

– Рискну сказать, что в принципе понятно, почему белые мало называли себя белыми. Ведь красный цвет более яркий, энергичный, воинственный. А белый цвет немного не от мира сего. И назвать себя белыми – это словно энергетически поставить себя в проигрышную позицию.

– Вы правы. Добавлю, что надо еще понимать следующее. Когда на территории России шла гражданская война, Белое движение предполагало себя в качестве реальной альтернативы Советской России, власти большевиков. А эта альтернатива должна иметь соответствующее наименование. Причем не психологическое, метафизическое, а совершенно конкретное: легитимная российская власть.

Пять признаков Белого движения

– Что объединяло тех, кого мы называем белыми? Это все-таки было какое-то единое движение, или оно состояло из совершенно разнородных сил?

– Когда я работал над докторской диссертацией, и даже раньше, в конце 1990-х годов, когда писал статьи в журнал «Вопросы истории» и в Большую Российскую энциклопедию («Белое движение»), я попытался выделить пять отличительных признаков.

Первое – это непримиримое противостояние с советской властью. Ведь если мы говорим, например, о меньшевиках и эсерах, то они против большевиков, но на определенных условиях. Иногда они с ними даже союзы заключали. В частности, когда левые эсеры вошли в состав Совета народных комиссаров в ноябре 1917-го, или когда они вместе с большевиками выступали против Колчака и поднимали восстания в Сибири.

Белые всегда были против большевиков и никогда не шли на компромисс с ними во время гражданской войны.

– То есть эсеры и меньшевики в белые не попадают?

– Они скорее попадают под определение «антибольшевистские силы» или «антибольшевистское движение». Термины «контрреволюция» и «антибольшевистское движение» гораздо шире, чем понятие «белые». То, что их всех называли «белыми», «врагами народа», это во многом пошло от В.И. Ленина. Для него все, кто не с большевиками, или «попутчики», или «враги». Как их проще назвать? Вот все стали «белыми», «контрреволюционерами», хотя это сильное упрощение.

Второй признак, тоже очень важный, – приоритет военной власти, военной диктатуры. Этим белые тоже отличались от антибольшевиков вообще. Потому что для антибольшевиков-социалистов военная диктатура была неприемлема. Возьмите позицию Керенского в 1917 году, когда он не пошел на союз с Корниловым. То же самое мы видим в 1918 году в Уфимской директории, которую сменил Колчак. В ней были демократы, антибольшевики, но не сторонники военной диктатуры. Они были сторонники коллегиальной власти, широкой коалиции всех тех, кто против большевиков, включая и военных.

Белые признавали превосходство единоличной власти, диктатуры, персонифицированной в военном лидере

А у белых четко признавалось превосходство единоличной власти, диктатуры, персонифицированной в военном лидере. Это мог быть Корнилов, Врангель, Юденич, Деникин, Колчак. Почему это важно? Потому что идет война. А раз идет война, значит, должен быть приоритет военной власти над гражданской.

Но здесь я хочу сделать важное пояснение. Сейчас часто делаются совершенно неверные выводы, что раз у белых была военная диктатура, значит, это был аналог фашистских режимов. Приводится тезис о якобы «тотальной зависимости» белых от иностранных государств. А потом на этих абсолютно надуманных основаниях делаются заявления об идентичности Колчака, генерала Власова или, например, режимов Франко или Пиночета. Но в Чили не было гражданской войны, если не считать боев в Сантьяго. Франко, победив в гражданской войне в Испании, оставался диктатором. Власов никогда не провозглашал своей преемственности от Белого движения. А у белых позиция была такая: военная диктатура необходима только на период военных действий. Как только война закончится, военные должны, условно говоря, «отойти в сторону», обеспечить выборы в Национальное собрание, уступить место политикам.

Но военная диктатура необходима только на период военных действий

И здесь мы подходим к еще одной отличительной черте понятия «белые». Ее можно определить как всероссийский масштаб политической программы. Это выразилось в признании Колчака Верховным правителем России. Он назначил Юденича и Миллера своими подчиненными. Его признал и Деникин, став его заместителем. И даже тогда, когда белые оказывались на «последней пяди русской земли» (как называл Крым Врангель), они все равно продолжали провозглашать всероссийский характер своей власти. Не сейчас, так в будущем.

Максимальное продвижение армий ВСЮР в ходе похода на Москву

А провозглашаемый всероссийский статус делал неизбежным центростремительный характер боевых операций белых армий. Были спланированы и проведены «поход на Москву» и «поход на Петроград». О походе в «сердце России» говорили и Врангель, и Дитерихс, и барон Унгерн, хотя их положение было весьма далеким географически от центральных губерний.

Четвертая черта – общность провозглашаемых политических программ. Иногда говорят, что военная диктатура делала ненужными какие бы то ни было политические программы. Дескать, военные – люди ограниченные, только командовать умеют. Но, во-первых, это несправедливо по отношению к тогдашним военным. Это были люди с широким кругозором и большим объемом знаний. Вспомним хотя бы Колчака, который был видным ученым-полярником, или Деникина – известного писателя и общественного деятеля.

Рядом с генералами были политики: кадеты – «воюющая партия» в те годы

Рядом с генералами были политики. Среди них надо особо отметить кадетскую партию. Кадеты, как и большевики, – «воюющая партия» в те годы. Кадетская интеллигенция работала практически во всех белых правительствах, в белом подполье. Многие погибли. Эта партия была почти сразу же после прихода большевиков к власти запрещена, объявлена партией «врагов народа». И в этой ситуации им приходилось сближаться с военными. Они давали им политическую опору и лозунги. Все программные вопросы у белых, если мы внимательно посмотрим: аграрный, рабочий, национальный – везде мы найдем сильное кадетское влияние.

Кадеты во многом создавали общность Белого движения. И хотя у белых фронтов почти не было территориального соприкосновения (они наступали из разных мест: из Сибири, с Севера, Северо-Запада, Юга), но была общность идеологическая, духовная.

И пятый признак: белые практически всегда использовали российскую национальную символику в качестве государственной. Это были наши бело-сине-красный триколор и двуглавый орел. Правда, вариации двуглавого орла могли быть разные: он мог быть без корон, под православным крестом, с мечом, с распростертыми крыльями, с опущенными крыльями… Но все равно эта символика оставалась общей: двуглавый орел и триколор.

Годовщина Февральской революции была праздником в Советской России

– Какие еще значимые политические фракции были среди белых, кроме кадетов? Как были представлены монархисты? Есть расхожее мнение, что монархистов в белом движении было мало.

– Это не так. Согласен, что среди министров белых правительств было мало бывших министров Императорского правительства, в белом руководстве не значилось ярких лидеров Союза русского народа или Союза Михаила Архангела. Почему-то считается, что эти две организации на 100% состояли из монархистов. Однако есть свидетельства, и не единичные, что многие рядовые члены Союза русского народа даже оказывались в большевистской партии. Многие, увы, жили по принципу «куда ветер подует». Раньше Государя Императора поддерживали, а стали выгодны большевики – пошли к ним. На это обращал внимание В.И. Ленин, когда заявлял, что в большевистскую партию проникло много старых бюрократов и чиновников и что надо чистить партию от таких «членов». И я думаю, Ленин был безусловно прав. Такие «члены» никакой партии силы не дадут. Это партийный «балласт», а не реальная сила.

Что касается кадетов, то надо отметить, что они очень быстро эволюционировали вправо. Уже к концу 1917 года очень многие заявляли о восстановлении монархии и отрекались от своих республиканских, «постфевральских» взглядов. Многие кадеты снова говорили о преимуществах конституционной монархии или же провозглашали позицию «непредрешения». Подразумевалось, что Белое движение не определяет форму правления – монархию или республику. Это сделает новое, избранное Национальное собрание.

Дитерихс провозглашал восстановление монархии через Всероссийский Земский Собор, через период военной диктатуры. Единственный вопрос, на который не могли ответить, это вопрос персоны: кто будет монархом. В смерть Николая II, Михаила Александровича и Алексея Николаевича многие не верили. Ведь не было найдено их тел.

В белой прессе, например, февраль 1917-го проклинали не стесняясь. Только эсеры и меньшевики им гордились, как и большевики. Это тоже надо помнить. Годовщина Февральской революции была праздником в Советской России, его отмечали каждый год как праздник «Низвержения самодержавия».

Или возьмите еще один яркий пример: состав гвардейских полков у белых. Не марковцев или корниловцев – это была так называемая «молодая гвардия», а тех полков Императорской гвардии, возрождение которых Деникин одобрил на юге России. Если взять биографический справочник «Белое движение» историка С.В. Волкова, то мы найдем в нем представителей практически всех наших дворянских родов. Там и Оболенские, и Голицыны, и Трубецкие, и другие знаменитые дворянские фамилии. Они вместе с Деникиным шли на Москву. Как после этого говорить, что монархисты не участвовали в Белом движении? А где же они были? В эмиграцию сразу же уехали? У многих и денег больших не было после всех «конфискаций». Или «гуталин варили», как полковник Тетькин в «Хождении по мукам»? Конечно, участвовали в Белом движении. В этом смысле и Ленин был опять же прав, когда определял многих белых как монархистов. На всех советских листовках и плакатах белых представляли как несущих восстановление «царского режима». В этом была доля истины.

– Значит, вы согласны с мнением, что при победе белых была бы восстановлена монархия?

– С очень большой долей вероятности. Монархия не исключалась в качестве окончательного решения для будущего Национального собрания. Тем более если учесть, что в выборах не имели бы права участвовать большевики, анархисты и левые эсеры.

Предполагалось, что Национальное собрание восстановит монархию – конституционную

Иное дело, какая монархия? Конечно, это не было бы уже самодержавие, а монархия конституционная, с парламентом. Но этот парламент мог бы сильно «поправеть».

– Как вы считаете, у каких белых армий были шансы на победу?

– Шансы на победу, чисто теоретически, были у тех, кто ближе находился к трем нашим, условно говоря, столицам. Киев Деникин взял, его армии подходили к Москве, а офицеры армии Юденича, как известно, видели купол Исаакиевского собора в Петрограде. Так как они признавали Колчака, то адмирал с полным основанием считал, что они выполняют общее дело. Правда, сам он из Сибири ничем помочь не мог, если только оттянуть на себя часть сил Красной армии. Но если бы были взяты Москва и Петроград, то он становился уже полным Верховным правителем. Ну а потом предполагалось созвать новое Национальное Учредительное собрание, которое примет главные решения о политическом и экономическом устройстве России.

Но вот в военных действиях у белых была другая проблема. Одно дело – подойти на максимально близкое расстояние к столицам, другое – их занять и там удержаться. Был риск просто погибнуть на подступах или во время уличных боев. С большой долей вероятности это можно было бы предположить в отношении малочисленной Северо-Западной армии. Под руководством главы Питерского горкома партии Г.Е. Зиновьева и Л.Д. Троцкого на улицах Петрограда было создано несколько рубежей обороны, сооружены доты, поставлены броневые башни, устроены системы перекрестного пулеметного огня и т.д.

К осени 1919 года Красная армия была уже хорошо сформирована и укреплена, в том числе идеологически

Нельзя забывать, что к осени 1919 года Красная армия была достаточно хорошо отмобилизована и сосредоточена. Полки имели «коммунистический каркас». В сентябре-октябре 1919-го были проведены массовые партийные мобилизации. Ленин не собирался «бежать» из Москвы. Он был уверен, и его убеждали Троцкий, Сталин и многие военспецы, что даже если временно придется отступить, то все равно белые не смогут одержать окончательную военную победу.

– То есть это была бы пиррова победа?

– Да. Это была бы победа с большими потерями. Примечательно, что сами белые считали, что они ближе всего к победе были осенью 1919 года. А вот Ленин считал, что больше шансов у противников советской власти было в 1918 году. Красная армия была тогда еще слаба, красный тыл тоже слабый. Ленин опасался интервенции больше, чем белых, считал, что десятой части армий Антанты в начале 1919-го было бы достаточно для уничтожения советской власти. А к концу 1919 года в Красной армии числится почти 1,5 миллиона человек, а у белых в лучшем случае полмиллиона. Уже из одного этого можно сделать вывод, что полную, окончательную победу одержать им было очень сложно.

Рассматривался, правда, еще вариант массовой сдачи в плен красноармейцев под ударами Деникина и Юденича, вариант, при котором Красная армия разваливается, несмотря на свою многочисленность. Но Красную армию на тот момент укрепили комиссары, был усилен партийный состав. Поэтому надеяться на то, что она так просто «развалится», было не очень реалистично.

– А кто был более жесток в гражданскую – белые или красные? Или жестокости проявлено было поровну?

– Есть мнение, которое обосновывалось, в частности, в работе П. Сорокина «Социология революции», в трудах других социологов, сравнивавших нашу революцию с зарубежными аналогами: чем более аграрный характер имеет страна, тем более ожесточенной становится гражданская война. И наоборот. К началу нашей гражданской войны жестокость стала нормой. Ценность человеческой жизни упала. Это происходило еще с Первой мировой войны. Убийство перестало считаться смертным грехом. Оправдывались тем, что ради «высшей цели» можно убить, совершить смертный грех, и ничего особенного не будет. Добавьте к этому сотни и тысячи винтовок, револьверов, пулеметов, оказавшихся на руках у населения после стихийной «демобилизации» царской армии. Это тоже важный фактор.

Расказачивание. Художник: Д. Шмарин. 1995-2000 гг.

Центр – и у красных, и у белых – почти не контролировал местную власть

Еще один важный аспект – степень контроля центральной власти над местными властями. Например, Я.М. Свердлов активно поддерживал политику «красного террора», расказачивания. Но он же был автором десятков директив, где говорилось о произволе местных чекистов. Свердлов обращался к Дзержинскому, и тот тоже пытался с этим бороться. А местные ЧК, в частности киевское или печально знаменитое харьковское, творили все, что хотели. Уральский облсовет самостоятельно принял решение о расстреле Царской Семьи. Дал Свердлов на это письменное указание или не дал, их не особо интересовало.

То же самое и у белых. У центральной власти было мало рычагов воздействия на местных атаманов, например. Колчак издавал неоднократные приказы о том, что надо восстанавливать правовую систему, вводил прокурорский надзор. Но кто соблюдал все эти директивы? Местный атаман, местная контрразведка, пользуясь законом о военном положении, проводили репрессии.

Самым жестоким был «зеленый» террор – беспредел повстанческих отрядов и армий

Я бы еще добавил террор со стороны повстанцев, т.н. «зеленых». Он, пожалуй, был самый жестокий. Хуже белого и красного, потому что белые и красные стремились к созданию законности. А у повстанцев по определению не было никакой законности. Беспредел, выражаясь языком 90-х годов прошлого века. Как батька решит, так и сделают. При этом патроны экономили, могли и заживо закопать в землю, заколоть, распять, вилами заколоть.

– А белый террор, значит, тоже был?

– Юридического понятия «белый террор» тогда не было. Я могу условно назвать «белым террором» систему репрессивных мер, которые применялись белыми правительствами, в том числе в условиях объявления военного положения. В отношении рядовых членов большевистской партии предполагалась многолетняя ссылка. Смертная казнь допускалась только к партийному руководству.

– Можно ли тогда сказать, что белый террор был менее жестоким, чем красный, или нет?

– Мы не знаем точных масштабов террора. Вопрос, кто сколько убил, – это вопрос степени распущенности местных органов, которые этим террором занимались. Пример – Крым, где до сих пор неизвестно точного числа погибших с санкции Р. Землячки и Белы Куна. Примечательно, что их осудили во ВЦИКе Советов. Летом 1921 года в Крым прибыла комиссия ВЦИКа и констатировала, что там творится произвол и безнаказанность органов ЧК. Правда, было уже поздно.

Слабость центральной власти – одна из черт любой революции. С одной стороны, власть хочет укрепиться, пытается позиционировать себя как власть, с которой считаются. А реальных возможностей это сделать у нее не хватает, потому что аппарат разлажен, не работают «приводные ремни». Центр дает общую директиву. А на местах эту директиву доводят до абсурда или до прямой противоположности тому, что в центре постановили.

– Какую роль в гражданскую играл национальный или, как порой тогда говорили, инородческий фактор?

– Для красных он не играл главной роли, потому что для них понятие «инородец» являлось пережитком царизма. Они считали важным поощрять выдвижение людей на руководящие посты не из титульной нации, будь то на Кавказе, в Туркестане, Украине и т.д.

Белые считали важным опереться на местную, национальную элиту, на местное дворянство: князья, паны, эмиры и т.д. Считалось, что с ними можно заключать договоры, сотрудничать. Ленин здесь был тоже в принципе прав, когда говорил, что против советской власти объединились «эксплуататоры без различия национальностей». Но если местная элита была категорически сепаратистской, то у белых, выступавших с позиций возрождения «Единой, неделимой России», ничего с ними не получалось.

– Можно ли сказать, что эта война была братоубийственной? В мемуарах Деникина есть эпизод, когда его армия штурмует какой-то город, а красные ожесточенно и умело отбиваются. И один белый офицер говорит другому офицеру: «Ну что вы хотите, там же русские дерутся». И дальше они замолчали, заминая тему.

– Да, конечно. Любая гражданская война – война братоубийственная.

– Иногда говорят, что это инородцы, евреи соблазнили наш народ. В красных были в основном те же русские?

– Это была братоубийственная война: брат на брата. Евреи были и в красной, и в белой армиях и органах власти.

Вёшенское восстание

Это была братоубийственная война: брат на брата

– Вы упомянули о зеленом терроре. Это и на территории России было? Или больше касается территории Украины?

– Везде.

– А откуда взялся сам термин «зеленые»? Что он означает?

– «Зеленые» – термин условный. Правильно сказать «повстанцы», повстанческое крестьянское движение. Вообще партизанское движение пытались поставить под контроль. Были не только красные, но и белые партизаны, в частности на Дону и Кубани. Они вошли позднее в состав белых армий. Например, Вешенское казачье восстание на верхнем Дону. М.А. Шолохов описал его в «Тихом Доне», когда вешенские повстанцы вошли в состав Донской белой армии.

Советское руководство поддерживало действия, в частности, сибирских и дальневосточных партизан. Последние, например, составили основу армии Дальневосточной республики – ДВР, а потом тоже вошли в состав Красной армии. Но во многом повстанческое крестьянское движение было самостоятельной силой, со своей спецификой.

Доктор исторических наук, профессор МПГУ Василий Жанович Цветков

– Насколько значим был религиозный фактор в Белом движении? Много ли среди офицеров и солдат было верующих? Были ли капелланы в белых армиях, благословляли ли их священники?

– Отношение к Русской Православной Церкви было одним из тех принципиальных отличий, которые разводили по «разные стороны баррикад» красных и белых.

Если в отношении, например, к судьбе помещичьих земель, «захваченных» крестьянами, в отношении к профсоюзам, к 8-часовому рабочему дню можно было найти схожие черты в советской политике и т.н. «левой политике правыми руками», проводимой белыми правительствами, то в отношении к Церкви позиции оказались принципиально противоположными. Отмечу следующее: Российское правительство адмирала Колчака полностью признавало правовой статус решений Поместного Собора Русской Православной Церкви, Православие признавалось «первенствующей» религией, создавались ведомства исповеданий, но они не имели права «указывать» Церкви ее положение, а, напротив, должны были оказывать всемерную помощь, в том числе и материальную, в обеспечении деятельности приходов; во всех белых армиях восстанавливались должности полковых священников, мулл и капелланов, возрождалась деятельность церковных приходов, а Дитерихс вообще признавал их основой местного самоуправления. Должны были быть пересмотрены принципы приходской деятельности, священники должны были вести активную проповедь. Восстанавливалось преподавание Закона Божия в школах. Создавались «Дружины Святого Креста и Зеленого знамени», в которых служили воины-христиане и мусульмане. Конечно, можно было бы найти и факты «согрешений» среди белых, но мы не найдем здесь фактов «поругания веры».

Донская армия, 1918 год. Молебен Атаманского полка

Хотелось бы отметить вот еще что: при работе над материалами о терроре во время гражданской войны мне встречались факты, особенно среди т.н. «террора зеленых», об убийствах православных священников. Многие из них нуждаются в дополнительном изучении, и, возможно, мы станем свидетелями новой канонизации.

В общем, история Белого движения еще далека от завершения.

Битва за Сибирь. Последние операции колчаковцев

Смута. 1919 год. У белого верховного командования было два плана выхода из катастрофы. Военный министр генерал Будберг разумно отмечал, что обескровленные, деморализованные части более не способны атаковать. Он предлагал создать долговременную оборону на рубежах Тобола и Ишима. Выиграть время, дождаться зимы. Главнокомандующий генерал Дитерихс предлагал собрать последние силы и атаковать. Красная Армия непрерывно наступала от Волги до Тобола и должна была выдохнуться.
Адмирал Колчак принимает парад войск. Близ Тобольска, 1919

Общая ситуация на Восточном фронте. Разгром колчаковцев на южном направлении

Во второй половине 1919 года армия Колчака понесла тяжелые поражения и перестала быть угрозой для Советской республики. Главной угрозой для Москвы стала армия Деникина, которая успешно наступала на Южном фронте. В этих условиях необходимо было добить колчаковцев, чтобы перебросить войска с востока страны на юг.
В связи с расчленением колчаковских армий, которые отступали в расходящихся направлениях, главное командование Красной Армии произвело реорганизацию армий Восточного фронта. Из его состава была выведена Южная группа армий (1-я и 4-я армии), которая 14 августа 1919 года образовала Туркестанский фронт. До октября 1919 г. в Туркестанский фронт также входили части 11-й армии, действовавшей в районе Астрахани. Новый фронт возглавил Фрунзе. Туркестанский фронт получил задачу добить Южную армию Колчака, оренбургских и уральских белоказаков. С этой задачей войска Туркестанского фронта успешно справились. В сентябре в районе Орска и Актюбинска была разбита Южная армия Колчака и оренбургские казаки Дутова и Бакича
Оставшиеся части Оренбургской армии в ноябре – декабре 1919 г. из района Кокчетава отступили в Семиречье. Этот переход был назван «Голодным походом» — от Голодной степи (безводная пустыня на левобережье Сырдарьи). Около 20 тыс. казаков и членов их семей отступали в условиях почти безлюдной местности, нехватки пищи и воды. В результате половина казаков и беженцев погибла от голода, холода и от болезней. Почти все выжившие были больны тифом. Дутовцы присоединились к Семиреченской армии атамана Анненкова. Дутов был назначен атаманом Анненковым генерал-губернатором Семиреченской области. Генерал Бакич возглавил Оренбургский отряд. Весной 1920 г. остатки белоказаков, под натиском красных, бежали в Китай.
На уральском направлении бои шли с переменным успехом. После того как красные деблокировали Уральск и взяли Лбищенск, белоказаки отступили далее вниз по р. Урал. Однако красная группировка под командованием Чапаева оторвалась от своих тылов, линии снабжения были сильно растянуты, красноармейцы устали об боев и переходов. В итоге командование белой Уральской армии смогло организовать в конце августа – начале сентября 1919 г. рейд на Лбищенск, где располагался штаб красной группировки, тыловые подразделения и обозы. Белоказаки, используя отличное знание местности и оторванность штаба 25-й стрелковой дивизии от своих частей, захватили Лбищенск. Сотни красноармейцев, включая командира дивизии Чапаева, погибли или были взяты в плен. Белые захватили большие трофеи, что было для них важно, так как они утратили прежние линии снабжения.
Деморализованные красные части отступили на прежние позиции, в район Уральска. Уральские белоказаки в октябре снова блокировали Уральск. Однако в условиях изоляции от других белых войск, отсутствия источников пополнения оружия и боеприпасов, Уральская армия генерала Толстова была обречена на поражение. В начале ноября 1919 года Туркестанский фронт снова пошёл в наступление. Под напором превосходящих сил красных, в условиях нехватки вооружения и боеприпасов, белоказаки снова стали отступать. 20 ноября красные заняли Лбищенск, но казаки снова смогли избежать окружения. В декабре 1919 г., подтянув подкрепления и тылы, Туркестанский фронт возобновил наступление. Оборона белоказаков была прорвана. 11 декабря пала Сламихинская, 18 декабря красные захватили Калмыков, отрезав, тем самым, пути отступления Илецкому корпусу, а 22 декабря — Горский, один из последних опорных пунктов уральцев перед Гурьевым. Казаки Толстова отступили в Гурьев.
Остатки Илецкого корпуса, понеся большие потери в боях при отступлении, и от тифа, 4 января 1920 года были почти полностью уничтожены и пленены красным у населенного пункта Малый Байбуз. 5 января 1920 г. красные взяли Гурьев. Часть белоказаков попала в плен, часть перешла на сторону красных. Остатки уральцев во главе с генералом Толстовым, с обозами, семьями и беженцами (всего около 15 тыс. человек) решили уйти на юг и соединиться с Туркестанской армией генерала Казановича. Уходили вдоль восточного побережья Каспийского моря в Форт-Александровский. Переход был крайне тяжелым – в условиях зимы (январь – март 1920 г.), нехватки пищи, воды и медикаментов. В результате «Марша смерти» («Ледяной поход по пустыне») выжило всего около 2 тыс. человек. Остальные погибли в ходе стычек с красными, но основном от холода, голода и болезней. Оставшиеся в живых были больны, в основном тифом.
Уральцы планировали переправиться на судах Каспийской флотилии ВСЮР на другой берег моря в Порт-Петровск. Однако к этому времени деникинцы на Кавказе также потерпели поражение, и Петровск был оставлен в конце марта. В начале апреля красные пленили остатки Уральской армии в Форте-Александровский. Небольшая группа во главе с Толстовым бежала в Красноводск и далее в Персию. Оттуда британцы переправили отряд уральских казаков во Владивосток. С падением осенью 1922 года Владивостока уральские казаки бежали в Китай.
В составе Восточного фронта остались 3-я и 5-я армии. Войска Восточного фронта должны были освободить Сибирь. В середине августа 1919 г. армии Восточного фронта, преследуя разбитые войска белогвардейцев, вышли к реке Тобол. Главные силы 5-й красной армии двигались вдоль железной дороги Курган – Петропавловск – Омск. 3-я армия наступала главными силами по линии железной дороги Ялуторовск – Ишим.
Командующий Оренбургской армией генерал Александр Дутов

Развал тыла армии Колчака

Ситуация в тылу у белых была крайне тяжелая, практически катастрофическая. Репрессивная, антинародная политика правительства Колчака вызвала масштабную крестьянскую войну в Сибири. Она стала одной из главных причин быстрого падения власти «верховного правителя». На этой почве резко усилились красные партизаны. Партизанские отряды были сформированы на базе разгромленных красных отрядов, которые летом 1918 года были отброшены в тайгу чехословацкими и белогвардейскими войсками. Вокруг них стали группироваться уже отряды крестьян, ненавидящих колчаковцев. Бойцы этих отрядов отлично знали местность, среди них было много ветеранов мировой войны, опытных охотников. Поэтому слабым правительственным отрядам (в тылу оставляли наиболее небоеспособный элемент), составленных из неопытных, молодых солдат, и часто деклассированного, уголовного элемента, желающего пограбить богатые сибирские села, трудно было контролировать ситуацию на таких огромных пространствах.
Таким образом, крестьянская и партизанская война быстро набирала обороты. Репрессии, террор колчаковцев и чехословаков только подливали масла в огонь. В начале 1919 года вся Енисейская губерния была покрыта целой сетью партизанских отрядов. Сибирская железная дорога – фактически единственная линия снабжения белогвардейцев, оказалась под угрозой. Корпус чехословаков фактически был занят только охраной Сибирской магистрали. Колчаковское правительство усиливало карательную политику, но от неё страдало в основном мирное население. Каратели сжигали целые деревни, брали заложников, пороли целыми селениями, грабили и насиловали. Что усиливало ненависть народа к белым, вконец озлобило сибирское крестьянство и укрепляло позиции красных партизан, большевиков. Была создана целая крестьянская армия со своим штабом, разведкой. Вскоре пожар крестьянской войны перекинулся из Енисейской губернии на соседние уезды Иркутской губернии и в Алтайский район. Летом в Сибири полыхал такой пожар, что колчаковский режим не мог его потушить.
Сибирское правительство попросило помощи у Антанты, что Запад заставил Чехословацкий корпус выступить на стороне колчаковцев. Чехословацкие отряды совместно с белыми снова оттеснили в тайгу отряды сибирских повстанцев, которые угрожали Сибирской магистрали. Наступление чешских легионеров, которым в современной России ставят памятные знаки, сопровождалось массовым террором. Кроме того, это успех был куплен ценой окончательного разложения чешских частей, которые погрязли в грабеже и мародерстве. Чехословаки награбили столько добра, что не желали отходить от своих эшелонов, превращенных в склады различных ценностей и товаров. 27 июля 1919 г. правительство Колчака попросило Антанту вывести Чехословацкий корпус из Сибири и заменить его другими иностранными войсками. В Сибири чешских легионеров оставлять было опасно.
Командование Антанты в это время подумывало о новой смене власти в Сибири. Колчаковский режим исчерпал себя, его использовали полностью. Развал фронта и ситуация в тылу заставили Запад снова обратить взор на эсеров и других «демократов». Они должны были вывести Белое движение в Сибири из тупика, куда его завёл Колчак. Эсеры в свою очередь нащупывали почву у Антанты на счёт военного переворота, искали поддержки у городской интеллигенции и части молодого колчаковского офицерства. Планировался «демократический» переворот. В итоге так и произошло: Запад и чехословацкое командование «слили» Колчака, только белых это уже не спасло.

Планы белого командования

Главнокомандующий Восточным фронтом Белой армии Дитерихс быстро отводил ранее разгромленные белые части (Поражение колчаковцев в Челябинском сражении) за реки Тобол и Ишим, чтобы, опираясь на эти рубежи, постараться прикрыть политический центр белых в Сибири – Омск. Также здесь был центр сибирского казачества, которое ещё поддерживало власть Колчака. За Омским районом начиналась сплошная полоса крестьянских восстаний. После тяжелого поражения в битве за Челябинск боеспособные силы армии Колчака уменьшились до 50 штыков и сабель, при этом на довольствии числилось огромное количество людей – до 300 тыс. Нормальное снабжение дивизий давно было нарушено, и части везли за собой всё хозяйство – боеприпасы, продовольствие, имущество. С частями из городов уходили семьи белогвардейцев. В результате отступающие части преображались в колонны беженцев, утрачивая даже остатки боеспособности. В дивизия оставалось по 400 – 500 активных бойцов, которые прикрывали тысячи повозок с огромной массой беженцев, нестроевых.
Колчаковская амия дробилась и уменьшалась. Несмотря на резкое уменьшение её численности, в ней осталось прежнее количество высшего командования, штабов и управленческих структур – Ставка Колчака, пять армейских штабов, 11 корпусных, 35 дивизионных и бригадных. Генералов на количество солдат было слишком много. Это затрудняло управление, выключало множество людей из боевого состава. А реорганизовать, сократить лишние штабы и структуры у Ставки Колчака духу не хватило.
Армия осталась без тяжелой артиллерии, брошенной в ходе поражений. И почти без пулеметов. Колчак запросил оружие у Антанты, но союзники снабдили колчаковцев (за золото) тысячами устаревших пулеметов, стационарного типа на высоких треногах, которые были непригодны для маневренной войны, которую противники вели в ходе Гражданской. Естественно, что белые быстро побросали это громоздкое оружие. Все призывы правительства Колчака о мобилизации и добровольчестве были встречены равнодушно, в том числе и у имущих классов. Самые пассионарные из офицеров и городской интеллигенции уже воевали, остальные были против режима Колчака. Не удалось набрать даже тысячи добровольцев. Крестьяне, мобилизованные в армию, массово бежали от призыва, дезертировали из частей, переходили на сторону красных и партизан. Казачьи области – Оренбургская и Уральская были фактически отрезаны, вели свои войны. Забайкальское казачье войско атамана Семёнова и уссурийский атаман Калмыков вели свою политику, ориентировались на Японию, и войск правительству Колчака не дали. Семёнов и Калмыков воспринимали Омск только как дойную корову. Несколько полков дал атаман Анненков, командующий Отдельной Семиреченской армией. Но они без своего сурового атамана тут же разложились, не доехали до фронта и устроили такие масштабные грабежи, что колчаковцам пришлось расстрелять наиболее ретивых.

Основную ставку сделали на сибирское казачество, к землям которого уже подошли большевики. Однако сибирские казаки также не были надежны. Носились с «самостийностью». В Омске заседала Казачья конфедерация, нечто вроде Круга всех восточных казачьих войск. Она не подчинялась «верховному правителю», принимала резолюции об «автономии» и блокировала все попытки сибирского правительства приструнить разбойных атаманов Семёнова и Калмыкова. Сибирским атаманом был генерал Иванов-Ринов, честолюбивый, но недалекого ума человек. Сменить его Колчак не мог, атаман был выборной фигурой, приходилось считаться с ним. Иванов-Ринов, пользуясь безвыходным положением «верховного правителя», затребовал огромную сумму денег на создание Сибирского корпуса, снабжение на 20 тыс. человек. Казачьи станицы засыпали денежными субсидиями, подарками, различными товарами, оружием, обмундированием и т. д. Станицы постановили, что идут воевать. Но как только дело дошло до дела, то пыл быстро угас. Подошла пора убирать урожай, казаки не хотели покидать дома. Одни станицы стали отказываться идти на фронт под предлогом необходимости борьбы с партизанами, другие — тайно решали не отправлять бойцов на фронт, так как скоро придут красные и отомстят. Некоторые казачьи части выступали, но самовольничали, плохо подчинялись дисциплине. В итоге мобилизация сибирских казаков сильно затянулась, и собрали намного меньше бойцов, чем планировали.
У белого руководства было два плана выхода из катастрофы. Военный министр генерал Будберг разумно отмечал, что обескровленные, деморализованные части более не способны атаковать. Он предлагал создать долговременную оборону на рубежах Тобола и Ишима. Выиграть время, хотя бы два месяца, до наступления зимы, чтобы дать войскам отдых, подготовить новые части, навести порядок в тылу и добиться существенной помощи от Антанты. Наступление зимы должно было прервать активные наступательные действия. А зимой можно было восстановить армию, подготовить резервы, и затем весной перейти в контрнаступление. Кроме того, была возможность, что Южный фронт белых одержит победу, возьмет Москву. Казалось, что надо было только выиграть время, немного продержаться, и армия Деникина сломит большевиков.
Очевидно, что план Будберга имел и слабые стороны. Колчаковские части были сильно ослаблены, утратили способность держать жесткую оборону. Фронт был огромным, красные легко могли найти слабые места, сконцентрировать силы на узком участке и взломать оборону белогвардейцев. У белого командования не было резервов, чтобы блокировать брешь, и прорыв гарантированно вёл к общему бегству и катастрофе. Кроме того, красные могли наступать и зимой (зимой 1919 – 1920 гг. они не приостановили своего движения). Также под вопросом был тыл, который рушился буквально на глазах.
Главнокомандующий генерал Дитерихс предлагал атаковать. Красная Армия непрерывно наступала от Волги до Тобола и должна была выдохнуться. Поэтому он предлагал собрать последние силы и перейти в контрнаступление. Удачное наступление могло воодушевить войска, которые уже не могли и успешно обороняться. Отвлекало часть сил Красной Армии от главного московского направления, где наступала армия Деникина.
Атаман Сибирского казачества, генерал Павел Павлович Иванов-Ринов

План разгрома 5-й красной армии

Сибирскому правительству нужен был военный успех, чтобы подкрепить своё пошатнувшее политическое положение в глазах местного населения и западных союзников. Поэтому правительство поддержало план Дитерихса. Ведущей предпосылкой последнего наступления армии Колчака на реке Тобол стали требования политики, которые шли вразрез интересам военной стратегии. В военном отношении белые части были истощены и обескровлены прежними сражениями, сильно деморализованы поражениями. Боеспособных пополнений практически не было. То есть силы белогвардейцев ни по количеству, ни по качеству не позволяли рассчитывать на решительный успех. Большие надежды возлагались на Отдельный Сибирский казачий корпус, который мобилизовали в августе 1919 г. (около 7 тыс. человек). Он должен был сыграть роль ударного кулака армии Колчака. Кроме того, пять дивизий оттянули от рубежа Тобола к Петропавловску, пополнили их, после чего одни должны были обрушиться на врага из глубины фронта.
Белое командование надеялось на неожиданность и быстроту удара. Красные считали, что колчаковцы уже разбиты и сняли часть войск для переброски на Южный фронт. Однако белое командование переоценило боевое и моральное состояние своих войск, и в очередной раз недооценило противника. Красная Армия не была истощена наступлением. Её своевременно пополняли свежими силами. Каждая победа, каждый взятый город приводил к вливанию местных пополнений. При этом красные части уже не разлагались, как было раньше в 1918 году, начале 1919 г. – после побед (пьянство, грабежи и т. д.) или неудач (дезертирство, самовольный уход с фронта частей и пр.). В Красную Армию теперь создавали по примеру бывшей имперской армии, с жестким порядком и дисциплиной. Создавали бывшие царские генералы и офицеры.
Наступление было намечено силами 1-й, 2-й и 3-й армий на фронте между Ишимом и Тоболом. Главный удар наносил левый фланг, где 3-я армия Сахарова была выдвинута уступом вперёд и располагался Сибирский казачий корпус генерала Иванова-Ринова. Армия Сахарова и Сибирский казачий корпус насчитывали свыше 23 тыс. штыков и сабель, около 120 орудий. 1-я Сибирская армия под началом генерала Пепеляева должна была наступать вдоль железной дороги Омск—Ишим—Тюмень, сковывая части 3-й красной армии Меженинова. 2-я Сибирская армия под командованием генерала Лохвицкого наносила удар по наиболее сильной и опасной 5-й красной армии Тухачевского с правого фланга в её тыл. 1-я и 2-я армии насчитывали свыше 30 тыс. человек, свыше 110 орудий. 3-я армия генерала Сахарова наносила фронтальный удар по армии Тухачевского, вдоль линии железной дороги Омск – Петропавловск – Курган. Степная группа под командованием генерала Лебедева прикрывала левое крыло 3-й армии Сахарова. Обь-Иркутская флотилия проводила ряд десантных операций. Особые надежды возлагались на корпус Иванова-Ринова. Казачья конница должна была выйти в тыл 5-й красной армии, глубоко проникнуть в расположение противника, способствуя окружению главных сил Красной Армии.
Таким образом, успех операции на Тоболе должен был привести к окружению и уничтожению 5-й армии, тяжелому поражению Восточного фронта красных. Это позволяло армии Колчака выиграть время, пережить зиму и весной снова пойти в наступление.
15 августа 1919 г. армии белых и красных вошли вновь в тесное боевое соприкосновение на линии Тобола. На ишимско-тобольском направлении наступала 3-я армия – около 26 тыс. штыков и сабель, 95 орудий, более 600 пулеметов. На Петропавловск наступала 5-я армия – около 35 тыс. штыков и сабель, около 80 орудий, свыше 470 пулеметов. Красное командования также планировало развивать наступление. Численность советских армий, их вооружение и боевой дух (высокий после одержанных побед) допускали продолжение наступательных операций. При этом красные армии Восточного фронта оказались сильно на уступе вперед по отношению к войскам Туркестанского фронта, которые в это время боролись с оренбургскими и уральскими казаками, примерно на фронте Орск — Лбищенск. Поэтому 5-й армии Тухачевского пришлось обеспечить свой правое крыло выделением особого заслона на кустанайское направление. Сюда с левого фланга армии была переброшена 35-я стрелковая дивизия.
Первыми в наступление перешли красные. Белые затянули с подготовкой и мобилизацией сибирского казачества. После небольшой паузы красноармейцы 20 августа 1919 г. форсировали Тобол. Местами белые упорно сопротивлялись, но потерпели поражение. Красные войска устремились на восток.
Продолжение следует…