Как создать армию?

Армейские перемены. Что даёт молодому человеку служба в армии?

В последнее время в армию стремится попасть всё больше девушек. На эти и другие вопросы ответил гость «АиФ в Омске» Владимир Воронков, военный комиссар Омской области.

Ксения Белодедова, «АиФ в Омске»: Владимир Евгеньевич, даёт ли служба в армии какие-то преференции? Для чего она нужна современному молодому человеку?

Владимир Воронков

Владимир Воронков: Во времена моей молодости считалось, что девушка не пойдёт замуж за того, кто не отслужил. Была всеобщая воинская обязанность, почти все юноши проходили этот жизненный этап. Скоро будет уже 40 лет, как я служу в армии, и могу сказать, что раньше через два года службы было приятно посмотреть на парней. Мы даже проводили эксперимент, фотографируя призывников в начале службы и спустя два года — разница была большая. А те, кто работает с техникой (например, водители), могут легче устроиться на работу после армии, так как получают хороший опыт.

Историческая память

— Часто говорят, что служба в армии воспитывает патриотов. Что, по-вашему, есть патриотизм и можно ли его привить?

— Патриотизм — это любовь к Родине, которая воспитывается с детства. Очень важно заниматься воспитанием молодёжи. У меня недавно появилось два помощника по военно-патриотическому воспитанию, с которыми мы будем активно работать по этому вопросу. Патриотизм — это не значит, что надо бегать с автоматом и разбивать лбом кирпичи: можно, например, изучать историю — и это будет патриотизм. Не нужно понимать его слишком узко.

— О чём говорит, на ваш взгляд, тот факт, что с каждым годом всё больше девушек хотят идти в армию?

— Моё личное мнение — это социальный пакет. Может, причина в том, что в армии много мужчин, а может быть, кто-то с детства любит военную форму; есть боевые девчонки, которые хотят попробовать служить. У нас были девчата, которые служили инструкторами парашютного дела, медработниками, делопроизводителями. Раньше на этих должностях служили солдаты. Их только всему научишь, как нужно искать новых. Когда стали набирать контрактников, на эти должности пришли женщины. Женских специальностей намного меньше, чем мужских, но всё равно они есть, и военнослужащие-женщины проходят воинскую службу достойно.

Годен — не годен

— Часто встречается термин «ограниченно годен к службе». Что он означает?

— Это значит, что человек в военное время будет призываться, а в мирное время просто получит военный билет и уйдёт в запас. У нас существует пять степеней годности. Так, А — означает годен, Б — годен с некоторыми ограничениями, В — ограниченно годен, Г — временно не годен и Д — полностью не годен — это инвалиды, которых освобождают от призыва. Степень Г означает: если призывник болеет, ему дают отсрочку до года, чтобы поправить своё здоровье, и он, возможно, становится годен. Специализированно мы проверяем такие болезни, как психические расстройства, плоскостопие, гипертония, астма; кожные заболевания и некоторые другие.

Не нужно слишком узко понимать патриотизм.

— Какие существуют отсрочки от службы в армии? Говорят, в этот список были внесены изменения?

— Изменения коснулись только отсрочки на время получения образования. Теперь студентам даётся отсрочка не до 20 лет, как раньше, а до окончания учебного заведения. Другие отсрочки остались прежними. Например, по состоянию здоровья; семейным обстоятельствам, если нужен уход за кем-нибудь из родственников или гражданин один воспитывает ребёнка, если жена находится на последних сроках беременности и т. д.

ЧТО МНЕ ДАЛА АРМИЯ?

Протоиерей Александр Белый,

настоятель Храма Всех Святых, в Земле Российской просиявших, Усть-Илимск

В армии человек становится философом

Афганистан, ноябрь 1980 – ноябрь 1981 года, 1040-й зенитно-артиллерийский полк, специальность: радиолокационная разведка, рядовой

Я не хотел служить в армии. Конечно, не до такой степени, чтобы симулировать болезнь. Просто не хотел. Однако после радиолокационной «учебки», в 1980 году, попал в Афганистан.

Что мне дала армия? Во-первых, научила ценить простые вещи. До службы мне казалось, что я в плену неразрешимых проблем и скован всевозможными обязанностями. С высоты же армейского опыта, гражданская жизнь кажется неограниченной свободой. Во-вторых, дисциплинировала. Привычка заправлять постель и наводить порядок постепенно отражается на всей деятельности человека. Мне, например, трудно молиться, если в комнате беспорядок. Чувствую дискомфорт, если какое-либо дело не доведено до конца. В-третьих, жизнь в солдатском коллективе заставляет преодолевать болезненное чувство индивидуализма, учитывать чужие интересы.

И, наконец, главное. Попадая в зону боевых действий, человек поневоле становится философом. Вначале задумываешься над смыслом смерти, затем над смыслом жизни. Может быть, поэтому в наших святцах много воинов.

Будучи человеком совершенно нецерковным, я молился, когда было страшно. Даже не помню, как я это делал, но Кого-то о чем-то просил. Сейчас мне кажется, что именно поэтому Господь привел меня в Церковь.

Мне известны многие молодые люди, которые хотели бы служить. Отпугивает уродливое явление нашего общества – дедовщина. Это болезнь именно общества, а не армии. Было бы несправедливо ждать от военнослужащих духовных подвигов, когда общество, частью которого является армия, переживает кризис морали. Преодолеть дедовщину не удастся, пока не изменится в сторону добра общий нравственный климат в нашей стране. Хочется верить, что этот процесс постепенно начинается.

Священник Артемий Могутов,

клирик Введено-Оятского женского монастыря, Ленинградская область

В армии я научился ценить главное

1996 -1998 годы, Воздушно-десантные войска, Омск-Тула, сержант

Желание стать священником было глубоко в моем сердце с самого отрочества. Однако когда пришла пора идти в армию, мое душевное состояние и внешние причины подталкивали меня к тому, что надо идти служить Родине. Видно, это был Божий промысел… А уж если служить – то в десанте. Мы шли в десант романтиками, все – по желанию. Нас несколько раз спрашивали на призывном пункте: «Кто не хочет служить в ВДВ?» Пугали, говорили, что это очень далеко и тяжело. Но на практике все оказалось не так страшно. У нас не ломали человеческую личность, а воспитывали мужчину, готового преодолевать трудности. Жесткость и жестокость чувствовались, конечно. Все войска можно узнать по тому, как празднуется их праздник: в день ВДВ все ломают и крушат… Минус, который я в ВДВ уже тогда видел – это жестокий внутренний настрой: «Мы десантники, мы потеем, бегаем, стреляем! А вы – бездельники, на койках валяетесь да картошку копаете». Таково в большинстве случаев отношение десантников к военнослужащим из других родов войск…

По поводу дедовщины. Я к ней отношусь, наверно, не как все. На это явление можно смотреть с разных сторон. Дедовщина – это, по сути, уважение младших к старшим. А ужасы, которые порой происходят, о которых мы слышим, – это от нас. Ведь не место красит человека, а человек место. Из доброго сокровища сердца человеческого рождается – доброе, из злого – злое. Все зависит от состояния нашей души. Мы люди, нам Господь дал право давать жизнь как добру, так и злу. Стали показывать жуткие фильмы про дедовщину и издевательства, молодые ребята насмотрелись и, придя в армию, стали реализовывать все это на практике. Хотя у нас, слава Богу, в части жутких издевательств не было. Были жесткие моменты – мужское общество всегда жесткое. Иногда было легче подраться, чем поругаться.

Конечно, не все было радужно, были и тяжелые, и сложные ситуации. Армия – это испытание человека, становление мужчины, воспитание его внутреннего «я». Я всегда ощущал, что со мной Бог. Но когда человек внутренне отходит от Бога, с ним может случиться что угодно, и это очень хорошо видно в армии. Знаете, когда солдаты прыгают с парашютом, верят все, атеиста не найти. Самый тяжелый момент – пять минут в самолете перед прыжком. Страшно каждый раз: это миф, что после нескольких прыжков привыкаешь. Особенно вспоминаются глаза «перворазников», наполненные ужасом. Я всегда крестился и читал 50-ый псалом («Помилуй Мя, Боже»). Христианину важно в последний момент жизни покаяться, а этот момент я ощущал как последний. И когда я молился, многие рядом крестились, как умели: кто слева направо, кто справа налево. Но осуждающих взглядов я никогда не видел.

Есть такая поговорка: «Что имеем – не храним, потерявши плачем». После армии я стал больше любить своих родителей, сестру, всех моих сродников. Долгая разлука учит ценить самое главное. Несмотря на внешние обстоятельства, я мог спокойно молиться. Меня редко, но отпускали на службы в церковь. Тем, кто еще решает, идти в армию или нет, могу посоветовать: если есть силы и возможность, – надо учиться, развиваться, заканчивать вузы. А если обстоятельства подталкивают идти в армию – смело идти и учиться защищать нашу Родину, стараясь при этом быть лучше, ближе к Богу, помня слова преподобного Серафима Саровского: «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи».

Протоиерей Игорь Пчелинцев,

пресс-секретарь Нижегородской епархии

Стройбат и армия едины

1986-1988 годы, военно-строительная часть, станции Чегдомын, Ургал, Мугуле, Хабаровский край, рядовой

Наша часть располагалась в тайге. До ближайшего жилья было ну очень далеко. Мне повезло, что я оказался старше многих своих сослуживцев. В части, где половина личного состава состояла из «урок», то есть уже отсидевших или имевших условный срок, быть на три-четыре года старше было важно. Другую половину стройбата составляли представители Средней Азии и Закавказья.

В армии я встретил зло без свойственных ему в обычной жизни реверансов. Но именно там я познакомился с верующими людьми и начал думать о Боге, к Которому пришел после демобилизации.

Ребята с Украины, православные христиане, за свои убеждения терпели притеснения как от руководства, так и от «авторитетных бойцов», потому что и те, и другие видели в верующих лишь бессловесных овец, готовых трудиться на благо «общества» день и ночь. Отчасти спасла постройка свинарника. Он получился большой, а свинок привезли всего трех. Верующие ребята с охотой взялись за свинарник, благо место это и для большинства «азиатов», и для «урок» было «нечистым», поэтому христиане спокойно оборудовали в одном из отсеков свинарника келью, в которой молились Богу. Потом об этом стало известно, но почему-то никто не стал разрушать этот «молитвенный дом». Так три свинки спасли общину.

Однажды у одного из «урок» пропали часы. Эти часы он сам отнял у какого-то солдата, и по пьянке, наверное, сам где-нибудь потерял. Но ребята решили, что часы кто-то украл и пошли по казарме – их выбивать. Это было просто: втроем, пьяные, подходили ко всем (кроме «своих», конечно) по очереди и после вопроса: «Где мои часы?» били, может, и не очень сильно, но очень обидно… Дошла очередь и до меня. «Снимай очки!» – сказал мне Толик, старший из компании «выбивал». Я снял. Толик, сжимая и разжимая кулаки, около минуты стоял напротив меня. Потом как-то обреченно простонал: «Нет, не могу учителя ударить, уходи отсюда и скорее…».

Мне этот случай кажется наглядной иллюстрация того, что где-то на генетическом уровне столетия христианского воспитания нашего народа создали определенные «зоны ответственности», когда даже в неверующем и недобром человеке может проснуться голос его православных предков. И что уважение к врачу, учителю, священнику составляет одну из важных духовных ценностей русского человека.

Протоиерей Александр Сорокин,

настоятель собора Феодоровской иконы Божией Матери, Санкт-Петербург

Как я узнал, что можно спать на ходу

1985-1987 годы, войска связи, Тульская область – Хабаровский край, сержант

Я был призван в армию с первого курса Филологического факультета Университета: в 1985 году Министерство обороны отменило отсрочку для студентов.

Неожиданно я оказался в отрыве от всего привычного и любимого: семьи, друзей, родного города. Всего этого я лишился в один миг. Есть мнение, что армия – это потерянные годы, потраченные бездарно: на ущербное общение, какие-то бессмысленные действия. Но, оглядываясь, я понимаю, что не стоит судить так категорично. Еще неизвестно, какие годы у человека – лучшие!

Армия – серьезная жизненная школа. Первые дни, недели, максимум полгода – необыкновенно трудное время, до такой степени трудное, что иногда кажется, что это кошмарный сон, который вот-вот должен закончиться, потому что такого быть не может… Дисциплина, режим, жесткие требования к внешнему виду. Вещи, которые кажутся ненужными и бессмысленными с позиции здравого смысла, в армии выполняются так, словно они имеют особую ценность. Например, вечерняя прогулка – это обязательно ходьба строевым шагом по плацу с песнями. После прогулки был обязательный просмотр программы «Время»: мы брали табуреты, стоявшие у каждого при кровати, и садились в колону по четыре, фронтом на телевизор.

В армии я не афишировал свои религиозные взгляды, хотя ближайший круг друзей знал, что я верю в Бога. Это принималось как данность, деталь моей биографии, и не было предметом дискуссий и споров. Предметом обсуждения были другие вопросы. Нам пытались прививать советскую идеологию, довольно неумело – проводились политинформации, например. Но советский идеологический антураж совершенно не мешал активному общению… Конечно, на темы, далекие от марксизма-ленинизма и строевой подготовки! В определенных пределах мы были свободны заниматься тем, что нам было интересно, хотя уйма времени уходила на занятия и караульную службу.

Сутки через трое мы охраняли объекты. Хабаровский край – это большие сопки, холмы, в недрах которых находились военные заводы. Мы выполняли роль внешней охраны. Я был разводящим – разводил часовых по постам, на которых они сменялись каждые два часа. Помню, зима, я иду впереди, за мной двое часовых. Мы шли по дороге, с которой надо было перпендикулярно свернуть и пройти еще немного – до поста. В полудреме доходим до места, смотрю – один часовой есть, а второго нет: только что был и куда-то пропал… Оказалось, когда мы повернули, он, заснув на ходу, пошел прямо, врезался в какое-то дерево, проснулся и нагнал нас только несколько минут спустя. Представляете, можно спать на ходу – об этом я узнал именно в армии!

Священник Игорь Палкин,

клирик храма святой мученицы Татианы при МГУ, Москва

Уничтожение вражды

Чехов, 1997-1998 годы, сухопутные войска, фотограф в штабе

В институте я не посещал военную кафедру и поэтому после получения диплома доложен был год отслужить в армии. К тому времени уже несколько лет существовал отдел по взаимодействию Церкви с армией и МВД, в компетенцию которого входило направление православных призывников в части, при которых имелся храм. Я прошел собеседование, и отправился в одну из таких частей.

После собеседования я думал приблизительно так: «Православных мало, значит, и часть маленькая: три-четыре верующих офицера, белый храм на горе, лес… Мы будем вместе молиться, служить, все будет легко и здорово!» Но когда нас привезли в часть, где было несколько тысяч человек личного состава, я все понял – нами ее просто «посолили».

Моим увлечением до армии была фотография: буквально через месяц после «учебки» меня попросили привезти аппаратуру и с ней забрали в штаб.

Так у меня появилось много времени подумать о будущем (после армии очень хотелось поступить на операторский факультет ВГИКа). Ночами печатал фотографии, и мог размышлять часами – сколько захочу. По сути дела, я занимался тем же, что делал бы на операторской работе: снимал, проявлял, печатал. Но, оказалось, что даже это любимое дело, – не то, ради чего стоит жить. Тогда и созрело решение о поступлении в семинарию.

В нашей части было около тридцати солдат, служивших по церковной директиве, и это был очень дружный коллектив. Мы были разного призыва, служили в разных ротах, но общались и поддерживали друг друга, делились церковными книгами, кассетами, читали вместе. В свободное от дежурства время нам позволяли посещать церковь на территории военного городка. Там мы в основном и общались. Сами пели на клиросе, сами помогали нашему настоятелю в алтаре, сами чинили крышу. Нас объединяла Церковь, и мы чувствовали, что по нам о Ней судят. К сожалению, на самого себя со стороны не посмотришь, и до конца не поймешь, получилось ли у нас быть той солью, которой должны были быть. Потому что с одной стороны мы старались, с другой, – наши человеческие качества не всегда были на высоте. Про себя я могу привести два характерных примера. В «учебке» я впервые увидел в себе жадность. Дело в том, что жизнь у солдата предельно проста, все строго регламентировано, и держать еду в казарме запрещено, кроме трехсот граммов сахара, выдаваемых на месяц тем, кто не курит. А в первый месяц предписания устава исполняются предельно строго. Мне было очень жалко сахара, и я ночью съел его целиком. Конечно, и раньше это качество во мне было, но я его не замечал, потому что никогда не был в ситуации, когда все личное имущество – это горстка сахара.

Второй случай более оптимистичный. Однажды, сбегая по лестнице, я толкнул одного из старослужащих, чем страшно его «обидел». Естественно, ближе к вечеру запахло кровью. Но я действительно был неправ на бытовом уровне, и поэтому попросил прощения. И тут произошло то, что меня просто потрясло – он из крутого «деда» превратился в мальчишку. Смутился, почти заплакал, стал сбивчиво говорить, что, мол, ну чего уж вы так, мы, мол, вас и так уж не трогаем, ну ты уж ладно, ты давай. Представляете, стоит «дед» передо мной и чуть не плачет, потому что я у него прощения попросил. Из этого случая я сделал для себя вывод, что просить прощения – это все равно, что применять оружие массового уничтожения… вражды.

Священник Павел Рахлин,

председатель отдела по взаимодействию с вооруженными силами и силовыми структурами Ярославской епархии

Как я был добровольцем

Чехов-3, 1997-1999 годы, сухопутные войска, старший кладовщик на складе капитального строительства

Я призывался из монастыря: два года и семь месяцев перед этим был послушником, а когда мне исполнилось восемнадцать лет, решил: пора! Я сам пришел в военкомат, добровольцем, рассудив так: как мне в дальнейшем строить свою жизнь, если я по своей воле упущу такой важный этап? Мне не по сердцу была сама мысль, что до двадцати семи лет я буду прятаться, скрываться от повесток… Конечно, страх перед армией во многом оправдан, но надо уповать на волю Божью.

Меня поставили кладовщиком, чтобы положить конец воровству: доверяли как верующему. Да, были непростые моменты: мы бегали «пасхальный кросс» после праздничной службы – такая маленькая издевка над нашей верой. Однажды во время построения меня вывели из строя, и замполит публично, при людях, заставлял меня говорить хулу на Церковь. Я отказался, и в воскресный день вместо богослужения был отправлен на тяжелые физические работы. Но такого, к счастью, было немного.

В моей роте большинство солдат были мусульманами: башкиры, татары. Православных, по сути, было только двое – я и мой друг. И знаете, сослуживцы очень хорошо, с пониманием относились к нашей религиозности. Один из них на втором году службы принял Крещение – думаю, ради этого стоило служить в армии!

Сейчас, оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что армия воспитала меня, закалила характер. Конечно, во время службы я несколько отошел от привычной мне церковной жизни, размеренной, вдумчивой – потому что постоянно занимался светскими, хозяйственными делами. Но я не жалею ни о чем, я рад тому, что служил!

Воинское звание в современной армии представляет собой сложные иерархические отношения между военнослужащими, закрепленные законом и военным уставом. Определенное звание должно быть присвоено абсолютно любому военнослужащему, причем независимо от его образования, рода деятельности или выслуги. Даже юноша, попавший по призыву в ряды ВС РФ, значится, как рядовой. Такая градация позволяет распределить права и обязанности всего контингента для обеспечения управляемости в случае ведения реальных боевых действий. Аналогичная ситуация прослеживается и во флоте.

Терминология в сухопутных и морских войск несколько отличается, но основная структура остается единой. Это позволяет осуществлять централизованное командование или соблюдать субординацию при ведении совместных действий. В произношении есть определенные нюансы, так, весь экипаж гвардейского корабля имеет в своем звании добавочную приставку «гвардии…». Примером может служить транспонирование звания капитана в звание «гвардии капитан».

Еще следует уделить внимание тому моменту, что при выходе в отставку за военнослужащим закрепляется его офицерское звание. Во-первых, гражданин может быть мобилизован в армию, а во-вторых, каждому приятно будет вспомнить о былых заслугах, несмотря на то, что сама служба осталась позади. В таком случае употребляют добавочный статус «…в отставке». Например, полковник в отставке.

Каждый солдат мечтает о военной карьере офицера, но в этом отношении бездействие военнослужащего ни к чему не приведет. Чтобы подниматься вверх по иерархической лестнице и получить очередное звание, необходимо проявить свои знания, умения, таланты. Нужно постоянно самосовершенствоваться, учиться, добиваться доверия командиров. Присвоение звания, кроме желания командующего части, строго регламентировано законодательными актами, которые актуальны как для общевойсковой, так и для корабельной службы. Существует определенный порядок назначений, а процедура повышения по службе индивидуальная для каждого военного.

Очередные звания и сроки их присвоения

Всю градацию в некоторых случаях удобнее разделить на отдельные группы. Разделение происходит по схожим обязанностям или правам, поэтому такой подход вдвойне удобен при описании вопроса, как получить звание в армии. Весь контингент делится на солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров. Для морского флота, соответственно, матросов, старшин, мичманов и все тех же офицеров. Но при этом необходимо помнить, что офицерский состав подразделяется на младший, старший и высший.

На получение звания накладывает ограничения срок службы. При выполнении прочих условий есть еще требования по длительности пребывания в текущем звании для каждого персонального этапа. Солдат или матрос получат очередное звание только через пять месяцев после начала службы. Никакие другие отличия не позволят этому свершиться раньше установленного времени.

  • Погоны младшего сержанта ефрейтору удастся примерить только с выслугой в 1 год.
  • До сержанта придется служить два года. Когда срок службы в армии составлял 24 месяца, срочник имел шанс уволиться в звании сержанта. Сейчас это возможно только для тех, кто заключил контракт, ведь срочная служба длится всего 12 месяцев.
  • Отметим, что звание старшего сержанта, как и прапорщика, ожидает солдата только после трех лет выслуги.
  • Получив офицерские погоны, военнослужащий не освобождается от временных ограничений. Чем выше офицерское звание, тем дольше его придется зарабатывать. С погонами младшего лейтенанта придется служить, как минимум, два года.
  • Для лейтенантов и старших лейтенантов срок ожидания – 3 года.
  • Капитан или майор не сможет претендовать на повышение на протяжении 4 лет, а подполковник – пяти.

Аналогичные рамки установлены и в войсках ВМФ.

Получившие высшее образование в военных вузах офицеры примеряют лейтенантские погоны. С ними придется служить два года. Отдельные правила устанавливаются для высшего офицерского состава. Они ожидают повышения два года, но при этом должно выполняться одно очень важное условие: в течение года офицер обязан был состоять на должности, соответствующей высшему офицерскому званию. Генералы и, соответственно, адмиралы не имеют абсолютно никаких временных рамок для пребывания в своем армейском звании.

Вопрос о том, как в российской армии получают очередные звания, сопряжен с исчислением срока выслуги. Отсчет начинается со дня выхода в свет приказа командования о присвоении звания. В общих случаях перерывы в службе не могут быть засчитаны при определении срока пребывания в звании, но есть определенные исключения, которые связанные с незаконным увольнением, незаконным содержанием под стражей и пребыванием в запасе. В рассмотренных ситуациях срок не прерывается.

Начиная с 2016 года, на законодательном уровне был несколько изменен порядок присвоения очередного звания. Если раньше достаточно было дождаться соответствующей выслуги, то сегодня кандидату приходится проходить определенную защиту своего права на получение повышения. Например, претендента на звание капитана ожидает тест на профпригодность, и уже по его результатам будут рассматриваться другие показатели: отсутствие взысканий, поведение, дисциплина. Данное новшество нельзя оценивать в одностороннем порядке, так как есть и положительные моменты. Военнослужащему могут дать звание раньше положенного срока, если он подходит по вышеуказанным параметрам.

Как добиться повышения по службе

Повышение воинского звания обязательно связано с одним из предусмотренных оснований. В качестве таковых могут выступать подписание контракта военнослужащим, призыв по повестке, окончание военного учебного заведения. Если в жизни военного не происходит никаких кардинальных изменений, то окончание положенного срока пребывания в армии будет считаться веским основанием для присвоения следующего. Инициатором может стать и командование части.

На практике часто встречаются случаи, когда должность является первопричиной для повышения звания. В штатном расписании для каждой должности существует соответствие воинского звания. При отсутствии надлежащих кандидатов военному предлагается занять должность, при этом звание будет автоматически присвоено. Дата присвоения и дата назначения на должность совпадают.

Высшие офицерские звания присваиваются специальным указом Верховного главнокомандующего, но предварительно составляется представление от лица представителя местного самоуправления, под чьей юрисдикцией находится воинская часть. Что же касается звания рядового, то его присвоить может и представитель военкомата.

Первое офицерское звание – лейтенант, которое присваивают только выпускникам военных вузов. Если после аспирантуры гражданин решил подписать контракт, то это не даст никаких привилегий. Аналогичная ситуация складывается и для тех, кто окончил техникум. Но при наличии в гражданском вузе военной кафедры выпускник при поступлении на службу будет приставлен к офицерскому званию. А вот ученая степень или преподавательская должность в военном заведении будет способствовать получению повышения, однако такое повышение ограничено званием полковника.

Присвоение внеочередного звания

Для карьерного роста вовсе не обязательно выжидать подходящей выслуги. Нередко командование принимает решение раньше срока поощрить военнослужащего следующим званием, если тот проявил себя исключительно с положительной стороны. Так, успехи в несении службы, проявление организаторских способностей, совершенные поступки вполне смогут стать объективной причиной для такого решения со стороны командира части.

Подобный случай более известен, как присвоение внеочередного звания. В боевой обстановке любой подвиг будет поощрен дополнительными звездочками на погонах. В мирной жизни офицер докажет свой профессионализм, если его подопечные проявят себя во время учений или выполнении определенной поставленной задачи. Ложкой дегтя служит фактор родства между офицером и командующим. В таком случае развитие событий, связанных с карьерой, происходит стремительным образом, но данный пример является слабым звеном в любой системе, и армия здесь не исключение.

Рейтинг автора Автор статьи Виталий Рябов За плечами служба по призыву, а после и по контракту. Сейчас на пенсии. Написано статей 241

Звучит интригующе, не правда ли? Сразу вспоминаются военные машины из «Терминатора» и роботы-пришельцы из «Трансформеров». Реальность же не столь эффектна: «армией» называют автоматизированную систему из множества роботов, взаимодействующих между собой и централизованно управляемых. Замена труда людей на искусственный интеллект и технические возможности такой «армии» на предприятии приводит к более качественному и быстрому выполнению функций, открывает безграничные перспективы развития. Конечно, с ее помощью мировое господство не завоюешь, а вот лидирующие позиции на потребительском рынке – вполне, что в современных реалиях намного важнее.

Примером использования «армии» роботов выступает одна из популярнейших в Британии платформ онлайн-шоппинга Ocado. Каждый день компания получает десятки тысяч заказов, а на складах предприятия хранятся, перемещаются и сортируются сотни тысяч товаров для того, чтобы сформировать и доставить заказ каждому покупателю. Тим Штайнер, генеральный директор компании, видит секрет успеха именно в автоматизации рабочего процесса, позволяющей сэкономить 15-20% расходов на маркетинг и в разы улучшить качество сервиса.

Но вернемся к самой «армии» роботов. Предположим, вы хотите создать подобную автоматизированную систему, отвечающую вашим требованиям, для своего предприятия. С чего же следует начать?

Этап 1: поиск и исследование

Прежде всего вам нужно определить функции, которые должна выполнять ваша «армия», ее численность, место ее расположения и влияние внешних условий на систему. Ваш первый шаг – сбор и анализ данных. Затруднения могут возникнуть уже на этом этапе, и вам придется искать оптимальные решения.

Компания Ocado Technology, контролирующая автоматизацию на складах Ocado, столкнулась с проблемой 4D оптимизации – контроля перемещений каждого робота в трехмерном пространстве склада в режиме реального времени. Кроме того, устройства должны выбирать оптимальный маршрут и расположение товаров с учетом не только текущих, но и предстоящих заказов. Эта задача потребовала сложных математических расчетов, применения алгоритмов работы с большими данными и использования методов машинного обучения. Зато результат превзошел все ожидания: система с высокой точностью способна предсказывать предстоящие заказы на основе имеющейся выборки данных. Подробнее об этом немного позже.

Кроме того, большинство уже разработанных материалов и технического оборудования для сборки роботов не отвечало требованиям компании. Специалисты из Ocado Technology долго трудились над усовершенствованием датчиков, средств коммуникации, навигации и перемещения в пространстве, а также создавали уникальные устройства, конструкция которых лучше всего подходит для роботов Ocado.

Этап 2: разработка конструкции отдельного робота

Когда основные принципы работы всей системы определены, пора задуматься о функциях и устройстве ее элементов. Конструкция каждого робота должна отвечать техническому заданию.

Для роботов из «армии» Ocado важнейшими требованиями являются мобильность устройств и эффективность использования энергии, поэтому они имеют небольшой размер (примерно со стиральную машину), обтекаемую форму и работают от аккумулятора, напоминающего внешне автомобильный. Химический состав силового модуля позволяет минимизировать тепловые потери и снизить время зарядки. Роботы оснащены множеством датчиков и приводов, управляемых мощными микроконтроллерами. Контроль данных осуществляется в операционных системах Linux, с помощью программы управления в реальном времени, написанной на языке программирования Java и объединяющей данные с датчиков роботов; обмен данными осуществляется по беспроводному протоколу связи Ocado. Разработчики протестировали много вариантов дизайна и конструкции, после чего выбрали оптимальный вариант, и в результате каждый робот справляется со своей задачей на высшем уровне.

Этап 3: управление системой

Вы уже получили тысячи идеально спроектированных и собранных роботов, но «армией» они пока не являются. Каждое устройство должно не только правильно выполнять свою функцию, но и взаимодействовать с остальными устройствами, осуществляя обмен данными. Перед вами сложнейшая задача: объединить отдельных роботов в единую управляемую систему.

Читать также: Попытка избежать восстания машин: Первая Конституция Искусственного Интеллекта

Ocado Technology в сотрудничестве с технологической фирмой консультирования «Кембриджские Консультанты» разработали коммуникационную систему, способную контролировать тысячи устройств на территории складов общей площадью около 40 км2. Создатели называют ее «самой плотной мобильной сетью в мире». Разработанные компаниями чипы отправляют информацию с датчиков роботов в центр управления, используя нелицензионный спектр в диапазоне 5 ГГц, что позволяет значительно сократить время передачи данных. Для обеспечения работы на большой дальности использована система множественного доступа с частотным разделением каналов OFDMA. Роботы в «армии» были разбиты на группы, для каждой из которых был выделен отдельный коммуникационный канал. В итоге 43200 устройств взаимодействуют и обмениваются информацией, используя систему всего из 24 каналов, занимающих суммарно частоту в 240 МГц из максимальных выделенных 500.

Инженер компании Ocado Technology Адам Грин объясняет принцип работы системы так: «Представьте, что вы сидите за столом с тремя друзьями. Ваш разговор идет легко, и у каждого есть возможность высказаться. Проблема возникает, если вы обсуждаете что-либо на государственном банкете с сотней остальных приглашенных. Конечно, не все смогут участвовать в разговоре. В отношении роботов данная ситуация становится критичной: если хотя бы одно устройство не может отправлять сигнал и поддерживать связь с остальными, правильное функционирование всей «армии» оказывается под угрозой. Отдельные коммуникационные каналы для роботов устраняют эту опасность: синхронизация происходит так, что 10 раз в секунду в центр управления отправляются либо обновленные данные, либо сигнал, дополненный нулями и сообщающий об отсутствии изменений. Таким образом, даже при неисправности датчиков робота его местоположение остается известным, что делает риск столкновения устройств минимальным».

Этап 4: тестирование

Даже идеально выполненное проектирование роботов и системы управления ими не является гарантией успеха вашего замысла, пока разработки остаются лишь на бумаге. Иногда единственный способ обнаружить неисправность устройств, ошибки в расчетах или неучтенное влияние внешних факторов – активное тестирование. Вы пронаблюдаете, как работает ваша «армия» в реальных условиях, сможете выявить и устранить неполадки на начальной стадии или насладиться их отсутствием.

Конечно компания Ocado Technology проводила тестирование своих роботов. Основной задачей проверки стало выяснить, как устройства реагируют на сигнал с помехами. Однако если для проверки на одном роботе создаются радиочастотные помехи на всей сети, то неисправность радиосвязи приведет к неправильному функционированию остальных поблизости. Использование отдельных коммуникационных каналов помогло изолировать часть «армии» от остальных устройств, и роботы с честью выдержали испытание, получив информацию и отправив специальный сигнал в центр управления. Также «армия» справилась с проверкой на безопасность передвижения: из-за высокой скорости отправки и получения сигналов роботы успевали скорректировать маршрут и избежать столкновений.

Этап 5: совершенствование системы

Итак, ваша «армия» роботов спроектирована и собрана, тестирование проведено, устройства успешно функционируют на предприятии. Но это не повод останавливаться на достигнутом. При улучшении технических характеристик роботов и средств управления «армией» рабочий процесс будет идти еще быстрее и качественнее, что приведет к увеличению вашей прибыли. Потенциал для развития поистине безграничен.

Читать также: Почему Марк Цукерберг лучше Железного Человека?

Компания Ocado Technology пошла еще дальше и совершенствует не только конструкцию роботов, но и оптимизирует расположение складов для увеличения скорости и улучшения маневренности устройств. Разработчики составляют оптимальные маршруты для роботов, ведь даже несколько сэкономленных секунд могут иметь большое значение на масштабном предприятии. Но для этого компании недостаточно знать, что люди чаще всего заказывали чаще в прошлом, важнее знать, что будет пользоваться спросом в будущем. Ocado Technology используют аналитическую систему, работающую по принципу нейронных сетей. В программу вносятся данные о товарах, которые популярны в настоящее время, проводится анализ предпочтений клиентов, учитывающий их индивидуальные особенности. На основе этого с помощью алгоритмов прогнозирования строятся предположения о том, как быстро люди будут потреблять купленное и что они захотят приобрести потом. Посредством широкой выборки данных и глубокой клиентской аналитики результат получается на удивление точным.

Автоматизация на складах Ocado не имеет равных по масштабности, и все же пока роботы не могут полностью заменить людей на предприятии. Но все-таки в планах у компании – полная автоматизация рабочего процесса. Только представьте: огромное пространство складов, километры конвейерных лент и «армия» из тысяч роботов, которые принимают заказы, выбирают нужные товары и контролируют их перемещение по территории предприятия. Заказ доставляют к вам домой на беспилотном автомобиле, а в это время на складах уже формируют ваш следующий заказ, предсказанный искусственным интеллектом. Каждой новой разработкой и усовершенствованием техники создатели «армии» Ocado становятся на шаг ближе к своей цели, а удастся ли им ее достигнуть – увидим уже в ближайшем будущем.

герда

Цитата:
Сообщение от Nika1lo
Nadyuwka,
Что ты дала мне, армия?
«Вот и пришло время подвести черту. Подытожить мою службу в войсках гражданской обороны МЧС России.
На следующей неделе я уже буду дома. Даже и не верится, что все заканчивается. Последние деньки я хожу в форме и сапогах. Последние наряды, последние тренажи по строевой и РХБЗ. Последняя баня ждет меня в пятницу. Больше я не увижу всех этих офицеров, прапорщиков и прочих мудаков. Не услышу противное: «Отряд подъем!» и на плац меня никто выгонять не будет.
Дембель… Этот день станет самым счастливым днем в моей жизни!
Чему меня научила армия? Как я изменился? Был ли смысл во всем этом? Попробую ответить на эти вопросы.
Первые месяцы службы – реальная школа выживания. Дедовщина. Каждый день – борьба с системой. Хотя систему эту не сломить. Потому что в армии ты один, и нет ни на кого надежды.
Службу в армии можно смело разделить на два периода, до ухода дембелей и после ухода дембелей. Первые полгода – дух, вторые полгода дед/дембель.
В армии учишься самостоятельности в первые полгода службы. Всегда и везде должен быть порядок, все должно быть аккуратно сложено/убрано. Все должно быть ровным и квадратным. ) Эти квадратные сугробы высотой в два метра. Это просто нужно видеть. И каким трудом эти сугробы создаются — неописуемо. Внешний вид всегда должен быть опрятным. Постриженность, побритость, окантованность, подшитость, поглаженность и постиранность. И все это проверяется каждый день на утреннем осмотре.
Терпение, выносливость моральная и физическая. Парой нагрузки приходилось переносить дикие. Утренняя физическая зарядка? Да ну нах. Это скорее была разрядка до нуля. Поднимаешься в казарму – язык на плечо, еле ноги передвигаешь.
Духа не уважает никто. Ни офицер, ни дембель. Универсальная рабочая сила – которая делает все ,что ей скажут. А если эта рабочая сила не желала что то делать, в ход часто шли «альтернативные методы воспитания».
Отношение к гражданке координально перевернулось. Плохая пища(дада, бикус, я буду помнить тебя вечно), забор по периметру, отсутствие собственного мнения. «Тяготы и лишения». Начинаешь ценить мелочи. Там на гражданке каждый – хозяин своей жизни. Каждый делает то, что хочет, когда хочет, где хочет и с кем хочет. Полная свобода действий.
Я теперь абсолютно неприхотлив к пище. Похудел конечно килограмм на 15. На 13 из них будучи «молодым». Скорее всего стресс так подействовал на мой лишний вес. Все сейчас мне говорят, что я стал худым, худющим и так далее. До армии мне моя фигура не нравилась, теперь это не так. Мясо белого медведя, несоленые макаронные изделия, безвкусные супы. Компот и кисель без сахара. Испорченная квашенная капуста аля бикус. Сухая гречка. Тушеная рыба. Два глатка сока в кружке(срок годности есстественно истек давным давно). Какой-то пресный хлеб аля сухарь. Жуть одним словом.
Родители. Ближе них у человека нет никого. Родители это люди – которые помогут не смотя ни на что. Никогда не придадут, могут поддержать в трудную минуту. Эти разговоры с мамой, после них на душе у меня всегда становилось тихо и спокойно. Родной голос снимает любые депрессии, избавляет от переживаний. Мама, ты обязательно прочитаешь эти строки! Я люблю тебя! То что ты дала мне, не даст мне никто. Раньше я думал, что вы меня ограничиваете во многом. Теперь я знаю – все это было ради меня. Вы хотели огорадить меня от каких то проблем, ненужных связей. Всегда ходели знать где я и с кем я. Потому что вы переживали. Потому что вы любите своего сына. А я люблю вас!
Вторые пол года. Ну что тут можно сказать? Как только ушли дембеля – две недели мы бухали. Каждый день, потеряли страх. Спустя две недели все были в долгах. )
Я получил сержанта. Своими руками с тех пор я ничего не делал. Абсолютно. Только контроль за подчиненным мне личным составом. Решение вопросов и улаживание проблем. Руководить не всегда было легко. Иногда приходилось разрываться просто, не буду вдоваться в подробности.
Кулаками я молодых не трогал. И горжусь этим. Я считаю, что все вопросы можно решить другими более мирными способами. Зачем доказывать свое превосходство? Может это и нужно так называемым гопникам, которые служат(тут таких 90%). Сейчас я могу с уверенностью сказать тем, кто собирается в армию: Дедовщины больше не будет. Будет устав. Пойдете служить – узнаете что это такое. Порой уставщина гораздо хуже дедовщины. К примеру если у нас офицеры пытаются как то «задрочить» солдат – их приказам просто не подчиняются. Час строевой? Да пошел ты.
Последние месяцы – это отдых в санатории. Я ничего не делаю, только сплю, сижу в интернете, выпиваю иногда (в меру)., хожу в наряд – потому что хочу. Всем известно наверно что я радист. Это не наряд по роте или по столовой, тут ничего делать не надо. Как то пытаюсь убить время оставшееся до дома. Офицеры на меня не обращают никакого внимания практически. Они знают, что озадачивать меня чем то – бесполезно. Я просто скажу другим и все сделают за меня. Я даже не буду контролировать как это будет делаться. Потому что мне пофиг абсолютно стало. Утренняя физическая зарядка? Бежать? Если только я захочу. Могу просто простоять на месте целый час, выкурить пару сигарет. Полюбоваться природой(около стадиона у нас несколько озер, на другом берегу которых лес). И абсолютно не важно что отвестсвенный офицер там орёт во все горло и распинается.
Есть ли смысл служить? Я бы не сказал конечно. Большая часть идет в армию только ради военного билета, без него очень трудно найти нормальную работу сейчас. Армия делает парней мужчинами, ради этого я считаю стоит отслужить. Один год это далеко не два. И именно одного года я считаю более чем достаточно.
Я не капли не жалею, что пошел служить. Каким я стал – думаю моя семья и друзья расскажут мне, самого судить трудно.
Вот и все наверно, что я хотел сказать. Очень скучаю по товарищам которые уволились раньше меня. За год мы успели подружиться, и я уверен с этими людьми я буду видеться достаточно часто. В большей степени это касается моих земляков.
Тем кто не служил, но ему это грозит: Не надо ничего бояться, отслужишь и все будет офигенно! Ты не пожалеешь, я гарантирую.
ТЧК. »
вот это письмо! и еще есть пару отзывов от парней(находила их ВКонтакте) там парни пишут, что научились учитывать интересы других, стали ценить то,на что раньше забивали, один написал: до армии был раздолбаем — теперь МУЖИИИК )
Письмо дембеля молодым