Эсминец типа новик

Содержание

Эскадренные миноносцы типа «Новик»

Эскадренные миноносцы
типа «Новик»

Проект

Страна

  • Россия
    СССР (1924—1935)
    СССР
    Германская империя

Изготовители

Операторы

Годы постройки

20 сентября 1912

В строю

выведены из состава флота

Основные характеристики

Водоизмещение

1-я серия: 1070—1110 т (нормальное)
1191—1330 т (полное)

2-я серия: 1350—1360 т (нормальное)
1560—1710 т (полное)

3-серия: 1326 т (нормальное)

Длина

1-я серия: 93,9-98 м (наибольшая)
92,5-96 м (по ватерлинии)

2-я серия: 93,26-107,5 м
92,5-105м

3-я серия: 99,3 м

Ширина

1-я серия: 9,07-9,53м (наибольшая)
8,2-8,95 м
2-я серия: 9,07-9,5м
8,6 м

Осадка

3,9 — 4,2 м (средняя при полном водоизмещении)

Бронирование

нет

Двигатели

паровые турбины

Мощность

21 357 л. с. (тип «Дерзкий»)
28 000-31 660 л. с. (тип «Лейтенант Ильин»)
34 900 л. с. (тип «Изяслав»)

Движитель

2 — 3 винта

Скорость хода

28—35 узлов (полная)

Дальность плавания

1200—1717 миль
на экономической скорости (21 узел)
675-700 миль
на 30 узлах

Экипаж

113—158 человек

Вооружение

Артиллерия

3-5 102-мм пушек Обуховского завода

Зенитная артиллерия

Сильно различалось.
На кораблях первой серии — 2 47-мм, второй 1-2 40-мм или 1 63-мм зенитная пушка

Минно-торпедное вооружение

от 3 до 5 спаренных или строенных 457-мм ТА (10-14 торпед), 80 морских мин образца 1908 года

Медиафайлы на Викискладе

Эскадренные миноносцы типа «Новик» — первые русские эсминцы с паротурбинными двигателями, постройки 1912÷1917 годов. Состояли на вооружении Российского Императорского флота, Морских сил СССР и Военно-Морского Флота СССР, вплоть до середины 1950-х годов.

Эскадренные миноносцы типа строились тремя сериями, в свою очередь делившихся на типы (подтипы) «Дерзкий», «Счастливый», «Орфей» (1-я серия), «Лейтенант Ильин», «Гавриил», «Изяслав», «Гогланд» (2-я серия) и «Ушаковские» (3-я серия). Всего было построено 30 эсминцев, включая и предсерийный «Новик». Ещё 28 кораблей к 1917 году находились на судостроительных заводах в разной степени готовности.

Предыстория

Основная статья: Новик (эсминец)

Для возмещения потерь, понесённых русским флотом в ходе русско-японской войны, Морское ведомство в середине 1904 года запросило из средств, собранных «Особым комитетом по усилению военного флота на добровольные пожертвования», кредиты на строительство в экстренном порядке кораблей различных классов, в числе которых были и 18 минных крейсеров (с 1907 года — эсминцев). После завершения расчётов с судостроительными заводами, оказалось, что в распоряжении «Особого комитета» находится ещё 2 млн рублей, которые было решено потратить на строительство корабля, в котором был бы учтён опыт русско-японской войны. Этим кораблём, заложенным и построенным на Путиловской верфи в 1910—1912 годах, стал эсминец «Новик».

Роль, которую сыграл «Новик», трудно переоценить. Он был этапным кораблём, ставшим в своём классе своеобразным эталоном на последующее десятилетие. Впервые в Российском флоте на эскадренном миноносце появились мощные паровые турбины и чисто нефтяные котлы, был преодолён 36-узловой рубеж скорости. Впервые его корпус был собран по продольной системе набора. На нём впервые установили необычайно мощное на то время вооружение.

История проектирования и строительства

Подготовка серийного строительства

Параллельно разработке эскизных проектов эскадренного миноносца «Новик», Морской генеральный штаб (МГШ) и Главное управление кораблестроения (ГУК) разрабатывали технические условия на создание эскадренных миноносцев, предназначенных для замены устаревших типов миноносцев и минных крейсеров русского флота. Одновременно с разработкой технических условий разрабатывались тактические и стратегические принципы ведения ими боевых действий в составе тактических единиц (дивизионов эскадренных миноносцев), объединяемых в более крупные соединения (эскадры), в состав которых помимо эсминцев должны были входить бригады линейных кораблей-дредноутов, бригады линейных и лёгких крейсеров.

В апреле 1907 года Морским Генеральным штабом была разработана и представлена на утверждение Совета министров, Государственного совета и Государственной Думы новая программа военного кораблестроения — «Программа развития и реформ вооружённых сил России», известная как «Малая судостроительная программа», предусматривающая помимо прочего строительство 14 эскадренных миноносцев для нужд Черноморского флота. Программа была утверждена Советом министров и Государственным советом, но не принята Государственной Думой в первоначальном своём варианте, в связи с чем от строительства эсминцев для Черноморского флота временно пришлось отказаться.

Только после прихода в начале 1911 года на пост морского министра И. К. Григоровича ход разработки программ строительства эскадренных миноносцев был резко ускорен. В мае 1911 года был утверждён закон «Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота», в соответствии с которым выделялись средства на проектирование и строительство 9 эскадренных миноносцев типа «Новик». В следующем году (6 июня) была принята «Программа усиленного судостроения Балтийского флота», предусматривающая строительство с 1912 по 1916 год для Балтийского флота 31 эскадренного миноносца типа «Новик». А в июне 1914 года была принята «Программа спешного усиления Черноморского флота», по которой должны были быть построены ещё 8 эсминцев типа «Новик», в дополнение к уже заказанным 9 кораблям.

Морской Генеральный штаб (МГШ) сумел проявить ретроградство, не решившись на миноносцах типа «Новик» предусмотреть сразу аппараты для 533-мм торпед, вооружив эти эсминцы морально устаревшим оружием.

Оценка проекта

К началу Первой мировой войны «Новики» считались лучшими кораблями своего класса. Новейшие длинноствольные 102-мм орудия Обуховского завода с хорошей баллистикой, новые двух- и трёхтрубные торпедные аппараты с растворением труб, приборы управления залповой торпедной и артиллерийской стрельбой выгодно отличали их как от эсминцев-предшественников, так и от современных им представителей класса «эскадренный миноносец». Способность нести до 80 мин заграждения делала эсминцы этого типа универсальными кораблями. «Новики» были способны как вступать в артиллерийские дуэли, так и проводить торпедные атаки и выставлять минные заграждения как вблизи своих баз, так и на коммуникациях противника.

Помимо несомненных достоинств, эскадренные миноносцы типа «Новик» обладали и недостатками. Строительство разных кораблей типа велось разными заводами, многие из которых не имели опыта постройки кораблей класса «эскадренный миноносец», в результате чего многие «новики» «недобирали» проектную скорость, а их механизмы страдали самыми разными «детскими болезнями». Вступление Российской империи в Первую мировую войну внесло свои коррективы в строительство «новиков» — корабли строились в спешке, без проведения полных испытаний, и неисправности корабельных механизмов приходилось обнаруживать уже в боевой обстановке. Наиболее серьёзно страдали от различных поломок корабли первых двух Черноморских серий, основным недостатком «Новика» и последующих двух серий эсминцев для Черноморского флота были торпедные аппараты. Двухтрубные торпедные аппараты Путиловского завода имели следующие недостатки: жёстко скреплённые трубы, невозможность слежения за целью (отсутствие муфты Дженни в зубчатой передаче), медленное механическое вращение аппарата, конструкционный дефект затвора зарядника.

Однако, если к началу Первой мировой войны «новики» считались наиболее современными кораблями своего класса, то к её концу, с появлением эскадренных миноносцев с линейно-возвышенным расположением артиллерии калибра 120—150 мм и принятием на вооружение 533-мм торпед, они сильно устарели. Лишь благодаря проведённым в 1920-х — 1930-х годах модернизациям остающиеся в строю советского ВМФ корабли были немного приближены к современному уровню.

Германские «Новики»

Германские «Новики», отличались от русского предсерийного прототипа компоновкой агрегатов котлотурбинных установок, дымовытяжными устройствами и количеством дымовых труб и вооружением. Германские «Новики», постройки двух различных заводов, отличались рядом тактико-технических элементов. В 1915 году, эти миноносцы, всего 8 единиц, были достроены на заводах: «Блом и Восс» и «Вулкан» уже в ходе войны и введены в состав германского флота, под обозначениями соответственно: B-97, B-98, B-109, B-110, B-111, B-112 и V-99, V-100. Эти эсминцы оказались лучшими и самыми мощными германскими кораблями в своём классе и были отнесены к подклассу «церштёрер» (германский синоним английского термина «дестройер»). 17 августа 1915 года, два новейших германских эсминца: V-99 и V-100 были вынуждены вступить в бой на дальней дистанции со своим русским прототипом — «Новик», в ходе которого потерпели сокрушительное поражение, не нанеся противнику никаких потерь. Выпущенные по «Новику» 88-мм снаряды не долетали до цели. В итоге, V-99 получил повреждения, несовместимые с продолжением службы. В 1916 году, после принятия на вооружение 105-мм орудий, германские «новики» были перевооружены первыми.

В ходе морской войны с английским флотом, часть германских «новиков» были затоплены в Скапа-Флоу. Остальные, вскоре после окончания 1-й мировой войны — были сданы на слом.

> См. также

  • Минный крейсер

Примечания

  1. 1 2 3 Верстюк А.Н., Гордеев С.Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — С. 3.
  2. Чернышов А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 5. — ISBN 978-5-699-23164-5.
  3. Чернышов А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 11.
  4. 1 2 Чернышов А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 12.
  5. Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — С. 148-149 — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн. — Тираж 3.000.
  6. Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — С. 173-174 — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн. — Тираж 3.000.
  7. Мельников Р. М. Эскадренные миноносцы класса «Доброволец». — СПб., 1999. — («Боевые корабли мира»).
  8. 1 2 3 Верстюк А.Н., Гордеев С.Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — С. 127.
  9. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза,, 2007. — С. 58 — 61.
  10. Журнал: «Моделист конструктор» №.. 19.. г. И. Чернышёв., под редакцией вице-адмирала Г. И. Щедрина.`Статья: «Первый в своём роде»
  11. Журнал: «Моделист конструктор» № 3, 2000 г.

Литература

  • Верстюк А.Н., Гордеев С.Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — 128 с. — не указан экз. — ISBN 5-902863-10-4.
  • Степанов Ю.Г., Цветков И.Ф. Эскадренный миноносец «Новик». — Л.: Судостроение, 1981. Архивировано 6 сентября 2009 года. Архивная копия от 6 сентября 2009 на Wayback Machine
  • Чернышов А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — 224 с. — (Арсенал-Коллекция). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-23164-5.
  • Мельников Р. М. Эскадренные миноносцы класса «Доброволец». — Военно-Морская коллекция. — СПб., 1999. — («Боевые корабли мира»).
  • Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн. — Тираж 3.000.

  • «Новик»
    • «Яков Свердлов»

Головной

  • «Счастливый»
  • «Быстрый»
    • «Фрунзе»
  • «Пылкий»
  • «Громкий»
  • «Поспешный»

  • «Победитель»
    • «Володарский»
  • «Забияка»
    • «Урицкий»
  • «Гром»
  • «Орфей»
  • «Летун»
  • «Десна»
    • «Энгельс»
  • «Азард»
    • «Артем»
  • «Самсон»
    • «Сталин»

Эскадренные миноносцы типа «Новик» 1-й серии
Тип «Дерзкий» Тип «Счастливый» Тип «Орфей»

  • «Капитан Изыльметьев»
    • «Ленин»
  • «Лейтенант Ильин»
    • «Войков»
  • «Капитан Белли»
    • «Карл Либкнехт»
  • «Капитан Керн»
    • «Валериан Куйбышев»
  • «Капитан Кингсберген»
  • Лейтенант Дубасов 1
  • Капитан Конон Зотов 1
  • Капитан Кроун 1

  • «Гавриил»
  • «Константин»
  • «Владимир»
  • Михаил 1
  • Сокол 1
  • Мечеслав 1

  • «Изяслав»
    • «Карл Маркс»
  • «Автроил»
  • «Прямислав»
    • «Калинин»
  • Брячислав1
  • Фёдор Стратилат 1

  • Гогланд 1
  • Гренгам 1
  • Кульм 1
  • Патрас 1
  • Стирсудден 2
  • Смоленск 2
  • Хиос 2
  • Тенедос 2
  • Рымник 2

Эскадренные миноносцы типа «Новик» 2-й серии
Тип
«Лейтенант Ильин»
Тип «Гавриил» Тип «Изяслав» Тип «Гогланд»

  • «Фидониси»
  • «Керчь»
  • «Гаджибей»
  • «Калиакрия»
    • «Дзержинский»
  • Цериго 1
  • «Занте»
    • «Незаможник»
  • «Корфу»
    • «Железняков»
  • «Левкас»
    • «Шаумян»

  • Тенедос 2
  • Хиос 2
  • Родос 2
  • Самос 2 и др.3

Эскадренные миноносцы типа «Новик» 3-й серии
Тип «Фидониси»
(1-я «Ушаковская»
серия)
2-я «Ушаковская»
серия
1 Заложен, но недостроен; 2 Заказ аннулирован; 3 Ещё 8 эсминцам типа не успели присвоить названия.

Миноносцы России по типам

Миноносцы
(1877—1903)

Минные крейсера
(1887—1897)

Миноносцы,
переклассифицированные
в эсминцы (1894—1907)

Минные крейсера,
переклассифицированные
в эсминцы (1904—1907)

Эскадренные миноносцы
типа «Новик» (1910—1925)

Лидеры эсминцев
(1932—1940)

Эскадренные миноносцы
(1935—1957)

Эскадренные миноносцы
УРО (1957—1993)

Большие противолодочные
корабли (1962—1999)

Нереализованные проекты

  • проект 24 (лидер)
  • проект 35 (эсминец)
  • проект 36 (эсминец)
  • проект 37 (миноносец)
  • проект 40 (эсминец)
  • проект 47 (лидер)
  • проект 48 (лидер)
  • проект 1156 (БПК)
  • проект 1199 (БПК)
  • проект 11000 (эсминец УРО)
  • проект 21956 (эсминец УРО)
  • проект 23560 (эсминец УРО)

Эскадренные миноносцы типа «Новик»

Эсминец “Новик” (“Новик” с 13.07.1926 г. “Яков Свердлов”)

Заложен 19.07.1910
Спущен 21.06.1911
Вступил в строй 27.08.1913

Строился на средства “Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования”, оставшиеся после постройки 18 МК и 4-х ПЛ. Первый турбинный ЭМ русского флота, имевший на вооружении 102мм орудия. При проектировании был полностью учтен опыт русско-японской войны. Постройку предварял запрос, направленный “Особым комитетом” ряду заводов и фирм, с просьбой сообщить свой мнение о стоимости и возможности постройки “миноносца 36-узловой скорости”. По результатам объявленного конкурса 4.07.1909 г заказ был передан победителю – “Обществу Путиловских заводов”. Проект разработан германской фирмой “A.G. Vulcan” инженерами Путиловского завода. В процессе постройки классифицировался как МК и предназначался для нанесения торпедных ударов по противнику в составе дивизиона из 4-5 однотипных кораблей, а также постанов активных минных заграждений и одиночных действий шхерах. В ЭМ воплощена идея быстроходного торпед артиллерийского корабля с гармоничным сочетанием наступательных и оборонительных элементов. Определил развитие ЭМ отечественного флота вплоть до 10.1917 г.

Длина 102,43 метра
Ширина 9,53 метра
Осадка 3,53 метра
Водоизмещение стандартное 1280 т.
Механизмы 2 паротурбинный аппарата системы A.E.G.-Curtis-Vulcan в 2-х машинных отделениях – 35100 л.с. (сумм. контр.): – 41910 л.с.; 6 водотрубных котлов системы Vulcan (4970м.кв.; 17кг см.кв.) в 3-х котельных отделениях – ф. “Vulcan” : 2 турбинных динамо-машины по 20 кВт; 2 дизель-генератора по 3 кВт.
Скорость хода:
Максимальная 36 уз,
Экономическая 21 уз
Запас топлива, нефть
Нормальный 315 т,
Усиленный 418 т
Дальность плавания 576 м (36 узл.): – 1470 м (21 узл.).
Вооружение 4 – 102-мм/60 (Дальность стрельбы – 54 кбт.; 10 выстрелов/мин), 4 – 7,62-мм пулемета, 4х2 ТА 475мм; (Б3-8т); 2 прожектора по 60см
Радиотелеграф 1 станция, 4 кВт (Мор. Вед. 1911г) – 200 миль (по др. д. – 300 миль)
Экипаж 8 офицеров / 5 кондукторов / 104 нижних чинов

Заложен на заводе а/о “Общества Путиловских заводов”. Входил в состав бригады КР БФ. В период 1-ой MB участвовал в минно-заградительных операциях флота (в т.ч. у берегов Германии). 17.08.1915 г 6ой с германским ЭМ “V-99” и “V-100” в котором “Новик” добился убедительной победы. C 1916 г флагман минной дивизии БФ. В мае 1916 г участвовал в разгроме немецкого конвоя в Норчепингской бухте. Оборона Рижского залива, с 26.7 по 8.8.1915 г Ирбенская и с 29.9 по 6.10.1917 г Моонзундская операции, последняя под флагом начальника минной дивизии. 25.10.1917 г вошел в состав советского БФ. С 9.9.1918 г по 1925 г находился в Птрг. военном порту на: долговременном хранении, 21.04.1921 г вошел в состав МСБМ, и 11.01.1935 г – в КБФ. Капитальный ремонт с 26.09.1925 г по 30.08.1929 г (модернизация) и с 28.11.1937 г по 08.12.1940 г. 23.04.1940 г был выведен из боевого состава, передан в ОУК УВМУЗ и переклассифицирован в учебный ЭМ. 23.06.1941 г “возвращен в боевой состав КБФ. В годы ВОВ участвовал в обороне Палдиски и Таллина, нес конвойную службу – 28.08.1941 г погиб у о. Мохни в Финском заливе от подрыва на немецкой мине заграждения при переходе флота из Таллина у в Кронштадт.

Эсминцы типа «Орфей» – 16+6 ед.

“Победитель” 11.1913/23.10.1914/25.10.1915 – погиб 28.8.1941
“Забияка” 11.1913/23.10.1914/9.11.1915 – искл. 1958
“Гром” 11.1913/15.6.1915/4.5.1916 – погиб 1.10.1917
“Орфей” 23.10.1914/15.6.1915/4.5.1916 – искл. 1931
“Летун” 11.1914/5.10.1915/11.7.1916 – искл. 1922
“Десна” 11.1914/25.10.1915/16.8.1916 – погиб 24.8.1941
“Азард” 7.1915/23.5.1916/10.10.1916 – погиб 28.8.1941
“Самсон” 30.6.1915/23.5.1916/21.11.1916 – искл. 1956
“Капитан Изыльметьев” 16.10.1913/21.10.1914/10.7.1916 – погиб 25.6.1941
“Капитан 1 ранга Миклухо-Маклай” 23.10.1914/14.8.1915/14.12.1917 – захвачен 27.12.1918
“Капитан Керн” 21.11.1913/14.8.1915/15.10.1927 – искл. 1955
“Капитан Белли” 15.7.1913/10.10.1915/3.8.1928 – искл. 1955
“Лейтенант Дубасов” 15.7.1913/27.8.1916 – не достроен
“Капитан Кроун” 15.11.1914/13.7.1916 – не достроен
“Капитан Конон Зотов” 21.11.1913/10.10.1915 – не достроен
“Гавриил” 15.11.1913/23.12.1914/25.11.1916 – погиб 21.10.1919
“Константин” 24.11.1913/30.5.1915/6.5.1917 – погиб 21.10.1919
“Владимир” 24.11.1913/5.8.1915/9.10.1917 – погиб 21.10.1919
“Михаил” 5.11.1913/18.5.1916 – не достроен
“Сокол” 5.1.1915/4.6.1916 – не достроен
“Лейтенант Ильин” 18.6.1913/15.11.1914/30.11.1916 – искл. 1956
“Лейтенант Ломбард” 14.8.1915/1917 – не достроен

1260/1450 т, 98х9,3х3,9 м. ПТ-2, 4 ПК, 30 000 л.с.= 34 уз., 159 т нефти. Эк. 152 чел. 4-102 мм/60, 1-40 мм зен., 2 пул., 3х3 ТА 450 мм, 80 мин загр.

Являлись развитием ЭМ «Новик», но по конструкции повторяли черноморские ЭМ типа «Счастливый». В отличие от предшественников вооружались трехтрубными ТА, оснащались четырьмя паровыми котлами, каждый из которых размещался в отдельном котельном отделении, и более мощными и надежными главными механизмами. Корабли имели ряд внешних различий, например, на путиловских ЭМ кромка среза дымовых труб шла параллельно верхней палубе, а на остальных – перпендикулярно оси труб. Кроме того, на ЭМ серий «Лейтенант Ильин» и «Гавриил» устанавливались турбины повышенной мощности, построенные по английской лицензии. Все корабли, вошедшие в строй в период 1-й мировой войны, несли дозорную и конвойную службу, занимались активными минными постановками. Их привлекали к защите Рижского залива и набеговым операциям на коммуникациях противника. «Орфей» осенью 1917 г. подорвался на мине, но был спасен. «Гром» погиб в артиллерийском бою с германскими кораблями в проливе Соэло-Зунд во время Моонзундского сражения. «Гавриил», «Константин» и «Свобода» (бывший «Владимир») затонули после подрыва на минах в Копорском заливе. «Капитан 1 ранга Миклухо-Маклай» (с 18.12.1918 – «Спартак») сел на мель в районе банки Девельсей (на подходах к Таллину) и попал в руки противника. В 1919 г. англичане передали его эстонскому флоту; под названием «Вамбола» он прослужил в его составе вплоть до 1933 г., пока не был продан правительству Перу. ЭМ оставался в строю перуанского флота под названием “Альмиранте Вильяр” до 1955 г. «Орфей», «Летун», «Капитан Кроун», «Лейтенант Дубасов», «Капитан Конон Зотов», «Михаил», «Сокол» и «Лейтенант Ломбард» (с 14.6.1915 – «Мечеслав») ввиду плохого технического состояния разобрали после окончания Гражданской войны. Остальные корабли вошли в состав советского флота и принимали участие в Великой Отечественной войне. «Лейтенант Ильин» и «Самсон», переименованные в «Войков» и «Сталин», перешли на Дальний Восток, «Забияка» («Урицкий»), «Капитан Белли» («Карл Либкнехт») и «Капитан Керн» («Валериан Куйбышев») – на Северный флот. За время боевых действий на минах противника подорвались и погибли «Победитель» (в советском флоте «Володарский»), «Десна» («Энгельс») и «Азард» («Артем»). «Капитан Изыльметьев» («Ленин») взорван экипажем в Либаве. Остальные корабли к середине 50-х гг. были выведены из состава флота и разобраны на металл.

Эсминцы типа «Изяслав» – 3+2 ед.
“Изяслав” 27.10.1913/9.11.1914/16.6.1917 – погиб 7.8.1941
“Автроил” 27.10.1913/31.12.1914/30.7.1917 – захвачен 27.12.1918
“Прямислав” 27.10.1913/27.6.1915/20.7.1927 – погиб 28.8.1941
“Брячислав” 27.10.1913/6.9.1914/18.9.1917 – искл. 1924
“Федор Стоатилат” 23.11.1914/4.10.1917 – не достроен

1350/1570 т, 107х9,5х4,1 м. ПТ – 2, 5 ПК, 32 700 л.с.= 35 уз., 170 т нефти. Эк. 150 чел. 5-102 мм/60, 1 – 63 мм зен., 2 пул., 3х3 ТА 450 мм, 80 мин загр.

Последняя серия эсминцев типа «Новик». В отличие от прототипа имели вертикальные образования бортов корпуса, удлиненный полубак и противокреновые цистерны. Кроме того, были установлены более экономичные и надежные турбины, построенные по английской лицензии либо закупленные за рубежом; котлы увеличенной паропроизводительности. Для повышения боевой живучести были продублированы все вспомогательные механизмы. Из-за позднего вступления в строй участия в боевых действиях 1-й мировой войны практически не принимали, лишь несли дозорную и конвойную службу. «Автроил» входил в состав ДОТ и занимался постановкой активных минных заграждений в Финском заливе. 27.12.1918 у Таллина он был захвачен англичанами и затем передан буржуазной Эстонии. Под названием «Леннук» входил в состав эстонского флота до 1933 г., пока не был продан перуанскому правительству. Под перуанским флагом корабль, переименованный в «Альмиранте Гиссе», прослужил до 1948 г. и затем продан на слом. Недостроенные “Брячислав” и “Федор Стратилат” исключили из списков флота и в конце 20-х гг. разобрали на металл. Остальные 2 корабля вошли в состав советского флота и принимали участие в Великой Отечественной войне под названиями “Калинин” («Прямислав») и «Карл Маркс» («Изяслав»). Первый погиб на немецких минах у о. Мохни в Финском заливе, второй потопила немецкая авиация в бухте Хара-Лахт.

Капитан Белли (эсминец)

«Капитан Белли»
с 13 июля 1926 года «Карл Либкнехт»
с 3 апреля 1956 года ППР-63

Служба

Россия
РСФСР
СССР (1924—1935)
СССР

Класс и тип судна

эскадренный миноносец

Порт приписки

Петербург

Изготовитель

Путиловский завод

Строительство начато

16 (30 ноября) 1913 года

Спущен на воду

10 (24 октября) 1915 года

Введён в эксплуатацию

3 августа 1928 года

Выведен из состава флота

30 декабря 1955 года

Статус

затоплен

Основные характеристики

Водоизмещение

1360 т

Длина

98 м

Ширина

9,34 м

Высота

4,2 м (при полной нагрузке)

Двигатели

2 паровых турбины «Браун-Бовери-Парсонс», 4 ПК «Вулкан»

Мощность

30000 л. с. (21,03 МВт)

Движитель

Скорость хода

34 узлов (30,35 максимальная на испытаниях)

Дальность плавания

1720 миль (16 узелов)

Экипаж

150 (после модернизации около 180) человек

Вооружение

Радиолокационное вооружение

РЛС типа 291V

Артиллерия

4 × 102/60-мм

Зенитная артиллерия

1 × 1 76,2/30 (с 1944 года 4 — 70-К)

Противолодочное вооружение

10 (с 1944 года 46)глубинных бомб, ГАС Дракон 128с (с 1944 года)

Минно-торпедное вооружение

3 трёхтрубных 457-мм торпедных аппарата, до 80 морских якорных мин

«Капитан Белли», с 13 июля 1926 года «Карл Либкнехт»; с 3 апреля 1956 года ППР-63 — эскадренный миноносец типа «Лейтенант Ильин» (вторая серия эсминцев типа «Новик»). Построен по программе усиленного судостроения (т. н. большая судостроительная программа).

История службы

Зачислен в списки БФ 29 августа 1913 года, заложен 16 ноября 1913 года, спущен на воду 10 октября 1915 года, но вскоре строительство приостановлено, а корабль законсервирован. В октябре 1919 года включен во внутреннюю систему обороны Петрограда. Эсминец получил повреждения во время наводнения 1924 года (сорвало со швартовов и выбросило на мель в районе Лисьего носа). Летом следующего года снят с мели и отбуксирован на Северную верфь для достройки. Вступил в строй 3 августа 1928 года и вошёл в состав МСБМ.

Служба между войнами, Зимняя война

После вступления в строй эсминец привлекался к боевой подготовке. С 26 июля по 19 октября 1933 года с составе ЭОН-2 совершил переход по Беломорско-Балтийскому каналу на север и вошёл в состав СВФ (организационно — в отдельный ДЭМ СВФ). В феврале 1938 года участвовал в эвакуации экспедиции И. Д. Папанина — осуществлял связь между руководителями операции и спасательными кораблями, а также дирижаблем «СССР-В6». В 29 ноября — 1 декабря 1939 года осуществлял огневую поддержку и обеспечение ПВО войскам 14-й армии в районе полуостровов Рыбачий и Средний (единственная боевая операция корабля в Зимней войне).

В марте 1940 года участвовал в снятии с мели у о. Кильдин ПЛ Щ-421. С 29 октября 1940 года встал на капитальный ремонт на заводе «Красная кузница». Главные турбины и часть вспомогательных механизмов была отправлена на завод № 190 им. А. А. Жданова, поэтому окончание ремонта и вступление эсминца в строй состоялось только после снятия Блокады.

Великая Отечественная война

Вступил в строй после капитального ремонта 9 ноября 1944 года. В ходе ремонта у эсминца было усилено зенитное вооружение: снята зенитная пушка Лендера и пулемёты М-1, добавлены четыре автомата 70-К и по два зенитных пулемёта ДШК и «Браунинг». Установлены ГАС Дракон-128с и РЛС типа 291V.

После вступления в строй привлекался в основном к сопровождению конвоев. До окончания боевых действий несколько раз имел контакты с вражескими подводными лодками, но все атаки окончились безрезультатно или результаты не наблюдались. Утром 23 апреля 1945 года в течение трёх часов неоднократно устанавливал контакт и бомбил вражескую лодку. В результате лодка всплыла на поверхность и была потоплена артиллерией эсминца. По советским данным потопленной оказалась U-286, хотя на победу претендуют и британские эскортные корабли.

После войны использовался мало из-за технического состояния и 1 октября 1953 года исключён из боевого состава эскадры. 21 сентября 1955 года принял участие в испытании ядерного оружия в районе Новой Земли. Эсминец располагался на расстоянии 1600 метров от эпицентра. Корабль получил незначительные повреждения, но так как «Карл Либкнехт» имел постоянную течь корпуса, его пришлось отбуксировать на мель. В дальнейшем 30 декабря 1955 года он был исключен из списков ВМФ и использовался в качестве плавпричала в губе Белушья.

Командиры

  • С. С. Политковский 03.1917-?
  • В. А. Белли 1917—1919. (правнук капитана Белли, в честь которого был назван эсминец)
  • Г. Ю. Сарнович 1927—1928.
  • М. К. Шенявский (1928 — 1930)
  • К. Ю. Андреус (1933 — 1938)
  • Капитан 3 ранга П. И. Колчин (1933 — 1938)
  • Капитан-лейтенант Д. Г. Нагорный (1939)
  • Ст. лейтенант П. М. Гончар ( — 22 августа 1941 года)
  • Инженер-капитан лейтенант А. И. Белобровко (врио 22 августа 1941 года — 6 февраля 1942 года)
  • Капитан-лейтенант, капитан 3 ранга А. Д. Шеварднадзе (6 февраля 1942 года — 2 февраля 1945 года)
  • Капитан-лейтенант К. Д. Старицын (6 февраля — 9 мая 1945 года)
  • А. Н. Тюняев 05-10. 1948 г.
  1. 1 2 3 Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 214 — 215.
  2. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 157.
  3. 1 2 3 Верстюк А.Н., Гордеев С.Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — С. 46.
  4. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 159.
  5. Белокрыс А. Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6». — М.: Паулсен, 2017. — С. 312—313, 315. — ISBN 978-5-98797-174-1.
  6. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 165.
  7. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 189.
  8. Верстюк А.Н., Гордеев С.Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — С. 44.
  9. Платонов А. В. Энциклопедия советских надводных кораблей, 1941—1945. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2002. — С. 149.
  10. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 197 — 198.
  11. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 199 — 201.

Ссылки

  • Балтийские эсминцы
  • Ю. Г. Степанов, И. Ф. Цветков. Эскадренный миноносец «Новик».
  • П. В. Лихачев, Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР 1920—1955
  • Указатель кораблей (эскадренных миноносцев типа «Новик»)
  • Справка по эсминцам типа «Новик»
  • Названия и даты

Герои Средиземного моря (В. В. Шигин, 2015)

Кто есть витязь!

Корабли отряда Григория Белли были еще на переходе, когда на центральной площади Бокко-ди-Катторо ударили колокола. Сбежались все от стариков до детей. Перед собравшимися вы шел седобородый глава местного коммуниата граф Савва Ивлеч.

– Братья и сестры! – сказал он, сняв шапку, – Настало время пробудиться от бездействия! Ныне мы стоим на краю гибели и бездна под нашими ногами! Защитим дедовы вольности! Спасение наше лишь в мечах и храбрости!

Площадь огласилась тысячами криков:

– Кто есть витязь! К оружию, братья!

Прибежал насмерть перепуганный австрийский губернатор. С испугом смотрел на вооружавшихся горожан. Во главе быстро созданного ополчения встали братья Ивлечи Савва и Марко (отставной генерал-лейтенант российской службы, помнивший еще Ларгу и Кагул!). Радостные повстанцы беспрестанно палили в воздух из своих старинных длинных ружей. Женщины кинулись шить знамена и кисеты.

Уже 27 февраля глава черногорской церкви Петр Негош собрал спупщину. На ней черногорцы решили направить своего митрополита с двумя тысячами лучших бойцов-юнаков на помощь Бокко-ди-Катторо.

Весь переход дул слабый ветер и Белли сильно нервничал, боясь опоздать. Возбуждение командира быстро передалось вначале офицерам, а затем и матросам. Теперь уже все то и дело поглядывали на вяло полощущиеся вымпела: когда же задует! Немного пришлось поплутать и из-за неверной карты и бестолкового лоцмана. Но вот, наконец, и залив Бокко-де-Катторо – высокие горы, покрытые сумрачной пеленой облаков. Державшаяся на выходе из залива дозорная французская шебека, едва завидев российский флаг, бежала в сторону Рагузы. Ее не преследовали. Сейчас главным было занять Катторо. Суда бросали якоря меж отмелей и рифов. Едва встали, Белли спрыгнул в капитанский катер:

– Грести к порту!

Не доходя гавани, он велел табанить.

– Трубу! – не оглядываясь, протянул руку.

Сопровождавший командира мичман тут же вложил в руку требуемую трубу. Приставив окуляр к глазу, Белли долго рассматривал порт. И узрел, что хотел. В самом дальнем углу гавани стояла еще одна большая 16-пушечная французская шебека. На палубе ее пустынно, паруса собраны. Всюду тишина. Было очевидно, что французы чувствуют себя здесь в полной безопасности.

– Гребите обратно! – приказал Белли. – Да навалитесь!

В каюту к себе он велел звать лейтенанта Сытина.

– Ты у меня Ваня удалец, а потому и дело тебе поручаю удалое! – сказал Белли. – В гавани шебека. Возьмешь ее, тебе ей и командовать!

– А чего не взять-то! – даже удивился Сытин. – Знамо дело возьмем!

Кликнули охотников. Какстемнело, двинулись в поиск. Ночь выпала темная, лил проливной дождь, но это было даже на руку. Вперед устремились пять шлюпок. Сам Сытин вел головную. Поодаль встала шхуна «Экспедицион». Если что-то пойдет не так как следует, она пушками и поддержит и прикроет. Однако поддерживать и прикрывать в этот раз не пришлось. Шлюпки уже подошли вплотную к покачивавшейся на волнах шебеке, а там еще вовсю спали и только тогда, когда солдаты с матросами уже влезли со всех сторон на палубу, проснувшаяся вахта начала кричать тревогу, но это было уже поздно. Кричавших быстро успокоили прикладами, остальная команда в шесть десятков человек так и осталась сидеть в трюме, только теперь уже под замком и крепким караулом. Сытин самолично поднял над захваченным судном заранее припасенный Андреевский флаг. Весь захват прошел без единого выстрела и без единой жертвы. Такое бывает разве, что в сказках, да еще тогда, когда за дело берутся русские моряки. К утру шебека была уже у борта флагманской «Азии». Звали захваченное судно «Азард». Под таким именем судно вошло и в состав российского флота. С тех пор вошло в русский язык и слово «азарт», слово легкое отчаянное и веселое!

Спустя день, выяснив через лазутчиков, что в Бокко-ди-Катторо нет ни французских береговых батарей, ни гарнизона, Белли смело вошел всем отрядом в городскую гавань. Приход неизвестных судов всполошил бокезцев. Ударил набат. Весь город с оружием кинулся к набережной. Но вот порыв ветра развернул кормовые флаги, и единый дружный крик восторга потряс Катторо:

– Это пришли русские!

Австрийцы же, завидев русские флаги, всполошились. Приход судов под Андреевским флагом, разом перечеркивал все их хитромудрые расчеты. Белли предъявил австрийцам ультиматум с требованием о передаче бокезцам Герцеговины и других крепостей Катторской области.

– По какому-такому праву? – возмутились австрийцы.

Капитан 1 ранга терпеливо объяснил:

– Несмотря на отсутствие войны между нашими державами, мое требование юридически верно, ибо здешний край уже не является австрийским, потому как уступлен вами Наполеону! А потому сдайте ключи от крепостей капитанам местных коммуниатов. От себя могу лишь гарантировать вашему гарнизону неприкосновенность и возможность вернуться морем домой! На раздумье даю два часа!

По прошествии двух часов на «Азию» прибыли парламентарии.

– Мы не можем выполнить ваших требований, так как письмо адресовано не полномочному представителю австрийского двора маркизу Гизильери, а всего лишь местному коменданту! – заявили они.

– Хорошо! – невозмутимо пожал плечами Белли. – Я напишу еще раз! Но срок ультиматума теперь будет всего лишь час!

В городской ратуше, где размещался австрийский штаб, царила паника. Венский представитель Гизлиери был на грани припадка.

– Мчитесь как можно быстрее навстречу французам! – кричал он, брызгая слюной толпившимся подле чиновникам. – Пусть торопится сюда, а я пока потяну с русскими время!

По приказу Гизлиери наши были оповещены, что австрийская сторона принимает все условия ультиматума, однако просит еще время подумать.

– Что-то долго они думают! – сказал вслух Белли и не поверил.

Гизильери он велел передать, брови сурово насупив:

– Австрийская сторона, по-прежнему, не спустила с крепости своих флагов! На это вам остается еще четверть часа, а потом пеняйте на себя!

– Дайте по нам хотя бы один холостой выстрел! – взмолились австрийцы. – Тогда мы сможем оправдаться, что уступили вам крепость в бою!

– Этого не будет никогда! – отрезал Белли. – Мы с Австрией не воюем!

– Тогда примите от нас крепостные ключи! – попытались хотя бы так выкрутится австрийцы.

– Этого тоже не будет! – покачал головой капитан 1 ранга. – Ключи передадите местным старейшинам!

Ровно через пятнадцать минут он начал высадку на берег. Россиян встречали, как самых дорогих друзей. В их честь звонили колокола и отслуживались молебны, солдат и матросов до упаду закачивали на руках, а затем уже в усмерть поили молодым вином в бесчисленных портовых шинках.

– Так я скоро совсем без войска останусь! – даже забеспокоился Белли, глядя на нескончаемые сцены бурного братания.

– Это не страшно! – заверили его городские старшины. – Это так надо!

– Ну, ладно, – согласился с ними капитан 1 ранга. – Если надо, значит надо! Три дня гуляем, а потом за дело!

Однако внезапно с брандвахтенной шхуны доложили:

– Со стороны моря парус! Похоже военное судно!

Однако тревога оказалась ложной. Возмутителем спокойствия оказался «Венус», который за это время успел обернуться от Корфу до Новой Рагузы и вот теперь, наконец-то, догнал свой отряд.

– Как раз кстати! – обрадовался Белли.

Офицерам и матросам «Венуса» не разрешили даже сойти на берег. Белли был очень озабочен тем, что сенат Новой Рагузы пропустит через свои владения французские войска, снабдит их всем необходимым. Чтобы не допустить этого они вместе с митрополитом уже выслали отряд черногорцев к рагузинской границе. А для того, чтобы неприятель не переправился в Рагузу морем, Белли и решил отправить «Венус». За одно фрегат должен был доставить в Рагузу и графа Войновича, на которого была возложена непростая миссия побудить сенат отказаться от помощи французам. Одновременно на Корфу к Сенявину с донесением ушла и шхуна «Экспедицион».

Над крепостями поднимались трехцветные русские флаги. Первой подняла сине-бело-красный триколор крепость Катторо, за ней Кастельново и Испаньола, следом Будуя, Сан – Стефано, Тринита и Порто-Россо.

Черногорцы в восторге кричали:

– Кто есть витязь! Да здравствует Русь!

Современник писал об этом событии слова восторженные: «Итак, в первый раз водрузился орел Белого царя между славянскими народами, соединенными верою, языком, но разделенными неизмеримым пространством! Заря утешительной надежды воссияла перед ними и что предполагаемо было Петром Великим, то выполнено Александром! Нельзя изобразить восхищения сего вновь приобретенного народа, покорившегося не оружию, но влечению сердец своих, видевшего в подданстве России торжество своих желаний, торжество своей веры».

Тем временем старейшины и капитаны комунитатов решили просить русских братьев разрешить им принять присягу на верность России. Своих депутатов они отправили к местному российскому консулу Санковскому и митрополиту Черногории, являвшемуся одновременно и религиозным, и светским правителем этого маленького горного государства. Консул и митрополит дали на то свое согласие. Правда, митрополит Петр Негуш несколько удивился просьбе старшин приморских селений.

– Народ Черной Горы уже более девяноста лет считает себя подданными России, чего же нам присягать ей еще раз! – сказал он прибывшим депутатам.

Впрочем, Негош немедленно велел готовиться к войне с французами и выгнать из Цетина, стоявший там небольшой австрийский гарнизон.

– Это еще почему? – возмутились, было, австрийцы.

– На территории России вам делать нечего! – ответили им.

Вообще-то, черногорцы хотели всех австрийцев сразу и поубивать (чего откладывать хорошее дело на потом!), но Белли, прослышав об их намерении, упросил митрополита все же отпустить бывших российских союзников живыми и здоровыми. Черногорцы нехотя, но согласились. Дважды упрашивать австрийцев не пришлось. Они не просто ушли, они бежали, бросив даже ружья…

Затем черногорский митрополит прибыл на «Азию». Большой корабль Негошу понравился, особенно долго осматривал он пушки.

– Если бы такие вокруг нашей горы поставить, мы вообще могли бы и ружей в руки не брать! – сказал он Белли с нескрываемым уважением.

Затем митрополит и Белли убыли на берег. Там их уже встречали хлебом и солью. Десятитысячная толпа кричала: «Да здравствует Александр, царь наш белый!» «До веки поживает наш Александр!»

Митрополит вышел перед народом:

– Мы стоим на краю гибели! Бездна под ногами нашими! Отечество в опасности! И одна стезя остается нам к свободе вместе с Россией: меч и храбрость ваша покажут вам ее!

Седые воины плакали от избытка чувств.

Катарская область вместе с Черногорией, будучи всегда преданны России, отделены от захваченной французами Далмации пока еще независимой Рагузинской республикой и через Герцеговину они примыкают к Сербии. Занятие Катторо и Черной Горы давало Сенявину огромные выгоды. Имея отныне в Катторо безопасную гавань, держащую под контролем всю Адриатику, командующий российской Средиземноморской эскадрой одновременно получал двенадцатитысячный корпус опытнейших и преданнейших славянских воинов, а кроме этого переносил театр войны от Корфу к Далмации.

К третьему дню нескончаемое веселье несколько спало, и город понемногу начал возвращаться к нормальной жизни.

Немедленно в поддержку Белли был отправлен на транспортах Витебский мушкетерский полк с полевыми орудиями. А еще через сутки из Корфу с фрегатом прибыл и сам Сенявин, не утерпевший, чтобы собственными глазами не посмотреть на занятый Белли город.

Командир отряда в парадном мундире встречал вице-адмирала прямо на причальной стенке. Рядом с ним митрополит Черной горы Петр Негош, знатнейшие из горожан. Неподалеку переминался с ноги на ногу и австрийский губернатор еще не изгнанный, но уже никому не нужный. Отсалютовав, как и полагается по этикету, шпагой, Белли доложился о содеянном по всей форме. Сенявин сиял от радости. Обняв капитана 1 ранга, он затем долго троекратно расцеловывался с пришедшими его встречать бокезцами.

irissann

Двенадцатого мая 1799 года в поход двинулся авангард – сто двадцать матросов с двумя пушками, через одиннадцать дней – остальные. Беспримерное в истории войн наступление началось. Малочисленный отряд русских моряков шел брать приступом столицу одного из могущественных государств Европы.

Один за другим русский десантный отряд освобождал городка и крепости. Серьезного сопротивления поначалу не было, и Белли стремительно продвигался вперед. Слух о русском войске летел далеко впереди его отряда и во многом способствовал успеху.

Оценивая деятельность Белли в те дни, неаполитанский министр Антониу Мишеру, сопровождавший русский отряд, писал Ушакову: «Я написал вашему превосходительству несколько писем, чтобы уведомить вас о наших успехах. Они были чудесными и быстрыми до такой степени, что в промежуток в двадцать дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства. Это еще не все, войска заставили все население обожать их… Вы могли бы их видеть, осыпанными ласками и благословлениями посреди тысяч жителей, которые называли их своими благодетелями и братьями… Конечно, не было другого примера подобного события: одни лишь русские войска могли совершить такое чудо. Какая храбрость! Какая дисциплина! Какие кроткие, любезные нравы! Здесь боготворят их, и память о русских останется в нашем Отечестве на вечные времена». Признание исчерпывающее…

По ходу движения к Белли присоединялись отряды кардинала Руффо, фанатичного католика, исполнявшего у неаполитанского короля должность главного полководца. Под стать своему предводителю было и его воинство: толпа мародеров и разбойников. Пользы от такого союзника Белли было немного, но выбрать не приходилось.

Второго июня 1799 года русские моряки подошли к Неаполю. Один за другим сложили перед ними оружие гарнизоны трех фортов. Белли торопился: его козырь – внезапность. Впереди была река Себето, через реку – мост Святой Магдалины. На прикрытии места – шестиорудийная батарея да двухтысячная бригада генерала Виртцема. На фланге неприятеля белела парусами флотилия адмирала королевства Обеих Сицилии Карачиолло, принявшего сторону республиканцев. В самом городе тоже не дремали: спешно готовились к обороне, воздвигали баррикады, устанавливали батареи; под ружье встала многотысячная национальная гвардия, каждый дворец или церковь были превращены в крепость. Особые же надежды защитники возлагали на неприступные замки Кастель-дель-Ово и Кастель-дель-Кармине. Главные силы республиканцев под началом генералов Бассети и Серра сосредоточились на высотах, что господствовали над городом.

На подходе к мосту Белли начал бой. Русские пушки открыли сосредоточенный огонь по неприятельской батарее. Моряки-канониры стреляли отменно, и вскоре все шесть неаполитанских орудий, одно за другим, замолчали. Затем огонь перенесли на канонерки адмирала Карачиолло. Несколько метких залпов – и два судна, оглашая округу взрывами своих крюйт-камер, исчезли в волнах. Остальные отошли, рубя якорные канаты. Ободренные успехом, русские матросы бросились в штыки, и вскоре две тысячи неприятельских солдат бежали под натиском черноморцев. Пытаясь остановить панику, погиб генерал Виртцем. Достались победителям и шесть брошенных пушек.

Из описания сражения историком В. Овчинниковым: «3 (14) июня воска пошли на штурм. Отряд Белли подошел к замку Портеже и был готов к атаке. Но якобинцы, увидев приближающийся российский отряд, оставили замок и разбежались. Капитан-лейтенант тут же занял его и водрузил на башне неаполитанский флаг. Оставив в замке небольшой гарнизон, он продолжил свой марш к крепости Велиний, чтобы, не останавливаясь, атаковать ее и взять штурмом. Не оказав по «крайней робости» должного сопротивления, защитники сдали крепость, а Белли шел уже дальше, на приступ моста Магдалены. Мост был сильно укреплен и чтобы к нему подступиться, надо было пройти вдоль берега моря под огнем 30 канонерских лодок. Тогда Белли соорудил против них батарею и «произвел жестокую канонаду». Две лодки были потоплены, остальные стали отходить в море. Русские солдаты и матросы бросились в атаку и выбили якобинцев с моста. Противник понес большие потери и оставил на поле боя шесть пушек. Белли же потерь убитыми не имел, а раненных были лишь гардемарин Голенищев и два матроса».

Отряды кардинала Руффо проникли к городу со стороны слабозащищенных ворот Капо-ди-Монте. Сражение за Неаполь еще только разгоралось. В то время как русские моряки, сбив неприятеля с моста Святой Магдалины, стремительно продвигались к городу, бежавшие от них солдаты генерала Виртцема уже донесли известие о русских штыках воинственным республиканцам. Началось смятение. Воспользовавшись им, на защитников города бросились пробравшиеся в город повстанцы-лаццарони. Не приняв боя, республиканцы: отошли, однако затем, придя в себя, контратаковали. Бой на городских улицах длился двое суток. И здесь все решило мужество и бесстрашие русских моряков во главе с капитан-лейтенантом Григорием Белли. Пока мародеры кардинала Руффо предавались грабежам, матросы Белли штурмом овладели сильнейшим укреплением города – замком Дель-Кармине. А затем был отчаянный штыковой бой с тысячным республиканским отрядом. И снова неприятель был обращен в бегство. Но незахваченными оставались еще хорошо укрепленные замки Кастель-Нуово и Каотель-Дельово, занятые французскими гарнизонами. Сдаваться они не собирались.

Несколько дней русские моряки готовились к штурму неприступных твердынь. Против крепостей были воздвигнуты батареи. Шестого июня ударили первые залпы. Ожесточенная перестрелка продолжалась двое суток. Наконец почти все французские орудия были сбиты. И снова показали свой высокий класс артиллеристы-черноморцы! Вскоре оба замка один за другим сдались Белли. Очаги сопротивления были ликвидированы.

– Бумагу! – потребовал капитан-лейтенант и тут же, на барабане сидя, принялся составлять победную реляцию.

Русский посланник А. Тамара писал в те дни графу Н. Панину в берлин: «Успехи оружия нашего противу французов в Неаполитанском королевстве и церковных областях со стороны Адриатики, рассуждении малого числа войск, представляют нечто подобное первым завоеванием кастельян (испанцев – В.Ш.) в Америке. Дай Боже, чтоб конец был столько же славен, сколь начало».

Тем временем в Неаполе происходили события, идущие вразрез с подписанными Белли положениями о капитуляции республиканских отрядов. К городу подошли корабли лорда Нельсона. Английский адмирал не пожелал признать все ранее заключенные обязательства между победителями и побежденными. В городе начались беспорядки, жертвами убийц стали сотни ни в чем не повинных людей. Но и в этой тяжелейшей обстановке русские моряки проявили свои лучшие качества. Вот что пишет один из историков: «…Везде, где можно, оказывали помощь и защиту всем, кто ее у них просил, и таким образом спасли от смерти пользовавшегося в то время огромной популярностью композитора Чимароза. Наш десант своею замечательной дисциплиной и честностью внушил к себе такое уважение неаполитанцев, что дом, в котором квартировал русский офицер или солдат, делался уже неприкасаемым убежищем…»

Один из свидетелей тех событий пишет: «Режут ежедневно тысячи якобинцев и более. Мертвые их тела сожжены бывают из опасения заразительных болезней. Посажено в тюрьму до двух тясяч якобинцев и держать станут их в заключении, пока невиновность их доказана будет…» В те дни по приказу Нельсона были казнены более 4 000 «изменников», ещё 30000 (по приказу добрейшего короля) брошены в тюрьмы… Единственным убежищем для подозреваемых в «якобинстве» стали дома, где квартировали русские моряки.

Белли распорядился:

– Принимать всех! Не выдавать никого!

Так были спасены сотни людей. По прошествии лет итальянский историк Ботта скажет о тех страшных днях очень коротко и вполне ясно: «Срам Италии и слава русским!».

Вскоре не без помощи русских моряков удалось навести в городе некоторый порядок. Но и на этом испытания для маленького отряда не закончились. Пока Белли освобождал союзникам столицу Неаполитанского королевства, политическая ситуация на Средиземноморье изменилась, и вице-адмирал Ушаков был вынужден отозвать к Корфу крейсерский отряд Сорокина. Белли остался один. Теперь ближайшим российским воинским начальником стал для него победоносно действовавший в северной Италии фельдмаршал Суворов. Ему и рапортовал капитан-лейтенант о своих успехах: «Мая 10 высажен я с вверенным мне десантным войском… для покорения провинции Апулии, которую привел в подданство короля двух Сицилии и даже до самого Неаполя и оный взял силою оружия, разбил неприятеля во многих местах, где только повстречал: при входе в Неаполь взял три замка и одну батарею, а потом Кастель-Нуово, Дельово, крепость Сенто-Эльму и город Капую. Имею честь донести Вашей Светлости, что неаполитанские владения освобождены…»

Когда император Павел узнал о взятии Неаполя, он поначалу отказывался поверить в такое чудо, а затем воскликнул:

– Белли думал удивить меня и Европу, так и я его удивлю!

Павел пожаловал капитан-лейтенанту орден Анны 1-й степени, по статуту положенный особам не ниже полного адмиральского чина.

Что ж, император ничуть не преувеличил: совершенный подвиг был вполне достоин столь высокой оценки. В наградном императорском рескрипте значилось: «Господин флота капитан 2 ранга Белли. (В капитаны 2 ранга Белли был произведен одновременно с награждением. – В. Ш.) За взятие Неаполя и храбрость, при этом оказанную, изъявляем вам Наше благоволение и в знак оного Всемилостивейше жалуем Мы вас кавалером ордена Нашего Святыя Анны первого класса, коего знака при сем к вам препровождая, повелеваем возложить ныне на себя. Пребывая, впрочем, всегда к вам благосклонны. Павел. С.-Петербург. Август 4 дня. 1799 г.».

До завершения кампании Белли еще трижды ходил во главе десантов на итальянский берег и… взял ещё три крепости!

Некоторые сухопутные генералы по сему поводу даже возмущались – почти всерьез:

– Не по чину замахивается! Ведь сам-то по табели всего лишь подполковник… А крепости – дело генеральское!

Высоко оценил действия русских моряков при освобождении Неаполя от французов и король Фердинанд. В письме Ушакову он писал: «…Со времени, как королевство освобождено от ига неприятельского, не менее были важны прилежание и бдительность российского десанта, создающего в Неаполе спокойствие, столь нужное столичному городу… Вы видите, сколько я имею причин быть вам признательным».

Не менее красноречивым было и послание из Неаполя на имя королевского посла герцога Серро-Каприоло в Петербурге: «…Малочисленный русский отряд оказал бесценную услугу королю, приобрел себе прочную славу, водворил благоденствие в обширной части государства и оставил в здешнем народе на вечные времена самое выгодное мнение о храбрости, дисциплине и отличной нравственности русского войска».

А служба капитана Белли продолжалась. Еще целых три года нес боевую вахту в средиземноморских водах фрегат «Счастливый». Лишь в 1803 году вернулся капитан домой в Николаев. По прибытии из экспедиции Белли был назначен командиром 74-пушечного линейного корабля «Азия».
Отсюда

Tags: Россия, героизм, интересное, история, флот

В истории любой морской державы немало славных страниц. Каждый корабль имеет свою судьбу. Порой в судьбе корабля отражается целая историческая эпоха боль, радость, героизм, поражение и победа целого народа. Но корабли не могут писать мемуары, они просто служат своей державе от рождения и до смерти.

В этой статье пойдет рассказ о корабле, который можно назвать великим. Его величие не в размерах, а в совершенстве воплощенной в нем инженерной мысли определивший путь развития целого класса военных кораблей на долгие годы в России и за ее пределами.

После Крымской войны Российская Империя начала заново создавать свой флот. В 1862 году на учениях Балтийского флота было испытано новое оружие — минный таран. После испытаний адмирал Бутаков доложил главному морскому руководству, что идея миноносных судов предполагает возможность иметь самое сильное оружие из всех придуманных на тот период. Сторонником минного оружия был Степан Осипович Макаров. В 1876 году адмирал Макаров предложил смелую идею оборудовать пароход «Великий Князь Константин» несколькими паровыми катерами с шестовыми минами. Эти катера могли атаковать корабли противника на месте их якорных стоянок. Как следует из самого названия шестовые мины — это мины, прикрепляемые к шестам и затем подводимые к неприятельским кораблям. Это было опасное дело, но русским морякам всегда хватало храбрости. Несмотря на долгие колебания начальства, минная флотилия Макарова была создана и успешно проявила себя в русско-турецкой войне, начавшейся в 1877 году.

Минная война была малой войной на море. Нападали незаметно, ночью и туман. Моряки сражались бесстрашно. На первый взгляд военные суда Турции были сильнее маленьких минных катеров Российского императорского флота, тем не менее были выведены из строя два турецких броненосца, потоплено несколько торговых пароходов и сторожевой корабль. И все же настоящим оружием будущего стала торпеда, впервые примененная Макаровым в войне с турками.

Торпеду или как ее тогда называли «самодвижущуюся мину» создал в 1865 году русский изобретатель И.Ф. Александровский. Но морское ведомство предпочло закупить патент у англичан, проявив недальновидность. Ведь Англия была давним врагом России. В 1877 году в виде опытового военного судна был построен первый в мире миноносец «Взрыв». Быстроходный миноносец «Бату» стал следующим шагом. Русский пример оказался заразительным. Миноносцы стали строить все крупные морские державы. Появились военные теории согласно котором именно миноносцы способны решить исход не только боя, но даже войны. И все же миноносцы оставались несовершенными. Это выявила русско-японская война. Ее опыт показал ограниченность применения миноносцев в дневное время. Недостаточная скорость, слабое вооружение, низкая мореходность по сравнению с более крупными кораблями делали миноносцы уязвимыми и соответственно ограничивали применение торпед.

Перед кораблестроителями было два пути устранения этих недостатков. Первый путь совершенствовать недавно появившиеся подводные лодки обладавшие таким ценным качеством как скрытность, второй путь создать универсальный корабль с мощным вооружением, высокой скоростью и хорошими мореходным качествами.

Русско-японская война изменила взгляды не только на миноносцы, трагедия поражения привела к осознанию острой необходимости усиления военной мощи России.

В 1905 году был образован особый комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Председателем стал Великий князь Александр Михайлович. В комитет входили многие ученые и морские офицеры. Патриотический порыв людей из самых разных социальных слоев вылился в мощный поток пожертвований. Были собраны миллионные средства. С 1905 по 1907 год на народные деньги было построено двадцать два военных корабля. Началось возрождение военно-морского флота России.

В 1907 году комитет принял решение о постройке турбоходного миноносца. 19 июля 1910 года на стапелях Путиловского завода состоялась торжественная закладка эскадренного миноносцы нового поколения, который получит имя «Новик» и станет легендой русского кораблестроения. На церемонии закладки корабля присутствовал сам Император Российской Империи Николай II.

Это событие совпало с новым витком мировой гонки военно-морских вооружений. В России этот удивительный корабль стал первым в серии эскадренных миноносцев нового типа, о которых так и говорили «Новики», но был последним, так как постройка велась на добровольные пожертвования.

19 июля 1910 года боевой корабль был заложен, а к концу года уже завершилось формирование корпуса, изготовление котлов и турбин. Разработали и спроектировали эти эсминцы замечательные русские корабелы во главе с Алексеем Николаевичем Крыловым. Имя «Новик» предложил командующий Балтийским флотом вице-адмирал Эссон в память о героически погибшем в русско-японской войне крейсере «Новик». Николай II утвердил название.

Через год после закладки состоялся спуск эсминца «Новик» на воду. По высочайшему соизволению без церемоний, так как рядом на верфи спускался линкор «Полтава». Эскадренный миноносец «Новик» обладал замечательными качествами. На ходовых испытаниях корабль развил скорость свыше 37 узлов. Это был мировой рекорд.

При относительно большой длине корпуса военный корабль обладал высокой прочностью. Его не ломало на самой крутой волне. Российская Империя в очередной раз показала всему миру свой уникальный и инженерный талант.

>Эсминец «Новик»

Самый быстроходный корабль

После Русско-японской войны к классу эскадренных миноносцев предъявляются новые требования. Увеличивается водоизмещение, мореходность, усиливается артиллерийское и торпедное вооружение кораблей, которым в дальнейшем придется показать себя в Первой мировой войне. В российском флоте закладка нового корабля, по образцу которого предполагалось построить целую серию эсминцев, состоялась 19 июля 1910 г. Свое имя «Новик» эсминец унаследовал от известного крейсера 1-й Тихоокеанской эскадры, погибшего в августе 1904 г. у берегов Сахалина.

Общий вид эсминца «Новик» Источник: war-book.ru

Корабль имел водоизмещение 1360 тонн, максимальная скорость (правда, без установленного вооружения) составила 37,3 узла. На момент испытаний «Новик» являлся самым быстроходным судном в мире. Высокую скорость обеспечивали паровые турбины германской фирмы «Вулкан». Мощность энергетической установки составляла 41910 л. с. Артиллерийское вооружение эсминца состояло из четырех 102-мм орудий Обуховского завода длиной ствола 60 калибров и дальностью стрельбы до 88 кабельтовых. Первоначально столь мощное вооружение должен был получить лишь «Новик». Однотипные с ним эсминцы предполагалось вооружить двумя-тремя подобными орудиями. Но ход военных действий заставил пересмотреть состав вооружения. Пулеметное вооружение «Новика» состояло из двух 7,62-мм пулеметов Максима. Корабль нес четыре двухтрубных торпедных аппарата. Кроме того, эсминец мог принимать до 50 мин заграждения. Экипаж состоял из 8 офицеров, 5 кондукторов и 104 нижних чинов.

Начало Первой мировой: морская война на Балтике

К началу Первой мировой войны «Новик» являлся на Балтике единственным эсминцем данного типа, превосходя по скорости и вооружению любой аналогичный по классу корабль как русского, так и германского флотов. С первых дней войны «Новик» был задействован для прикрытия постановки минных заграждений. В октябре 1914 г. «Новик» произвел несколько минных постановок в районе Мемеля и Данцига. Позднее на этих минах подорвались миноносец S-149 и пароход «Бреслау». Новая минная постановка в ноябре 1914 г. оказалась роковой для парохода «Латона» и тральщика противника.

Бой «Новика» с германскими эсминцами Источник: war-book.ru

Особое место в биографии русского эсминца занимает артиллерийский бой «Новика» с двумя германскими эсминцами V-99 и V-100, которые должны были атаковать линкор «Слава». Каждый из германских эсминцев нес по три 88-мм орудия против четырех 102 мм орудий «Новика». В ходе завязавшейся артиллерийской дуэли «Новик» выпустил за 17 минут 233 снаряда, 11 из которых попали в цель. V-99 получил серьезные повреждения, выбросился на берег и впоследствии был уничтожен собственным экипажем, а его «товарищ по несчастию» спасся, благодаря дымовой завесе. Потери среди экипажей германских кораблей составили 17 человек убитыми, 6 пропавшими без вести и 39 ранеными. На «Новике» потерь не было, а повреждения от осколков оказались минимальны (немцы не добились прямых попаданий). Из этого небольшого боевого столкновения обе стороны сделали соответствующие выводы. Русское командование приняло решение об установке дополнительных 102-мм орудий на всех «новиках», а на кораблях последней серии их число выросло до пяти. В свою очередь немцы приступили к перевооружению своих эсминцев с 88-мм на 105-мм орудия.

Активные набеговые операции русские эсминцы типа «Новик» проводили как на Черном море, так и на Балтике. Так, 31 мая 1916 г. «Новик» и однотипные эсминцы «Победитель» и «Гром» атаковали крупный немецкий конвой, двигавшийся с грузом руды из Швеции в Германию. Всего конвой насчитывал четырнадцать транспортов, а также вспомогательный крейсер «Герман» и два вооруженных судна охранения. Результатом скоротечного боя, в котором русские корабли применили артиллерию и торпедное вооружение, стало уничтожение немецких судов охранения. Транспортам, пользуясь темнотой и близостью территориальных вод нейтральной Швеции, удалось ускользнуть. Последней операцией «Новика» в ходе Первой мировой войны стало участие в Моонзундском сражении, отмеченном первой потерей эсминца класса «новик», когда от огня немецкого линкора серьезно пострадал, был оставлен экипажем и затонул эсминец «Гром». В дальнейшем корабль был поставлен на ремонт и участия в Гражданской войне на Балтике не принимал.

Эсминец «Яков Свердлов»

В межвоенный период родоначальник знаменитой серии эсминцев был модернизирован. Менялись навигационное вооружение и радиосвязь. Двухтрубные торпедные аппараты эсминца были заменены трехтрубными. В 1926 г. «Новик» был переименован в «Яков Свердлов». Немного отвлекаясь от темы, отметим, что некоторые из «собратьев» «Новика» переименовывались чуть ли не рекордное количество раз. Так, например, эсминец «Капитан Кинсберген» в 1915 г. был переименован в «Капитан 1-го ранга Миклуха-Маклай», в 1918 г. в «Спартак», в эстонском флоте носил имя Wambola», а заканчивал службу во флоте Перу под именем «Almirante Willar».

«Новик» у Английской набережной Петербурга, 1913 Источник: war-book.ru

Во время Зимней войны «Яков Свердлов» проходил ремонт и в боевых действиях не участвовал. В 1940 г. «Яков Свердлов» был выведен из боевого состава как учебный эсминец, но с началом Великой Отечественной войны эсминец вновь включен в состав боевых кораблей Балтийского флота. За два первых месяца войны эсминец выполнил целый ряд боевых задач — постановка минных заграждений, сопровождение крупных кораблей и транспортов из Таллина в Кронштадт. С приближением немецких войск к Таллину корабль был включен в систему обороны города, нанося артиллерийские удары по позициям противника. Во время печально известного Таллинского перехода эсминец входил в состав главных сил, сопровождая крейсер «Киров». 28 августа 1941 г. в 20:47 «Яков Свердлов» подорвался на мине и затонул в 10 милях от острова Мохни. Погибли 114 человек из числа находившихся на борту корабля. В советское время получила распространение легенда о том, что «Яков Свердлов» погиб, закрыв корпусом от торпеды немецкой подводной лодки крейсер «Киров». Во время Таллинского перехода на минах погибли и другие остававшиеся в составе Балтийского флота «новики». Пережили Великую Отечественную войну по два эсминца-«новика» в составе Черноморского и Тихоокеанского флотов и три на Северном флоте. Еще два эсминца типа «Новик» оставались до 1950-х годов в составе флота Перу. Они в ходе Гражданской войны были захвачены англичанами и переданы Эстонии, которой военный бюджет не позволил содержать крупные корабли и в итоге эсминцы были проданы и оказались в Южной Америке, где успели поучаствовать в двух войнах.

Подводя итог, отметим, что «Новик» и однотипные с ним эсминцы успешно действовали в ходе Первой мировой войны, прошли модернизацию и применялись в Зимней, Великой Отечественной и Советско-японской войнах, оказавшись универсальными кораблями. Высокая скорость, хорошие мореходные качества и мощное для своего времени вооружение делало эти корабли незаменимыми при решении ряда боевых задач.

>Эскадренный миноносец типа “Новик” – 1910 год

Эскадренный миноносец типа Новик

Эсминцами, выпущенными впервые не поодиночке, а серией для флота России при Императоре, являются эскадренные миноносцы типа «Новик». Их особенностью и отличием были силовые установки в виде паровой турбины. Корабли имели шесть разных вариаций. Строительство происходило по три серии, которые делились на подвиды. Первая серия: «Дерзкий», «Орфей», «Счастливый». Вторая серия: «Лейтенант Ильин», «Гавриил», «Гогланд», эсминец «Изяслав». Третья серия: «Фидониси», куда входил эсминец «Керчь».

Предпосылки создания серии

Необходимость построения кораблей обусловлена многочисленными потерями, понесенными ВМФ после войны между Российской и Японской империями. Морское ведомство востребовало кредит на строительство. Деньги были собраны комитетом по ВМС на добровольные пожертвования. Когда комитет завершил денежные операции с заводами по строению кораблей, в наличии осталась крупная сумма средств. Ее решили использовать для постройки суден нового образца, которые являются более современными. Вице-адмиралу Рождественскому и комиссии под его командованием было доверено определить тип минного судна, который будет эксплуатировать российский императорский флот ВМС.

Однако мнения комиссии относительно этого вопроса были совершенно противоположные: часть участников высказывала о необходимости постройки минных крейсеров с высокой скоростью хода и усиленной артиллерией, другие же говорили о необходимости маленьких миноносцев для обороны прибрежной части. В результате собрания были разработаны идеальные параметры судна: скорость равнялась 30 узлам, вооружение от 2 до 6 длинноствольных орудий, имеющих различный диаметр с различным запасом которое дополнено пулеметами и торпедами.

Период великой отечественной войны

Как известно, июнь 1941 года является началом самой тяжелой для России ВОВ. Планы фашистов заключались в захвате российских баз около моря в Петербурге. На борьбу с вражеской Германией вступили эсминцы типа «новик. Все корабли погибли в основном из-за атак фашистских самолетов или вражеских минных установок в самом начале ВОВ.

Вражеские войска планировали сначала захватить корабли, находящиеся на ремонте, поэтому первые приняли удар части, находящиеся в Либаве. Там же находился и легендарный эсминец » Ленин». Экипаж эсминца проявил невероятную смелость в боях на суше. Тогда Афанасьев, командующий судном, приказал уничтожить корабль. Тогда по его приказу сняли все оружие для последующего затопления рядом с судном. Все секретные документы были сожжены. Ночью все было уничтожено взрывом.

Чтобы закрыть Ленинград со стороны моря были созданы минные и артиллерийские позиции. Участие приняли «Новики» – «Яков Свердлов», «Артем», «Карл Маркс», «Володарский».

2я серия модификация типа “Новик” – эскадренный миноносец «Лейтенант Ильин»

В конце первого месяца лета судна прибыли в Таллинн. Миноносцы устанавливали мины в Финском заливе, подвергаясь безуспешным ударам с воздуха.

Тем временем вражеские войска создали угрозу артиллерийской позиции в Финском заливе. Тогда такую позицию создали в восточной части залива. Отряд кораблей сутками устанавливали мины в течение месяца. Дела противника в результате осложнились.

«Энгельс» находился рядом баржей «Спиноза», принимая топливо. 7 августа сигнальщиками были обнаружена вражеская авиация, пролетающая довольно высоко. Самолеты, зайдя с левого и правого бортов, пикировали по одному. После набора скорости 12 узлов боевая рубка и ходовой мостик, находящиеся на полубаке моментально пошли вниз. Бомбы весом в 250 килограмм нанесли непоправимые повреждения судну и барже, которая начала тонуть. Корпус корабля был сильно поврежден.

Положение Эстонии в период войны было тяжелым, и бои длились около тридцати дней за столицу. После того, как фашисты приблизились к окраине города, корабли начали перемещаться в Кронштадт. Судна передвигались в сторону Петербурга, над которым нависла серьезная угроза.

В Таллиннском переходе приняло участие более 200 судов, которым необходимо было преодолеть около трехсот километров. Переход транспорта обеспечивался благодаря корабельному флоту, разделенному на три отряда:

  • Глава с адмиралом В.Ф. Трубица;
  • Прикрытие с Пантелеевым Ю.А.;
  • Арьергард с Ю.Ф. Раллем.

Угрозу передвижению представляли установленные мины. Эсминец «Яков Свердлов» двигался в охранении судна «Киров», прямо перед которым подорвался «Гордый», через некоторое время взорвался «Яков Свердлов», «Калинин». Военный корабль переломился пополам, но чудом удержался на плаву около часа, в который с него были эвакуированы все находившиеся на борту. Следующим подорвался на мире «Артем». На этом знаменитые эскадренные миноносцы новики завершили свой путь, потерпев огромные утраты в Таллиннском прорыве, но лишь благодаря им основные силы флота сохранились и продолжили свой путь. Легендарным суднам установлены памятники и монументы.

История создания

Началось все с того, что комитет направил российским и заграничным заводам сообщить о цене и сроках строительства минного крейсера с высокой скоростью более тридцати узлов, имеющего хорошее вооружение.

Немногие заводы хотели браться за проект с последующей сборкой, не имея гарантий для получения основного заказа. В результате был объявлен конкурс на проект миноносца, победитель мог заняться заказом и иметь гарантию получения вознаграждения. Итоги состязаний были объявлены в январе 1909 года. Проектов оказалось четыре, и во всех предлагалось применить турбины системы Парсонса. Лучшим оказалась в итоге разработка Путиловского завода.

После проведения собрания комитета и заключения договора о постройке крейсера, имеющего скорость 66 км/час, или 36 узлов, заказ был передан заводу. Котлы и турбины, которые разработали иностранные заводы, можно было заказать, это строго прописывалось в договоре. Испытание должны были проводиться после двух лет и четырех месяцев с момента заключения и подписания бумаг.

Выбор оптимальной конфигурации

Основным достижением при разработке корпуса новика было одновременное уменьшение веса корпуса и увеличение веса механизмов. Благодаря небольшой массе корпуса появилась возможность поставить турбины с большим весом и котлы, нагревающиеся быстро за счет большой площади нагрева.

Чтобы новик был непотопляемым, корпус разделили на отдельные отсеки переборками, препятствующими попаданию воды.

В конструкции использовали судостроительную сталь самого наилучшего качества, которая сохраняла свою форму при воздействии момента изгибания на волне.

Расположение всех помещений в целом также было удачным. Заднюю часть корпуса заняли котлы, турбины поместили в машинные отделения и разделили их переборкой, не пропускающей воду.

Комнаты для офицеров были расположены возле полубака на верхней палубе, общая численность кают – 8. Место для жилья команды выделили рядом с офицерами.

Постройка и испытания

Проверка эсминца на прочность состоялись в 1910 году в марте в бассейне немецкого завода. Проверке подверглась модель в масштабе 1:22. Наиболее интересующим вопросом при проверке была возможность сопротивления корпуса корабля. После испытаний был сделан ошибочный вывод, что мощности механизмов для этого недостаточно. Из-за оплошности завода строительство задержалось на двенадцать месяцев.

19.07.1910 года состоялась закладка миноносца. Церемония была очень торжественной. В конце 1910 года корабль был полностью обшит и сделана палуба. Проверка на пропускание воды состоялась в начале следующего года. Новейшему в то время судну дали название «Новик», которое раньше носил другой легендарный корабль. 8.03. 1911 года Николай 2 утвердил названия. После этого Новик был включен в императорский флот ВМС.

В этом же году летом состоялся первый спуск на воду нового судна. Празднования в этот раз не было, на второй день назначили командиров, которые могли бы контролировать монтаж и отделку устройств и механизмов.

Весной следующего года корабль все больше становился похожим на военный. В середине апреля перед очередными испытаниями произошло возгорание в отделении для котлов. Однако сроки сдачи не изменились благодаря приложенным усилиям по восстановлению Путиловского завода.

Описание конструкции

Основной отличительной особенностью Новика были острые обводы. Составом корпуса являлась судостроительная сталь. Из-за значительной длины корпуса он должен быть прочным, чтобы этого достичь применялась сталь с хорошим сопротивлением. Корпус разделялся на десять частей водонепроницаемыми переборками. Благодаря этому он был непотопляемый.

Энергетическая установка и ходовые качества

Основные части механической установки были сделаны в Германии. Паровые турбины немецкого завода, сделанные из стали и чугуна, располагались по бортам и в машинном отделении. Выделение пара предоставлялось водотрубным котлам с отоплением при помощи нефти. Необходимое количество кислорода для ее сжигания подавали специальные закрытые вентиляторы.

История изменений

После того, как корабль поступил на службу российского императорского флота специалисты, занимающиеся ВМФ, разработали план по усовершенствованию эскадры. После внесенных изменений появилось несколько модификационных вариантов. Для обороны Балтики было заложено около сорока кораблей такого вида, разделенных на четыре основных типа. Первый тип судна – «Новик». Вторая модификация имела самую большую серию и насчитывала двадцать кораблей, строилась по типу судна «Лейтенант Ильин». Следующая строилась по типу «Изяслав», четвертая состояла из девяти кораблей и имела название «Гогланд».

Новейшие судна сражались в боях в Рижском заливе, приняли участие в постановке минных ограждений. Эсминцы «Гром», «Забияка», «Самсон» участвовали в страшных сражениях с немецким флотом, надвигающимся на Финский залив.

Модификации

Нельзя не отметить два известных эсминца – «Гром» и «Дерзкий», построенных по судостроительной программе. Эти корабли очень похожи своими характеристиками: имеют примерно одинаковое водоизмещение, которое равняется значению больше одной тонны, длину, ширину, осадку, двигатели в виде двух паровых турбин, скорость хода, дальность плавания почти в две тысячи миль. Отличие миноносцев «Дерзкий» и «Гром» состоит в их мощности, первый имеет 30 тыс.л.с, второй всего лишь 23, 5 тыс. л.с. Их различия состоят и в экипаже, у «Грома» экипаж больше на 40 человек и составляет 150 чел. Эсминец «Гром» имеет более современное МТВ 1916 года, в то время как мины «Дерзкого», установленные на корабль – 1908 года.

Вооружение эсминцев типа “Новик”

Артиллерия состояла из 4 орудий со стволом в шестьдесят калибров, которые располагались на полубаке и около кормового моста. Само орудие состояло из трубы, скрепленной цилиндрами в трех местах, затвора и компрессора с накатником. Практически все снаряжение для атаки изготовлялось на Обуховском заводе. Запасные патроны хранились в погребах. Дистанцию до цели определяли при помощи британского дальномера, установленного на ходовом мосту. Скорость стрельбы составляла 10выс/мин, что являлось хорошим показателем для того времени. По периметру борта находились знаменитые четыре пулемета «Максим» калибра 7, 62. Их скорострельность была равна 600 выс/мин.

Однако у новиков из различных серий вооружение различается. Так, например, если взять «Фидониси», «Лейтенант Ильин» и «Орфей», они имеют одинаковую артиллерию и количество мин, но различное торпедное вооружение. Так, эсминец «Фидониси» имеет два автомата, в то время как «Лейтенант Ильин» лишь один. У этих кораблей также различается и количество торпед, если у первого их 14, у второго всего 9. Можно сделать вывод, что вооружение кораблей постоянно совершенствовалось, чтобы улучшить результаты в бою.

Минно-торпедное вооружение

Русское минное вооружение на этом корабле должно было быть эффективным и иметь высокую надежность. В состав вошли торпедные аппараты, разворачиваемые полностью вокруг своей оси. Имелось ручное и дальнее управление стрельбой, что повышало боевую эффективность в разы. Скорость торпеды равнялась сорока узлам, дальность полета от одного до шести с половиной километров.

Двухтрубных торпедный аппарата

Нельзя не упомянуть наличие торпеды, впервые примененной Макаровым в русско-турецкой войне, которая стала настоящей гордостью российского вооружения.

На корабле были установлены четыре двухтрубных аппарата с калибром 450 миллиметров, в которых предусматривалось хранение самих торпед. Расположены они были между первой и четвертыми трубами, а также около орудий. Чтобы была возможность погрузки торпед и подачи, разработали балки с лебедками. Несмотря на то, что при создании модификаций увеличили количество торпед в залпе в два раза, эти аппараты были одним из недостатков миноносца. Аппарат очень медленно вращался, что мешало оперативной атаке, не имел муфты для прицела, затвор для зарядки был недоработан.

Минное вооружение включало в себя около полусотни мин, которые можно было установить при скорости движения не выше 24 узлов. Хранились и устанавливались они с помощью специальных скатов и рельсов.

Вспомогательное оборудование

На корабле был использован руль со стальной рамкой, который был сделан с помощью современных на тот момент техник. Для управления паровыми машинами задействовали телеграфы, работающие от электричества. Разработана внутрикорабельная связь – трубы для переговоров, сигнализация и телефоны. Нельзя не отметить наличие нескольких магнитных компасов, секстана, приборов для измерения хронометража и магистраль для тушения огня в случае возникновения пожара.

Оценка проекта

В начале двадцатого века такие судна, как «Новик» считались самыми надежными и лучшими. Новейшие разработки сильно отличались от их предшественников, делая эти корабли незаменимым оружием в первой мировой войне, однако легендарный эсминец внес свой вклад в защиту страны от вражеских нападений и в период Великой Отечественной войны. Это первые в своем роде многоцелевые судна. Они имеют большую скорость, имеют высокую маневренность, отличное вооружение и во время всей своей службы успешно справлялись с такими задачами, как дозор, разведка, набег. В период Великой Отечественной войны они проявили себя как автономные судна с хорошей приспособленностью к обхождению минных застав и охраны основного морского транспорта.

«Новики» советской достройки

Вклад в победу над фашистами на морских театрах Великой Отечественной войны внесли корабли, заложенные по дореволюционным кораблестроительным программам и достроенные в первое десятилетие советской власти. Несмотря на солидный возраст, износ корпусов и механизмов, они стойко несли боевую службу на всех флотах, участвовали как в известных операциях, так и в повседневных военных действиях. Так, из шести эскадренных миноносцев типа «Новик», переданных в состав флота в 1923-1928 годах, три корабля — «Незаможник», «Железняков» и «Куйбышев» — за героическую службу в годы войны были награждены орденами Красного Знамени. Работа по сохранению этих миноносцев во время гражданской войны и разрухи, организация их достройки в процессе восстановления промышленного потенциала страны стали заметной вехой в истории отечественного судостроения.
К началу 1918 года в Петрограде и Кронштадте находилось на плаву 11 и в Николаеве 4 недостроенных эскадренных миноносца, половина из которых имела высокую степень готовности (по корпусам — 90% и более). Распоряжением Главного управления кораблестроения все работы на них в феврале-марте были прекращены. 28 мая Главное управление кораблестроения выдал Петроградским заводам наряды на выгрузку судостроительных материалов, заготовок н другого имущества с эскадренных миноносцев типа «Изяслав» и «Гавриил», эвакуированных из Ревеля, а также на составление описей и консервацию корпусов и механизмов.
2 августа по докладу начальника ГУК «О дальнейшей судьбе строящихся судов», Военно-морская коллегия приняла решение перевести на долговременное хранение эсминцы «Прямислав», «Брячислав», «Федор Стратилат» (типа «Изяслав»), «Капитан Белли», «Капитан Керн» (типа «Лейтенант Ильин») и «Михаил» (типа «Гавриил»), а остальные недостроенные корабли этих типов ликвидировать. Вопрос о судьбе недостроенных миноносцев «Ушаковской» серии оставался открытым, в связи с оккупацией Украины германскими войсками.
Намеченные мероприятия выполнить в полном объеме не удалось: не хватало материалов для утепления палуб и надстроек, топлива и электроэнергии, но главное было сделано: донную и забортную арматуру сохранили от размораживания, механизмы законсервировали, имущество укрыли на берегу от непогоды и поставили под охрану.

15 марта 1919 года Реввоенсовет РСФСР принял решение о достройке крейсера «Светлана», двух эскадренных миноносцев («Прямислава» и «Капитана Белли») и пяти тральщиков. На выполнение работ по «Капитану Белли» был даже выдан предварительный наряд (готовность — к весне 1920 г.). Однако состояние экономики страны и положение на фронтах не позволили осуществить эти планы: уже 30 апреля последовало распоряжение снять с корабля часть механизмов, необходимых для срочного перевода на нефтяное отопление миноносцев, отправляемых на Каспий.
Вопрос о достройке «Прямислава» и «Капитана Белли» вновь поднимался в конце 1919 года в связи с гибелью «Гавриила», «Константина» и «Свободы»; изучалась возможность заказать за границей соответствующие материалы, инструменты и приборы. Но окончание гражданской войны, в европейской части страны, выдвинуло на передний план народно-хозяйственные задачи, и меры по обеспечению боеспособности морских сил страны временно пришлось свести к ремонту кораблей, оставшихся в строю на Балтике, и к воссозданию флота на Черном море, где после ухода интервентов и белой гвардии кораблей почти не осталось.
Одним из первостепенных объектов судостроения был признан эскадренный миноносец «Занте», оставленный войсками Врангеля в полузатопленном состоянии у Большого фонтана в Одессе и отбуксированный в сентябре 1920 года в Николаев. К моменту прекращения работ в марте 1918 года его готовность по корпусу составляла 93,8%, по механизмам — 72,1% , были установлены все котлы, носовая турбина, большая часть вспомогательных механизмов и некоторая часть трубопроводов; из вооружения были смонтированы два торпедных аппарата. Предстояло очистить корпус от грязи и коррозии, вскрыть и отремонтировать механизмы, заменить кирпичную кладку котлов, выполнить некоторые другие восстановительные работы. Общая готовность корабля к началу достройки оценивалась в 55%.
23 декабря 1922 г. Главное морское техническо-хозяйственное управление (Главмортехозупр) заключило с Главметаллом ВСНХ договор на достройку «Занте» на Николаевских государственных заводах «согласно утвержденным чертежам, спецификациям и техническим условиям для эскадренных миноносцев 33-узловой скорости». Главметалл обязался предъявить корабль в полной готовности к официальным испытаниям через 11 месяцев, с учетом запрета снимать что-либо с «Корфу» и «Левкоса», подлежащих достройке позднее.
12 июня 1923 года «Занте» переименовали в «Незаможный», а 29 апреля 1926 года в «Незаможник». По своим тактико-техническим элементам, устройству корпуса, составу и расположению технических средств, вооружению корабль повторял ранее построенные миноносцы этого типа. Отличалась от прототипа только зенитная артиллерия: на корме установили 76-мм орудие в 30 калибров системы Ф. Ф. Лендера, а позднее добавили еще одно.
Приемочная комиссия под председательством А.П. Шершова приступила к работе 13 сентября 1923 года. Через 10 дней «Незаможный» вышел в Севастополь, проведя по пути шестичасовое испытание механизмов на экономическом ходу. Водоизмещение было 1310 тн, средняя скорость составила 18,3 уз при 302 об/мин и мощности 4160 л. с., расход топлива 4,81 т/час. Котлы и механизмы работали удовлетворительно, горение было бездымным. Так же успешно корабль сдал 27 сентября шестичасовой режим крейсерского хода (1420 тн, 23,9 уз, 430 об/мин, 14342 л. с.). 10 октября, после щелочения и чистки котлов, состоялось испытание механизмов на полном ходу. При водоизмещении 1440 т удалось получить среднюю за 3,5 ч скорость всего 27,5 уз при 523 об/мин, суммарной мощности турбин 22496 л.с. и полной форсировке котлов. Отмечались также большая дымность и значительная общая вибрация корпуса. Поскольку договор не определял обязательств завода в достижении определенных скоростных показателей, комиссия решила повторных испытаний не проводить.
На следующий день опробовали артиллерию, и 14 октября «Незаможный» вернулся в Николаев, где в недельный срок провели разборку и чистку механизмов и котлов, определили остойчивость (метацентрическая высота при водоизмещении 1350 т соответствовала спецификации и составила 0,87 м). 20 октября состоялся контрольный выход, после чего комиссия признала «Незаможный» удовлетворяющим требования флота. 7 ноября 1923 г. на корабле торжественно подняли военно-морской флаг, и он был зачислен в состав морских сил Черного моря.
На запрос Главмортехозупра об условиях достройки эскадренных миноносцев «Прямислав», «Капитан Белли» и «Капитан Керн» Петроградский судотрест в начале 1923 года сообщил сроки выполнения этих работ (16, 12 и 20 месяцев со дня заключения договора) и цену в 3,132 млн. руб. Таких средств в 1923/24 бюджетном году выделить не удалось. Вместе с тем, международная обстановка диктовала необходимость укрепить оборону морских границ СССР, и 2 сентября 1924 г. Совет труда и обороны принял постановление, назначить в достройку для Морского ведомства в числе других кораблей эсминцы «Прямислав», «Капитан Белли», «Корфу» и «Левкос». Достроечные работы предписывалось вести по чертежам и спецификациям серийных кораблей соответствующих типов.
Договор на достройку «Корфу» заключили 10 апреля 1925 года, фактически же к работам приступили сразу после сдачи «Незаможного». С 16 января по 16 февраля 1924 года на тележках мортонова эллинга провели очистку, ремонт и окраску корпуса суриком, установив попутно значительный коррозионный износ наружной обшивки, жилой палубы в румпельном отделении и настила второго дна (до 25% первоначальной толщины). Часть листов заменили. К концу 1924 года завершили монтаж главных и вспомогательных механизмов, трубопроводов, систем, устройств и вооружения. Через 3-4 месяца аналогичные работы выполнялись на «Левкосе». 5 февраля 1925 года корабли были переименованы: «Корфу» — в «Петровский» (в честь председателя ЦИК УССР Григория Ивановича Петровского), «Левкос» — в «Шаумян» (в честь одного из 26 бакинских комиссаров).
10 марта походом в Одессу начались заводские ходовые испытания «Петровского», а 25 апреля — официальные. Государственную приемочную комиссию возглавил Ю.А. Шиманский. 30 апреля на переходе в Севастополь, обороты турбин доводили кратковременно до 560, скорость по лагу достигла 29,8 уз.

Завод учел опыт достройки и испытаний «Незаможного»: котлы и механизмы «Петровского» работали надежнее, уменьшились дымность и вибрация. 9 мая на трехчасовом режиме полного хода развили среднюю скорость 30,94 и максимальную — 32,52 узлов. Через три дня определили дальность плавания 19-узловым экономическим ходом, которая при полном запасе топлива 410 т составила 2050 миль, а в условиях действительного плавания с «малоопытной военной командой с последствиями обрастания и загрязнения котлов» — около 1500 миль. 14 мая определили элементы циркуляции миноносца, а 28 мая — его остойчивость. Испытания вооружения показали ненадежность установленного дополнительно 37-мм зенитного автомата системы Максима, который после трех первых выстрелов давал сплошные осечки, (в конце двадцатых годов его сняли, добавив на юте второе 76-мм орудие.

После осмотра механизмов, подбора дефектов и контрольного выхода, 10 июня 1925 года состоялся торжественный подъем Военно-Морского флага, и «Петровский» вошел в состав Морских Сил Черного моря. В выводах приемочной комиссии указывалось на необходимость устранить вибрацию на ходах более 400 об/мин, причиной которой Ю.А. Шиманский считал слишком длинный гребной вал между кронштейном и дейдвудом при слабости кормовой части корпуса, у балтийских миноносцев этого не отмечалось.
Промах учли, и в договоре от 13 августа 1925 года, на достройку готовящегося к испытаниям «Шаумяна», было предусмотрено дополнительное подкрепление кормы, что дало положительные результаты. Начатые 19 октября испытания прошли успешно: средняя скорость полного хода достигла 30,63, наибольшая — 31,46 уз, при мощности соответственно 27740 и 28300 л. с, при умеренной вибрации в диапазоне 400-535 об/мин. Дальность плавания 18-узловым ходом составила 2130 миль. 10 декабря комиссия подписала приемочный акт.
Первым из миноносцев, достроенных в Ленинграде по программе 1924/25 бюджетного года, стал «Калинин» (до 5 февраля 1925 года — «Прямислав»), общая готовность которого, к началу работ, оценивалась в 69%. Из механизмов на корабле отсутствовали носовой турбоконденсатный насос, кормовой машинный вентилятор и трубки главных конденсаторов. Не был завершен монтаж трубопроводов. С осени 1925 года и по январь 1926 -го миноносец прошел докование с заменой винтов. По опыту использования артиллерии однотипного эсминца «Карл Маркс» (бывший «Изяслав»), второе 102-мм орудие перенесли на три шпации в нос, так как на прежнем месте его выстрелы на острых курсовых углах оглушали расчет первого орудия. Угол возвышения главной артиллерии увеличили до 30°. После завершения всех работ и испытаний корабль 20 июля 1927 года вошел в состав Морских Сил Балтийского моря.

Достройку «Капитана Белли» пришлось отложить на целый год: во время наводнения 23 сентября 1924 года, нагонная волна сорвала его со швартовов, и после многочасового дрейфа корабль оказался на песчаной отмели в районе Лисьего Носа, получив повреждения и накренившись на 2°. Чтобы снять его с мели, летом следующего года, потребовалось промыть 300-метровый канал. Поэтому в первую очередь решили достраивать «Капитан Керн». К работам приступили 10 декабря 1924 года. Изготовили и установили недостающий главный конденсатор и котельные турбовентиляторы, но дальше дело застопорилось из-за отсутствия труб и арматуры главного паропровода, которые пришлось заказывать за границей. К швартовочным испытаниям приступили лишь весной 1927 года, а 18 сентября эсминец выполнил 6-часовую программу режима полного хода, показав при нормальном водоизмещении (1360 т) среднюю скорость 29,54 и максимальную — 30,5 узлов. 15 октября комиссия, проводившая испытания, подписала акт о приеме корабля в состав флота.
Достройку «Капитана Белли», переименованного 13 июля 1926 году в «Карл Либкнехт», закончили только к весне 1928 г. 2 августа корабль показал, на мерной линии среднюю скорость 30,35 уз. и на двухчасовом режиме «самого полного хода» развил 540 об/мин при мощности 31 660 л. с. и работе 63 форсунок из 80 (скорость по лагу достигла 32 уз). Комиссия, отметив, что «ход, достигнут легко, и может быть еще увеличен», на следующий день подписала приемочный акт. В отличие от ранее построенных миноносцев этого типа на «Куйбышеве» (до 31 мая 1925 года — «Капитан Керн») и «Карле Либкнехте» установили трехногие мачты (на первом — обе, на втором — только носовую). Вооружение эсминцев включало четыре 102-мм и одно 76-мм зенитное орудие, 37-мм автомат системы Максим, два 7,62-мм пулемета и трех трехтрубных торпедных аппарата.
В годы предвоенных пятилеток корабли, пополнившие соединения эскадренных миноносцев в середине двадцатых годов, стали настоящей «кузницей кадров» для возрождающегося флота нашей страны. Они участвовали в дальних походах, интенсивно занимались боевой подготовкой, неоднократно посещали зарубежные государства. В предвоенные годы эти эсминцы прошли капитальный ремонт и модернизацию. На них установили дымовую и шумопеленгаторную аппаратуру, параваны-охранители типа К-1, кормовые бомбосбрасыватели для больших и малых глубинных бомб, по два 45-мм зенитных орудия, 7,62-мм пулеметы заменили крупнокалиберными (12,7-мм). В 1942-1943 годах, на оставшихся в строю кораблях, зенитное вооружение усилили 37- и 20-мм зенитными автоматами новых образцов, заменившими 76-мм орудия системы Лендера. Имея хорошую мореходность, сохранив 25-28-узловый ход, «новики» в годы Великой Отечественной войны оставались ценными боевыми кораблями.
Эсминец Северного флота «Куйбышев» первым из них 24 июня 1943 года был удостоен ордена Красного Знамени. 27 июля 1941 г. артиллерийским огнем он совместно с эсминцем «Урицкий» воспрепятствовал попыткам противника прорваться на полуостров Средний. Пройдя за войну 44 000 миль, корабль отконвоировал 240 транспортных судов, сбил два самолета противника, в условиях жесточайшего шторма, спас в ноябре 1942 года основную часть экипажа погибавшего эскадренного миноносца «Сокрушительный» (179 чел.), успешно выполнял многие другие задания командования. Закончил свою службу эсминец в роли корабля-мишени при испытании атомного оружия у берегов Новой Земли 21 сентября 1955 года. «Куйбышев» находился на удалении в 1200 м от эпицентра. Эсминец не получил серьезных повреждений, за исключением радиоактивного заражения. Был разобран на металл в 1958 году.
Героически действовали в составе Черноморского флота «Незаможник», «Железняков» (до 23 июля 1939 года «Петровский») и «Шаумян», принимавшие участие в обороне Одессы и Севастополя, в высадке десанта в Феодосию.
3 апреля 1942 года «Шаумян» в крайне неблагоприятных условиях осуществлял переход из Новороссийска в Поти. Вблизи Геленджика эсминец выскочил на мель и пробил днище. Снять корабль с камней было невозможно. Кроме того корабль был сильно поврежден штормами и фашистской авиацией. С него сняли орудия и передали в береговую артиллерию.
«Незаможник» в боях и походах прошел более 46 000 военных миль, «Железняков» — более 30 000. Корабли прикрывали от авиации противника десятки транспортов, сбили три вражеских самолета, подавили артиллерийским огнем несколько батарей, поддерживали своим огнем 4 февраля 1943 г. высадку десанта в Южную Озерейку. 8 июля 1945 г. «Железняков» и «Незаможник» были награждены орденами Красного Знамени. 12 января 1949 года «Незаможник» был переоборудован в корабль-цель, и в начале пятидесятых годов был потоплен при испытании новых систем вооружения вблизи берегов Крыма.
Более интересная послевоенная судьба была у эсминца «Железняков». В 1947 году его передали ВМФ Болгарии. Там в 1948 году на корабле произошел пожар, после которого его отправили на ремонт в Варну. После ремонта продолжил службу в Болгарии. Однако из-за зарастания подводной части и малограмотной эксплуатации, скорость корабля снизилась до 15 узлов. Очередной ремонт произвели в Севастополе. В 1949 году эсминец возвратили СССР. В апреле 1953 года «Железняков» переоборудовали в плавказарму, а в 1957-м сдали на демонтаж.
«Карл Либкнехт», находившийся с октября 1940-го по октябрь 1944 года в капитальном ремонте, успел принять участие в боевых действиях Северного флота на заключительном этапе войны, и 22 апреля 1945 года потопил германскую подводную лодку «U-286». Этот эсминец также закончил свою службу после испытания атомного оружия 21 сентября 1955 года, и в дальнейшем был поставлен в качестве плавучего причала в губе Белушья, где, судя по всему и стоит до сих пор.
Эскадренный миноносец «Калинин», вступивший в строй после длительного капитального ремонта в первые дни войны, уже 27 июня 1941 года стал флагманом отряда кораблей Краснознаменного Балтийского флота, назначенных для оборудования минно-артиллерийской позиции в восточной части Финского залива, надежно прикрывшей подступы к Ленинграду с моря. 28 августа корабль под флагом контр-адмирала Ю.Ф. Ралля возглавил арьергард уходящих из Таллина кораблей КБФ. В 23 ч 20 мин «Калинин» подорвался на мине и через полчаса затонул вследствие полученных тяжелых повреждений корпуса.
Такой была служба и конец последних представители славной плеяды «новиков», достройка которых в трудных условиях восстановительного периода подготовила возрождавшуюся судостроительную промышленность к выполнению новых кораблестроительных программ, и оставили заметный след в истории отечественного судостроения.

Лихачев П. Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР. СПб.: Издатель Р.Р. Муниров, 2005. С. 48-97.
Верстюк А., Гордеев С. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». М.: Военная книга, 2006. С. 48-54.
Чернышов А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. С. 190-103.
Никитина В. О себе, времени и кораблях. СПб.: Моринтех, 2004. С.38-56.
Усов В. Сражались и «Новики» // Судостроение. 1981. №5. С. 62-64.

Бытует мнение среди определённой части населения, что русские никогда и ничего своего не изобретали. Увидят что хорошее, красивое и современное — и давай его копировать. Почти как китайцы из Гуанчжоу, где местные жители тем и хвастаются: мы мол делаем копии уже много сотен лет.

Бегать и доказывать что-либо таким сетевым деятелям бесполезно: времени потратишь уйму, а пользы ни на грош. Для тех же, кто готов слушать — вот история о том, как русские не только создали один из самых совершенных кораблей своего времени, но и стали законодателями мод в кораблестроении.

Пара слов о миноносцах

Моряки долго пытались пристроить мины на морскую службу. Ещё древние китайцы предложили их ставить и ждать на берегу, когда неприятельский корабль проплывёт мимо и подорвётся. А если не проплывёт, а если не подорвётся.? И времени опять же жалко. В общем, в конце XIX века военная мысль дошла до шестовых мин.

Шестовая мина — это длинная палка, на конце которой закреплена, собственно, мина с контактным или электрическим взрывателем. Пара таких палок ставится на небольшое судно, экипаж надевает чистое исподнее и идёт на таран вражеского корабля. Тыкать его миной, пока та наконец не взорвётся, а потом пытаться унести ноги. Понятно, что делать это лучше ночью, в плохую погоду. Вот так и появились минные катера и миноноски.

Паровой минный катер с шестовой миной

Следующим этапом стали мины метательные — выстреливавшиеся из аппарата, и двигавшиеся по инерции в воде. Дистанция всё равно оставалась пистолетной (до 40 метров), но всяко больше, чем у шестовых.

Затем мины научили двигаться под водой самостоятельно и вскоре обозвали их торпедами. С ними стало чуть менее страшно, а шансов унести ноги стало чуть больше.

Носители торпед образовали новый класс, получивший в России наименование по старому названию боеприпаса: «миноносцы». Прижилось слово, чего же мудрствовать. После появления эти новые корабли немедленно — как и все остальные — начали расти в размерах.

Вскоре флот потребовал миноносцы, способные действовать в составе эскадр, а не только рядом с берегом. Их логично нарекли эскадренными миноносцами, сиречь эсминцами. Изначально это были исключительно вспомогательные корабли: поставить дым, накидать торпед, подавить артиллерийским огнём миноносцы противника. Некоторое время последняя функция считалась основной, отчего эсминцы поначалу именовали контрминоносцами или истребителями. Последний термин — Destroyer (в английском) или Zerstörer (в немецком) — до сих пор употребляется на западе.

Эсминец «Поражающий» типа «Сокол»

В начале прошлого века эсминцы стали самостоятельным, способным на решение серьёзных задач классом кораблей. И произошло это во многом благодаря созданию российского эсминца «Новик». В то время эсминцы делились на противоположные по смыслу подклассы: одни имели торпедное вооружение, другие артиллерию — чтобы не дать первым подойти поближе и использовать свои торпеды. Однако оказалось, что обе роли можно совмещать.

Рождение эсминца

Так уж вышло, что в 1906 году у «Особого комитета по усилению военно-морского флота», собиравшего пожертвования от населения на восстановление флота после Русско-японской войны, остались непотраченные деньги. И много: два миллиона рублей. Экстренная программа, предусматривавшая строительство 18 эсминцев, представлявших собой лёгкое усовершенствование прежних типов, была уже выполнена, и члены комитета решили использовать остаток на постройку эсминца совершенно нового типа, в котором полностью учитывался бы опыт прошедшей войны и результаты осмысления этого опыта.

Главными требованиями были скорость, дальность плавания и возможность выполнять задачи в открытом море при сильном ветре и волнении. Предполагалось ставить на корабль паровые турбины, что по тем временам было самым современным вариантом силовой установки.

Конкурс выиграл Путиловский завод, где и был заказан будущий корабль. Силовую установку — три паровые турбины и шесть котлов, работавших только на жидком топливе (прощай уголь!) — заказали в Германии, на фирме «Вулкан». В 1910 году корабль был заложен на Путиловском заводе, а 1 мая 1912 года уже начались испытания. Увы, но требуемую скорость кораблю развить не удавалось. Больше 35 узлов «Новик», названный в честь знаменитого крейсера II ранга, не шёл.

«Новик» на испытаниях

Тогда немцы предложили за свой счёт проапгрейдить силовую установку. Увеличить её мощность и довести-таки корабль до ума, что и было сделано в 1913 году. «Новик» достиг максимальной скорости в 37,3 узла и средней в 36,2 узла. Рекорд для кораблей этого класса по тем временам.

Лучше чем другие

Что же в «Новике» было революционного по сравнению с другими кораблями этого класса? Во-первых, сочетание сильной артиллерии и мощного торпедного вооружения. На нём стояло четыре 102-миллиметровых пушки. Также на эсминце стояли четыре двухтрубных торпедных аппарата (позднее три трёхтрубных) с возможностью одновременного пуска торпед. И то и то само по себе не было новостью, но сочетание такого вооружения в одном корпусе бесспорно означало для корабля качественный скачок.

Недостатками вооружения «Новика» можно считать не самое удачное расположение артиллерии, повышавшее её уязвимость, и не очень высокую мощность 457-мм миллиметровых торпед. Но на момент проектирования корабля эти недостатки ещё не были очевидными.

Управление и торпедными аппаратами, и артиллерийским огнём — было централизовано и даже в некоторой части автоматизировано по последнему слову техники того времени, и вся огневая мощь эсминца могла использоваться очень эффективно.

Кроме прочего «Новик» мог заниматься постановкой мин и — благодаря своей скорости — делал это быстрее и дальше, чем другие корабли. Его качества позволяли активные минные постановки: то есть, грубо говоря, не просто поставить поле в надежде что когда-то враг на него наткнётся… а получить данные от разведки, быстро выйти и насыпать «шариков» прямо там, где враг действует именно сейчас (или вот-вот появится). После чего оперативно смыться.

Эскадренный миноносец «Новик»

Итого: самый быстрый, способный эффективно обороняться при помощи артиллерии, устраивать торпедные атаки и оперативно ставить мины. И всё это один корабль.

Подтверждение идеи

То, что корабль хороший, стало понятно уже в августе 1915 года, когда «Новик» в одиночку навалял немецким эсминцам V-99 и V-100. Между прочим, имея на борту груз мин, способных взорваться от любого попадания. V-99 был повреждён артиллерийским огнем «Новика», подорвался на мине и выбросился на берег, а изрядно потрепанный V-100 ушёл к своим, унося зубы в горсти. Немецие эсминцы были сделаны по образу и подобию того же «Новика», но установленная на них артиллерия меньшего калибра (88 миллиметров) не оставляла никаких шансов при встрече с русским кораблем.

Практически сразу после создания «Новика» была начата постройка следующих эсминцев по его образу и подобию. Всего их было сделано 30 единиц, ставших практически эталоном на следующие десятилетия. «Новик» был этапным кораблём, во многом изменившем класс эсминцев во всём мире.

«Новик» верой и правдой прослужил сначала в российском, а затем и советском флоте под именем «Яков Свердлов». В августе 1941 года, во время эвакуации защитников Таллина, он подорвался на мине и затонул.

Эскадренные миноносцы типа «Новик»

Жизнь после смерти?

В июне 2018 года российская экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» совместно с финскими поисковиками SubZone обнаружила останки эсминца «Новик» в районе мыса Юминда к востоку от Таллина. Поискам помог российский историк Михаил Иванов. Он обнаружил в архивах люфтваффе донесение об ошибочном бомбометании по подводному объекту, принятому немецкими лётчиками за советскую подводную лодку Щ-406. К моменту бомбометания эта подводная лодка уже погибла, и Михаил Иванов предположил, что там можно найти останки эсминца. Что и подтвердила нынешняя экспедиция.

Сейчас у флотофилов всей страны забрезжила слабая надежда — вероятно, будет принято решение о подъёме и восстановлении корабля. «Новик» это точно заслужил.