Эдуард Петрович берзин

Берзин, Эдуард Петрович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Берзин и Берзиньш.

14 ноября 1931 — 4 декабря 1937

Советской России:

Эдуард Петрович Берзин
латыш. Eduards Bērziņš
1-й Директор гостреста «Дальстрой»
Преемник Карп Александрович Павлов
Рождение 7 февраля (19 февраля) 1893
Старо-Пебальская волость, Вольмарский уезд, Лифляндская губерния, Российская империя
Смерть 1 августа 1938 (45 лет)
Москва, РСФСР, СССР
Место погребения
  • Расстрельный полигон «Коммунарка»
Партия РКП(б) — ВКП(б)
Награды

Российской империи:

Военная служба
Принадлежность СССР
Род войск
Звание
Медиафайлы на Викискладе

Эдуа́рд Петро́вич Бе́рзин (Бе́рзиньш, латыш. Eduards Bērziņš; 7 февраля 1894 года — 1 августа 1938) — деятель ВЧК — ОГПУ — НКВД, один из организаторов и руководителей системы ГУЛаг, первый директор государственного треста «Дальстрой», дивинтендант.

Биография

Родился в 1893 году в Старо-Пебальской волости Вольмарского уезда Лифляндской губернии (современная Латвия) в семье крестьянина. Латыш по национальности.

С 5-летнего возраста вместе с родителями жил на окраине Риги, учился в городской школе, изучал малярное дело. Проявил способности к рисованию. В 1912 году уехал в Германию, где окончил Берлинское королевское художественное училище.

По возвращении в Латвию был призван на военную службу. С января 1915 года — в составе 4-го Видземского латышского стрелкового полка участвовал в боях на фронтах Первой мировой войны. Прапорщик. Был награждён серебряной нагрудной медалью на Станиславской ленте с надписью «За усердие», Георгиевским крестом 4-й степени, а в 1917 году произведён в офицеры.

После Октябрьской революции участвовал в формировании 1-го лёгкого артдивизиона Латышской стрелковой советской дивизии, а затем назначен его командиром.

Летом 1918 года сыграл решающую роль в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве и разоблачении заговора Локкарта.

Для разоблачения контрреволюционных планов по захвату большевистской власти считавшийся агентом Локкарта Шмидхен (под этим псевдонимом действовал чекист Ян Буйкис) организовал встречу Локкарта с Берзиным. Эта встреча произошла 14 августа 1918 года на квартире у Локкарта, где Берзину было предложено 5—6 миллионов рублей для подкупа латышских стрелков и для него лично. В течение короткого времени через лейтенанта Рейли Берзиным было получено 1 миллион 200 тысяч рублей, переданные им Петерсону. В конце августа по поручению Рейли Берзин находился в Петрограде, где встречался с рядом заговорщиков, арестованных вскоре после его отъезда. По распоряжению Свердлова деньги были распределены следующим образом: 1 миллион рублей — в фонд единовременных пособий семьям латышских стрелков, пострадавших в борьбе с контрреволюцией, 100 тыс. рублей — на издание агитационной литературы, 100 тыс. рублей — на создание дивизионного клуба артдивизиону под командованием Берзина.

Член РКП(б) с ноября 1918 года. С декабря 1918 года сражался с белогвардейцами на Западном, Юго-Западном и Восточном фронтах Гражданской войны.

В январе 1919 года вместе с другими красными частями его дивизион вступил в Ригу, однако в мае 1919 года под натиском частей ландесвера вынужден был оставить город. При отступлении Берзиньш сделал предложение своей будущей жене Эльзе, которая ушла в отступление вместе с ним.

Дивизион Берзина внес большой вклад в победу над войсками генерала Деникина в решающем сражении Гражданской войны под Кромами и Орлом в октябре 1919 года. В этот момент Берзин становится начальником снабжения Латышской стрелковой советской дивизии.

С ноября 1920 года — сотрудник Регистрационного управления полевого штаба РККА. Принимал участие в боях под Каховкой и Перекопом. Затем служил в штабе Армии, был сотрудником ИККИ.

С февраля 1921 года — сотрудник Спецотдела ВЧК, затем ОГПУ. Пользовался покровительством своего соотечественника, члена ЦК ВКП (б), а затем и Политбюро Я.Э. Рудзутака в решении карьерных и личных вопросов.

Берзин был одним из инициаторов использования труда «врагов народа» на благо народного хозяйства.

Когда в 1926 г. в составе Военно-хозяйственного управления Наркомата по военным и морским делам был организован трест «ВИШХИМЗ» (Вишерские химические заводы) для строительства в Верхнем Прикамье секретного завода по производству боевых отравляющих веществ для нужд РККА и целлюлозно-бумажного комбината в посёлке Вижаиха (ныне Красновишерск) на Вишере, Северный Урал, Берзин был назначен начальником строительства.

В январе 1927 года Берзин со своим заместителем И.Г.Филипповым посетили Вишеру и нашли, что ход работ неудовлетворителен.

В мае 1929 г. Э. Берзин предложил план о реорганизации управления стройкой, предусматривавший ее передачу ОГПУ. Тогда же он вместе с главным инженером Д. С. Соколовским и главным механиком П. П. Кузнецовым выезжал в Германию и США для закупки оборудования.

Работы проводились силами заключенных Вишерского отделения управления Соловецкого лагеря особого назначения, которое на рубеже 1928-29 годов стало самостоятельным лагерем (где, в частности, отбывал заключение Варлам Шаламов, упоминавший Берзина в своих произведениях).

С 6 января 1931 года — начальник строительства Вишерской целлюлозно-бумажной фабрики ОГПУ, которое осуществляли заключенные Вишлага. В общей сложности Вишерский ЦБК был построен за 18 месяцев.

14 ноября 1931 года назначен директором треста «Дальстрой». В бухту Нагаева прибыл на пароходе «Сахалин» 4 февраля 1932 года. Позднее совмещал должности уполномоченного коллегии ОГПУ СССР (затем — НКВД), Далькрайкома ВКП(б), Далькрайисполкома и начальника Нагаево-Магаданского гарнизона Охотско-Колымского района.

В мае 1935 года выезжал в Амстердам, где ускорил покупку парохода «Кулу» для нужд «Дальстроя».

10 апреля 1937 года присвоено спецзвание — дивинтендант.

Выписка из протокола заседания парткомиссии при Политотделе «Дальстроя» от 8 февраля 1938 г. об исключении Берзина из рядов ВКП(б).Свидетельство о смерти Берзина Эдуарда Петровича от 16 декабря 1955 г.

Награждён нагрудным знаком Почётного работника ВЧК — ОГПУ (1932), а 22 марта 1935 года — постановлением ЦИК СССР — орденом Ленина.

В сентябре 1937 года на совещании при Финансовом отделе НКВД СССР отмечены существенные недостатки в работе возглавляемого Э. П. Берзиным треста «Дальстрой».

4 декабря 1937 года Берзин выехал из Магадана в отпуск на «материк». 19 декабря арестован недалеко от Москвы, на ст. Александров как организатор и руководитель «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации». При нем были обнаружены деньги на сумму 20 тысяч рублей.

18 апреля 1938 года газета «Советская Колыма» опубликовала решение партийной комиссии при Политуправлении «Дальстроя» об исключении из рядов партии Э. П. Берзина и 21 его соратника. Газета также опубликовала статью О. П-вой «Борьба с троцкистско-бухаринским охвостьем не закончена. Ни малейшего ослабления бдительности!».

1 августа 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР «за измену Родине», «подрыв государственной промышленности», «совершение террористических актов», «организационную деятельность, направленную на свержение существующего строя» Э. П. Берзин был приговорён к высшей мере уголовного наказания и расстрелян.

Реабилитирован 4 июля 1956 года.

Память

Э. П. Берзину как одному из руководителей строительства города Магадана перед зданием мэрии города в 1989 году был установлен бюст. Именем Берзина названа одна из улиц города.

Улицы некоторых населённых пунктов Чукотки носят имя Берзина в латышской версии его фамилии — ул. Берзиня в Анадыре, Билибино, Усть-Белой. В городе Красновишерске одна из улиц названа его именем.

В литературе

Образ Эдуарда Берзина многократно возникает в произведениях писателя Варлама Шаламова. Вот что пишет Шаламов о «колымском периоде» работы Берзина:

Первый колымский начальник с правами высшей партийной, советской и профсоюзной власти в крае, зачинатель Колымы, расстрелянный в 1938 году и в 1956 году реабилитированный, бывший секретарь Дзержинского, бывший командир дивизии латышских стрелков, разоблачивший знаменитый заговор Локкарта, — Эдуард Петрович Берзин пытался, и весьма успешно, разрешить проблему колонизации сурового края и одновременно проблемы «перековки» и изоляции. Зачёты, позволявшие вернуться через два-три года десятилетникам. Отличное питание, одежда, рабочий день зимой 4—6 часов, летом — 10 часов, колоссальные заработки для заключённых, позволяющие им помогать семьям и возвращаться после срока на материк обеспеченными людьми. В перековку блатарей Эдуард Петрович не верил, он слишком хорошо знал этот зыбкий и подлый человеческий материал. На Колыму первых лет ворам было попасть трудно — те, которым удалось туда попасть, — не жалели впоследствии. Тогдашние кладбища заключённых настолько малочисленны, что можно было подумать, что колымчане — бессмертны.

— В. Шаламов Зелёный прокурор (1959)

  • Ему посвящена глава «Колыма Берзинская» в книге воспоминаний Алексея Яроцкого «Золотая Колыма» (2003)
  • Ему посвящена повесть «Эд-Бер» в книге А. Е. Костерина «По таёжным тропам» (1964).

В кино

  • В фильме «Заговор послов» режиссёра Николая Розанцева о деле Локкарта роль Э. Берзина исполняет актёр Улдис Думпис.
  • В фильме «Завещание Ленина» режиссёра Николая Досталя по произведениям В. Шаламова роль Э. Берзина исполняет актёр Виктор Бегунов.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Гурин, Александр. Эдуард Берзинь. Латышский стрелок, который создавал ГУЛАГ. Балтньюз. baltnews.lv (7 февраля 2019). Дата обращения 28 мая 2019.
  2. П. Д. Мальков «Записки коменданта Московского Кремля» — М.: «Молодая Гвардия», 1962. — С. 254—258
  3. 1 2 3 Николаев Кирилл Борисович. Жизнь и смерть Эдуарда Берзина. — Документальное повествование. — Магадан: Магаданское книжное издательство, 2011. — 54 с.
  4. Обухов, Л.А. Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря — Пермский Мемориал. Пермское краевое отделение общества «Мемориал». pmem.ru. Дата обращения 28 мая 2019.
  5. Постановление СТО № 518 от 14 ноября 1931 г. О назначении тов. Берзина Э. П. директором треста «Дальстрой»
  6. 1 2 Из экспозиции Магаданского областного краеведческого музея.
  7. Протокол Совещания по рассмотрению отчета государственного треста «Дальстрой» за 1936 год, состоявшегося 25 сентября 1937 г.
  8. Объяснительная записка Дальстроя к отчёту 1937 г. по основному производству
  9. Бацаев И. Д., Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах: В 2 ч. Ч. 1 (1931—1941). Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. С. 218. ISBN 5-94729-006-5
  10. Магадан. Конспект прошлого / Сост. и авт. вступ. статей А. Г. Козлов.— Магадан: Кн. изд-во, 1989. С. 81. ISBN 5-7581-0066-8
  11. Приговор и справка об исполнении приговора в отношении Берзина Э. П. , 1 августа 1938 г.
  12. www.shalamov.ru

Литература

  • Бацаев И. Д., Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах: В 2 ч. Ч. 1 (1931—1941). Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. С. 348. ISBN 5-94729-006-5

Ссылки

  • «Хронос», Берзин Эдуард Петрович
  • Райзман Давид, Берзин Эдуард Петрович
  • Костин Николай Десять покушений на Ленина. Глава «Не дадим себя запугать»
  • Белов М. П. Из моего времени. Отрывки из романа.

Субтитры

Колымский край расположился на северо востоке России. Он находится вдоль бассейна реки Колымы и захватывает северное побережье Охотского моря. Эта суровая и холодная область богата полезными ископаемыми, а в частности в 20-х годах 20-го века там были найдены промышленные месторождения золота, разработка которых стала приоритетным делом для молодого советского государства. Но будоражит умы людей Колыма не этим. Благодаря массовой антисоветской пропаганде, понятие Колыма впитало в себя термины массовых репрессий, исправительно-трудовых лагерей с бесплатным каторжным трудом, и, конечно же, невинно заключённых жертв массового террора лично Сталина и его окружения. Но, не вдаваясь в правдивость всех этих оценок продажных журналистов, давайте посмотрим на начальный период истории Колымы, который на удивление был не таким уж и суровым. Говоря о Колыме нельзя не упомянуть о фактическом её создателе Эдуарде Петровиче Берзине. Эдуард Берзин в первой мировой войне был унтер-офицером латышского полка и георгиевским кавалером. После октябрьской революции возглавлял латышскую стрелковую дивизию, которая рьяно защищала советскую власть в самые её трудные революционные годы. Именно эта дивизия подавила лево эссеровский мятеж в Москве в 1918 году. После, Берзин лично разоблачил заговор британского посла Локкарта, который пытался подкупить латышские части для свержения советской власти. Далее, Эдуард Берзин был личным секретарём Дзержинского и зарекомендовал себя как очень хороший администратор. С 1921 года он сотрудник ВЧК, а затем и ОГПУ — это органы государственной безопасности того времени. В 1927 году он руководил постройкой и запуском в эксплуатацию Вишерской целлюлозно-бумажной фабрики на Урале и справился с этим делом на высоком уровне. Тогда уже в 1931 году его назначают руководителем треста «Дальстрой» и направляют осваивать Колымский край. 4 февраля 1932 года в бухту Нагаева прибыл пароход Сахалин с Берзиным и первой партией заключённых на борту. Первым делом Берзин ликвидировал местную партийную власть, от которой он даже не принял отчёта. Все члены окружного исполкома, вместе с ворами, авантюристами и, извините, проститутками были погружены на тот же самый пароход и отправлены на материк. Берзин хоть и был сотрудником ОГПУ, но подчинялся лично правительству страны. Он был наделён на Колыме широкими полномочиями. Его целями были за короткий срок обустроить этот край, создать транспортные коммуникации, наладить добычу золота и создать нормальные условия для жизни населения. Что им и было успешно выполнено. Берзин управлял Колымой 5 лет и 10 месяцев. За это время при нём посёлок Магадан превратился в город. Так же были построены причал морского порта, промышленные предприятия, лагеря для заключённых и электростанция. Заработали прииски по добычи золота. При Берзине открылись первые школы, техникум, библиотека, появились кинотеатры, а массив леса в центре Магадана, он приказал оставить для того, чтобы в дальнейшем тут разбить парковую зону. Колыма стала ведущим валютным цехом страны. При Берзине в лагерях сложилась гуманная и эффективная система: все заключённые рас конвоировались и считались условно освобождёнными. Была введена система зачётов, которая сокращала тюремный срок заключённых за перевыполнение норм выработки. Так же, им можно было работать по специальности. Одежда у заключённых была добротной, и кормили их хорошо. В столовых, например, всегда стояли открытые бочки с солёной селёдкой и красной икрой. Работали заключённые: зимой до 6 часов в сутки, а летом до 10 часов в сутки. За труд им платили как вольнонаёмным, что превышало зарплаты обычных людей на материке. После срока они возвращались домой обеспеченными людьми. За время правления Берзина, не было зафиксировано ни одного случая побега. Это было бы глупо. Как правило, на Колыму присылали раскулаченных, бывших белогвардейцев, политических заключённых и людей, осужденных за мелкие преступления. Так же туда ехали и вольные люди, но их было мало. Суровые условия и до конца не развитая инфраструктура отпугивала людей. Уголовников Берзин не любил, и на Колыму им тогда попасть было трудно. Так же, он проводил колонизацию района. Заключённые подписывали договоры с «Дальстроем», где человек обязывался пробыть на Колыме ещё 10 лет. Ему давали ссуду на постройку дома, корову и привозили семью. От желающих подписать такой договор не было отбоя, но в приоритете были раскулаченные. Берзин полагал, что они действительно осядут на земле. Колонисты поселились на побережье Охотского моря, им поставляли фураж по государственной цене, а так же позволяли продавать мясо на рынках Магадана. У Берзина к 1937 году был разработан план развития Колымы, по которому в этой области до конца 40-х годов не должно было вообще остаться заключённых, а население Колымского края составили бы только свободные люди. Это должны были быть бывшие заключённые, которые после срока осели на этой земле и переселившиеся сюда вольные поселенцы. К этому времени уже была создана достаточно приемлемая инфраструктура для жизни людей. С этим планом 4 декабря 1937 года, он и уехал в Москву, но вернуться назад ему было не суждено. Социальный шторм, который взбудоражил тогда Советский Союз, поглотил и этого деятельного человека. Берзин был арестован, обвинён в совершенно бредовом ритуальном преступлении и расстрелян. Скорее всего, он пал в ходе межведомственных интриг. Лагеря, которые находились на Колыме, не были в подчинении ГУЛАГА, они были во владении «Дальстроя». Высшие руководители НКВД приложили много усилий, чтобы поставить Колымские лагеря под свой контроль. В этом им мешал сам Берзин, который обладал широкими полномочиями в отношении Колымы. Но, у Берзина были порочащие его связи, он был в хороших отношениях со своим непосредственным начальником Петерсом и бывшем главой НКВД Ягодой, которые, к тому времени, уже были арестованы. После расстрела Берзина, лагеря Колымы перешли во владение ГУЛАГА, все посёлки были ликвидированы, колонисты отправлены обратно в лагеря, а их семьи были переправлены на материк. Режим в колымских лагерях ужесточился неимоверно. Как мы видим, уже не вся история Колымы покрыта бурыми пятнами кровавой деспотии и, по крайней мере, начальный её период резко выделяется из той истории, которую нам пытаются навязать. С конца 37 года, историю Колымских лагерей надо будет рассматривать в рамках истории ГУЛАГА, а это уже тема для других видео. Может там, так же было не всё однозначно? Вот и посмотрим. На сегодня это всё, подписывайтесь на канал, ставьте лайки, и до новых встреч, пока!

Каждый год 10 января в США отмечают День своеобразных людей. Вопреки тому, что вы можете подумать, люди, которые заставляют мир двигаться — это никогда не были нормальные люди. Всякий раз, когда происходили радикальные перемены, они всегда были в руках тех, кто отказывается принимать вещи такими, какие они есть. Своеобразные люди бросают вызов устоявшимся идеям и переворачивают условности, которым иногда тысячи лет. Они исследуют горизонты везде, где они могут быть, чтобы определить, что там есть, и приносят радость в жизнь, вырываясь из концепций, которые определяют «нормальную и здоровую жизнь».

Год Дата День Праздник
2020 10 Янв Пт День своеобразных людей
2021 10 Янв Вс День своеобразных людей
2022 10 Янв Пн День своеобразных людей
2023 10 Янв Вт День своеобразных людей
2024 10 Янв Ср День своеобразных людей
2025 10 Янв Пт День своеобразных людей

Изобретатель или создатель Дня своеобразных людей до сих пор неизвестен. День своеобразных людей был учрежден в 1838 году Джоном Бэньярдом в Рочфорде, Эссекс. Джон Баньярд родился в 1800 году и был сыном сельскохозяйственного рабочего. Конфликт идей, заключается в том, что обычные люди не привели мир в движение. Всегда своеобразные люди совершали радикальные перемены, они всегда отказывались принимать вещи такими какие они есть и создавали что-то новое или переделывали то, чему тысячи лет.

Своеобразные люди нарушают границы каждой области, которая определяет то, что есть, и приносят радость в свою жизнь, выходя из понятий, которые определяют “нормальную и здоровую жизнь». День своеобразных людей был инициирован, чтобы отметить существование людей, которые немного не синхронизированы с другими людьми.

Присоединиться к празднованию Дня своеобразных людей очень просто. Утром покрасьте волосы в розовый, желтый или синий цвет. Вы можете посетить близлежащий торговый центр и сфотографироваться с людьми, которые выглядят необычно. Приготовьте какую-нибудь экзотическую еду, но она должна быть съедобной для всей семьи. Для большего удовольствия можете одеть на своего питомца в парик и прогуляться с ними в соседнем парке. Публикуйте фотографии и делитесь своими мыслями в социальных сетях, используя хэштег #Specialarpeopleday.

Донос на царя Колымы

Эдуард Берзин

Его имя много раз встречается в рассказах Варлама Шаламова, посвященных Вишерлагу и Дальстрою. И там и там он был главным начальником. Эдуард Берзин — легендарный соратник самого Дзержинского — был брошен из Москвы на работу в лагерную сферу. Может быть, Берзин принял близко к сердцу призыв партии к освоению бескрайних просторов родины. А может, искал место, где его власть ничем не была бы ограничена.

И все же, пусть и в очень далекой, но столице, где пребывали его гэбистское начальство и сослуживцы, о Берзине не забывали. Когда вышел срок, он получил свою «черную метку» — телеграмму с вызовом в Москву.

С Берзиным судьба свела заключенного Шаламова еще в Вишерлаге. То был период, когда начальство лагерей ОГПУ было увлечено романтической теорией «перековки». В действительности, а Шаламов пришел к этому выводу довольно рано, «проводился великий эксперимент растления человеческих душ, распространенный потом на всю страну и обернувшийся кровью тридцать седьмого года. Именно здесь и тогда проводился первый опыт новой лагерной системы — самоохрана, «перековка», питание в зависимости от выработки…». Во главе этого эксперимента на Вишере стоял Берзин.

Эдуард Петрович Берзин, родившийся в 1894-м в Лифляндской губернии, с пятилетнего возраста жил вместе с родителями на окраине Риги. Учился малярному делу, рано проявил способности к художеству и уехал в 1910-м в Германию, где окончил Берлинское училище живописи. Вернулся в Россию. С января 1915-го в царской армии, был тяжело ранен на фронте, награжден Георгиевским крестом 4-й степени, дослужился до прапорщика. Революционная карьера Берзина началась в рядах красных латышей. В июле 1918-го, будучи командиром легкого артдивизиона Латышской стрелковой дивизии, он участвовал в подавлении выступления левых эсеров. В том же году, в ноябре, стал членом коммунистической партии.

К 1918 году относится и участие Берзина в масштабной провокации, затеянной ВЧК против представителей иностранного дипкорпуса в России, известной в литературе как якобы разоблаченный чекистами «заговор послов». Как пишет Шаламов, Берзин «встретился с Локкартом, с английским послом, и с Сиднеем Рейли — знаменитым английским разведчиком, и заманил шпионов в ловушку. Осторожный Рейли бежал, а Локкарт был арестован и обменян позднее на Литвинова, который сидел в английской тюрьме». В действительности Берзин, вместе с другими агентами ВЧК выдавая себя за представителя антибольшевистского подполья, готовившего переворот, предлагал главе английской миссии в Москве Локкарту участвовать в подготовке покушения на Ленина и Троцкого. Англичане с сомнением отнеслись к этой затее.

Произошедшее вскоре покушение на Ленина спутало чекистам все карты. Пришлось спешно проводить аресты англичан, хотя они к покушению не были причастны.

Еще в 1918-м Дзержинский заметил Берзина и впоследствии приблизил к себе. С февраля 1921-го Берзин сотрудник ВЧК—ОГПУ. На Вишере Берзин появился в 1927-м как директор строящегося химзавода. Тогда в его подчинении оказались заключенные Вишерского отделения управления Соловецкого лагеря особого назначения. Их численность составляла лишь несколько тысяч человек. В 1929-м отделение было преобразовано в самостоятельный лагерь, и Берзин стал начальником Вишерлага, чье население росло космическими темпами. Если в конце 1929-го было всего 6 тысяч заключенных, то к концу 1930-го их стало 30 тысяч! Сюда гнали этап за этапом.

Как отмечает Шаламов в рассказе «У стремени», среди лагерного населения Берзин слыл «большим демократом», он ежедневно принимал заключенных, выслушивал их просьбы и жалобы. Правда, отводил этому занятию лишь то время, пока седлал коня. Иногда успевал выслушать просьбы десятка зэков. Другое дело, помогал ли им? «Людям он не верил», — пишет Шаламов, а к заключенным инженерам относился «с полным презрением», полагая, что все они «вредители».

Переместившись в 1931-м на Колыму, Берзин получил неограниченную власть. Об этом пишет Шаламов в рассказе «Берзин»: «Он был директором Дальстроя, хозяином жизни и смерти десятков тысяч людей, он был высшей партийной инстанцией, главной советской властью золотого края, командующим пограничными войсками на границе с Японией и Америкой…» Будучи начальником Дальстроя, Берзин в марте 1935-го был награжден орденом Ленина.

Шаламов в своих оценках беспощаден, отмечая, что таким, как он, «славу дал мундир». И Берзин, по его мнению, «убивал по приказу свыше» и не был сколько-нибудь замечательным человеком. Сочетая высокомерие и игру в тайну, столь свойственную людям чекистской профессии, Берзин нажил немало завистников и врагов. В разгар массовых чисток и репрессий это сыграло роковую роль.

В июне 1937-го в адрес руководства НКВД было направлено письмо. По форме — заявление, а по содержанию — донос о непонятном и подозрительном прошлом Берзина. Автор — заместитель наркома лесной промышленности, а в прошлом непосредственный руководитель Берзина — бывший начальник ГУЛАГа Лазарь Коган. Вот этот документ:

Заявление заместителя наркома лесной промышленности Л.И. Когана на имя заместителя наркома внутренних дел В.М. Курского о «подозрительной деятельности» Э.П. Берзина. 11 июня 1937 г.

«Тов. Курский!

Звонил ФРИНОВСКОМУ, говорят уехал.

Пишу тебе.

Есть такое место — Колыма на Дальнем Востоке. Там золотые прииски. Начальник там — БЕРЗИН. Колыма находится в ведении НКВД.

БЕРЗИН — очень своеобразный человек с довольно известным прошлым. Это тот солдат БЕРЗИН, который вербовался ЛОККАРТОМ (заговор послов). Своеобразие его заключается, например, в том, что он лет 6–7 тому назад сказал мне: «Ведь меня в партию записал насильно СВЕРДЛОВ». Кроме того, БЕРЗИН единолично вел какие-то секретные дела за границей, часто туда ездил, имел свой счет в финотделе ГПУ, по которому, кажется, не отчитывался. <…>

Всю деятельность БЕРЗИНА, связанную с какой-то конспиративной работой и, в частности, связанную с постройкой Вишерской бумажной фабрики и поездками за границу — знал РУДЗУТАК.

БЕРЗИН об этом говорил прямо. С РУДЗУТАКОМ он был на «ты», называл его Яном и устраивал через него все свои хозяйственные дела. Если чего мы не могли для строительства фабрики делать нормальным порядком, БЕРЗИН легко проводил через РУДЗУТАКА. Это нас радовало, но часто — удивляло. Объясняли мы отношения к БЕРЗИНУ РУДЗУТАКА земляческим и товарищеским признаками. У БЕРЗИНА в Москве, где-то около Девичьего Поля, был и говорят есть <…> деревянный, двухэтажный большой дом. Однажды, много лет назад, я подвозил БЕРЗИНА к этому дому. Жил он во всем доме один, хотя, по виду, там можно поселить 10 семейств.

<…> Не помню кто, но говорили, что туда приезжает РУДЗУТАК. Ворота всегда на запоре. Постоянно во дворе стояла машина, на которой, в редкие приезды с Вишерского строительства в Москву, ездил БЕРЗИН. БЕРЗИН говорил, что это машина Совнаркома. Меня всегда занимал вопрос: как вяжется официально небольшое служебное положение БЕРЗИНА с его неофициальными возможностями — этот таинственный дом <…>, поездки за границу, громадный личный текущий счет в финотделе (БЕРЕНЗОН должен это помнить). Сегодня пом. нач. ГУЛАГа АЛМАЗОВ рассказал мне, что, называясь членом партии, БЕРЗИН до 1929 г. не имел партбилета. Когда на Вишере пошел слух, что он беспартийный, БЕРЗИН, будто бы выехал в Москву и привез партбилет, в котором он значился членом партии с 1918 г.

БЕРЗИН — очень странный человек. Он всегда занимал мое внимание своим своеобразием. По всему своему складу, он мне казался беспартийным, и когда он сказал, что его насильно записали в партию, это подтвердило мое впечатление о нем.

Сообщаю это для сведения.

Может быть, пригодится.

Адрес дома БЕРЗИНА в Москве не знаю, знаю, что около Девичьего Поля.

Можно, видимо, узнать в Дальстрое (контора БЕРЗИНА) или у т. БЕРМАНА в ГУЛАГе.

Л. КОГАН».

(ЦА ФСБ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 97. Л. 185–187)

Адресованное заместителю наркома внутренних дел письмо в итоге попало к наркому Ежову. Он, в свою очередь, 21 июня 1937-го без каких-либо комментариев направил документ Сталину и Молотову (за исходящим № 57979).

Вообще-то в 1937-м такие документы обычно срабатывали. Во-первых, дважды в письме повторяются тревожащие воображение начальства нотки в характеристике Берзина: «очень своеобразный», «очень странный». Во-вторых, совершенно убийственным было упоминание в письме о тесной дружеской связи Берзина с Яном Рудзутаком. Ведь заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР Я.Э. Рудзутак к этому времени был уже арестован и давал показания (его арест состоялся 25 мая 1937-го).

Тем не менее донос Когана возымел действие не сразу, хотя, без сомнения, предрешил судьбу Берзина. Осенью Ежов стал готовить ему замену на посту руководителя Дальстроя. Сначала шифровкой от 6 октября 1937-го из Симферополя в Москву был вызван будущий преемник Берзина — нарком внутренних дел Крымской АССР Карп Павлов. Через две недели, 20 октября, Ежов направил Берзину шифровку следующего содержания: «ОТВЕТ ВАШИ ТЕЛЕГРАММЫ ЗАДЕРЖАЛСЯ ВВИДУ ПОДЫСКАНИЯ ВАМ ЗАМЕСТИТЕЛЯ тчк СЕЙЧАС ВАШИМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ НАЗНАЧЕН ПАВЛОВ КОТОРЫЙ БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ ВЫЕЗЖАЕТ НАГАЕВО тчк ПО ОЗНАКОМЛЕНИИ ПАВЛОВА РАБОТОЙ ВЫЕЗЖАЙТЕ МОСКВУ ОТПУСК И ЛЕЧЕНИЕ тчк НАДЕЮСЬ ЧТО ПОСЛЕ ОТДЫХА И ЛЕЧЕНИЯ ВЫ С НОВЫМИ СИЛАМИ ВЕРНЕТЕСЬ НА РАБОТУ И ПОКАЖЕТЕ ЕЩЕ БОЛЬШИЕ ОБРАЗЦЫ ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ ОСВОЕНИЮ КОЛЫМЫ».

Конечно, Ежов хитрил. Обещанного отдыха и лечения вовсе не предусматривалось. Берзин выехал в Москву и 17 декабря 1937 г. был арестован прямо в вагоне поезда. Расстреляли Берзина 1 августа 1938-го. Но не избежал этой участи и автор доноса Коган. Его арестовали 31 января 1938-го — вслед за Берзиным и расстреляли 2 марта 1939-го. В эпоху Хрущева оба — и Берзин, и Коган — были реабилитированы, как, впрочем, и Рудзутак.

Свой последний приказ «основатель Магадана» Эдуард Берзин подписал 81 год назад

Первый директор «Дальстроя» Эдуард Берзин за день до своего отпуска, 3 декабря 1937 года, подписал приказ № 391 о назначении Карпа Павлова своим заместителем. На следующий день «основатель Магадана» отправился «на материк», чтобы провести свой заслуженный отдых и решить часть накопившихся дел. Буквально через 15 дней, 19 декабря (по некоторым данным 8 февраля 1938 года), недалеко от Москвы его арестовывают, как организатора и руководителя «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации», сообщает ИА MagadanMedia.

Первый директор Дальстроя Эдуард Берзин за своим рабочим столом. Фото: Из архивов магаданцев

Последние дни Эдуарда Берзина

В Магадане по традиции каждый пароход встречали и провожали торжественно, 3 декабря для всех отъезжающих в отпуск был прощальный ужин, а на следующий день у борта «Феликса Дзержинского» гремел оркестр и произносились речи. Но когда Эдуард Петрович подошел к трапу, часовой потребовал документы.

Берзин спокойно достал бумаги и поблагодарил часового за хорошее несение службы. Возглас вохровца неприятно задел провожающих. Многим показалось тогда, что провожают они своего директора не в отпуск, а насовсем.

Писатель Михаил Белов в отрывках романа «Из моего времени» рассказывал:

В Москве поезд приехали встречать жена Берзина с сыном и дочерью. Состав медленно подошел к перрону. Открылась дверь вагона, спрыгнула на перрон проводница, а мужа не видно было. Из вагона вышел шофер Берзина Ян Круминь, жена бросилась к нему, он ответил по-латышски, что Эдуард Петрович задержан в Александрове. В это время в квартире Берзина шел обыск.

«Двое людей тщательно делали свое привычное дело. Эти люди собирали в чемодан альбом фотографий, фотоаппарат, фотографии времен гражданской войны. Исчезла и шашка с орденом Красного Знамени на эфесе — награда за разоблачение заговора Локкарта в 1918 году.

Эдуард Берзин со своей женой Эльзой. Фото: Из архивов магаданцев

Поезд прибыл на станцию Александров. До Москвы оставалось еще 100 км. Но как только поезд остановился, в вагон вошли люди в форме НКВД. Берзину предъявили ордер на арест, подписанный наркомом Николаем Ежовым, потребовали снять орден Ленина, которым директор Дальстроя был награжден в 1935 году за освоение Колымы. Эдуард Петрович всегда носил награду на своей гимнастерке рядом со значком «Почетный чекист». Людям, пришедшим его арестовать, он спокойно сказал: «Лучше это сделайте вы сами».

И с него сорвали орден и значок. Арестованного доставили в Лефортовскую тюрьму. Берзина допрашивали работники наркомата. Ни одно обвинение не было доказано, а относились они к нему как к предателю, врагу народа. Семь с лишним месяцев физических страданий и душевных мучений…»

Лишить воинского звания и подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Приговор окончательный и в силу постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года подлежит немедленному исполнению.

Весной 38-го Эдуарда Берзина исключают из партии, а 1 августа за измену Родине, подрыв государственной промышленности, совершение террористических актов и организационную деятельность, направленную на свержение существующего строя, Военной коллегией Верховного суда СССР его приговаривают к высшей мере уголовного наказания. Через 20 минут его расстреляли. Труп куда-то утащили. Приговор исполнил Начальник 12-го отделения 1-го спецотдела НКВД СССР, лейтенант госбезопасности Шевелев. Позже выяснилось, что тело Берзина после расстрела было вывезено на окраину Москвы — на спецобъект «Коммунарка», где вместе с другими трупами расстрелянных сотрудниками НКВД сброшено в общую яму. Его останки в настоящее время находятся там.

В следственном деле № 16283 с пометкой «хранить вечно» зафиксированы последние слова Берзина перед казнью:

Партия и правительство поручили Дальстрою освоение Колымы. Дальстроевцы не жалели сил и здоровья, чтобы выполнить задание. Не обошлось, конечно, без ошибок и недостатков, но за это дают выговор по службе, а не расстрел.

Дом Эдуарда Берзина в Магадане. Тогда улица Берзина, ныне – часть проспекта Карла Маркса. Фото: Из архива Александра Глущенко

Магаданский историк Давид Райзман писал о том, как было сфабриковано «дело Берзина» и Колымской антисоветской повстанческой организации: «По поручению органов НКВД некто Семенов, бывший профессор обществоведения из Ростова-на-Дону, осужденный за троцкизм, стал автором этого «дела», в котором он обосновывает обвинения Берзина в том, что с его ведома пароходами отправляли золото для финансирования контрреволюционной деятельности, создания повстанческой армии с целью отторжения Северо-Востока России в пользу Японии».

После ареста Берзина магаданские партийцы в срочном порядке собрали общественность и переименовали улицу Берзина в улицу Сталина. Фото: Из архива Александра Глущенко

Берзинский пряник для заключенных

Гуманное отношение Эдуарда Берзина к заключенным тоже было расценено как вредительский шаг. Одно из предъявленных обвинений гласило: «Нарушение минимальных основ лагерного режима, установление одинаковой платы з/к и вольнонаемным и целый ряд вопиющих нарушений привели к разложению лагеря и срыву трудовых навыков и норм».

Известный писатель Варлам Шаламов не раз упоминал в своих произведениях директора «Дальстроя»: «Первый колымский начальник с правами высшей партийной, советской и профсоюзной власти в крае, зачинатель Колымы, расстрелянный в 1938 году и в 1956 году реабилитированный, бывший секретарь Дзержинского, бывший командир дивизии латышских стрелков, разоблачивший знаменитый заговор Локкарта, – Эдуард Петрович Берзин пытался, и весьма успешно, разрешить проблему колонизации сурового края и одновременно проблемы «перековки» и изоляции. Зачеты, позволявшие вернуться через два-три года десятилетникам. Отличное питание, одежда, рабочий день зимой 4–6 часов, летом – 10 часов, колоссальные заработки для заключенных, позволяющие им помогать семьям и возвращаться после срока на материк обеспеченными людьми».

«Заключенные стали первыми героями легендарной в истории Колымы зимней тракторной переброски грузов через перевалы в 1934 году при морозе свыше 55 градусов. Оказалось, обиженный горемыка-мужик тоже способен на подвиг. Директор Дальстроя моментально выписывал им освобождение за этот подвиг, несмотря на то, сколько им оставалось еще сидеть.

То же самое – мгновенное освобождение – распространялось на заключенных, выполнявших в сезон норму на 200%. Система Берзина была гуманной, системой «пряника без кнута».

Вольнонаемные на Колыме закреплялись с большим трудом, не выдержав тяжелых условий, уезжали. Способен работать был только зек. Берзин понимал это и старался, как мог, поощрять «колымармейцев» (как он их называл). По зарплате они приравнивались к вольнонаемным, и получали по 800–1500 рублей, отправляя большую часть денег на материк (средняя зарплата в стране была 250–300 рублей). Система зачетов, когда можно было значительно скостить свой срок, сохранялась, и это было мощнейшим стимулом. При этом рабочий день летом был 10 часов в день, в декабре –6 часов, в январе-феврале – 4 часа», – вспоминал Варлам Шаламов.

«Я обеспечил вам нормальную жизнь, вы должны обеспечить мне план»

В 1929 году Эдуард Берзин оказался на хозяйственной должности. Возглавил строительство целлюлозно-бумажного комбината на Северном Урале. Именно там, на Вишере, им был впервые использован хозрасчет в работе с заключенными, опыт которого позже успешно применялся и на Колыме.

В Вишерлаге Берзин выстроил отличную инфраструктуру, которой тогда не могли похвастаться даже города на воле. Варлам Шаламов вспоминал:

«Принимать новый лагерь летом 1930 года прибыл из ОГПУ Берман. Лагерная зона, новенькая, «с иголочки», блестела. Каждая проволока колючая на солнце блестела, сияла, слепила глаза. 40 бараков — соловецкий стандарт 20-х годов, по 250 мест в каждом на сплошных нарах в два этажа. Баня с асфальтовым полом на 600 шаек с горячей и холодной водой. Клуб с кинобудкой и большой сценой. Превосходная новенькая дезкамера. Конюшня на 300 лошадей».

Легендарный пароход «Сахалин». Фото: Из архивов магаданцев

С 1930 года концлагеря превратились в тресты. ГПУ заказало и получило для зеков валенки, ботинки, сапоги, бушлаты, фуфайки, ватные брюки, гимнастерки, шапки, рукавицы и даже накомарники.

Такая «перестройка» лагерной системы ОГПУ не замедлила сказаться на результатах строительства. Химкомбинат на Вишере трудом зеков был сдан за полтора года вместо двух. «Я обеспечил вам нормальную жизнь, вы должны обеспечить мне план», — говорил заключенным Берзин. Подсчеты экономистов показали, что производительность труда заключенных была на 70% выше, чем у вольных. В бригадах зеков в два раза было меньше производственного травматизма и аварийных ситуаций.

«Система Берзина» доказала свою эффективность, и Сталин распространил ее на все лагеря, которые были созданы при больших стройках.

В ноябре 1931 года был организован государственный трест «Дальстрой», руководство которого прибыло в Нагаево в марте 1932 года на пароходе «Сахалин» вместе с вольнонаемными и заключенными специалистами с Вишеры.

Эдуард Берзин на борту парохода «Сахалин» со стрелками военизированной охраны следует к новому месту службы – на Колыму. Фото: Из архивов магаданцев

Страна остро нуждалась в валюте на индустриализацию — золоте, которого много было на Дальнем Севере. Сталин здраво рассудил, что только «система Берзина» способна в экстремальных условиях Колымы дать быстрый результат. С 1933 по 1937 год численность зеков там выросла с 27 тысяч до 80 тысяч.

На плечи Эдуарда Берзина легла колоссальная нагрузка: освоение Колымы начиналось с нуля, создавались прииски, прокладывалась Колымская трасса, строились горняцкие поселки и город Магадан. Все это время он не имел заместителя. Производство росло, расширялось, и директор «Дальстроя» почти не знал выходных.

Стройку в поселке Нагаево Эдуард Берзин контролировал лично. Фото: Из архивов магаданцев

На своей машине даже в 50-градусные морозы выезжал на горные предприятия. Не раз случалось, что отказывала спина, и Эдуарда Петровича приносили домой врачи на носилках. Местные врачи лечили как могли, и он никогда не долечивался – лишь бы быстрее подняться да работать. Дальстрой из года в год удваивал золотодобычу. В 1937 году золотодобытчики Колымы тоже дали два годовых плана (было добыто 51,4 тонны золота — на 80 тысяч заключенных). С трудовой победой дальстроевцев поздравил Сталин.

«Ровно 5 лет, 10 месяцев и 15 дней было у Эдуарда Петровича на то, чтобы заложить город, построить первые причалы морского порта, промышленные предприятия, электростанцию, — пишет ягоднинский исследователь истории Иван Паникаров в книге «Колымский ГУЛАГ в 30-е годы». — При нем открылись первая школа и школы-интернаты для детей местного населения, библиотека, появились киноустановки в двух добротных клубах из рубленого леса для показа немых, а потом и звуковых фильмов. Уже в год его приезда в системе Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛа) был создан небольшой театральный коллектив, с которого началась история Магаданского государственного музыкально-драматического театра. В центре будущего Магадана, по указанию Эдуарда Петровича, оставили нетронутым огромный таежный массив, чтобы превратить его в городской парк культуры и отдыха. Глядя сегодня на фотографии 30-х годов, с удивлением узнаешь в старых просеках парка современные асфальтовые дорожки, остатки строений тех лет и испытываешь чувство огромной благодарности к людям, которые еще в те страшные годы думали о нас… А через два года после приезда первого директора Дальстроя Колыма стала ведущим валютным цехом страны!»

Давид Райзман писал:

Берзин был сыном советской эпохи. Он верно служил партии большевиков и советской власти. И в беззакониях, творящихся в стране, в том числе на Колыме, также замешан, как и руководители ВКПб и СССР. В этом его личная трагедия. Все же, объективно оценивая заслуги Эдуарда Берзина в освоении некогда пустынной окраины, в превращении ее в промышленный район России, надо хранить о нем память.

Дом Эдуарда Берзина. Фото: Из архива Александра Глущенко

Лишь в 1956 году Эдуарда Берзина реабилитировали. В 1961 году прииск Верхний Ат-Урях на Колыме переименовали в прииск имени Берзина. В Магадане его именем назвали улицу на 31-м квартале, в 1988 году там же на здании школы № 15 появилась мемориальная доска в честь первого директора Дальстроя. И как дань уважения одному из руководителей строительства будущего города Магадана перед зданием мэрии города в 1989 году был установлен бюст Эдуарду Берзину.