Береза картузская концлагерь

Концлагерь в Берёзе-Картузской

Берёза-Картузская

белор. Бяроза-Картузская, польск. Bereza Kartuska


Помещение лагерной администрации и памятный обелиск на месте концлагеря (1962); фото 2010 года

Тип

Концентрационный, лагерь изоляции

Местонахождение

Берёза

Координаты

52°33′ с. ш. 24°58′ в. д.HGЯOL

Период эксплуатации

1934—1939

Число заключенных

8 000

Число погибших

Коменданты лагеря

Болеслав Греффнер (до 1 декабря 1934)
Юзеф Камаля-Курганский

Медиафайлы на Викискладе

У этого термина существуют и другие значения, см. Берёза-Картузская.

Берёза-Картузская — концентрационный лагерь, созданный властями Польской Республики в 1934 году в городе Берёза-Картузская (сейчас г. Берёза, Брестская область) на территории Западной Белоруссии в качестве места внесудебного интернирования противников правящего режима. С 1934 по 1939 годы в нём содержались по обвинению в «антигосударственной деятельности» противники правившего режима: коммунисты, деятели еврейского, украинского и белорусского национальных движений, польские политические оппоненты Юзефа Пилсудского. В сентябре 1939 года после начала войны с Германией в лагере содержались немецкие военнопленные.

История лагеря

С приходом к власти в Польше в результате государственного переворота 1926 года Юзефа Пилсудского в стране установился авторитарный режим, известный как «санация» (sanacja, «оздоровление»), заключавшийся в «оздоровлении» общественной жизни страны путём сворачивания демократических институтов, ограничения прав парламента и укрепления исполнительной власти. Политическая оппозиция преследовалась правовыми средствами и силовыми методами. По отношению к национальным меньшинствам проводилась политика «культурного подавления», которая осенью 1930 переросла в массовые репрессии против украинского населения Галиции и Волыни («Пацификация»). Поводом для «пацификации» (умиротворения) послужили многочисленные антипольские акции ОУН (поджоги усадеб польских колонистов — «осадников», разрушение линий связи и т. д.). В ходе «пацификации» применялся принцип коллективной ответственности. Подразделения польской полиции и армии были введены в более чем 800 сёл, было арестовано более 2 тысяч человек, ликвидированы украинские организации, сожжено около 500 домов. Украинские депутаты сейма, чтобы не допустить их участия в выборах, были помещены под домашний арест. Составной частью «пацификации» стали украинские погромы со стороны польских шовинистических группировок. Дело дошло до того, что в 1932 году Лига Наций осудила действия польского правительства по отношению к украинскому населению.

Актом мести за «пацификацию» стало убийство 15 июня 1934 года в центре Варшавы боевиком ОУН Григорием Мацейко министра внутренних дел Бронислава Перацкого.

Через два дня, 17 июня, президент Польши Игнацы Мосцицкий издал распоряжение о создании лагеря в Берёзе-Картузской. Через этот лагерь прошли сотни украинцев, в том числе членов Организации украинских националистов. В частности, в 1934 в Берёзе-Картузской находилось 200 заключённых, в том числе 120 украинских националистов, 40 членов крайне правой польской партии «ONR» (Национально-радикальный лагерь — польск. Obóz Narodowo-Radykalny) и около 40 членов Коммунистической партии Западной Украины .

В лагере Берёза-Картузская разрешалось содержать людей до трёх месяцев без суда, исключительно по административному решению полиции или главы воеводства. Администрация лагеря имела право добавить срок (то есть оставить заключённого на повторные три месяца), чем довольно часто пользовалась. Заключённого могли освободить досрочно при отказе от «антигосударственной деятельности» и подписании специального обязательства .

Несмотря на протесты политических сил, выступавших против режима «санации», лагерь продолжал существовать, став местом заключения представителей левых организаций и активистов этнических меньшинств — украинцев, белорусов, русских. С момента основания до 1 декабря 1934 года комендантом лагеря был Болеслав Греффнер, затем до его закрытия — Йозеф Камала-Курганский. В советских источниках лагерь назывался «концентрационным», а его существование считалось свидетельством «фашистской» сущности санационного режима. Количество заключённых колебалось от 100 до 900 человек. До 1 сентября 1939 года через лагерь прошло около 3000 человек (документы этих заключённых сохранились и находятся в Брестском областном архиве). После нападения Германии на Польшу (точнее, первые аресты начались уже 30 августа) польские власти начали массовую изоляцию «неблагонадёжных элементов»: польских граждан немецкой национальности, членов украинских и белорусских национальных организаций, бывших членов Компартии Польши, Компартии Западной Белоруссии и Компартии Западной Украины. В лагерь было доставлено от 1,5 до 2 тысяч лиц немецкой национальности (в том числе около 500 женщин), от 3 до 5 тысяч членов украинских организаций. В этот период (1—18 сентября) документация или не велась, или была уничтожена. Общее количество заключённых за весь период существования лагеря можно оценить в 8—10 тысяч человек .

Лагерь имел проволочные ограждения с пулемётными вышками по периметру. Арестанты носили полотняную одежду с круглой полотняной шапочкой, на ногах — деревянные башмаки. В небольшие камеры с цементным полом набивали по 40 человек. Чтобы заключённые не садились, пол постоянно поливался водой. Им запрещалось разговаривать. Уделом узников была изнурительная работа и голодный паёк. Жестокое обращение со стороны лагерной администрации было нормой.

По советским данным, в конце сентября 1939 года заключённые, содержавшиеся в Берёзе-Картузской, были освобождены Красной Армией. Однако эта версия опровергается многочисленными свидетельствами бывших узников, которые утверждают, что в ночь на 18 сентября 1939 г. охрана покинула расположение лагеря и заключённые, уже более никем не охраняемые, просто разошлись.

В октябре—ноябре 1939 года лагерь использовался командованием РККА для временного содержания разоружённых частей Войска польского. В частности, в этот период здесь содержался будущий польский военный преступник Ромуальд Райс. В ноябре 1939 года концлагерь был окончательно ликвидирован.

Известные узники

  • Боровец, Тарас Дмитриевич
  • Гаврилюк, Александр Якимович
  • Донцов, Дмитрий Иванович
  • Кобрин, Михаил Петрович
  • Козубский, Борис Николаевич
  • Максимович, Николай Григорьевич (ректор Львовского университета (1963—1981)
  • Пастернак, Леон
  • Шухевич, Роман Иосифович]
  • Гуль, Владимир Петрович (в 1964 председатель Несвижского горисполкома)
  • Живлюк, Иосиф Герасимович (член КПЗБ)
  • Колесников, Иван Григорьевич (член КПЗБ)
  • Искрик, Вера Григорьевна (член КПЗБ)
  • Павлюкевич, Арсений Васильевич
  • Климов, Иван Степанович
  • Ежи Эдигей
  • Сорока, Михаил Михайлович
  • Бандера, Василий Андреевич
  • Гринёх, Иван Михайлович
  • Грабец, Емельян Петрович
  • Гут-Кульчицкий, Роман Осипович
  • Голояд, Мирон Григорьевич
  • Берёзовский, Константин Амвросиевич
  • Кац-Сухий, Юлиуш
  • Бжеский, Роман Стефанович
  • Марков, Фёдор Григорьевич
  • Максимович, Николай Григорьевич
  • Ваврисевич, Николай Михайлович
  • Волошин, Ростислав Павлович

Примечания

  1. Knyt, А. Bereza Kartuska /А. Knyt // Karta. — № 59. — 2009.
  2. 1 2 3 Береза Картузька. Довідник з історії України
  3. 1 2 Лицкевич, О. Концлагерь по-польски // Беларуская думка. — № 3. — 2010. — С. 78—85.
  4. Лугачёва, Т. А. МОПР в Западной Белоруссии (1923—1939) / Т. А. Лугачёва. — Гродно : ГрГУ, 2001. — С. 16. (недоступная ссылка)
  5. Самоликвидация. Концлагерь в Березе-Картузской в сентябре 1939 года (рус.), TUT.BY. Дата обращения 3 июня 2017.

Ссылки

  • Концлагерь в Берёзе-Картузской : 1934—1939 гг.: Фотоальбом / Авт. текста Т.Слесарук. — Минск : Творческая студия «Фото и жизнь» Союза журналистов БССР, 1972.
  • Мельтюхов, М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг. / М. И. Мельтюхов. — Москва : Вече, 2001. — 185 с. — ISBN 5-7838-0590-4
  • Они не стали на колени : Сборник воспоминаний и документов о концлагере Берёза-Картузская / Сост. В. Поссе, Л. Аржаева. — Минск : Беларусь, 1966. — 348 с.
  • Śleszyński, W. Obóz odosobnienia w Berezie Kartuskiej : 1934—1939 / W. Śleszyński. — Białystok : Dom Wydawniczy Benkowski, 2003. — 151 s. — ISBN 83-918161-0-9
  • Лицкевич, О. Концлагерь по-польски / О. Лицкевич // Беларуская думка. — № 3. — 2010. — С. 78—85.
  • Сергей Крапивин. Концлагерь в Берёзе-Картузской — продукт польского «государственного несварения»

Концлагерь в Березе-Картузской

5 лет назад правительство Польши приняло решение о создании трагически известного в истории концентрационного лагеря в местечке Береза-Картузская (Obóz koncentracyjny w Berezie Kartuskiej, The Bereza Kartuska detention camp) в 95 километрах к северо-востоку от Бреста.
Решение последовало на третий день после убийства 15 июня 1934 года боевиком Организации украинских националистов Григорием Мацейко министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. В организации покушения участвовал 25-летний выпускник агрономического факультета Львовской высшей политехнической школы, будущий лидер ОУН Степан Бандера.
Советский обелиск, поставленный на месте бывшего концлагеря в 1962 году. На заднем плане расположены руины корпуса, который занимала лагерная администрация. Фото Wikipedia: Christian Ganzer, 2004.
Лагерь разместили в бывших казармах старой русской армии в западнобелорусском местечке Береза-Картузская (ныне город Береза). Изначально он был предназначен для внесудебной «пацификации» (усмирения) политических радикалов Западной Украины.
Понятно, что карательный лагерь для украинцев опасно было устраивать на этнической украинской территории. Также посчитали нежелательным «загрязнять» подобным учреждением центральную Польшу.
По-своему рациональный выход власти нашли в том, что лагерь для украинских бунтовщиков разместили на восточных окраинах Польши — «Кресах Всходних». Однако «кресы» выбрали не собственно украинские, а смежные — белорусские.
Польская карикатура 1934 года изображает террористов-украинцев в Березе-Картузской (для ясности за проволокой изображены нож и бомба). Диалог следующий:
— Ну, наши сепаратистские мечты наконец-то сбылись! ОУН всегда стремилась отгородиться от поляков… хотя бы колючей проволокой.
— Да, но кто бы подумал, что это наступит столь скоро и в таких условиях!
(Из книги: Wojciech Sleszynski. Obóz odosobnienia w Berezie Kartuskiej 1934–1939)
Также оказалось удобным загонять в Березу-Картузскую — подальше от Лиги Наций, от глаз международных тюремных инспекций — всевозможных радикалов «вообще», в том числе представителей ряда польских политических группировок и партий.
Позже добавились и заключенные «нетрадиционной ориентации» — криминальной. Узниками становились дельцы черного финансового рынка Польши — нарушители экономического законодательства из представителей преимущественно еврейской буржуазии. Зачем их «прессовали» в политическом концентрационном лагере? Может быть, ради того, чтобы выдавали тайные банковские счета?..
Изначальная «идея» этого концлагеря состояла в проведении кратковременного (стандартный срок заключения составлял 3 месяца, хотя очень многим его затем продлевали), но весьма интенсивного «курса дубинкотерапии». Подчеркнем: всего лишь три месяца, а не стандартный «червонец» (10 лет) и не «четвертак» (25), как в СССР — в Гулаге. Целью ставилось за короткое время так «застрашить» человека, так сломать его морально и физически, чтобы он вышел на волю с квадратными от ужаса глазами и полной неспособностью противодействовать властям Великой Польши.
Практиковались публичные, посредством газет, саморазоблачения и покаяния узников. Таких отпускали довольно быстро.
В отличие от Гулага, который, как известно, был отраслью советской экономики, лагерь в Березе-Картузской не имел производственных заданий. Работы, на которые выгоняли узников, носили преимущественно обслуживающий характер и так же, как и издевательские «физические упражнения», имели целью изнурение.
…Отлично помню, как в 1968 году я был участником экскурсии юных пионеров-ленинцев в Березовский историко-революционный музей. Экскурсовод рассказал нам о подвигах подпольщиков — коммунистов и комсомольцев Западной Белоруссии. Что ж, это было естественным в ту пору: если читать только книги, изданные в БССР, то создается впечатление, что в Березе-Картузской мучения принимали исключительно белорусы, а конкретно — члены Коммунистической партии Западной Белоруссии.
Возле памятника в честь узников концлагеря мы провели торжественную пионерскую линейку, на которой приняли в ряды юных ленинцев двоих мальчиков и одну девочку. Сегодня, впрочем, думается, что более правомерным было бы принимать тут детишек в ряды не «юных ленинцев», а «юных бандеровцев»…
Читать статью полностью: http://naviny.by/rubrics/society/2009/06/17/ic_articles_116_163194/

1 сентября – трагическая дата в польской истории. В этот день в 1939 году германский вермахт вторгся на территорию польского государства. Началась Вторая мировая. По всей Польше проходят траурные мероприятия, посвящённые этой дате, но зигзаги польской истории заставляют поляков вспоминать в этот день и о 17 сентября – дне, когда с востока в Польшу вошли советские войска…

Польский поход Красной армии длился 12 дней. Немецкая оккупация Польши длилась несколько лет. Тем не менее польскому обществу почему-то удобнее, обращаясь к тому времени, гневно клеймить Москву, а не Берлин. Поляки не хотят вспоминать, что за год до этого польская армия точно так же вторглась в чешский Тешин, присоединив его к Польше; что части Красной армии заняли только непольские земли, отошедшие Варшаве в результате несправедливого Рижского мирного договора 1921 г.; что местное население иногда принималось за самочинные расправы над польскими офицерами, вымещая на них обиды за долгие годы панского господства; что сами же польские офицеры рассказывали о странном поведении советских войск, неохотно стрелявших в поляков и настроенных в целом примирительно; что за отдельные военные преступления (мародёрство, грабежи) трибунал карал советских военнослужащих очень строго, вплоть до расстрела. Был случай, когда к расстрелу были приговорены советские солдаты, расстрелявшие нескольких пленных поляков после того, как группа пленных, убив охранника и захватив оружие, открыла огонь по конвою.

Вслед за воспоминаниями поляков о приходе в 1939 году Красной армии, как тень за телом, следует тема Катыни. Оценки численности захваченных красноармейцами польских пленных разнятся – от 450 000 до 230 000 человек. Как бы то ни было, но несколько десятков тысяч солдат польской армии — уроженцев «кресов всходних» были отпущены по домам. Ещё многих из них, уроженцев «немецкой» части Польши, передали германским властям. Из оставшихся в руках НКВД польских жандармов и военнослужащих в Катыни нашёл свою смерть лишь каждый четвёртый. А вот едва ли не самое главное: многие из расстрелянных в Катыни входили в обслуживающий персонал польского концлагеря Берёза Картузская, и одно это не может не менять взгляд на них самих и на их судьбу.

Концлагерь Берёза Картузская (теперь это территория Белоруссии) появился в 1934 г., и вплоть до 1939 г. там содержались евреи, украинские националисты, а также поляки – противники режима Юзефа Пилсудского. Идею создания лагеря приписывают тогдашнему премьеру Польши Леону Козловскому, в будущем – агенту гестапо. Он находился под впечатлением речи Геббельса о воспитательной функции концентрационных лагерей. Ю. Пилсудский идею одобрил (1). Существует мнение, что Берёза Картузская была создана по образцу нацистского концлагеря Дахау. К слову, после нападения Германии на Польшу Л. Козловский перебежал к гитлеровцам и до самой смерти в 1944 г. получал от них пенсию, но в 1943 г. успел принять участие в обнаружении катынских захоронений.

Ю. Пилсудский ввёл т.н. режим «моральной санации»: вводилась цензура прессы, президент страны получал право издавать декреты в обход парламента, который полностью зависел от его воли. Начались преследования инакомыслящих, в т.ч. поляков, которых массово швыряли в казематы Берёзы Картузской. 17 дней в концлагере пришлось провести даже бывшему соратнику Ю. Пилсудского, знаменитому польскому публицисту Станиславу Мацкевичу — по обвинению «в ослаблении оборонного духа поляков» и «систематическую критику правительства искусственно подбираемыми аргументами». Вот как он описывает свои впечатления: «Пользуюсь случаем рассказать о Берёзе Картузской, вокруг которой столько тайн, ведь при освобождении заключенным говорили: «Будешь болтать, окажешься здесь второй раз, и тогда…»…Берёза Картузская была не местом изоляции, а местом пыток». Далее он описывает верного друга Ю. Пилсудского, Костека-Бернацкого, который был назначен комендантом лагеря: «Это был больной садист…Он с удовольствием выдумывал всякие пытки, с дегенератским удовольствием давая им ласковые названия – «гимнастика», «устав». Главная пытка – отказ в праве справлять нужду. Только раз в день, в 4:15 утра, узников выводили и командовали: «Раз, два, три, три с половиной, четыре!» За эти полторы секунды всё должно быть уже закончено».

По рассказам С. Мацкевича, кормили заключённых отвратительным хлебом, что никак не способствовало лёгкому пищеварению. С переполненными желудками людей заставляли делать «гимнастику» — сидеть в глубоком приседе с поднятыми вверх руками на протяжении 7 часов! В приседе бегать, ходить, спускаться с лестниц и подниматься обратно. При этом на узников сыпались удар за ударом, особенно, если чей-то желудок не выдержал. Сосед С. Мацкевича по нарам, еврей, получил в положении сидя 280 палок сразу от семи жандармов. С. Мацкевич приводит рассказ этого еврея о том, как узников поставили на колени на острые камешки и заставили двигаться вперёд под градом палочных ударов, а затем через каждые 20 метров принуждали целовать эти палки.

«Со всей Польши здесь собрали людей, обожавших избивать безоружных…Уголовники назначались дежурными по бараку, контролировали выполнение «гимнастики»… Им разрешалось избивать остальных заключённых», — пишет С. Мацкевич. Заключённым не разрешалось разговаривать в течение дня. Нарушителей ожидали шесть дней карцера на холодном бетоне, с открытыми окнами зимой, без обуви, только в кальсонах и рубашке. Каждый день провинившихся лишали половины пайка, а каждый второй день вообще не давали есть. Каждые полчаса находящиеся в карцере обязаны были унизительно сообщить в окошко: «Пан комендант, послушно вам рапортую».

В бараках заключённых лишали сна. Их будили ночью каждые полчаса, заставляли бегать, прыгать, ползать, чтобы потом снова забыться в тяжкой полудремоте на 30 мин. Ползать и падать узников часто заставляли в отхожих местах, прямо в нечистоты. Умываться после этого запрещали. Посуду мыть арестантам тоже запрещалось.

В Берёзу Картузскую можно было угодить даже за неуплату налогов. С. Мацкевич описывает нескольких таких заключённых, богатых купцов уже пожилого возраста. Некоторые из них сошли с ума. В концлагере всё нужно было делать бегом, и бегать заставляли даже калек с поломанными в результате пыток костями, больных туберкулёзом, артритом, гипертонией. Заключённым даже не разрешалось молиться и носить крестики на шее. За это их тоже избивали. «Всё выглядело, как дантовский ад», — заключает С. Мацкевич. Эпилепсии, психические припадки, внезапная смерть были ежедневной практикой в Берёзе Картузской. Из застенков не выпускали даже ослепших узников. Их заставляли бегать и прыгать вместе со всеми, избивая, если они сбивались с дороги (2).

Единственным свободным от работы днём было воскресенье. В этот день арестанты обязаны были посвятить полчаса времени лекции о вожде Ю. Пилсудском и воспользоваться библиотекой, заполненной книгами Ю. Пилсудского. Медицинское обслуживание отсутствовало и лишь в крайних, почти смертельных случаях заключёнными занимались врачи (3).

В 1939 г. заключённых концлагеря освободила Красная армия, чей приход они встречали с ликованием. Лагерная охрана разбежалась. Закончились пытки, издевательства и унижения.

Нельзя сказать, чтобы сегодня в Польше совсем не было публикаций на тему Берёзы Картузской. Однако нельзя также сказать, что в Польше принято тщательно изучать этот исторический эпизод и помнить о нём. Вовсе нет.

А ведь вопросы остаются. Почему Катынский расстрел в Польше считают актом «геноцида», а убийства и расстрелы советских военнопленных в польских лагерях в 1920-х годах и православного люда в Берёзе Картузской — нет? За колючую проволоку в межвоенной Польше можно было угодить просто за то, что ты – православный. В Берёзу Картузскую таким образом попал известный украинский православный богослов и историк Михаил Петрович Кобрин.

Кстати, среди расстрелянных в Катыни поляков было немалое число жандармов и тюремщиков (тех, кто занимался пытками заключённых в польских казематах), а также осадников – польских переселенцев, участников советско-польской войны 1919-1920 гг., которые на льготных условиях расселялись правительством Ю. Пилсудского на захваченных землях Западной Украины и Западной Белоруссии. Осадники, как господствующий в политическом и экономическом плане элемент, должны были полонизировать и окатоличить местное население. Только на западно-белорусских землях осело более 300 000 осадников, в чью собственность перешли тысячи гектаров захваченной белорусской земли.

Почему памятники Сталину и Дзержинскому считаются поляками символами тирании, а памятники Пилсудскому, которыми заставлена вся Польша, к этой категории не относятся?

Почему песни о сталинских соколах и ворошиловских стрелках клеймятся как акт советской пропаганды в песенном искусстве, а песня легионеров Пилсудского “My, pierwsza brygada” («Мы, первая бригада»), где есть строки «И с нами был наш дорогой Вождь!» (слово «вождь» — с большой буквы), не только не считается символом польского экспансионизма, но превратилась в официальный гимн вооружённых сил Польши?

Таких «почему» много. Только внятные ответы на них польская сторона, похоже, дать неспособна.

____________________________

Расписание электричек Берёза-Картузская — Берёза-Город

По самым последним данным расписание электричек по направлению Берёза-Картузская — Берёза-Город состоянием на сегодня состоит из 9 составов (дизелей или пригородных поездов), которые делятся на утренние, дневные и вечерние маршруты.

Для экономии времени – предлагаем самую быструю на этом пути электричку под номером № 6314. Она совершает отправление из ж/д станции Берёза-Картузская в 23 часов 8 мин. и прибывает в 23 часов 12 мин. на конечную станцию Берёза-Город. Вся дорога займет в сумме 4 мин .

Если в запасе есть достаточно времени или продолжительность в пути не особо важна – можете остановить свой выбор на электричке из сообщением Брест-Центр. — Белоозерск, под номером № 6374. В данном конкретном случае время в пути равняется 8 мин , так как электропоезд по расписанию отправляется в 21 часов 45 мин. и прибывает на конечную станцию Берёза-Город в 21 часов 53 мин. .

Все электрички на пути следования Берёза-Картузская — Берёза-Город совершают остановки, где можно выйти и сделать пересадку по потребности на пригородный поезд, который идет в другом направлении.

Расписание, представленное на данной странице, соответствует онлайн табло ж/д вокзалов по маршруту Берёза-Картузская — Берёза-Город. Благодаря постоянному обновлению информации данное расписание является актуальным, но поскольку возможны небольшие оперативные изменения – можете уточнить все детали у диспетчера на ближайшем вокзале, где так же можно приобрести билеты на пригородный поезд следованием Берёза-Картузская — Берёза-Город.

>Берёза-Картузская — Берёза-Город

расписание поездов и электричек

Информация о расписании поездов и электричек Берёза-Картузская — Берёза-Город

Актуальное расписание поездов и электричек Берёза-Картузская — Берёза-Город на 2019-2020 год содержит 1 поездов дальнего следования и 7 электропоездов. Все текущие изменения оперативно добавляются в расписание, поэтому оно остается актуальным на каждый день.

Первый поезд от вокзала Берёза-Картузская уходит 20.12.2019 в 20:12. Последний поезд со станции Берёза-Картузская до станции Берёза-Город уходит 20.12.2019 в 20:12 и приходит в Берёза-Город 20.12.2019 в 20:16. Первый поезд приходит в Берёза-Город 20.12.2019 в 20:16, а последний — 20.12.2019 в 20:16 местного времени.

Минимальное время, за которое поезд проходит расстояние между станциями 0 ч 4 м, а максимальное — 0 ч 4 м. В среднем же, поезд проводит в пути 0 ч 4 м.

Купить железнодорожные билеты на поезд Берёза-Картузская — Берёза-Город Вы можете онлайн на этом сайте. Для заказа в строке с выбранным поездом нажмите кнопку «Купить». Билеты оформляются в полном соответствии с Правилами РЖД, стоимость без наценки. При необходимости можно оформить возврат билетов в кассе на жд вокзале.

Первая электричка со станции Берёза-Картузская уходит 20.12.2019 в 08:38. На остановочный пункт Берёза-Город она приходит 20.12.2019 в 08:42. Самый поздний пригородный поезд из Берёза-Картузская до Берёза-Город идет 20.12.2019 в 23:08 и приходит в Берёза-Город 20.12.2019 в 23:12 по местному времени.

Минимальное время, за которое электричка преодолевает расстояние между станциями Берёза-Картузская – Берёза-Город 0 ч 4 м, а максимальное – 0 ч 8 м. В среднем, на этом маршруте пригородный поезд проводит в пути 0 ч 6 м.

Билеты на электрички продаются в кассе вокзала Берёза-Картузская. Продажа билетов начинается за 2 часа до отправления.