Арктика под водой

Новые российские системы связи для Арктики

В Омске разработаны системы связи для Арктики. Об этом в эксклюзивном интервью SM-news рассказал Игорь Дулькейт, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института радиоэлектроники и приборостроения ОмГТУ, к.т.н.

Фото https://vk.com/smnewsru

— Игорь Владимирович, тема освоения Арктики не первый год находится в центре внимания государственной власти. Почему сегодня звучит тема именно новых разработок? Советский задел окончательно исчерпан?

— Практически да. То, что создавалось в Советском Союзе для Арктики, отработало свой срок. Остались ржавые бочки и другой металлолом, который сейчас благополучно вывозят в ходе мероприятий по очистке северных территорий. Вся инфраструктура сегодня практически создается «с нуля». Соответственно есть ряд проблем, которые необходимо решать.

— Вы работаете в области систем связи. В чем специфика арктической зоны — там какие-то другие условия, чем в других районах нашей страны?

— В полярных областях, причем в большей степени на территориях, прилегающих к Северному полюсу, наблюдается аномальная ионизация ионосферы. Нижние слои ионизируются, повышается поглощение радиоволн, и в итоге — начинаются серьезные проблемы со связью. Например, широко применяемая в мире для дальних и сверхдальних расстояний коротковолновая радиосвязь, там просто не работает. Почему? КВ-связь устроена таким образом, что волна отражается от верхних слоев ионосферы и возвращается на землю (радиоволна может отражаться многократно и даже обогнуть планету). На Севере волна просто не доходит до нужной высоты. Понятно, что есть еще УКВ-связь, диапазоны, в которых работают мобильные системы связи. Это всё работает только в зоне прямой видимости. Если вы не поднимаете вышку на на десятки метров, то дальность действия связи не превышает 10 километров, т.е. нужна развитая инфраструктура связи, которая в арктической зоне отсутствует…

— В СССР строилась система тропосферной связи…

— Да, для этого нужны дорогостоящие крупногабаритные станции. Сейчас этой инфраструктуры по факту на Севере уже нет.

— То есть нужен новый подход к теме организации связи в Арктике?

— Да, и процесс разработки уже активно ведется. ОмГТУ подключился к этой проблеме 4 года назад, когда, традиционно проводимая в Омске выставка ВТТВ была переориентирована на проблемы Арктики, в это же время Омский Политех принял участие в конференции по Арктике (кстати в этом году она уже была 5-я по счету, предыдущая проходила в Сочи и собрала многих руководителей и ведущих специалистов по этой тематике). Мероприятие так и называется «Связь на Русском Севере». Так вот на первых форумах было много грандиозных планов вроде запуска специальных спутников связи на орбитах над полярными районами в течение ближайших 5-10 лет. Выглядело это так, как когда голодному человеку говорят, что «здесь скоро построят ресторан», а ему нужно сейчас перекусить. Так же и с нашей темой. Связь нужна уже сейчас, доступная по цене и удобная с точки зрения времени развертывания, необходимых компонентов и т. д. Спустя прошедшие с момента первого мероприятия годы люди понимают, что огромных средств на мегапроекты всё-таки нет, и начинается прагматика. Опять же по спутниковой связи есть еще один нюанс. Все знают, что чем выше орбита спутника, тем доступнее связь (поэтому самый простой вариант — спутник на геостационарной орбите, находящийся практически постоянно над районом, который он обеспечивает связью). Но такие спутники хорошо работают в экваториальной зоне и умеренных широтах — где Земля вращается. Взять ту же систему международной морской связи ИНМАРСАТ. Выше 70-й параллели она «имеет право не работать». Если судно ушло в районы Арктики севернее 70-й параллели, то начинаются проблемы со связью и …страховой компанией, которые крайне неохотно страхуют суда осуществляющие плавания в особо рискованных районах акватории Мирового океана!

— Почему?

— Потому что оно не имело права туда заходить, не имея оборудования, гарантирующего надежность радиосвязи. Вся акватория Мирового океана делится на 4 морских района: А1 — зона действия УКВ-радиосвязи, А2 — «промежуточные волны» (верхняя часть средневолнового и нижняя часть коротковолнового диапазонов до 4 МГц, где распространение идет поверхностной волной), А3 — зона действия системы ИНМАРСАТ и А4 — полярная зона, где связи почти нет — КВ-связь работает чисто эпизодически. Мы уже говорили выше, с чем это связано. Поэтому Омским государственным техническим университетом по Федеральной целевой программе развития гражданской морской техники была разработана документация на радиостанцию средневолнового (СВ) диапазона для самой проблемной зоны, которая получила одобрение Морского и Речного регистров.

— У СВ-диапазона какая-то особая специфика?

— СВ-диапазон он как был, так и остается в регламенте Морской подвижной службы. Но к середине 90-х годов так называемая «слуховая вахта», когда данные передавались азбукой Морзе на частоте 500 КГц, была закрыта, потому что такой вид связи требовал соответствующей высокой квалификации радистов. В СВ-диапазоне сегодня работают только система навигационного оповещения — НАВТЕКС, которая односторонняя («берег – судно») и не требует полноразмерных передающих антенн на корабле. С появлением глобальной системы морской связи при бедствии немножко изменились процедуры самой организации связи. Сейчас судно, попав в какую-то сложную ситуацию, не пытается достучаться напрямую до спасательного центра. Теперь оно просто передает сигнал бедствия, а все суда его ретранслируют. В результате внедрения такой системы любое судно, плавающее до района А3 включительно, не испытывает проблем. Проблемы начинаются, когда оно уходит в район А4, то есть в Арктику, где такие системы не работают столь эффективно и привычной береговой инфраструктуры нет. Можно было бы работать в этом районе поверхностной волной, но в дело вмешивается физика: эта связь идет за счет дифракции и чем больше длина волны, тем больше расстояния, на которые можно связываться, но чем больше длина волны, тем длиннее будет сама антенна. Полноразмерная эффективная антенна должна быть не меньше, чем четверть длины волны, т. е. если длина волны несколько сот метров — антенна вам понадобится огромная, и не каждое судно сможет ее нести…

— Какое решение предложили ученые Омского государственного технического университета?

— Была разработана штыревая укороченная антенна. Причем штыревые антенны это самые распространенные на мобильных объектах: судах, автомобилях и т.д.. Мы провели испытания в 2015-2017 годах в Омской области, когда получили дальность связи между машинами до 300 км (дальше мы просто не поехали). Расстояние уверенного приема и передачи зависело от режима работы оборудования — в режиме телефона около 200 км, если в режиме телеграфа, то теоретически выходим на до 700 км.

— Хорошие показатели. А в арктических условиях разработку уже протестировали?

— На предыдущей конференции «Связь на Русском Севере» мы смогли наладить контакт с представителями МЧС России, которые сообщили, что им нужна связь в Арктике с мобильными группами спасателей, которой просто нет. Мы провели 2 этапа испытаний нашей разработки по линии МЧС — в Вытегре (Вологодская область, там крупный Арктический учебно-спасательный центр МЧС) и на базе аварийно-спасательного центра МЧС в Воркуте — непосредственно в приполярной зоне. Достигнутый результат был в районе Воркуты — около 60 км, дальше заехали за гору, попав в зону радиотени. Однако и такого большого расстояния радиосвязи у них еще не было. В Вытегре получили более 100 км, дальше опять же просто не поехали. По опыту тестов в северных районах с попаданием в «мертвую зону» из-за рельефа местности сделали выводы, что связь нужно строить там не по схеме «точка — точка» (point to point), а именно создавать систему связи.

Еще один момент — в силу прогресса сегодня себя уже исчерпал традиционный способ организации связи только за счет совершенствования технических средств.

— Сегодня всё настолько серьезно изменилось?

— Когда я начинал в теме морской радиосвязи, это были 80-е годы. Занимался приемниками: на корабле стояли приемники, на которые ставили мощную защиту антенного входа, так как использовались мощные передатчики. Всё это делалось для того, чтобы где бы корабль не находился, он всегда мог связаться со своей базой. А уже в 2000-х годах, в моем общении со специалистами одной фирмы, занимавшейся поставками оборудования морской связи, узнал что за 10 лет они продали пару мощных 400-ваттных передатчиков, а 1-киловаттные вообще никто не спрашивает. Теперь всем нужны 100-150, от силы 200-ваттные устройства. Всё это стало возможным, потому что построена сеть, внедрена система и решена задача связи на выделенных частотах: каждое судно должно нести круглосуточную вахту и в случае приема сигнала бедствия отправить его дальше. Стала не нужна имевшаяся ранее избыточная мощность оборудования, упростились требования к аппаратуре.

— Кто кроме МЧС еще заинтересован в вашей разработке?

— Сейчас мы работаем дальше, интерес к теме проявляет Росгидромет. У них много метеостанций, сильно отдаленных от цивилизации, с которыми подолгу нет связи, а ресурсы для ее налаживания очень ограничены.

Есть определенный интерес со стороны Минобороны РФ. Радиосвязь поверхностной волной, особенно в Арктике под «ионосферным зонтиком», крайне сложно отследить из космоса.

Разумеется, с МЧС мы рассчитываем на продолжение сотрудничества. Тем более, что перед ведомством поставлена уже задача развертывания 10 координационно-спасательных центров вдоль арктического побережья России. Половина из них уже работает. Думаю, скоро подойдет время нам туда заходить со своей разработкой. Судоходство по СМП будет развиваться дальше. Это тоже потребует определенных затрат со стороны государства и его структур. Как мы уже говорили развитие судоходства здесь неизбежно упрется в проблемы со страховщиками, которые могут отказать в выплатах, в случае если судно ушло в зону, где пока по международным регламентам нет связи…

— Производство ваших систем будет организовано в Омске?

— Возможна реализация их выпуска на базе нашего технического вуза, где есть производственные мощности для небольших партий. Рассчитываем также найти индустриального партнера, который бы превратил наши идеи в большое промышленное производство.

— Кроме уже упомянутой антенны, что еще создано на уровне готовых приборов для потенциальных потребителей в ходе ваших исследований и тестов?

— Это радиостанция «Ноэма СВ», которая может комплектоваться оборудованием для 2-х градаций мощности: 8-ваттный трансивер с автономным питанием и дальностью действия до 50 км, а также повышенной мощности с внешним усилителем — до 100 Вт и дальностью до нескольких сот километров. Первый вариант можно смонтировать на снегоход или квадроцикл, второй — на базу «КамАЗа» или вездехода «Трэкол», он так же легко размещается на внедорожнике или «ГАЗели».

— Вопрос, без которого нельзя обойтись сегодня. А сколько стоит создание такой серьезной системы связи для Арктики? Наверное, очень дорого?

— Нет, бюджет наших многолетних исследований разумный и обоснованный. Из-за низкого процента накладных расходов разработки ОмГТУ в 3-4 раза дешевле чем у отраслевых НИИ и на порядки дешевле чем на серийном заводе.

— Сколько ученых было занято в проекте?

— Около 20 человек. В основном, это сотрудники радиотехнического факультета Научно-исследовательского института радиоэлектроники и приборостроения ОмГТУ.

— Вы уже говорили об изменении подходов к созданию систем связи в целом. Можно ли говорить об очередной происходящей революции в радиосвязи?

— Сейчас технических проблем уже нет, это результат многолетнего развития мировой науки и производства компонентной базы. Теперь главное это «цена — качество», т.е. решение задач радиосвязи с минимальными затратами. Мы ничего радикально нового не изобрели. СВ-диапазон используется с момента изобретения радио, еще знаменитый Гильермо Маркони работал в нем. Все развивается по спирали. Мы возвращаемся к тому, что было, но на новом технологическом уровне.

Спутниковая связь в Арктике

Об Арктике и ее значении для будущего России написано и сказано много. Несложно понять, что с каждым годом наша страна вынуждена прикладывать все больше усилий для отстаивания своих прав в этом регионе. В Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года, утвержденной президентом Российской Федерации в 2013 году, обращено особое внимание на “…отсутствие современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, позволяющей осуществлять оказание услуг связи населению и хозяйствующим субъектам на всей территории Арктической зоны Российской Федерации” Одна из задач, требующих скорейшего решения – это формирование инфотелекомму-никационной структуры Северного морского пути. Непрерывное предоставление современных телекоммуникационных услуг: голосового трафика, передачи данных, навигационных данных, IoT – на пути следования кораблей-грузоперевозчиков и кораблей сопровождения по Северному морскому пути в настоящий момент возможно только с использованием средств спутниковой связи.

По мнению специалистов Научно-производственного центра “Вигстар”, целесообразно рассмотреть поэтапную реализацию проекта по оснащению транспортной инфраструктуры Северного морского пути сетями передачи данных и голосового трафика.

На первом этапе предлагается разработка концепции построения современной системы спутниковой связи для обеспечения необходимых услуг на Северном морском пути и в Арктическом регионе в целом. Необходимо проработать и обосновать базовые принципы и подходы к современной телекоммуникационной системе, определить перечень предоставляемых услуг и механизмы реализации с использованием существующих космических аппаратов (КА) связи, имеющихся в России, а также проработать варианты реализации создания национального оператора для предоставления услуг на Северном морском пути. Необходимо провести анализ существующей ситуации в части обеспечения связи на Северном морском пути, разработать предложения по развитию и интеграции существующих и перспективных средств связи, определить перечень предоставляемых услуг, разработать технические требования для станций спутниковой связи, устанавливаемых на кораблях сопровождения и кораблях-грузоперевозчиках, на центрах обработки информации, обеспечивающих предоставление услуг пользователям.

Вторым этапом проекта должно стать создание опытной зоны, целью которой будет адаптация существующих в России аппаратно-программных комплексов различного базирования – стационарных, корабельных, возимых, носимых, которые смогут обеспечивать передачу данных в существующих и перспективных системах спутниковой связи через космические аппараты на геостационарных, высокоэллиптических и низких орбитах в различных диапазонах.

Следует отметить, что использование для спутниковой связи в Арктике аппаратов на геостационарной орбите имеет существенные ограничения из-за малых углов места видимости КА над горизонтом. Это влечет ухудшение энергетики спутниковой радиолинии, усложняет выбор места размещения антенных систем из-за закрытия направления на космический аппарат местными предметами и т.д. Однако для организации связи на Северном морском пути можно предложить вариант и через космические аппараты на геостационарной орбите. Наиболее перспективным с точки зрения обеспечения услугами связи и вещания населения северных территорий России в настоящее время является проект создания системы спутниковой связи и вещания с использованием космических аппаратов на высокоэллиптических орбитах (проект “Экспресс-РВ”). Его реализация позволит устранить проблему плохой видимости геостационарных спутников в северных широтах. Система спутниковой связи на базе спутников “Экспресс-РВ” предоставит возможность оказывать услуги связи, включая широкополосный доступ в Интернет, в любой точке России, а также во всей арктической зоне Северного полушария Земли, на стационарных и подвижных объектах автомобильного, железнодорожного, речного, морского и авиационного транспорта. В Российской Федерации есть достаточный научно-технический задел для реализации такого проекта, однако пока начало практической реализации упирается в коммерческую составляющую.

Систему связи для Арктического региона необходимо создавать как единую цифровую коммуникационную среду, которая должна послужить основой не только для предоставления услуг связи, но и для систем управления и безопасности экстренных служб, мониторинга и логистики, телерадиовещания, многих других процессов, систем и служб. Поэтому крайне важным является обеспечение взаимодействия всех заинтересованных сторон.

Пресс-служба компании ВИГСТАР

Полная версия: Специальный выпуск «Спутниковая связь и вещание»-2019

Угрозы на севере России реальны

О наличии соответствующих стратегических документов известно достаточно давно. Примечательными в этом отношении являются три документа.
Первый. В 1959 г. в США принят закон №86-90, в соответствии с которым расчленение СССР должно быть осуществлено на 22 части. На пятнадцать частей (союзных республик) расчленение уже совершено, осталось еще семь. В различных высказываниях представителей интересов Запада называлось различное число частей, в том числе — до 40-50, однако этот разнобой в количественных показателях может иметь цель лишь обеспечить маскировку исполнения реального сценария при выполнении главной функции — психологической подготовки своих и противостоящих сил к неизбежности самого события. Поэтому расчленение СССР на 22 части, установленное в руководящем документе, а не в частных высказываниях, является более вероятной целью стратегических планов.
Второй. В своей книге «Геостратегия для Евразии» З. Бжезинский дает деталировку данного плана. Предполагается расчленение России на составные части осуществлять путем конфедерализации системы внутригосударственных отношений между ними. При этом полностью отчленяются выходы России к морям (реализация давней стратегии «петли анаконды»), за исключением Северного Ледовитого океана. Выход в Балтику переходит под контроль Германии (вместе с Санкт-Петербургом), выход в Черное море — под контроль Турции (вместе с Крымом и Кавказом), выход в Тихий океан — под контроль Японии на юге и США на севере. Конечно, нарисованную Бжезинским политическую карту на территории России следует воспринимать не абсолютно точно, а лишь на качественном уровне. Вполне понятно, что он в своей работе не может полностью демаскировать реализацию оперативных и стратегических планов. Это напрямую относится и к регионам севера России.
Третий. Администрацией Б. Клинтона была разработана концепция нового передела мира. Так, к 2015 г. предполагается возникновение свыше 100 новых государств. По сути, это план приведения административно-территориального деления мира в соответствие с интересами абсолютного господства США и их союзников. При этом остальные государственные образования, каждое по своему совокупному потенциалу, должны представлять собой лишь губернии нового мирового государства, абсолютно несостоятельные в конкуренции с контрольной властью, неспособные создать альтернативный центр мировой власти. Понятно, что план нового передела мира должен затрагивать все крупнейшие государства, в том числе и Россию.
Непосредственная военная угроза безопасности России со стороны США в рассматриваемый период может иметь место в том случае, если на базе неоспоримого экономического, военного, политического лидерства Вашингтона администрация США сочтет возможным использование военной силы на ее территории для достижения американских интересов. «Балканизация» России, предполагающая создание на ее территории ряда квазигосударств, может считаться возможным сценарием развития событий, если внутренние социально-политические и социально-экономические трудности России станут фактором ее распада. Или когда они отойдут от начертанного пути развития, а США при этом предпримут все усилия по обеспечению собственного контроля над российским ядерным оружием.
Каковы возможные варианты сценариев агрессии северных регионов России?
На Европейском Севере ситуация остается более стабильной. Все три северных соседа России (Норвегия, Финляндия и Швеция) имеют сугубо оборонительные военные доктрины и сами по себе практически не представляют угрозы для российской безопасности. Однако Россию вовсе не могут не беспокоить попытки блока НАТО использовать эти государства в своих геостратегических планах, ущемляющих национальные интересы России на севере. Если Швеция и Финляндия придерживаются политики нейтралитета, но все же имеют достаточно мощные и современные армию и флот и в стратегии НАТО им отводится роль буфера, прикрывающего государства блока на Северо-Европейском ТВД, то Норвегия, являющаяся членом Североатлантического альянса, рассматривается в качестве передового плацдарма, который обеспечивает ОВС НАТО благоприятные условия для заблаговременной подготовки и проведения широкомасштабных операций в Северной Атлантике и Заполярье.
Военные действия могут начаться с высадки десантов (морского и воздушного) в первую очередь в порты Архангельска, Кандалакши и Мурманска. Районы базирования Северного флота будут блокированы и подвержены ракетным и авиационным ударам. Для решения задачи по овладению вышеуказанными портовыми городами предполагается задействовать группировку войск армии США не менее 40 000 человек. Одновременно группировкой войск армии Финляндии будут перекрываться и браться под контроль железнодорожные и автомобильные дороги, связывающие Кольский полуостров с центром России.
В последующем, по мере завершения овладения портами, транспортными узлами и объектами базирования Северного флота, командование оккупационных войск может приступить к проведению комплекса мероприятий по взятию под контроль важнейших экономических центров Архангельской области и Республики Коми.
Исходя из тенденций развития обстановки на Европейском Севере, целесообразно усиливать группировку не только Северного флота, но и сухопутную. Наиболее целесообразно в данном регионе иметь оперативно-тактическую группировку Сухопутных войск, которая по своим возможностям сможет обеспечить решение территориальных проблем, не доводя до прямой конфронтации.
Таким образом, если угроза прямой военной эскалации с Европейского Севера в российские пределы сегодня является все же маловозможной, то в случае эскалации военно-политического противостояния России и государств НАТО нельзя полностью исключать возможность блокады России на севере, а затем и его оккупацию.
Особый интерес в обеспечении национальной безопасности России на современном этапе представляет собой Уральский регион. Как известно, в него входят четыре области (Свердловская, Челябинская, Тюменская, Курганская) и два автономных округа (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий).
Уральский регион представляет собой мощный индустриальный комплекс, по объему выпускаемой промышленной продукции занимающий второе место после Центрального. Ведущими отраслями специализации являются черная и цветная металлургия, машиностроение, горнорудная, химическая и топливная промышленность. Из всего региона наибольший интерес для военно-политического руководства как США, так и Китая представляют Тюменская и Курганская области, особое внимание — Ямало-Ненецкому и Ханты-Мансийскому автономным округам, так как в них создана мощная нефтегазодобывающая промышленность. Добыча ведется в трех центрах: Нижневартовском и Сургутском в Среднем Приобье и Шаимском в Приуралье. Тюменская область поставляет около 70% нефти и 90% российского газа.
Подавляющая часть добычи природного газа приходится на Уренгойское, Медвежье, Ямбургское месторождения. Нефтеперерабатывающая промышленность развита слабо, имеется всего один нефтеперерабатывающий завод в городе Тобольске. Функционируют шесть газоперерабатывающих заводов.
В случае обострения военно-политической обстановки между Россией и США возможна оккупация военных объектов прежде всего Тюменской области. Захват их возможен как воздушным, так и морским десантом. Первоочередными объектами могут быть порт Новый, связывающий регион с портами России, административные центры Салехард, Ханты-Мансийск, Тюмень, Курган. В последующем — взятие под контроль более ста газовых и нефтяных месторождений. Следующий этап в действиях оккупационных войск — взятие под контроль транспортных коммуникаций. Ввиду отсутствия войск и низкого уровня заселенности региона численность оккупационных войск может быть незначительной, в пределах 10-15 тысяч человек. Предположительный характер их действий — охрана и патрулирование.
Китайское руководство, прекрасно осознавая перспективы военно-политической обстановки, будет стремиться всеми путями реализовать свои замыслы на севере. Важнейшими стратегическими задачами в ближайшей перспективе предполагается осуществить решение вопроса с «оспариваемыми территориями». В случае срыва решения данного вопроса мирным путем руководством Китая предусматриваются и более решительные меры. Так, при возникновении кризисной ситуации в двусторонних отношениях КНР может пойти на ввод своих Вооруженных Сил на территорию Российской Федерации под предлогом защиты безопасности и интересов китайцев, проживающих на «оспариваемых» территориях Дальнего Востока и Сибири.
При условии успешной реализации данного замысла Китай приступит к осуществлению либо подготовке более глобальной цели — захвату остальных регионов и установлению контроля за стратегически важными коммуникациями и источниками сырья. Из всех намеченных районов особая значимость придается Западно-Сибирской низменности. Следует полагать, что подготовка и реализация замысла по овладению вышеуказанным регионом уже начались. Предусматривается захват вышеуказанного региона, и прежде всего его плацдармов — городов, осуществлять двумя путями: мирным и военным и по двум направлениям: первое — через Казахстан, второе — через Новосибирск и Омск. В решении данной задачи предполагается, что основным препятствием будут служить действия американских мобильных сил, а в качестве случайности — сопротивление российских соединений и частей, дислоцированных или переброшенных в данный район, или силы и средства иррегулярных войск.
Пока что тихая экспансия областных центров и других городов региона китайцами будет продолжаться, но с большей интенсивностью. Заселение китайцами важных административных центров и объектов на транспортных коммуникациях в последующем может привести к срыву организованного захвата этих городов американскими войсками. В китайских анклавах могут быть созданы как экстремистские группировки, так и иррегулярные вооруженные формирования, которые в состоянии оказать упорное сопротивление.
К тому же иррегулярные вооруженные формирования могут как в течение подготовительного периода, так и с захватом города американцами проводить террористические действия различного масштаба, а в последующем привести к цепному процессу реализации угроз социального, экономического, экологического и техногенного характера. Подобные действия будут способствовать массовым разрушениям и жертвам, что подорвет моральный дух населения и способность его к сопротивлению, а американские войска заставит отказаться от удержания данного города.
При наличии частей и соединений в городе и на подступах к нему подобные действия «пятой колонны» могут крайне осложнить проведение мероприятий по подготовке к обороне города. А при проведении указанных мероприятий иррегулярными вооруженными формированиями в условиях приближения к городу наступающих войск НОАК — к снижению устойчивости обороны при его удержании или вовсе сдаче без боя. Военные специалисты Китая считают, что военные действия в данном регионе будут вестись по направлениям при сосредоточивании основных усилий на овладении городами и другими объектами.
Вышеизложенное настоятельно требует создания группировки стратегических резервов с целью обеспечения задач прикрытия южного или центрально-азиатского и восточного стратегических направлений. Наиболее оптимальным составом группировки войск может быть следующий. Общевойсковых соединений — не менее трех; авиационных — не менее двух; соединений Военно-морского флота — не менее одного.
Наличие военной угрозы со стороны упомянутых выше государств обусловливает необходимость содержать как минимум группировку разнородных сил в готовности к ведению сдерживающих действий крайне ограниченными средствами по прикрытию границы, обороне важных административных центров и охране коммуникаций и объектов газовой и нефтяной промышленности, а также ведению противодесантной обороны.
В пределах Восточно-Сибирского района в качестве первоочередного объекта агрессии целесообразно рассматривать Таймырский автономный округ. Он расположен на севере Восточной Сибири, за полярным кругом. В округе имеются запасы полезных ископаемых: нефти, газа, каменного угля, полиметаллических руд. Основная отрасль промышленности — горнодобывающая. Никель, медь, кобальт добываются и выплавляются в районе Норильска. Рядом с Норильским горно-металлургическим комбинатом построен Надеждинский металлургический завод. Проложен газопровод Мессояха-Норильск. Важное значение имеют речные и морские перевозки.
По Северному морскому пути осуществляются перевозки грузов через порты Диксон, Дудинка, Хатанга и Песина, транспортируется лес. Через аэропорт Норильск осуществляется прямое воздушное сообщение с Москвой. В портах Диксон и Дудинка в интересах Северного морского пути постоянно работают два атомных ледокола.
Поводом для оккупации региона может служить, к примеру, легенда о нарушении мер по предупреждению террористического акта на атомных реакторах на судах. Данный повод может служить основанием для взятия под контроль прилегающего к данному региону участка Северного морского пути.
Наиболее вероятным способом захвата аэропорта может стать высадка воздушного десанта. В последующем его подразделениями могут быть взяты под контроль трубопровод, месторождения и другие объекты. Создание инфраструктуры для оккупационных войск возможно путем поставок оборудования и средств для обеспечения жизнедеятельности морскими коммуникациями через порты Диксон, Дудинка, Хатанга.
Для решения задачи по овладению важнейшими объектами района потребуется не менее бригады экспедиционного корпуса. Это обусловлено тем, что в данном районе, кроме органов МВД, нет воинских частей. Для захвата и в последующем обеспечения соответствующего режима, например, в г. Норильске с численностью населения 170 тыс. человек достаточно одного батальона. Для контроля над другими городами, объектами — и роты на каждый.
Возможны и другие варианты овладения экономическим районом Восточной Сибири. В данной статье их не предполагается рассматривать. Но каковы же пути предотвращения оккупации промышленного района Таймырского автономного округа? Как представляется, необходимо создать соответствующую инфраструктуру для частей и подразделений Министерства обороны. Под этим в первую очередь следует понимать размещение в данном округе не менее общевойскового соединения, ориентированного на противодесантную оборону. Систему подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов перестроить на решение задач по обороне своего региона. При этом в портах необходимо иметь соответствующие структуры и подразделения из состава Северного флота. Автономность предлагаемой группировки войск возможна при условии размещения в данном районе частей и подразделений Военно-воздушных сил.
Безопасность северных районов в пределах Дальневосточного региона России необходимо рассматривать исходя из расположения экономических районов, имеющих стратегическое значение. На северо-востоке азиатской части России расположены Республика Саха (Якутия) и Магаданская область. Вдоль их побережья проходит Северный морской путь, имеющий важное значение в экономике данных субъектов Федерации. Так, Республика Саха располагает богатыми природными ресурсами. Полезные ископаемые — алмазы, золото, каменный и бурый уголь, железные руды, природный газ, олово, вольфрам, полиметаллические руды. Экономика представлена горнодобывающей, лесной и деревообрабатывающей промышленностью.
Редкая заселенность и очаговое освоение природных ресурсов в регионе придают исключительное значение транспорту: железнодорожному, автомобильному, речному, воздушному. В республике есть 2 морских порта (Тикси, Зеленый Мыс), четыре аэропорта, имеющих прямое сообщение с Москвой. По территории республики проложен газопровод Тяс-Тумус-Якутск-Покровск.
Захват важных объектов республики возможен путем высадки воздушных десантов. Первоочередными объектами, которыми они могут овладевать, следует предполагать аэропорты. Морскими десантами предположительно будут захватываться морские порты. В последующем могут быть взяты под контроль объекты горнодобывающей промышленности, речные порты и дороги.
Для решения задач по захвату вышеуказанных объектов потребуется не более бригады из состава легкой пехотной дивизии и не менее двух батальонов морской пехоты. Оккупационные войска могут охранять важные объекты, патрулировать, а также проводить комплекс контрольных мероприятий.
Известно, что на территории республики отсутствуют какие-либо воинские формирования. Поэтому одним из первоочередных мероприятий следует считать размещение в пределах морских портов подразделения береговой обороны и кораблей Военно-морского флота. В населенных пунктах, где имеются аэропорты, размещать воинские подразделения (не менее мотострелкового батальона). Таким образом, для решения задач по уничтожению воздушных десантов потребуется развернуть в республике общевойсковое формирование не менее отдельного мотострелкового полка.
Особое военно-стратегическое значение для России имеет Магаданская область. Расстояние от Магадана до Москвы — 7110 км. В области 2 города, 32 поселка и 136 сельских населенных пунктов. Область располагает богатыми природными ресурсами. Здесь имеются золото, олово, вольфрам, ртуть, уголь. На территории области относительно развиты автомобильный, морской, трубопроводный виды транспорта. С портами России и зарубежными странами связывают морские пути. На территории области семь аэропортов.
Применительно к Магаданской области вообще и Чукотскому автономному округу в частности агрессию в прямом смысле предусматривать вряд ли следует. Однако захват портов Певск, Уэлен, Анадырь следует предполагать. Овладение данными административными центрами позволит контролировать всю хозяйственную деятельность Чукотки. Захват их возможен высадкой морских десантов силой до батальона морской пехоты в каждом из них. Выполнение задач по обеспечению оккупационного режима возможно путем охраны важных объектов и патрулированием.
Возникает вопрос: как недопустить агрессию в исследуемом районе? По-видимому, первоочередным мероприятием следует считать восстановление прежней группировки войск. А она не столь существенна — общевойсковое соединение с соответствующими структурами по обеспечению ее жизнедеятельности.
Предложенный состав группировок войск и вероятный характер их действий по отражению агрессии располагает довольно ограниченными возможностями в решении возможных задач. Необходимо предусматривать широкий комплекс мероприятий политического, экономического и военного характера, позволяющего мобилизовать все ресурсы регионов по организации и ведению военных действий практически на два «фронта» с применением всех форм борьбы, в том числе таких, как партизанская, подпольная, национально-освободительная.

Угрозы национальной безопасности России в военной области

  • расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности РФ и ее союзников;

  • создание группировок войск (сил) вблизи границ России и ее союзников, которые могут представлять собой потенциальную военную опасность;

  • возникновение и эскалация вооруженных конфликтов вблизи границ России и ее союзников;

  • ввод иностранных войск без санкции Совета Безопасности ООН на территории сопредельных и дружественных с Россией государств;

  • создание, оснащение и подготовка вооруженных формирований и групп для действий на территории России и ее союзников;

  • нападения (вооруженные провокации) на военные объекты России, расположенные на территории зарубежных государств;

  • ведение враждебных по отношению к России и ее союзникам информационных действий;

  • нарушение системы международных договоров и соглашений в области ограничения вооружений и разоружения;

  • усиление гонки вооружений, а также технологический отрыв ряда ведущих держав мира в создании ВВТ;

  • распространение ядерного и других видов оружия массового пора-жения, средств его доставки и технологий производства.

Таблица 7

Совокупность военных угроз

ЗАПАД:

  1. Активизация деятельности НАТО по закреплению ведущей роли в регионе.

  2. Адаптация новых членов альянса.

  3. Дальнейшая переориентация государств Центральной, Восточной Европы и Балтии на Запад.

  4. Попытка США ослабить ООН и ОБСЕ, укрепить и расширить военные блоки.

Западное СН:

  • планируемое США размещение группировки своих войск в государствах, граничащих с Россией;

  • целенаправленная и скоординированная деятельность стран НАТО по ослаблению позиций России;

  • усиление военного потенциала Польши;

  • дискриминационная политика по отношению к русскоязычному населению, проводимая Латвией, Литвой и Эстонией.

Северо-Западное СН:

  • сохранение конфликтного потенциала в районе Шпицбергена;

  • проведение США и НАТО политики, направленной на ослабление связей Калининградской области с федеральным центром;

  • дискриминационная политика по отношению к русскоязычному населению, проводимая Латвией и Эстонией;

  • территориальные притязания со стороны отдельных стран к России и Белоруссии.

Юго-Западное СН:

  • стремление США и Турции усилить свое влияние в Закавказье, особенно в Каспийском нефтедобывающем районе;

  • деятельность международного терроризма, опирающегося на чеченские бандформирования;

  • возможное возобновление вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе;

  • возможное обострение межэтнических вооруженных конфликтов (грузино-абхазского, грузино-осетинского и осетино-ингушского).

ЮГ

  1. Нестабильность ситуации в Центрально-азиатских Республиках СНГ.

  2. Активизация распространения исламского экстремизма.

Центрально-Азиатское СН:

  • создание и поддержание вблизи границ России управляемых кризисов и локальных конфликтов;

  • активизация деятельности исламских экстремистов в среднеазиатских республиках СНГ;

  • экспансия идей радикального ислама и международного терроризма;

  • распространение наркотиков и неконтролируемая миграция;

  • переориентация ряда региональных государств в сторону США и Турции.

ВОСТОК

  1. Усиление соперничества за лидерство между США, Японией и Китаем.

  2. Беспрецедентный рост экономической мощи Китая и его экономическое сближение с Японией.

Сибирское и Дальневосточное СН:

  • усиливающаяся демографическая и экономическая экспансия Китая в приграничные районы РФ, создание их этнических диаспор;

  • территориальные притязания Японии к России;

  • сохранение конфликтного потенциала между Россией и США по вопросу разграничения экономической зоны в районе северо-восточного шельфа Берингова моря;

  • деятельность исламских экстремистов в среднеазиатских государствах СНГ.

    • стратегическая доктрина США, предусматривающая переход НАТО к практике силовых действий вне зоны ответственности блока и без санкций Совета безопасности ООН;

    • ввод иностранных войск без согласия РФ и санкции Совета безопасности ООН на территорию сопредельных и дружественных России государств;

  • развертывание группировок сил и средств, имеющих целью военное нападение на РФ или ее союзников;

  • территориальные претензии к Российской Федерации, угроза политического или силового отторжения от РФ отдельных территорий;

  • осуществление государствами или общественно-политическими структурами программ по созданию оружия массового поражения;

  • вмешательство во внутренние дела Российской Федерации со стороны иностранных государств или организаций, поддерживаемых иностранными государствами;

  • демонстрация военной силы вблизи границ РФ, проведение учений с провокационными целями;

  • наличие вблизи границ Российской Федерации или границ ее союзников очагов вооруженных конфликтов, угрожающих их безопасности;

  • нестабильность, слабость государственных институтов в приграничных странах

наращивание группировок войск, ведущее к нарушению сложившегося баланса сил вблизи границ Российской Федерации или границ ее союзники прилегающих к их территории морских водах;

Таблица 8

Сравнительная численность ВС РФ и НАТО

Россия

США

ОВС НАТО в европейской зоне

Численность, тыс. чел

1 037

2 254,1

2 381,5

в том числе

Сухопутные войска

1627,5

ВВС

497,5

ВМФ

678,1

256,5

Боевые танки

22 950

Боевые бронированные машины

26 990

6 989

27 558

Полевая артиллерия

30 045

4 806

10 936

Вертолеты

1 815

4 947

1 176

Боевые самолеты

2 481

3 591

4 786

  • расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности Рос­сийской Федерации или ее союзников;

  • деятельность международных исламских радикальных группировок, усиления позиций исламского экстремизма вблизи российских границ;

вооруженные провокации, включая нападения на военные объекты Российской Фе­дерации, расположенные на территории зарубежных государств, а также на объек­ты и сооружения на Государственной границе Российской Федерации или границах ее союзников;

  • действия, препятствующие работе российских систем государст­венного и военного управления, обеспечению функционирования стратегических ядерных сил, предупреждению о ракетном нападении, противоракетной обороне, контролю космического пространства и обеспечению боевой устойчивости войск;

  • действия, затрудняющие доступ России к стратегически важным транспортным коммуникациям;

  • дискриминация, подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации в зарубежных государствах;

  • увеличивающийся технологический отрыв ведущих держав и наращивание их возможностей по созданию вооружения и военной техники нового поколения;

  • распространение технологий двойного назначения и компонентов для изготовления ядерного и других видов оружия массового поражения.

  • активизация деятельности на территории Российской Федерации иностранных спец. служб и общественных организаций под их прикрытием.

Серьезные опасности связаны и с распространением оружия массового поражения. В случае если такое оружие попадет в руки террористов, а они к этому стремятся, последствия будут просто катастрофическими.

Российская Федерация однозначно выступает за укрепление режима нераспространения без каких либо изъятий, на основе международного права. Известно, что силовые методы редко приносят искомый результат, а их последствия подчас становятся страшнее изначальной угрозы.

Значимым направлением международной политики на протяжении десятилетий является разоружение. И наша страна внесла огромный вклад в поддержание стратегической стабильности в мире. Между тем на фоне такой острейшей угрозы, как международный терроризм, ключевые вопросы разоруженческой тематики фактически выпали из глобальной повестки, в то время как говорить о конце гонки вооружений преждевременно.

Более того, маховик гонки вооружений сегодня раскручивается, и она сама реально выходит на новый технологический уровень, угрожая появлением целого арсенала так называемых дестабилизирующих видов оружия.

До сих пор не обеспечены гарантии невывода оружия, в том числе и ядерного, в космос. Существует потенциальная угроза создания и распространения ядерных зарядов малой мощности. Кроме того, в средствах массовой информации, в экспертных кругах уже обсуждаются планы использования межконтинентальных баллистических ракет с неядерными боеголовками. Пуск такой ракеты может спровоцировать неадекватную реакцию со стороны ядерных держав, включая полномасштабный ответный удар с использованием стратегических ядерных сил.

При этом далеко не все в мире смогли уйти от стереотипов блокового мышления и предрассудков, доставшихся нам от эпохи глобальной конфронтации. Не смогли, несмотря на то что в мире произошли кардинальные перемены. И это тоже серьезно мешает находить адекватные и солидарные ответы на общие проблемы.

Угрозы национальной безопасности Российской Федерации в между­народной сфере проявляются через попытки других государств противо­действовать укреплению России как одного из влиятельных центров фор­мирующегося многополярного мира. Это находит свое отражение в дейс­твиях, направленных на нарушение территориальной целостности Рос­сийской Федерации, в том числе с использованием межэтнических, рели­гиозных и других внутренних противоречий, а также в территориальных притязаниях со ссылками в отдельных случаях на отсутствие четкого договорно-правового оформления государственных границ.

Исходным моментом в оценке уровня угроз в военной сфере для РФ является то, что значение военной силы в системе международных отношений за последнее время не уменьшилось. Более того, военно-политическая обстановка не исключает возможность возникновения вблизи границ России крупных вооруженных конфликтов, затрагивающих интересы безопасности РФ, или возникновения прямой военной угрозы безопасности РФ.

Существуют постоянные базовые национальные интересы для каждого государства. К ним можно отнести: государственный суверенитет, территориальную целостность, социально-политическую стабильность общества, конституционный строй, стратегическую стабильность в системе мирового сообщества, свободный доступ к жизненно важным экономико-стратегическим зонам и коммуникациям и другие.

Национальные, в том числе базовые, интересы могут быть подвержены воздействию разнообразного спектра угроз, которые формируются в результате того или иного развития военно-политической обстановки и могут проявляться в политической, военно-политической и силовой формах.

К особому понятию трансграничные угрозы относятся политические, военно-политические или силовые угрозы интересам и безопасности Российской Федерации, которые совмещают в себе черты внутренних и внешних угроз и, будучи по форме проявления внутренними, по своей сути (по источникам возникновения и стимуляции, возможным участникам и т.д.) являются внешними. Значение трансграничных угроз для безопасности РФ и для российского военного планирования будет иметь тенденцию к возрастанию. К числу таких угроз можно отнести:

  • создание, оснащение, обеспечение и подготовка на территории других госу­дарств вооруженных формирований и групп с целью их переброски для действий на территории Российской Федерации или территориях ее союзников;

  • деятельность прямо или косвенно поддерживающихся из-за рубежа подрывных сепаратистских, национальных или религиозных экстремистских группировок, направленная на подрыв конституционного строя РФ, создание угрозы территориальной целостности РФ и безопасности ее граждан;

  • трансграничная преступность, включающая контрабандную и иную противоза­конную деятельность в масштабах, угрожающих военно-политической безопасности Российской Федерации или стабильности на территории союзников РФ;

  • ведение враждебных по отношению к Российской Федерации и ее союзникам информационных (информационно-технических, информационно-психологических и т.д.) действий;

  • международный терроризм в случае, если деятельность международных террористов напрямую затрагивает безопасность РФ;

  • деятельность наркобизнеса, создающая угрозу транспортировки наркотиков на территорию РФ, или использование территории РФ в качестве транзитной территории для транспортировки наркотиков в другие страны.

Нейтрализация внешних угроз, а также участие в нейтрализации внутренних и трансграничных угроз является задачей Вооруженных Сил и осуществляется совместно с другими силовыми структурами, а также с соответствующими органами стран-союзников РФ.

Действия по пресечению такого рода угроз осуществляются с учетом положений международного и гуманитарного права, исходя из примата интересов национальной безопасности РФ и российского законодательства. На сегодняшний день уровень военной опасности для безопасности России можно расценить как относительно невысокий. Ни одна из существующих конфликтных ситуаций силового плана не создает прямой военной угрозы безопасности РФ. В то же время, с учетом изменений геополитической обстановки с мире, приходится констатировать, что обеспечение безопасности РФ только за счет политических возможностей (членство в международных организациях, партнерские отношения, возможности влияния) становится невозможным.

Российское военное планирование в области строительства и применения Вооруженных Сил РФ в первой половине XXIбудет определяться также существованием ряда факторов неопределенности. Под фактором неопределенности понимается ситуация, конфликт или процесс политического или военно-политического свойства, развитие которого может существенно изменить геополитическую обстановку в приоритетном для интересов России регионе или создать прямую угрозу безопасности РФ. Однако сам характер факторов неопределенности исключает возможность формулирования однозначного прогноза их развития. Данное обстоятельство превращает факторы неопределенности в особую категорию военного планирования для российских Вооруженных Сил.

В качестве факторов неопределенности выделяются:

Снижение роли СБ ООН, формальное и фактическое лишение его прерогатив по санкционированию применения военной силы в мире. Расширение практики применения военной силы в политических или экономических целях на основании национального решения, существенно уменьшит значение и эффективность политических инструментов разрешения кризисных ситуаций и значительно понизит порог применения Вооруженных Сил. Это может потребовать от России серьезной корректировки планов военного строительства и развертывания войск. Таким образом, сохранение за Советом Безопасности ООН полномочий по санкционированию применения военной силы в мире рассматривается в качестве важнейшего инструмента сохранения международной стабильности.

Возможность возвращения ядерному оружию свойств реального военного инструмента. Отмечены попытки вернуть ядерное оружие в спектр допустимых военных инструментов за счет реализации в новых образцах ядерных вооружений «прорывных» научно-технических разработок, превращающих ядерное оружие в относительно «чистое», применение которого не имеет столь значительных негативных последствий, как применение более ранних видов ядерного оружия. Проведение в ряде стран подобных НИОКР и принятие политических решений о возможности их расширенного финансирования рассматриваются в Министерстве обороны РФ как фактор, способный серьезно изменить мировую и региональную стабильность. Фактически ставится вопрос о возможности точечного применения ядерного вооружения в региональных конфликтах против военных и гражданских целей с целью уничтожения крупных группировок вооруженных сил и объектов гражданской инфраструктуры. Понижение порога применения ядерного оружия на оперативно-тактическом и тактическом уровнях, девальвирующее значение обычных вооруженных сил и вооружений, превращает угрозу применения ядерного оружия из политической в военно-политическую. Это потребует от России перестройки системы управления войсками и создания потенциала сдерживания, возможно, не только за счет изменения ядерной политики, но и путем готовности к осуществлению асимметричных мер.

Возможность усиления процессов распространения ОМП, включая ядерные технологии, и средств доставки. Расширение практики применения вооруженных сил без санкции СБ ООН может спровоцировать большую востребованность оружия массового поражения, включая ядерное, среди региональных центров силы, стремящихся создать инструмент сдерживания. Помимо общей дестабилизации международной обстановки это будет иметь и целый ряд военно-прикладных последствий. Появление в региональных балансах сил ядерного фактора с обеих сторон существенно изменит характер вооруженной борьбы. Для России этот процесс, в случае полномасштабной реализации, создаст проблему расширения мер противодействия угрозе разработки и применения ОМП в региональных конфликтах как на политическом, так и на военно-техническом уровне.

Перспективы и направленность развития Шанхайской организации по сотрудничеству. В настоящее время Шанхайская организация по сотрудничеству (ШОС) играет важнейшую роль в обеспечении региональной стабильности в Центральной Азии и западной части Дальневосточного региона. В случае дальнейшего укрепления политического и военно-политического потенциала данной структуры Россия будет иметь на Юго-Восточном и Дальневосточном направлениях зону мира и стабильности, исключающую возникновение крупномасштабной военной угрозы, которой России придется противостоять в одиночку. В случае же, если произойдет полная или частичная ренационализация политики в области безопасности государств региона, Россия вынуждена будет рассматривать регион как потенциальный источник этнических конфликтов, пограничных споров и общей военно-политической нестабильности. Это естественным образом может внести коррективы в российское военное планирование, а также в принципы развертывания группировок сил и средств частей постоянной готовности.

Возможные направления развития процесса расширения НАТО. В случае трансформации НАТО в политическую организацию с исторически сформировавшимся военным потенциалом, процесс расширения Альянса на восток будет оставаться в рамках политического диалога с Россией относительно условий дальнейшего взаимодействия. В этом диалоге неизбежно будут возникать сложности, связанные с условиями интеграции новых стран-членов в Альянс и их роли в нем, поскольку Россия твердо выступает за отсутствие антироссийских компонентов не только в военном планировании, но и в политических декларациях стран-членов Альянса. В противном случае партнерство России и НАТО лишено функционального смысла. Однако в случае, если НАТО сохранится в качестве военного альянса с преимущественно наступательной военной доктриной, особенно на фоне ослабления роли СБ ООН в принятии решения о применении силы, это потребует коренной перестройки российского военного планирования и принципов строительства российских Вооруженных Сил с внесением в спектр возможных действий элементов превентивной стратегии при возникновении угрозы для РФ. Тем более такой перестройки потребует развертывание группировок иностранных войск на территории пограничных с Россией государств. Не исключается и изменение российской ядерной стратегии, и повышение значимости тактического ядерного оружия для обеспечения стабильности на Западном стратегическом направлении.

Даже беглый анализ существующих угроз национальной безопасности России, с учетом имеющихся факторов неопределенности, показывает степень изменений, произошедших в мире за последнее десятилетие. Очевидно, что, наряду с переменами в области военно-политических форм и методов, существенно модифицировался характер непосредственно военного, боевого противостояния, учет которых необходим при оценке перспектив обеспечения национальной безопасности в России.

Заведующий кафедрой экстремальной и военной медицины

П. КОЛЕСНИЧЕНКО

Вопросы инфраструктуры и жизнеобеспечения российских военных баз в Арктике  

Авторы: Александр Котов, Максим Старчак

С целью обеспечения безопасности арктического региона России и единого управления военными силами и средствами в зоне от Мурманска до Анадыря в 2014 году было создано особое стратегическое командование «Север».

В состав ОСК «Север» вошли Северный флот в полном составе, 45-я армия ВВС и ПВО. Одновременно в состав нового командования передан ряд соединений и частей Центрального и Восточного военных округов, а также других силовых структур.

Сухопутный компонент командования составили: бригада морской пехоты и две арктические мотострелковые бригады в Мурманской области. Для их функционирования в Арктике создается и модернизируется необходимая инфраструктура.

Аэропорты и РЛС

Для функционирования военных подразделений в российском секторе Арктики действует уже четыре военных аэродрома, строится и реконструируется еще девять: Североморск-1 (архипелаг Земля Франца-Иосифа), Рогачево (Архангельская область), Тикси (Республика Саха (Якутия)), Темп (архипелаг Новосибирские острова), Североморск-3 (Мурманская область), Нарьян-Мар (Архангельская область), Воркута (Республика Коми), Алыкель (Красноярский край), Анадырь (Чукотский АО). Аэродром Тикси, поскольку он важен и для гражданской промышленности, реконструируется совместно с ресурсодобывающими компаниями. На аэродроме Темп планируется сооружение монолитной взлетно-посадочной полосы. Работы предполагается завершить к концу 2021 года.

Кроме взлетно-посадочной полосы, планируется возвести пункты наведения авиации и создать 10 радиолокационных пунктов. В 2018 году на боевое дежурство 45-й армии ВВС и ПВО Северного флота заступили воинские части радиотехнических войск, дислоцированные на архипелагах Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Северная Земля и Новосибирские острова. В частности, войска получили мобильный радиолокационный комплекс «Резонанс-Н» с элементами искусственного интеллекта, способный обнаруживать крылатые ракеты и беспилотники на расстоянии в 1 тыс. км. Также в Арктике будет работать новейшая РЛС «Подсолнух», которая может обнаруживать и сопровождать в автоматическом режиме не менее 300 морских и 100 воздушных объектов на дальности 500 км.

Логистика

Обеспечение логистики в Арктике реализует ледокольный флот. Ледоколы увеличили длительность навигации с шести до девяти месяцев. Россия обладает пятью ледоколами, однако три из них выведены в эксплуатационный резерв, а у двух оставшихся срок службы заканчивается в 2020 году. Из-за этого на Балтийском заводе (Санкт-Петербург) ведется строительство трех мощных атомоходов проекта 22220 для ФГУП «Атомфлот». Они имеют ледопроходимость 2,8–2,9 м и ширину 34 м. Ледоколы должны поступить в эксплуатацию в 2020–2022 годах. ЦКБ «Айсберг» проектирует сверхмощный ледокол проекта 10510 («Ледокол-Лидер») ледопроходимостью 4 м и шириной более 40 м, а также мелкосидящие ледоколы проекта 22740. Помимо того, строятся дизель-электрические ледоколы ЛК-25 проекта 21180.

Логистика имеет важное значение, поскольку на шести северных островах (остров Земля Александры архипелага Земля Франца Иосифа, пос. Рогачёво архипелага Новая Земля, остров Средний архипелага Северная Земля, мыс Шмидта Чукотского автономного округа, остров Врангеля того же округа, остров Котельный архипелага Новосибирские острова) идет активное строительство военной инфраструктуры, а ледоколы служат основным средством перевозки строительных материалов: аэродромных плит, цемента, металла, труб, арматуры и техники. В 2014 году, например, «Спецстрой» ввел в эксплуатацию блочно-модульные здания для военнослужащих на Земле Александры, острове Врангеля и на мысе Шмидта. Обустраиваются военные городки в Алакуртти (Мурманская область) и Салехарде (Ямало-Ненецкий автономный округ), в Североморске и Анадыре (Чукотский автономный округ).

В целом идет строительство инфраструктурных объектов более чем для 20 тыс. военнослужащих, их семей и гражданских специалистов, работающих на объектах Минобороны в арктической зоне страны.

Строительство объектов в Арктике ведется в сложнейших климатических условиях. Абсолютно все приходится завозить с материка, поэтому военные зафрахтовывают практически все суда, способные работать в этом регионе в краткий период летней навигации. Одна из проблем, с которыми сталкиваются корабли военного флота, заключается в том, что на некоторых участках арктического побережья им трудно подойти близко к берегу из-за мелководья и извилистой береговой линии. В этих случаях для доставки грузов будет расширяться применение вертолетов и небольших кораблей с малой осадкой класса «река-море». Кроме того, доставку грузов в Арктике обеспечит атомный лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть», проектные работы по дооснащению которого идут в настоящее время.

Стоит отметить, что в Якутии происходит модернизация Жатайского судостроительно-судоремонтного завода для строительства, в том числе, грузовых судов класса «река-море». Также Минтранс России проводит ремонтно-восстановительные работы арктических участков автомобильных дорог федерального значения общей протяженностью 729,5 км и организует строительство железнодорожной инфраструктуры для обеспечения круглогодичного бесперебойного завоза грузов в труднодоступные районы Крайнего Севера.

Пункты пропуска

Для повышения эффективности работы Северного морского пути серьезное внимание уделяется развитию пунктов пропуска через государственную границу в Арктике.

Арктическая зона Российской Федерации – это 200 тыс. км государственной границы и 21 пункт пропуска, из них три автомобильных, 12 морских, шесть воздушных.

Наибольшее внимание уделяется морским пунктам пропуска – в силу стратегического значения Северного морского пути, необходимости содействия раскрытию ресурсного потенциала Арктики, необходимости создания условий для развития рыбного промысла, сферы торговли, туризма и научной деятельности. Но этих пунктов не хватает. Поэтому было принято решение выделить к 2020 году около 2,1 млрд руб. на развитие пунктов пропуска через госграницу в Арктической зоне России. Деньги пойдут на проектирование морских пунктов и реконструкцию автомобильных и воздушных.

Морские пункты пропуска планируется построить в 2018–2020 годах в Анадыре, Архангельске и Мурманске. На это планируется потратить около 1,6 млрд. руб., и 450 млн руб. будет выделено на реконструкцию воздушного и автомобильного пунктов в Мурманской области.

Отдельного внимания в плане обустройства пунктов пропуска требует Чукотский автономный округ, поскольку он замыкает арктическую зону на востоке и исторически является территорией АЗРФ, через которую осуществляется взаимодействие с иностранными государствами, в частности – с США. Его обустройство необходимо не только для предотвращения военных угроз, но в первую очередь для осуществления борьбы с оборотом наркотиков, браконьерством, нелегальной миграцией и для усиления экологического мониторинга.

Связь

На сегодняшний день для обеспечения морской радиосвязи и распространения информации по безопасности мореплавания (ИБМ) в арктических морях в основном используется спутниковая система ИНМАРСАТ. Вместе с тем, проблемы со связью в высоких широтах возникают из-за неустойчивой работы системы при углах возвышения геостационарных спутников менее пяти градусов. Кроме того, система ИНМАРСАТ не покрывает полностью трассы СМП и имеет разрыв рабочей зоны в Восточной Арктике примерно от 100 до 140 градусов восточной долготы. На Россию возложена ответственность за передачу навигационной информации, обеспечивающей безопасность мореплавания в морях, омывающих северное побережье страны (районы XX и XXI Всемирной системы передачи навигационных предупреждений НАВАРЕА/МЕТАРЕА).

Однако побережье пока еще недостаточно оборудовано береговыми станциями международной службы НАВТЕКС. К 2020 году «КРЭТ» планирует выпускать 1,5 тыс. таких изделий в год. На текущий момент в концерне реализуется инвестиционный проект по организации серийного производства бесплатформенных инерциальных навигационных систем (БИНС). Этот проект не имеет аналогов в России и призван обеспечить потребности в БИНС по авиационной и наземной технике.

В условиях Арктики БИНС обеспечивает полностью автономную высокоточную навигацию в случае невозможности работы других традиционных навигационных систем (магнитометрических, радиотехнических, астронавигационных и механических). Наличие современной надежной лазерной инерциальной навигационной системы позволит летчикам всегда определять свое местонахождение и прокладывать путь даже в случае выхода из строя части электроники.

Также стоит отметить, что «Объединенная приборостроительная корпорация» (ОПК) разрабатывает универсальные комплексы связи шестого поколения, которые смогут устойчиво работать на Крайнем Севере. Они обеспечат не только надежную связь в условиях постановки помех и работы других средств радиоэлектронной борьбы, но и скрытность связи и ее устойчивость при потере отдельных ретрансляционных узлов. Рассматривается и прокладка кабеля по дну арктических морей – система «Поларнет».

Энергообеспечение баз

Энергетическую систему Арктики характеризуют следующие особенности: наличие множества обособленных энергоузлов; разрозненность потребителей энергоресурсов; северный завоз органического топлива. Общая неэффективность энергетической системы арктического региона связана также с высокими потерями при передаче электроэнергии до конечного потребителя: 14% (в некоторых энергосистемах 20%). В арктической зоне наблюдается неудовлетворительное состояние электрообеспечения (износ электрооборудования дизельных станций доходит до 60%). Большинство дизельных электростанций размещены в не приспособленных для их работы зданиях, без учета требований пожарной безопасности, санитарных условий работы персонала. Воздушные линии электропередач, отходящие от дизельных электростанций, выполнены на деревянных опорах.

В обеспечении энергетической безопасности локальных арктических энергосистем удаленных регионов большие перспективы открываются перед атомными станциями малой мощности. Причем чрезвычайно перспективным представляется использование плавучих атомных теплоэлектростанций (ПАТЭС). В частности, в ЦКБ «Айсберг» разрабатывается плавучий атомный энергоблок проекта 20870 «Академик Ломоносов», который планируется разместить в поселке Певек Чукотского автономного округа в составе плавучей атомной теплоэлектростанции. Плавучая атомная электростанция должна проработать не менее 40 лет.

* * *

Сущностные черты организации оборонных систем в Арктике – мобильность и автономность. В частности, сегодня в Арктике формируется облик новых войск быстрого реагирования. С учетом того, что в Арктике не будет сплошных фронтов, а на отдельных направлениях станут действовать арктические бригады, должна возрастать самостоятельность подразделений.

В этой связи как для военного, так и для гражданского освоения АЗРФ критически важны:

  • развитие технологий автономного жизнеобеспечения (энергетической независимости отдаленных баз и поселений, спутниковой связи и навигации, мобильной социальной инфраструктуры, цехов мини-переработки и т.д.);
  • развитие транспортной сети и адаптированных к арктическим условиям транспортных средств (восстановление сети аэропортов и авиа-площадок, создание условий для производства и ремонтно-технического обслуживания воздушных судов малой авиации, амфибий, судов на воздушной подушке и т.д.).

С точки зрения перспектив освоения АЗРФ ключевую роль играет координация военной и хозяйственной деятельности в макрорегионе. Это касается решения таких проблем, как отслеживание оперативной обстановки в арктических акваториях, патрулирование сухопутной территории и прилегающих акваторий, оперативное реагирование на ЧС, экологический мониторинг, метеонаблюдение, развитие транспортной инфраструктуры, связи и коммуникации, развитие технологической базы.

Таким образом, взаимодействие военного и гражданского сектора экономики и промышленности будет играть в Арктике существенную роль. Создание и модернизация оборонной инфраструктуры АЗРФ пойдет намного эффективнее, если будут созданы стимулирующие меры для компаний, работающих в регионе, развита кооперация в технологической сфере и усилено межведомственное взаимодействие.