Алексей ботян разведчик

Ботян, Алексей Николаевич

Алексей Николаевич Ботян

Алексей Николаевич Ботян. 2016 год.
Дата рождения 10 февраля 1917 (102 года)
Место рождения дер. Чертовичи, Виленская губерния, Российская империя
Принадлежность Польша→ СССР→ Россия
Годы службы 1939—1989
Звание
Сражения/войны Вторая Мировая война:
Сентябрьская кампания
Великая Отечественная война
Награды и премии

Алексе́й Никола́евич Ботя́н (род. 10 февраля 1917, д. Чертовичи, Виленская губерния, Российская империя) — советский разведчик, ветеран Второй мировой войны, Герой Российской Федерации (2007). Согласно одной из версий, сыграл значительную роль в сохранении Кракова от разрушения германскими войсками. Прототип главного героя фильма «Майор Вихрь».

Биография

Родился 10 февраля 1917 года в деревне Чертовичи Виленской губернии (ныне Воложинского района Минской области Белоруссии). Отец — столяр.

Алексей Ботян вырос в крестьянской семье, проживавшей на территории Западной Белоруссии, в Воложинском районе Минской области, которая в марте 1921 года отошла к Польше.

По окончании школы был призван в польскую армию, в составе которой служил унтер-офицером 3-го дивизиона зенитной артиллерии в городе Вильно. В сентябре 1939 года, командуя расчётом зенитного орудия, участвовал в боях против германского вторжения в Польшу. Под Варшавой его орудие сбило три самолёта Junkers.

Советский период

Когда в 1939 году восточные районы Польши заняли советские войска, стал гражданином СССР, преподавал в начальной школе.

В 1940 году направлен на службу в органы НКВД СССР, в 1941 году окончил разведывательную школу. В июле 1941 года зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, подчинявшейся четвёртому управлению НКВД СССР (начальник управления — П. А. Судоплатов).

В ноябре 1941 года в качестве командира разведывательно-диверсионной группы переброшен за линию фронта. Участвовал в обороне Москвы.

В 1942 году направлен в глубокий тыл врага в западные районы Украины и Белоруссии. Действовал там как самостоятельно, так и в составе крупных партизанских отрядов. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения Героя Советского Союза В. А. Карасёва.

Под его непосредственным руководством проведена операция по взрыву немецкого гебитскомиссариата в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР, когда там находилась инспекция из Германии. В результате этой операции 9 сентября 1943 года уничтожено 80 гитлеровских офицеров. За эту операцию Алексей Ботян был представлен к званию Героя Советского Союза, но награды тогда не получил.

В мае 1944 года по заданию Центра во главе группы из 28 человек совершил переход в Польшу, имея задачу организации разведки расположения и передвижения противника в районе города Кракова. Благодаря хорошему знанию польского языка и культуры местного населения, а также своим организаторским способностям, Алексей Ботян сумел организовать взаимодействие и совместные боевые операции с такими разными политическими силами, как части Армии Крайовой, Армии Людовой и крестьянскими Батальонами Хлопскими. Под его руководством была проведена операция по захвату совместно с подразделениями Армии Людовой города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены арестованные польские патриоты, захвачено большое количество оружия и снаряжения. В настоящее время в городе Илжа установлен памятник героям этого боя, на котором вместе с именами поляков выбиты имена и советских бойцов группы А. Н. Ботяна. Группе Алексея Ботяна удалось обосноваться в районе Кракова и развернуть широкую разведывательную и диверсионную деятельность. В конце 1944 года бойцами группы был захвачен инженер-картограф Зигмунд Огарек, этнический поляк, мобилизованный в состав гитлеровской армии и служивший в тыловых подразделениях вермахта. Огарек дал ценные показания о складе взрывчатки в Ягелонский замок, которую, по одной из версий, предполагалось использовать для уничтожения исторического центра Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец. Алексею Ботяну удалось внедрить в за́мок под видом грузчика польского патриота, который установил мину замедленного действия.

В разгар наступления Красной Армии утром 18 января 1945 года мина была приведена в действие и вражеский склад взлетел на воздух. На следующий день, 19 января в Краков вошли передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева. Город практически не пострадал в ходе боевых действий (было взорвано лишь несколько мостов через Вислу).

Роль Алексея Ботяна в сохранении Кракова во время Второй мировой войны ставится под сомнение в современной Польше.

В последние месяцы войны группа Алексея Ботяна действовала в тылу врага на оккупированной территории Чехословакии.

С 1945 года проходил службу в оперативном составе 1-го Управления (внешняя разведка) Наркомата государственной безопасности СССР (с 1946 года — Министерство государственной безопасности СССР, с 1954 года — Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР).

В 1947 году был заброшен в Чехословакию под видом рабочего-чеха, работал слесарем на заводе в городе Жатец Судетской области, там же учился в Высшей промышленной моторостроительной школе. Пройдя натурализацию, переведён на урановые рудники в Яхимов. В дальнейшем неоднократно выезжал в заграничные командировки в различные европейские страны для выполнения сложных и ответственных заданий, сведения о которых ещё засекречены.

Привлекался для консультирования сотрудников группы специального назначения «Вымпел».

В 1983 году в звании полковника уволен в отставку по возрасту. До 1989 года продолжал работать в органах КГБ СССР в качестве гражданского специалиста.

Владеет немецким, польским и чешским языками.

Указом Президента Российской Федерации от 10 мая 2007 года «за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» полковнику в отставке Ботяну Алексею Николаевичу было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Живёт в Москве.

Семья

Отец — Николай Ботян, столяр. Он ездил на заработки не только в Германию, но и в Аргентину, в совершенстве владел немецким и испанским языками. Немецкому обучил и сына.

Супруга — Ботян Галина Владимировна (урожд. Гелена Гинцель), по происхождению чешка.

Дочь:

  • Ботян Ирина Алексеевна

Есть внуки, два правнука.

Награды

  • Герой Российской Федерации (9 мая 2007 года) — за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2017 год).
  • Орден Мужества
  • Два ордена Красного Знамени
  • Орден Отечественной войны I степени
  • Орден Трудового Красного Знамени
  • Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени
  • Другие медали России и СССР
  • Почётный сотрудник госбезопасности
  • Орден Виртути Милитари (Польша)
  • Медали Польши

Примечания

  1. FORTYCK.PL — Forty CK Twierdzy Kraków (польск.)
  2. Czy agent NKWD ocalił Kraków (польск.), Rzeczpospolita (9 февраля 2009). Дата обращения 28 мая 2017.
  3. Rosja podmienia zbawcę Krakowa, co nigdy nie istniał (польск.), wyborcza.pl (28 февраля 2017). Дата обращения 28 мая 2017.
  4. Бондаренко А. «Забытый нелегал». // «Красная Звезда». — 2019, 8 февраля.
  5. Мемория. Алексей Ботян, ПОЛИТ.РУ (10 февраля 2018). Дата обращения 9 февраля 2019.
  6. Президент своим Указом присвоил звание Героя Российской Федерации Алексею Ботяну. (недоступная ссылка)
  7. УКАЗ Президента России от 09.05.2007 N 614 Архивная копия от 23 октября 2007 на Wayback Machine
  8. Поздравления со столетним юбилеем принимает Герой России Алексей Ботян
  9. 100-летие легендарного Алексея Ботяна

> Литература

  • Бондаренко Ю. Подлинная история «Майора Вихря». — М.: Молодая гвардия, 2014. — 350 с. — (Дело №…). 3000 экз.

Ссылки

  1. Ботян, Алексей Николаевич. Сайт «Герои страны».
  2. Спасение Кракова — самое важное, что я сделал в жизни.
  3. Биография на сайте «Герои страны»
  4. Биография на сайте СВР России (недоступная ссылка)
  5. Алексей Ботян — супердиверсант Судоплатова
  6. Путин наградил двух советских солдат, предотвративших уничтожение польского Кракова в годы Великой Отечественной войны.
  7. Классик советского спецназа.
  8. Алексей Ботян — ещё один прототип майора Вихря
  9. Собирательный Вихрь
  10. Кто Вы, майор Вихрь? Один из прототипов известного киногероя живёт в Москве.
  11. П. Евдокимов. , — Спаситель Кракова

В субботу, 10 февраля, 101-й день рождения отметил человек-легенда Алексей Иванович Ботян. Именно он стал прототипом главного героя книги Юлиана Семенова и одноименного фильма «Майор Вихрь», посвященных проведенной в 1945-м операции по спасению от уничтожения нацистами польского города Краков. (Подробнее см. ниже.) Мы связались с выдающимся разведчиком по телефону…

— Здравствуйте, дорогой Алексей Николаевич! «Комсомольская правда» вас приветствует…

— Здравствуйте.

— … и поздравляет со 101-м днем рождения,

— Спасибо большое. Молодцы, не забыли. Мне очень приятно. Все-таки это газета, которую я читал, интересовался, и сейчас тоже не забываю, как только есть возможность, обязательно покупаю.

— Я сам готов вам покупать «Комсомолку», товарищ майор Вихрь! Мы вас очень любим. Потому что майор Вихрь только один в нашей истории. Спасибо вам огромное, что вы есть.

— А я хочу сказать вам — то, что вы работаете, это очень полезно для воспитания нашей молодежи. Потому что молодежь – наше будущее. Вы делаете очень большую работу в этом вопросе. Так что, я вам желаю удачи, чтобы читалась ваша газета с интересом.

Алексей Иванович Ботян стал прототипом главного героя книги Юлиана Семенова и одноименного фильма «Майор Вихрь»

— У нас еще радио «Комсомольская правда», сайт есть. Ваши рецепты долголетия и патриотизма в чем заключаются?

— Патриотизм в том, что я все-таки родился в России, и моя обязанность (не только моя, а каждого гражданина нашего, тем более — молодого человека) – защищать нашу Родину. Это же не то что обязанность, он должен жизнь отдать. Я сражался за Родину, несмотря ни на что, были очень опасные моменты, и все-таки я остался верен присяге.

— А рецепт-то долголетия, как до 101 года дожить?

— Я бы сказал, что от природы или от родителей это пошло. Я, во-первых, ни разу не курил. Потом — никогда не злоупотреблял алкоголем. Я никогда пьяный не был. Приходилось где-то принимать, особенно когда был в тылу противника, у нас были разные командиры, сослуживцы, которые иногда любили — больше нормы, но у меня этого не было. Потому что отец у меня в этом отношении был очень строгим человеком, всегда говорил, что пьянка никогда к хорошему не приведет.

Легендарный советский разведчик поделился рецептами своего долголетияФото: Личный Архив

— Ну, и Родину надо любить.

— Это обязательно. Я не знаю, что за человек, который не любит свою Отчизну. От должен в любой обстановке, пусть это и опасно, смертью грозит, защищать Родину. Это наша святая обязанность.

— Сейчас за Родину нашу воины и в Сирии гибнут.

— Безусловно… Надо быть подлецом, чтобы не защищать свою Отчизну. Это наша святая обязанность. У меня никогда не было сомнений. Когда мне давали задания, даже если они и были опасными, я никогда не отказывался, всегда старался выполнить свой долг, патриотический и солдатский.

— Мы решим, как поступить, чтобы у вас каждый день была «Комсомольская правда» на столе.

— Спасибо большое. Я желаю, чтобы ваши статьи были всегда направлены на то, чтобы наша молодежь была достойна наших предков.

— Очень приятно это слышать от майора Вихря.

— Приходите, мы с вами встретимся, вспомним прошлое.

— Спасибо. Я приду, и мы подарим вам подписку на «Комсомолку».

— До встречи с вами.

Шахматный матч: гроссмейстер Юрий Авербух против Алексея БотянаФото: Личный архив

— До встречи, товарищ майор Вихрь!

Алексей Николаевич Ботян (майор Вихрь)

00:00 00:00

А вот что нам рассказала дочь Алексея Николаевича — Ирина Алексеевна…

— …Ирина Алексеевна, глава СВР Сергей Нарышкин в своем поздравлении с днем рождения подметил и такую деталь: дескать, у вашего отца «в шахматах по-прежнему первый юношеский разряд!»

— Папа на самом деле до сих пор играет в шахматы. В прошлом году был организован в честь его 100-летия турнир. Он играл с гроссмейстером международного класса Юрием Львовичем Авербухом, и ему предложили ничью. Папа плохо слышит, не расслышал, соответственно – проиграл. Тем не менее, он играет.

— Это не поддавки?

— Нет.

— А 101-ю годовщину как Алексей Николаевич отметил? Я имею в виду дома. Он проснулся, может быть, зарядку сделал?

— Да, делает дыхательную гимнастику, руки поднимает. Скандинавская ходьба. Ну, пусть он минуту походит, полторы, — но все равно походит.

— Телевизор включает?

— Телевизор он смотрит. Спортивные передачи, очень любит бокс и волейбол. И — политические программы, в основном вечерние. Все новостные программы смотрит обязательно. Любит «Постскриптум» по субботам.

— В последнее время в политических программах очень много про Польшу.

— Папа переживает, естественно. Много у него было соратников по борьбе из Польши. Конечно, он переживает по этому поводу. (По тому, что происходит в Польше. — А.Г.) Раньше он ругался, сейчас – молча.

Герой России Алексей БотянФото: Личный архив

— А ругался он как?

— Матом.

— Вот лично в моем представлении образ майора Вихря как-то сливается с образом Штирлица. А в Алексее Николаевиче Ботяне — в его судьбе, в его характере — есть черты очень многих наших разведчиков…

— Знаете, он себя не выделяет никак из всех. Он считает, что обычный, нормальный житель своей страны. Он не позиционирует себя как Героя. Когда говорят, что — вот Краков, подвиг, он говорит: «Не я один делал это».

Кстати, в его 101-ю годовщину мы гуляли в ресторане. И он еще умудрился чуток потанцевать.

— Самый необычный подарок какой ему подарили?

— «Старый» приемник, 50-х годов, ретро. Правда, начинка у него современная — наушники, флешка с песнями…

— А 100 грамм Алексей Иванович может принять?

— Запросто.

— А чего именно?

— Может выпить виски, коньяка или водочки. Когда ездим в Белоруссию, мы привозим оттуда — местного разлива.

— Какая его любимая песня?

— «Я люблю тебя, жизнь».

— Как у Кобзона.

— Да.

Алексей Ботян был прототипом главного персонажа кинофильма «Майор Вихрь»

Ирина Алексеевна, дочь легендарного майора Вихря — Алексея Николаевича Ботяна

00:00 00:00

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Алексей Николаевич Ботян родился 10 февраля 1917 года в крестьянской семье в деревне Чертовичи на исконно белорусских землях, которые в 20-х годах ХХ века поляки считали своими. После школы был призван в польскую армию, командовал расчетом зенитного орудия. В боях под Варшавой в сентябре 1939-го Ботян сбил три немецких самолета. После оккупации Польши гитлеровцами с воинской частью вышел навстречу частям Красной Армии и сдался в плен.

В мае 1940-го был направлен на службу в органы НКВД СССР и зачислен в разведшколу. В годы Великой Отечественной Ботяна вместе с другими чекистами многократно перебрасывали за линию фронта для ведения разведки, уничтожения коммуникаций и линий связи противника.

В мае 1944 года по заданию Центра во главе группы из почти 30 человек Ботян совершил переход в Польшу. Группе Ботяна удалось обосноваться в районе Кракова и развернуть широкую разведывательную и диверсионную деятельность. В конце 1944-го бойцы группы Ботяна захватили поляка, который рассказал о складе взрывчатки в Ягелонском замке — эту взрывчатку немцы собирались использовать для уничтожения исторического центра Кракова, плотины и мостов через Дунаец.

Ботяну удалось внедрить в замок под видом грузчика польского патриота, который установил мину замедленного действия. В разгар наступления Красной Армии утром 18 января 1945-го мину привели в действие. И вражеский склад взлетел на воздух. Отступающие немцы не смогли заминировать и уничтожить то, что планировали. А 19 января в Краков ворвались части 1-го Украинского — под командованием маршала Конева.

За мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению Кракова в годы войны, за предотвращение его уничтожения фашистами, Алексею Николаевичу Ботяну в мае 2007-го было присвоено звание Героя России.

Разведчик Алексей Ботян. Солдат двух народов

Сегодня в Москве живёт и здравствует человек, для которого война началась именно 1 сентября 1939 года и который воевал до разгрома польской армии, а потом участвовал в Великой Отечественной войне, но и после её завершения не сразу сложил оружие. Имя его — Алексей Николаевич Ботян, Герой Российской Федерации, легендарный советский разведчик. Пожалуй, он один из немногих и ныне здравствующих солдат первого дня Второй мировой.

Капрал

Алексей Ботян родился в Российской империи 10 февраля 1917 года. Его «родовое гнездо» — деревня Чертовичи находилась в семидесяти восьми верстах от Минска и примерно в десяти километрах от линии фронта, разделявшей армии России и Германии. Однако после неудачного похода Красной Армии на Варшаву эта территория отошла к Польше, так что детство и юность Ботяна проходили за границей, можно сказать, на чужбине. Хотя и сегодня он с некоторой долей ностальгии вспоминает те далёкие времена и патриархальную сельскую жизнь: как работал на огороде, рыбачил, охотился, пас скотину, как подпольно гнал самогон, чтобы выручить деньги на велосипед. Потом было педагогическое училище, но поработать по специальности не получилось, поскольку в отцовском хозяйстве нужны были рабочие руки.

В феврале 1939-го белорус Алексей Ботян был призван в польскую армию и, прослужив буквально месяц, был зачислен в так называемую подофицерскую школу, которая готовила младших командиров для зенитной артиллерии. Тогда на вооружении у поляков стояли 40-мм автоматические пушки «Бофорс» шведского производства — кстати, одни из лучших зениток Второй мировой, до сих пор состоящие на вооружении в некоторых армиях мира.

Служба у Ботяна пошла успешно, так что ещё до окончания обучения он получил первое унтер-офицерское звание — капрал. А вскоре, в августе, его 3-й дивизион зенитной артиллерии перебросили на западную границу в район Познани уже в качестве боевого подразделения. Там и началась для Ботяна война.

Самолёты люфтваффе бомбили не только военные объекты и колонны войск, но и мирные города, и толпы обезумевших от ужаса беженцев. Бомбили безжалостно и страшно. Гитлеровцы стремились не только разгромить, но и психологически подавить поляков.

«Я воевал, как солдат, — вспоминает Алексей Николаевич. — Не разбирался, что я белорус, а бои идут за Польшу. Это была моя земля и моя страна».

Зенитчики приняли бой, когда над ними внезапно появились бомбардировщики с чёрными крестами на крыльях. «Юнкерсы» с нарастающим воем пикировали прямо на батарею.

Конечно, поначалу было безумно страшно. Казалось, что каждая бомба летит на твоё орудие, на тебя, — но в горячке боя страх исчез довольно скоро. Откуда-то появлялось осознание, что если ты будешь делать всё быстро и правильно, то успеешь сбить этот проклятый воющий самолёт раньше, нежели он сбросит бомбы. И получилось. Ботян увидел, как снаряды его орудия прошили бомбардировщик, который вдруг вздрогнул, окутался чёрным дымом, попытался отвернуть в сторону, но не смог и, резко снижаясь, полетел к земле. Так был открыт его боевой счёт. Но долго предаваться боевому восторгу не удалось, потому как на позицию «Бофорсов» накинулись другие самолёты, и всё повторилось. Потом, когда налёт завершился, поступила команда сниматься с позиций и продолжать отступление — приближались немецкие танки, возникла опасность окружения.

И так каждый день: отходили, останавливались, стреляли по воздушному противнику и снова отходили. Но не бежали. За время отступления зенитная батарея, в которой служил капрал Ботян, сумела сбить три немецких бомбардировщика. Алексей Николаевич уверен, что это успех именно его орудия, расчёт которого считался в подразделении лучшим.

А 17 сентября 1939 года было официально объявлено, что «в связи с развалом польского государства, ускоренным военным столкновением между Польшей и Германией», правительство СССР приняло решение «принять под свою защиту угнетённое единокровное население Западной Белоруссии и Западной Украины». Так начался освободительный поход Красной Армии, войска которой в тот же день перешли советско-польскую границу.

Военнопленный

Оказавшиеся «между двух жерновов» польские войска получили приказ уходить в Румынию через территорию Западной Украины. Но на подходах к Львову зенитчики Ботяна увидели немецкие части, которые попытались их задержать. Произошло несколько стычек, которые закончились не в пользу германцев. Когда же до румынской границы оставалось не более полусотни километров, зенитчики наткнулись уже на красноармейские подразделения. К счастью, в этом скоротечном боевом столкновении с обеих сторон обошлось без убитых. Нескольким раненным полякам тут же оказали необходимую медицинскую помощь. Никакой злобы, даже простого недоброжелательства со стороны красноармейцев польские солдаты не почувствовали, будто и не было перестрелки.

Некоторое время пленные польские военнослужащие обитали в наскоро оборудованном полевом лагере, а потом их стали усаживать в теплушки и отправлять, как предполагали солдаты, в Сибирь. Охрана, припоминает Ботян, была минимальной — один красноармеец дежурил у дверей, другой находился в конце вагона. Перспектива «убирать снег в Сибири» Алексея его явно не привлекала и он решил бежать. Дождавшись, когда поезд замедлил на подъёме ход, Ботян подошёл к часовому у дверей и сказал, оглядываясь в темноту вагона, что там затеяли драку: «Успокой их, пожалуйста!»

Вид маленького польского солдата, говорившего по-русски, вызывал доверие, но только красноармеец отвернулся, Алексей выпрыгнул в приоткрытую дверь. Побег, конечно же, не остался незамеченным, но стрелять вдогонку Ботяну не стали. По-видимому, пленные польские солдаты особого интереса для Красной Армии не представляли…

Диверсант

Через несколько дней Ботян уже был дома и вскоре начал активно «встраиваться» в новую жизнь: поступил в педагогическое училище, занялся общественной работой, вступил в комсомол. В 1940 году он уже был директором школы. Однако недолго — в мае следующего года Алексей получил направление на учёбу в Высшую школу НКГБ СССР.

Но война опять нагнала его. Осенью 1941 года Алексей Ботян был зачислен в ОМСБОН — Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР, где прошёл подготовку к заброске в тыл врага, на временно оккупированную территорию. Разведывательно-диверсионный отряд «Олимп», в котором воевал Алексей Ботян, оказался за линией фронта в феврале 1943 года. Совершив, ничем себя не обнаруживая, чуть ли не двухсоткилометровый лыжный переход, диверсанты вышли в район украинского города Овруч.

О боевых действиях отряда за линией фронта известно немало. Были налёты на гитлеровские гарнизоны, боестолкновения с карателями, подрывы поездов, сбор разведывательной информации. В сентябре 1943 года Ботян организовал подрыв Овручского гебитскомиссариата — своего рода оккупационной областной администрации — в котором были уничтожены и тамошние чиновники, и сотрудники местного гестапо, и даже только что прибывшие из Берлина специалисты по борьбе с партизанами.

Причём всю операцию, от начала до конца, Алексей провёл настолько грамотно, что она вошла в соответствующие учебники под грифом «Секретно». В частности, сумел завербовать исполнителей, которые пронесли на объект взрывчатку, а затем были своевременно эвакуированы. За этот боевой эпизод Ботян был представлен к званию Героя Советского Союза. Но Звезду не получил.

Не раз приходилось читать, будто кого-то наверху смутила служба Алексея Ботяну в польской армии — якобы в представлении к Герою этот факт был подчёркнут красным карандашом. Однако один из друзей Ботяна, генерал-майор разведки, утверждает, что подписанное командиром отряда представление просто не попало в Москву, так как самолёт, на котором его везли от партизан, был сбит. В любом случае, неудача с награждением на боевой настрой Ботяна никак не подействовала. Подтверждением тому — подробный отчёт Ботяна о проведённой им операции, датированный уже мартом 1944 года.

Повторное представление к Золотой Звезде последовало в январе 1945 года за спасение Кракова. Тогда группа «лейтенанта Алёши» — под таким именем Ботян был известен польским товарищам — сумела уничтожить немецкий склад взрывчатки, предназначенный для подрыва плотины на реке Дунаец. Краков просто смыло бы вместе с жителями.

Выполнив эту задачу, Алексей Николаевич продолжил сражаться на польской земле с гитлеровским подпольем. И ведь что поразительно: Ботян, начавший воевать с первого дня Второй мировой войны, участвовавший во многих боях и оперативных мероприятиях, ни разу не был ранен. Лишь один лишь раз, в 1943-м, во время налёта отряда на железнодорожную станцию, пуля оцарапала ему висок, оставив небольшой шрам. И всё! А ведь на его боевом счету не одна сотня уничтоженных врагов.

Нелегал

Уже по окончании Великой Отечественной войны Ботян по линии советской разведки был направлен на нелегальную работу в Европу. Затем занимался обучением и подготовкой бойцов специальных подразделений, передавая им свой богатейший опыт, сам принимал участие в ряде операций, подробности которых вряд ли когда-нибудь станут известны…

Заслуги полковника Службы внешней разведки Алексея Ботяна отмечены орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденом Мужества, двумя орденами Красного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени и Отечественной войны I степени, многими медалями, нагрудным знаком «Почётный сотрудник госбезопасности». Героем Российской Федерации он стал в 2007 году, на своё девяностолетие. С опозданием в шесть десятилетий.

10 февраля 1917 года, в в деревне Чертовичи Вильненской губернии – в 78 километрах от Минска и в 10 километрах от фронта России с войсками кайзеровской Германии родился Алексей Николаевич Ботян, легенда советского спецназа. По масштабу своей диверсионной деятельности Алексей Ботян не уступит, а то и превзойдет такого известного диверсанта немецкого вермахта, как Отто Скорцени.

Ниже публикуется новое интервью с легендарным героем, уроженцем Беларуси, которое у него взял известный российский историк Алексей Ведяев

Вступление

Алексей Николаевич Ботян

10 февраля 2018 года свой 101-й день рождения отметил Алексей Николаевич Ботян – человек удивительной судьбы, воевавший с первых дней войны в диверсионной разведке НКВД-НКГБ СССР, которую возглавлял Павел Анатольевич Судоплатов. Именно Ботян стал прототипом майора «Вихря» из одноименного фильма, снятого по роману Юлиана Семёнова. В марте прошлого года мы записали с Алексеем Николаевичем его воспоминания, связанные с военным периодом, которые вышли в майском номере журнала «Историк». В них есть вещи, которые он рассказал впервые – например, о своих встречах с Николаем Кузнецовым в немецком тылу. Сегодня я поздравил Алексея Николаевича, и мы договорились продолжить работу. А пока я публикую текст первой части его воспоминаний, который выходил только на бумаге и поэтому был доступен не всем.

По национальности Алексей Ботян белорус. Его родное село Чертовичи в марте 1921 года отошло к Польше, и после окончания школы и педагогического техникума его призвали в польскую армию, где он 1 сентября 1939 года встретил Вторую мировую войну, командуя расчётом зенитного орудия. Немцы нанесли полякам сокрушительное поражение, и в ходе отступления Алексей оказался на территории, контролируемой Красной Армией. Он принял советское гражданство, вступил в комсомол и стал работать учителем. Вскоре для обеспечения государственной безопасности потребовались дополнительные чекистские кадры, знавшие местное население. Алексея пригласили в Минск и в мае 1941 года направили в Москву в Высшую школу НКГБ, где его и застала война.

Начало службы в ОМСБОН

– Алексей Николаевич, а как Вы попали в ОМСБОН к Судоплатову?

Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН)

– Мы, слушатели школы НКГБ, в первый же день войны подали рапорта, что хотим на фронт. Нам сказали, мол подождите – каждому придет свое время. И в июле направили на стадион «Динамо», где формировалась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН). Там были те, кто воевал в Испании, пограничники, спортсмены. Нас готовили для работы в тылу противника – учили стрелять, взрывному делу, и особенно агентурной работе – как подбирать надежных помощников. Когда немцы подошли близко к Москве, мы в ноябре 1941 года под Яхромой ходили по немецким тылам, да так, что под ногами у злодеев буквально земля горела… Поезда взрывали, мосты жгли, дороги минировали.

– А базировались вы где?

– В Мытищах. А потом в самой Москве. Я в Доме профсоюзов находился. Потому что думали, немцы войдут в Москву, и создавались специальные группы для уничтожения неприятеля. Правительство было в Куйбышеве, но Сталин Москву не покидал.

– А как были организованы разведывательно-диверсионные группы?

– Группы были в основном по 10 человек, некоторые больше. У меня командиром группы был пограничник, старший лейтенант Пегушин Александр, он с Западной Украины сюда пришел. Вместе с группами Петра Перминова и Виктора Карасёва в конце 1942 года у Старой Руссы нас переправили через линию фронта с задачей пройти по тылам противника через Белоруссию на Украину. Мы перешли Припять и в феврале 1943 года вышли к городу Овруч Житомирской области. Группы входили в состав отряда специального назначения «Олимп» численностью 58 человек. Когда его командиром стал Карасёв, меня назначили заместителем Карасёва по разведке. Вышли мы в Мухоедовские леса, и первое время ходили на подрыв железной дороги.

Как работали подрывники

Работали только ночью – днем нельзя было, там же незалежники, у них всегда было стремление отделиться. Правда, на той территории, что входила в СССР до 1939 года – там к нам в основном относились лояльно. А вот западнее – Ровенская и Тернопольская области – так там с местными нам даже приходилось сражаться. И потери там у нас были больше от украинцев, чем от немцев. А здесь в Житомирской области многие нам помогали, укрывали днем. Немцы создали там свою вспомогательную полицию, приказали местным сообщать о всех незнакомцах. Некоторых полицаев мы уничтожали, но многие сотрудничали с нами, помогали.

партизаны-подрывники

Конечно, при этом приходилось быть крайне осторожным, так как большинство полицаев были действительно украинскими националистами, западниками. Я ходил в форме железнодорожника, приходил на станцию, узнавал какой поезд, куда, когда, что везет: технику, живую силу. Брал с собой пару человек наших. Немцы подходят – а я копаюсь, вроде как гайки подкручиваю. Потом посылал одного из своих ребят в отряд с сообщением, что такой-то состав пойдет тогда-то. И – взрыв. Результаты у меня были очень хорошие. Но, как видите – остался жив. Впоследствии отряд «Олимп» вырос в партизанское соединение имени Александра Невского, насчитывавшее около 700 человек. Оно прошло с боями более 11 тысяч километров по Украине, Польше и Чехословакии.

Овручская операция

– Почему именно Овруч заинтересовал Центр?

– До войны это был районный центр, но немцы сделали его областным центром. Там находился гебитскомиссариат (от нем. Gebiet – область). Наша база была в лесу. Сделали землянки, и баня у нас имелась. Оттуда выходили на подрыв – далеко, даже на юг. Находили честных людей – и покушаешь у него, и узнаешь обстановку. Однажды мы устроили «днёвку» в деревушке под названием Малая Черниговка километрах в 10-12 от Овруча. Хозяином хаты оказался бывший старшина Красной Армии Гриша Дяченко. Он не ушел с Красной Армией и остался здесь с женой у тещи. Я его попросил рассказать обстановку в городе, где и как немцы расположились, где их администрация в Овруче. Оказалось, у него в администрации работает родственник – Яков Захарович Каплюк. Я говорю: «Давай, сведи меня с ним». Он меня переодел как местного жителя, положил на повозку картошку – якобы едем торговать. Ты, говорит, не бойся – меня все полицаи знают, проверять не будут. Но я все же пистолет с собой взял.

Приехали к этому дядьке Каплюку, ну и Гриша меня представляет, что вот мол советский партизан. Тот немного вздрогнул – а он в городской администрации заведовал отоплением. У него еще жена была Мария. Я ему говорю: «Ну что, Яков Захарович, работаешь у них? Ты что, собираешься с ними уехать?» – Он говорит: «А что мне делать? У меня двое детей. Надо как-то жить, работать». – Я говорю: «Ну, ладно, давай мы с тобой будем думать, как работать тебе. Проверяют тебя, когда ты ходишь на работу в администрацию?» – Он говорит: «Нет, хожу свободно, где хочу – меня никто не проверяет». Я привез ему тол, взрывчатку, научил, как подсоединить взрывное устройство к часам, чтобы взрыв произошел в нужное время. Он спрятал все это в сарае. Гебитскомиссариат располагался в бывших красноармейских казармах, которые называли Будёновскими. Взрывчатку туда носила его жена Мария – под видом обеда для мужа. Идет к нему с детьми – а под хлебом взрывчатка. Гриша Дяченко держал с ним связь, подъезжал к нему.

Участники овручской операции перед вылетом в тыл врага — Е.А. Ивлиев, Н.И. Крючков, В.И. Исаев

И вот 13 сентября 1943 года Гриша сообщает, что приехала большая группа немцев для организации борьбы с партизанами и расположилась в администрации. Я говорю Грише: «Забирай его семью, вывози к нам в лес». И Каплюку: «Ну, давай, Яков Захарович – накручивай будильник на 11 часов и уходи!» Ровно в 23 часа раздался взрыв такой силы, что из леса было видно зарево. Были уничтожены все немцы вместе с гебитскомиссаром и оперативной группой гестапо, более 100 офицеров. Потом за ними даже присылали самолет из Берлина, чтобы трупы вывозить в Германию.

– За эту операцию Вас представляли к званию Героя Советского Союза, но тогда не наградили. А кто принимал решение на взрыв?

– Решение принимал командир Карасёв Виктор Александрович. А выполнение лежало полностью на мне – я уже никого не спрашивал, когда взрывать, как и сколько.

Комиссар

– А кто был комиссаром отряда?

Михаил Иванович Филоненко

– Филоненко Михаил Иванович. Жена его Анна Фёдоровна Камаева тоже была из 4-го Управления НКВД. Я потом у них на свадьбе в Москве гулял, когда они дочь выдавали замуж.

– Михаил Иванович ведь после войны изучил английский, португальский и чешский языки, вместе с женой возглавлял резидентуру внешней разведки в Бразилии?

– Он там должен был создать агентурную группу. Но у него не получилось. Деньги израсходовал, климат был совершенно другой, у него начались проблемы с сердцем, так что едва вернулся.

– А Вы его хорошо помните по отряду «Олимп»?

– Филоненко? Конечно! Его судьба наказала. Западнее Ровно была станция Львовской железной дороги. Кажется, Мацеев. Её охраняли венгры. Филоненко был украинцем. Он связался с местным жителем и говорит нам, что если мы эту станцию возьмем, то мадьяры сдадутся. Карасёв не хотел, но Филоненко настоял – а он был комиссаром и имел власть. Это было в феврале 1944-го, когда уже наши подходили к Ровно. Ну, пошли мы туда. Карасёв говорит: «Лексейка! – это он так меня всегда называл, – за мной!» И Филоненко там был. Но вышло наоборот – мадьяры не сдались, и как только мы подошли к станции, они позвонили в Ровно, и немцы прислали подмогу с танкетками, так что мы едва ушли. Ненужная это была затея, потому что у нас были потери. Помню, один пограничник, хороший такой – он в результате разрыва мины зрение потерял, так слепым домой и отправили. И Филоненко ранили там же – в мошонку.

Когда вернулись, Карасёв мне даёт команду: «Лексейка, отвези Михаила Ивановича, передай Красной Армии!» Тот сильно кричал – ну ясно, боль сумасшедшая. Но сделали операцию, так что он потом женился, и дети были. Он был хороший мужик, толковый. Отношения у нас были нормальные. Я его вместе с его ординарцем отвёз в Ровно – там уже Красная Армия была. Ехали на санях через все эти бандеровские селения, по тылам противника. Я боялся, чтоб нас там где-нибудь бандеровцы не прихватили. Но добрался до Ровно, и Михаила Ивановича привез, передал его Красной Армии, а сам дождался, когда и Карасёв пришёл в Ровно. Часть наших людей не захотела воевать дальше в тылу на территории Польши – мы их передали Красной Армии. А остальные перешли Буг и с боями ушли в Яновские леса в Польше.

Встречи с легендами

– Польский язык Вы знали?

– А как же – польский был моим вторым родным языком, помимо белорусского. Я знал также немецкий и русский.

Дмитрий Николаевич Медведев, командир партизанского отряда

– Вместе с вами в районе Ровно действовал отряд Дмитрия Медведева «Победители», и в его составе под видом немецкого офицера – легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов. Он погиб как раз в это время – 9 марта 1944 года в районе Львова от рук бандеровцев. Вам приходилось встречаться с ним?

– Да, приходилось. Это было в конце 1943 года, примерно в 30 км западнее Ровно. Немцы выяснили расположение отряда Медведева и готовили против него карательную операцию. Мы узнали об этом, и Карасёв решил помочь Медведеву. Мы пришли туда и расположились в 5-6 км от Медведева. А у нас было принято: как мы только меняем место, обязательно устраиваем баню. У нас по этому делу был специальный мужик. Потому что люди грязные – постирать белье негде. Бывало, снимали его и держали над костром, чтобы не завшиветь. У меня вшей никогда не было.

разведчик Николай Кузнецов как обер-лейтенант Пауль Зиберт

Ну, значит, пригласили мы Медведева в баню, а к нему из города как раз пришел Кузнецов. Он приезжал в немецкой форме, его где-то встречали, переодевали, чтобы в отряде о нем никто не знал. Мы их в баню вместе и пригласили. Потом организовали стол, я добыл местный самогон. Задавали Кузнецову вопросы, особенно я. Он же безукоризненно владел немецким языком, имел немецкие документы на имя Пауля Зиберта, интенданта немецких частей. Внешне он был похож на немца – блондин такой. Он заходил в любое немецкое учреждение и докладывал, что выполняет задание немецкого командования. Так что прикрытие у него было очень хорошее. Я еще подумал: «Вот бы мне так!» Убили его бандеровцы.

Мирковский Евгений Иванович

В тех же местах действовал еще Мирковский Евгений Иванович, тоже Герой Советского Союза – умный и честный мужик. Мы с ним потом дружили в Москве, я часто бывал у него дома на Фрунзенской. Его разведывательно-диверсионная группа «Ходоки» в июне 1943 года в Житомире взорвала здания центрального телеграфа, типографии и гебитскомиссариата. Сам гебитскомиссар был тяжело ранен, а его заместитель убит. Так вот Мирковский обвинял в смерти Кузнецова самого Медведева за то, что тот не дал Кузнецову хорошую охрану – их было всего трое, они попали в бандеровскую засаду и погибли. Мне Мирковский говорил: «Вся вина в смерти Кузнецова лежит на Медведеве». А Кузнецова надо было беречь – никто больше его не сделал.

– На Украине иногда говорят, что Кузнецов мол легенда, продукт пропаганды…

– Какая легенда – я его сам видел. В бане вместе были!

– А Ковпака Вы видели?

Дважды Герой Советского Союза Сидор Ковпак

– А как же! 12 июня 1943 года он с Житомирщины на стыке Белоруссии и Украины отправился в Карпатский рейд, у него было полторы тысячи бойцов. По пути следования его диверсионные группы непрерывно совершали диверсии в стороне от обоза, отвлекая на себя внимание противника. Обойдя Ровно с запада, Ковпак резко повернул на юг, и через Тернопольщину вышел в Карпаты, где его блокировали немцы силами более 60 тыс. солдат. Ковпак уничтожил нефтепромыслы и приковывал к себе элитные силы немцев в самый разгар Курской битвы. В итоге выходить ему пришлось мелкими группами. Оторвавшись от преследования, он каждый день принимал самолеты. А у меня командиром вначале был не Карасёв, а капитан Пегушин, пограничник. Но его ранили в ногу, и мы приехали к Ковпаку отправить нашего командира самолетом в Москву. Но не повезло ему – ранение было не тяжелое, но оказалась гангрена. И потом мы узнали, что он умер уже в Москве.

– Вы встречались во время войны с начальником 4-го Управления НКВД – легендарным Павлом Анатольевичем Судоплатовым?

Павел Судоплатов

– Первый раз в 1942 году. Он приехал на станцию, прощался с нами, наставления давал. Он сказал Карасёву: «Береги людей!» А я рядом стоял. Потом в 1944 году Судоплатов вручал мне офицерские погоны старшего лейтенанта госбезопасности. Ну и после войны встречались.

Наум Исаакович Эйтингтон

И с ним, и с Эйтингоном, который меня чехом сделал. Это Хрущёв их потом засадил, негодяй. Какие толковые люди были! Сколько сделали для страны – ведь все партизанские отряды под ними были. И Берия, и Сталин – что ни говори, а они мобилизовали страну, отстояли ее, не позволили уничтожить – а сколько было врагов: и внутри, и снаружи.

– Вы ведь и Сталина видели?

– Да, видел. В 1941 году я был уже в ОМСБОН, в 1-м полку. Командиром полка был майор Самус. 7 ноября мы проверяли документы на Красной площади у приглашенных на парад. Я стоял у Мавзолея и видел выступление Сталина. В Пресс-бюро СВР есть даже снимок – я стою внизу, совсем недалеко от Сталина. Я даже сам не знаю, как я туда попал.

Иосиф Виссарионович Сталин

В Польше

– Да, незабываемые мгновения! Итак, в мае 1944 года ваш отряд направили в Польшу.

– С весны 1944 года главной базой Армии Людовой стали Яновские леса в районе Люблина. Сюда прибывали советские самолеты с оружием, укрывались мирные жители. Здесь же действовали советские партизанские отряды. В связи с приближением фронта к границам Польши немцы решили разгромить партизан силами группы армий «Центр». Фельдмаршал Модель выделил одну охранную и две пехотные дивизии. В район Яновских лесов прибыл Калмыцкий кавалерийский корпус, который занял ряд деревень вокруг лесного массива.

Узнав о намерениях немцев, командиры советских и польских партизанских отрядов создали объединённое командование, в которое вошел и майор Виктор Александрович Карасёв – храбрый, замечательный командир. Именно его люди подбили немецкий танк и захватили штабные документы, находившиеся у застрелившегося в танке немецкого офицера. В документах с планом операции были указаны численность, расположение полицейских сил и их дальнейшие действия. В результате партизаны вырвались из окружения и ушли в Немировские леса.

Мне была поставлена задача: с небольшой группой из 28 человек выйти в район Кракова и ликвидировать генерал-губернатора Польши Ганса Франка. Мы хотели перейти Вислу в районе впадения в нее реки Сан. Но оказалось, что там у немцев был полигон, где они испытывали ракеты Фау-2. Поэтому мне пришлось вернуться и перейти Вислу севернее.

Я владел польским языком и нашел перевоз. Но Висла широкая, а вдоль Вислы проходило шоссе, по которому непрерывно двигался транспорт. Мы все сели в лодку, вода была почти до бортов. На той стороне леса не было, все открыто. Я спрятал людей в камышах, потом нашел местных и выяснил, как идти дальше. Решили ждать до вечера, чтобы не обнаружить себя. Сидим – и вдруг идет пастух с коровами и натыкается на нас. Я думаю, что с ним делать. У меня в группе было еще два поляка. Мы поговорили с ним по-польски, выяснили, где живет. Парень оказался неплохой. Я ему дал денег, и он принес нам две буханки хлеба и ведро молока. Дождались вечера и двинулись.

Пришли в город Илжа. Там оказались местные партизаны из Армии Людовой. Они нас накормили и попросили помочь освободить тюрьму. Я сперва сомневался – но отказать неудобно. Провели разведку, обрезали немцам телефонную связь и вошли в город с наступлением ночи. Пулеметным огнем мои ребята заперли гитлеровцев в казарме. А поляки вытаскивали своих товарищей из тюрьмы, громили почту, банк, опустошали склады. Целую ночь город был в наших руках – пили водку и плясали. Потом зашли в магазин «Батя» – известная обувная фирма, и все переобулись. В память о тех событиях в городе Илжа установлен памятник с именами советских и польских братьев по оружию.

Армия Крайова

– Алексей Николаевич, а что представляла из себя Армия Крайова?

– Это польское Сопротивление, которое подчинялась буржуазному правительству в изгнании в Лондоне и боролось за восстановление Польши. Отношение АК к советским войскам и партизанам было неоднозначным: от проведения совместных операций до открытых вооружённых столкновений. Когда я там появился, воеводское руководство АК собрало в Кракове совещание и стало решать, как быть с советским отрядом.

Хорошо, что у меня на связи в АК был бывший штабс-капитан Русской армии Хенрик Мусилович. До войны он жил во Львове. А когда в самом начале войны украинцы из батальона «Нахтигаль» начали во Львове этнические чистки, он едва ушел оттуда живым и обосновался у родственника жены под Краковом. Он сообщил мне, что руководство АК решило уничтожить советский отряд руками немцев. Для этого в АК создали группу, с которой мы якобы должны были провести совместную операцию. И сообщили об этом немцам, то есть подставили нас. Но я вовремя ушел. В дальнейшем я выдавал себя за поляка, говорил только по-польски. Не знаю, зачем мне выбросили Перминова и Золотаря в качестве командиров. Ведь меня уже все знали как «партизана Алёшу». Вся округа меня знала – поляки ко мне относились хорошо. Польские хлопцы даже меня спрашивали, как я, поляк, мог стать советским партизаном (на самом деле я белорус). Я отвечал: потому что «наших» там не было. А я хотел воевать, потому и принял советское предложение.

– А какие задачи вам были поставлены?

– Во-первых, диверсии на железных дорогах. Далее, устраивали засады. У меня была группа хороших ребят. Немцы ведь питались там за счет местного населения. Например, местные мне сообщали, что сегодня немцы придут забирать скот. Мы их поджидаем, немцев убиваем, скот возвращаем крестьянам – а одну или две коровы берем себе. Так что и им хорошо, и нам неплохо. И к губернатору Франку подобрались – ведь я ходил в Кракове открыто, у меня были надежные польские документы. Под видом польского поручика я познакомился с охранниками Франка. Среди них был один чех. С ним договорились, я ему уже принес бесшумный пистолет. Там даже и немцы были согласны – они видели, что война идет к концу, и чем-то нужно было оправдать себя. Был и запасной вариант. Думали, как в Белоруссии – когда обслуга подложила Кубе мину в кровать. Мы хотели или так, или так. Я уже договорился с этими людьми, семьи их уже вывезли – и в тот день, на который была назначена акция, Красная Армия перешла в наступление, и Франк не стал ночевать, уехал в Ченстохову. Вся моя работа пошла насмарку. Иначе Героя я бы получил уже в 1945 году!

Спасение Кракова

– Но зато Вам удалось спасти Краков…

Ягеллонский замок перед войной

– В 40 км от Кракова находился большой Ягеллонский замок. Немцы этот замок превратили в склад взрывчатки. И задумали перед наступающей Красной Армией взорвать Рожновскую плотину на реке Дунаец со стороны Словакии. Кроме того, Гитлер потребовал провести в Кракове акцию возмездия. Я об этом узнал от польского инженера-картографа Зигмунда Огарека, служившего в вермахте. А через Мусиловича вышли на гауптмана, тоже поляка по национальности. Я встретился с ним и предал ему мину замедленного действия, с простым взрывателем из мыла. Тот просто приказал солдату отнести в замок сапоги и положить к ящикам с амуницией. 18 января 1945 года замок взлетел на воздух, и немцы были обезоружены. А сутки спустя в уцелевший Краков уже входили передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева. Немцы же в панике бежали партизанскими тропами.

– А Вас потом перебросили в Чехословакию?

– Нет. Там у меня только люди были на связи. А я остался под Краковом и связался с контрразведкой «СМЕРШ». Дело в том, что поляки встречали Красную Армию не очень дружелюбно. Дело доходило до столкновений. Поэтому я показывал контрразведчикам «СМЕРШ», с кем они могут встретиться и наладить взаимодействие. Так что и в этом отношении помог. А числа 15-20 мая 1945 года мы вместе с Перминовым, у которого брат был генералом, сели в самолет – и приземлились уже в Москве. Так я закончил войну.

После войны Алексея Николаевича Ботяна направляют нелегалом в Чехословакию с целью легализации для последующей работы в Америке. Но об этом в следующий раз. А сегодня мы хотим еще раз поздравить «майора Вихря» с днем рождения и пожелать ему долгие лета!

Алексей Николаевич Ботян и руководитель Пресс-бюро СВР Сергей Николаевич Иванов

(с) Андрей Ведяев, февраль, 2018

Алексей Николаевич Ботян и автор этой публикации Андрей Ведяев

Легендарному разведчику Алексею Ботяну исполнилось 102 года

Легендарному разведчику, Герою России Алексею Ботяну-он же «Майор Вихрь», в январе 1945 года руководившему операцией по спасению польского Кракова от уничтожения нацистами, в воскресенье исполнилось 102 года.

Ботян в годы Великой Отечественной войны внес большой вклад в ликвидацию гитлеровцев и спасение огромного числа мирных жителей. Он стал прототипом главного героя книги Юлиана Семенова и одноименного фильма «Майор Вихрь», посвященных спасению Кракова. За мужество и героизм, проявленные в той операции, Ботяну в мае 2007 года присвоили звание Героя России. В послевоенное время Ботян работал нелегальным разведчиком за рубежом, а затем, вернувшись на родину, участвовал в создании спецназа внешней разведки КГБ СССР «Вымпел».

«Алексей Николаевич по-прежнему бодр и полон сил. На вопрос: «Как самочувствие?», — неизменно отвечает: «Спасибо, хорошо! К врачам не обращаюсь!». Да и некогда ему хворать, жизнь заполнена интересными и важными делами», — сказал глава службы внешней разведки Сергей Иванов.

По словам Иванова, Алексей Ботян активно путешествует по Подмосковью, Дагестану, Карелии, Белоруссии – и это неполный список мест, где недавно тот побывал. «Как всегда, много играет в шахматы и даже принимает участие в шахматных турнирах. И, конечно, встречается с молодежью, выступает перед студентами и школьниками, а ребята с огромным интересом слушают его воспоминания о боевой молодости»

А судьба у Алексея Ботян удивительная !

Родился 10 февраля 1917 года в деревне Чертовичи Воложинской волости Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне территория входит в состав Вололжинского сельсовета Воложинского района Минской области Республики Беларусь) в крестьянской семье. Белорус. Проживал с семьёй в родном селе, которое с 1921 года оказалось на территории Польши, окончил среднюю школу.

В 1939 году был призван в польскую армию, проходил службу в частях зенитной артиллерии в Вильно, дослужился до звания унтер-офицера. Принимал участие в боях против немецко-фашистских войск в сентябре 1939 года. По некоторым данным, сбил в качестве командира расчёта зенитного орудия три германских самолёта. После оккупации Польши гитлеровцами с воинской частью вышел навстречу частям Красной Армии и сдался в плен. Вернулся в родной село, окончил курсы подготовки учителей и работал учителем в начальной школе, получил советское гражданство.

В мае 1940 года был направлен на службу в органы НКВД СССР и зачислен в разведывательную школу. В июле 1941 года был зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, подчинявшейся 4-му управлению НКВД СССР (начальник управления – П.А.Судоплатов). В ноябре 1941 года в качестве командира разведывательно-диверсионной группы был переброшен за линию фронта. Участвовал в обороне Москвы. В январе 1943 году вторично был направлен в глубокий тыл врага в западные районы Украины и Белоруссии. Действовал там как самостоятельно, так и в составе крупных партизанских отрядов. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения Героя Советского Союза В.А.Карасёва. Под непосредственным руководством А.Н.Ботяна была проведена операция по взрыву немецкого гебитскомиссариата в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР, когда там находилась инспекция из Германии. В результате этой операции 9 сентября 1943 года было уничтожено 80 гитлеровских офицеров. За эту операцию А.Н.Ботян был представлен к званию Героя Советского Союза, но награждён не был. В мае 1944 года по заданию Центра во главе группы из 28 человек совершил переход в Польшу, имея задачу организации разведки расположения и передвижения противника в районе города Кракова. Благодаря хорошему знанию польского языка и культуры местного населения, а также своим организаторским способностям, он сумел организовать взаимодействие и совместные боевые операции с такими разными политическими силами, как части Армии Крайновой, Армии Людовой и крестьянскими Батальонами Хлопскими. Например, им проведена дерзкая операция по захвату совместно с подразделениями Армии Людовой города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены арестованные польские патриоты, захвачено большое количество оружия и снаряжения. Сейчас в городе Илжа установлен памятник героям того славного боя, на котором вместе с именами поляков выбиты имена и советских бойцов группы А.Н.Ботяна. Группе А.Н.Ботяна удалось обосноваться в районе Кракова и развернуть широкую разведывательную и диверсионную деятельность. В конце 1944 года бойцами группы был захвачен инженер-картограф Зигмунд Огарек, этнический поляк, мобилизованный в состав гитлеровской армии и служивший в тыловых подразделениях вермахта. Огарек дал ценные показания о складе взрывчатки в Ягелонском замке, которую предполагалось использовать для уничтожения исторического центра Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец. А.Н.Ботяну удалось внедрить в замок под видом грузчика польского патриота, который установил мину замедленного действия. В разгар наступления Красной Армии утром 18 января 1945 года мина была приведена в действие. Огромный вражеский склад взлетел на воздух. Враг не смог заминировать и уничтожить намеченные к взрыву объекты в Кракове. А 19 января в Краков ворвались передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И.С.Конева. В последние месяцы войны группа А.Н.Ботяна действовала в тылу врага на оккупированной территории Чехословакии. С 1945 года проходил службу в оперативном составе 1-го Управления (внешняя разведка) Наркомата государственной безопасности СССР (с 1946 – Министерство государственной безопасности СССР, с 1954 – Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР). Неоднократно выезжал в заграничные командировки в различные европейские страны для выполнения сложных и ответственных заданий, о которых ещё не пришло время рассказывать. Известно, что в 1940-1950-е годы находился на нелегальной работе в Чехословакии и Федеративной Республике Германии. Привлекался для консультирования сотрудников группы специального назначения «Вымпел». В 1983 году в звании полковника был уволен в отставку по возрасту, но до 1989 года продолжал работать в органах КГБ СССР в качестве гражданского специалиста. В послевоенный период ещё дважды представлялся к званию Героя Советского Союза в 1965 и в 1974 годах, но и тогда награждён не был. Наряду с Героем Украины Е.С.Березняком (1914-2013) и писателем О.А.Горчаковым (1924-2000) стал одним из прототипов главного героя романа Ю.Семёнова «Майор Вихрь» и одноимённого художественного трёхсерийного фильма 1967 года (режиссёр Е.И.Ташков). Указом Президента Российской Федерации № 614 от 9 мая 2007 года за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., полковнику в отставке Ботяну Алексею Николаевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Александр батян разведчик биография. Алексей ботян — легенда, с которой берут пример российские разведчики

Книга Юлиана Семенова и фильм «Майор Вихрь» рассказывают лишь об одном эпизоде войны — о спасении польского Кракова. В основе — подлинные факты из жизни спецслужб. Образ самого героя, бесстрашного советского разведчика, стал собирательным. Однако среди нескольких диверсионных групп, работавших в Кракове в январе 1945-го, отряд лейтенанта Ботяна был признан самым результативным.

ОТ ТЕХ, ЗА КОГО ВОЕВАЛ
Прототип героя фильма «Майор Вихрь» — Алексей Ботян — вот уже который год по весне «уходит» в леса — переезжает на дачу в Любучаны, в Чеховский район. Местные жители и не догадываются, кто живет с ними по соседству. Не потому, что бывший разведчик «шифруется» в силу профессии. Просто он не публичный человек по характеру. Скромность не позволила полковнику госбезопасности, спасшему тысячи жизней в войну и даже целый город — польский Краков, отстоять в свое время заслуженные награды. Дважды представляли Алексея Ботяна к званию Героя Советского Союза, дважды, по каким-то скороспелым решениям, высшую государственную награду заменяли орденом Боевого, а потом — Трудового Красного знамени. Лишь в начале ХХI века восторжествовала справедливость. 9 мая 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал указ о награждении, а затем вручил Алексею Ботяну Звезду Героя России. Спустя 62 года после подвига.

СЛЕД ВИХРЯ
На Вторую мировую войну Алексей попал, когда его родная Виленская губерния, в то время часть Западной Белоруссии, принадлежала Польше. Призвали в польскую армию, служил в ПВО и даже сбил три «юнкерса». Когда в сентябре 1939-го Восточную Польшу заняла Красная Армия, вернулся в свою деревню Чертовичи, ставшую опять белорусской. А перед самым началом Великой Отечественной молодого учителя начальной школы, окончившего педагогические курсы, избранного секретарем комсомольской организации, направили в столичную диверсионно-разведывательную школу НКВД. В ноябре 1941-го в составе спецгруппы Ботян действует в тылу противника в Подмосковье, участвует в обороне Москвы, затем попадает в партизанские соединения Белоруссии и Украины и уже на долгие годы — в Европу.
— Везде участвовал в боях, я же неусидчивый, — рассказывает Алексей Николаевич. — Но за всю войну меня даже не ранило. Везло!
Профессиональные качества кадрового разведчика подтверждены победами в сложнейших многоходовых операциях. В сентябре 1943-го Алексей Ботян организовал взрыв в антипартизанском центре под Житомиром, погубивший более 80 карателей. В январе 1945-го группа разведчиков под началом лейтенанта Ботяна сорвала крупную операцию противника по уничтожению города Кракова. Чудовищный план немцев стал известен Ботяну через оперативную агентуру и «языков». В замке Новы-Сонч находился огромный склад взрывчатки, снабжавший немецкую армию, в том числе и новейшими противотанковыми гранатами — фаустпатронами. Кракову, вместе с другими населенными пунктами, и еще двум плотинам на горных реках уготовано было стать руинами. Агония противника могла стоить жизней тысяч советских солдат и мирного населения. Если бы не английская мина, умело заложенная на складе группой Ботяна.

СУДЬБА РЕЗИДЕНТА
Ботян на белорусском означает Аист. Безукоризненно владел носитель этой парящей фамилии кроме родного русским, польским, немецким и чешским языками. В гуще людей и событий усваивал их легко. Способности передались от отца, уезжавшего перед войной на заработки в Германию, а оттуда на теплоходе в Аргентину. Сын в войну спас Краков, а отец — свою деревню. Ее жителей фашисты хотели сжечь живьем якобы за связь с партизанами, но из числа обреченных смело вышел вперед Николай Ботян и на чистом немецком вступился за стариков и детей. Сумел убедить. О том, что выпало на долю Алексея Ботяна (а мы знаем лишь часть рассекреченного), можно не один сценарий создать. Артистов наверняка заинтересовала бы способность перевоплощаться из одного образа в другой, психологов — сила духа, мотивированная обостренным чувством долга. А сколько профессий освоил сам Ботян почти за 40 лет разведработы! Прежде чем стать «майором Вихрем», побывал зенитчиком и учителем. После войны, «возвратившись» в качестве чешского репатрианта из Западной Украины в Чехословакию, устроился слесарем на железную дорогу, окончил машиностроительный техникум, причем на чешском языке, работал механиком, мастером, потом на урановых рудниках… Были командировки и в другие страны…

ЦЕЛЫЙ МИР ПОМНИТ ИХ В ЛИЦО
Алексей Николаевич не сдается возрасту. Каждую неделю играет с ветеранами в волейбол. Без промаха стреляет по мишени. Встречается со школьниками, кадетами, курсантами. В свое время Ботян участвовал в создании антитеррористического спецподразделения «Вымпел». Недавно уже и правнук Алексей примерил солдатский берет в военно-патриотическом центре. Теперь служит в Президентском полку, и полковник Ботян, глядя на него, вспоминает порой фильм «Офицеры», где вот также внучок-курсант хотел быть похожим на своего деда… Сам он всегда рвался на передовую. В свое время, уже в весьма солидном возрасте, написал рапорт о готовности служить в Афганистане, предложив собственный опыт партизанской работы. Родные запротестовали. Много лет на майские праздники по традиции встречается Алексей Николаевич с ветеранами ОМСБОН — Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, в составе которой ему довелось воевать. Есть еще Партизанская поляна, где собираются ветераны, и Президентский прием в Кремле, куда всегда приглашают боевого разведчика. Когда вручали Ботяну премию Андрея Первозванного, вышел, чтобы поблагодарить за высокую награду, а речь свелась к одному — если Родина позовет, готов снова встать в строй.

Досье
Алексей Николаевич Ботян — советский разведчик, ветеран Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, Герой России, один из спасителей города Кракова. В 1940 году направлен на службу в органы НКВД СССР, в 1941 году окончил разведывательную школу. В июле 1941 года зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, подчинявшейся 4-му управлению НКВД СССР (начальник управления — П. А. Судоплатов). В ноябре 1941 года в качестве командира разведывательно-диверсионной группы переброшен за линию фронта. Участвовал в обороне Москвы. В 1942 году направлен в глубокий тыл врага, в западные районы Украины и Белоруссии. Действовал там как самостоятельно, так и в составе крупных партизанских отрядов. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения Героя Советского Союза Виктора Александровича Карасева.

Вторая Мировая началась для зенитчика, унтер-офицера Алексея Ботяна 1 сентября 1939 года. Родился-то он 10 февраля 1917 года ещё в Российской империи, но в марте 1921 года его малая родина — деревня Чертовичи Виленской губернии — отошла к Польше. Так и стал белорус Ботян польским гражданином.

Его расчёт успел сбить под Варшавой три немецких «Юнкерса», когда Польша как геополитическая единица прекратила своё существование. Родная деревня Ботяна стала советской территорией, стал гражданином СССР и Алексей.

В 1940 году на скромного преподавателя начальной школы обратил внимание НКВД. Владеющий польским как родным бывший унтер-«пилсудчик»… нет, не расстреливается, как враг трудового народа, а вовсе даже наоборот: принимается в разведывательную школу, и в июле 1941 года зачисляется в состав ОМСБОН 4-го управления НКВД СССР.

Так для Алексея Ботяна началась новая война, закончившаяся только в 1983 году — выходом в отставку.

Многие детали этой войны, за подвиги на которой он трижды представлялся к званию Героя Советского Союза, всё ещё секретны. Но и отдельные известные эпизоды говорят об этом человеке многое.

Впервые он оказался в немецком тылу в ноябре 1941 года под Москвой, став командиром разведывательно-диверсионной группы. В 1942 году его направляют в глубокий тыл врага, в районы Западной Украины и Белоруссии.

Под его руководством проводится крупная диверсия: 9 сентября 1943 года в Овруче Житомирской области взорван гитлеровский гебитскомиссариат, причём при взрыве погибли 80 гитлеровских офицеров, включая гебитскомиссара Венцеля и шефа местного антипартизанского центра Зиберта. 140 килограммов взрывчатки вместе с обедами перетаскала Якову Каплюку, завхозу гебитскомиссариата, его жена Мария. Чтобы застраховаться от обысков на входе, она всегда брала с собой двух самых маленьких из четверых своих детей.

После этой операции Каплюки были выведены в лес, а Ботян был впервые представлен к Герою — но получил орден Красного Знамени.

В начале 1944 года отряду приходит приказ переходить в Польшу.

Нужно напомнить: если на украинской земле у советских партизан возникали проблемы с бандеровцами, которые приходилось решать когда переговорами, а когда и оружием, то на польской земле действовали три разные антинацистские силы: Армия крайова («аковцы», формально подчинявшиеся эмигрантскому правительству), Армия людова («аловцы», поддерживались Советским Союзом) и довольно самостоятельные Батальоны Хлопские — то есть крестьянские. Для успешного решения стоящих задач требовалось умение находить общий язык со всеми, и Ботяну это удавалось великолепно.

1 мая 1944 года группа из 28 человек во главе с Ботяном направляется в окрестности Кракова. По пути в ночь с 14 на 15 мая совместно с подразделением АЛ отряд Ботяна принимает участие в захвате города Илжи и освобождает большую группу арестованных подпольщиков.

Алексей Ботян

10 января 1945 года в подорванной штабной машине одна из действовавших в районе Кракова советских разведгрупп обнаружила портфель с секретными документами о минировании объектов в Кракове и соседнем городке Новы-Сонч. Группа Ботяна захватила инженера-картографа, чеха по национальности, который сообщил, что стратегический запас взрывчатки немцы хранят в Королевском (Ягеллонском) замке в Новы-Сонче.

Разведчики вышли на завскладом майора вермахта Огарека. После общения с Ботяном он принял на работу ещё одного поляка, который и пронёс на склад вделанную в сапоги часовую мину. 18 января склад взорвался; погибло и было ранено более 400 гитлеровцев. 20 января в практически целый Краков вошли войска Конева, а на Ботяна ушло второе представление к Герою. (Впоследствии Ботян стал одним из прототипов «Майора Вихря» из одноимённого романа Юлиана Семёнова и снятого по его сценарию телефильма.)

После войны Алексей Ботян становится чехом Лео Дворжаком (чешского языка он не знал; пришлось его энергично осваивать «методом погружения», благо, его легенда объясняла плохое владение «родным» языком) и заканчивает в Чехословакии высшее техническое училище. Там, кстати, он и познакомился с девушкой, которая стала его верной спутницей жизни — ещё не зная о многослойной жизни пана Дворжака.

Послевоенная деятельность разведчика покрыта понятным туманом. По открытым сведениям СВР и скупым («разрешённым») рассказам Ботяна, он выполнял специальные задания в Германии и других странах, работал в центральном аппарате Первого главного управления КГБ СССР, участвовал в создании группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел». А после отставки уже как гражданский специалист ещё шесть лет помогал готовить «молодых специалистов».

Алексей Ботян награждён двумя орденами Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени и Отечественной войны I степени, высокими польскими и чехословацкими наградами. В постсоветской России его наградили орденом Мужества, а в 2007 году Президент Путин вручил ему золотую звезду Героя России.

Сеанс одновременной игры с курсантами Военно-патриотического Клуба «Вымпел», 20.02.2010

Алексей Ботян своими бодростью и оптимизмом до сих пор удивляет всех, кто его знает. Он великолепно играет в шахматы, занимается на велотренажёре, до мельчайших подробностей помнит подробности своей богатой событиями жизни (но, разумеется, не рассказывает о том, о чём рассказывать нельзя). Он гордится тем, что за всё время «работы» его лишь один раз оцарапала по виску вражеская пуля — не оставив даже шрама.

В Службе внешней разведки РФ праздник — коллеги поздравляют легенду отечественных спецслужб Алексея Николаевича Ботяна с юбилеем. 10 февраля ему исполняется 100 лет!

Он родился в деревне Чертовичи, в 78 км от Минска. После польско-советской войны деревня оказалась на территории Польши. 1 сентября 1939-го для белоруса Алексея Ботяна, унтер-офицера зенитного дивизиона Войска польского, началась Вторая мировая. В тот же день его расчёту удалось сбить первый «Юнкерс». «Несколько месяцев повоевал, но советские войска заняли нашу область, не дав захватить её фашистам, и я неожиданно стал гражданином СССР. Преподавал в начальной школе, но в 1940-м меня отправили в Москву на учёбу. А поскольку я знал уже польский, белорусский, русский, немецкий языки, предложили поступить в разведшколу. В ноябре 1941 г. меня перебросили за линию фронта в составе спецгруппы», — вспоминает Алексей Николаевич.

Долгие годы его жизнь была гостайной. Только в XXI в. рассекретили лишь небольшую её часть. И тогда страна узнала, что легендарный майор Вихрь — не выдумка писателя Юлиана Семёнова . У него есть прототип. Правда, не один — польский Краков в 1945-м спасали несколько групп, и образ Вихря — собирательный.

Разведчик А. Ботян, октябрь 1941 г. Фото: Из семейного архива

«Партизан Алёша»

«Весной 1944 г., когда фронт продвигался на Запад, было решено переместить ряд партизанских отрядов и спецгрупп на оккупированную территорию Польши. Моя группа перешла границу в составе отряда батьки Карасева . Меня называли «партизан Алёша», — рассказывает Ботян. У группы была задача обеспечить беспрепятст-венное наступление Красной армии. Они устраивали засады, взрывали поезда. «Нам помогали польские партизаны. В конце 1944 г. моя группа захватила инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта — поляка Зигмунда Огарека . При нём — карты оборонительных сооружений Новы-Сонча. Выяснилось, что в Ягеллонском зам-ке, древней резиденции польских королей, немцы устроили огромный склад боеприпасов. Завезли вагонами взрывчатку, снаряды, фауст-патроны. Насторожило то, что запасы спешно пополнялись. Война шла к концу, и гитлеровцы, чувствовалось, готовили какую-то серьёзную акцию». Немцы собирались заминировать мосты через реку Дунаец, Рожновскую плотину и культурные памятники Кракова, чтобы взорвать при отступлении. «Тогда группа провела операцию по минированию склада. Взрыв в замке прогремел 18 января 1945 г. в 5 часов 20 минут. Так было предотвращено уничтожение Кракова, а по уцелевшим мостам наша армия вошла в город».

Эта и другие операции Алексея Николаевича включены в учебники для подготовки спецподразделений. В архивах Службы внешней разведки немало материалов о диверсиях Алёши. Чего только стоит взрыв штаба СС в Житомир-ской области — уничтожена почти сотня офицеров, собравшихся (ирония судьбы!) на совещание по борьбе с партизанами. «Нам помог человек по имени Яков Каплюк , служивший там истопником. Немцы ему доверяли. Неделями он вместе с женой переправлял в гебитскомиссариат взрывчатку — всего 150 кг. Заложил в 3 местах. Взрыв прогремел в ночь на 9 сентября 1943 г.». Сорвав операцию по зачистке нескольких областей Украины, Ботян сохранил десятки тысяч жизней мирных граждан.

Разведчик

После Победы Центр решил, что из Ботяна получится отличный нелегал. «Мне поставили задачу: в качестве чешского репатрианта “возвратиться” с Западной Украины в Судетскую область, переданную после войны Чехословакии. Там получить образование, сделать карьеру и внедриться в западные спецслужбы, которые проявляли большой интерес к месторождениям урановой руды». Под именем Лео Дворжака Ботян приехал в город Аш. Учился в горном техникуме, устроился на урановую шахту. «В Аше я познакомился с местной красавицей Геленой Винзель . Мы полюбили друг друга и поженились. С помощью чешских связей в урановой отрасли я внедрился в одну из западных спецслужб и стал поставлять информацию».

Карьера разведчика-нелегала чуть было не оборвалась в 1953 г. — Ботяна неожиданно вызвали в Москву. Тогда репрессировали главу 9-го (разведывательно-диверсионного) отдела МВД СССР П. Судоплатова , начали увольнять его подчинённых. Узнав, что у кадрового разведчика жена иностранка, Ботяна тоже уволили. «Пришлось с помощью друзей-разведчиков нелегально переправлять из Чехословакии жену и дочь Ирину . Только тогда Гелена узнала, кто я на самом деле. По советским документам она стала Галиной Владимировной Ботян «. Алексей Ботян устроился метр-дотелем в ресторан «Прага», где ему пригодилось прекрасное знание языков. «А через полтора года, когда улеглись страсти, руководство вернуло меня на службу. Спецподготовку прошла и Галина Владимировна. Мы с женой вернулись в Чехословакию. Операция была продолжена. Затем были командировки в другие страны…»

Но этот период жизни Алексея Николаевича по-прежнему под грифом «Сов. секретно»: в каких странах, под какими именами появлялся советский нелегал, пока рассказывать нельзя. Извест-но лишь, что полковник Ботян «осел» в Союзе в 1985 г. Принимал участие в создании легендарного , передавал опыт. Он, кстати, готовил бойцов, которые в 1979 г. взяли штурмом дворец Амина в Кабуле. «Я сам несколько раз просился на работу в Афганистан — не пустили». Уволился Ботян в 1989 г.

Герой

Заслуги разведчика не сразу были оценены по достоинству. Алексея Николаевича дважды представляли к званию Героя Советского Союза. Но оба раза вместо звезды давали орден Красного Знамени: начальство смущало его недолгое унтер-офицерство в польской армии. Справедливость восторжествовала только 10 мая 2007 г.: указом Президента РФ полковнику в отставке Алексею Ботяну присвоили звание Героя России. Вручая ему «Золотую Звезду», Владимир Путин сказал: «Красивейший город Европы — древний Краков был сохранён для Польши и для всей мировой культуры во многом благодаря вашему личному мужеству».

Так долго Звезда искала его. Фото: Служба внешней разведки

«Ещё несколько лет назад, пока ноги позволяли, я минимум раз в неделю встречался с младшими товарищами по службе. Мы играли в волейбол и настольный теннис. А в шахматы я до сих пор люблю играть». Ботян не сдаётся годам: ещё в 95, приехав на встречу с бойцами одного из десантных подразделений, он из пистолета настрелял в тире 29 очков из 30 возможных! Вот и своё 100-летие Алексей Николаевич встречает в боевом настроении, словно подтверждая тезис, что «бывших разведчиков не бывает».

Польский период

Алексей Николаевич Ботян вырос в крестьянской семье, проживавшей на территории Западной Белоруссии, которая в марте 1921 года отошла к Польше. По окончании школы был призван в польскую армию, в составе которой, командуя расчётом зенитного орудия, в сентябре 1939 года участвовал в боях с немцами. Под Варшавой сбил три самолёта «Юнкерс».

Когда восточные районы Польши заняли советские войска, стал гражданином СССР, преподавал в начальной школе.

  • В 1940 году направлен на службу в органы НКВД СССР, в 1941 году окончил разведывательную школу. В июле 1941 года зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, подчинявшейся 4-у управлению НКВД СССР (начальник управления — П. А. Судоплатов).
  • В ноябре 1941 года в качестве командира разведывательно-диверсионной группы переброшен за линию фронта. Участвовал в обороне Москвы .
  • В 1942 году направлен в глубокий тыл врага в западные районы Украины и Белоруссии. Действовал там как самостоятельно, так и в составе крупных партизанских отрядов. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения Героя Советского Союза Виктора Александровича Карасёва.

Под его непосредственным руководством проведена операция по взрыву немецкого гебитскомиссариата в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР, когда там находилась инспекция из Германии. В результате этой операции 9 сентября 1943 года уничтожено 80 гитлеровских офицеров. За эту операцию Алексей Ботян представлен к званию Героя Советского Союза, но тогда награждён не был.

  • В мае 1944 года по заданию Центра во главе группы из 28 человек совершил переход в Польшу , имея задачу организации разведки расположения и передвижения противника в районе города Кракова .

Благодаря хорошему знанию польского языка и культуры местного населения, а также своим организаторским способностям, Алексей Ботян сумел организовать взаимодействие и совместные боевые операции с такими разными политическими силами, как части Армии Крайновой, Армии Людовой и крестьянскими Батальонами Хлопскими. Например, им проведена дерзкая операция по захвату совместно с подразделениями Армии Людовой города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены арестованные польские патриоты, захвачено большое количество оружия и снаряжения. Сейчас в городе Илжа установлен памятник героям того славного боя, на котором вместе с именами поляков выбиты имена и советских бойцов группы А. Н. Ботяна. Группе Алексея Ботяна удалось обосноваться в районе Кракова и развернуть широкую разведывательную и диверсионную деятельность. В конце 1944 года бойцами группы был захвачен инженер-картограф Зигмунд Огарек, этнический поляк, мобилизованный в состав гитлеровской армии и служивший в тыловых подразделениях вермахта. Огарек дал ценные показания о складе взрывчатки в Ягелонском замке, которую предполагалось использовать для уничтожения исторического центра Кракова, Рожновской плотины и мостов черех реку Дунаец. Алексею Ботяну удалось внедрить в замок под видом грузчика польского патриота, который установил мину замедленного действия. В разгар наступления Красной Армии утром 18 января 1945 года мина была приведена в действие. Огромный вражеский склад взлетел на воздух. Враг не смог заминировать и уничтожить намеченные к взрыву объекты в Кракове. А 19 января в Краков вошли передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева .

  • В последние месяцы войны группа Алексея Ботяна действовала в тылу врага на оккупированной территории Чехословакии.
  • С 1945 года проходил службу в оперативном составе 1-го Управления (внешняя разведка) Наркомата государственной безопасности СССР (с 1946 года — Министерство государственной безопасности СССР, с 1954 года — Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР).

Неоднократно выезжал в заграничные командировки в различные европейские страны для выполнения сложных и ответственных заданий, о которых ещё не пришло время рассказывать. Привлекался для консультирования сотрудников группы специального назначения «Вымпел».

  • В 1983 году в звании полковника уволен в отставку по возрасту
  • До 1989 года продолжал работать в органах КГБ СССР в качестве гражданского специалиста.

Владеет немецким, польским и чешским языками. Жена — Галина Владимировна, урождённая Гелена Гинцель (чешка).

Указом Президента Российской Федерации от 10 мая 2007 года «за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» полковнику в отставке Ботяну Алексею Николаевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Живёт в Москве.

Награды

  • Герой Российской Федерации (10 мая 2007 года)
  • Орден Мужества
  • Два ордена Красного Знамени
  • Орден Отечественной войны I степени
  • Орден Трудового Красного Знамени
  • Орден Виртути Милитари (Польша)
  • Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени
  • Другие медали России, СССР, Польши
  • Почётный сотрудник госбезопасности

Советский разведчик, Герой России Алексей Ботян, в годы войны внесший большой вклад в ликвидацию фашизма и спасение огромного числа мирных жителей, отмечает сегодня свой столетний юбилей, передает .

Самой известной операцией, проведенной Ботяном, считается спасение Кракова от уничтожения фашистами в 1945 году. Он стал прототипом главного героя книги Юлиана Семенова (и одноименного фильма) «Майор Вихрь», посвященной тем событиям.

«Алексей Николаевич Ботян родился 10 февраля 1917 года в крестьянской семье в деревне Чертовичи на исконно белорусских землях, которые в 20‑х годах прошлого века поляки считали своими. После окончания школы он был призван в польскую армию, в составе которой, командуя расчетом зенитного орудия, с первых чисел сентября 1939 года участвовал в сражениях с гитлеровскими оккупантами. В боях под Варшавой в сентябре 1939 года Ботян сбил три немецких самолета», – говорится в публикации.

После воссоединения Белоруссии он стал гражданином СССР. Затем был направлен на учебу в разведшколу НКВД. Ее окончание совпало с началом Великой Отечественной войны.

Во время сражения за Москву Ботян участвовал в различных операциях в тылу у немцев. Позже в составе партизанского отряда воевал на территории Украины, Белоруссии, Польши и Чехословакии.

«В ноябре 1943 года, уже в качестве командира разведывательно-диверсионной группы, Ботян работал в глубоком тылу врага в западных районах Украины и Белоруссии. На его счету взрыв штаба СС в Житомирской области Украины – при этом была уничтожена почти сотня офицеров, карателей, по иронии судьбы собравшихся на совещание по борьбе с партизанским движением. Сорвав стратегическую операцию по «зачистке» нескольких областей Украины, Ботян сохранил десятки тысяч жизней мирных жителей», – говорится в материале.

Затем его группа была направлена в район польского города Кракова. Там ему удалось добыть совершенно секретные планы немецкого командования по уничтожению города на случай подхода советских войск.

В конце 1944 года моя группа захватила инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта, поляка Зигмунда Огарека. При нем были карты оборонительных сооружений Новы-Сонча, где находился огромный склад взрывчатки и вооружений, в том числе предназначенной для уничтожения исторического центра Кракова, плотины и мостов,

– рассказал Ботян.

Огарек согласился сотрудничать с советским разведчиком. Выяснилось, что у него был на связи поляк, который служил в вермахте и имел чин гауптмана.

Вот он и внес на склад английскую мину замедленного действия, положил ее между штабелями фауст-патронов и взрывчатки. Взрыв прогремел 18 января 1945 года рано утром. Он был такой силы, что погибло человек 400 немцев, которые приехали туда за боеприпасами. Тем самым мы обезоружили немцев. Советская армия, по сути, без лишних боев смогла войти в Краков, и его удалось спасти,

Сказал разведчик.

За все время войны он ни разу не был ранен.

Бог хранил меня, наверное, какая-то звезда надо мной есть. Помогло очень сильно то, что я был очень выносливым — мог по 40 километров за день по горам пройти и людей таких же подбирал себе в команду.

После войны Ботян продолжал служить в разведке. В отставку вышел в звании полковника.

За время службы неоднократно награждался боевыми орденами и медалями. В мае 2007-го ему было присвоено звание Героя России.

«В канун знаменательного события Алексей Николаевич бодр и весел. Активно готовится отметить своё 100-летие в кругу родных и близких, коллег по службе», – сообщили агентству в Службе внешней разведки РФ.

Спасший Краков от уничтожения в 1945 году разведчик Алексей Ботян отмечает 101-летие

В октябре 1939 года получил гражданство СССР, преподавал в школе. Ушел на фронт с парада 1941 года на Красной площади, участвовал в обороне Москвы, проводя рейды по тылам немецких войск в районе Яхромы. В 1942 года прошел специальную подготовку и с января 1943 года принимал участие в «рельсовой войне» — уничтожении коммуникаций и линий связи в тылу противника. В составе оперативной партизанской группы «Олимп» прошел с боями по территории Украины, Белоруссии, Польши и Чехословакии.

После войны 40 лет служил в центральном аппарате внешней разведки, консультировал сотрудников спецподразделения «Вымпел». Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, нагрудным знаком «Почетный сотрудник госбезопасности». Владеет немецким, польским и чешским языками. Был женат на Гелене Гинцель (чешка). У него дочь, внучка и правнуки.

Операция под Краковым

Одной из самых известных в биографии Алексея Ботяна стала операция по освобождению польского Кракова зимой 1945 года. Разведчикам удалось обнаружить и 18 января 1945 года уничтожить в Ягелонском замке (Новы-Сонч, Краковское воеводство) склад взрывчатки, предназначенной для минирования культурных памятников Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец.

Операции советских разведчиков, сорвавших секретный план гитлеровцев по уничтожению одного из красивейших городов Европы — Кракова, была посвящена кинолента «Алексей Ботян. Как мы освобождали Польшу». Лишь 9 мая 2007 года указом президента России Владимира Путина Алексею Ботяну было присвоено звание Героя России. В районе городка Илжи, где в ходе операции в годы войны из тюрьмы были освобождены несколько сот польских патриотов, был установлен обелиск действовавшим в тех местах польским партизанским отрядам, где выбито и имя лейтенанта Алеши Ботяна.

Алексею Ботяну был посвящен алмаз в 100,45 карата.

Получая в 2013 году общественную премию апостола Андрея Первозванного «Вера и верность», он призвал молодое поколение всегда с надеждой смотреть в будущее, несмотря на самые сложные жизненные обстоятельства. В интервью издающейся в ФРГ газете «Русская Германия» в 2009 году он сказал, что ему тяжело видеть негативное отношение Польши к России. Он напомнил, что именно Советский Союз спас восточноевропейские страны от фашизма, а для поляков по генеральному планы нацистов «Ост» планировалась их быстрая и полная германизация, в Польше были расстреляны видные политические деятели, закрыты все высшие и средние учебные заведения и созданы шесть лагерей смерти. Разведчик добавил, что особым подарком для него стала благодарность поляков, которые разговаривали с ним летом 2008 года во время съемок в Польше фильма «Счастье разведчика».