Ютландское морское сражение

31 мая 1916 года британский и немецкий флоты сошлись в генеральном сражении, позже названное Ютландским.
Главные события Первой мировой войны происходили на суше — в том числе потому, что Великобритания и Германия, построившие мощнейшие линейные флоты, долгое время не решались помериться силами в генеральном бою. Не были они готовы к этому и 31 мая 1916 года — обе стороны рассчитывали поймать оппонента в ловушку.
У кого больше?
Почти 20-летняя «морская гонка» между Германией и Великобританией сделала основных участников обладателями крупнейших в мире линейных флотов, но если для Великобритании морское могущество было привычным, то для Германии оно было новым состоянием. Первая мировая война должна была выявить победителя гонки, однако при том что конфликт быстро стал масштабным, покрыв Европу линиями фронта от Северного моря до швейцарской границы и от Балтийского моря до Румынии, столь же быстро стало понятно, что на море бросаться в атаку «с шашкой наголо» не готова ни одна из сторон.
Растущее превосходство англичан во многом предопределяло тактику обеих сторон в Северном море. Германский Флот открытого моря искал счастья в набеговых операциях линейных крейсеров против британского побережья и судоходства в Северном море, рассчитывая на выход из базы части сил противника, которую можно будет заманить в ловушку и уничтожить, тем самым скорректировав неблагоприятное соотношение сил. В том случае, если часть оказалась бы слишком сильной, немцы должны были отойти. Англичане, в свою очередь, надеялись однажды выманить из базы весь Флот открытого моря (или, во всяком случае, его значительную часть), чтобы, уничтожив противника, радикально решить вопрос о господстве на море.


Линейный крейсер «Инвинсибл»

Весьма ценным опытом для немцев стало столкновение у Доггер-банки в январе 1915 года. Британский 343-миллиметровый снаряд вывел из строя обе кормовые башни линейного крейсера «Зейдлиц» с четырьмя 280-миллиметровыми орудиями. Пожар перекинулся на погреба боезапаса, однако взрыва не произошло, и корабль вернулся домой, потеряв погибшими 159 человек из 1068 экипажа.
По итогам работы комиссии, расследовавшей причины произошедшего, в конструкцию систем подачи боезапаса к орудиям главного калибра на германских линкорах и линейных крейсерах были внесены изменения: шахты снарядного и порохового элеваторов снабдили автоматически закрывающимися дверями, а подачу пороховых зарядов начали осуществлять в огнестойкой укупорке из меди, резины и кожи. Исключить пожары полностью эти меры не могли, но вероятность взрыва или выгорания погребов боезапаса снизилась многократно.
Королевский флот, избежавший попадания в башни и системы подачи боезапаса, подобного опыта не получил — и это серьезно сказалось на ходе предстоящего генерального сражения, о котором ни одна из сторон в январе 1915 года еще не подозревала.
Не ссорьтесь с дешифровщиками
Очередная операция немецкого Флота открытого моря, намеченная на 17-18 мая 1916 года, не предусматривала сражения с главными силами противника. Немцы готовились к очередной набеговой операции линейных крейсеров на побережье северо-восточной Англии, надеясь вытянуть в море часть сил британского Гранд-флита, выманив противника на свои главные силы. На случай выхода из баз главных сил противника немцы планировали разведку дирижаблями, которые позволили бы вовремя уйти, если противник выведет в море превосходящие силы.

Кроме того, у побережья Британии была развернута завеса подводных лодок. Начать операцию в срок, однако, не удалось: ремонтники лишь 22 мая 1916 года закончили работы на уже знакомом нам «Зейдлице», который в конце апреля получил очередные повреждения, подорвавшись на мине. Начинать операцию без одного из лучших линейных крейсеров с отличным экипажем командовавший Флотом открытого моря адмирал Рейнгард Шеер не хотел. Окончательно «Зейдлиц» был готов к выходу 28 мая, но к этому времени испортилась погода, и использовать дирижабли стало невозможно.
К выходу в море, однако, было все уже готово, а подлодки, развернутые на позиции заранее, 1 июня должны были отправиться домой из-за исчерпания запасов, и Шеер просто решил изменить рисунок операции. Теперь план предусматривал выход линейных крейсеров к проливу Скагеррак для нарушения коммерческого судоходства. Конечной целью оставалось то же самое выманивание противника, однако изменение географического положения позволяло англичанам подойти только с запада, и разведку на этом направлении предполагалось осуществлять силами эсминцев и легких крейсеров.
Англичане, в свою очередь, планировали собственную операцию по выманиванию немцев в сражение: две крейсерские эскадры должны были пройти проливами Скагеррак и Каттегат, дойти до пролива Зунд и вернуться обратно, заставив линейные крейсера немцев клюнуть на приманку. Захлопнуть ловушку для Франца Хиппера должны были главные силы Гранд-флита.
В итоге к концу мая 1916 года в готовности «к бою и походу» находились главные силы флотов с обеих сторон. Из 32 наличных британских дредноутов в готовности находились 28 кораблей: вступивший в строй 25 мая «Ройял Соверен» еще не достиг боевой готовности, а «Куин Элизабет», «Эмперор оф Индиа» и родоначальник класса, со вводом которого в строй десятью годами ранее гонка вышла на финишную прямую, — Корабль Его Величества «Дредноут» — находились в ремонте. В ремонте находился и линейный крейсер «Австралия». Из списка главных сил немцев исключались линкоры «Кёниг Альберт», находившийся в ремонте из-за проблем с силовой установкой, и новейший «Байерн», вошедший в строй двумя месяцами ранее и проходивший боевую подготовку на Балтике.


Дэвид Битти Рейнхард Шеер

Готовясь к операции, немцы принимали меры маскировки — режим радиомолчания не вводился, чтобы притихший эфир не выдал факта подготовки, но ряд позывных менял хозяев. Так, позывной DK, принадлежавший флагманскому кораблю Шеера, линкору «Фридрих дер Гроссе», передавался береговой радиостанции. Кроме того, сообщения получали второй уровень шифрования, что осложняло их чтение даже несмотря на то, что англичане знали основной немецкий шифр.
Подготовку немцев британцы, однако, заметили, а факт передачи позывных немецкого флагманского корабля береговой станции был еще раньше зафиксирован «40-й комнатой», но вскрыть выход в море «Фридриха дер Гроссе» и главных сил флота англичане не смогли: натянутые отношения между криптографами «40-й комнаты» и оперативным отделом Адмиралтейства привели к тому, что на запрос о местонахождении позывного DK дешифровщики ответили «DK находится в Яде» (бухта Яде, на берегу которой расположен город и военно-морская база Вильгельмсхафен), не уточняя принадлежности самого позывного.

Фигуры на доске
Утром 31 мая 1916 года англичане полагали, что им придется иметь дело с авангардом Хохзеефлотте — 1-й и 2-й разведывательными группами под общим командованием начальника разведывательных сил контр-адмирала Франца Хиппера. О том, что в море вышли и главные силы под общим командованием Шеера, они пока не догадывались.
Общий расклад выглядел следующим образом: адмирал сэр Джон Рашуорт Джеллико, командовавший Гранд-флитом, имел под своим началом три боевые эскадры (по порядку строя 2-я, 4-я и 1-я), включавшие шесть дивизий линейных кораблей — в общей сложности 24 единицы, включая не входивший в состав ни одного из соединений флагманский линкор «Айрон Дюк».
Главные надежды, однако, возлагались на пятую боевую эскадру контр-адмирала Хью Эван-Томаса. Она включала всего четыре корабля, в отличие от первых четырех соединений, но это были новейшие быстроходные линкоры типа «Куин Элизабет», отлично забронированные, вооруженные 381-миллиметровой артиллерией главного калибра и развивавшие полный ход в 24 узла, что на три узла превышало максимальную скорость колонны главных сил. На них возлагалась особая задача: за счет высокой скорости они должны были сопровождать более быстроходные линейные крейсеры Дэвида Битти, обеспечивая ему подавляющее огневое превосходство над немецким авангардом Франца Хиппера, а заодно страхуя слабозащищенные линейные крейсеры на случай внезапного появления главных сил немцев. При встрече главных сил они должны были играть роль «быстроходного крыла» Гранд-флита, обеспечивая охват «головы» неприятельского строя.


«Великолепные кошки»: линейные крейсеры «Лайон», «Принцесс Ройял» и «Нью Зиланд»

Основу построения британского авангарда под командованием Битти, помимо приданой ему 5-й боевой эскадры, составляли 1-я и 2-я эскадры линейных крейсеров в составе пяти кораблей. Сам Битти по прежнему держал флаг на линейном крейсере «Лайон», формально, как и «Айрон Дюк», не входившем в состав ни одного соединения. Третья эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Хораса Худа в составе еще трех кораблей была придана Гранд-флиту и должна была перейти под начало Битти после встречи с противником.
В общей сложности в бой шли 42 тяжелых корабля Королевского Флота, сопровождаемые 109 крейсерами, эсминцами и вспомогательными кораблями. Огневая мощь главных сил составляла 272 орудия: 48 381-миллиметровых, 10 356-миллиметровых, 110 343-миллиметровых и 104 305-миллиметровых. Вес бортового залпа британских кораблей составлял 150,76 тонны.

Линейный корабль «Бархэм»

Главные силы Хохзеефлотте выглядели куда скромнее: боевая линия состояла из двух эскадр (3-й и 1-й), включавших четыре дивизии линейных кораблей и, так же как у британцев, не входивший формально в состав ни одного из соединений флагманский корабль «Фридрих дер Гроссе». Авангард Франца Хиппера, состоящий из двух разведывательных групп, насчитывал пять линейных и пять легких крейсеров.
Кроме того, в последние сутки перед выходом Рейнгард Шеер приказал включить в состав Флота открытого моря 2-ю эскадру линейных кораблей, состоявшую из шести броненосцев-додредноутов, чтобы отчасти скомпенсировать превосходство англичан в тяжелых орудиях. Оборотной стороной была низкая скорость хода и малая защищенность устаревших линкоров, которые скорее стесняли действия главных сил флота. В общей сложности немцы выставили в бой 27 тяжелых кораблей, вооруженных 200 орудиями — 128 305-миллиметровых и 72 280-миллиметровых. Вес германского бортового залпа составлял 60,88 тонны. В сопровождении легких сил шли 11 легких крейсеров и 61 эсминец. Общее соотношение по числу вымпелов составляло 151 против 99 в пользу британцев.

Свои козыри, впрочем, были и у немцев: их линкоры, за исключением устаревших кораблей второй эскадры, были лучше защищены, чем английские «одноклассники», имели более рациональное деление на водонепроницаемые отсеки, а экипажи немцев отличались отменной артиллерийской подготовкой.
Битва авангардов
Так же, как и англичане, немцы «проспали» выход главных сил противника: подводные лодки заметили одну из эскадр линейных крейсеров и восемь линкоров, но в штабе Шеера в условиях дефицита времени и недостатка информации по-прежнему считали, что в море находится лишь часть британских сил. После полудня 31 мая немецкая 1-я разведывательная группа двигалась курсом 347° на скорости 16 узлов. Легкие крейсеры 2-й разведгруппы образовали дугу на расстоянии 8 миль от флагманского линейного крейсера «Лютцов».
Британский авангард в это время шел противолодочным зигзагом генеральным курсом 86° и средней скоростью в 18 узлов. В 14:00 англичане повернули на север и пошли на сближение с главными силами Гранд-флита. Расстояние между крайними кораблями поисковых групп составляло 16 морских миль. В хорошую погоду этого было бы достаточно для обнаружения противника по дымам.
Погода по-прежнему оставалась плохой, и противники легко могли не заметить друг друга, если бы не датский пароход N J Fjord, оказавшийся между ними. Немецкий легкий крейсер «Эльбинг» первым заметил нейтральное судно, на досмотр были отправлены два эсминца. Когда остановившийся пароход стравливал пар, это заметили на британском легком крейсере «Галатея».

Бой начался в 14:28 с перестрелки легких сил разведывательных соединений. Главные силы авангардов в это время маневрировали, стремясь занять лучшую позицию, при этом обе стороны ошибались, то неверно интерпретируя сигналы, то не получая их вовсе. Так, переданный в 14:32 флажный сигнал Битти о повороте на противника курсом на юго-запад, не был замечен 5-й боевой эскадрой, которая продолжала идти на север еще восемь минут, повернув только после сигнала прожектором.
На борту «Лютцова» сначала решили, что перед ними главные силы противника, неверно прочитав сообщение с «Эльбинга», и немецкие линейные крейсера повернули на запад. Затем, удостоверившись, что обнаружены только легкие крейсера англичан, командующий немецким авангардом повернул на север. Обстановку с обеих сторон в этот момент лучше всего иллюстрирует фраза Хиппера, сказанная им в минуту очередного затишья: «Готов биться об заклад, что когда-нибудь ученые крысы из военно-морской академии будут ломать голову, пытаясь понять: что мы думали? А ничего мы не думали. Думать было некогда».
Линейные крейсеры обнаружили друг друга почти одновременно — между 15:20 и 15:24, а в 15:48, после очередной серии взаимных маневров, немцы открыли огонь с дистанции 8,4 морских мили. Обе боевые линии двигались в направлении на юг-юго-восток постепенно сходящимися курсами, что дало название этой фазе боя — «Бег на юг». Несмотря на численное превосходство англичан — шесть линейных крейсеров (1-я и 2-я эскадры плюс «Лайон») и существенное превосходство в весе залпа — немцы первыми добились видимого результата: в 16:03, после двух подряд залпов линейного крейсера «Фон дер Танн», накрывших британский «Индефатигебл», он, потеряв управление, выкатился из строя и спустя несколько секунд взорвался. Вместе с кораблем погибли 1017 матросов и офицеров. Спасти удалось двоих.

Такая же судьба едва не постигла флагманский «Лайон», получивший три 305-миллиметровых снаряда с «Лютцова». Один из этих снарядов пробил броню башни «Q» главного калибра, вызвав пожар, в результате которого погибли все 106 человек расчета башни. От взрыва корабль спас погибший на своем посту командир башни, майор королевской морской пехоты Фрэнсис Харви. Смертельно раненый артиллерист успел отдать приказ закрыть двери погреба и затопить его. Серьезные повреждения получил также «Тайгер»: получив девять 280-миллиметровых снарядов с «Мольтке», он лишился двух из четырех башен главного калибра.


Линейный корабль «Фридрих дер Гроссе»

После гибели «Индефатигебла» противники на короткое время разошлись, но вскоре на помощь Битти подошла отставшая сначала 5-я боевая эскадра, и британцы возобновили сражение, имея теперь весомый козырь в виде сверхмощных 381-миллиметровых орудий и тяжелой брони новейших линейных кораблей. Период между 16:10 и 16:30 был весьма тяжелым для немцев: шедший концевым «Фон дер Танн», первенец линейных крейсеров Хохзеефлотте, подвергался обстрелу одновременно двух линкоров с 381-миллиметровыми орудиями — «Малайи» и «Уорспайта» и с линейного крейсера «Нью-Зиланд». Еще два линкора — «Бархэм» и «Вэлиент» совместно с линейным крейсером «Тайгер» обстреливали «Мольтке».
Несмотря на устрашающие характеристики будущих «звезд» Второй мировой, подключение 5-й боевой эскадры большого успеха англичанам не принесло: умелое маневрирование двух концевых линейных крейсеров Хиппера и плохая видимость спасли их от фатальных последствий. Вместе с тем британцам удалось выбить две из четырех орудийных башен «Фон дер Танна». Однако немцы вновь добились решительного успеха: между 16:21 и 16:26 «Зейдлиц», а затем «Дерфлингер» провели серию попаданий в «Куин Мэри». Корабль последовал за «Индефатигеблом»: взрыв погребов боезапаса уничтожил линейный крейсер, на борту которого погибли 1266 человек экипажа, в том числе 57 офицеров; 20 человек удалось спасти эсминцам эскорта.
Битти, стоя на мостике «Лайона», прокомментировал гибель «Куин Мэри»: «Четфилд! Что-то не то сегодня происходит с нашими чертовыми линейными крейсерами, вам так не кажется?» — обратился он к командиру своего флагманского корабля.
В это же время в бой с обеих сторон вступили эсминцы, получившие приказ о торпедной атаке кораблей противника, однако ни немцы, ни англичане успеха в этом начинании не добились, потеряв по одному эсминцу с каждой стороны. Тяжелые корабли, своевременно сманеврировав, уклонились от торпед. В следующей атаке, однако, одна из торпед англичан поразила «Зейдлиц», что привело к затоплению его носовых отсеков, однако водонепроницаемые переборки выдержали, и первое время немецкий корабль продолжал держать строй, сохраняя ход 19 узлов.
В это время к месту боя подошли главные силы Флота открытого моря, и соотношение сил изменилось в пользу немцев. В 16:40 линейные крейсеры англичан легли на обратный курс, при этом флажный приказ снова был не замечен 5-й боевой эскадрой, которая еще почти 15 минут продолжала перестрелку с кораблями Хиппера и уворачивалась от торпед. В 16:54 на кораблях Эван-Томаса заметили приближающиеся главные силы немцев, и 5-я эскадра отвернула на север, вслед за понесшими потери линейными крейсерами Битти. «Бег на юг» завершился.

Бой главных сил
«Бег на юг» сменился «бегом на север», промежуточной фазой сражения продолжительностью в 1 час 20 минут, в которой немецкие главные силы и авангард, объединившись, преследовали линейные крейсера Битти и 5-ю боевую эскадру. В это время стороны не понесли потерь в больших кораблях, а попадания были относительно редки: условия видимости оставляли желать лучшего. В 17:30 к англичанам присоединилась 3-я эскадра линейных крейсеров Хораса Худа, поднявшего свой флаг на «Инвинсибле». Ухудшавшаяся видимость мешала оценить обстановку, и между 17:40 и 18:15 обе стороны практически не представляли своего взаимного расположения.
К 18:15 англичане начали формирование боевого порядка главных сил, перестроившихся в линию из 24 дредноутов. Линейные крейсера Битти, число которых с присоединением эскадры Худа возросло с четырех уцелевших в первой фазе боя до семи, и 5-я боевая эскадра заняли место впереди колонны главных сил. К этому моменту Рейнгард Шеер понял, что имеет дело с Гранд-флитом в полном составе, и начинает разворот, пытаясь выйти из боя в западном направлении. Этот маневр завершится к 18:40. Если бы немцы продолжили следовать прежним курсом на северо-восток, это привело бы к охвату головы колонны и постепенному выбиванию немецких кораблей сосредоточенным огнем значительно более мощного противника.
Перестроение англичан также завершилось к 18:40, но уже в 18:20 артиллерийская дуэль возобновилась — и первыми участниками вновь оказались линейные крейсеры. В этот момент англичане добились успеха: между 18:20 и 18:37, получив несколько результативных попаданий, из строя вышел флагманский корабль Хиппера — линейный крейсер «Лютцов». Сгустившиеся тучи благоприятствовали англичанам, находившимся на затемненной стороне горизонта.
В 18:30 тучи внезапно разошлись, и солнце осветило линейный крейсер «Инвинсибл». Три залпа «Лютцова» дали одно попадание, поразившее башню главного калибра, и третий за день линейный крейсер Королевского флота исчез в облаке взрыва. Вместе с ним погибли 1026 человек во главе с адмиралом Худом. Из воды удалось поднять только шесть человек. Корпус корабля разломился пополам, носовая и кормовая часть крейсера какое-то время возвышались над водой, уперевшись в дно — глубины в этом месте были небольшими.
За 10 минут до того огонь германских линкоров отправил на дно «Дифенс» — британский броненосный крейсер с 234-миллиметровой артиллерией главного и 190-миллиметровой — вспомогательного калибра, пытавшийся добить понесший тяжелые повреждения и обездвиженный немецкий легкий крейсер «Висбаден». Разделив судьбу своих линейных собратьев, «Дифенс» взорвался. Тяжелые повреждения получил и еще один броненосный крейсер — «Уорриор», который затонет по пути домой.


Разломившийся корпус «Инвинсибла»

Попадания получили и другие корабли: повреждения от огня британских линкоров понесли «Кениг», «Зейдлиц», «Дерфлингер», линкоры «Маркграф» и «Гроссер Курфюрст». Контр-адмирал Хиппер покинул уходящий в сторону базы поврежденный «Лютцов» и перешел со своим штабом на «Мольтке».
Окопная война в море
После 18:40 противники почти потеряли друг друга из виду, при этом Джеллико, сосредоточивший наконец все свои силы, не рисковал броситься в погоню, предполагая, что немцы поставили мины на мелководье восточной части Северного моря. Британский флот разворачивается на юг в надежде отрезать уходящего на запад противника от баз. После битвы это решение Джеллико будут жестко критиковать, фактически повесив на командующего всех собак за упущенную возможность нагнать и расстрелять главные силы противника. Особенно будет усердствовать Битти, который после боя с тяжелыми потерями окончательно укрепился в роли героя, каким предстал перед публикой уже после Доггер-банки.
Однако немецкий командующий принимает труднообъяснимое решение: в 18:55 вновь разворачивается на восток, фактически следуя в середину британской колонны. Джеллико выпадает второй шанс: в 19:10-19:12 британские линкоры вновь увидели цель и открыли огонь по германским линейным крейсерам. В этот период наиболее тяжелые повреждения получает «Дерфлингер», потерявший две башни из четырех и десятки человек убитыми — но без взрывов, благодаря усовершенствованиям, внесенным после боя у Доггер-банки.
В 19:18 Шеер, поняв свою ошибку, решает отходить, при этом линейные крейсеры, пострадавшие сильнее всего, — «Фон дер Танн» потерял выведенными из строя все четыре башни главного калибра, но остался в строю, чтобы отвлекать на себя огонь противника — прикрывали отход всего флота. От серьезных потерь немцев спасла атака эсминцев — уклоняясь от торпед, британские линкоры отходили, увеличивая дистанцию. Выходя из атаки, эсминцы ставили дымовую завесу, и к 19:31 противники вновь потеряли друг друга из виду.
Преследовать немцев отправился Битти, в 19:45 давший направление на противника, однако противоречивые сигналы командующего линейными крейсерами и командира 2-й эскадры легких крейсеров коммодора Гуденафа сбили штаб Джеллико с толку: во-первых, на карте появлялись два разных направления на противника, во-вторых — в сгустившейся тьме не было ясно, где именно находится Битти, как и немцы, исчезнувший со своими кораблями в облаках, тумане и лохмотьях дымовой завесы. С этого момента бой вступает в стадию доигрывания, а весь день начинает напоминать стычки того же периода на сухопутных фронтах: малые результаты, оплачиваемые совершенно несоразмерными потерями.
Поздним вечером контакт восстанавливался еще несколько раз, однако полной картиной не располагал никто. В 20:40 немецкие главные силы были замечены в последний раз, но Джеллико не решился их преследовать: в 21:07 заходило солнце, после чего должна была наступить безлунная ночь. В такую погоду поиск противника в районе предполагаемых минных заграждений и возможных действий подлодок становился авантюрой. Уже после полуночи внезапно выйти на главные силы немцев удалось броненосному крейсеру «Блэк Принс», он был тут же расстрелян с минимальной дистанции дредноутом «Тюринген» и погиб со всем экипажем.
Главная работа в этот период выпала на легкие силы — эсминцы с обеих сторон начали поиск противника, надеясь выйти в торпедную атаку. Успех в большей степени благоприятствовал англичанам, сумевшим в два часа ночи торпедировать старый линкор додредноутного типа «Поммерн». В течение ночи главные силы противника, как стало ясно позднее, несколько раз оказывались на небольшом расстоянии друг от друга, но видимость не позволяла достичь результатов. К утру Шеер принял решение возвращаться: тяжелые повреждения кораблей 1-й разведывательной группы и расход боезапаса на линкорах не позволяли надеяться на возобновление боя.

Джеллико, напротив, надеялся попытать счастья вновь, но обнаружить противника уже не смог. В 3:30 1 июня немецкий флот втянулся в протраленный фарватер в минном заграждении у Хорнс-рифа. «Лютцов», с полностью затопленным носом, потерял возможность двигаться и был добит своими эсминцами, предварительно снявшими с борта линейного крейсера более 1250 человек экипажа. «Зейдлиц», несмотря на тяжелейшие повреждения, сумел добраться до базы, по пути дважды сев на мель. К четырем часам утра Джеллико получил радиограмму, где на основании работы «комнаты 40» ему сообщали зафиксированные координаты главных сил немцев близ Хорнс-рифа на 2:30. С этого момента прошло, однако, уже полтора часа, и Джеллико оставалось лишь констатировать возвращение противника на базу.
Крупнейшая в истории морская битва, в которой противники еще видели друг друга, завершилась тягостным недоумением, которое обе стороны поспешили развеять заявлениями о своей победе. Немцы напирали на большие потери противника: британцы потеряли три линейных крейсера против одного, а всего — шесть кораблей первого ранга (три линейных крейсера и три броненосных против одного линейного крейсера и одного старого линкора-додредноута). Итого англичане потеряли 14 кораблей общим водоизмещением 111 980 тонн и 5672 человека. Потери немцев составили 11 кораблей водоизмещением 62 233 тонны и 2115 человек из их экипажей. Общие потери в людях составили 6945 человек у англичан против 3058 — у немцев.
Англичане обосновывали свою победу неспособностью немцев прорвать блокаду, при этом вернувшиеся в базы корабли немецкого флота находились в худшем состоянии и требовали долгого ремонта, а соотношение судостроительных программ и мощностей было явно не в пользу Второго рейха. Обеим сторонам предстоял долгий и тягостный разбор полетов: британцам стало очевидно, что их гигантские вложения во флот не принесли отдачи в виде решительной победы; для немцев Хохзеефлотте, неспособный прорвать блокаду и оспорить британское господство на море, становился обузой, отвлекающей ресурсы от фронтов сухопутной войны.
И. Крамник

Ютландское сражение. Взгляд через 100 и 1 год

Ютландский бой (31 мая — 1 июня 1916 года) считается самым крупным морским сражением в истории человечества по общему водоизмещению и огневой мощи кораблей, участвовавших в нём. И одновременно битвой казусов, которые еще долго будут давать пищу для размышлений историкам.
К самой истории сражения сложно добавить что-то новое. Ход боев описан настолько подробно, ошибки адмиралов за 100 лет разжеваны экспертами в пыль, так что нам остается только лишь освежить в памяти произошедшее.
К маю 1916 года на море сложилась следующая обстановка: английский флот осуществлял дальнюю блокаду, рассчитанную на экономическое удушение Германии. Весьма правильная стратегия.
Немцы в свою очередь почти оправились после неудач и муссировали идею уравнения своих сил с английским флотом. Германский флот постоянно искал возможность выманить часть Гранд-Флита из его баз, а затем изолировать и уничтожить еще до того, как главные силы британского флота смогли бы предпринять ответные меры.

Согласно этому плану, германский флот в 1916 году совершил несколько выходов к берегам Англии, обстреливая при этом английский порты. Один из таких набегов и привел к Ютландскому сражению.
Германским флотом командовал адмирал Рейнхард Шеер. Он поставил перед флотом задачу: демонстративно обстрелять английский порт Сандерленд, выманить английские корабли в открытое море, навести их на свои основные силы и уничтожить. Перед выходом флота в море Шеер, опасаясь наткнуться на превосходящие силы английского флота, решил произвести разведку.
Английский флот, имея некоторые данные разведки, прежде всего перехват немецких радиопереговоров, которые велись открытым текстом и расшифровку кодированных телеграмм с помощью захваченной русскими союзниками шифровальной книги с крейсера «Магдебург», узнал день выхода германского флота в море и примерное направления движения.
Получив такие сведения, адмирал Джон Джеллико принял решения накануне выхода вражеского флота в море развернуть английский флот в 100 милях к западу от Ютландского побережья.
В общем, большой драки не могло не произойти.
Силы сторон
Германия:
16 линкоров,
6 броненосцев,
5 линейных крейсеров,
11 легких крейсеров,
61 эсминец
Великобритания:
28 линкоров,
9 линейных крейсеров,
8 броненосных крейсеров,
26 легких крейсеров,
79 эсминцев
151 британский корабль против 99 германских. В общем, соотношение не в пользу немцев.
Гранд-Флит обладал неоспоримым преимуществом по числу линкоров-дредноутов (28 против 16 у Флота открытого моря) и линейных крейсеров (9 против 5).
Британские линейные корабли несли 272 орудия против 200 немецких. Ещё большее преимущество было в массе бортового залпа.
На британских кораблях стояли 48 381-мм, 10 356-мм, 110 343-мм и 104 305-мм орудия.
На германских — 128 305-мм и 72 280-мм.
Соотношение бортового залпа составляло 2,5:1 — 150,76 т у британцев против 60,88 т у немцев.
150 тонн металла в одном залпе! Ну нельзя не снять шляпу перед такой цифрой!
Преимущество британцев в вооружении компенсировалось более толстой германской бронёй. В пользу немцев были лучшее деление на подводные отсеки и организация борьбы за живучесть. Также смягчающую роль играли обстоятельства, которым придали значение уже после сражения — британские крупнокалиберные снаряды часто разрушались при попадании, а кордит, применявшийся в орудийных зарядах, обладал повышенной взрывоопасностью.
Для хоть какой-то компенсации преимущества Гранд-Флита в дредноутах, Шеер взял с собой броненосцы 2-й эскадры. Они представляли сомнительную ценность в линейном бою — тихоходные броненосцы сковывали остальные германские корабли, будучи по признанию самих немцев «кораблями на 5 минут боя».
Британцы имели подавляющее преимущество в крейсерах — восемь броненосных и 26 лёгких против одиннадцати лёгких германских. Правда, британские броненосные крейсера были плохо приспособлены для действий с флотом — их скорость была ненамного выше чем у линкоров, по сравнению с современными лёгкими крейсерами их скорость была недостаточной, а линейным крейсерам они уступали по всем статьям.

Из германских пять крейсеров 4-й разведывательной группы по меркам 1916 года считались слишком медленными и слабо вооруженными. Количество эсминцев у британцев также было значительно больше. Последнее обстоятельство частично компенсировалось тем, что по количеству торпедных труб немцы даже имели преимущество — 326 500-мм против 260 533-мм на британских.
Если бы бой произошел до присоединения к Битти 3-й эскадры ЛКР (как и произошло в действительности) 5-я эскадра линкоров могла не угнаться за линейными крейсерами. И тогда соотношение сил для линейных крейсеров становилось 6:5. Распределение эсминцев также не было благоприятным для Битти — против 30 миноносцев Хиппера он имел 27 эсминцев, при этом 13 из них имели слишком малую скорость для совместных действий с линейными крейсерами.
Но — это уже размышлизмы.
Как проходило сражение, каждый может узнать из самых разных источников. Перепечатывать всю хронологию боев нет никакого смысла.
Достаточно того, что на протяжении довольно длительного времени два флота гонялись друг за другом, адмиралы совершали как ошибки, так и мудрые ходы, экипажи швырялись громадными стальными чемоданами, снарядами калибров поменьше, пускали торпеды, в общем, занимались тем, зачем, собственно, вышли в море. Уничтожением живой силы и техники противника.
А вот о потерях и результатах стоит поговорить, хотя бы потому, что каждая из сторон считала себя победившей.
Потери
Британцы потеряли 14 кораблей общим водоизмещением 111 980 тонн. Число погибших членов экипажей — 6 945 человек.
Германские потери были скромнее. 11 кораблей водоизмещением 62 233 тонны и 3058 человек погибших.
Вроде бы 1:0 в пользу Германии.
По составу кораблей тоже все не в пользу англичан.
Флот Великобритании потерял 3 линейных крейсера («Куин Мэри», «Индефатигебл», «Инвизибл») против одного («Лютцов») у Германии.
Немцы потеряли один из своих старых броненосцев («Поммерн»).
Зато немцы потопили три английских броненосных крейсера («Диффенс», «Уорриор», «Блэк Принц») против четырех своих легких крейсеров («Висбаден», «Эльбинг», «Росток», «Фрауэнлоб»).
Английские потери в эсминцах тоже более значительны: 1 лидер и 7 эсминцев против 5 немецких эскадренных миноносцев.
Однозначно, что и по классам кораблей немцы нанесли больший урон.
Кораблей, получивших тяжелые повреждения и требовавших длительного докового ремонта, было примерно поровну: 7 у англичан, 9 у немцев.
Кто победил?
Естественно, обе стороны объявили о своей победе. Германия — в связи со значительными потерями английского флота, а Великобритания — в связи с явной неспособностью флота Германии прорвать британскую блокаду.
Если смотреть по цифрам, то однозначно Британия получила существенный щелчок по носу в виде проигранного сражения. И немцы вполне справедливо говорили о победе.
Да, немцы точнее стреляли (3,3% против 2,2% попаданий), лучше боролись за живучесть, потеряли меньше кораблей и людей. Английский флот выпустил 4598 снарядов, из них 100 попало в цель (2,2 %), и израсходовал 74 торпеды, из них достигло цели 5 (6,8 %);

германский флот выпустил 3597 снарядов и добился 120 попаданий (3,3 %) и 109 торпед, из которых в цель попало 3 (2,7 %).
Но — везде есть нюансы.
Посмотрим на цифры. На другие цифры. Англичане выставили на треть больше кораблей, чем немцы. А что осталось за цифрами? Какие резервы были на то случай, если вдруг произойдет глобальное побоище или явится кракен и всех утащит на дно?
Линкоры. Британия: из 32 в битве участвовало 18. Германия: из 18 — 16.
Линейные крейсера. Британия: из 10 — 9. Германия: из 9 — 5.
Броненосцы. Британия: из 7 — 0. Германия: из 7 — 6.
Броненосные крейсера. Британия: из 13 — 8. У немцев таких кораблей не было.
Легкие крейсера. Британия: из 32 — 26. Германия: из 14 — 11.
Эсминцы. Британия: из 182 — 79. Германия: из 79 — 61.
Вот, в принципе, и ответ. Британия могла себе позволить такие потери. И они нанесли ущерб, пожалуй, только самолюбию, не более того. Немцы же выгребли для этого сражения фактически весь свой флот. И в случае иного расклада, если потери бы были больше вдвое, про боевые действия на море можно было бы забыть.
Результат таков: немцы выиграли сражение, англичане выиграли кампанию и войну.
Британский флот сохранил за собой господство на море, а немецкий линейный флот перестал предпринимать активные действия, что оказало значительное воздействие на ход войны в целом.
Германский флот до конца войны находился на базах, и по условиям Версальского мира был интернирован в Великобританию. Не имея возможности использовать надводный флот, Германия перешла к неограниченной подводной войне, что привело к вступлению в войну США на стороне Антанты.
Кстати, нечто похожее произошло и во Вторую мировую.
Несмотря на то, что бои на суше шли с переменным успехом, морская блокада Германии принесла свои плоды. Немецкая промышленность не смогла обеспечить армию всем необходимым, в стране возникла острая нехватка продовольствия в городах, что и вынудило германское правительство капитулировать.
Морская блокада в начале 20 века была очень серьезной вещью.
Один, правда, урок, немцы и англичане из этого сражения извлекли. Генеральное сражение на море уже не могло принести тех результатов и обеспечить победу, как, скажем, 50-100 лет до того. И во Второй мировой войне стороны уже не планировали массовых схваток стальных гигантов, закованных в броню.
Все же остальные ошибки, совершенные в Первой мировой войне, Германия весьма точно повторила через какие-то 20 лет… И войну на несколько фронтов, и обеспечение промышленности всем необходимым.
Ну, и самая фатальная ошибка: они снова поперлись на восток, к русским.

Ютландское сражение

Ютландское сражение – это название масштабной морской битвы, в которой участвовала флотилия немцев и британцев.

Сражение относится к периоду Первой мировой войны, длилось оно с 31 мая по 1 июня 1916 года. Пунктом битвы оказалось Северное море, возле датского полуострова Ютландия.

Фактические силы немцев были немного слабее, но они одержали победу в бою, хотя так и не достигли своей цели. Британия потеряла в 2 раза больше людей и в 1,5 раза больше техники.

Причина сражения

С началом войны Британия заблокировала выход из Северного моря, лишив Германию поставок провизии и сырья. Стратегическая цель Германии была прорвать английскую блокаду. Когда нерешительный командующий немецкой флотилией Гуго фон Поль оставил службу из-за болезни, нему на смену пришел адмирал Рейнхард Шеер, который тот час взялся за разработку наступательной стратегии.

Немцы задумали заманить в море британский ВМФ, где собирались его истребить. Начало 31 мая в 2:00 часа дня разведывательная немецкая группа отплыла от реки Яде, направляясь в сторону моря, но 3-бальный ветер помешал осуществить разведку и обнаружить британские силы.

Ютландское сражение фото

Чуть раньше Англия тоже пыталась что-то узнать о противнике, но владела лишь информацией о том, что враг находится где-то в море и в итоге почему-то ошибочно решила, что немецкий флот отложил свою операцию. В итоге около 14:30 случайно обнаружив присутствие друг друга возле датского корабля, началось первое боевое столкновение.

Бой в этапах

Легкий крейсер Англии привел за собой немецкий флот к месту, где были сосредоточены основные морские силы Великобритании. В 18:00 часов завязался серозный бой, в котором активно участвовали линейные крейсера.

В 19:10 началась вторая битва с помощью линкоров, а в 20:00 часов британцы полностью потеряли местонахождение соперника, который спрятался за дымовой завесой. Битти удалось выследить врага, и он отправился за немецким флотом во главе с Хиппером. Вскоре снова началась атака на Германию, правда длилась она до 20:40, после чего немцам все же удалось скрыться.

Ютландское сражение фото

Третьим этапом стало ночное сражение, к которому немецкий флот был хорошо подготовлен, и Рейнхард Шеер возглавил его. В 22:20 крейсера противников вступили в очередной бой, а вскоре подключились эсминцы. В 3:30 было последнее столкновение противников на расстоянии 3 тысяч ярдов, в результате, которого был подбит эсминец G-40.

Немного ранее, около 2:30, Шеер получил сообщение о повреждениях и израсходованных боевых припасов, после чего принял решение прекратить операцию. Благодаря утреннему туману уцелевшие немецкие корабли смогли скрыться и добраться до своей гавани. Флот Британии уплыл на север.

Победители и погибшие

Оба противника объявили себя победителями в данном сражении. Германия хвасталась тем, что нанесла значительный ущерб английскому флоту, а Англия тем, что по факту немцы так и не смогли прорваться через их блокаду. В Ютландском сражении погибли: немцев – 3039 человек; британцев – 6784 человек.

Влияние сражения на ход Первой мировой войны

До окончания войны флот немцев стоял в базах, а после интернировался в Великобританию. Германия начала вести безграничную подводную войну, которая поспособствовала тому, что США тоже вступили в боевые действия. Морская блокада все же подорвала промышленный потенциал Германии, а также привела к сильной нехватке продовольственных продуктов, вследствие чего Германия пошла на мировую.