Якута Олег Алексеевич

Олег Якута. Герой советского спецназа

Подвиги наших современников, героев афганской, чеченских и других войн конца ХХ века производят не меньшее впечатление, чем героизм тех, кто прошёл Великую Отечественную.

Бой за Биркотскую крепость

Провинция Кунар находится на востоке Афганистана и выходит на саму афганско-пакистанскую границу. Основная часть населения провинции – пуштуны. Во время афганской войны обстановка в провинции Кунар была весьма напряженной: близость пакистанской границы обеспечивала активную деятельность на территории Кунара формирований моджахедов.
Признанным духовным и политическим лидером воевавшей в Кунаре и соседних провинциях афганской оппозиции был Мохаммад Юнус Халес (1919-2006). Выходец из пуштунского племени хугъяни, Халес получил духовное образование и пользовался огромным авторитетом среди пуштунского населения ряда восточных провинций Афганистана. В 1973 году он перебазировался в Пакистан, где сначала примкнул к Исламской партии Гульбеддина Хекматиара, а затем создал собственную Исламскую партию Афганистана.
В середине 1980-х годов американские и пакистанские спецслужбы, понимая, что провинции на границе с Пакистаном наименее контролируются центральными властями Афганистана и пришедшими на помощь ДРА советскими войсками, вынашивали план создания «независимого государства» в приграничных пуштунских районах. Его центром должен был стать населенный пункт Биркот.
При поддержке Пакистана афганские моджахеды собирались внезапно напасть на Биркот и завладеть этим населенным пунктом, превратив его в эпицентр создания нового «государства». Подготовку боевиков для овладения Биркотом осуществляли пакистанские военные и инструкторы Центрального разведывательного управления США. Они рассчитывали, что пограничный полк ДРА, дислоцирующийся в Биркоте, не сможет оказать моджахедам серьезного сопротивления, а сил советских военных советников и специалистов будет недостаточно для организации сопротивления внезапному нападению.
В столице провинции Кунар небольшом городе Асадабаде дислоцировался 334-й отряд специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба ВС СССР. В ОКСВА его называли «асадабадскими егерями», а официально – 5-м батальоном, для маскировки. Это был самый воюющий ОСН, к чему, собственно, и обязывала боевая обстановка в провинции Кунар.

25 декабря 1986 года трое разведчиков из отряда под видом афганских беженцев были переброшены на вертолетах в Биркот. Они должны были изучить текущую обстановку, выяснить время передвижения караванов из Пакистана и организовать несколько нападений на караваны. Но выполнить задачу не получилось – в ночь с 27 на 28 декабря 1986 года моджахеды напали на позиции пограничного полка армии ДРА. В течение нескольких часов боевикам удалось положить почти полностью два пограничных батальона, третий батальон находился на грани разгрома.
И тут в действие вступили трое советских разведчиков во главе с лейтенантом из отряда спецназа ГРУ. Они смогли восстановить боевой дух афганских пограничников, заминировали подступы к крепости, занялись отстрелом подбиравшихся к ней боевиков.

Тем временем, о боях в Биркоте стало известно вышестоящему командованию. В Кунар вылетел сам начальник Группы управления Министерства обороны СССР в Афганистане генерал армии Валентин Варенников. Командир 15-й отдельной бригады специального назначения полковник Юрий Тимофеевич Старов, чьими подчиненными были разведчики из 334-го отряда, доложил о ситуации в крепости Биркот. Варенников связался с крепостью по радио.
— Город оставлять нельзя. У нас комплекты мин «Охота-2», много боеприпасов, сухпайков. Продержимся, если пришлете подкрепление, — сказал командовавший разведчиками лейтенант.
Моджахеды пытались взять Биркот на протяжении целой недели, но в конечном итоге так и не смогли справиться с его защитниками. Потеряв 600 человек убитыми и ранеными, отряды боевиков были вынуждены отступить на территорию Пакистана.

Асадабадский отряд

Лейтенанта, возглавившего оборону Биркота, звали Олег Алексеевич Якута. Было ему всего 22 года. Олег, простой белорусский парень, родился в 1964 году, а в 1980 году, уже после начала войны в Афганистане, поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище. Уже тогда парень мечтал воевать в Афганистане. Как только в 1985 году он окончил училище, был распределен в 334-й отряд специального назначения ГРУ.
Уже за первые месяцы службы вчерашний «кремлевский курсант» зарекомендовал себя прекрасным командиром, смелым и отважным воином, который не просто храбро сражался, но и берег людей, был способен блестяще выполнить самые сложные задания. А задания почти все были сложными.
334-й отдельный отряд специального назначения был сформирован в декабре 1984 года на базе 5-й отдельной бригады специального назначения Белорусского военного округа. В состав отряда включили военнослужащих, прибывших из частей спецназначения Белорусского, Ленинградского, Дальневосточного, Прикарпатского и Среднеазиатского военных округов. Затем отряд передали в Туркестанский военный округ и перебросили в Чирчик.
Именно из Чирчика спецназовцев и доставили в Афганистан – в Асадабад, на помощь 66-й отдельной мотострелковой бригаде. Так советские спецназовцы оказались на востоке этой горной страны. Собственно, Асадабад был и самой восточной точкой дислокации советских войск в Афганистане. Причем спецназовцы отвечали за внушительную территорию от Барикота до дороги Асадабад – Джелалабад.
Обстановка в провинции Кунар была очень напряженной. Здесь советские военнослужащие находились в очень опасном положении, поскольку за рекой Кунар начиналась территория Пакистана, где располагались около 150 учебно-тренировочных лагерей моджахедов. Фактически боевики обладали почти бесконечными людскими ресурсами, которые готовились за рекой.
Здесь же проходили и караванные тропы, по которым из Пакистана в Афганистан доставлялись оружие и боеприпасы, шли новые обученные боевики для пополнения отрядов моджахедов. Естественно, что 334-му отряду спецназначения приходилось регулярно проводить рейды против караванов, захватывать «языков», способных рассказать о планах моджахедов.
Командовал 334-м отрядом спецназа в то время, когда в нем служил Олег Якута, майор Григорий Васильевич Быков (позывной «Кобра», афганцы называли его «Гриша Кунарский»). Быкову удавалось поддерживать в отряде высочайший уровень и боевой подготовки, и дисциплины, поэтому подразделение было уникальным в своем роде, блестяще выполняло поставленные задачи. О 334-м отряде были наслышаны и пакистанские офицеры, и инструкторы из ЦРУ, осуществлявшие подготовку моджахедов. Именно они и прозвали советских спецназовцев «асадабадскими егерями».

Три звезды лейтенанта Якуты

3 декабря 1985 года в районе высоты 1.300 группа спецназовцев Якуты вступила в бой с моджахедами, придя на помощь попавшим в засаду разведчикам. Несмотря на сложившуюся опасную ситуацию, офицер со своими людьми не думали ни секунды – они ввязались в бой, защищая сослуживцев.
Лейтенант Якута получил два пулевых ранения, в руку и колено. Но даже будучи раненым, он продолжал командовать подчиненными. В итоге моджахеды были вынуждены отступить. Спецназовцы под огнем неприятеля эвакуировали с высоты тела убитых и раненых. Олег Якута получил орден Красной Звезды.
В январе 1986 года Олег Якута был назначен командиром специальной группы по захвату пленных, перед которой ставились задачи по захвату моджахедов и командиров формирований. И уже вскоре он получил свою вторую Красную Звезду. Тогда Олег Якута со своими подчиненными смог перебить охрану видного полевого командира, а самого главаря душманов захватить в плен.

Всего же за 1985-1987 годы Олегу Якуте удалось лично захватить в плен 20 главарей бандформирований, действовавших в Восточном Афганистане. За это он получил третий орден Красной Звезды.
Когда было решено забросить советских разведчиков в Биркот, неудивительно, что выбор пал именно на Олега Якуту — как на одного из лучших офицеров отряда специального назначения. И он своими действиями, своим беззаветным мужеством и настоящей смекалкой спецназовца полностью оправдал надежды командования.

Героя Якуте так и не дали

Подвиг лейтенанта Олега Якуты в Биркоте, где молодой советский офицер фактически возглавил оборону крепости, хотя в ней находились и более старшие по званию и возрасту офицеры, было необходимо отметить высокой наградой. Генерал армии Валентин Варенников, пораженный мужеством лейтенанта, был уверен в том, что Олегу Якуте дадут звание Героя Советского Союза. Так и сказал он молодому офицеру – коли, мол, дырку для Золотой Звезды.
Варенников распорядился представить Олега Якуту к званию Героя Советского Союза, но Золотую Звезду молодому офицеру так и не дали. Спустя год из штаба Туркестанского военного округа ответили резолюцией: «Лейтенант (!) живой, Героем быть не может…» Командиру 15-й бригады полковнику Старову ответили, что хватит с Якуты наград – у него и так есть три ордена Красной Звезды.
В 1987 году Олег Якута вернулся из Афганистана. Казалось бы, перед героически воевавшим 23-летним офицером был открыт прямой путь для блестящей военной карьеры. Он поступил в Военную академию им. М.В. Фрунзе, успешно ее окончил. Но затем распался Советский Союз, многие военнослужащие так и не смогли адаптироваться к изменившимся условиям службы. Среди них был и Олег Якута. Ему, прошедшему Афган, трижды кавалеру ордена Красной Звезды, пришлось столкнуться с самыми обычными проблемами – бюрократией, непониманием со стороны вышестоящих командиров. В 1992 году капитан Олег Якута ушел в запас с должности заместителя командира батальона.

Григорий Быков, командовавший 334-м отрядом спецназа, после Афгана воевал в Югославии, командовал добровольческим батальоном. Но, как и многие военные, он остался не у дел в 1990-е годы. И в 1995 году случилась трагедия — боевой офицер, которому не было и сорока, покончил с собой.
Полковник Юрий Тимофеевич Старов (на фото) в 1992 году вышел в запас, затем в отставку и с тех пор активно занимается общественной деятельностью в ветеранских организациях.
Генерал армии Валентин Варенников спустя более чем двадцать лет после подвига Олега Якуты в Биркоте, уже в марте 2008 года, написал письмо тогдашнему президенту России Дмитрию Анатольевичу Медведеву с просьбой восстановить справедливость и присвоить Олегу Алексеевичу Якуте звания Герой Российской Федерации — за мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в Демократической Республике Афганистан.
При этом Варенников подчеркнул в письме, что он прекрасно осведомлен о совершенном офицером подвиге, поскольку в то время лично руководил действиями советских войск в Афганистане. Но письмо заслуженного военачальника осталось без ответа. А 6 мая 2009 года скончался и генерал армии в отставке Валентин Иванович Варенников.
Родился в г.Минске. Закончил Московское Общевойсковое Командное училище им. Верховного Совета РСФСР. По окончании училища написал рапорт об отправке в Афганистан. В августе 1985 г. был назначен на должность командира группы «спец.наз.» 5-го отдельного отряда 15-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ, провинция Кунар, затем командиром группы захвата пленных, а через год – начальником разведки. Участвовал в более чем ста операциях. Был дважды ранен (пулевые ранения в ногу и руку), контужен.
В ходе боевых действий лично захватил в плен 20 главарей и заместителей крупных бандформирований. Образовал свою агентурную сеть в провинции Кунар, в течение недели вместе с двумя подчинёнными удерживал населенный пункт Биркот от захвата полуторатысячной группировкой Гульбеддина.
За мужество и героизм награжден тремя орденами «Красная Звезда», трижды представлялся к ордену боевого «Красного знамени». В 1986 г. был представлен к Ордену Ленина и званию «Герой Советского Союза» (представления находятся в личном деле).
После Афганистана был переведён в Закавказский ВО. Участвовал в тбилисских и Бакинских событиях, находился при землетрясении в Спитаке рядом с эпицентром и участвовал в ликвидации последствий. В должности офицера 2-го отдела ГРУ ГШ занимался агентурной деятельностью на территории Германии.
Был отобран и зачислен в Военно-Дипломатическую академию ГРУ ГШ. С июля 1990 г. по ноябрь 1992 г. под руководством зам. Начальника ГРУ генерал-полковника Гусева участвовал в специальном проекте ГРУ. После гибели ген. п-ка Гусева в автомобильной катастрофе (ноябрь 1992 года) был уволен из рядов Вооруженных Сил РФ по собственному желанию 28 декабря 1992 г.
Награды.
Благодарственное письмо О. Якуты, по случаю дня 50 летия спецназа от начальника главного управления Генерального штаба генерала-полковника В. Корабельникова.

Благодарность О. Якуты от Управления региональных и общественных связей, начальник управления генерал-лейтенант А. Толкачев.

Награды Олега Якуты — три ордена «Крассная звезда», орден «Боевого красного знамени».

Орден «Красная Звезда» — 3 декабря 1985 года — группа Якуты оказала помощь группе спецназ, операция по эвакуации убитых и раненых. Несмотря на два пулевых ранения в руку и колено и изрядную потерю крови, продолжал грамотно руководить боем и отогнал превосходящую по численности группу духов в сторону н.п. Шопали.
Орден «Красная Звезда» — 5 апреля 1986 — 5 апреля, находясь в засаде в районе Джигдалай, дерзко захватил в плен главаря банды, а его охрану уничтожил сосредоточенным огнем. Представлен комбригом Старовым.
Орден «Красная Звезда» — в ноябре 1986 года — командуя ротой спецназ в районе Гар-би-Бадпаш (провинция Кабул), он уничтожил штаб исламского комитета, захватив 4 важных пленных, 20 единиц стрелкового оружия (12 автоматов, 8 английских карабинов), 8 мин к миномету, 60 противотанковых мин, знамя исламских моджахедов, печать, ценные штабные документы.
Орден Боевого Красного Знамени — 19 апреля 1986 года в районе Чайшан-Масти (провинция Кабул) спецгруппа Якуты в ходе скоротечного боя захватила в плен 9 видных деятелей оппозиции.
Материалы.
Статья из газеты, где расказывается о подвигах советского спецназа во время войны в Афганистане.

Служебная записка Олега Якуты о событиях в Афганистане. В ней описываются события, действия, за которые командование представляло Олега Якуту к званию Героя России.
Я, ЯКУТА Олег Алексеевич, 1964 года рождения, уроженец г. Минска, белорус, гражданин Российской Федерации, кавалер трёх орденов «Красная Звезда». С августа 1985-го по октябрь 1987 годов участвовал в боевых действиях на территории Республики Афганистан в должностях командира группы и группы захвата пленных, начальника разведки 334 отдельного отряда специального назначения 15 отдельной бригады СпН ГРУ ГШ МО СССР с дислокацией в г. Асадабад (провинция Кунар). Принимал участие более чем в 100 боевых операциях (разведывательно-поисковые действия, налёты, засады, войсковые операции).
В декабре 1985 года в районе населённого пункта Шопали (провинции Кунар) на высоте 1300 метров, оказывая помощь группе, попавшей в засаду, был дважды ранен (пулевые ранения в колено и в руку). В апреле 1986-го и январе 1987 года был дважды контужен (попадание реактивных снарядов и подрыв на фугасе). В ходе боевых действий в составе отряда лично захватил в плен 20 главарей и заместителей командиров крупных банд- формирований, участвовал в захвате и уничтожении ряда крупных складов с оружием и боеприпасами в хорошо охраняемых укреплённых районах в тылу многократно превосходящих сил противника на границе с Пакистаном и в глубине территории Афганистана. За мужество и героизм неоднократно представлялся к награждению орденами «Красной Звезды», «Красного Знамени», а в начале 1987 года руководством 15 бригады был представлен к высшей государственной награде «Орден Ленина» и званию «Герой Советского Союза». Представление было оформлено по совокупности совершённых героических поступков на тот период времени, а также в связи с событиями, произошедшими в декабре 1986-го — январе 1987 годов.

В середине декабря 1986 года командиром отряда майором Быковым Г.В. было принято решение отправить меня для проведения рекогносцировки в населённый пункт Биркот (на некоторых картах обозначенного как Барикот). Находящийся на севере провинции Кунар н. п. Биркот являлся центром исторического образования Нуристан. Доступ в это высокогорное место весьма затруднён с географической точки зрения и так как находится фактически на территории Пакистана. Группировка моджахедов в этом районе, по данным разведки, насчитывала более 3 000 чел.. По имеющейся информации через н.п. Биркот проходило несколько караванных маршрутов, по которым ежедневно велось снабжение боевиков центральной части Афганистана оружием и боеприпасами. Наших подразделений там никогда не было. В Биркоте дислоцировался пограничный полк афганской армии, в котором находились два наших советника и два переводчика. По сути, эти нам союзные структуры защищали сами себя.
Мне была поставлена задача, не привлекая внимания, вылететь в Биркот с возвращающимся местным населением на вертолётах афганских ВВС, в течение двух недель путём визуального наблюдения и использования агентурной сети выявить караванные маршруты и спланировать 5 — 6 боевых выходов отряда, который несколькими ночными марш-бросками в начале января 1987 года незаметно выдвинется в район Биркота.
В 20-х числах декабря 1986 года я с двумя разведчиками — сапёрами прибыл в Биркот. С целью подготовки к предстоящему выходу 334 отряда мы привезли с собой боеприпасы, оружие, мины, продукты питания, подготовив тем самым базу для ведения боевых действий отряда на период до 10 суток. Всё это мы складировали в штабе полка (в здании бывшей таможни, построенном англичанами в виде крепости в начале 20-го века).
Как выяснилось позже, именно в это время ЦРУ США и спецслужбы Пакистана совместно с одним из лидеров моджахедов Гульбеддином Хекматеаром спланировали крупную военно-политическую акцию. Её суть заключалась в стремительном захвате двухтысячной группировкой Гульбеддина исторической области Нуристан с объявлением, при поддержке международного сообщества, нового государства — Сердце Азии со столицей в Биркоте.
Наступление моджахедов началось в ночь с 27 на 28 декабря 1986 года. В первые же часы по очереди были уничтожены 1-й и 2-й батальоны, прикрывавшие Биркот с востока и севера. Тяжёлый, кровопролитный бой вёл 3-й батальон, (наиболее преданный командиру полка), удерживавший вертолётную площадку и прикрывавший пути отхода из Биркота на юго-запад. Началась паника. Ежеминутно по радио поступали сообщения о новых потерях, массовом дезертирстве, оставлении позиций, предательстве со стороны офицерского состава полка. С минуты на минуту ожидалось падение 3-го батальона. Командир полка, советники и часть комендантской роты спешно загрузили штабной БРДМ необходимым оружием, документацией в надежде успеть проскочить на юго-запад, в сторону Асадабада. Проанализировав ситуацию, взвесив все «за» и «против» мной было принято решение не оставлять пункт постоянной дислокации, организовать круговую оборону, с использованием всех имеющихся средств, в том числе секретных мин «Охота-2» (реагируют на шаги человека) и нанося максимально возможные потери противнику, дожидаться подкрепления. Об этом решении я проинформировал командира полка и советников. Отдавая должное мужеству этих людей, они приняли решение остаться со мной и положиться на мой опыт и интуицию.
Принятию такого решения способствовало и выгодное месторасположение штаба, который при правильной организации обороны и определённой удаче превращался в труднодоступную крепость. При этом штаб имел и стратегическое значение, являясь центром коммуникаций города и всего района, а также его центральным и самым важным сооружением.
В результате столкновений с нами моджахеды понесли первые существенные потери. Не сумев сходу взять крепость, противник отошёл на захваченные укреплённые позиции и начал длительную осаду с применением миномётного, артиллерийского и тяжелого стрелкового вооружения. После двух-трех часового шквального обстрела раз за разом проводились попытки штурма. И каждый раз, неся потери, моджахеды откатывались назад. Так продолжалось трое суток. В ходе штурма по крепости было выпущено более 500 мин и реактивных снарядов. Как потом выяснилось из агентурных источников и подкрепилось результатами визуальных наблюдений, моджахеды потеряли убитыми и ранеными более 600 человек. На четвертые сутки из Кабула прибыло подкрепление «зелёных» на 20 вертолётах — элитное президентское подразделение «коммандос». В течение недели с кровопролитными боями им удалось захватить утраченные позиции. Планы Гульбеддина и его советников по изменению геополитической ситуации в этом регионе были сорваны. Когда ситуация в районе Биркота нормализовалась, я получил команду: с оставшимися боеприпасами вернуться в расположение бригады и доложить о ходе боевых действий и обстановке в районе н. п.Биркот.
При эвакуации из Биркота, продвигаясь на командирском УАЗе к вертолётной площадке, я попал под обстрел реактивными снарядами и в результате прямого попадания в капот машины одного из снарядов получил контузию.
После этих событий, насколько мне известно, командир пограничного полка правительства ДРА и командир «коммандос» были награждены высшими государственными наградами Афганистана.
О представлении меня к званию «Герой Советского Союза» я несколько раз слышал от офицеров штаба бригады. Однако, достоверную и полную информацию об этом я узнал, встретившись летом 2004 года с бывшим начальником штаба нашего отряда Макаровым Сергеем Васильевичем и командиром нашей 15 обрСпН полковником Старовым Юрием Тимофеевичем.
Служебная записка Старова Ю.Т. по факту представления Якуты Олега Алексеевича к званию «Герой Советского Союза»
Предложение:
Ходатайствую перед Президентом Российской Федерации Д. А. Медведьевым, вышестоящим командованием, о присвоении гражданину Российской Федерации Якута Олегу Алексеевичу звания «Герой Российской Федерации» — за мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий советского правительства и командования Вооруженных Сил СССР, в период выполнения им интернационального долга в Республике Афганистан, что необходимо для сохранения и укрепления духовной связи между поколениями Героев Великой Отечественной войны и последующих, «послевоенных» лет.
СТАРОВ Юрий Тимофеевич
Песня об Олеге Якуте.
Фото.




Видео-материалы — программы на РЕН-ТВ с участием Олега Якуты. В одном расказывается про действия советского спецназа в Пакистане, в другом об инциденте в Биркоте и о срыве операции ЦРУ по созданию нового государства на территории Афганистана.

Григорий «Кунарский». Григорий Васильевич Быков. Легендарный командир 334-го ОоСпН. Его отряд был самым лучшим из всех отрядов спецназа.За его голову духи давали 3 миллиона афгани. В Афганистане в частях спецназ наиболее знаменитой популярной личностью был командир батальона майор Григорий Васильевич Быков. Его глубоко уважали подчиненные, старшие командиры, уважали и местные жители. По боевым делам отряда специального назначения его знала вся провинция Кунар Знали его и там, «за речкой»,- в Пакистане. Оттуда главари моджахедов пересылали в Афганистан листовки, в которых обещали большие деньги за голову «кобры», нашего комбата Григория Кунарского. О рождении этого прозвища, рассказал рядовой B.C. Денищенков: » …помню, 9 мая приехали к нам представители командования соседней афганской части, ХАД, Царандоя, поздравили с праздником и поэтому случаю зачитали перед строем приказ. Первый пункт звучал примерно так: «За большие заслуги в защите завоеваний апрельской революции, за мужество и храбрость при выполнении интернационального долга наградить командира Советского батальона майора Быкова — Кунарского, почетной грамотой». Услышав такую приставку к фамилии комбата мы весело зашумели, в строю прокатился одобрительный смех, то тут, то там вспыхивали аплодисменты. Однако это не было шуткой: дело в том, что есть у афганцев такая традиция — давать себе или друг другу клички, псевдонимы, которые одним словом характеризуют человека, отмечают его заслуги. Вот и командиру пятого батальона афганцы дали вторую фамилию, в знак особой признательности за все то, что он сделал для провинции Кунар. Комбата Быкова побаивались и офицеры, и солдаты. Очень был строг. Нетерпим к человеческим слабостям, на похвалу скуповат. Но и справедлив. Замечал не только разгильдяев, но и тех, кто на совесть служил. Уважали его за то, что всего себя, без остатка, отдавал службе. День и ночь в заботах о батальоне, о боевой готовности, о своих подчиненных. Не было такого случая, чтобы батальон уходил на боевые, а комбат по какой — то причине остался. Довольно часто он в бой ходил и с ротами. Особенностью пятого батальона было то, что группами ходили редко, слишком был силен противник и его надо было бить «кулаком». На боевых, Быков чувствовал себя, как в родной стихии: действовал азартно, на изменения в обстановке реагировал мгновенно, решения принимал за считанные секунды, в сложнейших ситуациях был хладнокровен. Под его руководством разведчики провели не мало успешных боев. Григорий родился для того, чтобы стать командиром. Судьба у него была удачливая и счастливая Третий год по своей воле Быков прослужил в Афганистане. А за эти три года во многих переделках пришлось ему побывать. Однажды с группой солдат он попал в огневую западню. Укрылся с ними в небольшой впадине между скал, но и там нащупали душманские минометчики. Сменить место никак нельзя, высунуться наверх не возможно — так и «стригут» со всех сторон автоматные и пулеметные очереди. Что делать? Рация как назло, из строя вышла. Комбат скомандовал: — «Ложись»! «Вжимайся в камни»! А сам и не шелохнулся, как сидел, так и продолжал сидеть. Обстрел усилился, мины совсем близко падают, а комбат песни В. Высоцкого поет … Мины рвались все ближе и ближе… Младший сержант Олийный, который был тогда вместе с комбатом рассказывал мне: «Жить нам оставалось считанные минуты — это точно. И вдруг обстрел прекратился. Быков от удивления петь перестал. Издалека доносился гром артиллерии, а там, откуда нас обстреливали моджахеды, теперь грохотали разрывы снарядов. Оказалось, что командир роты, старший лейтенант С. Татарчук вовремя заметил место сосредоточения минометного огня и догадался, что там находится Быков и немедля ни минуты, связался по радио с артиллеристами, сообщил им точные координаты минометной позиции противника. Тем самым спас жизнь комбату и нам». Быков, являясь выпускником воздушно — десантного училища, был чрезвычайно выносливым человеком. Терпеть не мог слабаков, а такие во время многочисленных переходов в горных условиях появлялись даже в числе его заместителей. Проявивших малодушие — комбат безжалостно унижал перед всем личным составом батальона, за это на него держали обиду многие. Полное отсутствие педагогического такта, прямолинейность со временем, приобрели в воспоминаниях, следующую оценку: — Комбат, конечно, «зверь» был, но все делал правильно. В чем, либо провинившихся солдат или проявивших моральную неустойчивость, физическую слабость, комбат назначал в разведдозор – «Идти впереди подразделения, в неизвестность, в засаду, на минные поля». При этом заявлял : — «Если погибнешь, то как герой, а живым останешься — станешь человеком» . По итогам бывало, что отличившийся вчерашний штрафник, при подведении итогов, «войны» (так мы называли каждый боевой выход) вызывался комбатом из строя и он объявлял: — «С сегодняшнего дня считаю его своим лучшим другом!» К наградам он представлял лучших из лучших. По традиции, установленной Быковым представленные к награждению фотографировались с комбатом, замполитом и командиром подразделения. Удостоенным этой чести затем вручалась фотография с надписью на обороте: «Такому — то по случаю представления к государственной награде за то-то и то- то. Подпись командира скреплялась круглой печатью. Делалось это на тот случай, если представление не будет реализовано. К сожалению такое происходило не редко. Григорий Быков не терпел, как он выражался, «дикого вещизма», был строг и беспощаден по отношению к тем, кто сознательно нарушал дисциплину. Как вспоминают, он был принципиальным человеком. Особенно льстило подчиненным то, что он в рот начальству не смотрел, мысли его не старался угадывать, по многим вопросам имел собственное мнение проверенное боевым опытом. Без оглядки на свое благополучие, на личную карьеру, тормошил Быков вышестоящих. Вступал с ними в конфликты, добиваясь решения проблем быта личного состава, полного боевого обеспечения, выполняемых задач. Доставалось от него тыловикам за недостатки в организации питания. Не все его любили, но те, для кого воинский долг превыше всего личного, ничуть не обижались, комбата понимали и поддерживали. В июне 1987 года майор Быков по указанию генерала Армии Варенникова убыл на учебу в военную академию. В 1990 году, успешно завершив обучение на разведывательном факультете попал служить в ГРУ ГШ. Но служба в высших кабинетах не пришлась ему по душе. Начавшийся развал Союза и Армии подтолкнули его к решению об увольнении в запас. Во время войны в Югославии командовал добровольческим славянским диверсионным батальоном, наводя ужас на боснийских мусульман глубокими ночными рейдами вглубь их территории. Но жизнь этого человека оборвалась не на войне… Летом 1995 года, после возращения из Югославии, он был потрясен изменениями, произошедшими на Родине, которую любил, которой служил. В роковой день 6 июля 1995г. он взял охотничье ружье, вышел на лестничную площадку своей московской квартиры и выстрелил себе в голову. Столько раз рисковавший жизнью, столько раз дравшийся за нее, он теперь сам с ней расстался, утратив ее всякий смысл… Шесть дней он писал свое прощальное письмо…Хоронили подполковника Григория Васильевича Быкова на Котляковском кладбище верные ему разведчики-спецназовцы… Остались после него ордена Красного Знамени и Красной Звезды, которыми был награжден легендарный Быков — Кунарский…да ещё добрая память друзей… Мне вспомнились слова рядового запаса Виталия Ракицкого: «У каждого в жизни есть свой кумир. Так вот, для многих в спецназе в Афганистане кумир был — Григорий Васильевич Быков!».

Легенда Афганистана. Как Олег Якута захватил девять главарей банд

Группа Олега Якута шла не только за главарями банд, но и за американскими советниками, которые могли быть на этой встрече.
Отряд выдвинулся в горы, прибыв на место они удивили крепость.
Крепость охранялась, вооруженными людьми, группу Олега Якута они еще не видели.
Пока спецназовцы думали, как захватить крепость без лишнего шума.
Из нее вышел молодой парень, по нужде.
Он не видя спецназ, подошел к ним практически вплотную.
Когда парень закончил, Олег Якута тихонько постучал ему по голове, пистолетом с глушителем, тут же забрали оружие и захватили его.

Афганское фото

Это оказался сын, одного из главарей банды. Они начали его допрос.
Он подтвердил, что в крепости идет совещание главарей.
Используя захваченного, как прикрытие они с легкостью вошли в крепость.
Главари даже ничего не успели понять. Когда зашел спецназ, все оружие стояло вдоль стен, «духи» сидели на полном раслабоне.

Оставалось доставить «духов» в штаб.
Каждого главаря охранял свой отряд, и как только они поняли что случилось, они яростно бросились в атаку.
В этот момент основной отряд спецназа, закрепившийся на высоте вступил в бой.
Бой был тяжёлый, продолжался весь день. Подключалась авиация, артиллерия. В отряде было шесть 200.
Якута со своей свитой из 15 захваченных, девять главарей и их их охрана, начал движение на помощь своему отряду.
Всех связал веревкой и как погонщик верблюдов, выдвинулся в тыл врага.

Ночью Якута вышел на вершину хребта и один из пленных сбежал.
После этого «духи» отступили.
Якуте удалось привести девять главарей в штаб, тогда за одного представляли к награде.

Легенда Афганистана Олег Якута

Якута наградили Орденом Красной звезды.

«По идее, так не бывает»: как группа Олега Якуты захватила главарей бандформирований в Афганистане

Олег Якута мечтал попасть в Афганистан еще со школьной скамьи, для чего и поступил в 1980 году в прославленное Московское высшее общевойсковое командное училище. Сразу же по его окончании, в августе 1985 года, бывший кремлевский курсант прибыл в Асадабад — столицу провинции Кунар. Там располагался 334-й отряд специального назначения ГРУ, в который молодой лейтенант и был распределен. За первые пять месяцев службы в Афганистане он завоевал авторитет офицера, обладающего завидным хладнокровием и острой смекалкой разведчика.

В январе 1986 года лейтенанта Олега Якуту назначили командиром специальной группы по захвату пленных. В апреле, благодаря разведданным, стало известно, что в провинции Кабул будет проходить джирга. Так местные жители называли совещание полевых командиров, иными словами — главарей банд моджахедов. Кроме того, не исключалось, что на джирге будут присутствовать американские советники. Захватить их в плен означало доказать деятельность заокеанских спецслужб в Афганистане. Весь отряд выдвинулся на операцию.

«Населенный пункт этот находился в такой глубине горного массива. Там надо было пройти ряд ущелий. И мы нанесли там огни артиллерии. Нас где-то вдали сопровождали гаубицы. Шли в ночное время. Я был начальником разведки. И со мной была группа захвата пленных во главе с Пашей Степаненко. Я как бы руководил в том числе и этой группой. Впереди шел разведдозор, и я вместе с разведдозором. И моя задача была еще правильно вывести отряд к назначенной цели. А такое количество поворотов было в этих ущельях, что на самом деле ты не понимаешь в какой-то момент, где ты идешь. То есть как-то интуитивно совершенно», — рассказал Олег Якута, командир группы, начальник разведки 334-го отряда специального назначения ГРУ в 1985-87 гг.

Шанс заблудиться был очень велик. Чтобы дать ориентир спецназовцам, артиллерия в условленное время выпустила по заданным заранее координатам дымовой снаряд — в Афганистане использовались орудия с дальностью стрельбы до двадцати километров. Увидев дым, отряд мог убедиться, что пришел в нужное место.

Группа Якуты получила задание отправиться в разведку в кишлак Чамшай-Масти в уезд Суруби провинции Нангархар, а отряд поднялся в горы и стал оборудовать место для дневки.

«И когда мы выдвинулись, начало уже светать. Заняли мы там один разрушенный дувал, начали вести наблюдение. И вдруг увидели, что один дувал вовсе не разрушен. Более того, это такой дувал, как крепость, такой хорошо оснащенный, оборудованный. И вот на территории этой крепости находятся какие-то люди. И как бы что было за стенами этой крепости, не было видно. Но несколько человек стояли по углам этой крепости, вооруженные автоматами», — отметил Якута.

Было похоже, что именно в этом дувале проходит совещание главарей банд. Якута решил захватить крепость.

«И вдруг из этой крепости выходит какой-то парень. Он с винтовкой вышел. И как раз расположился под одним из дувалов, где располагался наш отряд. Мы сверху как бы так подползли. И когда он там уже все свои дела сделал, одевался, по сути, я сверху его так пистолетом с глушителем потрогал по голове. И забрали у него тут же ружье. И таким образом его захватили. Начали вести его допрос», — рассказал Олег Якута.

Моджахед оказался сыном главаря одного из самых крупных местных бандформирований. Он подтвердил, что в дувале идет совещание. Используя его как заложника, группе удалось молниеносно захватить крепость.

«В двери постучали, зашли туда. Оружие все вдоль стенок стоит, они там сидят. Они настолько не ожидали. Когда он зашел и всех построил в кучу. Так и он не ожидал, вот в чем дело-то, что настолько это легко получилось так, удачно. По идее, так не бывает», — считает Павел Степаненко, командир второй группы 334-го отряда специального назначения ГРУ 1986-88 гг.

Оставалось доставить главарей в особый отдел. Но каждого из них сопровождал свой отряд, и, когда моджахеды поняли, что их начальники в плену, бросились в яростную атаку. Но тут уже начали действовать товарищи Якуты из основного отряда…

Якута со своей группой могли слышать лишь отголоски тяжелого боя, в котором гибли их товарищи. Они находились слишком далеко, к тому же с пятнадцатью пленными — главарями и их охранниками, которых надо было доставить живыми. Но Якута решил все же рискнуть и зайти к моджахедам в тыл.

«Вышли на вершину хребта уже ночью. И один из пленных, вот этот вот сын, он сбежал. То есть он умудрился там каким-то образом отвлечь внимание бойца, который его охранял, и там спрыгнул (такой был как бы небольшой обрыв) и побежал ночью. Ему стреляли в спину. Попали, не попали… Но это нам, возможно, сыграло на руку. То есть они почувствовали, что их обходят, и дали команду уже по своим средствам связи отходить», — рассказал Якута.

За одного пленного, который мог сообщить важную информацию, представляли к правительственной награде. Группа Якуты привела пятнадцать человек, девять из которых были главарями банд. За мужество и проявленный героизм Олег был удостоен Ордена Красной Звезды. Впрочем, к наградам в спецназе относились равнодушно.

А в конце декабря 1986 года Якута получил от командира отряда задание отправиться в Биркот — центр территориального образования Нуристан на севере провинции Кунар на границе с Пакистаном. По данным разведки, через Биркот проходило несколько караванных маршрутов, по которым ежедневно велось снабжение оружием и боеприпасами моджахедов. Их группировка в районе насчитывала 3 тысячи человек. Советских подразделений в районе не было, дислоцировался лишь полк афганской армии, где были два советских советника и два переводчика.

В те дни Биркотская крепость оказалась объектом большой политической игры: американцы планировали, что отряды моджахедов захватят столицу провинции Кунар, объявят об отделении от Афганистана и провозгласят независимость. Так начнется расчленение страны. К моменту нападения в минных полях были расчищены проходы — в гарнизоне действовали лазутчики. Никто и предположить не мог, что расстановку сил изменит появление в Биркоте одного советского лейтенанта с двумя саперами…

Олегу Якуте посвящен новый выпуск программы «Легенды армии».

Подвиги наших современников, героев афганской, чеченских и других войн конца ХХ века производят не меньшее впечатление, чем героизм тех, кто прошёл Великую Отечественную.

Бой за Биркотскую крепость

Провинция Кунар находится на востоке Афганистана и выходит на саму афганско-пакистанскую границу. Основная часть населения провинции – пуштуны. Во время афганской войны обстановка в провинции Кунар была весьма напряженной: близость пакистанской границы обеспечивала активную деятельность на территории Кунара формирований моджахедов.

Признанным духовным и политическим лидером воевавшей в Кунаре и соседних провинциях афганской оппозиции был Мохаммад Юнус Халес (1919-2006). Выходец из пуштунского племени хугъяни, Халес получил духовное образование и пользовался огромным авторитетом среди пуштунского населения ряда восточных провинций Афганистана. В 1973 году он перебазировался в Пакистан, где сначала примкнул к Исламской партии Гульбеддина Хекматиара, а затем создал собственную Исламскую партию Афганистана.

В середине 1980-х годов американские и пакистанские спецслужбы, понимая, что провинции на границе с Пакистаном наименее контролируются центральными властями Афганистана и пришедшими на помощь ДРА советскими войсками, вынашивали план создания «независимого государства» в приграничных пуштунских районах. Его центром должен был стать населенный пункт Биркот.

При поддержке Пакистана афганские моджахеды собирались внезапно напасть на Биркот и завладеть этим населенным пунктом, превратив его в эпицентр создания нового «государства». Подготовку боевиков для овладения Биркотом осуществляли пакистанские военные и инструкторы Центрального разведывательного управления США. Они рассчитывали, что пограничный полк ДРА, дислоцирующийся в Биркоте, не сможет оказать моджахедам серьезного сопротивления, а сил советских военных советников и специалистов будет недостаточно для организации сопротивления внезапному нападению.

В столице провинции Кунар небольшом городе Асадабаде дислоцировался 334-й отряд специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба ВС СССР. В ОКСВА его называли «асадабадскими егерями», а официально – 5-м батальоном, для маскировки. Это был самый воюющий ОСН, к чему, собственно, и обязывала боевая обстановка в провинции Кунар.

25 декабря 1986 года трое разведчиков из отряда под видом афганских беженцев были переброшены на вертолетах в Биркот. Они должны были изучить текущую обстановку, выяснить время передвижения караванов из Пакистана и организовать несколько нападений на караваны. Но выполнить задачу не получилось – в ночь с 27 на 28 декабря 1986 года моджахеды напали на позиции пограничного полка армии ДРА. В течение нескольких часов боевикам удалось положить почти полностью два пограничных батальона, третий батальон находился на грани разгрома.

И тут в действие вступили трое советских разведчиков во главе с лейтенантом из отряда спецназа ГРУ. Они смогли восстановить боевой дух афганских пограничников, заминировали подступы к крепости, занялись отстрелом подбиравшихся к ней боевиков.

Тем временем, о боях в Биркоте стало известно вышестоящему командованию. В Кунар вылетел сам начальник Группы управления Министерства обороны СССР в Афганистане генерал армии Валентин Варенников. Командир 15-й отдельной бригады специального назначения полковник Юрий Тимофеевич Старов, чьими подчиненными были разведчики из 334-го отряда, доложил о ситуации в крепости Биркот. Варенников связался с крепостью по радио.

— Город оставлять нельзя. У нас комплекты мин «Охота-2», много боеприпасов, сухпайков. Продержимся, если пришлете подкрепление, — сказал командовавший разведчиками лейтенант.

Моджахеды пытались взять Биркот на протяжении целой недели, но в конечном итоге так и не смогли справиться с его защитниками. Потеряв 600 человек убитыми и ранеными, отряды боевиков были вынуждены отступить на территорию Пакистана.

Асадабадский отряд

Лейтенанта, возглавившего оборону Биркота, звали Олег Алексеевич Якута. Было ему всего 22 года. Олег, простой белорусский парень, родился в 1964 году, а в 1980 году, уже после начала войны в Афганистане, поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище. Уже тогда парень мечтал воевать в Афганистане. Как только в 1985 году он окончил училище, был распределен в 334-й отряд специального назначения ГРУ.

Уже за первые месяцы службы вчерашний «кремлевский курсант» зарекомендовал себя прекрасным командиром, смелым и отважным воином, который не просто храбро сражался, но и берег людей, был способен блестяще выполнить самые сложные задания. А задания почти все были сложными.

334-й отдельный отряд специального назначения был сформирован в декабре 1984 года на базе 5-й отдельной бригады специального назначения Белорусского военного округа. В состав отряда включили военнослужащих, прибывших из частей спецназначения Белорусского, Ленинградского, Дальневосточного, Прикарпатского и Среднеазиатского военных округов. Затем отряд передали в Туркестанский военный округ и перебросили в Чирчик.

Именно из Чирчика спецназовцев и доставили в Афганистан – в Асадабад, на помощь 66-й отдельной мотострелковой бригаде. Так советские спецназовцы оказались на востоке этой горной страны. Собственно, Асадабад был и самой восточной точкой дислокации советских войск в Афганистане. Причем спецназовцы отвечали за внушительную территорию от Барикота до дороги Асадабад – Джелалабад.

Обстановка в провинции Кунар была очень напряженной. Здесь советские военнослужащие находились в очень опасном положении, поскольку за рекой Кунар начиналась территория Пакистана, где располагались около 150 учебно-тренировочных лагерей моджахедов. Фактически боевики обладали почти бесконечными людскими ресурсами, которые готовились за рекой.

Здесь же проходили и караванные тропы, по которым из Пакистана в Афганистан доставлялись оружие и боеприпасы, шли новые обученные боевики для пополнения отрядов моджахедов. Естественно, что 334-му отряду спецназначения приходилось регулярно проводить рейды против караванов, захватывать «языков», способных рассказать о планах моджахедов.

Командовал 334-м отрядом спецназа в то время, когда в нем служил Олег Якута, майор Григорий Васильевич Быков (позывной «Кобра», афганцы называли его «Гриша Кунарский»). Быкову удавалось поддерживать в отряде высочайший уровень и боевой подготовки, и дисциплины, поэтому подразделение было уникальным в своем роде, блестяще выполняло поставленные задачи. О 334-м отряде были наслышаны и пакистанские офицеры, и инструкторы из ЦРУ, осуществлявшие подготовку моджахедов. Именно они и прозвали советских спецназовцев «асадабадскими егерями».

Три звезды лейтенанта Якуты

3 декабря 1985 года в районе высоты 1.300 группа спецназовцев Якуты вступила в бой с моджахедами, придя на помощь попавшим в засаду разведчикам. Несмотря на сложившуюся опасную ситуацию, офицер со своими людьми не думали ни секунды – они ввязались в бой, защищая сослуживцев.

Лейтенант Якута получил два пулевых ранения, в руку и колено. Но даже будучи раненым, он продолжал командовать подчиненными. В итоге моджахеды были вынуждены отступить. Спецназовцы под огнем неприятеля эвакуировали с высоты тела убитых и раненых. Олег Якута получил орден Красной Звезды.

В январе 1986 года Олег Якута был назначен командиром специальной группы по захвату пленных, перед которой ставились задачи по захвату моджахедов и командиров формирований. И уже вскоре он получил свою вторую Красную Звезду. Тогда Олег Якута со своими подчиненными смог перебить охрану видного полевого командира, а самого главаря душманов захватить в плен.

Всего же за 1985-1987 годы Олегу Якуте удалось лично захватить в плен 20 главарей бандформирований, действовавших в Восточном Афганистане. За это он получил третий орден Красной Звезды.

Когда было решено забросить советских разведчиков в Биркот, неудивительно, что выбор пал именно на Олега Якуту — как на одного из лучших офицеров отряда специального назначения. И он своими действиями, своим беззаветным мужеством и настоящей смекалкой спецназовца полностью оправдал надежды командования.

Героя Якуте так и не дали

Подвиг лейтенанта Олега Якуты в Биркоте, где молодой советский офицер фактически возглавил оборону крепости, хотя в ней находились и более старшие по званию и возрасту офицеры, было необходимо отметить высокой наградой. Генерал армии Валентин Варенников, пораженный мужеством лейтенанта, был уверен в том, что Олегу Якуте дадут звание Героя Советского Союза. Так и сказал он молодому офицеру – коли, мол, дырку для Золотой Звезды.

Варенников распорядился представить Олега Якуту к званию Героя Советского Союза, но Золотую Звезду молодому офицеру так и не дали. Спустя год из штаба Туркестанского военного округа ответили резолюцией: «Лейтенант (!) живой, Героем быть не может…» Командиру 15-й бригады полковнику Старову ответили, что хватит с Якуты наград – у него и так есть три ордена Красной Звезды.

В 1987 году Олег Якута вернулся из Афганистана. Казалось бы, перед героически воевавшим 23-летним офицером был открыт прямой путь для блестящей военной карьеры. Он поступил в Военную академию им. М. В. Фрунзе, успешно ее окончил. Но затем распался Советский Союз, многие военнослужащие так и не смогли адаптироваться к изменившимся условиям службы. Среди них был и Олег Якута. Ему, прошедшему Афган, трижды кавалеру ордена Красной Звезды, пришлось столкнуться с самыми обычными проблемами – бюрократией, непониманием со стороны вышестоящих командиров. В 1992 году капитан Олег Якута ушел в запас с должности заместителя командира батальона.

Григорий Быков, командовавший 334-м отрядом спецназа, после Афгана воевал в Югославии, командовал добровольческим батальоном. Но, как и многие военные, он остался не у дел в 1990-е годы. И в 1995 году случилась трагедия — боевой офицер, которому не было и сорока, покончил с собой.

Полковник Юрий Тимофеевич Старов (на фото) в 1992 году вышел в запас, затем в отставку и с тех пор активно занимается общественной деятельностью в ветеранских организациях.

Генерал армии Валентин Варенников спустя более чем двадцать лет после подвига Олега Якуты в Биркоте, уже в марте 2008 года, написал письмо тогдашнему президенту России Дмитрию Анатольевичу Медведеву с просьбой восстановить справедливость и присвоить Олегу Алексеевичу Якуте звания Герой Российской Федерации — за мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в Демократической Республике Афганистан.

При этом Варенников подчеркнул в письме, что он прекрасно осведомлен о совершенном офицером подвиге, поскольку в то время лично руководил действиями советских войск в Афганистане. Но письмо заслуженного военачальника осталось без ответа. А 6 мая 2009 года скончался и генерал армии в отставке Валентин Иванович Варенников.