Войны за воду

Войны за воду

Нехватку воды через четверть века будут испытывать уже две трети землян
В условиях обострения дефицита энергоресурсов в тени временно оказалась ситуация с пресной водой. Между тем именно в этой сфере стоит ожидать катастрофических последствий и ожесточенных конфликтов. К сожалению, назревшая проблема еще не стала приоритетным объектом внимания специалистов в сфере обороны и безопасности, в то время как от определения подходов к ее решению в прямом смысле слова зависит будущее человечества. И России.
ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА
Организм человека почти на две трети состоит из воды, поэтому ежедневно он должен выпивать ее около 2 литров. И хотя более 70% земной поверхности покрыты водой, лишь 2,5% ее пригодны для питья. К тому же пресная вода распределена весьма неравномерно. Если где-то ее изобилие воспринимается как нечто само собой разумеющееся, то в ряде регионов ситуация иная: в конце 2006 г. 80 стран, на территории которых проживает 40% населения планеты, заявили о том, что испытывают дефицит воды. На каждого жителя Земли в среднем приходится 7,5 тыс. кубометров воды, но распределены они весьма неравномерно: в Европе – 4,7, а в Азии – всего 3,4. Расход воды – в расчете на одного человека – существенно различается даже в развитых странах, между Европой и США – в разы. ООН оценивает дефицит пресной воды в 230 млрд. кубометров в год, к 2025 г. он увеличится до 1,3-2,0 трлн. По другим расчетам, нехватку воды через четверть века будут испытывать уже две трети землян.
Нельзя сказать, что мировое сообщество не реагирует на складывающуюся ситуацию. Так, секретариат ООН по водным ресурсам был создан еще в 1978 г., а 2003 г. был объявлен Международным годом пресной воды, период же с 2005 по 2015 гг. провозглашен «Десятилетием воды». В течение «Международного десятилетия питьевой воды и санитарии» в 80-е годы XX в. удалось повысить снабжение питьевой водой населения городов на 2%. На сей раз численность людей, живущих в условиях дефицита воды, планируется сократить вдвое.
Однако ситуация на планете ухудшается. Ежегодно около 6 млн. гектаров земли превращаются в пустыню. Из-за неудовлетворительных гигиенических условий, вызванных дефицитом воды, ежедневно в мире умирает около 6 тыс. человек. На более чем 20% территории суши антропогенная активность вышла за пределы емкости естественных экосистем, которые начинают служить лишь для обеспечения потребностей человека и уже не обладают свойствами естественных объектов.
Ухудшается и качество воды. Каждый год из грунтовых вод человеком отбирается 160 млрд. кубометров, и до 95% жидких промышленных отходов сливается в водоемы абсолютно бесконтрольно. Кислотные дожди во многих странах давно не редкость. Если же загрязнения примут необратимый характер, то вода может перейти в разряд невоспроизводимых ресурсов.
В этих условиях установление контроля над запасами воды все чаще становится причиной международных конфликтов, тем более, если соседи исторически враждовали и одна страна в состоянии ограничить водоток. В схватку за воду вступают и группировки экстремистского и криминального толка, особенно там, где власть коррумпирована или присутствуют признаки аномии государства.
Несмотря на то, что конфликтный потенциал налицо, весь спектр проблем в сфере национальной и международной безопасности, так или иначе связанных с водой, гораздо шире, поэтому и рассматривать их следует в комплексе.

По мнению многих авторитетных экспертов и аналитиков войны из-за воды могут стать реальностью XXI века.
ГИДРООРУЖИЕ
Наиболее очевидно роль воды – и как средства поддержания жизнеспособности, и как средства разрушения – проявляется в военных конфликтах. Азбучная истина: лишение противника водоснабжения гарантирует победу над ним. Для этого устраивают плотины и перегораживают реки, засыпают и травят колодцы и т.д. В пустынной местности источники воды оказываются в фокусе борьбы. Такой эпизод Великой Отечественной войны ярко описал писатель-фронтовик Владимир Богомолов: «Ему вспомнились бои двухлетней давности – летом сорок второго, в районе Котельниково, под Сталинградом. Его рота – девятнадцать человек! – обороняла колодец. Обыкновенный колодец. Там, в степи, колодцы – редкость, и за источники воды шла ожесточенная, смертельная борьба». Неудивительно, что уже в наши дни при обострении отношений с Южной Осетией Грузия сразу же ограничивала подачу воды в Цхинвал.
По понятным причинам гидротехнические сооружения могут захватываться или целенаправленно разрушаться. Как известно, в 1945 г., чтобы воспрепятствовать продвижению советских войск в Берлине через метро, Гитлер приказал затопить его водами Шпрее. Войска США и Великобритании, проводя в 2003 г. операцию в Ираке, опасались применения С. Хусейном «гидрооружия» (спуска воды из водохранилищ). В наши дни подразделения армии Узбекистана приобретают опыт проведения учений на гидротехнических объектах.
Организуя борьбу с терроризмом, развитым, а потому уязвимым обществам приходится считаться с вероятностью разрушений гидротехнических сооружений, что грозит катастрофическими последствиями. Для самих же террористических структур поражение подобных объектов предоставляет необходимые возможности для асимметричного противоборства. Еще несколько десятилетий назад немецкий социолог и юрист Карл Шмитт так описывал возможный сценарий: «Я могу себе представить, что здесь в Зауэрланде… подлинный партизан в спецодежде детского врача отправится за ближайшую гору и оттуда разрушит все плотины, перегораживающие поймы рек Зауэрланда и ближайшей местности, – эффект будет таков, что вся Рурская область превратится в болото». Следует вспомнить и то, как в ноябре 2006 г. отечественные спецслужбы предотвратили намерения экстремистов совершить серию взрывов на гидротехнических сооружениях юга России. «В случае проведения на одном из них диверсионно-террористической акции могут возникнуть катастрофические последствия, в том числе парализация жизнедеятельности целого района, большие человеческие жертвы, серьезные экономические потери», – признал тогда Николай Патрушев, возглавлявший ФСБ России.

Военная сила остается главным способом решения как политических, так и экономических противоречий.
ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ КАК ИНСТРУМЕНТ ПОЛИТИКИ
Практика показывает, что вода способна выступить и мощным инструментом реализации национальных интересов. Весьма характерным примером прагматичного и рационального использования своих гидроресурсов и природно-географического положения является Турция. Страна имеет опыт продажи значительных объемов питьевой воды, однако интерес представляет не столько коммерческая сторона проблемы, сколько гибкое использование Анкарой «водных» рычагов воздействия на своих соседей.
Максимальные выгоды извлекаются из того обстоятельства, что на турецкой территории находятся верховья Тигра и Евфрата, где в самое ближайшее время планируется воздвигнуть 22 плотины, 19 гидроэлектростанций и водохранилищ. Вследствие малого количества осадков страны, находящиеся в бассейне этих рек, вынуждены прибегать к искусственному орошению сельскохозяйственных земель. Если намеченные Турцией планы будут реализованы, то объем воды, спускающейся в расположенные ниже по течению Сирию и Ирак, значительно сократится. Турция же получает возможность дозированно выделять воду своим соседям, объем которой напрямую зависит от их «поведения» и сговорчивости. Кстати, в 1990-1991 гг., накануне войны в Персидском заливе, Турция – по договоренности с Сирией – уже прибегала к оказанию давления на режим Хусейна посредством ограничения отпускаемой воды.
Вода в качестве инструмента давления используется Турцией и по отношению к самой Сирии. В 1987 г. два государства подписали соглашение, регулирующее вопросы водоснабжения. Условием Анкары стало требование к Дамаску отказаться от поддержки Курдской рабочей партии. Характерно, что гидросооружения создаются Турцией как раз на территории проживания курдов, борющихся за создание собственного государства.
БОРЬБА ЗА ВОДУ УЖЕ НАЧАЛАСЬ
По всей видимости, самые первые войны в истории человечества происходили из-за дефицита живительной влаги: еще за две с половиной тысячи лет до Рождества Христова в Месопотамии велась острая борьба за право пользования водами Тигра и Евфрата. В современных же условиях резко возрастает вероятность войн собственно за воду как витальный ресурс.
От жажды в мире страдают миллионы людей.
Ситуация такова, что около 50% суши снабжается водой из речных бассейнов, принадлежащих двум или более государствам. Соседи порой с готовностью обвиняют друг друга в создании дефицита или же демонстрируют готовность к применению военной силы. Так, в конце 70-х гг. прошлого века Египет пригрозил Эфиопии бомбардировкой строящихся в верховьях Нила дамб, которые сооружались при поддержке США.
В настоящее время многие авторитетные эксперты и политики сходятся во мнении, что после эпохи борьбы с терроризмом в ближайшие десятилетия последуют вооруженные конфликты за ресурсы, и вода станет одним из главных объектов противоборства. При этом наиболее активно тревогу выражают представители экспертного сообщества и политики на Западе, в то время как компетентная позиция российской стороны по данной проблеме пока не прозвучала.
Еще в 1995 г. вице-президент Международного банка реконструкции и развития И. Серагельдин выразил уверенность в том, что войны следующего столетия будут вестись не за нефть, а за воду. Бывший министр обороны Великобритании Д. Рейд предрекал наступление эпохи «водных войн». На саммите об изменении климата в 2006 г. он предупреждал, что конфликтность политических отношений будет расти по мере превращения водных бассейнов в пустыни, таяния ледников, отравления водоемов. Истощение источников водных ресурсов превращается в угрозу глобальной безопасности, и британская армия должна быть готова к участию в разрешении возникающих конфликтов. Рейд не одинок в таких прогнозах. Фактически в то же время М. Алльо-Мари, занимавшая пост главы оборонного ведомства Франции, заявила: «Завтрашние войны – это войны за воду, энергию и, возможно, за еду». Ее слова заслуживают особого внимания на фоне продовольственного кризиса на планете. Ректор Университета ООН Г. ван Гинкель также указывал, что «международные и гражданские войны из-за воды угрожают стать основным элементом политической жизни XXI века».
В исследовательских учреждениях США склонны увязывать проблемы воды, от которой зависит стабильность во многих странах – экспортерах нефти, с энергетической безопасностью, и, традиционно, с возможностью продвижения в мире американских ценностей. В докладе Центра морских исследований, направленном в апреле 2007 г. президенту США, было отмечено, что сокращение водных ресурсов представляет «серьезную угрозу» национальной безопасности. Группа отставных адмиралов и генералов предупредила, что в будущем США будут втянуты в жестокие войны за воду. Близкие к вашингтонской администрации экспертные структуры не менее категоричны в выводах: «Водный вопрос критичен для национальной безопасности США и является интегральной составляющей в поддержке американских ценностей в гуманитарном и демократическом развитии».
Не дожидаясь неизбежного обострения ситуации в глобальном масштабе, в Вашингтоне готовятся единолично распоряжаться близлежащими водоемами, до сих пор находившимися в совместном пользовании с соседями. В 2006 г. правительство США объявило о намерении применять в береговой охране Великих озер, которые загрязняются угрожающими темпами, а уровень воды неуклонно падает из-за огромного роста вокруг них населения и промышленности, патрули на судах, вооруженных пулеметами. Для тренировок вдоль берегов создали 34 стрельбища, были проведены многочисленные учения, в каждом из которых в сторону озер были выпущены тысячи боевых патронов.

США приступили к усиленному варианту патрулирования акватории Великих озер.
ПОТЕНЦИАЛ КОНФЛИКТА БЛИЗ РОССИИ
Следует констатировать, что конфликтный потенциал наращивается в непосредственной близости от России. В Центральной Азии трения по поводу водных ресурсов происходили и во времена СССР, однако тогда мы жили в едином государстве, и ситуацию удавалось сдерживать. Сегодня же положение стремительно ухудшается: ожидается, что через 15-20 лет водные ресурсы региона сократятся как минимум на треть.
Во-первых, в регионе остро ощущается изменение климата. В Ферганской долине уже в течение ряда лет стоит засуха, воды Сырдарьи не доходят до Арала, едва достигая середины территории Узбекистана. Западные же области этой страны практически полностью обезвожены.
Во-вторых, усиливается антропогенная нагрузка на экосистему. Регион отличается высокими темпами роста населения, и нехватка продовольствия делает невозможным сокращение посевных площадей. Полив же их до сих пор производится архаичным способом, по арыкам, в итоге на выращивание урожая тратится в несколько раз больше влаги, чем при применении современных технологий. Печальные результаты происходящего можно увидеть на примере Аральского моря, площадь которого за полвека многократно сократилась из-за «холодной войны» стран региона за воды Амударьи и Сырдарьи. А ведь недавно полноводное и богатое рыбой море было четвертым по величине озером мира.
В-третьих, не урегулированы межгосударственные отношения по поводу использования водных ресурсов. Наиболее острые противоречия возникают по поводу режима работы Токтогульского водохранилища, находящегося в Киргизии и содержащего примерно 40% всех запасов пресной воды региона. Самой республике достаточно десятой части всего годового стока, однако она уже несколько лет из-за недостатка средств вынуждена отапливаться электричеством, вырабатываемым на собственных гидроэлектростанциях. В итоге зимой воды сбрасывается больше, чем требуется Узбекистану и Казахстану, летом же, когда потребность в воде намного выше, сброс ограничен.
Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан заключили рамочное соглашение по использованию гидроресурсов Нарын-Сырдарьинского бассейна рек, предусматривающее ежегодное подписание четырехсторонних документов с последующим подписанием двусторонних соглашений. Однако в течение ряда лет Ташкент уклоняется от подписания. Между тем узбекская армия уже проводила учения войск на гидротехнических сооружениях.
Руководители стран региона на форумах различного уровня (в рамках ШОС, ОДКБ, СНГ) обмениваются упреками и апеллируют к России. Н. Назарбаев выразил ряд претензий к Китаю. Астана испытывает серьезные опасения относительно ряда «водных» проектов Пекина. Президента Казахстана можно понять, если учесть, что его страна занимает последнее место в СНГ по обеспеченности водой.
Руководство же КНР нацелилось на ускоренное освоение Западного Китая, где завершается строительство канала, по которому часть вод из верховьев Иртыша будет перебрасываться на предприятия Карамайского нефтяного бассейна и для орошения сельхозугодий. Планируется и увеличение забора воды в верхнем течении трансграничной реки Или, которая обеспечивает 80% притока воды в озеро Балхаш. Увеличение объема забора воды из Или в Китае с 3,5 куб. км в год до 5 вызовет обмеление и засоление Балхаша. Иртыш же является крупнейшим притоком Оби, одной из главных рек России, и питает озеро Зайсан в Казахстане. Реализация планов Пекина значительно сократит поступление воды в ряд областей Казахстана, под угрозой водного голода окажутся города Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Павлодар, канал Иртыш–Караганда, а уровень Иртыша в районе российского Омска может понизиться на 60 см.
В самом Китае дефицит качественной воды ощущается почти повсеместно, 70% ее нельзя употреблять даже в технических целях. Загрязнение рек самыми опасными отходами стало обычным явлением, очистные сооружения на предприятиях практически отсутствуют. Пекин обычно скрывает масштабы аварий и катастроф, что затрудняет оценку их последствий и принятие соответствующих мер соседями. В Россию из Китая приходят пыльные бури, желтые дожди. Вдоль пограничной Сунгари стоят сотни промышленных предприятий, не имеющих экологосберегающих сооружений. Для ликвидации последствий загрязнений Россия уже использовала и воинские формирования.
Не составит труда оценить, какой интерес в условиях все обостряющегося ресурсного голода испытывает бурно развивающийся Китай к своему северному соседу, особенно, если учесть, что на огромном пространстве от Байкала до Тихого океана, столь богатом природными ресурсами, в России проживает всего около 10 млн. человек. Очевидно, что такой дисбаланс не может сохраняться бесконечно долго сам по себе.
В этих условиях настораживает, что Китай официально придерживается доктрины увеличения своего «жизненного пространства». Там считают, что особенностью развития современного мира является стремление большинства стран к установлению для своих жизненных пространств новых стратегических границ, адекватных их реальной мощи. Поэтому, полагают в Пекине, стратегические границы жизненного пространства «сильных» держав выходят далеко за рамки государственных границ, а реальная сфера влияния «слабых» государств не соответствует их возможностям, что в итоге может привести к утрате контроля над территориями. В соответствии с такими установками госграница считается незыблемой и не подлежит пересмотру, стратегическая же граница распространяется далеко за пределы собственно территории современной КНР. Пространство за пределами страны в Пекине считают необходимым и возможным осваивать, не допуская формального нарушения границ. В пределах стратегических границ допускается использование военной силы для защиты своих интересов. При этом руководство КНР требует поставить военную стратегию на службу экономическим и политическим интересам государства с учетом прогноза развития страны до 2050 г.
И здесь правомерен вопрос: не будет ли Китаем Россия рассматриваться как «слабое» государство?
Народно-освободительная армия Китая (НОАК) — вооружённые силы КНР, крупнейшая по численности армия в мире (2 250 000 человек на действительной службе). Основана 1 августа 1927 года в результате Наньчанского восстания как коммунистическая «Красная армия», под руководством Мао Цзэдуна во время гражданской войны в Китае (1930-е) организовывала крупные рейды (Великий поход китайских коммунистов), после провоглашения КНР в 1949 — регулярная армия этого государства.
Народно-освободительная армия Китая (НОАК)
ПРЕТЕНЗИИ НА ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ РОССИИ
В мире формируются подходы к решению проблемы дефицита пресной воды в глобальном масштабе, затрагивающие Россию. Так, М. Барлоу, автор книги «Голубой договор» (Blue Covenant), выделяет три основные причины водного кризиса: истощающиеся источники пресной воды, несправедливый доступ к водным источникам и корпоративный контроль над водными запасами. Все это, по мнению автора, составляет «главную современную угрозу планете и нашему выживанию». Поэтому предлагается начать с глобального договора – «завета», который должен включать в себя три обязательства. Первое, о сохранении воды, – требующее от людей и государств защищать и сохранять мировые водные ресурсы. Второе, о водной справедливости, – между мировым Севером, который имеет воду и ресурсы, и мировым Югом, который этого лишен. Третье обязательство, о водной демократии, – между всеми правительствами, которые должны признать, что право на воду является фундаментальным всеобщим правом людей. В том числе правительства должны признать, что граждане других стран также имеют право на воду.
То, что Барлоу предлагает безоговорочно обеспечить абстрактным «всем» беспрепятственный доступ к воде любого государства, мягко говоря, смущает. Ведь ответ на вопрос, у кого воды достаточно, и кому она так нужна, не является секретом полишинеля, компенсация же владельцам воды не предусматривается.
Скорее всего, в условиях обострения глобальной борьбы за ресурсы такой подход найдет заинтересованных сторонников. Как известно, мировому общественному мнению настойчиво и профессионально навязывается мысль о том, что природные ресурсы России есть достояние всего человечества. А если быть точнее, то ими должны свободно пользоваться те, кто в них нуждается. Кстати, весной 2006 г. бывший госсекретарь США М. Олбрайт заявила о несправедливости ситуации, когда Россия обладает столь большими природными богатствами, которыми не умеет распорядиться. Словом, если отбросить излишнюю казуистику и называть вещи своими именами, то странам, богатым пресной водой, к числу которых в первую очередь относится Россия, по-хорошему предлагают «поделиться».
Для оценки перспектив России следует учитывать, что положение нашей страны уникально. Достаточно сказать, что 23,6 тыс. куб. км воды Байкала – это не только более 80% российских запасов пресной воды, но и более 20% – мировых. В целом же наша страна располагает третью мировых запасов и находится по этому показателю на втором месте, уступая лишь Бразилии. Однако Россию отличает более выгодное географическое положение и близость к странам, испытывающим дефицит воды.
Трудно сказать, какой изначальный замысел имели организаторы 5-го Всемирного водного форума, проведенного в марте 2009 г. в Стамбуле, но его тема («Устранение границ, разделяющих воду»), с учетом сказанного выше, звучит весьма неоднозначно. Думается, что эпоха всеобщей любви, благоденствия, равных возможностей, полного умиротворения и воцарения гуманизма наступит не скоро. Реалии же таковы, что в международных отношениях по-прежнему господствуют прагматизм и политические субъекты отстаивают национальные интересы (обычно – за счет других), а дефицит природных ресурсов усиливается со всеми вытекающими последствиями.
В любом случае Россия быстро приближается к той точке, когда придется делать выбор. Хотелось бы, чтобы он был не спонтанным, а сознательным и подготовленным, с просчитанными последствиями и сценариями.
ЧТО ДЕЛАТЬ?
Для начала следует навести порядок внутри страны. Ведь в России до сих пор немало городов и населенных пунктов, где вода подается на несколько часов в сутки. Руководство государства обращает особое внимание на низкое качество воды, из-за чего участились случаи массовых отравлений, вспышки инфекционных заболеваний. Без качественной питьевой воды не приходится говорить и об улучшении демографической ситуации, здоровья и продолжительности жизни россиян. Страна занимает седьмое место в мировом рейтинге чистоты воды, что скорее объясняется ее огромными общими запасами. Самые грязные регионы – Урал, Западная Сибирь, Амур. На заседании Совета безопасности России 30 декабря 2007 г. тогдашний глава государства констатировал, что в некоторых регионах от 35 до 60% питьевой воды не удовлетворяет санитарным нормам. В. Путин тогда отметил, что обострилось «трансграничное загрязнение территории… в бассейнах рек Амур и Иртыш», по сути, прямо указав на Китай. Д. Медведев в своем выступлении сообщил, что порядка 40% поверхностных и 17% подземных источников питьевого водоснабжения в стране не отвечают санитарным нормам. На заседании был определен ряд мер по улучшению ситуации.
Существенные результаты достигнуты в экономии воды. Так, среднестатистический москвич сегодня расходует 280 литров в сутки, несколько лет назад он потреблял на 100 литров больше. Как сообщил министр природных ресурсов и экологии России Ю. Трутнев 20 марта 2009 г. в Стамбуле, за последние 5 лет в стране удалось почти вдвое снизить использование воды на единицу валового внутреннего продукта.
Чистая питьевая вода становится бесценным ресурсом в мире, задыхающемся от загрязнений и опасных отходов.
Очевидно, что назрела необходимость в комплексной, целостной, концептуально оформленной водной политике (гидрополитике) России, которая связала бы воедино как внутренние, так и внешние аспекты. Целями такой политики следует определить: бережное отношение и защиту имеющихся ресурсов; открытие новых водных ресурсов; рациональное использование воды; воздержание от загрязнения воды; удовлетворение текущих потребностей в воде с учетом необходимости их удовлетворения в будущем. В сложившейся обстановке необходимо внимательно рассмотреть перспективы создания альянса государств, богатых гидроресурсами, с целью координации усилий в вопросах распоряжения имеющимися ресурсами.
Кроме того, следует смотреть правде в глаза и признать, что Россия, будучи столь щедро наделенной водными ресурсами, окажется в эпицентре разворачивающейся борьбы. В неизбежности вовлечения в борьбу за водные ресурсы сомневаться практически не приходится, и, скорее всего, вопрос состоит лишь во времени. В этих условиях требуется внятная официальная позиция, посылающая четкие сигналы нашим зарубежным партнерам. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. в качестве возможных источников угроз национальной безопасности выделено «усиление конкуренции в борьбе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы».
Видимо, следует заблаговременно учитывать и возрастание вероятности силовых сценариев борьбы за воду, а значит, надо обозначить решимость применить в крайнем случае военную силу. Нужно предусмотреть комплекс мер по защите водных ресурсов России от террористических атак и от других посягательств. Поскольку водная система страны относится к числу критических инфраструктур, то существует необходимость создания системы сбора и обработки информации, разработки научно обоснованных методов, позволяющих своевременно вскрывать потенциальные угрозы.
Антитеррористическая составляющая водной политики может быть пояснена на примере Москвы. Город в силу своего статуса и символического значения, других факторов и без того представляет собой привлекательный объект для террористов. Между тем водой из столичного водопровода пользуются в общей сложности 14 млн. человек, т.е. примерно 10% населения страны. При этом, сам мегаполис и его окрестности занимают лишь 0,3% территории России. Высокая концентрация населения резко повышает вероятность совершения террористических актов на гидросооружениях Москвы.
Кстати, министр обороны США Р. Гейтс вполне обоснованно отнес угрозу отравления питьевой воды к числу наибольших угроз для внутренней безопасности своей страны. Характерно, что в США после событий 11 сентября для защиты водоводов и запасов питьевой воды от террористических атак созданное в 2002 г. Министерство внутренней безопасности стало ответственным за безопасность водной инфраструктуры, в его составе был образован специальный отдел. На соответствующие нужды незамедлительно было выделено более $500 млн., в последующие годы эта сумма только увеличилась.
Поскольку вода имеет конкретную – и все возрастающую стоимость, нельзя исключать из виду и коммерческую составляющую проблемы распоряжения гидроресурсами. Пресная вода является ресурсом, ограничивающим социально-экономическое развитие целого ряда государств, в том числе сопредельных с Россией, что делает ее достаточно востребованным товаром. В развитых странах Европы цена кубометра воды приблизилась к 3 евро. Неудивительно, что в 2008 г. на встрече министров и губернаторов с фракцией «Единая Россия» Б. Грызлов предложил превратить воду в третью по доходности статью экспорта после нефти и газа. Нельзя не упомянуть и периодически реанимируемую идею переброски части стока сибирских рек в Центральную Азию с целью продажи воды. Последовательно поддерживает эту идею в течение многих лет мэр Москвы Ю. Лужков, направивший еще в 2002 г. соответствующую аналитическую записку на имя президента В. Путина. Подробно история вопроса и аргументы приведены в его книге «Вода и мир». Кстати, вернуться к обсуждению отвергнутого когда-то проекта призывал на саммите СНГ в Санкт-Петербурге в мае 2007 г. президент Казахстана. Отметим, что заявления Н. Назарбаева и его коллег на международных форумах свидетельствуют о серьезности ситуации и содержат намек на то, что конфликты, связанные с водными ресурсами, способны выйти за его пределы.
В решении проблемы дефицита воды Россия может участвовать и иными способами. Так, предприятия ее оборонной промышленности располагают перспективными наработками в сфере создания уникальных опреснительных установок, которые позволяют получать дистиллированную воду из морской в промышленных объемах. По оценкам экспертов, мировая потребность в таких установках уже сегодня составляет $5-7 млрд. в год.
В целом же, несмотря на всю остроту ситуации, представляется, что при взвешенном и разумном подходе к использованию имеющихся водных ресурсов Россия сможет отстоять свои национальные интересы и даже извлечь ощутимые дивиденды.


О том, что скоро на Земле кончится нефть, знают все. Исчезновение черного золота не сулит ничего хорошего. Но может случиться и так, что мир без нефти мы не увидим. Потому что еще раньше на планете закончится пресная вода. Если исчезнет жидкость, об исчерпании которой сегодня говорить не принято, никому нефть не понадобится. Цивилизация просто перестанет существовать — умрем от глобального обезвоживания. А если воды не станет в какой-то части света, немедленно начнется страшная война за то, чтобы у обездоленных вновь появился к ней доступ. Людям ведь надо не только пить, но и есть. А в мире немного мест, способных давать урожай без принудительного полива. Если вода уйдет, это будет значить одно: голод…
Выбирайте:попить или поесть
А вода обязательно уйдет. Потому что совсем скоро сельское хозяйство станет потреблять две трети всей питьевой воды планеты, а дальше нехватка будет только нарастать. Чтобы собрать килограмм винограда, нужно затратить 1000л воды, на килограмм пшеницы — 2000л, а на килограмм фиников — больше 2500. Причем орошение требуется там, где живет максимальное количество людей и прирост населения идет бешеными темпами, например, в Индии.
В результате, если в 1965 году на каждого человека приходилось 4000 кв. м пашни, то теперь — всего 2700 кв. м. А в 2020 году, ввиду роста населения, на каждого индивида будет приходиться всего 1600 кв. м. Чтобы избежать катастрофического голода, надо каждый год увеличивать урожайность на 2,4%. Пока ежегодный ее прирост составляет всего полтора процента, в основном за счет так нелюбимой всеми генной инженерии.
Если так пойдет дальше, то в 2020 году только в Азии более половины всего населения (55%) будет проживать в странах, которым придется импортировать зерно. Китай уже сегодня закупает рис. Около 2030 года вынуждена будет ввозить рис и Индия, которая к тому времени станет самой населенной страной мира. Завозить же зерно придется, видимо, с Марса — на нашей планете питьевой воды не останется совсем. А главным выбором человека во времена, когда 90% воды уходит на орошение, станет «попить или покушать». Совместить, увы, не удастся.
Впору, дорогой читатель, запасаться трехлитровыми банками, ибо это время близко. В Саудовской Аравии и Калифорнии запасы грунтовых вод будут исчерпаны уже в ближайшие годы. В прибрежных районах Израиля вода в колодцах и скважинах уже сейчас солона на вкус. Крестьяне и фермеры в Сирии, Египте, Калифорнии бросают свои поля, потому что почва покрывается коркой соли и перестает плодоносить. А через пять лет нехватка воды в этих районах может стать настоящей жаждой, от которой люди начнут по-настоящему умирать.
Где будет город-сад?
«Но куда же денется вода?» — спросят вспомнившие про круговорот в природе. В общем, никуда, просто она становится непригодной для питья. Люди ведь пьют (как и используют для полива) только пресную воду, а это лишь 2,5% земных водяных запасов.

В наше время питьевую воду во многие крупные города доставляют из источников и хранилищ, расположенных за сотни километров. Так, в Калифорнии сеть водопроводов протянулась на двадцать с лишним тысяч километров. Сто семьдесят четыре насосные станции перекачивают ценную влагу в плавательные бассейны и на виноградники, в коттеджи и на хлопковые поля. В этом американском штате ежедневное потребление воды достигло рекордно высокой отметки: 1055л на человека.
На Канарских островах, где почва выжжена солнцем, любой турист может по десять раз на дню принимать душ. В пустыне Израиля растут бананы и финики. Страна пустынь Саудовская Аравия стала крупнейшим экспортером зерна среди стран Персидского залива. В засушливой Калифорнии возделывают виноградники. Сорок процентов всей мировой сельскохозяйственной продукции выращивается на искусственно орошаемых полях. Но скоро этому изобилию придет конец. И — война по расписанию.
Первыми ударами, нанесенными израильской авиацией в Шестидневной войне, были бомбежки по фундаменту сирийской плотины. Сирийцы и иорданцы тогда вознамерились возвести на Ярмуке — одном из притоков Иордана — плотину, чтобы задержать часть его вод. И Израиль решил: надо бить, чтобы было что пить. Впоследствии генерал Моше Даян заявил, что его страна начала конфликт лишь из опасения оказаться отрезанной от водных ресурсов региона. По той же причине израильтяне захватили Голанские высоты и Западный берег реки Иордан — они изобиловали грунтовыми водами.
С тех пор водами Иордана израильтяне распоряжаются сами. После победоносной войны евреи запретили палестинцам без особого на то разрешения рыть колодцы и бурить скважины.
В то время как Сирия и Иордания вынуждены импортировать воду, в Израиле каждая финиковая пальма или апельсиновое дерево орошаются искусственным путем. Ежегодно из Тивериадского озера — единственного крупного хранилища пресной воды в регионе — выкачивается около 400млн куб. м воды. Она направляется на север Израиля, в засушливую холмистую Галилею, превращенную стараниями людей в цветущую страну. Трубопроводы, ведущие сюда, укрыты в подземных штольнях, дабы защитить их от возможного вражеского нападения и терактов. Вода здесь важнее нефти — стратегический ресурс.
В результате каждый израильский поселенец потребляет сегодня в среднем более 300л воды в день. Палестинцам перепадает ровно в десять раз меньше.
Жадность турка не погубит
Столь же жадно, когда речь заходит о воде, ведут себя турецкие власти. Более десяти лет турки строят плотины в верховьях Евфрата. А теперь собираются перекрыть и Тигр. Согласно «Великому Анатолийскому проекту» на территории Турции будет создано более двадцати водохранилищ. Они станут орошать обширную территорию площадью 1700000 га. Зато в соседние страны, Сирию и Ирак, воды потечет вдвое меньше обычного.
Уже в 1990 году, когда Турция, возведя плотину Ататюрка высотой 184м, стала наполнять водохранилище, регион оказался на грани войны. В течение месяца сирийцы сидели без воды. Правительство в Анкаре отвечало бездушной отговоркой на все их протесты: «Почему мы должны делиться с ними своей водой? Ведь арабы с нами нефтью не делятся!»

Сирия уже грозилась разбомбить «все турецкие плотины». Лишь после долгих переговоров Анкара согласилась отпускать южным соседям 500 куб. м Евфрата ежедневно. И ни кубом больше.
Дележ Голубого Нила
Не лучше ситуация в Африке, причем даже в тех местах, где воды, казалось бы, хватает. Нил, самая длинная в мире река, несет свои воды через Танзанию, Руанду, Заир, Уганду, Эфиопию, Судан и Египет. Во всех этих странах растет потребность в воде — ведь население все время увеличивается.
Египетские власти собираются проложить близ границы с Суданом канал длиной 60км. Он превратит 220000 га пустыни в плодородную пашню.
Власти Эфиопии в будущем намерены тратить на нужды своего сельского хозяйства до 16% воды Голубого Нила (это самый многоводный нильский приток). Дележ реки неизбежно приведет к межэтническим столкновениям в Восточной Африке. Так, еще в 1990 году, когда Эфиопия собиралась строить плотину, правительство Египта резко воспротивилось этому. По настоянию Каира Африканский банк развития отказался выделить Аддис-Абебе обещанный прежде кредит, и от грандиозного замысла пришлось отказаться. В свое время еще президент Египта Анвар Садат произнес знаменательную фразу: «Кто шутит с Нилом, объявляет нам войну».
Хлопок против электричества
Один из конфликтов за водные ресурсы разворачивается прямо у границ России, между Узбекистаном и Таджикистаном. В феврале противостояние достигло высшей стадии, когда президент Таджикистана Эмомали Рахмон отказался приехать на назначенные переговоры с Дмитрием Медведевым и не стал участвовать в саммитах ОДКБ и ЕврАзЭС.
Суть конфликта — в водах реки Вахш: Таджикистану они необходимы для питания электрогенераторов, а Узбекистану — для орошения хлопковых полей. Таджикистан уже приступил к строительству крупнейшей в мире (высота — 335м) плотины, чтобы питать энергией вод Вахша гидроэлектростанцию. В Таджикистане плотина — стратегический проект: в стране уже введено лимитированное потребление энергии, свет подается по расписанию. Но пока водохранилище будет наполняться водой, останутся без орошения хлопковые поля Узбекистана в нижнем течении, а это уже стратегические потери. Резкий накал страстей между РФ и Таджикистаном был вызван тем, что, по мнению Душанбе, Россия встала на сторону оппонентов в водном конфликте.
Не пей, козленочком станешь!
Стоит упомянуть еще Индию и Бангладеш. Здесь причина споров — воды Ганга. С 1973 года Индия отводит огромную их часть на нужды своих мегаполисов (например, Калькутты). В итоге Бангладеш то и дело переживает катастрофические неурожаи и голод, усугубляемый острой нехваткой питьевой воды. В октябре 1995 года, например, более сорока миллионов жителей Бангладеш мучились от голода лишь потому, что Индия «перекрыла кран».
В общей сложности 214 рек и озер являются общими для двух и более государств, из них 66 — общие для четырех и более стран. И всю эту воду им предстоит делить. И чем дальше, тем серьезнее будут споры. 30 стран получают более трети своей воды из источников за их пределами.
А скоро нехватка воды станет всеобщей проблемой. Уже к 2025 году более 40% населения планеты будет проживать в тех регионах, где вода станет дефицитом. Все чаще будут сталкиваться с засухами и страны Европы, прежде всего Испания и Италия. Некоторые географы уже говорят о «наступлении Сахары на эти регионы». По мнению экспертов, через полвека около 7,7млрд человек (то есть примерно две трети населения Земли) будут пить всякую дрянь.
Покойный король Иордании Хусейн утверждал: «Единственный вопрос, способный ввергнуть Иорданию в войну, — это вода».Того же мнения бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали: «Следующая война на Ближнем Востоке будет за воду». И такая война не ограничится Востоком, она будет мировой. Потому что без нефти, золота и «жизненного пространства» жить, в общем-то, можно. А вот без воды — нет.
Победим — на радостях напьемся
Большинство сражений жителей Европы с азиатами случались из-за засух, нехватки воды для земледелия в южных частях мира. Историки и климатологи обратили внимание на то, что в европейско-арабских войнах, начиная со столкновений Рима и Карфагена, есть четкая закономерность. Когда в Европе температура повышается и становится благоприятной для земледелия, в Азии случаются жестокие засухи. Из-за нехватки воды земля не может прокормить всех. И «лишнее» население отправляется на войну. Напротив, в то время когда в Европе — холода и связанный с ними неурожай, в Азии — отличная увлажненность, регулярно выпадают дожди и хлеба хватает на всех. В такие периоды победы скорее одерживают стесненные неурожаем европейцы.
Проанализировав историю побед и поражений Древнего Рима и сравнив их с результатами исследований температуры в древности, историки получили стопроцентное совпадение.
Новый поворот
Эта идея зародилась в СССР. Тогда «по заданию партии и правительства» планировалось забрать у Оби чуть ниже места, где в нее впадает Иртыш, часть речного стока, равную примерно 6,5% ее годичного сброса — около 27 кубокилометров. Эту воду должен был принять грандиозный канал протяженностью 2550км. Проходя по территории России, по замыслу института «Гидропроект», канал позволил бы улучшить положение с питьевым водоснабжением и водообеспечением Тюменской, Курганской, Челябинской и Оренбургской областей. Достигнув территории Казахстана, вода потекла бы по Тургайской ложбине и позволила бы разрабатывать здешние угольные и полиметаллические месторождения. А в конце своего пути она оросила бы 4,5млн га земель на юге Казахской ССР, что позволило бы получать миллионы тонн кукурузы и сои — важных кормовых культур.
Но, несмотря на вроде бы очевидную выгоду, сразу встал денежный вопрос. По расчетам экономистов, даже для Советского Союза стоимость канала была запредельной — 27млрд еще полновесных советских рублей. А итоговая реализация наверняка превысила бы смету в два-три раза. СССР строил тогда «Буран» и еще один мегапроект не мог себе позволить.
Поворот Великой Желтой реки
Когда советское руководство задумало повернуть сибирские реки на юг, китайские коммунисты тут же подхватили эту идею. В 1961-м по распоряжению Мао Цзедуна началось строительство Великого канала, по которому воды рек Янцзы и Хуанхэ направлялись в безводные районы севера и северо-востока Китая. Сейчас первая очередь великого водного пути уже действует. На всем протяжении канала построены десятки мощных насосных станций — реку надо поднимать на высоту 65м. Чтобы сэкономить средства, где это возможно, используют природные дельты рек.

Программа перераспределения водных ресурсов воплощает вековую мечту китайских земледельцев, известную в народе как поэтическая метафора из четырех иероглифов: «Водами Юга напоить Север». Согласно этому грандиозному плану с 2050 года 5% стока великой китайской реки Янцзы (около 50млрд кубометров) будет ежегодно перебрасываться на север.
Антарктида всем нальет
Самым большим хранилищем влаги можно назвать Антарктиду. Ежегодно материк отдает океану тысячи кубических километров чистейшего льда в виде откалывающихся айсбергов. Например, один из гигантов был в длину около 160км, в ширину — около 70 при толщине 250м. Крупные айсберги живут 8–12лет.
С 1960-х годов не смолкают дискуссии о том, можно ли доставлять айсберги с помощью буксиров в Африку. Пока эти изыскания носят теоретический характер: ведь айсбергу предстоит преодолеть по меньшей мере восемь тысяч морских миль. Причем основная часть пути приходится на жаркую экваториальную зону.
Глобальный водный кризис на пороге
Вода уже в ближайшее время может стать стратегическим ресурсом. Об этом заявил накануне секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Аналитики всерьез говорят о вероятности водных войн и конфликтов. Изменения климата породили новый термин — водная безопасность.
Все большие территории на планете находятся в режиме постоянной засухи. Кроме того, прогрессирующий дефицит питьевых источников вызвал опасное явление — водных мигрантов. Только за год свыше 20 миллионов человек в мире покинули свои дома в лишенных воды регионах. Острую ее нехватку уже испытывают ближайшие южные соседи России.Согласно данным ООН, около 700 миллионов человек в 43 странах постоянно находятся в условиях «водного стресса» и дефицита.Примерно одна шестая населения Земли не имеет доступа к чистой питьевой воде, а одна треть — к воде для бытовых нужд, пишет «Российская газета».
Если сегодня в мире одной из главных глобальных проблем считается энергетическая безопасность, то в условиях изменения климата на первый план выйдет водная безопасность. Мировое сообщество будет трактовать ее как такое распределение воды и «водоемкой» продукции, при котором не возникает угрозы мировой стабильности от водных войн, водного терроризма и тому подобного.
Согласно прогнозу российских ученых, примерно между 2035 и 2045 годами объем пресной воды, который потребляет человечество, сравняется с ее ресурсами.Однако глобальный водный кризис может наступить даже раньше, говорят ученые.Это связано с тем, что основные запасы воды сосредоточены лишь в нескольких странах. К ним, в частности, относятся Бразилия, Канада и, конечно, Россия.
Естественно, что в этих странах далеко не вся вода будет использована даже к 2045 году, слишком велики ее запасы. Зато для многих других государств водная проблема может наступить завтра.
Об угрозе нехватки водных ресурсов говорится и в Стратегии национальной безопасности до 2020 года. По словам Николая Патрушева, в 2009 году питьевой водой, отвечающей требованиям безопасности, было обеспечено только 38 процентов российских населенных пунктов, еще 9 процентов получают недоброкачественную питьевую воду. Но и это не все — в более чем в половине городов и сел вода для питья вообще не исследовалась, и никто не знает, насколько она вредна для здоровья.

Состояние оросительной системы также вызывает серьезную озабоченность.
Площади орошаемых земель в России составляют всего 4,5 миллиона гектаров.Эффективность использования водных ресурсов в России в 2-3 раза ниже, чем в развитых странах. Все это свидетельствует о крайне нерациональном использовании водных ресурсов и необходимости изменения государственной политики в области мелиорации земель.
Сегодня Россия может стать серьезным игроком в торговле водой. Например, нарастающий водный кризис в Центральной Азии предлагается решить с помощью проекта строительства водного канала из Сибири. Вместе с тем, по мнению экспертов, серьезных обоснований данного проекта не представлено, уточнил Патрушев. Как отмечают специалисты, также не просчитана его экономическая выгода, включая готовность государств региона платить за воду из России реальную цену.
Кроме того, по оценке российских ученых, изъятие даже 5-7 процентов воды из Оби может разрушить экосистему региона, погубить там рыбное хозяйство и бумерангом ударить по климату огромных территорий. Может измениться тепловой баланс российской Арктики, что в свою очередь вызовет изменение климата на обширных территориях, нарушение экосистем Нижнего Приобья и Обской губы и утрату тысяч квадратных километров плодородных земель в Зауралье. Общий экологический ущерб в этом случае может составить миллиарды долларов.
Как считают ученые, на мировом рынке в ближайшей перспективе особую ценность будет иметь не сама вода как ресурс, а водоемкая продукция. Рост цен на водоемкую продукцию по мере увеличения дефицита водных ресурсов неизбежен.
По материалам: http://www.aif.ru/

Война за воду

Фильм Андрея Кондрашова в проекте «Специальный корреспондент».

Это фильм-предупреждение. Это фильм, который заставляет обратиться к проблеме, угрожающей нам настоящим апокалипсисом, если мы не начнем решать ее прямо сейчас. Мы уверены, что если начнется на Земле Третья мировая война, то она будет идти не за ресурсы, не за территории, и не из-за религиозных или политических разногласий. Когда наступают мировые кризисы, они бьют по биржам, по ценам, по бюджетам. Экономики стран снижают потребление той же нефти и той же стали. Пока кризис не кончится, целые народы затягивают пояса. Мы долго можем обходиться без новых дорог и без новых машин. Человек может заставить себя меньше есть. Вот только заставить себя меньше пить он никогда не сможет. А пресной воды на планете становится все меньше. Она превращается в главный стратегический ресурс. Мы решили облететь те места на нашей маленькой планете, где вода уже стала фактором политики номер один. Есть серьезные подозрения, что если на Земле и начнется мировая война, то воевать мы будем… за воду.

Нам, в России, кажется, что питьевой воды много. Ведь четверть всех имеющихся на Земле пресных запасов — у нас. А потому мы не задумываемся о том, что ежечасно, ежеминутно расходуем ее. Причем иногда безвозвратно. По данным ООН, каждые 20 секунд в мире умирает от жажды и болезней, связанных с нехваткой воды, один ребенок. Один миллион 800 тысяч детей ежегодно. В течение следующих тридцати лет из-за болезней, связанных с водой, умрут, по прогнозу, около пятидесяти — семидесяти миллионов людей по всему миру. Грубо говоря, это пять таких городов, как Москва. Причем убийственная динамика такова, что свидетелями ее страшных последствий станет уже нынешнее поколение людей.

В этом фильме мы поднимем и проблемы водных мигрантов. Задумывались когда-нибудь, почему в Москве оказалось столько выходцев из Таджикистана? Эти люди не просто приехали сюда, к нам, в поисках работы. На самом деле множество приезжих — первые в нашей стране реальные водные мигранты, беженцы. Ведь многие из них — выходцы из Ферганской долины, где пресной воды уже почти не осталось… Ее не уносит в космос, она не уходит в преисподнюю… Так куда же девается вода, если ее становится все меньше?

Наша съемочная группа побывает в Индонезии, берегах Цитарума, в Италии, Германии и Израиле, во Франции и Китае, на границе США и Канады — везде, где уже сейчас можно наглядно увидеть и узнать, к чему приведут проблемы с питьевой водой, если мы не начнем их решать!

Мы покажем вам самые грязные реки на Земле и окунемся в священный Иордан, чтобы вы поняли: даже, казалось бы, «вечные воды» могут вот-вот иссякнуть. Даже на берегах Ниагары, где каждую секунду низвергается вниз по пять тысяч кубометров воды, климатологи все чаще говорят о том, что скоро и этот грандиозный поток может исчезнуть. Если в беднейших странах Африки в день на человека приходится три — пять литров воды, в Китае — 100, в России — 200 — 300, то средний американец в сутки потребляет 700 литров. Здесь чистейшая питьевая вода, которой можно было бы напоить четверть Африки, идет на полив лужаек.

И не стоит думать, что опасность обезвоживания грозит только южным странам или странам третьего мира. По данным Еврокомиссии, в списке тех, кому уже в ближайшее десятилетие грозит депрессия, — прекрасная Италия под номером 1. Удавка водного кризиса постепенно сжимается вокруг внешне благополучной Европы. Мы отправимся во Францию, в местечко Монпелье, где построено 12 куполов для воссоздания 12 вариантов апокалипсиса. Внутри куполов моделируют будущую жару, засуху. И мы расскажем, что ждет нашу планету, если прогнозы ученых подтвердятся.

А 2050 год называют уже «часом икс». Это момент, когда три четверти населения Земли могут остаться без питьевой воды. Когда обезвоживание превратится в главную причину смерти людей. Когда за воду начнут убивать… Судя по тому, что даже те страны, которые все свою жизнь живут друг с другом, что называется, не разлей вода, сегодня вдруг хватаются за оружие, говорит о том, что мирный вариант развития сегодня вряд ли возможен.

На что готов пойти Китай, чтобы не оказаться зажатым в тисках дефицита пресной воды? Когда замолчит один из самых крупных источников воды на планете? Чем грозит соседям водный конфликт на Великих озерах, и кто станет следующей жертвой мировой войны за воду? Об этом — в документальном проекте «Война за воду».

В сущности, ждать от фильма с участием Майкла Мэдсена чего-то стоящего по меньшей мере наивно. Безусловно он снимался и в качественном кино, но основная масса его работ не выдерживает вообще никакой критики и «Водные Войны» наглядный пример именно такого фильма.
С первых секунд чертовски настораживает перечень актёров, где сразу после Мэдсена значатся имена двух Плейбоевских девиц, причём с подчёркиванием их модельного статуса. Зачем это было сделано непонятно, но тут же появилась ассоциация с «Не называй меня малышкой». А дальше с первых сцен становится ясно, что ничего, кроме внешности (которая, кстати, очень на любителя) в этих барышнях нет. Говорить о каких-то актёрских данных просто не приходится. Впрочем, им это, в некотором роде простительно, ведь основная суть их появления в фильме, судя по всему — предоставление режиссёру возможности их оголить к месту и не очень.
Другой вопрос касательно всех остальных актёров. Главный герой, Слэйд (Кевин Степлтон), помимо звучного имечка не представляет из себя вообще ничего. Причём, что забавно, у самого персонажа был потенциал крутости, но вот актёр с ним явно не справился, просто не смог воплотить. Во время просмотра у меня не раз и не два возникало ощущение, что если бы эту роль доверили кому-то более подходящему, то вполне мог бы получиться, яркий герой — некая помесь Индианы Джонса, Безумного Макса, Снейка Плисскена и т. д.. Но актёр тупо не вытягивает этого, так как в нём нет ни шарма, ни суровости, ни жесткости. Его мелодраматичная внешность, плаксивая мимика, одутловатость и явное несоответствие своему персонажу проявляются едва ли не в каждой сцене.
Кстати, всё это тем более заметно на фоне других героев, которые, хоть и не раскрыты в сюжете, но тем не менее выглядят не в пример лучше и аутентичнее. На самом деле если бы не комканый и довольно ходульный сценарий, написанный левой задней лапой, то вполне вероятно фильм мог бы вытянуть хотя бы на пятёрочку, но не судьба…
Сюжет.
Понятное дело, что никто не ожидает от подобного кино чего-то сногсшибательного или завораживающего (хотя почему бы и нет), но с реализацией даже столь примитивной фабулы, как «Найти крутого наёмника — спасти сестру — сбежать — защитить родную хату» можно было бы постараться и получше. Фильм изобилует абсолютно плоскими диалогами, полным отсутствием смысла, откровенным сшиванием всего происходящего воедино аляповатыми белыми нитками. В теле повествования присутствует целый ряд сцен, смысла которых я просто не понял.
Для наглядности: целая сюжетная арка про девушку, за которой гонится на машинах некая орда каких-то непонятных бандитов, после чего, нагнав, хватает, раздевает, привязывает к капоту и увозит в свой полевой лагерь. В лагере её передают, надо понимать, местному предводителю, после чего он начинает допрашивать пленницу, угрожая жестокостью и одновременно аккуратно, едва ли не нежно, оглаживая её полные груди… Дальше всё это сменяется сценами с главными героями, которые занимаются своими делами, а потом, сюрприз, повествование возвращается к этому самому главарю, ведущему какое-то непонятное сражение, и захваченной девушке, которая, ценой своей жизни, нажимает на некий взрыватель…
Нет, в действительности девушка была сочная, наблюдать за её колыхающимися прелестями было приятно, НО!!! К ЧЕМУ ВООБЩЕ БЫЛИ ЭТИ СЦЕНЫ? (кроме как желанием режиссёра оголить ещё одну девицу, других объяснений я не нахожу). Кстати, имени этой девушки, как и хоть какого-то упоминания о ней даже в титрах нет.
Ах да, вот ещё что… Если смотреть сцену в которой эту девушку везут привязанной к капоту машины, то можно заметить на заднем фоне водную гладь океана, который, не смотря на полное сюжетное отсутствие воды и её крайнюю дефицитность, продолжает вполне себе безмятежно плескаться. Это к вопросу о степени халатности создателей.
Дальше повествование, как ни в чём не бывало возвращается к Слэйду и компании и более ни о предводителе, ни о девушки, ни о бандитах никто не вспоминает.
С другой стороне в сюжете там много подобных отступлений, что, право слово, диву даёшься, то какие-то идиоты на тарзанках друг друга мутузят дубинками, то другие идиоты играют в ристалище, правда используя мотоциклы, а не лошадей, то ещё что-нибудь. Видимо это попытка создать атмосферу, но в действительности возникает лишь недоумение из серии «Нафига козе баян».
И, что характерно, ведь могло бы получиться, если бы авторы подошли к вопросу с большей ответственностью и постарались бы выжать из сценаристов хоть немного более человеческие диалоги, из актёров хоть немного более актёрскую игру, а из людей отвечавших за графику… Впрочем, тут медицина бессильна — мне доводилось видеть более качественную работы с графикой в любительских роликах на Ютубе, а тут вроде как бюджетное, простите, кино… Стыд и срам.
Кстати, к вопросу о бюджете. Сначала меня слегка поразили масштаб массовки и в целом явная костюмированность представления. Я привычно не обратил внимания на плохое качество плёнки и откровенную мутноватость картинки, столь знакомую по многим фильмам 80-ых — 90-ых годов… Какого же было моё удивление, когда я с безмерным недоумением увидел дату выхода этого фильма — 2014!!! год. ДА ПОБЕГ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА 81-ого года выпуска смотрелся качественнее!
В сухом остатке — фильм вполне можно сравнить по уровню исполнения, например с «Киборгом», в котором снялся ЖКВД, с той только разницей, что в «Водовойнах» больше обнаженки и чуть другая атмосфера, явно заимствованная из «Безумного Макса» и, даже в большей степени из «Уничтожителя 3000 года» (если не видели, то лучше посмотрите его). Любителям постапокалипсиса и, прости господи, ТВ-3, как мне кажется, посмотреть можно, остальным — смело проходить мимо.
3 из 10

Всеизраильский водопровод

Всеизраильский водопровод

ивр. המוביל הארצי


Участок всеизраильского водопровода в долине Бейт-Нетофа

Расположение

Страна

  • Израиль

32°53′03″ с. ш. 35°31′22″ в. д.HGЯOL

— голова, — устье

Медиафайлы на Викискладе

Всеизраильский водопровод (ивр. ‏המוביל הארצי‏‎ ха-Мови́ль ха-арци́; Трансизраильский водовод) — система инженерных сооружений, объединяющая в единое целое источники водоснабжения в Израиле. Его главная задача — транспортировка воды с севера страны, в основном из озера Кинерет, в сильно заселённый центр и засушливый юг, в том числе в северную часть пустыни Негев, где после его постройки стало возможным занятие интенсивным земледелием. Кроме того, он сильно повысил эффективность использования воды в стране.

Всеизраильский водопровод является самым большим объектом системы водоснабжения в Израиле. Состоит из трубопроводов, насосных станций, резервуаров, открытых каналов и туннелей. Общая длина магистральных водоводов — около 130 км. Пропускная способность — 72 тыс. кубометров воды в час, что соответствует примерно 1,7 млн кубометров в сутки. Строительство водопровода представляло собой сложную техническую задачу, поскольку он должен был проходить по участкам с разнородной почвой и неровным рельефом.

История

Предпосылки

Молодое еврейское государство, провозглашённое в 1948 году, в первые же годы своего существования столкнулось с проблемой водообеспечения сельскохозяйственных поселений. Население страны увеличивалось быстрыми темпами, главным образом за счёт притока беженцев из арабских стран и послевоенной Европы. За десять лет население Израиля возросло более чем в два раза, и в 1958 году составило 2 миллиона человек, по сравнению с 800 тысячами в момент его создания. Репатрианты размещались, в основном, в сельскохозяйственных поселениях — моша́вах и кибу́цах, и их деятельность требовала большого количества воды. От стабильного доступа к воде зависела продовольственная безопасность страны и возможность принять и расселить как можно большее количество репатриантов. Это, в свою очередь, считалось вопросом самого существования еврейского государства. Поскольку территория Израиля, как и всего Ближнего Востока, бедна водными ресурсами, проблема переброски воды в наиболее засушливые районы стояла весьма остро. В качестве источника воды наиболее подходили единственное большое пресное озеро страны Кинерет и впадающая в него река Иордан.

Ещё в 1902 году основоположник идеологии политического сионизма Теодор Герцль в своём романе на немецком языке «Altneuland» («Старая новая земля») предложил использовать реку Иордан в качестве основного источника воды для нужд сельского хозяйства нового государства. Идея создания всеизраильского водопровода была выдвинута позже, в 1939 году, американским учёным, одним из крупнейших специалистов по сельскохозяйственной экономике, доктором Уолтером Клеем Лаудермилком, в его книге «Страна обетованная». Вдохновлённые этой идеей, Хаим Вейцман, который тогда был председателем Еврейского агентства, и американский инженер Джеймс Биньямин Хайс разработали план переброски части вод Иордана для орошения южных сельскохозяйственных угодий. Фактически первые шаги по созданию всеизраильского водопровода стали предприниматься только после провозглашения независимости государства Израиль.

Проектирование и постройка

В 1950 году правительством Израиля во главе с премьер-министром Давидом Бен-Гурионом была сформирована комиссия по выработке плана строительства всеизраильского водопровода. Тогда же был создан профессиональный совет с участием мировых специалистов, который на всех этапах проводил консультацию комиссии. На ранних стадиях проект был известен под названием Мифа́ль а-Ярде́н (иорданский проект), но в государственных документах он упоминается как Мови́ль арци́ (Мови́ль ма́им арци́ — государственный водовод). В 1952 году был разработан первый национальный план развития водных ресурсов, рассчитанный на 7 лет вперёд. В рамках этого плана предполагалось объединение всех источников воды в единую государственную систему, и распределение воды по всем районам страны, где она требовалась. В конце 1952 года его одобрило правительство Израиля.

Планировался отвод воды из реки Иордан с помощью канала от моста Бнот Яаков, примерно в десяти километрах выше по течению от озера Кинерет. Канал должен был заканчиваться в районе Коразим. Также предполагалось организовать искусственный водопад от Коразим до Кинерета для выработки электричества. На юг вода поступала бы самотёком через каналы и трубы. Всего планировалось выкачивать из Иордана примерно 420 млн кубометров воды в год.

В 1953 году компания «Мекорот» — государственная компания водоснабжения, приступила к реализации проекта. Прокладка отводного канала происходила вблизи сирийской границы, и частично — в демилитаризованной зоне. Сразу после начала строительных работ сирийцы стали им противодействовать как военными (артобстрелы и минирование), так и дипломатическими способами (обращение в ООН и комиссию по прекращению огня). В конце октября 1953 года Совет Безопасности ООН запретил прокладку отводного канала. Тогда компания «Мекорот» разработала альтернативный план, согласно которому основная часть воды для водовода должна забираться из озера Кинерет.

Окончательный вариант нового проекта был готов в 1956 году. Тогда же его одобрило правительство Израиля. Проект был гигантским по масштабам Израиля того времени, и был закончен только через восемь лет. В июне 1964 года, без лишнего шума и церемоний, чтобы не провоцировать арабские страны, всеизраильский водопровод был введён в эксплуатацию. С тех пор он ежегодно доставляет около 400 млн кубометров воды в засушливые районы страны.

«Война за воду»

В сентябре 1964 года, вскоре после открытия всеизраильского водопровода, в Каире собралась Лига арабских государств. Основным вопросом на повестке дня было лишение Израиля возможности откачки воды из Кинерета и Иордана, и её дальнейшей переброски на юг. Ещё в 1953 году Сирия предлагала вырыть отводной канал, собирающий воды рек Хацбани, Баниас и меньших ручьёв, стекающих с Голанских высот и питающих реку Иордан и озеро Кинерет. Полученную таким образом воду предполагалось через семьдесят километров сбросить самотёком в реку Ярмук и поделить между Сирией и Иорданией. На этот раз план был принят Лигой, и были выделены необходимые для этого деньги. В начале ноября начались строительные работы.

Реализация сирийской программы угрожала самому существованию Израиля, поскольку предполагала отвод 60 % вод Иордана и, как следствие, резкое падение уровня воды в озере Кинерет. Это означало существенное сокращение количества питьевой воды в стране. Поэтому правительство Израиля приняло решение любой ценой предотвратить осуществление этой программы.

Этот конфликт впоследствии привёл к так называемой «Войне за воду» между Сирией и Израилем. Сирией было сделано три попытки строительства отводного канала. Все три были предотвращены военными операциями Армии Обороны Израиля. После каждой неудавшейся попытки строительство отдалялось от израильско-сирийской границы. Для того, чтобы Израиль не был обвинён в агрессии по отношению к Сирии и нарушении соглашений о прекращении огня, операциям предшествовали вылазки патрулей или распашка земель в демилитаризованных зонах, которые сирийцы считали запрещёнными для посещения израильтянами. На это сирийские войска неизменно отвечали обстрелом израильской территории. Операции представлялись как ответы на такие обстрелы. В 1967 году в ходе шестидневной войны Израиль оккупировал Голанские высоты, и угроза отвода притоков Иордана исчезла.

Диверсии и теракты

1 января 1965 года боевики ФАТХ попытались взорвать водопровод. Это была первая боевая операция этой организации. Террористы должны были проникнуть на территорию Израиля из Египта и Иордании. Попытка оказалась неудачной, в основном из-за плохой подготовки боевиков. Часть из них была схвачена египетскими и иорданскими пограничниками, часть — израильскими службами безопасности. После войны 1967 года попытки диверсий на объектах водопровода участились, и стали возникать опасения, что террористы могут отравить транспортируемую воду. Детальная проверка сооружений водопровода показала, что такая возможность практически отсутствует по чисто техническим причинам.

Описание

Маршрут всеизраильского водопровода

Маршрут

Вода поступает во всеизраильский водопровод через трубу, погруженную в озеро Кинерет в северной его части. По этой трубе вода идёт на насосную станцию Сапир, расположенную возле Табхи. Станция перекачивает воду с 213 метров ниже уровня моря на 257 метров вверх, до высоты 44 метра выше уровня моря. Для перекачки воды используется 3 насоса, мощностью 30 тысяч лошадиных сил каждый. Далее вода стекает в семнадцатикилометровый Иорданский канал, а оттуда — в канал долины Цалмон, являющийся действующим резервуаром вместимостью 1 млн кубометров. Насосная станция Цалмон перекачивает воду ещё на 115 метров вверх, в тоннель «Яаков» и далее в канал долины Бейт-Нетофа. Длина канала — 17 километров. По нему вода доставляется в резервуары Эшколь. Здесь вода очищается от осадка и хлорируется. Также здесь берётся проба воды для оценки качества. Потом вода поступает в 86-километровый трубопровод, идущий до города Рош-ха-Аин, откуда попадает в водопровод Яркон-Негев. Здесь же от главной магистрали всеизраильского водопровода отходит боковая ветка, снабжающая водой Иерусалим.

Статистика

  • Строительство всеизраильского водопровода обошлось государству в 420 млн израильских лир (в ценах 1964 года).
  • Сразу после введения водопровода в эксплуатацию в 1964 году, 80 % транспортируемой им воды предназначалось для использования в сельском хозяйстве. В начале 1990-х на нужды сельского хозяйства отводилась уже только половина воды из водопровода, в то время как другая половина использовалась в качестве питьевой.
  • Общая протяжённость магистральных линий водопровода — 130 км.
  • Пропускная способность водопровода — 450 млн кубометров в год.

Альтернативные проекты

План Герцля

В своей книге «Старая новая земля», изданной в 1902 году, Теодор Герцль предложил, помимо использования реки Иордан в качестве основного источника пресной воды для орошения, прорыть канал от Средиземного моря к Мёртвому, и таким образом получить возможность использовать перепад высот между Мёртвым морем и мировым океаном для выработки электричества. Канал должен был начинаться недалеко от Хайфы, проходить через Бейт-Шеан в долину Иордана и дальше идти параллельно Иордану до Мёртвого моря.

План Хайса

Другой проект был разработан американским инженером Джеймсом Биньямином Хайсом и известным деятелем сионизма Хаимом Вейцманом. Он был основан на идеях, опубликованных в книге Уолтера Клея Лаудермилка «Страна обетованная». В рамках проекта предполагалось организовать использование всех водных ресурсов Израиля — около 2 млрд кубометров воды в год — для нужд сельского хозяйства и для получения электричества.

Основные идеи проекта — отвести часть потока реки Литани в реку Хацбани, которую планировалось перенаправить с помощью дамб и каналов в район южнее Тель-Хая, и там организовать искусственный водопад для выработки электроэнергии. Планировалось также переправлять воду из Тель-Хая в долину Бейт-Нетофа, которая стала бы государственным водохранилищем вместимостью около 1 млрд кубометров (четверть объёма озера Кинерет). На выходе из водохранилища, согласно проекту, должна была находиться гидроэлектростанция. Оттуда воду предполагалось пустить по открытому каналу к Рафиаху. По пути на юг канал собирал бы воду локальных потоков и т. н. вади — русел сухих рек, заполняющихся водой во время ливней. Реализация плана могла привести к значительному увеличению солёности озера Кинерет. Чтобы это предотвратить, предполагалось перенаправить в озеро сток реки Ярмук.

Проект предполагал реализацию в два шага общим сроком в десять лет. Он не был принят ввиду неподъёмности для экономики Израиля того времени.

План Джонстона

В 1953 году, для разрешения водного конфликта между Сирией и Израилем, президент США Эйзенхауэр направил на Ближний Восток специального посланника Эрика Джонстона во главе команды специалистов по вопросам использования водных ресурсов. Джонстон предложил установить фиксированные квоты для каждой из стран региона на использование воды бассейна реки Иордан. Израилю выделялось 31 % вод рек Иордан и Ярмук. В конце концов предложение было отвергнуто как Израилем, так и арабскими странами.

Ссылки

  • Официальный сайт государственной компании по водоснабжению (англ.)
  • Всеизраильский водопровод — описание системы сооружений (англ.)
  • Статья «Потому что без воды…» на izrus.co.il
  • Статья «Битва за воду» на www.waronline.org (недоступная ссылка). Архивировано 6 марта 2009 года.
  • Дипломная работа «Проблема водных ресурсов в отношениях Израиля и соседних арабских стран во второй половине XX — начале XXI вв.» (недоступная ссылка). Архивировано 17 июня 2009 года.
  • Израиль дает палестинцам больше воды, чем должен mignews, 16.06.2012
  • Factsheet // Water in the West Bank (недоступная ссылка). Архивировано 4 марта 2016 года. The Civil Administration of Judea and Samaria, 2012