В чем суть нового курса бисмарка

«Новый курс» Франклина Делано Рузвельта. Справка

Одним из первых шагов Рузвельта было объявление 6 марта «банковских каникул» на неделю, во время которой были закрыты все банки США. Далее с целью «очистки» банковской системы была проведена тотальная ревизия всех банков. Разорившиеся банки попали под управление государственной Реконструктивной финансовой корпорации (РФК). Устойчивые банки получили право на дальнейшую работу. В результате произошло укрупнение банковской системы – большинство банков, признанных «здоровыми», были крупными.

С целью оздоровления ситуации был принят ряд важных законов. Одним из важнейших стал закон Гласса‑Стигалла ‑ Закон о создании Федеральной корпорации по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation) от 16 июня 1933 года. Коммерческим банкам запрещалось работать с ценными бумагами, это право получали специализированные финансовые организации ‑ тем самым были снижены риски, которым подвергались средства вкладчиков банка. С целью пресечения привлечения средств по повышенным ставкам, характерных для проведения высокорискованных операций, был введен запрет на выплату процентов по текущим счетам, проценты по депозитным счетам подвергались регулированию Федеральной резервной системы (ФРС). Был регламентирован биржевой кредит.

Была создана Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД) – банки отчисляли взносы в страховой фонд, в случае банкротства ФСКД санировала банк и выплачивала вклады в пределах установленного законом лимита на вклад в одном банке.

Промышленность

Меры, направленные на нормализацию производства нашли свое отражение в Национальном законе о восстановлении промышленности (НИРА), принятом 16 июня 1933 года. В основу этого закона был взят план, предложенный в 1931 году президентом компании фирмы «General Electric» Джерардом Своупом, одобренный Торговой палатой США. Закон предписывал всем ассоциациям предпринимателей вырабатывать кодексы «честной конкуренции», определявшие условия, объем производства, минимальный уровень цен. При этом с предприятий, принявших такие кодексы снимались антитрестовские меры воздействия. Такой расклад был выгоден крупным монополиям, которые фактически определяли условия производства и сбыта по своим отраслям. Было составлено около 557 основных и 189 дополнительных кодексов, охвативших более 95 % рабочих . Принятие кодексов способствовало принудительному картелированию промышленности.

Статья 7 НИРА содержала меры социального характера ‑ она вводила ограничения на продолжительность рабочей недели и предписывала обязательный минимум оплаты труда. В ней также признавалось право организации профсоюзов и заключение коллективных договоров.

Контроль за реализацией программы НИРА возлагался на созданную президентом Национальную администрацию восстановления.

Социальная сфера

Для борьбы с безработицей, а также с целью улучшения материального положения населения были предприняты следующие меры: прямая помощь безработным, введение системы страхования по безработице и организация общественных работ.

Так, 12 мая 1933 года на оказание помощи безработным было выделено около 0,5 млрд долларов, всего было израсходовано свыше 4 млрд долларов. Большинство безработных получению пособий предпочитало общественные работы. На основании рекомендаций НИРА была создана Администрация общественных работ (PWA), занимавшаяся в основном крупными строительными проектами, доказывая тем самым, что «деньги не шли на ветер». Общий объем работ, выполненных по ее проектам составил около 3,3 млрд. долл.

Для безработной молодежи весной 1933 года правительство организовало лагеря, в которых молодые люди работали и жили в течение шести месяцев, имея полное обеспечение. Заработная плата составляла около 30 долларов, из них 25 долларов направлялись семье работающего.

В 1935 году был принят закон, предусматривавший страхование по старости и безработице. Несмотря на низкий уровень выплат и нераспространение закона на значительные слои работающих (сельское хозяйство, государственные служащие и т.д.) закон имел революционное значение. Значительным шагом второго этапа реформ стало принятие 5 июля 1935 года Национального акта о трудовых отношениях, так называемого закона Вагнера. Закон гарантировал права трудящихся на организацию, заключение коллективного договора, организацию стачек. Следующим этапом развития социальных прав было принятие в июне 1938 года закона о справедливых условиях труда (ФСЛА), предусматривавшего обязательный минимум оплаты труда 25 центов в час, введение полуторного тарифа при превышении продолжительности рабочей недели (44 часа, с 1940 года – 40 часов), ограничивался детский труд.

Жилищное строительство

В годы Великой депрессии правительство уделяло значительное внимание развитию жилищного строительства, в частности ипотечного кредитования. Так в 1933 году была создана первая компания, выпустившая облигации для финансирования ипотеки – Ссудная корпорация владельцев жилья. В 1938 году создана Федеральная национальная ипотечная ассоциация (FNMA), находящаяся под контролем государства. Начальный капитал компании был сформирован за счет средств бюджета.

Сельское хозяйство

В мае 1933 года Рузвельт подписал билль о помощи фермерам, который предлагал меры по борьбе с кризисом в сельском хозяйстве, связанным с падением цен на продукцию и массовым разорением фермеров. Основная его часть представляла закон о регулировании сельского хозяйства, известный как закон ААА (the Agricultural Adjustment Act).

Главная его идея – ликвидировать «ножницы» между ценой, затрачиваемой фермером на производство продукции, и той, которую он получал при ее реализации. Чтобы сбалансировать спрос и предложение и поднять цену сельхозпродуктов, часть земли изымалась из сельскохозяйственного оборота, за что фермерам выплачивались субсидии. В первую очередь эта мера повысила конкурентоспособность крупных фермерских хозяйств, получивших основную массу премий за сокращение посевного фонда.

В дальнейшем был предпринят ряд мер, направленный на помощь более мелким фермерам. В 1935 году была создана Администрации по переселению, преобразованная в начале 1937 году в Администрацию по охране фермерских хозяйств. Эти учреждения осуществляли финансовую помощь мелким фермерам для покупки ферм и их переселения на более качественные земли, стимулировало развитие кооперативов для сбыта продукции, приобретения оборудования.

В 1936 году был принят закон о сохранении плодородия почв и о квотах для внутреннего рынка. Согласно его положениям, премии выплачивались тем хозяйствам, которые сокращали площади под культурами, истощающими почвы, а также за меры по улучшению почв. Необходимость этих мер была вызвана сильной засухой 1934 года, сопровождавшейся пыльными бурями.

Принятый в 1938 году закон о регулировании сельского хозяйства вводил концепцию «всегда нормальной житницы». Цель новых начинаний была прежняя – восстановление паритета цен, однако методы достижения были уже другими – продукция не уничтожалась, а сохранялась, выплаты производились в счет еще не проданной продукции.

В мае 1935 года правительство создало Администрацию по сельской электрификации (REA), организовавшую работы по электрификации сельской местности.

Рейхсканцлер

Рейхсканцлер (нем. Reichskanzler)


Последний в должности
Людвиг Шверин фон Крозиг

Официальная резиденция

Берлин

Предшествующая должность

союзный канцлер Северогерманского союза

Должность появилась

4 мая 1871 года

Первый в должности

Отто фон Бисмарк

Последний в должности

Людвиг Шверин фон Крозиг

Заменившая должность

федеральный канцлер Германии

Должность упразднена

23 мая 1945 года

Ре́йхсканцлер, также имперский канцлер (нем. Reichskanzler) — должность в системе исполнительной власти Германской империи, а затем должность главы правительства Германии периода Веймарской республики и Третьего рейха, действовавшая, в общей сложности, с 1871 по 1945 год.

История

Предшествующая должность — союзный канцлер

Основная статья: Союзный канцлер (Северогерманский союз)

Прямым предшественником рейхсканцлеров был союзный канцлер (бундесканцлер, нем. Bundeskanzler) Северогерманского союза — должность, которая задумывалась, по сути, лишь для организации работы союзного совета (бундесрата, нем. Bundesrat) и должна была выполняться чиновником, состоявшим в штате министерства иностранных дел Пруссии. Однако в окончательный текст коституции союза вошла поправка председателя Национал-либеральной партии Беннигсена, по которой бундесканцлер наделялся ответственностью за подписываемые им постановления президента союза и принимал, таким образом, на себя обязанности исполнительной власти в роли главного министра (нем. Leitender Minister). Поэтому Бисмарк, инициатор принятия конституции, первоначально не планировавший становиться канцлером, с 14 июля 1867 года вступил ещё и в эту должность, параллельно сохранив за собою посты министра-президента и министра иностранных дел Пруссии.

Создание Германской империи

Основная статья: Германская империя

Успехи Северогерманского союза во Франко-прусской войне подтолкнули южногерманские государства (великие герцогства Баден и Гессен, королевства Бавария и Вюртемберг) в ноябре 1870 года к вступлению в союз. Согласно договору с Баденом и Гессеном Северогерманский союз переименовывался в Германский (нем. Deutscher Bund), а новое государственное образование получило новую по названию конституцию, положения которой, касающиеся союзного канцлера, никак не изменились. С провозглашением Германской империи и вступлением в силу 4 мая 1871 года её конституции бундесканцлер стал именоваться «имперским канцлером» («рейхсканцлером», нем. Reichskanzler), обязанности которого продолжил исполнять Бисмарк.

Конституция о рейхсканцлере

Первое упоминание рейхсканцлера в конституции

Германская империя

В тексте конституции имперский канцлер был упомянут лишь несколько раз, причём первые три статьи полностью повторяли положения о союзном канцлере Северогерманского союза:

  • согласно ст. 15 председателем союзного совета (бундесрата) и руководящим его делами являлся рейхсканцлер, которого назначал император
  • согласно ст.17 постановления и распоряжения императора перед вступлением их в силу нуждались в контрасигнатуре рейхсканцлера, который тем самым перенимал ответственность за них
  • согласно ст. 23 рейхстаг получал право направленные ему петиции пересылать имперскому канцлеру
  • согласно ст. 72 имперский канцлер ежегодно представлял союзному совету и рейхстагу отчет об употреблении всех доходов империи.

Веймарская республика и Третий рейх

Текст конституции 1919 года кардинальным образом отличался от положений основного закона времён империи:

  • согласно ст. 33 рейхстаг и его комиссии могли потребовать присутствия рейхсканцлера на своих заседаниях
  • согласно ст. 50 постановления и распоряжения рейхспрезидента перед вступлением их в силу нуждались в подписи рейхсканцлера (или соответствующего рейхсминистра), которые тем самым принимали ответственность за них
  • согласно ст. 51 в случае препятствия к выполнению рейхспрезидентом своих обязанностей рейхсканцлер заменял его на ближайшее время. То же правило действовало в случае досрочной президентской вакансии впредь до проведения новых выборов.
  • согласно ст. 52 правительство рейха состояло из рейхсканцлера и рейхсминистров
  • согласно ст. 53 рейхсканцлер назначался и смещался рейхспрезидентом
  • согласно ст. 54 для исполнения своих обязанностей рейхсканцлеру требовалось доверие рейхстага. Рейхсканцлер должен был подать в отставку, если рейхстаг принимал постановление о лишении его доверия.
  • согласно ст. 55 рейхсканцлер председательствовал в правительстве рейха и руководил его делами
  • согласно ст. 56 рейхсканцлер устанавливал основные направления политики и нёс за это ответственность перед рейхстагом
  • согласно ст. 58 правительство рейха принимало свои решения большинством голосов, а при равенстве голосов решал голос председательствующего
  • согласно ст. 59 рейхстаг имел право возбуждать перед государственной судебной палатой Германского рейха обвинения против рейхсканцлера в том, что он виновен в нарушении конституции или закона рейха.

Рейхсканцлер в системе государственной власти

См. также: Список канцлеров Германии

В Германской империи правительства как органа государственной власти не существовало, а обязанности исполнительной власти были распределены между императором, бундесратом и рейхсканцлером. Двойная функция имперского канцлера (с одной стороны, как председателя союзного совета, с другой — как единственного имперского министра) обеспечивала его высокое положение в государственной иерархии. При этом, соотношение сил в во властном треугольнике определялось, в первую очередь, личностью императора: если Вильгельм I практически передал управление всеми текущими делами своему бессменному канцлеру Бисмарку, а его сын, Фридрих III, взошедший на престол смертельно больным и правивший всего 99 дней, вынужден был терпеть нелюбимого им канцлера, чтобы не нарушить преемственности власти, то Вильгельм II правил империей фактически единовластно, отведя время от времени снимаемым им рейхсканцлерам (всего их у него было 8) роль исполняющих его решения помощников. Хотя согласно существующего законодательства рейхсканцлер нёс юридическую ответственность (в том числе, уголовную и гражданскую), но по конституции ответственен он был только перед кайзером. Зависимость же его от рейхстага была лишь политического характера, поскольку для принятия законов необходимо было заручаться согласием парламента, но никаких реальных механизмов воздействия на канцлера (а тем более права отправлять его в отставку) у рейхстага не было. К тому же политическая реальность в целях лучшего управления имперскими делами требовала объединения в одном лице должностей рейхсканцлера и прусского министра-президента, что дополнительно усиливало его позиции.

Веймарская республика

По сути, лишь с образованием Веймарской республики Германия впервые получила полноценное правительство, конституционно роль рейхсканцлера претерпела при этом существенные изменения: теперь для исполнения своих обязанностей ему требовалось доверие парламента. Однако, на практике рейхспрезидент при назначении канцлера далеко не всегда заручался поддержкой рейхстага, а порою даже полностью игнорировал саму процедуру постановки соответствующего запроса, что превращало парламентское одобрение канцлера в простую фикцию. За неполные 14 лет существования Веймарской республики в ней сменилось 12 канцлеров, что было обусловлено исключительно тяжёлыми внешне- и внутриполитическими условиями функционирования молодой немецкой демократии, при этом лишь три канцлера вынуждены были уйти из-за высказанного им вотума недоверия, а остальные по собственной инициативе, либо по решению президента. Работа рейхсканцлера и возглавляемого им правительства базировалась отныне на коллегиальном принципе, а также подразумевала разделение полномочий, при котором каждый министр персонально вёл дела вверенного ему ведомства, а в ведение канцлера попадали общеполитические темы, а также вопросы, лежащие на стыке компетенций различных министерств. В целом, по сравнению с периодом кайзеровской Германии позиции рейхсканцлера были заметно ослаблены (в надежде усилить тем самым демократию в стране).

Третий рейх

Сразу после смерти рейхспрезидента Гинденбурга Гитлер, ставший рейхсканцлером в 1933 году, объединил в своём лице посты президента и канцлера, отныне официально называясь «фюрером и рейхсканцлером». К этому времени по «Закону о защите народа и рейха» кабинет министров получил практически неограниченные полномочия в сфере исполнительной власти, а также право издавать законы в обход рейхстага, который постепенно превратился в орган для «выражения всеобщего одобрения». А поскольку по принятым в начале 1934 года законам уже был полностью упразднён рейхсрат, то в руках Гитлера теперь сосредоточилась вся государственная власть в стране, и должность рейхсканцлера, которую он сохранил за собою до своей смерти, наполнилась совершенно иным содержанием, чем это было прописано в формально продолжавшей действовать конституции.

Упразднение должности рейхсканцлера

Политическое завещание Гитлера о рейхсканцлере

В ночь на 30 апреля 1945 года, окончательно оставив надежды переломить исход второй мировой войны в пользу нацистской Германии и прежде чем покончить с собою, в своём политическом завещании Гитлер передал всю власть новому руководству страны во главе с назначенными им рейхспрезидентом Дёницем и рейхсканцлером Геббельсом. Однако пробыв на этом посту всего два дня и предприняв неудачную попытку договориться о прекращении огня с наступавшими войсками Красной армии, Геббельс также совершил самоубийство, оставшись тем самым последним рейхсканцлером Германии, официально именно так именовавшимся. Главой правительства Дёница в должности «Главного министра» (нем. Leitender Minister) стал министр финансов фон Крозиг, однако этот кабинет, не имевший, по сути, никаких полномочий, просуществовал менее месяца до своего ареста 23 мая 1945 года, считающегося последним днём третьего рейха и должности имперского канцлера.

Спустя четыре года должность канцлера как главы правительства Германии была введена снова, причем отныне используется уже употреблявшееся название «бундескацлер» (или «федеральный канцлер»).

Ссылки

  • Текст конституции Германской империи (нем.)
  • Текст конституции Германской империи (в русском переводе)
  • Текст конституции Веймарской республики (нем.)
  • Текст конституции Веймарской республики (в русском переводе)

Примечания

Владимир АБАРИНОВ
01.01.2001

Беседовала Елена СВЕТЛОВА,обозреватель «Совершенно секретно»

Гамбург – Москва

Князь Отто фон Бисмарк (1815–1898), как Наполеон, Линкольн, Черчилль и де Голль, при жизни стал легендой. Первый рейхсканцлер Германский империи, он осуществил объединение Германии. Один из главных организаторов Тройственного союза 1882 года, направленного против Франции и России, Бисмарк при этом всегда считал, что война с Россией была бы для Германии крайне опасной.

«В Фридрихсру? К Бисмаркам?» – улыбается гамбургская таксистка, включая счетчик. Имя Бисмарка не утратило своей магии, хотя со дня смерти великого немецкого политика минуло больше ста лет.

Под колесами шуршит отличный асфальт, в окнах домов сияют рождественские огоньки, а у меня на душе кошки скребут: боюсь опоздать. Волнение передается таксистке, она жмет на газ, лихо пролетает перекресток на красный сигнал светофора, ловко ныряет в переулок, но это все равно не спасает, потому что там неуклюжим монстром лежит на боку огромный трейлер, не вписавшийся в крутой поворот. Наш «мерседес» резко разворачивается. Обреченно смотрю на часы. Что скажет граф Карл Эдуард фон Бисмарк, старший сын князя Фердинанда, праправнук Железного канцлера?

Его знаменитый предок Отто фон Бисмарк мог дать от ворот поворот даже королю, если тот не являлся точно в назначенное время. Когда один великий герцог задержался в дороге, Бисмарк переоделся в домашний сюртук и сказал своему секретарю: «Пусть это королевское высочество не воображает, будто я ждал его больше четверти часа». Это исторический факт. Так что мое вовсе не королевское высочество ощущало малоприятное напряжение.

Но вот, наконец, величественные владения Бисмарков, раскинувшиеся на километры, открывают сердце старинного поместья. Семейному клану принадлежит чуть ли не вся округа: и замок, и леса, и рестораны, и отели.

* * *

Граф Карл Эдуард фон Бисмарк ставит на стол две чашки кофе и закуривает Marlboro lights. Модная одежда, спортивная фигура, светские манеры – типичный плейбой, сошедший с обложки иллюстрированного журнала. Но в голубых глазах светятся внутренняя сила и ум, в чертах открытого лица читается сходство с великим предком.

– Скажите, господин граф, сколько потомков рейхсканцлера Отто фон Бисмарка живет сегодня в Германии?

– Ближайших родственников только в Германии сорок – сорок пять, а в мире порядка шестисот пятидесяти. «Фальшивых» Бисмарков среди них нет, мы не продаем титулы.

– Когда вы осознали, что являетесь прямым потомком Железного канцлера?

– Очень рано, мне не было шести лет, когда я понял, что по рождению принадлежу к известной семье. Имя, конечно, обязывает. Оно дает серьезный кредит, который выплачиваешь всю жизнь. Мы должны часто вспоминать уроки истории и думать о том, что можно изменить в будущем.

– И никто из Бисмарков не запятнал славное имя?

– Мне такие факты не известны. Правда, моя тетя Гуннила часто упоминается в светской хронике. Ее называют принцессой вечеринок. Но лично я ничего плохого в этом не вижу.

– Кроме вашего прапрадеда, кто-нибудь из Бисмарков оставил след в политической жизни страны?

Граф Карл Эдуард фон Бисмарк у бюста своего прапрадеда

– Такой, конечно, нет. Но, например, мой дядя, тоже Отто фон Бисмарк, десять лет был депутатом бундестага. Наша семья всегда интересовалась политикой. Последние три года я активно занимаюсь политикой в своем округе, состою в Христианско-демократическом союзе – партии, которую долго возглавлял Хельмут Коль.

– Вы учились в закрытых школах?

– Не только. Я учился в закрытом интернате в Англии и в Салеме (Южная Германия), но экзамены сдавал в общеобразовательной школе. Вообще я получил интернациональное воспитание, как мои братья и сестра. Наша мать – бельгийка, урожденная графиня Липпенс, поэтому я подолгу жил в Брюсселе. Позже учился и работал в Америке. Свободно владею английским, французским и испанским языками.

– Интересно, господин граф, служат ли отпрыски из дворянских семей в армии или предпочитают «откосить»?

– Такая возможность, конечно, есть, но мне это и в голову не приходило. Я два года служил офицером бундесвера, причем не где-нибудь, а в казармах имени Бисмарка. Эти казармы были расквартированы по всей стране. В армии я познакомился с людьми из других слоев общества. Забавно, что одно время жил в комнате с сыном Хельмута Коля. Товарищи по службе смеялись: «А не зайти ли нам в гости к Бисмарку–Колю?»

– В последнее время в Германии наблюдается рост числа национал-радикалов, особенно за счет новых земель. Как это можно объяснить?

– Дело в том, что в Восточной Германии очень высокий уровень безработицы, молодежи некуда себя деть, нечем заняться. Им надо дать возможность учиться, помочь найти свое место в новой Германии. Все же, мне кажется, пресса несколько преувеличивает опасность, так как именно в нашей стране особенно пристально следят за тем, чтобы прошлое никогда не повторилось. Но запрет такой партии национального толка, как НПД, я считаю очень опасным. Из истории нам известно, что когда партию запрещают, она уходит в подполье и ее нельзя контролировать. Лучше зримый враг, чем невидимый.

– Не раз приходилось слышать, что в вашей среде принято выбирать невесту или жениха только из своего круга. Ваша жена – титулованная особа?

– Нет, она из нормальной семьи. Сегодня, мне кажется, почти невозможно, чтобы дворяне женились только на дворянках. Девушки-аристократки, увы, не всегда симпатичны. Поиски суженой могут слишком затянуться, как у моего хорошего друга, принца княжества Монако Альбера. Он вынужден наконец найти невесту, и это отнимает у него много времени. Слишком рано жениться нельзя – опасно. Надо точно знать, что ты сделал правильный выбор. Мне хотелось жениться по любви, а не на имени. И десять лет назад в Монте-Карло я совершенно случайно познакомился с девушкой из Женевы, которая стала моей женой. Мы женаты три года. Она швейцарка, из очень хорошей семьи. Ей двадцать девять лет. Прекрасное воспитание позволило ей легко войти в наш круг.

– Но какие-то трудности были?

– Пожалуй, только в начале. Для нее было непривычным внимание прессы, особенно фотокорреспондентов. Жена активно работает в известном фонде «Ментор», который борется с наркотиками в школьной среде. Она посещает школы и объясняет подросткам, как опасно принимать наркотики. В фонде «Ментор» состоят, например, королева Швеция Сильвия, королева Иордании, бывшая принцесса Нур. Раз в году устраивается благотворительный бал, на котором собираются пожертвования для помощи юным наркоманам.

– Став графиней фон Бисмарк, ваша жена, наверное, получила в подарок какие-то внешние атрибуты старинного рода?

– Да, моя мама подарила ей на свадьбу старинную диадему, которую принято носить в торжественных случаях. Время от времени диадему приходится чистить и полировать.

– Господин граф, прошли те времена, когда аристократы могли круглый год наслаждаться светской жизнью, не зная материальных проблем?

Готтфрид фон Бисмарк

– Конечно. Мы занимаемся бизнесом, но стараемся, чтобы все направления нашей деятельности были связаны с именем Отто фон Бисмарка. Нам принадлежат почти шесть тысяч гектаров леса, правда, на этом много денег не заработаешь. Около трех тысяч гектаров лесных плантаций в Южной Америке – тоже собственность Бисмарков. В Бразилии у нас есть кофейные фермы. Наша семья владеет недвижимостью в разных странах. Производством известной водки «Князь Бисмарк» занимается мой дядя. Огромным спросом пользуется одноименная минеральная вода из нашего источника, которому более ста лет. Еще старый Бисмарк каждое утро выпивал стаканчик минералки. По лицензии фирмы «Нестле» ежегодно выпускается и продается 420 миллионов бутылок. Мой новый проект – сигары «Князь Бисмарк», которые уже завоевали популярность.

– Ваш прапрадед был заядлым курильщиком?

– «Каждому человеку, – говорил он, – предназначено определенное количество вина и табака, я претендую на сто тысяч сигар и пять тысяч бутылок шампанского». В день он порой выкуривал до пятнадцати сигар, я не знаю другого человека, который мог бы себе это позволить. Канцлер считал, что сигара успокаивает, помогает держать темперамент в узде. Кстати, в то время курение на улице воспринималось как выражение революционных настроений. Впрочем, голубой дым чаще окружал рейхсканцлера на дипломатической службе. «Когда во время переговоров куришь сигару, – признавался Бисмарк, – испытываешь готовность пойти на взаимные уступки, именно это и составляет суть работы дипломата». Так что о влиянии сигары на мировую политику можно только догадываться.

– Вероятно, ваша семья одна из самых богатых в Германии.

– Я бы не сказал. Скорее, мы относимся к очень обеспеченным семьям. Мы живем хорошо.

– Вы покупаете одежду у известных модельеров?

– О нет! Одежда не играет для меня такой большой роли. Я нормальный человек и не езжу на больших «феррари».

– На чем же вы ездите?

– На джипе, он хорош для лесных дорог. В гараже стоят три-четыре «альфа-ромео» шестидесятых годов, езжу на них только летом. Я люблю старые автомобили, несколько раз участвовал в соревнованиях.

– Вы были автогонщиком?

– Да, у меня были неплохие результаты на «Формуле-3». Что касается «Формулы-1», то я участвовал лишь в тестах. Бешеные скорости, немного «слишком» для человека, которому тридцать девять лет. Вообще я увлекаюсь спортом. Катаюсь на водных и горных лыжах, прыгаю с парашютом, ныряю.

* * *

– Господин граф, вы бывали в России?

– Несколько раз, но только в Санкт-Петербурге. Сохранился дом на Неве, где жил Отто фон Бисмарк. Мне посчастливилось установить там памятный знак. Это было очень торжественно. У меня есть русские друзья моего возраста.

Здесь похоронен первый рейхсканцлер Германии

…В России прусскому посланнику Отто фон Бисмарку оказали радушный прием. Он сразу взялся за изучение русского языка. Бисмарк чувствовал себя в родной стихии, хотя новое дипломатическое назначение было в определенном смысле политической ссылкой. Он очаровал царицу-мать и так пленил четырехлетнюю великую княжну, что та назвала его милым. Бисмарку нравился роскошный, с конюшнями и собственным манежем, дом на Неве. Но ничто так не восхищало его в России, как огромные просторы девственных лесов – настоящий охотничий рай. Бисмарк был счастлив, когда удавалось с пятидесяти шагов подстрелить медведя. Сестре с гордостью посылал медвежий окорок.

В северной столице Бисмарку все казалось крупнее, чем в Германии. Он восхищался российской широтой и мощью, чувствовал стихийную силу и прочность русского характера. «Когда при разъезде с крыльца кричат: «Prusku paslannika!», то все русские лица оборачиваются с благожелательной улыбкой, словно только что опрокинули рюмку девяностоградусной водки», – писал он домой.

Один из биографов Железного канцлера позже отметит, что чувство этой симпатии утвердило дружественную России политику Бисмарка и более тридцати лет сохраняло ее.

– Ему нравилась Россия, но, наверное, не все было легко. Расстояние от Берлина до Санкт-Петербурга приходилось преодолевать в карете. К тому же в Петербурге Бисмарк серьезно заболел. Дала о себе знать старая травма, полученная в молодости на охоте. Русский врач лечил его ядом «шпанских мушек», результатом стало повреждение вены и адские боли. Знаменитый хирург Пирогов, имевший практику в Берлине, посчитал необходимым ампутировать больному ногу выше колена. Бисмарк не согласился и выжил лишь благодаря могучей натуре.

– Он действительно был «железным»?

– Один его вид производил впечатление: массивный по физическому сложению, очень высокого роста для того времени. Но в душе он был скорее созерцатель. Сам Бисмарк считал, что он «натура мечтательная, сентиментальная», что люди, пишущие его портреты, делают ошибку, придавая лицу властное выражение.

…Даже посмертные изображения рейхсканцлера, все литографии, рисунки и открытки подчеркивают победоносное выражение лица. Непобедимый титан в парадной форме, верный страж рейха просто прилег отдохнуть – каждый немец представлял себе Бисмарка только так. Но действительность была иной. После смерти Бисмарк выглядел стариком, наконец освободившимся от мук. Его подбородок поддерживал специальный бандаж. Незадолго до кончины Бисмарк запретил фотографировать себя на смертном одре, равно как и делать посмертную маску. Однако нашлись два беспринципных папарацци, подкупившие княжеского лесничего, чтобы тот пустил их к ложу умершего. «Эксклюзивные» снимки были позже изъяты полицией, а фотографы и их соучастник получили по нескольку месяцев тюрьмы. Тем не менее копии каким-то образом уцелели.

* * *

«Железный» Бисмарк не чужд был многих наслаждений жизни. Истинный гурман, он отличался неумеренностью в еде и питье. Даже когда строгие врачи сажали своего высокопоставленного пациента на диету, после супа, по воспоминанию современника, он поглощал жирную форель, телячье жаркое, три крупных куска зайчатины и без конца прикладывался к бургундскому. Считая, что заснуть он сможет, только напившись пива, Бисмарк усиленно налегал на икру и другие острые деликатесы. В возрасте 68 лет князь страдал целым букетом заболеваний – мигренью, невралгией лица, бессонницей, расстройством пищеварения, отеками ног, расширением вен – и весил больше 120 килограммов. Он периодически сидел на диетах, а за всю жизнь сбросил порядка 320 килограммов

– Да, мой прапрадед действительно не знал удержу в удовольствиях гастрономического характера. Я тоже не аскет, ценю хорошую еду и вино, но держу себя в рамках. Рейхсканцлер вел образ жизни, который сегодня вряд ли может позволить себе политический деятель. Вставал около полудня, а засыпал под утро. Но он мог заниматься государственными делами, сидя в своем поместье в Варцине или в Фридрихсру, чиновники приезжали к нему.

Он очень любил собак, его часто видели в окружении немецких догов, серо-стальных или черных. Когда жена бранила обойщика за то, что гардины получились слишком длинными, князь, напротив, радовался: собакам будет удобно лежать. Из-за стола кидал большие куски своим собакам, чем ужасал утонченных гостей. Своих любимцев Бисмарк использовал даже на службе. Рейхсканцлер поднимался навстречу посетителю, а по бокам вставали два огромных дога – это была эффектная картина. Нанимая нового управляющего, князь прислушивался к «мнению» своих четвероногих друзей. У графа Эдуарда тоже есть любимая собака, лабрадор. Но у него меньше прав, чем у догов прапрадеда.

– Какие еще традиции сохранились в Фридрихсру? Приходилось слышать, что охота у князя Фердинанда фон Бисмарка – одно из главных светских мероприятий Европы.

– Сезон открывается первого сентября и продолжается до конца января. В наших лесах водится много кабанов, лис, зайцев, косуль, куниц. На озерах живут дикие утки. Естественного отбора в природе давно не происходит, поскольку нет ни медведей, ни волков. Поэтому охота поддерживает биологическое равновесие. Я уже в восемь лет впервые ходил на охоту и застрелил зайца. Часть лесных угодий мы сдаем охотникам, но главная охота, на которую приглашаются только родные и близкие друзья, традиционно проходит осенью, в день рождения моего отца. Собирается обычно около сорока стрелков – члены европейских королевских дворов, представители высшего дворянства. Короли Швеции, Голландии, Дании с удовольствием прибывают в Фридрихсру.

Все почти как встарь. «Ваше высочество», «Ваша светлость», «Ваше сиятельство» – светские рауты для самого избранного общества.

Музей Отто фон Бисмарка в Фридрихсру

Гости располагаются в трех отелях и в замке. По вечерам все собираются в замке на ужин. Господа в смокингах, дамы в вечерних платьях. Выбирают короля охоты – самого удачливого стрелка, которому положено произнести веселую речь. В салонах идут беседы, в зале до утра продолжаются танцы.

Правда, княжеский замок не хранит пыль столетий, ему примерно полвека. После бомбардировок Гамбурга генеральные консульства Швеции и Швейцарии нашли приют в Фридрихсру. Владения Бисмарков казались им надежным убежищем. Но 29 апреля 1945 года над замком появились британские бомбардировщики. Пять человек погибли, в том числе швейцарский консул с женой. А позже выяснилась причина налета английских ВВС: союзники получили данные радиоперехвата, согласно которым именно в Фридрихсру должны были состояться переговоры Гиммлера и других руководителей СС с графом Фольке Бернадотте по поводу освобождения скандинавских узников концлагерей. Эта встреча состоялась не в Фридрихсру, а в Любеке. Через пару недель капитан британской эскадрильи лично принес извинения княгине фон Бисмарк. Поступок английского летчика произвел впечатление, но все-таки был слабым утешением.

Война не обошла стороной знаменитую семью. Один из внуков рейхсканцлера, Готтфрид фон Бисмарк, вначале пронацистски настроенный, но вскоре активный участник заговора против Гитлера, был схвачен гестапо, подвергнут пыткам и одиночному заключению. Затем его бросили в концлагерь Заксенхаузен. Такая же участь постигла жену графа – Мелани фон Бисмарк. При аресте гестаповцы сломали ей подбородок. Оба погибли в 1949 году, в мирное время, в автомобильной катастрофе.

Рейхсканцлер Отто фон Бисмарк завещал похоронить его в Фридрихсру. Вскоре после его смерти в парке на возвышении был построен величественный мавзолей, ставший фамильной усыпальницей. Рядом проходит железная дорога Гамбург – Берлин. Старый князь хотел и после смерти быть там, где шумит жизнь. На мраморном постаменте надгробная плита с выбитыми буквами: «Верный немецкий слуга кайзера Вильгельма I». Не было российского издания, которое не откликнулось бы на смерть Бисмарка. «Настоящий патриот с головы до пят, он и в глазах русского народа сиял в полном блеске. Он никогда не был врагом России. Бисмарк олицетворял все великое и благородное, что есть в немецкой душе», – отмечали газеты. А царь Николай II сразу после получения траурной депеши принял на борту своей яхты «Александрия» немецкого посла и выразил ему глубокое соболезнование

* * *

Графский джип останавливается возле красивого домика в чисто немецком стиле. Еще при жизни рейхсканцлеру пришла идея создать музей, чтобы разместить многочисленные подарки, которые он получал. Позже потомки собрали все, что было связано с жизнью Бисмарка. Сохранились кабинет рейхсканцлера, его личные вещи, награды, в том числе высшие российские ордена – такие красивые, что Бисмарк чуть не инкрустировал ими свой кубок.

«Как мало радости и удовлетворения доставила мне жизнь, – признавался Бисмарк, достигнув вершины власти. – Никто меня не любит, никого я не осчастливил – ни себя самого, ни близких, ни других людей. Зато многих сделал несчастными. Без меня не было бы трех больших войн, восемьдесят тысяч человек не погибли бы, родители, вдовы не скорбели…»

Над старинным поместьем накрапывает дождь. Каменные дорожки делаются скользкими. Доносится гул экспресса Берлин – Гамбург. Слышит ли душа рейхсканцлера стук колес?

Князь фон Бисмарк очень любил и уважал свою жену Иоганну, с которой прожил почти полвека. Смерть жены стала для него страшным ударом. Он пережил ее на четыре года.

Но не все знают, что последнее увлечение Бисмарка было связано с Россией. Это было в Биаррице, на границе с Испанией. Ее звали княгиня Орлова, урожденная княжна Трубецкая. На знаменитом курорте Отто фон Бисмарк провел несколько недель вместо запланированных трех дней. Он впервые забыл о политике, потерял интерес к газетам. «…У меня такое чувство, будто мне только крыльев не хватает, чтобы взлететь, я до смешного здоров и счастлив», – писал он жене. Бисмарк восхищался поросшими вереском скалами, любовался морем, «зеленым и белым от пены и солнца», не скрывал, что рядом с ним «прелестнейшая из женщин», которая и оригинальна, и весела, и молода, и красива. Очаровательная русская красавица играла ему Бетховена и Шопена. Последняя влюбленность Железного канцлера была так велика, что он забыл о годовщине своей свадьбы.

– Господин граф, о чем вы мечтаете? – спрашиваю напоследок.

– Пришло время подумать о наследнике, – улыбается граф фон Бисмарк. – Мне хочется иметь много детей и счастливую жизнь. Как политик, я мечтаю о том, чтобы Европейский Союз расширялся за счет присоединения других стран. И чтобы двести лет не было войны.

Авторы: Владимир АБАРИНОВ

Все эти перемены не радовали Бисмарка. Вместе с Вильгельмом к власти пришли его противники – «партия еженедельника». Как бы сложно ни складывались отношения с Герлахами, Бисмарк все же считался их сподвижником, человеком «камарильи». Поэтому вполне понятен тот негатив, с которым он относился к новому правительству. Особенно резкую реакцию вызвало назначение на пост министра иностранных дел графа Шлейница, любимца принцессы Аугусты, которого Бисмарк называл «гаремным министром». В запальчивости он писал сестре: «Если меня отправят в отставку к радости охотников за должностями, я уеду под защиту пушек Шёнхаузена и полюбуюсь на то, как они будут управлять Пруссией, опираясь на левое большинство (…) Надеюсь, что почувствую себя на десять лет моложе, оказавшись на тех же позициях, что и в 1848/49 годах».

В реальности Бисмарк вовсе не собирался сдаваться без боя. Наладить контакты с Вильгельмом он старался еще в первой половине 1850-х годов. В сентябре 1853 года он писал принцу, предостерегая его от излишнего увлечения либеральными взглядами: «Пруссия стала великой не благодаря либерализму и свободомыслию, а усилиями череды могучих, решительных и мудрых правителей (…). Эту систему мы должны сохранить и в дальнейшем, если хотим укрепить монархию. Парламентский либерализм может быть временным средством для достижения цели, однако он не может быть целью нашей политики». В том же документе он защищал позиции традиционного юнкерства против профессионального чиновничества, которое называл «самой опасной заразой, которая есть в организме Пруссии».

Весной 1858 года Бисмарк предпринял еще одну попытку, направив Вильгельму обширный – около сотни страниц – меморандум по вопросам внешней политики, озаглавленный «Некоторые замечания о положении Пруссии в Германском Союзе». В нем он развивал свои идеи о необходимости проведения Берлином самостоятельной линии, ориентированной на защиту собственных интересов. Описывая попытки Австрии добиться гегемонии в Германии, Бисмарк отмечал: «В этой системе для Пруссии, если она не хочет отказаться от своего положения европейской державы, места нет. Большое государство, которое хочет и может вести свою внутреннюю и внешнюю политику самостоятельно, опираясь на собственные силы, может пойти навстречу централизации Германского союза лишь постольку, поскольку само будет участвовать в руководстве последним». Более того, по мнению Бисмарка, Пруссия вообще не заинтересована в существовании Германского союза, в котором она изолирована. Однако это вовсе не значит, что ее противником является Германия. «Прусские интересы полностью совпадают с интересами большинства стран Союза, исключая Австрию, однако не с интересами их правительств. Нет ничего более немецкого, чем развитие правильно понятых прусских интересов (…). Пруссия получит полную свободу для выполнения своей миссии в Германии только в том случае, если перестанет придавать большое значение симпатиям правительств малых государств».

И здесь Бисмарк предлагал обратить внимание на национальное движение, которое может стать естественным союзником прусской монархии. «Пруссия может без всякого риска предоставить своему парламенту и прессе больше пространства для действий, в том числе в решении чисто политических вопросов. (…) Королевская власть покоится в Пруссии на столь надежных основах, что правительство может, не подвергая себя опасности, активизировать работу парламента и тем самым получить очень действенный инструмент влияния на ситуацию в Германии. (…) Необходимая Пруссии политика может только выиграть через свою публичность и общественные дискуссии». Помимо всего прочего, активная и целеустремленная внешняя политика будет способствовать решению внутренних проблем – «Пруссак в обмен на рост своего самосознания легко забудет о том, что его беспокоит во внутренних делах». По сути своей это был революционный план, предлагавший прусской монархии вступить в союз с прежним противником во имя укрепления своих позиций в Германии и Европе. Несомненно, Бисмарк учитывал при этом взгляды самого Вильгельма, однако столь же несомненно, что все его рекомендации носили вполне искренний характер и давались всерьез.

Однако принц оставил текст без внимания, а при дворе его иронично назвали «Маленькой книгой господина Бисмарка» и сочли попыткой карьериста выслужиться перед новым господином. Уже в январе 1859 года Бисмарк узнал, что его отзыв из Франкфурта является решенным делом. Новая прусская политика «моральных завоеваний» требовала нового лица, и твердолобый реакционер, каковым многие продолжали считать Бисмарка, здесь не годился. Однако просто отправить его в отставку было уже невозможно. Это был не тот молодой депутат ландтага, которому доверили ответственный пост восемь лет назад. Несмотря на то, что Бисмарк стоял фактически вне каких-либо группировок внутри прусской политической элиты, он стал величиной, имевшей самостоятельное значение. К тому же опытный дипломат, хорошо известный в европейских столицах, представлял во все времена значительную ценность. В начале марта 1859 года он был назначен «чрезвычайным послом и полномочным министром при петербургском дворе».

Годы, проведенные во Франкфурте, стали весьма важным этапом в жизни Бисмарка – в первую очередь, его политической биографии. В период революции он сделал первые шаги, выступил в роли дебютанта, который при не слишком благоприятных условиях мог исчезнуть с политической арены столь же быстро, как появился на ней. Должность прусского посланника в бундестаге, которую он занимал в течение достаточно длительного по тем временам срока, превратила его не только в опытного и искушенного дипломата, но и в государственного служащего высокого ранга. Теперь с Бисмарком можно было не соглашаться, но сложно игнорировать. С этого времени он входил в состав политической элиты Пруссии и уже мало зависел от покровительства кого бы то ни было, за исключением монарха. У него были политические друзья, но не менторы и не наставники. Во время его пребывания во Франкфурте с завидной регулярностью возникали слухи о его возможном повышении, вплоть до назначения министром иностранных дел или главой правительства, что само по себе говорит о многом.

* * *

Если подводить итог деятельности Бисмарка на своем посту, то он окажется на первый взгляд не слишком впечатляющим. Прусскому посланнику не удалось всерьез поколебать позиции Австрии и добиться для своей страны равноправного положения рамках Германского союза. Все, что он сумел – это отразить посягательства Австрии на гегемонию в Германии. Был бы результат принципиально иным, если бы на месте Бисмарка находился другой человек, менее одаренный и хуже сознающий интересы Пруссии дипломат? Ответ окажется скорее отрицательным; политика Австрии, нацеленная на достижение гегемонии и сохранение своей позиции по всем азимутам – в Германии, Северной Италии, на Балканах – была изначально обречена на поражение.

Однако это не значит, что усилия Бисмарка пропали даром. В первую очередь потому, что в процессе деятельности в бундестаге у него самого сформировалось более четкое представление о действительных интересах своей страны. В процессе работы он получил огромный опыт дипломатической деятельности, который существенно помог ему в дальнейшем. Весьма полезными оказались и контакты с политической элитой европейских государств, которые он приобрел за время своей работы во Франкфурте.

Впрочем, некоторые биографы Бисмарка видят в этом и свою отрицательную сторону. Так, Эдвард Крэнкшоу писал: «Недостатком этого франкфуртского назначения, если рассматривать его как важный этап становления государственного деятеля, было то, что Бисмарк слишком рано сконцентрировался на внешней политике, занимаясь исключительно ею. Он немного знал о финансах, но почти ничего о промышленности и торговле. Он вообще не имел представления об огромной мощи, которую придаст прусскому государству развитие железных дорог, горного дела и фабрик, в первую очередь угольной, сталелитейной и химической промышленности».

Германские рейхи. Отто фон Бисмарк – «железный канцлер» Германской империи

В результате поражения французов во Франко-прусской войне 1870-1871 французский император Наполеон III оказался в плену, а Парижу пришлось пережить очередную революцию. А 2 марта 1871 года произошло заключение тяжёлого и унизительного для Франции Парижского договора. К Пруссии были присоединены территории Эльзаса и Лотарингии, королевства Саксонии, Баварии и Вюртемберга. Франции следовало выплатить победителям 5 миллиардов контрибуции. Вильгельм I с триумфом возвратился в Берлин, несмотря на то что все заслуги в этой войне принадлежат канцлеру.
Победа в этой войне сделала возможным возрождение Германской империи. Ещё в ноябре 1870 года произошло объединение южно-германских государств в рамках преобразованного из Северного Единого Германского союза. А в декабре 1870 года баварским королём было внесено предложение о восстановлении Германской империи и немецкого императорского достоинства, в своё время уничтоженных Наполеоном Бонапартом. Данное предложение приняли, и рейхстаг направил к Вильгельму I просьбу принять императорскую корону. 18 января 1871 года Отто фон Бисмарком (1815 — 1898 гг) было провозглашено создание Второго рейха, а Вильгельм I был провозглашён императором (кайзером) Германии. В Версале в 1871 году, надписывая адрес на конверте, Вильгельм I указал «канцлеру Германской империи», таким образом, утвердив право Бисмарка на управление созданной империей.
«Железный канцлер», действовавший в интересах абсолютной власти, управлял новообразовавшимся государством в 1871-1890 годах, с 1866 по 1878 год, пользуясь поддержкой партии национал – либералов в рейхстаге. Бисмарк осуществил глобальные реформы в области германского права, а также он не обошёл вниманием систему управления и финансов. Проведение образовательной реформы в 1873 году послужило поводом конфликта с Римской католической церковью, хотя основная причина конфликта заключалась в возраставшем недоверии германских католиков (которые составляли почти треть всех жителей страны) к протестантскому населению Пруссии. В начале 1870-х годов после проявления этих противоречий в работе католической партии «Центр» в рейхстаге, Бисмарку пришлось принять меры. Борьба с засильем католической церкви известна под названием «культуркампфа» (борьбы за культуру). В процессе этой борьбы многих епископов и священников отправили под арест, а сотни епархий были оставлены без руководителей. Впоследствии церковные назначения следовало согласовывать с государством; церковным служащим не дозволялось занимать служебные должности в государственном аппарате. Произошло отделение школ от церкви, создан институт гражданского брака, а иезуитов и вовсе изгнали из Германии.
В построении внешней политики Бисмарк отталкивался от ситуации, которая сложилась в 1871 году благодаря победе Пруссии во Франко-прусской войне и получения Эльзаса и Лотарингии, превратившихся в источник непрерывного напряжения. Используя сложную систему союзов, сделавших возможной обеспечение изоляции Франции, сближение Германского государства с Австро-Венгрией, а также поддержку хороших отношений с Российской Империей (союз трёх императоров: России, Германии и Австро-Венгрии 1873 и 1881 года; существование австро-германского союза 1879 года; заключение «Тройственного союза» между правителями Германии, Австро-Венгрии и Италии в 1882 году; «Средиземноморское соглашение» Австро-Венгрии, Италии и Англии 1887 года, а также заключение «договора перестраховки» с Россией в 1887 году), Бисмарк поддерживал мир во всей Европе. Во времена правления канцлера Бисмарка Германская империя превратилась в одного из лидеров на международной политической арене.
Выстраивая внешнюю политику, Бисмарк прилагал массу усилий для закрепления завоеваний, полученных в результате подписания Франкфуртского мира в 1871 году, стремился обеспечить дипломатическую изоляцию Французской республики и пытался любыми способами не допустить образования какой бы то ни было коалиции, если она могла стать угрозой Германской гегемонии. Он предпочитал не принимать участия при обсуждении претензий на ослабевшую Османскую империю. Несмотря на то что «Тройственный союз» был заключён против Франции и России, «железный канцлер» был твёрдо уверен, что война с Россией может быть крайне опасна для Германии. Наличие секретного договора с Россией 1887 года – «договора перестраховки» — показывает, что Бисмарк не гнушался действовать за спинами собственных союзников, Италии и Австрии, дабы сохранить status quo как на Балканах, так и на Ближнем Востоке.
И Бисмарк до 1884 года не дал чёткого определения курсу колониальной политики, основной причиной этого были дружественные отношения с Англией. В числе других причин принято называть стремление сохранить государственные капиталы, сведя к минимуму расходы правительства. Первые экспансионистские планы «железного канцлера» были встречены энергичным протестом каждой партии – католиков, социалистов, государственников, а также среди представлявшего его собственный класс юнкерства. Невзирая на это, именно во время правления Бисмарка Германия становится колониальной империей.
В 1879 году произошёл разрыв Бисмарка с либералами, в дальнейшем полагавшегося лишь на поддержку коалиции крупных землевладельцев, военной и государственной элиты, промышленников.
Тогда же канцлеру Бисмарку удалось добиться, чтобы рейхстаг принял протекционистский таможенный тариф. Либералов вытеснили из большой политики. Направление нового курса экономической и финансовой политики Германской империи отражало интересы крупных промышленников и аграриев. Этому союзу удалось занять главенствующие позиции в сфере государственного управления и политической жизни. Таким образом, произошёл постепенный переход Отто фон Бисмарка от политики «культуркампфа» к началу гонений на социалистов. После произошедшего в 1878 году покушения на жизнь государя Бисмарком был проведён через рейхстаг «исключительный закон», направленный против социалистов, так как он запрещал деятельность какой бы то ни было социал-демократической организации. Конструктивная сторона этого закона заключалась во введении системы государственного страхования в случае болезни (1883 год) или увечья (1884 год), а также обеспечения пенсии по старости (1889 год). Но даже этих мер было не достаточно для того, чтобы германские рабочие отдалились от партии социал-демократов, хотя это и отвлекло их от революционных способов решения социальных проблем. Однако Бисмарк решительно возражал против любого варианта законодательства, которое бы урегулировало условия труда рабочих.
Во время правления Вильгельма I и Фридриха III, правившего не более полугода, позиции Бисмарка не удалось поколебать ни одной оппозиционной группировке. Самоуверенному и честолюбивому кайзеру претила второстепенная роль, а на очередном банкете в 1891 году он заявил: «В стране есть только один господин – я, а иного не потерплю». Незадолго перед этим Вильгельм II сделан намёк о желательности отставки Бисмарка, заявление которого было подано 18 марта 1890 года. Через пару дней отставка была принята, Бисмарку пожаловали титул герцога Лауэнбургского и наградили званием генерал-полковника кавалерии.

Удалившись во Фридрихсруэ, Бисмарк не утратил интерес к политической жизни. Особенно красноречивой критике с его стороны был подвержен вновь назначенный рейхсканцлер и министр-президент граф Лео фон Каприви. В Берлине в 1894 году произошла встреча императора и уже стареющего Бисмарка, организованная Хлодвигом Гогенлоэ, князем Шиллингфюрста, преемником Каприви. В праздновании 80-летия «Железного канцлера» в 1895 году участвовал весь германский народ. В 1896 году князю Отто фон Бисмарку довелось присутствовать при коронации российского императора Николая II. Смерть настигла «Железного канцлера» 30 июля 1898 года в его имении Фридрихсруэ, где он и был похоронен.

Объединение Германии и Отто фон Бисмарк: новый мир эпохи империализма

Священная Римская империя – древняя держава, созданная еще в Раннее Средневековье германскими племенами, хотя просуществовала много веков, никогда не отличалась сильным внутренним единством. Свободолюбивый дух потомков древних германцев, которые в имперскую эпоху осознали себя единым немецким народом, побуждал отдельные земли и провинции стремиться к большей самостоятельности, праву устраивать свою внутреннюю жизнь, не оглядываясь на волю императора и римского папы. В XVI – XVII вв. ее сотрясали религиозные войны между католическим и протестантским населением. Когда в начале XIX в. последний ее император Франц II отказался от своей короны, это было лишь формальным шагом: на самом деле давно уже все германские земли жили каждая по своим законам, под своей властью, со своей армией, каждая выстраивала свою внешнюю политику, как сама считала нужным. Только Австрия на юге и Пруссия на севере из всех осколков Священной Римской империи сохранили достаточные для ведения весомой внешней политики в Европе мощь и влияние. Остальные многочисленные немецкие государства страдали от экономической конкуренции более мощных стран Европы, имевших выход на рынки мировой торговли, и то и дело испытывали политическое давление со стороны ведущих держав: Франции, России и своих вчерашних собратьев Пруссии и Австрии.

Особенно страдала от гегемонии сильных государств Европы немецкая буржуазия. У маленьких немецких государств не было колоний, откуда можно было бы черпать сырье для промышленности, большинство их не имело выхода к морю, а за провоз товара через множество границ приходилось платить большие таможенные пошлины. Объединение германских земель решало бы большинство проблем немецких предпринимателей: отпала бы необходимость платить пошлины за провоз товара многочисленным немецким князьям – герцогам и курфюрстам, соединившись с приморскими землями, можно было бы успешно осуществлять морскую торговлю. Однако долгие десятилетия буржуазия испытывала сильное давление со стороны потомственной аристократии – помещиков. Немецкие феодалы привыкли чувствовать себя полными хозяевами в своих землях, поэтому им политическая раздробленность Германии была только на руку. В прусском ландтаге – парламенте, большинство мест занимали помещики – юнкеры. В 1848 г. в Германии вспыхнула инициированная буржуазией революция, в столице Пруссии Берлине между повстанцами и королевскими войсками завязались жестокие бои. Одним из главных своих требований революционеры выдвигали объединение германских земель под властью одного короля (императора) и юрисдикцией единой конституции. Однако не во всех государствах они добились успеха, что позволило правительственным войскам и тех стран, где они сначала захватили власть, взять реванш и разогнать революционные парламенты.

Однако в середине XIX в. нараставший экономический упадок большинства германских государств вынудил и правящую элиту пересмотреть свое отношение к развитию капитализма и перспективе объединения германских земель. На помещичьих землях выращивались зерно, картофель, прочие культуры, производились мясо, шерсть, кожа, молоко, но все это был сырой продукт, который сбывался на европейском рынке дешево. Немецкая аристократия не желала отставать в роскоши от французского или российского дворянства, и это вынудило ее искать способы повышать свои доходы. Тогда немецкие помещики и обратили внимание на растущие в германских землях заводы и фабрики буржуазии, где из шерсти и кожи в большом количестве производилась одежда, из мяса, зерна, картофеля, молока – готовые продукты питания. Сбыт готовой продукции сулил большие доходы. Началось сближение прежде недружелюбно относящихся друг к другу классов, и в конце концов оба они пришли к выводу, что германские сельское хозяйство и промышленность только тогда смогут успешно конкурировать с производительными силами передовых европейских держав, когда Германия будет единым, сильным государством без внутренних пошлин.

Часть немецких государств, в том числе Пруссия, составляли Германский союз, координировавший их внешнюю политику. Органом управления Союзом был Союзный Сейм. Но полного согласия между союзными государствами не было, главным образом из-за постоянных трений между собой Пруссии и Австрии – двух наиболее сильных германских королевств, каждое из которых претендовало на большее влияние в общенемецкой политике. Попыткам Австрии навязать остальным немецким государствам свою гегемонию прусская правящая элита решила противопоставить объединение тех под верховенством своего короля, слиянием интересов аристократии и буржуазии на основе немецкого национального единства. Главным выразителем этих идей стал прусский дипломат, некоторое время заседавший от лица своей страны в Союзном Сейме, Отто фон Бисмарк. Примечательно, что сам он – выходец из юнкерской семьи, был крайне консервативных, монархических взглядов. Физически сильный и непреклонный в достижении цели, презирающий человеческие слабости, получивший от других аристократов прозвище «бешеный юнкер», он привел в 1848 г. в революционный Берлин вооруженный отряд своих крестьян для подавления «бунтовщиков». Прусский король Фридрих-Вильгельм IV отозвался о нем: «От этого юнкера пахнет кровью». Однако именно принципиальность Бисмарка в отстаивании традиционных германских интересов стала причиной того, что он согласился пойти и на союз с буржуазией, и перенять часть ее идей, лишь бы сохранить непоколебимость прусской короны и господствующее положение дворянства. Недюжинный ум и трезвый расчет в сочетании с железной волей послужили назначению О. Бисмарка в 1862 г., когда на престол взошел новый король Вильгельм I, на должность министра-президента – руководителя правительства Пруссии.

Еще будучи дипломатом, Бисмарк бывал при французском и русском дворе. В Петербурге из-за его рьяных монархических настроений ему даже предлагали перейти на русскую службу, однако Бисмарк был предан именно родным, германским интересам. Понимая, что для завоевания прусской гегемонии в Германии необходимы сильные союзники, Бисмарк предполагал, что такими союзниками могут стать Россия и Франция, имевшие с Австрией территориальные противоречия. Также Пруссии необходима была новая, совершенная, сильная армия. Вильгельм I отстаивал необходимость реформирования прусской армии, упразднение рекрутских наборов и введение всеобщей воинской обязанности, но этому противодействовал ландтаг. Отстаивая позицию короля, Бисмарк выступил перед ландатагом с речью, в которой заявил: «Германия взирает не на либерализм Пруссии, а на ее мощь. Не речами, не постановлениями большинства решаются великие вопросы времени – это было ошибкой 1848 года, а железом и кровью». Так министр-президент в категоричной форме осудил попытки парламента навязывать свою волю королю. В итоге военная реформа, несмотря на противодействие либерально-буржуазных сил в ландтаге, была проведена. В 1864 г. Пруссия, будто испытывая реорганизованные вооруженные силы в деле, вступила в краткосрочный союз со своим геополитическим противником – Австрией, и совместно с ней разгромила датскую армию. А в 1866 г. союзническим отношениям между двумя лидерами германской политики пришел конец, и Пруссия объявила Австрии войну, в которой последняя потерпела поражение и была вынуждена признать создание под верховенством Пруссии Северогерманского союза. В него вошло 21 германское государство, он стал первым прообразом той единой Германии, которую мы знаем сегодня.

Прусская армия по боеспособности и организации стала превосходить армии всех других стран Европейского континента. Еще двадцать немецких государств Северогерманского союза были всецело на стороне Пруссии. Пруссия могла вершить свою внешнюю политику, не оглядываясь на военную мощь других европейских держав. После создания Северогерманского союза прусское руководство во главе с Бисмарком и королем Вильгельмом стало строить планы объединения и южных немецких земель. Однако на католическом юге Германии действовало сильное влияние Франции – тогдашнего гегемона Европы. В середине XIX в. Франция переживала блистательный период Новой империи. В конце 1852 г. президент тогда еще республиканской Франции Луи Наполеон Бонапарт – племянник покорителя Европы Наполеона I, окончательно установил в ней свою единоличную власть и провозгласил себя новым императором Наполеоном III. Франция овладевала богатыми колониями по всему земному шару, откуда черпала сырье для своей промышленности. Сила и богатство ее возрасли настолько, что, не устраивая новых захватнических войн в Европе, французское правительство все же диктовало многим ее странам свои правила ведения внешней политики. Победой в войне с Россией 1854 – 1856 гг. (Крымская война) Франция точно отыгралась за разгром русскими своих войск в 1812 г. Франция не желала объединения южных германских земель и попадания их под влияние Пруссии. Было очевидно, что Наполеон III в случае попытки Пруссии реализовать там свои интересы непременно осуществит вооруженное вмешательство – в духе европейских монархов XIX в. Успешные войны со своими геополитическими противниками были важнейшим предметом гордости буржуазных стран в эпоху империализма. Франция была более чем серьезным противником для совсем молодого союза северных германских городах, и Бисмарк посчитал, что больше шансов на успех будет в случае изначально открытого военного столкновения с ней, а не в случае, если она вмешается в то время как Пруссия будет занята объединением южных германских государств.

Однако по поводу опасной и внушающей лишь туманные перспективы войны с гегемоном Европы возникли разногласия между министром-президентом и королем Пруссии. Вильгельм I опасался вступать с Францией в открытую войну. Тогда верный своим принципам и упрямый глава правительства пошел на хитрость. Получив однажды депешу от короля, в которой говорилось о кандидатуре на испанский престол, относительно которой между Пруссией и Францией были разногласия, Бисмарк собственноручно отредактировал послание так, что его содержание становилось оскорбительным для Франции. В таком отредактированном виде Бисмарк приказал разослать депешу для публикации вовсе прусские газеты и во все дипломатические миссии в Берлине, кроме французской. Гордое французское руководство было до глубины души потрясено, как в Пруссии позволяют себе обходиться с честью их великой державы. В 1870 г. Наполеон III объявил Пруссии войну. Моментально мобилизовав всю свою армию и подняв в ружье все страны Северогерманского союза, прусское руководство повело немецкие войска на наступавших французов. Никто из современников, в том числе опрометчиво понадеявшаяся на свое империалистическое влияние Франция, не ожидал, что прусская армия мобилизуется так быстро, и что все многочисленные союзники Пруссии так дружно выступят единым фронтом. В России события франко-германской войны даже послужили толчком к собственной военной реформы и введении всеобщей воинской обязанности. Французская армия была разгромлена, из грозного агрессора Франция превратилась в отчаянно пытающуюся спасти себя жертву. Немцы захватили ее обширные территории, заняли Париж. В плен попал и сам Наполеон III. Многие французские аристократы вступили с немцами в сговор, чтобы подавить спровоцированные войной народные восстания, в том числе знаменитую Парижскую коммуну. По итогам войны, закончившейся в 1871 г., Франция передала Германии богатые углем и железом свои важнейшие промышленные районы – Эльзас и Лотарингию, уплатила контрибуцию в 5 млрд. франков. С ее гегемонией в Европе было покончено.

В 1871 г. объединенные прусским руководством во главе с О. Бисмарком и Вильгельмом I Гогенцоллерном многочисленные немецкие земли образовали новое единое государство – Германскую империю. Вильгельм I стал ее первым императором – кайзером, а О. Бисмарк – первым канцлером. За свой решительный и непоколебимый характер он получил прозвище «железный канцлер». Сам он говорил: «Я всегда радовался, если мне удавалось каким бы то ни было путем хотя бы на три шага приблизиться к единству Германии». Достижение государственного единства абсолютного большинства германских земель окончательно примирили немецкую буржуазию с аристократами. Забыв былую подчас кровавую вражду, и те, и другие восторженно приветствовали первого правителя единой Германии Нового Времени и его принципиального канцлера. Национальные интересы в сознании германского общества стабильно стали превалировать над классовыми и земельными. Немцы окончательно осознали себя единым народом, отражением чего стала разработка братьями Гримм единого литературного немецкого языка, призванного устранить диалектические непонимания между жителями разных земель. Это тот самый язык, на котором немцы говорят и по сей день. Единая Германия вышла в океан, приступила, точно стараясь наверстать упущенное и догнать прочие империалистические страны, к освоению удаленных районов земного шара, активным колониальным приращениям. Бурно развивающийся капитализм новой Германии отличался тем, что дружно шел в ногу с политикой императорского двора, и, казалось, только вчера разобщенная и мало воспринимавшаяся как серьезный участник международной политики нация превратилась в нового экономического гегемона Европы. Немецкие товары стали интенсивно теснить на международном рынке британские, и Великобритания – страна давних капиталистических традиций, вскоре на многие десятилетия стала главным геополитическим конкурентом и противником Германии. Однако такой головокружительный взлет имел для германской нации и темную обратную сторону, сформировав синдром национального величия. Десятилетия спустя германские национальная гордость и империалистический экспансионизм привели к инициированию Германией Первой Мировой войны, в результате которой страна и нация вновь пережили период национального унижения и тяжелых внутренних проблем.

Но эта трагедия была еще далеко впереди. Отто фон Бисмарк, имя которого напрямую связано с государственным объединением Германии, был человеком патриотичным, экспансивным, жестоким, не брезгающим кровью для достижения цели. Однако он отличался трезвостью мышления, никогда не ставил перед собой заведомо невыполнимых задач; его целью было вновь вывести свой народ на широкую международную арену, заставить другие державы уважать германские интересы, но отнюдь не завоевание мирового господства. Главным геополитическим противником Германии и после франко-германской войны Бисмарк видел Францию и все делал для того чтобы и дальше ее ослаблять. Но к новым войнам в Европе он не стремился и, будучи искусным и опытным дипломатом, поддерживал то одну, то другую державу, чтобы не допустить чьего-то определенного господства на европейской карте. Выгодным геополитическим союзником он считал Российскую империю, интересы которой были сосредоточены в Азии и на Балканах, а не в глубине Европы. В 1873 г. для координации европейской международной политики по инициативе Бисмарка был создан Союз трех императоров, состоявший из Германии, Австрии, объединившейся к тому времени с Венгрией в единую монархию, и России. Однако он оказался недолговечным из-за существенных территориальных противоречий между тремя странами. В то же время Бисмарк принимал и меры против нежелательного для германского влияния усиления позиций России на юго-востоке Европы. После русско-османской войны 1877 – 1878 гг. Германия встала на сторону Австро-Венгрии, решительно выступившей против создания на Балканах независимых славянских государств.

Отто фон Бисмарк ушел в отставку в 1890 г. как честный служащий, до конца исполнивший свой долг. Шумная толпа провожала его, когда он уезжал из Берлина: немцы хотели последний раз взглянуть на своего фактически национального вождя, чья фигура на политической арене сильно затмила фигуру самого императора. В отставке он написал книгу «Мысли и воспоминания», в которой рассказал о мотивах, побуждавших его вершить свои преобразования. Бисмарк является классическим образцом политика, руководствовавшегося исключительно интересами своей страны и нации, лишенного корыстных амбиций и пафосных мечтаний. Можно сказать, что все, несомненно, великие свершения он выполнял лишь из чувства гражданского долга и радовался не за себя, а за свою страну. Ради ее блага он был готов переступить не только через чьи-то головы, но и собственные привычки и интересы. На склоне лет он несколько критично переосмыслил свою прежнюю фанатичную приверженность традиционным феодальным порядкам, поняв, что времена меняются, и помещичье-крестьянская эпоха закономерно уходит в прошлое. Наблюдая в порту за разгрузкой судна, привезшего товары из германских колоний, он произнес: «Да, это другой мир! Новый мир!». Бисмарк умер в 1898 г. в возрасте восьмидесяти трех лет в поселке Фридрихсру близ Гамбурга (земля Шлезвиг-Гольштейн). Главная историческая заслуга его в том, что под его руководством была создана как государство единая Германия, которая, хотя пережила затем не одну революцию и тяжело страдала от спровоцированных ею же мировых войн, и сегодня является одним из мировых геополитических и экономических лидеров.