Строительство авианосца в России

Военно‐морской флот России получит второй авианосец. Что о нем известно?

Что известно о «Шторме»

Новый авианесущий комплекс построят для российского Военно-морского флота, сообщил начальник института кораблестроения и вооружения учебно-научного центра ВМФ Минобороны РФ Николай Максимов. «Предусмотрено строительство авианесущего комплекса, который будет включать в себя собственно авианосец, авиакрыло и систему базирования», — отметил он в программе телеканала «Звезда».

Новый авианосец будет совмещать трамплин и разгонное устройство, необходимые для взлета самолетов, сообщил телеканалу начальник отделения перспективного планирования кораблей учебно-научного центра ВМФ Минобороны РФ Владимир Пепеляев. «Если совместить трамплин и разгонное устройство, тогда мы увеличим возможности по взлетному весу авиации», — отметил он.

Разработкой авианосца под рабочим названием «Шторм» занимаются ученые из Крыловского государственного научного центра совместно с инженерами Невского проектно-конструкторского бюро. По словам начальника отдела проектирования надводных кораблей Крыловского государственного научного центра Валентина Белоненко, на борту авианосца сможет базироваться российский истребитель пятого поколения Су-57.

Для «Шторма» планируют разработать корабельные версии перспективных зенитных ракетных систем С-500, которые смогут обнаруживать аэродинамические и баллистические цели на дальности до 800 километров и на скорости до семи тысяч метров в секунду.

В соответствии с планом проекта длина нового корабля составит 330 метров, ширина — 40 метров, а глубина погружения — 11 метров. Он сможет нести до 90 самолетов и вертолетов, а также принимать воздушные суда дальнего радиолокационного дозора. Вдобавок корабль сможет перевозить до шести тысяч тонн топлива и вместить до четырех тысяч человек. Скорость авианосца будет достигать 30 узлов.

Второй авианосец

В данный момент на боевом дежурстве состоит только один авианосец «Адмирал Кузнецов». Он был построен на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве и введен в эксплуатацию еще в 1991 году. В феврале прошлого года корабль отправился в самый длительный поход за свою историю — в Средиземное море для участия в военной операции в Сирии. После командировки авианосец по решению Минобороны отправили на модернизацию.

Новый авианосец «Шторм» почти в два раза больше собрата, рассказал в беседе с «360» военный аналитик, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук Константин Сивков.

У корабля будут две палубы для взлета самолетов: с первой самолеты будут взлетать так же, как и с «Адмирала Кузнецова», по трамплину, а со второй — с помощью специальной катапульты, которые используются для того, чтобы повысить возможности авианосца забрасывать в воздух сразу больше самолетов

— Константин Сивков.

Хотя сейчас российский морской флот наращивает боевой «парк», силы в плане авианосцев с США неравны. На боевом дежурстве в американской армии состоят 11 авианосцев. Последний — «Джеральд Форд» — спустили на воду в 2017 году. Его строительство обошлось американской казне в 13 миллиардов долларов. Еще один авианосец должен появиться в США к 2023 году.

19 триллионов на новую армию

Фото: РИА Новости / Евгений Пахомов

Средства на разработку авианосца российское правительство планирует выделить в рамках новой госпрограммы вооружений (ГВП), которая рассчитана на 2018–2027 годы. По словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, программу уже одобрил президент России Владимир Путин.

Рогозин отметил, что в последние месяцы проект программы дополнялся за счет данных, которые были получены в ходе операции в Сирии. По его словам, была проведена комплексная оценка оружия и техники в боевых условиях, оценивалась эффективность боевого применения новых систем и комплексов при экстремальных внешних факторах. Всего было задействовано более 200 типов вооружений и техники.

«Робототехника, интеллектуальные системы, ударные и разведывательные БПЛА (беспилотные летательные аппараты — прим.ред.), защита самолетов от огневого поражения — все это есть в новой ГПВ», — резюмировал вице-премьер. Всего на переоснащение армии и флота в рамках новой программы государство планирует потратить 19 триллионов рублей.

Почему России не нужны авианосцы

Эта тема, словно морская волна, то набегает, то откатывается. Имеется в виду авианосная тема, столь популярная у нас не только среди профессиональных моряков и судостроителей, но и среди публики, весьма далекой от военно-морской деятельности.
Нам уже доводилось высказываться по поводу возможности строительства авианосцев в России («Авианосный зуд», «НВО» от 08.03.13). Дабы не повторять сюжет той публикации, коротко перечислим лишь обстоятельства, которые не позволят в обозримом будущем нашей стране обзавестись полноценными авианосцами.
Во-первых, это отсутствие квалифицированных кадров, необходимых для проектирования и строительства столь сложных кораблей и службы на них.
Во-вторых, в нашей стране, увы, нет необходимого научно-технического потенциала для успешной сборки на верфях современных авианосцев, равно как нет промышленной базы, способной снабдить всей необходимой номенклатурой комплектующих и вооружения столь сложные корабли, как авианосцы.
В-третьих, для новых авианосцев потребуются новые летательные аппараты, включая те, которые в Российской Федерации никогда не создавались, например, палубные самолеты дальнего радиолокационного дозора и управления, самолеты-заправщики. По предварительным подсчетам, только на разработку самолета ДРЛО потребуется примерно 7 млрд долл.
В-четвертых, необходимо будет построить военно-морские базы для приема и обслуживания авианосцев.
На сегодняшний день таких баз нет. Наш единственный тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» получил постоянную прописку у пирса 35-го судоремонтного завода в Росте, откуда он изредка выходит в море.
В-пятых, чтобы выпустить авианосец в море, его нужно обеспечить эскортом, состоящим из очень недешевых надводных кораблей класса не ниже «фрегат» и атомных подводных лодок, которые у нас строятся с большим скрипом и на доводку которых уходят годы.
Наконец, в-шестых, у России просто нет денег, чтобы строить современные авианосцы, а тем более – атомные многоцелевые, сравнимые с американскими кораблями данного класса. Прямые и косвенные расходы на создание головного такого корабля потребуют около миллиарда долларов на каждую тысячу тонн его водоизмещения. Эти траты не только «съедят» бюджет ВМФ, но и существенно «подгрызут» финансы других видов Вооруженных сил.
Конечно, очень хотелось бы иметь в составе российского флота атомные плавающие аэродромы. Но это возможно только «по щучьему велению», то есть в сказке.
О КОМПЕТЕНЦИЯХ И НЮАНСАХ
Может быть, что-то изменилось в нашей стране со времени публикации предыдущего материала в 2013 году? Только то, что оптимизма у сторонников российских авианосцев прибавилось. Вот что заявил по этому поводу в марте текущего года корреспондентам агентства «Интерфакс» вице-премьер Дмитрий Рогозин, который отвечает в правительстве за «оборонку»: «Мы можем построить все, компетенции для этого у нас есть. Если будет принято решение о необходимости оснастить наш ВМФ авианосцем, оно будет реализовано. У нас есть понимание, как это сделать. Есть авиационная техника, которой можно оснастить корабль, ударное вооружение. С технической и производственной точек зрения все это реализуемо, сомнений нет».
Ему вторит президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов: «Мое глубокое убеждение в том, что мы в состоянии создать подобный корабль. Остальное – нюансы». Наконец, 30 июля первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич в эфире программы «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1», имея в виду авианосцы, сказал: «В ближайшее время мы шесть заложим», тем самым невольно напомнив героя неувядающей комедии Гоголя «Ревизор».
Однако уверен, что все заявления такого рода являются ошибочными. Необходимыми компетенциями (это словечко в смысле «квалификация», если не ошибаюсь, первым запустил именно Дмитрий Рогозин) Россия по-прежнему не обладает и не заложит в ближайшее время ни одного авианосца. А вот «нюансов», с которыми нет возможности справиться, будет выше крыши.
Судостроители и Министерство обороны тем временем не дремлют. Только в этом году благодаря их усилиям авианосная «волна» несколько раз высоко поднималась. Крыловский государственный научный центр (КГНЦ), который еще в 2015 году на форуме «Армия» впервые презентовал концепт перспективного атомного авианосца проекта 23000Э «Шторм», продолжает демонстрировать свое детище на разных оруженческих выставках. Не обошлось без него и на Петербургском международном военно-морском салоне текущего года.
Этот левиафан водоизмещением 95 тыс. т, длиной 330 м, шириной корпуса 42 м, осадкой 11 м и шириной полетной палубы 85 м с неограниченной дальностью плавания способен нести до 90 летательных аппаратов. Просто дух захватывает! Однако «Шторм» как был аванпроектом, то есть эскизом, так им и остался. Такие концепты способны сделать даже студенты «корабелки», как в обиходе называют Санкт-Петербургский государственный морской технический университет. До технического проекта чудо-корабля, не говоря уже о рабочем проектировании, по-прежнему очень далеко. И специалистов не хватит, и средств эти этапы работы потребуют немерено.

Вот почему уже во второй половине этого года акценты стали смещаться в сторону более легкого варианта авианесущего корабля. На авиасалоне МАКС-2017 заместитель министра обороны Юрий Борисов сообщил, что в 2025 году предусматривается закладка нового тяжелого авианесущего крейсера с возможностью размещения на нем самолетов укороченного взлета и вертикальной посадки (СУВВП). На форуме «Армия-2017» Борисов еще раз подтвердил эту информацию, заявив, что Минобороны обсуждает с авиастроителями создание перспективного самолета, который станет развитием линии самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) фирмы «Яковлев». Тут стоит напомнить, что на заре постсоветской эпохи флот принялся открещиваться, как черт от ладана, от сверхзвукового СВВП Як-141, установившего 12 мировых рекордов по скорости и грузоподъемности, под тем предлогом, что американцы предпочитают обычные палубные самолеты. После того как на вооружении Корпуса морской пехоты США и ВМС Соединенного Королевства появились СУВВП F-35B «Лайтнинг II», созданные с широким использованием наработок по Як-141, интерес к машинам этого класса снова проснулся. Только работы в этой области потребуют много времени и денег.
И вот в начале ноября этого года КГНЦ сообщил, что в ближайшее время представит концепцию перспективного легкого многоцелевого авианосца (ЛМА), разработка которого ведется Центром в инициативном порядке. Он должен быть «дешевле и быстрее в постройке». Его примерное водоизмещение должно быть в диапазоне 30–40 тыс. т, а количество летательных аппаратов, которые ЛМА будет нести, – 40–50. В их числе палубные истребители Су-33, а также МиГ-29К. Легкий авианосец должен также иметь возможность принимать самолеты радиолокационного дозора. Строительство такого корабля возможно на северодвинском Севмаше или на заводе «Залив» в Керчи. Ничего не говорится об энергетической установке корабля. Но для того чтобы снизить стоимость, нужно будет отказаться от атомной энергоустановки (АЭУ), которая, среди прочего, требует размещения систем биологической защиты, значительно утяжеляющих корабли с энергоустановкой такого типа. Но дизельных и газотурбинных установок большой мощности отечественная промышленность пока не выпускает, а ставить допотопные и капризные паротурбинные ГЭУ не имеет смысла.
МУЧЕНИЯ «МУЖЕСТВЕННОГО»
Погоня за дешевизной таит немало неприятных сюрпризов. Проиллюстрируем это утверждение на примере индийского авианосца «Викрант» (в переводе с санскрита «Мужественный») водоизмещением 40 тыс. т, на который должны базироваться до 40 летательных аппаратов, включая истребители МиГ-29К с трамплинным взлетом. Разработка его проекта стартовала в 1999 году, а закладка состоялась на судостроительном заводе в Кочи в феврале 2009 года. Реализация проекта 71, созданного с участием Невского проектно-конструкторского бюро (НПКБ), итальянской фирмы «Финкантьери» и французского концерна DCNS (ныне – «Наваль груп»), оценивалась тогда в смешные 0,5 млрд долл. В проекте также участвовали американцы, поставившие четыре газотурбинных двигателя LM 2500 +, западноевропейские компании электронного профиля и Израиль, поставлявший зенитные ракетные комплексы (ЗРК) «Барак-1» и «Барак-8».
Тут надо заметить, что проектировщики и строители современных боевых кораблей за рубежом находятся в гораздо более благоприятных условиях по сравнению с их российскими коллегами. Им достаточно открыть справочник, чтобы выбрать для своего детища газотурбинные двигатели американского, британского, украинского или китайского производства, дизели немецких, американских, французских или тех же китайских фирм. Затем остается только договориться о цене и сроках поставки. То же относится к электронному оснащению и различному вооружению. Нашим же корабелам приходится вести дела с контрагентами только внутри страны. Порой те даже не очень представляют, что от них требуется. Из-за этого – большие сроки исполнения и высокие цены.
Но вернемся к «Мужественному». Несмотря на интернациональную помощь, корабль завис на стапеле до августа 2013 года, когда его все-таки спустили на воду. К тому времени смета была превышена в несколько раз. Сегодня она составляет 3,765 млрд долл., а корабль предполагается сдать флоту в 2023 году, то есть через 14 лет после закладки. Несмотря на девиз «Я побеждаю тех, кто борется со мной», авианосцу не удалось одолеть низкую квалификацию, ах, простите, компетенцию индийских судостроителей.
Прежде ВМС Индии хотели приобрести три авианосца типа «Викрант». Теперь о тех планах забыли. Сейчас на очереди создание проекта тяжелого авианосца «Вишал» («Гигант») водоизмещением около 65 тыс. т с авиагруппой из 50–55 летательных аппаратов. Не исключено, что он будет оснащен атомной энергетической установкой. Однако тому есть и препятствие – разработка АЭУ потребует 10–15 лет. Между тем индийцы не без оснований опасаются, что китайцы обгонят их в авианосной гонке и превратят Индийский океан в свое озеро.
Действительно, у ВМС НОАК скоро появится второй авианосец, построенный хотя и на базе несколько увеличенного советского проекта 11435, но исключительно собственными силами. Да и появления в морях и океанах атомных авианосцев под флагом КНР осталось ждать уже не так долго, как многим кажется. Они нужны Пекину не столько для того, чтобы проецировать силу в отдаленных районах, сколько для чисто практических целей – обеспечения безопасности коммуникаций, по которым ведется снабжение постоянно растущей экономики страны сырьем. И хотя сейчас Пекин все больше ориентируется на российские газ и нефть, он вряд ли будет складывать все яйца в одну корзину, а продолжит потреблять сырье с Ближнего Востока и других регионов.
Вот почему индийцы торопятся. И теперь, судя по всему, их главными партнерами в области строительства авианосцев станут несомненные лидеры и авторитеты в данной сфере кораблестроения – американцы. Вашингтон уже предложил Дели свои услуги по поставкам и лицензионному производству электромагнитных катапульт EMALS. Сейчас ведутся переговоры между корпорацией «Боинг» и индийской государственной авиастроительной компанией HAL о возможности совместного производства палубных истребителей F/A-18E/F «Супер Хорнет», поскольку, как утверждают различные источники, индийский флот разочаровался в российских истребителях МиГ-29К/КУБ из-за частых их поломок.

ЧТО ИЩЕТ ОН В СТРАНЕ ДАЛЕКОЙ
Какие задачи предстоит решать перспективным российским авианосцам – не очень ясно. Во всяком случае, с точки зрения критерия «стоимость – эффективность». Россия обладает всеми необходимыми ресурсами для благополучного развития. Из-за моря-океана нам нечего ввозить в больших объемах. Тогда для чего сочинять плавающие аэродромы? Соревноваться с американцами? Нет никакого смысла в таком противостоянии, поскольку нам их не догнать. Быть не хуже, чем китайцы? Но по сравнению с КНР у России просто нет судостроительной промышленности.
Сейчас часто обращаются к сирийскому походу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» в конце минувшего года. Часто приводятся следующие цифры: за два месяца участия в боевых действиях летчики российского авианосца выполнили 420 боевых вылетов, из них – 117 ночью. Очевидно, так оно и есть. Хотя американцы, следившие за каждым «чихом» нашего корабля, утверждают, что с палубы «Кузнецова» для выполнения боевых заданий стартовали 154 самолета. Вероятно, обе цифры верны – ведь часть самолетов с борта российского ТАВКР сразу же после прибытия к берегам Сирии перелетела на авиабазу Хмеймим, с которой и осуществляла боевую работу.
Но дело не в этом. Нормальная интенсивность полетов с палуб американских авианосцев типа «Нимиц» составляет 120 вылетов в сутки. «Производительность» новейшего авианосца «Джеральд Р. Форд» с электромагнитными катапультами EMALS – 160 вылетов в сутки, а при необходимости она может быть доведена до 220 самолето-вылетов. Новейший британский авианосец «Куин Элизабет», на который будут базироваться американские самолеты укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B «Лайтнинг II», должен выпускать 24 истребителя за 15 минут, за сутки – 110 машин, а за пять суток – 420, то есть то самое количество, что поднялось с палубы российского ТАВКР за два месяца.
На западных наших «партнеров» работа «Кузнецова» большого впечатления не произвела. Сирийская группировка Воздушно-космических сил (ВКС) справилась бы с ней и без участия палубных Су-33 и МиГ-29К. А вот денег эта операция потребовала немалых. Как подсчитали в агентстве РБК, она обошлась державе в 7,5–10 млрд руб. Эти цифры представляются заниженными, поскольку не включают подготовку к походу: ремонты кораблей, учебные выходы в море и тренировки летчиков, которые проходили в течение нескольких месяцев.
Нельзя забывать о том, что авианосцы и другие крупнотоннажные боевые корабли – лакомые цели для противника. Российский флот располагает прекрасными противокорабельными ракетами (ПКР) «Калибр» и «Оникс» морского базирования и Х-32 – воздушного. Скоро к ним добавятся гиперзвуковые ПКР «Циркон», удар которыми невозможно отразить всеми ныне существующими средствами ПВО-ПРО. Китай располагает противокорабельными баллистическими ракетами DF-21D с дальностью стрельбы до 2 тыс. км, которые с полным на то основанием называют «убийцами авианосцев». Не дремлют и американцы. Со следующего года ВМС США будут вооружаться новым вариантом крылатых ракет «Томагавк» модификации MST, то есть «Морской ударный «Томагавк», для нанесения ударов не только по береговым, но и по морским целям на дальности до 1000 км. На подходе также малозаметная ПКР LRASM, которая сможет уничтожать надводные корабли противника, находящиеся на дальности до 800 км, при сбрасывании с самолета и 300 км – при стрельбе с эсминцев и крейсеров. Нельзя забывать также о тяжелых торпедах подводных лодок, которые довольно близко подкрадываются к авианосцам.
Нынешняя вторая холодная война – не на день и не два. Она продлится долго. И в противостоянии с США и НАТО авианосцы нам не помогут, а только разорят. Дабы произвести нужное впечатление на противостоящую сторону, российскому флоту нужно побольше подводных лодок – атомных и с воздухонезависимыми энергетическими установками, оснащенными крылатыми ракетами. Им вполне по силам «прижать» американский флот к берегам Соединенных Штатов. Постоянное боевое дежурство российских субмарин в акваториях, примыкающих к Америке, потребует оттянуть львиную долю надводных и подводных сил к Восточному и Западному побережью США.
Между тем, как посетовал недавно президент ОСК Алексей Рахманов, для достройки стратегического подводного ракетоносца «Князь Олег» проекта 955А на северодвинском Севмаше денег не хватает. Но как их может хватить, если на модернизацию «престижного» атомного крейсера «Адмирал Нахимов» требуются все новые и новые миллиарды рублей? Кстати, в этом году ВМФ РФ не получил и не получит ни одной новой субмарины – ни атомной, ни дизель-электрической. Как стало известно в минувшем октябре, нет средств и на модернизацию ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Вместо ранее намечавшихся 50 млрд руб. будет отпущено не более половины от этой суммы. Ее хватит лишь на замену котлов и части электроники. То есть боевой потенциал корабля заметно не увеличится.
КТО ЖЕ СТОИТ ЗА АВИАНОСНОЙ ВОЛНОЙ
Те, кто не устает гнать авианосную волну, как представляется, прекрасно понимают, что России не по силам авианосцы, да и незачем. Тогда почему они без устали поднимают эту тему? А вдруг получится заложить такой корабль с многомиллиардным бюджетом. Используя механизм прокрутки денег через сотни и даже тысячи контрагентов, появится потрясающая возможность бесконечно «пилить» государственные средства и «откатывать» их. По крайней мере, иного внятного объяснения активного нагнетания авианосной волны от представителей флота и промышленности не имеется.
Нужны ли ВМФ авианесущие корабли? Безусловно, да. Только начинать нужно не со сложного и дорогого, а с простого и более нужного. Рабочими лошадками в сирийской кампании стали большие десантные корабли (БДК), которые перевозят вооружение, боеприпасы и снаряжение. Некоторым из этих БДК под «полтинник», то есть они очень давно служат. Им требуется замена. Такой заменой могут стать, например, универсальные десантные корабли (УДК) типа «Прибой» водоизмещением 23 тыс. т, длиной 200 м и шириной 34 м. Их дальность плавания должна составлять 6 тыс. морских миль, а автономность – 30 суток. Помимо десанта из 500–900 морпехов, бронетехники и десантно-высадочных средств на таком УДК могут базироваться до 15 вертолетов различных классов. В перспективе они смогут принимать и истребители вертикального взлета и посадки, если таковые, конечно, будут созданы.
Особая ценность таких кораблей заключается в том, что они способны принимать участие в конфликтах малой интенсивности, транспортировать технику и демонстрировать флаг в морях и океанах. Не случайно корабли данного класса приобретают все большую популярность. Вслед за Соединенными Штатами ими пополняются флоты Испании, Австралии, Турции, а вскоре УДК появятся и в составе китайских ВМС.

Боевые корабли. Авианосцы России

Этот миф до сих пор и кочует по многочисленным монографиям, посвященным советскому авианосному флоту. Сами же проектанты «пятерки» утверждают, что создание проекта 1143.5 было не результатом эволюционного развития кораблей типа «Киев», а третьей попыткой осуществления начатого еще в 1971 г. проектирования настоящего авианосца. Требования к новому кораблю пересматривались с калейдоскопической быстротой — менялись состав авиагруппы, авиационного оборудования, количество зенитных средств и водоизмещение. В 1980 г. министр обороны СССР Дмитрий Федорович Устинов (1908–1984) требует сократить на 10 000 т водоизмещение проектируемого авианосца, убрать катапульты и переориентировать его на самолеты укороченного взлета и посадки, для старта которых применить трамплин.

В феврале 1982 г. первый советский авианосец со сплошной полетной палубой был заложен в Николаеве, на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ) под названием «Рига» (заводской номер С-105). Однако через год был перезаложен под новым именем «Леонид Брежнев». Затем ходовые испытания проходил под названием «Тбилиси», но когда Грузия объявила о суверенитете, кораблю было дано нынешнее название «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». 1 августа 1990 г. начались государственные испытания. В ходе испытаний пройдено 16 200 миль, совершено 454 полета самолетов. В мае 1990 г. корабль был временно включен в состав 30-й дивизии надводных кораблей КЧФ, а 25 декабря 1990 г., спустя восемь лет, три месяца и 24 дня после закладки, подписан приемный акт. 20 января 1991 г. он был официально зачислен в состав Северного флота, и на нем поднят военно-морской флаг. 1–24 декабря 1991 г. крейсер совершил переход вокруг Европы к месту постоянного базирования в Видяево Мурманской области.

Основные технико-технические характеристики следующие: водоизмещение 55 000 т, скорость 29 узлов, длина 304,5 м, ширина по ватерлинии 38 м, ширина наибольшая 72 м, осадка 10,5 м, экипаж 1 960 чел., авиаперсонал 626 чел. Главная энергетическая установка — котлотурбинная, суммарной мощностью около 200 000 л. с. Вооружение: 52 летательных аппарата (истребители МиГ-29К, Су-27К, штурмовики Су-25К, вертолеты Ка-27), 12 пусковых установок для противокорабельных ракет, восемь установок для зенитных ракет, восемь шестиствольных 30-мм автоматов, два реактивных бомбомета.


Схема общего расположения авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

Корабль имеет сквозную полетную палубу, которая в носовой части завершается трамплином. В кормовой части полетной палубы установлены тросовые аэрофинишеры — при посадке самолет захватывает трос аэрофинишера установленным под фюзеляжем гаком и, испытывая перегрузку до 3,5 g, тормозится, что сокращает пробег после посадки до 80–100 м. В носовой части корабля под палубой размещены 12 вертикальных пусковых установок противокорабельных ракет (ПКР) «Гранит», прикрытых бронированными крышками заподлицо с полетной палубой.


Взлет самолета с «Кузнецова»

Архитектура ТАКР проекта 1143.5 по сравнению с его предшественниками стала «более авианосной» — со сквозной полетной палубой площадью 14 800 м², трамплином с углом схода в 14,3° в носовой части, двумя бортовыми 40-тонными самолетоподъемниками по правому борту в нос и корму от островной 13-ярусной надстройки (высота над палубой 32 м). Наличие развитых спонсонов и смещение надстройки вправо позволило увеличить ширину полетной палубы до 67 м. Посадочный участок полетной палубы (205 x 26 м), включая спонсон левого борта, располагается под углом 7° к оси корабля. Вся поверхность полетной палубы и трамплина имеет противоскользящее термостойкое (до 450 °С) покрытие «Омега», а три участка (10 x 10 м), предназначенные для вертикальной посадки Як-41, выкладывались термостойкими (до 750 °С) плитами АК-9ФМ.


Трамплин «Кузнецова», отражатель газов реактивного двигателя поднят

Полностью сварной корпус имеет по высоте семь палуб и две платформы. Сплошное двойное дно идет по всей длине корабля. Основной конструктивный материал корпуса, главных водонепроницаемых переборок, палуб и платформ, спонсонов и островной надстройки — сталь; для изготовления второстепенных выгородок и переборок использовались алюминиево-магниевые сплавы (с креплением к стальным конструкциям). Надводная конструктивная защита (НКЗ) выполнена по принципу экранирования, внутренними защитными преградами служат композитные конструкции (типа сталь-стеклопластик-сталь). Основной материал НКЗ — высокопрочная сталь. Для защиты топливных цистерн и погребов авиационного боезапаса применено локальное коробчатое бронирование. Впервые в практике отечественного авианосного кораблестроения для повышения живучести корабля использовалась подводная конструктивная защита (ПКЗ), что значительно повышает характеристики непотопляемости. По итогам многочисленных НИР и натурных экспериментов, глубину бортовой ПКЗ приняли в пределах 4,5–5,0 м. Из трех продольных переборок вторая выполнена бронированной (на головном корабле она была пакетная, т. е. многослойная, на втором — монолитная).


Ангар ТАКР «Кузнецов»

Ангар — закрытого типа, общей площадью 3 980 м² (153 x 26 x 7,2 м) — порядка 50 % длины и 70 % ширины корабля, служит для хранения и технического обслуживания до 70 % штатного числа корабельных летательных аппаратов (ЛАК). В нем же хранятся попоходному тягачи, корабельные газоструйные и пожарные машины, а также комплекс средств для палубного обслуживания ЛАК. Транспортировка и размещение самолетов предусмотрены со сложенными консолями крыльев, а вертолетов — со сложенными лопастями несущих винтов. На всех штатных местах стоянки ЛАК в ангаре и на технических позициях производится их швартовка и заземление. Ангар оборудован полуавтоматической системой цепной транспортировки ЛАК, позволяющей отказаться от использования тягачей и исключить загазованность внутренних помещений выхлопными газами. Тягачи требуются лишь для операций с ЛАК на полетной палубе, при подаче их из ангара на платформы подъемников и обратно. Типовой состав базирующейся на корабле проекта 1143.5 авиагруппы включает 52 летательных аппарата: по 18 самолетов типа Су-27К и МиГ-29К и 16 вертолетов Ка-27.

Для обеспечения посадки скоростных самолетов на палубу служат аэрофинишеры «Светлана-2» — четыре натянутых поперек палубы троса, расположенных на расстоянии 12 м друг от друга и связанных через блоки с четырьмя тормозными гидравлическими машинами, предназначенными для гашения кинетической энергии. В рабочем положении тросы поднимаются над палубой на заданную высоту для захвата тормозным гаком садящегося самолета, обеспечивая его полную остановку через 90 м пробега с продольной перегрузкой не более 4,5 g. Четвертый трос, считая от кормы, совмещен с аварийным барьером «Надежда». Трос первого аэрофинишера находится в 40 м от среза кормы. Посередине второго аэрофинишера на палубе нанесен белый круг диаметром 17 м — рекомендованное пилотам при посадке место касания самолетного тормозного гака.

Главная энергетическая установка ТАКР почти полностью повторяет примененную в проекте 1143.4: четырехвальная, паротурбинная, суммарной мощностью 200 000 л. с. Увеличенный запас топлива позволил довести дальность плавания 18-уз. ходом до 8 000 миль. Мощность повысили за счет установки новых котлов. Благодаря этому при увеличении стандартного водоизмещения на 10 000 т удалось получить скорость полного хода 29 узлов. Пар вырабатывают восемь котлов КВГ-4 с повышенной паропроизводительностью. Пар для нужд, не связанных с движением корабля, получают за счет отбора от главных котлов, поэтому вспомогательная котельная установка не понадобилась. Движители корабля — четыре бронзовых малошумных пятилопастных гребных винта фиксированного шага диаметром 4 260 мм и массой 12 524 кг каждый.


Шахты ракет «Гранин»

Российский ТАКР обладает мощным ракетным вооружением: ударный комплекс ракетного оружия «Гранит-НК» включает 12 противокорабельных крылатых ракет ЗМ-45, размещенных в подпалубных ПУ шахтного типа (крышки шахт выполнены заподлицо с палубой). Зенитно-ракетное вооружение — четыре модуля ЗРК «Кинжал» (192 ЗУР) и восемь модулей ЗКБР «Кортик» (256 ракет и 48 000 30-мм снарядов), расположенных на спонсонах побортно и обеспечивающих возможность кругового обстрела воздушных целей. Артиллерийское вооружение представлено тремя батареями в составе шести 30-мм скорострельных артустановок АК-630М (48 000 снарядов). Первоначально планировалось разместить еще одну батарею этих автоматов под носовой кромкой взлетного трамплина для ведения огня на носовых курсовых углах. Под их установку предназначались два вырезаамбразуры (они хорошо видны на фотоснимках раннего этапа постройки головного корабля), но от них отказались.


Ракетно-артиллерийский комплекс ПВО «Кортик»

В связи с перестройкой и началом развала экономики СССР ввод корабля в строй сильно затянулся. Первую посадку на палубу авианосца летчик-испытатель Виктор Георгиевич Пугачев (р. 1948) выполнил 1 сентября 1989 г., строевые же летчики начали осваивать палубу «Кузнецова» только в 1994 г. и уже на Северном флоте. В 1996 г. авианосец совершил первый дальний поход из Баренцева моря в Средиземное. В ходе плавания отрабатывались задачи боевой подготовки; в Средиземном море российские летчики обменялись визитами дружбы с американскими коллегами из состава авиагруппы авианосца «Америка», правда, американцы не рискнули сажать на палубу российского корабля свои самолеты и направили вертолет. С 1996 по 1998 гг. находился в ремонте, сильно затянувшемся в результате недофинансирования. В 1998 г. принимал участие в крупных учениях Северного флота.

В 1999 г. дважды выходил в море на боевую подготовку. В 2000 г. участвовал в крупных учениях, в ходе которых погибла подводная лодка К-141 «Курск», принимал участие в спасательной операции, из-за чего отменен второй поход крейсера на боевую службу в Средиземное море, который должен был состояться в конце 2000 г. С 2001 по 2004 гг. находился на плановом среднем ремонте.


Пусковые шахты ЗРК «Кинжал»

В 2004 г. в составе группы из девяти кораблей Северного флота, включающей тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», ракетный крейсер «Маршал Устинов», эскадренный эсминец «Адмирал Ушаков» и суда обеспечения, участвовал в месячном походе в Северную Атлантику. 5 декабря 2007 г. в составе корабельной ударной группы вышел в свой второй поход на боевую службу в Средиземное море, который продлился до 3 февраля 2008 г. По заявлению представителей Минобороны России, авианосец требует капитального ремонта, однако из-за недостатка финансов ремонт откладывается на неопределенный срок. Седьмой дальний поход корабля был завершен в мае 2014 г. С 14 мая по 20 августа 2015 г. ТАКР находился на ремонте в доке 82-го судоремонтного завода (Росляково). 6 ноября 2016 г. ТАКР отправился в поход на Средиземное море в составе группы Северного флота.

В настоящее время «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» входит в состав Северного флота и является единственным авианесущим кораблем российского ВМФ. На крейсере во время походов базируются самолеты Су-25УТГ и Су-33 279-го корабельного истребительного авиационного полка (аэродром базирования — Североморск-3) и вертолеты Ка-27 и Ка-29 830-го отдельного корабельного противолодочного вертолетного полка (аэродром базирования — Североморск-1). Таким образом, этот авианесущий крейсер можно с полным основанием считать полноценным авианосцем. Не таким, конечно же, как американские атомные гиганты типа «Нимиц», но вполне равным по боевому потенциалу, например, новейшему французскому атомному авианосцу «Шарль де Голль». А по численности корабельной авиагруппы «Кузя» даже имеет превосходство: 52 летательных аппарата против 40 — у француза.


Бортовой самолетоподьемник ТАКР «Адмирал флота Кузнецов»

В 1983 г. было принято решение о строительстве второго корабля пр. 1143.5, получившего имя «Рига» (заводской номер С-106). В ТТЗ закладывалась возможность усовершенствования проекта на случай появления новых образцов вооружения и электронных средств. Постройка его началась сразу же после спуска на воду головного ТАКР: на стапель двумя 900-тонными кранами установили закладной блок (носовое МКО) нового заказа с уже смонтированными и зачехленными двумя ГТЗА и четырьмя главными котлами. Корабль спустили на воду 25 ноября 1988 г., и уже во время достройки переименовали в «Варяг» (19 июня 1990 г.).

На палубе российского авианосца

Первоначально 6-й полностью повторял «пятерку», но уже в июне 1986 г. вышло постановление Совета Министров СССР об изменении некоторых основных элементов крейсера, в частности радиоэлектронного вооружения (кораблю присвоили индекс пр. 1143.6). Так, РЛК «Марс-Пассат» подлежал замене на более эффективный новый «Форум» в составе РЛС «Подберезовик» с возможностью селекции воздушных целей, двух РЛС «Фрегат-МА» и системы обработки информации, целераспределения и целеуказания типа «Пойма». Это все потребовало переделки около 150 помещений, главным образом — в надстройке. Также понадобилось откорректировать значительный объем конструкторской документации, что привело к задержке сроков достройки крейсера приблизительно на девять месяцев. К тому же на «Варяге», в отличие от головного корабля, уже предполагалось обеспечить базирование самолета радиолокационного дозора и наведения Як-44РЛД (с возможностью взлета с дальней стартовой позиции), что также вызвало ряд переделок. Правда, до конца 1991 г. реально эти работы начаты не были из-за отсутствия данных по самолету от ОКБ им. Яковлева.

«Варяг» строился для Тихоокеанского флота со сроком сдачи в 1993 г. Даже после распада СССР, до конца 1991-го, достройка шла в соответствии с графиком, согласованным и утвержденным еще до упразднения бывшего Минсудпрома СССР. Для обеспечения базирования ТАКР на ЧСЗ успели изготовить и отправить на Дальний Восток специальный понтон-причал, аналогичный тому, который ранее поставили в Видяево для «Адмирала Кузнецова». С учетом запланированной модернизации на надстройке срезали блоки помещений, ранее предназначенных для постов РЛК «Марс-Пассат», и установили фундаменты под АП «Фрегат-МА» РЛК «Форум».

«Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в Атлантике, 2009 г.

Но вскоре экономический кризис в бывших республиках Союза дал о себе знать и на ЧСЗ — были сорваны поставки кабеля предприятиями «Амуркабель» и «Азовкабель», которые, в свою очередь, не получили сырье из Узбекистана. Затем возникли проблемы с ценообразованием и его влиянием на стоимость постройки корабля. К тому же, как всегда бывает в периоды распада больших государств, это сопровождалось обвальными явлениями в экономике, ростом цен и галопирующей инфляцией.

Несмотря на прекращение финансирования (IV квартал 1991 г.), Черноморский судостроительный (генеральный директор Ю. И. Макаров) достраивал ТАКР за свой счет, надеясь, что позже Москва возместит затраты (более 700 млн долларов США в ценах 1980-х гг.). Однако ставшие независимыми бывшие советские республики не проявляли никакого интереса к достройке «Варяга». Россия, заявившая было в 1993 г. о своей готовности достроить корабль, тоже ничего для этого не сделала, ограничившись безрезультатными переговорами. В частности, по «Варягу» предлагалось создать некий специальный межправительственный орган с чрезвычайными полномочиями, который бы координировал достройку крейсера. Для его осмотра в Николаев даже приезжали правительственные делегации Украины и России. Но ни у кого из них в новых условиях средств на достройку столь сложного корабля не нашлось.

Поэтому в марте 1995 г. Россия официально отказалась финансировать строительство «Варяга», передав его ЧСЗ в счет долгов предприятию1 . Украина же после рассмотрения разных вариантов утилизации находившегося в 67 %-й готовности корабля, включая возможность использования его в качестве плавучего космодрома, в конце концов была вынуждена пойти на продажу недостроенного авианосца за границу. По итогам проведенного в 1997–1998 гг. международного тендера, победителем которого стала зарегистрированная в Макао китайская фирма, «Варяг» был продан фондом госимущества Украины всего за 20 млн долларов США.

Буксировка «Варяга» в Китай

Пока решалась его судьба, «Варяг» продолжал оставаться на заводе, превратившись на начало 2000 г. для ЧСЗ в «курицу, несущую золотые яйца» — китайцы платили заводу за стоянку ТАКР по 5000 долларов в сутки. В первом полугодии 2000 г, ожидалось подписание контракта с китайской фирмой на достройку и переоборудование «Варяга» в плавучий самоходный развлекательно-туристический комплекс (сумма контракта предполагалась в 200–300 млн долларов США). Но планы изменились, и 14 июня в 5.30 утра буксиры вывели «Варяг» с заводской акватории и начали буксировку в Китай. О его дальнейшей судьбе обязательно будет рассказано в соответствующем выпуске НиТ.

Первоначально крейсеры проектов 1143.5 и 1143.6 предполагали оборудовать паровыми катапультами (одна из них была даже построена и испытана на суше). Но разработчикам не удалось обеспечить необходимую жесткость конструкции трека катапульты, и она оказалась неработоспособной. Поэтому в качестве вынужденной меры вместо катапульт корабли получили трамплины. Летом 1982 г. в Крыму на комплексе «Нитка» начались экспериментальные работы по взлету с трамплина самолетов Су-27 и МиГ-29, которые в итоге завершились успехом.

В использованной трамплинной схеме взлет с палубы производится за счет разгона самолета собственными двигателями в форсажном режиме. В конце разбега самолет выходит на трамплин, который задает необходимый угол подъема и несколько облегчает взлет. До выхода двигателей на полную тягу самолет удерживается на палубе специальными захватами на шасси, которые затем строго синхронно опускаются под палубу, делая возможным начало разбега. Для отражения реактивной струи стоящего на старте самолета над палубой поднимается защитный щит-дефлектор.

«Варяг» на ЧСЗ в достройке

«Кузнецов» имеет три стартовые позиции, две из которых расположены на палубе одна за другой на удалении около 85 м. Но так как взлет производится только с трамплина, несколько самолетов одновременно взлетать не могут. Вполне естественно, что для повышения быстроты подъема в воздух самолетов используется быстрое чередование стартов с левой и правой позиции. Скорость чередования связана с быстротой уборки щита-дефлектора ближней стартовой позиции. Отсутствие катапульт не позволяло крейсерам сравниться с современными авианосцами США по возможности быстрого подъема в воздух авиагруппы по тревоге. Преимущество американских авианосцев в этом плане состоит в том, что они для запуска самолетов оснащены четырьмя катапультами, которые попарно расположены под углом друг к другу на носу на угловом участке палубы. Такая схема позволяет поднимать в воздух самолеты с интервалом всего 15 секунд между ними.

В 1984 г. умер главный противник авианосцев — Устинов. Практически сразу после этого Невскому ПКБ вновь поручили проектирование атомного авианосца с увеличенным водоизмещением, большим количеством самолетов и паровыми катапультами. Несмотря на принципиальное отличие от кораблей типа «Киев», авианосец все же продолжают называть седьмым ТАКР — проект 1143.7. При закладке этого корабля на стапеле ЧСЗ в Николаеве 25 ноября 1988 г. он получил наименование «Ульяновск». ТТЗ на его разработку в соответствии с программой вооружений на 1986–1995 гг. НПКБ получило в декабре 1984 г. В 1986 г. был завершен и утвержден эскизный, а в 1987-м — технический проект (главный конструктор Л. В. Белов, затем Ю. М. Варфоломеев). В октябре того же года утвердили основные элементы АТАКР: авиагруппа в составе 70 летательных аппаратов (истребители Су-27К и МиГ-29К, самолет РЛД и наведения Як-44РЛД, вертолеты Ка-27 и Ка-31), трамплин, две катапульты, аэрофинишеры, новый ПКРК «Болид» (позже заменен на «Гранит»), ЗРК «Кинжал», ЗКБР «Кортик», четырехвальная АЭУ (280 000 кВт), полное водоизмещение 73 400 т, скорость полного хода 30 узлов.

АТАКР предназначался для придания боевой устойчивости соединениям флота в оперативно важных морских и океанских районах, а также для уничтожения корабельных группировок противника во взаимодействии с другими силами флота. Внешне он отличался бы от кораблей пр. 1143.5 увеличенными главными размерениями, наличием третьего самолетоподъемника (с кормы по левому борту), уменьшенной по длине надстройкой, а главное — наличием двух паровых катапульт. В целом же сохранялась и преемственность — на корабле предусматривался носовой взлетный трамплин.

Создание АТАКР представляло собой качественно новый этап развития советского военного кораблестроения и авианосного флота. Зарубежных аналогов АТАКР проекта 1143.7 не имел. По части авиационнотехнических средств он мог быть сопоставим с находившимся тогда в постройке американским атомным авианосцем «Дж. Вашингтон», а по наличию ударного ракетного оружия и зенитных огневых средств превосходил его. На корабле в максимально возможном объеме использовались образцы вооружения, механизмы, оборудование и материалы, ранее предусмотренные для кораблей пр. 1143.5. Было проведено 33 опытно-конструкторских работы, 11 из которых — по планам Минобороны (ВМФ и ВВС). Увеличивалась численность и номенклатура корабельной авиагруппы. В частности, предусматривалось создание многоцелевого самолета Су-27КМ, самолета — постановщика помех Су-27КПП, самолета целеуказания и разведки Су-27КРЦ, противолодочного самолета Як-44ПЛО и самолета радиолокационного дозора и наведения Як-44РЛД. Опытный образец паровой катапульты «Маяк» и опытный образец обеспечивающего его работу энергетического комплекса на перегретом паре в составе котлоагрегата, пароаккумуляторов и конденсаторов прошли предварительные испытания на комплексе «Нитка» и были рекомендованы для эксплуатации. В целом, по оценкам специалистов, новые образцы вооружения корабля пр. 1143.7 должны были отвечать мировому уровню 1995–2000 гг.

Схема общего расположения авианосца «Ульяновск» (проект)

ГЭУ корабля создавалась на базе серийно производившихся и успешно эксплуатировавшихся на ракетных крейсерах типа «Киров» (пр. 1144) ППУ КН-3 и ГТЗА-653. Внедрение атомной энергетики обещало дать существенные сокращения расхода органического топлива, обеспечив тем самым кораблю практически неограниченную дальность плавания, возможность длительного поддержания высоких скоростей хода и увеличения более чем вдвое запасов авиатоплива и авиационного боезапаса. Улучшались условия посадки самолетов — ввиду отсутствия обычного для кораблей предыдущих проектов с КТУ теплового шлейфа. Заодно уменьшалась коррозия летательных аппаратов, размещенных на полетной палубе.

Корабль должен был иметь следующие главные размерения: длина наибольшая — 321 м, длина по КВЛ — 280 м, ширина максимальная (с угловой палубой и переходными мостиками) — 79,5 м, ширина по ватерлинии — 38 м; высота борта от основной линии до верхней палубы на миделе — 27,5 м, в носу — 33 м, высота габаритная — 65,5 м; стандартное водоизмещение — 62 580 т.

Модель авианосца «Ульяновск»

Головной АТАКР, названный «Ульяновск» (заводской номер С-107, старший строитель П. С. Герасимов), заложили в Николаеве на стапеле «О» 25 ноября 1988 г. Стапельный период был рассчитан на 36 месяцев, общая продолжительность строительства — 105 месяцев, срок сдачи флоту — 1995 г. Стоимость заказа оценивалась в 800 млн рублей. На «Нитке» предполагалось начать отработку катапультного взлета Су-27К и МиГ-29К. Кроме того, там же планировали достроить законсервированный ранее блок БС-3 для испытаний серийных образцов катапульт и аэрофинишеров, предназначенных для монтажа на строившихся ЧСЗ кораблях.

Стапельные работы на «Ульяновске» шли по прогрессивной технологии, с формированием корпуса на стапеле из 27 крупных блоков массой до 1 380 т, насыщенных механизмами, устройствами и оборудованием. Для обеспечения атомного кораблестроения на ЧСЗ были начаты работы по реконструкции и модернизации всего производства. Предстояло построить целый ряд специальных производственных подразделений, для их размещения на прилегавшей к ЧСЗ акватории Южного Буга была намыта песком достаточно обширная территория.

Работы по формированию корпуса на стапеле продвигались достаточно быстро. Всего успели установить конструкции общей массой порядка 27 000 т. На ЧСЗ практически все было готово для монтажа АППУ, образован технический отдел спецэнергетики, ответственный за монтаж и физический пуск атомной установки. На корабле предполагалось смонтировать четыре реактора, объединенных в два 1 400-тонных зональных блока — для носовой и кормовой машинных групп. Для их сборки был специально построен и установлен на грунте по корме стапеля «О» плавучий автономный цех с раздвижной крышей. По завершении сборки блоки предполагалось поднимать 900-тонными кранами и устанавливать на корабле. Были сварены корпуса четырех баков металлической радиационной защиты, оболочка которых заливалась свинцом. В 1990–1991 гг. на ЧСЗ поступили корпуса реакторов, парогенераторов, насосы, фильтры и трубопроводы. Один из указанных блоков успели сварить, второй собрали и подготовили под сварку. Никаких проблем или задержек в ходе постройки «Ульяновска» не было, и корабль вполне мог быть сдан в установленные сроки. Планировалась и постройка второго АТАКР (С-108), закладка которого намечалась на 1992 г.

К ноябрю 1991 г. готовность корабля составляла 17–20 %. После распада СССР и прекращения финансирования стапель оказался блокированным корпусом АТАКР, что не позволяло использовать его по назначению. Исходя из реальной оценки ситуации, 4 февраля 1992 г. вышло распоряжение Премьер-министра Украины об утилизации «Ульяновска», а 5 февраля — приказ по ЧСЗ о прекращении работ на заказе С-107 (и С-108). Разборку корпуса завершили к ноябрю2 . Таким образом, на эволюции отечественных авианосных кораблей была поставлена точка… А место России в элитном клубе атомных авианосцев заняла Франция, в 1995 г. спустившая на воду свой первый такой корабль «Шарль де Голль».

С 1991 г. в России осуществление проектов по строительству авианесущих кораблей приостановилось. Примерно в 1990 (1991?) г. в «Московских новостях» появилась статья «Нужен ли нам авианосец». Эту тему подхватили десятки «очень специализированных изданий» — «Московский комсомолец», «Эхо планеты» и др. Только ленивый об этом не писал. На их страницах «экспертами» высказывалась только одна мысль — «новой демократической России АВ не нужны, лучше на эти деньги…». Результатом данной компании стало сокращение, а потом и полное сворачивание авианосной программы. Но это не значит, что в новых условиях не было оснований иметь такие корабли в составе российского ВМФ. В печати отмечалось, что после распада Варшавского договора последовал перенос оборонных усилий государств в межнациональное пространство.

«Ульяновск» на стапеле, 1990 г.

Как известно, протяженность морских границ России составляет 38,8 тыс. км (для сравнения, протяженность сухопутной границы — 14,5 тыс. км), площадь континентального шельфа 4,2 млн км2 . На протяжении всей морской границы простирается 200-мильная исключительная экономическая зона площадью более 6,3 млн км2 , в которой нужно обеспечивать суверенные права и юрисдикцию Российской Федерации и защиту ее интересов.

На этих гигантских морских и океанских просторах должны постоянно или периодически (по вызову, с обострением обстановки и пр.) находиться силы ВМФ, корабли различного предназначения, классов, типов, в том числе и авианосцы. Вот почему, учитывая также все более усиливающийся в ближайшем будущем дефицит органических видов корабельного топлива, придется признать безальтернативность АЭУ для военного кораблестроения развитых в промышленном и экономическом отношении государств на ближайшие несколько десятилетий. Безусловно, корабельные АЭУ требуют высокой культуры обслуживания, жесткого соблюдения требований ядерной безопасности (конструктивных, эксплуатационных, экологических и др.) Такой опыт и, самое главное, система эксплуатации атомных энергетических установок в ВМФ и на ледокольном флоте страны имеются.

Комплекс «Нитка» в Крыму

Важнейшим фактором является количественный состав авиапарка и типы его летательных аппаратов. И это, пожалуй, одна из главных проблем для строительства российских авианосцев.

Напоминаем Вам, что в нашем журнале «Наука и техника» Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.