Сражение за Смоленск 1812

Содержание

Смоленское сражение (1812)

У этого термина существуют и другие значения, см. Сражение под Смоленском.

Сражение за Смоленск (1812)
Основной конфликт: Отечественная война 1812 года

Петер фон Гесс. Сражение при Смоленске. 17 августа 1812 года
Дата 4 августа — 6 августа 1812
Место Смоленск
Итог Победа французов
Противники

Россия

Франция

Командующие

Барклай-де-Толли

Наполеон

Силы сторон

130 500
Из них в бою 38 000

182 602
Из них в бою 45 000

Потери

12 000 убито и ранено

14 041 убито и ранено

Медиафайлы на Викискладе

Смоленское сражение 1812 года (4 августа—6 августа 1812) — оборонительное сражение объединённой русской армии под командованием М. Б. Барклая-де-Толли с армией Наполеона за Смоленск.

После двухдневного сражения Смоленск был оставлен, и русские вынуждены были продолжить отход к Москве.

Предыстория

После соединения 3 августа под Смоленском 2-й русской армии Багратиона с основной 1-й армией главнокомандующего Барклая-де-Толли на театре военных действий наступило затишье. Багратион добровольно подчинился в интересах дела командующему более крупной армией Барклаю-де-Толли, но фактически царило двуначалие.

Император Наполеон сделал остановку в Витебске для того, чтобы подтянуть тылы и привести в порядок измотанные быстрым наступлением части. Для лучшего фуражирования и обеспечения продовольствием армии Наполеон был вынужден разбросать свои войска на большом пространстве.

С другой стороны, русские войска после соединения сил также получили передышку. В глазах большинства офицеров объединённой армии следовало прекратить отступление и действовать наступательно. К такой мысли подталкивало разбросанное положение войск Наполеона. В Витебске находился сам Наполеон с Гвардией и дивизией 1-го корпуса, в Сураже — корпус вице-короля Италии Евгения Богарне, в Половичах — 2 дивизии 1-го корпуса, в Лиозно — 3-й корпус маршала Нея, в Рудне — 3 кавалерийских корпуса маршала Мюрата, в Орше — корпус генерала Жюно, около Расасны — 1-й корпус маршала Даву, в Могилёве — корпус польского генерала Понятовского.

Главнокомандующий Барклай-де-Толли был сторонником дальнейшего отступления, но под общим давлением генералитета и, не имея более в оправдание разделения армии, отдал приказ о наступлении на кавалерийские корпуса Мюрата, расположенные по сведениям разведки в Рудне — маленьком городке в 68 км к западу от Смоленска.

План наступления против значительно превосходящей французской армии не всеми воспринимался однозначно. Клаузевиц, лично наблюдавший описываемые события как офицер русской армии, трезво оценивал шансы на успех:

«Хотя это наступление русских едва ли привело бы к действительной их победе, то есть к такому сражению, в результате которого французы были бы вынуждены, по меньшей мере, отказаться от дальнейшего продвижения или даже отойти на значительное расстояние, но всё же оно могло развиться в отчаянную схватку…

Всё предприятие в целом дало бы в конечном результате несколько блестящих стычек, значительное число пленных и, быть может, захват нескольких орудий; неприятель был бы отброшен на несколько переходов, и, что важнее всего, русская армия выиграла бы в моральном отношении, а французская — проиграла бы. Но добившись всех этих плюсов, всё же, несомненно, пришлось бы или принять сражение со всей французской армией, или продолжить своё отступление».

Наступление Барклая-де-Толли на Рудню

Положение войск в начале августа, накануне Смоленского сраженияПлан битвы на Памятнике защитникам Смоленска (1841)

8 августа началось движение главных сил русской армии от Смоленска на Рудню. Предполагалось обнаружить там центр французской позиции. В случае успешного исхода дела было запланировано развить успех и обрушиться на левый фланг французов, расположенный в Сураже и имеющий передовые посты в Велиже и в Поречье.

Для прикрытия на случай неожиданного движения французов с их правого фланга в Красном (в 45 км к юго-западу от Смоленска) был оставлен отряд генерал-майора Оленина, которому в подкрепление направлены свежеукомплектованная 27-я пехотная дивизия Неверовского и Харьковский драгунский полк. К северу от Смоленска, в районе Велижа и Поречья действовал специально сформированный летучий отряд барона Винценгероде.

В расстоянии небольшого перехода от Рудни войска были остановлены на отдых. На ближних подступах к Рудне казаки генерала Платова столкнулись с сильным французским отрядом и опрокинули его, вселяя надежду на успех всего дела. Отовсюду приходили известия об опрокинутых французских пикетах. Затем пришла новость об отражении французами казачьего набега на Поречье (к северу от Смоленска). Это известие сильно обеспокоило Барклая-де-Толли. Не имея надёжных сведений о расположении французских корпусов, он остановил продвижение к Рудне и перевёл всю 1-ю армию на пореченскую дорогу. Там Барклай-де-Толли простоял ещё 4 дня. Если бы Наполеон имел в Поречье сильные войска, то они могли бы отрезать 1-й армии дорогу к отступлению. Выяснив, что слухи о сосредоточении французов в Поречье оказались ложными, Барклай всё-таки решился на продвижение к Рудне 13—14 августа.

Скоро передовые казачьи разъезды сообщили, что французы оставили Поречье, а также Рудню и Велиж. Более того, местные жители сообщили, что французы 14 августа переправились на левый берег Днепра возле Расасни (географически в этом месте левый берег соответствует югу), то есть основную русскую армию и французов разделял теперь Днепр. Удар русских был направлен в пустоту.

Современники крайне резко отзываются об осторожной медлительности главнокомандующего Барклая-де-Толли, упустившего шанс нанести французам хотя бы частичное поражение. Авторитет Барклая-де-Толли в войсках сильно пошатнулся, усилился его разлад с Багратионом.

Наступление Наполеона

Из перехваченного личного письма одного из русских офицеров Наполеон узнал о готовившемся наступлении, и поэтому заранее составил план ответных действий. План предусматривал объединение разрозненных корпусов, переправу всех сил через Днепр и захват Смоленска с юга. В районе Смоленска Наполеон мог либо переправиться снова на правый берег, и перерезать русским дорогу на Москву, либо втянуть русских в генеральное сражение, если Барклай-де-Толли решит защищать город. Из Смоленска Наполеон мог также перерезать дорогу на Москву перед Дорогобужем, совершив обходный манёвр без переправы через Днепр.

При известии об успехе генерала Платова около Рудни французы начали обходной манёвр, и вышли всей армией в 180 тысяч солдат к Красному. По мнению Клаузевица, Наполеон совершил здесь крупнейшую ошибку в «Русском походе 1812 года». Наполеон мог двинуться всей армией, которая в полтора раза превышала силы русских, на Смоленск прямой дорогой со стороны Витебска, не переправляясь через Днепр. Французская армия, находясь на правом берегу Днепра, гораздо сильнее угрожала Московской дороге, чем при переходе её на левый берег, где Смоленск (на левом берегу) и река на известном участке прикрывают эту дорогу. Смоленск был бы взят без боя.

Основной целью Наполеона было создать условия для генерального сражения. Все предыдущие манёвры приводили лишь к отодвиганию русской армии на восток, что в общем ухудшало стратегически положение Наполеона. Возможно, именно «нерешительность» Барклая-де-Толли, за которую он подвергся чуть ли не травле современников, спасла русскую армию. Если бы русские увлеклись наступлением на Рудню и дальше, разбивая мелкие отряды, у них в тылу оказалась бы вся армия Наполеона.

Из мемуаров Наполеона:

Упрекают меня, что я не маневрировал в 1812 году: я сделал под Смоленском тот же манёвр, как и под Регенсбургом, обошёл левое крыло русской армии, переправился чрез Днепр и устремился на Смоленск, куда прибыл 24 часами прежде неприятеля… Если б мы застали Смоленск врасплох, то, перешедши Днепр, атаковали бы в тыл русскую армию и отбросили её на север.

14 августа. Бой под Красным

Не следует путать со сражением под Красным осенью того же года.

Схема боя под Красным
(рисунок из статьи «Красный»
«Военная энциклопедия Сытина»)

Генерал Неверовский, узнав о приближении противника, выстроил свою дивизию на дороге перед городом Красный с намерением отстоять город. Однако прибывшие передовые посты казаков сообщили об огромных силах французов.

Генерал Неверовский решил отводить войска. В тыл был отправлен 50-й егерский полк и часть артиллерии, Красный был занят одним батальоном 49-го егерского полка с несколькими пушками, остальная часть дивизии была построена на дороге за городом.

Маршал Ней стремительной атакой выбил из города егерей, которые потеряли все орудия. 15-тысячная кавалерия маршала Мюрата прошла через город и атаковала позиции Неверовского (6 тысяч солдат). Харьковские драгуны в отчаянной контратаке понесли большие потери и были вынуждены отойти. Пехота, отбив первые атаки, построилась в каре и начала медленное движение к Смоленску.

Дивизия шла по дороге на Смоленск, заслоняясь придорожным лесом с флангов, иногда останавливаясь и отгоняя залпами французскую кавалерию. Французы охватили дивизию с двух сторон и с тыла, захватили часть посланной назад артиллерии, но остановить дивизию не могли. После атак углы каре расстраивались, тогда солдаты, оставшиеся вне рядов, падали под саблями вражеской кавалерии.

Подвиг генерала Неверовского под Красным (художник Петер Гесс).

Русских спасало отсутствие сильной артиллерии у французов. Отступление генерала Неверовского — один из самых широко известных эпизодов Отечественной войны. Недавно сформированная пехотная дивизия, наполовину состоящая из новобранцев, смогла спастись посреди моря неприятельской кавалерии, хотя и потеряла примерно 1500 солдат. Свой урон французы оценивают в 500 человек.

Через 12 километров дорога вышла к деревне, где рвы и придорожный лес исчезли, и дальнейший путь лежал по открытой местности, на которой господствовала кавалерия. Дивизия была окружена и не могла двигаться вперёд. Оставалось пройти ещё 5 километров, чтобы соединиться с 50-м полком, находившимся впереди за речкой. Неверовский оставил здесь заслон, который был отрезан и погиб, прикрывая отход дивизии. За километр от речки открыли огонь 2 уцелевшие пушки. Французы, думая, что к русским прибыло подкрепление, прекратили преследование.

По мнению современных историков, упорное сопротивление 27 пехотной дивизии генерала Неверовского не оказало существенного влияния на скорость передвижения французских войск к Смоленску, однако ожесточённый бой под Красным прояснил обстановку, позволив выявить местонахождение и направление движения основных сил французов.

Начальное расположение войск

Вид на Смоленск в 1814 году с правого берега Днепра

Во время боя под Красным русская армия совершала ряд запутанных манёвров на рудненской и пореченской дорогах. 7-й корпус генерал-лейтенанта Раевского находился в Смоленске и должен был выступить, однако из-за задержки 2-й гренадерской дивизии принца Карла Мекленбургского, выступил только в 8 вечера, и успел к счастью пройти всего 15 километров.

На следующий день, 15 августа, Багратион получил послание от Неверовского о произошедшем бое и, оценив обстановку, начал разворачивать войска на Смоленск. Раевскому было приказано отправиться на поддержку Неверовского. Раевский миновал Смоленск, присоединил оставшихся солдат Неверовского и занял позицию в 6 километрах от Смоленска по дороге на Красный. Однако перед лицом всей французской армии было решено отступить в Смоленск, имевший хоть какие-то укрепления.

В ночь с 15 на 16 августа Раевский с 15 тысячами занял предместья Смоленска. Из госпиталей было взято несколько сотен выздоравливающих и легкораненых. Барклай-де-Толли и Багратион находились в 30—40 км от города, и могли оказать поддержку лишь на следующий день.

Смоленск с населением 15 тысяч жителей располагался на склоне левого (южного) берега Днепра, на правом берегу находилось только Петербургское предместье. Ещё при царе Борисе Годунове город был окружен крепостной стеной из красного кирпича высотой 13—19 м и толщиной 5—6 м, с несколькими проломами и 3 воротами. Были также полуразрушенные земляные укрепления бастионного типа. Предместья из деревянных построек опоясывали город с юга полукольцом от Днепра до Днепра. Однако ни стены, ни укрепления не имели необходимых фортификационных сооружений для размещения артиллерии, поэтому оборонительные бои произошли преимущественно в предместьях.

Ход боя

16 августа

Генерал Раевский.
Джордж Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Утром 16 августа, в 8 часов, со стороны Красного показались 3 колонны французов под командованием маршала Нея. Как пишет в мемуарах французский генерал Сегюр: «Вид Смоленска воспламенил пылкий энтузиазм маршала Нея, не без основания на ум приходили чудеса войны с Пруссией, когда целые крепости падали перед саблями нашей кавалерии».

Французы, полагая, что в городе стоит только потрёпанная дивизия Неверовского, с ходу попытались атаковать Смоленск, но откатились, потеряв целый батальон. Основной удар пришёлся на Красненское предместье и королевский бастион (пятиугольное насыпное укрепление, построенное ещё польским королём Сигизмундом III в юго-западном углу), которые защищала дивизия Паскевича. К полудню появилась вся армия Наполеона и начался штурм города. Штурму подвергались в основном старые стены крепости, так что русские войска, расположенные в основном в предместьях и во рву, окружающем город, не понесли больших потерь от огня.

К 4 часам дня к Смоленску подтянулся корпус маршала Даву, который не раз сражался с генералом Раевским. Атак на Смоленск в этот день не производилось, кроме беспокоящего ружейного и пушечного обстрела. Наполеон готовил войска к генеральному сражению в поле перед городом.

Около 5 часов дня на противоположном (правом) берегу Днепра показалась 2-я армия Багратиона. Ближе к вечеру Раевский получил подкрепления в виде 2-й кирасирской и 2-й гренадерской дивизий. К вечеру прибыл к Смоленску и Барклай-де-Толли с войсками.

Позиция для генерального сражения в районе Смоленска была невыгодна для русской стороны. Имея значительно превосходящие силы, Наполеон мог обойти русскую армию с востока, вынудив её отступать по неподготовленной дороге на север, или вступить с меньшими силами в сражение с предсказуемым результатом. Вечером Барклай-де-Толли, опасаясь быть отрезанным от Московской дороги, решил отправить армию Багратиона к Валутину для защиты путей отхода. С оставшимися 75 тысячами войск Барклай-де-Толли мог наблюдать за развитием событий с правого берега Днепра, ничем не рискуя.

Сражение за Смоленск по замыслу Барклая-де-Толли превратилось в арьергардный бой с целью задержать противника и нанести ему как можно больший урон.

Благодаря случайной задержке корпуса Раевского и мужеству солдат Неверовского, первый день сражения стал русской победой.

17 августа

Битва за Смоленск.
Адам, около 1820

Корпус Раевского в ночь с 16 на 17 августа был сменён 6-м корпусом генерала-от-инфантерии Дохтурова, которому дополнительно придали 27-ю дивизию Неверовского, 3-ю дивизию Коновницына и кавалерию генерала Уварова.Войска разместили резервы под прикрытием стен в каменном городе, русская артиллерия в большом числе заняла земляные бастионы перед стенами крепости. Для поддержки обороняющихся на высотах правого берега Днепра были установлены сильные батареи. Город на левом берегу прекрасно просматривался с высот другого берега.

Утром Наполеон, зная о присутствии всей русской армии, ожидал выхода противника в поле для генерального сражения. Когда ему донесли об отходе армии Багратиона, он лично прибыл на Шеин острог наблюдать передвижение русских войск. После этого он приказал найти брод для переправы и последующего удара в стык русских армий с целью их разъединить. После того, как броды не были найдены, причём несколько лошадей утонуло, он приказал начать бомбардировку и в 1 час дня повёл атаку на город с разных сторон. Французы овладели предместьями, однако не могли продвинуться дальше старой крепостной стены. Наполеон велел артиллерии пробить брешь в стене, но эта попытка не удалась, хотя местами палили из пушек почти в упор. По воспоминаниям графа Сегюра, осколки 12-фунтовых ядер рикошетили в ров перед стеной, вынуждая русских покинуть это укрытие. Снаряды зажгли предместья и постройки в самом городе. Атакующие французы несли большие потери.

Из мемуаров бригадного генерала графа Сегюра:

Развёртывая штурм, наши атакующие колонны оставляли длинный и широкий след из крови, раненых и мёртвых.

Говорили, что один из батальонов, повёрнутый флангом к русским батареям, потерял целый ряд в своём подразделении от единственного ядра. Двадцать два человека пали разом.

Большая часть французской армии наблюдала за штурмом с окружающих высот и аплодировала атакующим колоннам, стараясь поддержать их морально.

Около 2 часов дня Наполеон приказал польскому корпусу Понятовского атаковать Молоховские ворота и восточные предместья вплоть до Днепра. Поляки легко захватили предместья, но усилия их проникнуть в город остались бесплодными. Понятовский приказал было большой батарее стрелять по мосту на Днепре, чтобы прервать сообщения русских армий, но русская артиллерия из-за реки поддержала городские орудия и заставила поляков прекратить обстрел. По воспоминаниям генерала Ермолова, инспектировавшего в тот день войска в Смоленске, поляки понесли особенно тяжёлые потери от русского огня.

Французские колонны штурмуют Смоленск

Войска корпуса маршала Даву при содействии поляков повели настойчивый приступ против Молоховских ворот, переходя через сухой ров и оттесняя русских в город. Русская армия уже не контролировала предместья, сражалась в пределах крепостных стен. Французы укрылись под стенами от артиллерийского огня, но несли потери от ружейного. На помощь Дохтурову была послана 4-я пехотная дивизия герцога Евгения Вюртембергского, что помогло выправить ситуацию. Егерский полк 4-й дивизии вышел за пределы стен и прицельным обстрелом ослабил натиск французов. За Смоленск сражалось до 25 тысяч русских солдат. К 8 вечера Наполеон отозвал войска, так и не прорвавшиеся в крепость.

Французы установили против города 100 орудий и открыли бомбардировку. Город загорелся, по улицам двигались повозки тысяч беженцев, покидавших город. В церквях третьи сутки подряд шла служба.

Уже в темноте была отражена ещё одна атака французов. Смоленск и мост через Днепр оставались в русских руках. За этот день русские потеряли 4 тысячи человек.

18 августа

На военном совете в ночь с 17 на 18 августа высказывались различные варианты дальнейших действий. Рассматривалось продолжение обороны, а возможно даже наступление на французов. Однако было сочтено нецелесообразным продолжать оборону сгоревшего города. Клаузевиц комментирует обстановку на 18 августа:

«Барклай достиг своей цели, правда, чисто местного характера: он не покинул Смоленска без боя… Преимущества, которыми располагал здесь Барклай, заключались, во-первых, в том, что это был бой, который никоим образом не мог привести к общему поражению, что вообще легко может иметь место, когда целиком ввязываются в серьёзный бой с противником, обладающим значительным превосходством сил… Потеряв Смоленск, Барклай мог закончить на этом операцию и продолжить своё отступление».

Фабер-дю-Фор. Около стен Смоленска. 18 августа 1812 года. Вюртембергцы под стенами Смоленска обстреливают Петербургское предместье, расположенное на другом берегу Днепра

В ночь с 17 на 18 августа 1-я русская армия отошла к северу по дороге к Поречью, а Дохтуров успел очистить Смоленск и уничтожить мост. С утра 18 августа французы под прикрытием артиллерийских батарей перешли Днепр бродом около моста и заняли выгоревшее Петербургское предместье. Русский арьергард безуспешно попытался выбить французов, под охраной которых сапёры быстро восстанавливали мост.

Багратион оставил свою позицию на Валутиной горе и двинулся на Дорогобуж по Московской дороге, к Соловьевой переправе через Днепр, освобождая путь 1-й армии. Армия Барклая-де-Толли выходила на Московскую дорогу кружным путём, сначала на север к Поречью, потом свернула на юг и вышла на Московскую дорогу. Из Смоленска Московскую дорогу прикрывал арьергард в несколько тысяч человек под командой генерал-майора Тучкова 4-го, на который сильно насел французский авангард под командованием маршала Нея.

Чтобы дать возможность всей 1-й армии выйти на Московскую дорогу, 19 августа Барклай-де-Толли провёл кровопролитное оборонительное сражение у Валутиной горы близ реки Колодни.

Итоги

Педантично по-военному дал оценку Смоленскому сражению Карл фон Клаузевиц:

Здесь мог произойти лишь частный бой, который не мог внести изменения в общее положение обеих сторон, выражавшееся в наступлении французов и отступлении русских… Бои под Смоленском, как мы видели, приняли форму и оборот, вполне отвечавшие для русских смыслу кампании 1812 г., однако, даны они были большей частью из побочных сражений и без отчётливого понимания перспектив этой кампании.

«Генеральный план крепости Смоленской с показанием ея частей в 1812 году неприятелем взорванных и сналожением проекта к исправлению взрывов и других частей ранжевыми линиями» Составлен 15 августа 1816 года инженером капитаном Сусалиным.

20—22 августа разрушенный Смоленск очистили от трупов. Эту неблагодарную задачу Наполеон поручил 8-му Вестфальскому корпусу как наказание за промедление в сражении у Валутиной горы.

25 августа Наполеон в карете выехал из Смоленска. Уже в Дорогобуже начались пожары; Вязьма покинута жителями, а через 2 часа после вступления французов и здесь вспыхивают пожары. Гжатск совершенно пуст. Вся местность, через которую проходит Великая Армия, опустошена отчасти жителями, отчасти самим неприятелем. Именно развёртывание всенародной войны Клаузевиц туманно назвал: «Форма и оборот, вполне отвечавших для русских смыслу кампании».

Памятник защитникам Смоленска

В надписи на 8-й стене галереи воинской славы храма Христа Спасителя указано, что русские потеряли в Смоленском сражении 2 генералов убитыми и 4 ранеными, 6 тысяч нижних чинов выбыло из строя. Потери в 6 тысяч солдат приводит генерал-квартирмейстер полковник Толь. Барклай-де-Толли написал о том, что в наиболее ожесточённый день битвы, 17 августа, русские потеряли 4 тысячи. Если ограничивать Смоленское сражение 16—17 августа и не считать раненых в госпиталях Смоленска (потери в более ранних сражениях), то потери русской стороны согласно достоверным свидетельствам, составляют около 6 тысяч человек. В это число не входит потеря 1500 солдат дивизии Неверовского при отступлении из Красного 14 августа.

По многочисленным воспоминаниям французов, в горевшем Смоленске погибло много русских раненых, эвакуированных в город ранее из разных мест. Оставшиеся в живых были лишены медицинской помощи, так как даже на раненых французов не хватало перевязочных материалов.

Потери французов советские историки указывают в 20 тысяч человек, следуя за Клаузевицом, который дал такую оценку на основании сокращения численности Великой Армии за время от Смоленска до Бородино. Оценка Клаузевица очень неточная из-за больших небоевых потерь французской армии на марше. Инспектор смотров при Главном штабе Наполеона, барон Денье, оценил потери Наполеона в 12 тысяч человек. Его показания можно принять за наиболее достоверные, так как через него проходили рапорты корпусных командиров о потерях. Именно на его цифрах основывается наиболее распространённая оценка потерь французской армии при Бородино, хотя она и оспаривается многими историками как заниженная.

Главный французский медик Ларей оценил потери своей армии в 1200 убитых и 6 тысяч раненых, однако его сведения о потерях при Бородино оказались сильно заниженными. Возможно, то же самое наблюдается и при оценке им потерь в Смоленске.

Следует отметить, что французская историография оценивает потери Франции в 6—7 тысяч, России — в 12—13 тысяч.

В задней стене Аврааимевого монастыря до наших дней сохранилось ядро, отправленное французскими захватчиками.

> См. также

  • Памятник защитникам Смоленска 1812 года

Примечания

  1. 90 500 — в 1-й и 40 000 — во 2-й армии. См: Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. — Москва., 1988., с. 106.
  2. 1 2 Лашук А. Наполеон. История всех походов и битв. — Москва., 2008., с. 513.
  3. Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. — Москва., 1988., с. 108.
  4. Лашук А. Наполеон. История всех походов и битв. — Москва., 2008., с. 516.
  5. Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. — Москва., 1988., с. 115.
  6. Клаузевиц К., «1812 год», ч.2
  7. Montholon, Memoires. t. 2, р. 92
  8. Красный // Военная энциклопедия : / под ред. В. Ф. Новицкого . — СПб. ; : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  9. Попов А. И. Первое дело при Красном. — М.: Рейтар, 2007. — С. 95.
  10. Записки А. П. Ермолова: «Дивизией начальствовал генерал-лейтенант принц Карл Мекленбургский. Накануне он, проведя вечер с приятелями, был пьян, проспался на другой день очень поздно и тогда только мог дать приказ о выступлении дивизии. После этого винный откуп святое дело, и принц достоин государственного напитка!»
  11. Montholon, Memoires. t. 2, р. 92: Наполеон признаёт: «Отряд из 15 000 человек, нечаянно находившийся в Смоленске, имел счастие оборонять город целый день, что Барклаю-де-Толли дало время на следующие сутки подоспеть с подкреплением. Если б мы застали Смоленск врасплох, то, перешед Днепр, атаковали бы в тыл русскую армию и отбросили её на север. Такого решительного удара совершить не удалось.»
  12. Philip de Segur, History of the Expedition to Russia undertaken by the Emperor Napoleon in the year 1812, 6.4
  13. Барклай-де-Толли, «Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XVIII, с. 173—176, Архивная копия от 29 сентября 2007 на Wayback Machine.
  14. Записки А. П. Ермолова: «Защита могла быть необходимою, если главнокомандующий намеревался атаковать непременно. Но собственно удержать за собою Смоленск в разрушении, в котором он находился, было совершенно бесполезно. Сильного гарнизона отделить армия не могла, а в городе и слабый не нашёл бы средств к существованию. Итак решено главнокомандующим оставить Смоленск!»
  15. Краткий военный журнал движений 1-й Западной армии, «Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XV, с. 14—21, Архивированная копия. Дата обращения 20 ноября 2008. Архивировано 21 марта 2008 года.
  16. Барон Денье, «Французы в России. 1812 г. По воспоминаниям современников-иностранцев», — М., 1912
  17. Ларей, «Французы в России. 1812 г. По воспоминаниям современников-иностранцев», — М., 1912
  18. История XIX века под редакцией профессоров Лависса и Рамбо, ОГИЗ, М., 1938, т. 2, с. 260.

Литература

  • Герои 1812 года. — М.: Молодая гвардия. — (ЖЗЛ, вып. № 680). — 1987.
  • Попов А. И. Война 1812 г. Хроника событий. Львиное отступление. — М.: Рейтар, 2007.
  • Попов А. И. Первое дело при Красном. — М.: Рейтар, 2007.

Ссылки

  • Смоленское сражение, на сайте hrono.ru
  • Взятие Смоленска, статья Е. Н. Щепкина из сборника 1912 г.
  • Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 года.
  • Пирожников А. И. История 10-го пехотного Новоингерманландского полка. Тула, 1913.

Словари и энциклопедии

>
 

Смоленское сражение 1812 года — оборонительное сражение объединённой русской армии 16—17 августа с армией Наполеона за Смоленск.

После соединения 3 августа под Смоленском 2-й русской армии Багратиона с основной 1-й армией главнокомандующего Барклая-де-Толли на театре военных действий наступило затишье. Багратион добровольно подчинился в интересах дела командующему более крупной армией Барклаю-де-Толли, но фактически царило двуначалие.

Император Наполеон сделал остановку в Витебске для того, чтобы подтянуть тылы и привести в порядок измотанные быстрым наступлением части. Для лучшего фуражирования и обеспечения продовольствием армии Наполеон был вынужден разбросать свои войска на большом пространстве.

С другой стороны, русские войска после соединения сил также получили передышку. В глазах большинства офицеров объединённой армии следовало прекратить отступление и действовать наступательно. К такой мысли подталкивало разбросанное положение войск Наполеона. В Витебске находился сам Наполеон с Гвардией и дивизией 1-го корпуса, в Сураже — корпус вице-короля Италии Евгения Богарне, в Половичах — 2 дивизии 1-го корпуса, в Лиозно — 3-й корпус маршала Нея, в Рудне — 3 кавалерийских корпуса маршала Мюрата, в Орше — корпус генерала Жюно, около Расасны — 1-й корпус маршала Даву, в Могилёве — корпус польского генерала Понятовского.

Главнокомандующий Барклай-де-Толли был сторонником дальнейшего отступления, но под общим давлением генералитета и, не имея более в оправдание разделения армии, отдал приказ о наступлении на кавалерийские корпуса Мюрата, расположенные по сведениям разведки в Рудне — маленьком городке в 68 км к западу от Смоленска.

План наступления против значительно превосходящей французской армии не всеми воспринимался однозначно. Клаузевиц, лично наблюдавший описываемые события как офицер русской армии, трезво оценивал шансы на успех.

«Хотя это наступление русских едва ли привело бы к действительной их победе, то есть к такому сражению, в результате которого французы были бы вынуждены, по меньшей мере, отказаться от дальнейшего продвижения или даже отойти на значительное расстояние, но всё же оно могло развиться в отчаянную схватку… Всё предприятие в целом дало бы в конечном результате несколько блестящих стычек, значительное число пленных и, быть может, захват нескольких орудий; неприятель был бы отброшен на несколько переходов, и, что важнее всего, русская армия выиграла бы в моральном отношении, а французская — проиграла бы. Но добившись всех этих плюсов, всё же, несомненно, пришлось бы или принять сражение со всей французской армией, или продолжить своё отступление.»

Наступление на Рудню Барклая-де-Толли

8 августа началось движение главных сил русской армии от Смоленска на Рудню. Предполагалось обнаружить там центр французской позиции. В случае успешного исхода дела было запланировано развить успех и обрушиться на левый фланг французов, расположенный в Сураже и имеющего передовые посты в Велиже и в Поречье.

Для прикрытия на случай неожиданного движения французов с их правого фланга в Красном (в 45 км к юго-западу от Смоленска) был оставлен отряд генерал-майора Оленина, которому в подкрепление направлены свежеукомплектованная 27-я пехотная дивизия Неверовского и Харьковский драгунский полк. К северу от Смоленска, в районе Велижа и Поречья действовал специально сформированный летучий отряд барона Винценгероде.

В расстоянии небольшого перехода от Рудни войска были остановлены на отдых. На ближних подступах к Рудне казаки генерала Платова столкнулись с сильным французским отрядом и опрокинули его, вселяя надежду на успех всего дела. Отовсюду приходили известия об опрокинутых французских пикетах. Затем пришла новость об отражении французами казачьего набега на Поречье (к северу от Смоленска). Это известие сильно обеспокоило Барклая-де-Толли. Не имея надёжных сведений о расположении французских корпусов, он остановил продвижении к Рудне и перевёл всю 1-ю армию на пореченскую дорогу. Там Барклай-де-Толли простоял ещё 4 дня. Если бы Наполеон имел в Поречье сильные войска, то они могли бы отрезать 1-й армии дорогу к отступлению. Выяснив, что слухи о сосредоточении французов в Поречье оказались ложными, Барклай всё-таки решился на продвижение к Рудне 13—14 августа.

Скоро передовые казачьи разъезды сообщили, что французы оставили Поречье, а также Рудню и Велиж. Более того, местные жители сообщили, что французы 14 августа переправились на левый берег Днепра возле Расасни (географически в этом месте левый берег соответствует югу), то есть основную русскую армию и французов разделял теперь Днепр. Удар русских был направлен в пустоту.

Современники крайне резко отзываются об осторожной медлительности главнокомандующего Барклая-де-Толли, упустившего шанс нанести французам хотя бы частичное поражение. Авторитет Барклая-де-Толли в войсках сильно пошатнулся, усилился его разлад с Багратионом.

Наступление Наполеона

Наполеон Бонапарт

Из перехваченного личного письма одного из русских офицеров Наполеон узнал о готовившемся наступлении, и поэтому заранее составил план ответных действий. План предусматривал объединение разрозненных корпусов, переправу всех сил через Днепр и захват Смоленска с юга. В районе Смоленска Наполеон мог либо переправиться снова на правый берег, и перерезать русским дорогу на Москву, либо втянуть русских в генеральное сражение, если Барклай-де-Толли решит защищать город. Из Смоленска Наполеон мог также перерезать дорогу на Москву перед Дорогобужем, совершив обходный манёвр без переправы через Днепр.

При известии об успехе генерала Платова около Рудни французы начали обходной манёвр, и вышли всей армией в 180 тысяч солдат к Красному. По мнению Клаузевица, Наполеон совершил здесь крупнейшую ошибку в Русском походе 1812 года. Наполеон мог двинуться всей армией, которая в полтора раза превышала силы русских, на Смоленск прямой дорогой со стороны Витебска, не переправляясь через Днепр. Французская армия, находясь на правом берегу Днепра, гораздо сильнее угрожала Московской дороге, чем при переходе её на левый берег, где Смоленск (на левом берегу) и река на известном участке прикрывают эту дорогу. Смоленск был бы взят без боя.

Основной целью Наполеона было создать условия для генерального сражения. Все предыдущие манёвры приводили лишь к отодвиганию русской армии на восток, что в общем ухудшало стратегически положение Наполеона. Возможно, именно «нерешительность» Барклая-де-Толли, за которую он подвергся чуть ли не травле современников, спасла русскую армию. Если бы русские увлеклись наступлением на Рудню и дальше, разбивая мелкие отряды, у них в тылу оказалась бы вся армия Наполеона.

Из мемуаров Наполеона:

«Упрекают меня, что я не маневрировал в 1812 году: я сделал под Смоленском тот же манёвр, как и под Регенсбургом, обошёл левое крыло русской армии, переправился чрез Днепр и устремился на Смоленск, куда прибыл 24 часами прежде неприятеля… Если б мы застали Смоленск врасплох, то, перешедши Днепр, атаковали бы в тыл русскую армию и отбросили её на север.»

14 августа. Бой под Красным


Генерал Неверовский

Генерал Неверовский, узнав о приближении противника, выстроил свою дивизию на дороге перед городом Красный с намерением отстоять город. Однако прибывшие передовые посты казаков сообщили об огромных силах французов.

Генерал Неверовский решил отводить войска. В тыл был отправлен 50-й егерский полк и часть артиллерии, Красный был занят одним батальоном 49-го егерского полка с несколькими пушками, остальная часть дивизии была построена на дороге за городом.

Маршал Ней стремительной атакой выбил из города егерей, которые потеряли все орудия. 15-тысячная кавалерия маршала Мюрата прошла через город и атаковала позиции Неверовского (6 тысяч солдат). Харьковские драгуны в отчаянной контратаке понесли большие потери и были вынуждены отойти. Пехота, отбив первые атаки, построилась в каре и начала медленное движение к Смоленску.

Дивизия шла по дороге на Смоленск, заслоняясь придорожным лесом с флангов, иногда останавливаясь и отгоняя залпами французскую кавалерию. Французы охватили дивизию с двух сторон и с тыла, захватили часть посланной назад артиллерии, но остановить дивизию не могли. После атак углы каре расстраивались, тогда солдаты, оставшиеся вне рядов, падали под саблями вражеской кавалерии.

Русских спасало отсутствие сильной артиллерии у французов. Отступление генерала Неверовского — один из самых широко известных эпизодов Отечественной войны. Недавно сформированная пехотная дивизия, наполовину состоящая из новобранцев, смогла спастись посреди моря неприятельской кавалерии, хотя и потеряла примерно 1500 солдат. Свой урон французы оценивают в 500 человек.


Сражение под Красным. Подвиг генерала Неверовского

Через 12 километров дорога вышла к деревне, где рвы и придорожный лес исчезли, и дальнейший путь лежал по открытой местности, на которой господствовала кавалерия. Дивизия была окружена и не могла двигаться вперёд. Оставалось пройти ещё 5 километров, чтобы соединиться с 50-м полком, находившимся впереди за речкой. Неверовский оставил здесь заслон, который был отрезан и погиб, прикрывая отход дивизии. За километр от речки открыли огонь 2 уцелевшие пушки. Французы, думая, что к русским прибыло подкрепление, прекратили преследование.

Своим сопротивлением 27-я дивизия задержала продвижение французов, что дало время для организации обороны Смоленска.

Начальное расположение войск


Вид на Смоленск в 1814 году с правого берега Днепра

Во время боя под Красным русская армия совершала ряд запутанных манёвров на рудненской и пореченской дорогах. 7-й корпус генерал-лейтенанта Раевского находился в Смоленске и должен был выступить, однако из-за задержки 2-й гренадерской дивизии принца Карла Мекленбургского, выступил только в 8 вечера, и успел к счастью пройти всего 15 километров.

На следующий день, 15 августа, Багратион получил послание от Неверовского о произошедшем бое и, оценив обстановку, начал разворачивать войска на Смоленск. Раевскому было приказано отправиться на поддержку Неверовского. Раевский миновал Смоленск, присоединил оставшихся солдат Неверовского и занял позицию в 6 километрах от Смоленска по дороге на Красный. Однако перед лицом всей французской армии было решено отступить в Смоленск, имевший хоть какие-то укрепления.

В ночь на с 15 на 16 августа Раевский с 15 тысячами занял предместья Смоленска. Из госпиталей было взято несколько сотен выздоравливающих и легкораненых. Барклай-де-Толли и Багратион находились в 30—40 км от города, и могли оказать поддержку лишь на следующий день.

Смоленск с населением 15 тысяч жителей располагался на склоне левого (южного) берега Днепра, на правом берегу находилось только Петербургское предместье. Ещё при царе Борисе Годунове город был окружен стеной из белого камня и кирпича высотой 7—8 м и толщиной не менее 3 м, с несколькими проломами и 3-мя воротами. Были также полуразрушенные земляные укрепления бастионного типа. Предместья из деревянных построек опоясывали город с юга полукольцом от Днепра до Днепра. Однако ни стены, ни укрепления не имели необходимых фортификационных сооружений для размещения артиллерии, поэтому оборонительные бои произошли преимущественно в предместьях.

16 Августа


Генерал Раевский

Утром 16 августа, в 8 часов, со стороны Красного показались 3 колонны французов под командованием маршала Нея. Как пишет в мемуарах французский генерал Сегюр: «Вид Смоленска воспламенил пылкий энтузиазм маршала Нея, не без основания на ум приходили чудеса войны с Пруссией, когда целые крепости падали перед саблями нашей кавалерии.»

Французы, полагая в городе только потрёпанную дивизию Неверовского, с ходу попытались атаковать Смоленск, но откатились, потеряв целый батальон. Основной удар пришёлся на Красненское предместье и королевский бастион (пятиугольное насыпное укрепление, построенное ещё польским королём Сигизмундом III в юго-западном углу), которые защищала дивизия Паскевича. К полудню появилась вся армия Наполеона и начался обстрел города. Обстрелу подвергались в основном старые стены крепости, так что русские войска, расположенные в основном в предместьях и во рву, окружающему город, не понесли больших потерь от огня.

К 4-м часам дня к Смоленску подтянулся корпус маршала Даву. Атак на Смоленск в этот день не производилось, кроме беспокоящего обстрела. Наполеон готовил войска к генеральному сражению в поле перед городом.

Около 5 часов дня на противоположном (правом) берегу Днепра показалась 2-я армия Багратиона. Ближе к вечеру Раевский получил подкрепления в виде 2-й кирасирской и 2-й гренадерской дивизий. К вечеру прибыл к Смоленску и Барклай-де-Толли с войсками.

Позиция для генерального сражения в районе Смоленска была невыгодна для русской стороны. Имея значительно превосходящие силы, Наполеон мог обойти русскую армию с востока, вынудив её отступать по неподготовленной дороге на север, или вступить с меньшими силами в сражение с предсказуемым результатом. Вечером Барклай-де-Толли, опасаясь быть отрезанным от Московской дороги, решил отправить армию Багратиона к Валутину для защиты путей отхода. С оставшимися 75 тысячами войск Барклай-де-Толли мог наблюдать за развитием событий с правого берега Днепра, ничем не рискуя.

Сражение за Смоленск по замыслу Барклая-де-Толли превратилось в арьергардный бой с целью задержать противника и нанести ему как можно больший урон.

Благодаря случайной задержке корпуса Раевского и мужеству солдат Неверовского, первый день сражения стал русской победой.

17 августа


Битва за Смоленск

Корпус Раевского в ночь с 16 на 17 августа был сменён 6-м корпусом генерала-от-инфантерии Дохтурова, которому дополнительно придали 27-ю дивизию Неверовского, 3-ю дивизию Коновницына и одну бригаду дивизии Колюбакина. Войска разместили резервы под прикрытием стен в каменном городе, русская артиллерия в большом числе заняла земляные бастионы перед стенами крепости. Для поддержки обороняющихся на высотах правого берега Днепра были установлены сильные батареи. Город на левом берегу прекрасно просматривался с высот другого берега.

Утром Наполеон, зная о присутствии всей русской армии, ожидал выхода противника в поле для генерального сражения. Когда ему донесли об отходе армии Багратиона, он лично прибыл на Шеин остров наблюдать передвижение русских войск. После этого он приказал найти брод для переправы и последующего удара в стык русских армий с целью их разъединить. После того, как броды не были найдены, причём несколько лошадей утонуло, он приказал начать бомбардировку и в 1 час дня повёл атаку на город с разных сторон. Французы овладели предместьями, однако не могли продвинуться дальше старой крепостной стены. Наполеон велел артиллерии пробить брешь в стене, но эта попытка не удалась, хотя местами палили из пушек почти в упор. По воспоминаниям графа Сегюра, осколки 12-фунтовых ядер рикошетили в ров перед стеной, вынуждая русских покинуть это укрытие. Снаряды зажгли предместья и постройки в самом городе. Атакующие французы несли большие потери.

Из мемуаров бригадного генерала графа Сегюра

Развёртывая штурм, наши атакующие колонны оставляли длинный и широкий след из крови, раненых и мёртвых. Говорили, что один из батальонов, повёрнутый флангом к русским батареям, потерял целый ряд в своём подразделении от единственного ядра. Двадцать два человека пали разом.

Большая часть французской армии наблюдала за штурмом с окружающих высот и аплодировала атакующим колоннам, стараясь поддержать их морально.

Около 2 часов дня Наполеон приказал польскому корпусу Понятовского атаковать Малаховские ворота и восточные предместья вплоть до Днепра. Поляки легко захватили предместья, но усилия их проникнуть в город остались бесплодными. Понятовский приказал было большой батарее стрелять по мосту на Днепре, чтобы прервать сообщения русских армий, но русская артиллерия из-за реки поддержала городские орудия и заставила поляков прекратить обстрел. По воспоминаниям генерала Ермолова, инспектировавшего в тот день войска в Смоленске, поляки понесли особенно тяжёлые потери от русского огня.


Французские колонны штурмуют Смоленск

Войска корпуса маршала Даву при содействии поляков повели настойчивый приступ против Малаховских ворот, переходя через сухой ров и оттесняя русских в город. Русская армия уже не контролировала предместья, сражалась в пределах крепостных стен. Французы укрылись под стенами от артиллерийского огня, но несли потери от ружейного. На помощь Дохтурову была послана 4-я пехотная дивизия герцога Евгения Вюртембергского, что помогло выправить ситуацию. Егерский полк 4-й дивизии вышел за пределы стен и прицельным обстрелом ослабил натиск французов. За Смоленск сражалось до 25 тысяч русских солдат. К 8-ми вечера Наполеон отозвал войска, так и не прорвавшиеся в крепость.

Французы установили против города 100 орудий и открыли бомбардировку. Город загорелся, по улицам двигались повозки тысяч беженцев, покидавших город. В церквях третьи сутки подряд шла служба.

Уже в темноте была отражена ещё одна атака французов. Смоленск и мост через Днепр оставались в русских руках. За этот день русские потеряли 4 тысячи человек.

18 августа

На военном совете в ночь с 17 на 18 августа высказывались различные варианты дальнейших действий. Рассматривалось продолжение обороны, а возможно даже наступление на французов. Однако было сочтено нецелесообразным продолжать оборону сгоревшего города.

Клаузевиц комментирует обстановку на 18 августа:

Барклай достиг своей цели, правда, чисто местного характера: он не покинул Смоленска без боя… Преимущества, которыми располагал здесь Барклай, заключались, во-первых, в том, что это был бой, который никоим образом не мог привести к общему поражению, что вообще легко может иметь место, когда целиком ввязываются в серьёзный бой с противником, обладающим значительным превосходством сил… Потеряв Смоленск, Барклай мог закончить на этом операцию и продолжить своё отступление.

Фабер-дю-Фор. Около стен Смоленска.

В ночь с 17 на 18 августа 1-я русская армия отошла к северу по дороге к Поречью, а Дохтуров успел очистить Смоленск и уничтожить мост. С утра 18 августа французы под прикрытием артиллерийских батарей перешли Днепр бродом около моста и заняли выгоревшее Петербургское предместье. Русский арьергард безуспешно попытался выбить французов, под охраной которых сапёры быстро восстанавливали мост.

Багратион оставил свою позицию на Валутиной горе и двинулся на Дорогобуж по Московской дороге, к Соловьевой переправе через Днепр, освобождая путь 1-й армии. Армия Барклая-де-Толли выходила на Московскую дорогу кружным путём, сначала на север к Поречью, потом свернула на юг и вышла на Московскую дорогу. Из Смоленска Московскую дорогу прикрывал арьергард в несколько тысяч человек под командой генерал-майора Тучкова 4-го, на который сильно насел французский авангард под командованием маршала Нея.

Чтобы дать возможность всей 1-й армии выйти на Московскую дорогу, 19 августа Барклай-де-Толли провёл кровопролитное оборонительное сражение у Валутиной горы близ реки Колодни.

Педантично по-военному дал оценку Смоленскому сражению Карл фон Клаузевиц:

Здесь мог произойти лишь частный бой, который не мог внести изменения в общее положение обеих сторон, выражавшееся в наступлении французов и отступлении русских… Бои под Смоленском, как мы видели, приняли форму и оборот, вполне отвечавшие для русских смыслу кампании 1812 г., однако, даны они были большей частью из побочных сражений и без отчётливого понимания перспектив этой кампании.

>

Смоленское сражение 1812 года

Смоленское сражение 1812 года стало первой крупной стычкой русской и французской армий во время Отечественной войны. Оно интересно тем, что во многом определило дальнейший ход кампании, но при этом ни один из участников не получил в нем то, чего хотел.

Предпосылки объективные и субъективные

Объективно Смоленск был подходящим местом для задержки русской армии по нескольким причинам.

  1. Это была хоть и устаревшая, но крепость – во времена польской интервенции, в правление Годунова, город был обнесен кирпичной стеной.
  2. Смоленск служил «ключом к Москве», прикрывал путь к первой столице на направлении основного удара Наполеона.
  3. Русская армия на подступах к городу была достаточно многочисленна (Барклай-де Толли успел соединиться с Багратионом), так что имела шансы противостоять французам.

Но при этом планы на Смоленск у командующих двух армий кардинально различались. Наполеону нужно было генеральное сражение, и он искал способа заставить русскую армию дать его. Битва под Смоленском могла ему подойти – хотя французские силы были значительно растянуты, они все еще превосходили русские.

О генеральном сражении мечтала и русская «партия войны» во главе с Багратионом. Их можно понять – враг слишком долго испытывал их терпение. Но они не учитывали неготовность собственной армии. Дело было не в численности солдат, а в их оснащении. Да и крепость Смоленск к осаде готова не была. Значительную часть города составляли незащищенные деревянные предместья.

А вот Барклай-де-Толли категорически не хотел генерального сражения. В голову ему не залезешь – сознательно или нет, но он этим ломал планы врага. Но он не мог лично распоряжаться в армии – формально Багратион подчинялся ему, а на деле армия больше слушала Багратиона.

Основные этапы битвы

В Смоленском сражении можно выделить несколько ключевых эпизодов. Обе армии действовали небезупречно. У Барклая (как оказалось) скверно работала разведка, он не имел информации о расположении противника. Наполеон имел о враге полную информацию (у него разведка работала), но не понимал его замыслов и положился на приемы «навязывания» генерального сражения, срабатывавшие в прошлом.

8 августа Барклай начал наступление на Рудню, но успеха оно не имело – главнокомандующий ошибся в оценке сил противника под Поречьем (а может, и сознательно задержал не нужное по его мнению наступление). 14 августа Наполеон оставил Рудню, Поречье и Велиж, перешел Днепр и начал охват Смоленска. Если бы вся русская армия была там и решила защищаться, император французов получил бы свое генеральное сражение.

14 августа состоялось сражение под Красным – отряд генерала Неверовского отразил 40 атак и на день задержал противника, нанеся ему заметный (но только тактический) урон.

16-18 августа состоялось сражение за сам город. Опасаясь окружения, Барклай в первый же день отправил отряды Багратиона удерживать дорогу на Москву, и с этим воинственный генерал справился отлично. В самом городе отличились генералы Раевский (будущий герой Бородина) и Неверовский, пробившийся туда с остатками своей дивизии. Удержать город было практически невозможно – французы имели тяжелую артиллерию и численное превосходство. Но бой за Смоленск превратился в своеобразную защиту арьергарда – благодаря ему сумело уйти подавляющее большинство горожан и почти вся армия.

Неочевидные итоги

Значение Смоленского сражения стало очевидным не сразу. Барклая за него сочли почти изменником, но после Смоленска тактика «выжженной земли» получила широкое применение, и вкупе с отступлением во имя сохранения армии полностью оправдала себя. Жители городов вдоль Смоленского тракта успевали уходить, оставляя противнику разоренную землю.

Воинственные генералы «выпустили пар» и попробовали силу противника. Стало очевидно, что Наполеона побеждать можно.

Наполеон одержал победу, но не получил генерального сражения и не нанес русским существенного урона. Потери армий оцениваются по-разному, но в целом как примерно равные и незначительные (по 6-7 тыс. убитыми).

Отечественная война 1812 года — гибель «Великой Армии»

В декабре 1812 года усталые, измученные переходом, стычками и морозами солдаты Великой Армии Наполеона форсировали Неман, со страхом оборачиваясь на Восток. Из более чем полумиллиона солдат французской армии из России вернулись в Польшу всего лишь несколько тысяч. Война, призванная окончательно склонить чашу весов противостояния в Европе на сторону корсиканца, превратилась в полный разгром и начало конца империи героя осады Тулона.

Тильзитский мир — дружба врозь

Летом 1807 года Наполеон и Александр I заключили в Тильзите мирный договор, заканчивавший, как казалось, многолетнее противостояние двух держав. Россия, проигравшая в войне четвёртой коалиции, присоединилась к континентальной блокаде Англии, признала завоевания Франции в Европе. Императоры договорились о помощи в оборонительных и наступательных войнах. Теперь фактически Англия оставалась один на один с империей Наполеона, а Александр I на время был выведен из большой европейской игры.

Карикатура, посвящённая Тильзитскому миру. (moscvichka.ru)

Такое положение дел не устраивало Россию. Англия являлась крупным торговым партнёром империи Романовых. Кроме того, возвышение «корсиканского выскочки» не могло не раздражать честолюбивого Александра I. С течением времени практически всем стало ясно, что скоро грянет новая война. Франция с развязанными руками совершала всё новые и новые аннексии в Европе и к 1809 году вышла на границы Российской империи.

Александр I тоже не терял времени зря — присоединил Финляндию, укрепив своё положение на Балтийском море, провёл ряд важных внутриполитических реформ. Общественное мнение внутри империи роптало против унизительного положения России после 1807 года. Уже начиная с 1810 года обе стороны начали подготовку к военным действиям. В отношениях императоров начались первые конфликты — так, владения герцога Ольденбургского, родственника Александра, были присоединены к Франции. На два предложения о женитьбе Наполеона на членах императорской фамилии русская сторона ответила отказом.

В 1812 году Франция пытается объединить Европу для будущего похода против России. Наполеон заключил союзные договоры с Пруссией и Австрией, по которым последние обязались предоставить в армию императора воинские контингенты. Россия же, в свою очередь, обеспечила благожелательное отношение Швеции и подписала в Бухаресте 22 мая мирный договор с Турцией, обезопасив свои южные рубежи.

Переправа через Неман — начало войны

24 июня 1812 года почти 700-тысячная французская армия начала переправу через Неман. Против сил Наполеона действовало около 230 тысяч человек, разделённые на три крупные группировки: на московском направлении две под командованием М. Барклая -де-Толли в Литве и П. Багратиона в Белоруссии. Южное направление прикрывали силы, возглавляемые А. Тормасовым.

Переправа французской армии через Неман. Источник: wikipedia.org

Основные военные действия развернулись в центре страны — Наполеон надеялся дать русским генеральное сражение, разбить их армии и занять Москву, вынудив Александра I подписать мирный договор и окончательно присоединиться к антианглийскому блоку. Первая часть кампании характеризовалась отступлением русских армий вглубь страны, сопровождаемым арьергардными боями, изматывавшими противника. Нельзя было допустить, чтобы Наполеон разбил обе армии поодиночке.

Русский генералитет требовал от главнокомандующего армиями Барклая-де-Толли генерального сражения. Сначала армии должны были соединиться в районе Витебска, но наступление Наполеона оказалось таким стремительным, что силы Багратиона не успели выйти к обозначенным рубежам. Тогда командование решило отступать к Смоленску и там дать сражение французам объединёнными усилиями.

Смоленское сражение: первая крупная битва

В августе 1812 года обе армии соединились в Смоленске. Барклай-де-Толли попытался использовать разобщённость французских частей и вывести их из игры поодиночке. Сражение за город фактически началось уже 8 августа, когда русские корпуса попытались разгромить кавалерию маршала Мюрата в Рудне.

Смоленское сражение. Источник: wikipedia.org

Однако Наполеон смог фланговым манёвром обезопасить положение своего подчинённого и окружить наступающие русские части. Они смогли вырваться из окружения и отступить к Смоленску. 16 августа основные силы французского императора уже стояли у ворот города. Разобщённость русского командования вносила коррективы в сражение. Барклай-де-Толли, видевший бесперспективность дальнейших боёв, отступил из города, предварительно предав его огню.

Обе стороны потеряли в сражении около 26 тысяч человек убитыми и ранеными. Несмотря на неудачный исход боя, именно смоленские события во многом стали отправной точкой для начала партизанской борьбы против иностранных захватчиков. Французы почувствовали, что их линии снабжения сильно напряжены, и попытались восполнить запасы фуража и продовольствия у местного населения, что спровоцировало крестьянские выступления. Партизанская война против армии Наполеона в дальнейшем получит серьёзную организацию, связанную, прежде всего, с именами Д. Давыдова, А. Сеславина, Г. Курина и многих других.

Партизанский налёт на французскую армию. (livejournal.com)

Бородинское сражение — боевая ничья

После неудачи под Смоленском Александр I оставил армию. Дальнейшая судьба России оказалась в руках генералитета, который погряз во взаимных упрёках и спорах. Особенно друг другом были недовольны Барклай-де-Толли и Багратион: сторонники двух совершенно разных подходов в борьбе со вторгнувшимися захватчиками. Чрезвычайный комитет, учреждённый специально для решения вопроса об управлении армией, 17 августа назначил главнокомандующим генерала М. Кутузова, пользовавшегося бесспорным авторитетом среди коллег.

Михаил Илларионович Кутузов. Источник: culture.ru

3 сентября русские войска отступили к местечку Бородино. Несмотря на то, что Кутузов не горел желанием давать генеральное сражение Наполеону, он был вынужден это сделать под напором генералитета и общественного мнения. 7 сентября, после кратковременной прелюдии к битве — боя за Шевардинский редут — 260 тысяч человек схлестнулись в кровопролитной мясорубке, самом крупном сражении Отечественной войны.

Весь ход битвы можно описать в нескольких словах — французы штурмуют русские оборонительные укрепления. Этот штурм продолжался 12 часов, обе армии потеряли около 80 тысяч человек убитыми и ранеными. Видя, что генеральное сражение превращается в тотальное уничтожение, Кутузов приказывает своим войскам 8 сентября отступать к Можайску. Вскоре после ухода русских Наполеон также уводит свои силы. Битва окончилась ничьёй.

Бородинское сражение, Петер Гесс, 1843. Источник: wikipedia.org

Стремясь сохранить армию, Кутузов принимает тяжёлое решение оставить Москву. 14 сентября туда вступает Наполеон. С одной стороны, цель кампании оказалась выполнена. Однако французский император понимал, что находится в безвыходном положении. Армия истощалась с каждым днём, русские силы не были разбиты, а Александр I, как будто нарочно, не отвечал на предложения о заключении мира.

В то же время русские силы совершили Тарутинский манёвр и остались прикрывать чернозёмные области, так необходимые для Наполеона. Одновременно армия Витгенштейна на Севере и Тормасова на Юге угрожали коммуникациям французов. Наполеон оказался в весьма тяжёлом положении.

Поражение Наполеона — бегство Великой Армии

Наполеон в Москве. (autogear.ru)

В октябре французы оставили Москву и двинулись на Запад по не пострадавшей от военных действий калужской дороге. Армии встретились у местечка Малоярославец, где состоялось ещё одно крупное сражение Отечественной войны. Несмотря на то, что городок по итогам сражения остался за Наполеоном, Кутузов занял укреплённые позиции за городом, южнее, которые французский полководец штурмовать не решился.

Русская армия заставила значительно поредевшие французские силы — боеспособных солдат едва ли оставалось 70 тысяч — отступать тем же путём, каким они пришли к Москве. Проблема заключалась в том, что уходить Наполеону пришлось по выжженной земле — ни фуража, ни продовольствия уже не оставалось. Корпуса постоянно становились объектами нападения партизанских отрядов.

В ноябре 1812 года Наполеон подходит к реке Березина, и, несмотря на то что основные силы Кутузова остались далеко позади, на переправе теряет около 25 тысяч человек — в основном тяжело раненых и обмороженных. В декабре французский император оставляет армию и уезжает в Париж для сбора новой армии — становится ясно, что под угрозой оказывается всё французское влияние в Европе.

Переправа французов через Березину. (topwar.ru)

14 декабря последние остатки некогда Великой Армии перебрались через Неман на территорию Польши. Отечественная война завершилась полным разгромом нападавших.

Итоги войны

Победа России в войне 1812 года стала поворотным пунктом в истории наполеоновских войн. Французский император понёс настолько значительные потери, что восполнить их уже никак не смог, что, однако, не помешало ему довольно успешно сопротивляться против новой коалиции целых два года.

Для России изгнание Великой Армии означало возвышение в Европе, какого она ещё никогда не видела. Александр I моментально становился самым влиятельным монархом Старого Света, без которого не могла решиться ни одна проблема. Отечественная война оказала огромное влияние и на общественную и политическую жизнь России. Именно герои Смоленска, Бородина и Малоярославца вскоре стали ядром декабристских организаций. Крестьянство, участвовавшее в разгроме сил неприятеля, ожидало скорейшего решения уже наболевшего крестьянского вопроса, однако эти надежды были тщетны.

Во время Отечественной войны 1812 года под этим городом соединились армии Барклая-де-Толли и Багратиона

Примеры употребления слова смоленск в литературе.

Еще в апреле прошлого года, когда были арестованы абверовцы Бонхефер и Донаньи, стало известно о неудачной попытке покушения на фюрера, предпринятой незадолго перед тем в Смоленске.

Обусловлено это было тем, что мы внедрили надежных агентов в абверовские школы диверсантов-разведчиков, забрасываемых в наши тылы под Смоленском, на Украине и в Белоруссии.

Но оказалось теперь, что путь по Волге оседлал Нижний Новгород, что на западных рубежах стоит, подпираемый Литвою, Смоленск, что Новгород Великий упрямо числит своими и Волок Ламской, и Торжок и лишить его по закону этих городов, временно занятых московскою ратью, пока не удается, что тяжелая война с Тверью, выигранная родителем, тоже пока не привела ни к чему, разве что великое княжение владимирское осталось за Москвою, что и Ростов Великий не вполне еще принадлежит московским великим князьям, что и северные, и южные примыслы государей московских — те же Устюг, Белоозеро, Тула — переслоены и отрезаны от основного удела чужими владениями.

Глеб Юрьевич из Переяславля, Роман из Смоленска, Владимир Андреевич из Дорогобужа, Рюрик Ростиславич из Овруча, братья его — Давыд и Мстислав из Вышгорода, северские — Олег Святославич с братом Игорем, наконец, младший брат Боголюбского, знаменитый впоследствии Всеволод Юрьевич и племянник от старшего брата, Мстислав Ростиславич.

Говорили о том, что Миндовг литовский уже захватил и Новгородок на Русской Земле и Волковыск и, по всему видно, зарится на Смоленск.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Утром 16 (4 по старому стилю) августа к городу подошел корпус маршала Нея в составе 22 тысяч человек и попытался с ходу овладеть им, но был отбит войсками Раевского. Наполеон, стянув к Смоленску корпуса маршалов Нея, Даву, генерала Понятовского, кавалерию Мюрата и гвардию — всего до 140 тысяч человек и 350 орудий — решил здесь дать русской армии генеральное сражение.

Французская артиллерия начала обстрел крепости. Около полудня к Смоленску подошла 2-я Западная армия, и Багратион усилил корпус Раевского 2-й гренадерской дивизией под командованием принца Карла Мекленбургского. Защитники города в течение дня самоотверженно отражали атаки противника, который ввел в бой около 45 тысяч человек.

Вечером главные силы Наполеона сосредоточились на высотах левого берега Днепра. К этому времени к Смоленску прибыла 1-я Западная армия и заняла высоты на правом берегу реки. Главнокомандующий русскими войсками генерал Барклай де Толли, стремясь сохранить армию, решил, вопреки мнению Багратиона, оставить Смоленск и приказал 2-й Западной армии отходить по Московской дороге, а 1-й Западной армии — удерживать город для обеспечения отхода.

Оборона Смоленска была возложена на 6-й пехотный корпус под командованием генерала от инфантерии Дмитрия Дохтурова, усиленный 3-й пехотной дивизией под командованием генерал-лейтенанта Петра Коновницына — всего до 20 тысяч человек и 170 орудий.

17 (5 по старому стилю) августа в 8 часов утра Дохтуров атаковал и выбил войска противника из Мстиславльского и Рославльского предместий города. По приказу Барклая де Толли на правом берегу Днепра выше и ниже Смоленска были развернуты две сильные группы артиллерии под общим командованием генерал-майора Александра Кутайсова с задачей фланговым огнем поражать вражеские войска, атакующие крепость.

В 14 часов Наполеон бросил войска на штурм Смоленска. После двухчасового боя они заняли Мстиславльское, Рославльское и Никольское предместья. Барклай-де-Толли направил на помощь Дохтурову 4-ю пехотную дивизию под командованием принца Евгения Вюртембергского. Овладев предместьями, противник установил около 150 орудий для разрушения городских стен.

Вечером французам удалось на короткое время овладеть Малаховскими воротами и Красненским предместьем, однако русские войска решительной контратакой заставили их отступить. В результате интенсивного артиллерийского обстрела противника в городе начались пожары.

К 22 часам бои утихли во всех пунктах. Войска Дохтурова в составе около 30 тысяч человек, отразив натиск врага, удержали за собой Смоленск. Однако в связи с большими разрушениями и сильными пожарами в ночь на 18 (6 по старому стилю) августа русские были вынуждены оставить город. Корпус Дохтурова, уничтожив мост, отошел на правый берег Днепра.

В результате Смоленского сражения был сорван замысел Наполеона — навязать русской армии генеральное сражение под Смоленском в невыгодных для нее условиях. Русские генералы и офицеры проявили высокое искусство управления войсками в тяжелом оборонительном сражении в условиях значительного превосходства врага в силах и средствах. Наполеоновские войска в сражении потеряли до 10-12 тысяч человек, а русские — 6-7 тысяч человек.

(Источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. В 8 томах, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

На 21 мая 2016 г.:
Планы боев у Смоленска 4 и 5 августа 1812 г. (по Пестичу – Гиндце).
Планшет XII: Позиции русской и французской армий под Смоленском 5/17 августа и в сражении при Валутиной горе 7/19 августа 1812 г. (по Jomini, 1842).
Карта сражений под Смоленском и при Валутиной горе 17, 18 и 19 августа 1812 г. (по Rousseau, 1853).
Жомини А.-А.: “Дела при Смоленске и Валутиной (17, 18 и 19 августа 1812)”, 1842 г.
СОУБ – Web-Атлас: Смоленское сражение на картах 1812 г.
G. A. Henty: Схема Смоленского сражения (август 1812 г.).
“План сражения при городе Смоленске…” на памятнике Адамини.
План сражения при Смоленске 16(4 ст.ст.) августа 1812 г. (по А.П. Щербатову).
План сражения при Смоленске 4 августа 1812 г. (по В.М. Вороновскому).
План сражения при Смоленске 5 августа 1812 г. (по В.М. Вороновскому).
Схема сражения за Смоленск 17(5 ст.ст.) августа 1812 года.
Смоленск, 17.08.1812: Схема расположения русской артиллерии.
Plan du combat de Smolensk, 5 Août 1812 (par le Colonel Boutourlin).
План сражения при Смоленске 5/17 августа 1812 г. (по М.И. Богдановичу).
«Smolbattle»: Смоленск (карты, планы, схемы), 1812 г.
Map of MurdocK’s MarauderS: Смоленское сражение на 16:30 17 августа 1812г.
Схема сражения при Смоленске 16-17 августа 1812 г. (по Л.Г. Бескровному).
Смоленское сражение 1812 г. (по СИЭ).
Планъ сраженiя подъ Смоленскомъ 5 августа 1812 г. (по Е.А. Альбовскому)
Оборона Смоленска 4 августа 1812 г. (по поруч. Пирожникову).
План сражения при Смоленске, 5-го Августа 1812г. (по А.И. Михайловскому-Данилевскому)

См. также рубрику Карты и планы старого города (87)

Поделиться ссылкой:

Смоленское сражение

СМОЛЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

Смоленское сражение 1812, 4-6 (16-18) августа, оборонительные боевые действия русских войск в районе Смоленска против наполеоновских войск во время Отечественной войны 1812. Планы Наполеона сводились к тому, чтобы отрезать первую М.Б. Барклая-де-Толли и вторую П.И. Багратиона армии от Москвы, заняв Смоленск, и разбить армии в генеральном сражении, не допустив их соединения.

Наполеон выступил к Смоленску из Витебска во главе 180-тысячной армии, переправился на левый берег Днепра с целью выйти в тыл первой и второй армиям. Упорная оборона пехотной дивизии Д.П. Неверовского 2 (14) августа у села Красного задержала превосходящий в пятикратном размере французский авангард И. Мюрата и М. Нея на сутки. Это позволило подтянуть к Смоленску корпус генерала Н.Н. Раевского (13-15 тыс.), который отразил атаки французского авангарда (22 тыс.), а к вечеру первая и вторая соединившиеся русские армии (около 120 тыс.) расположились на высотах правого берега Днепра. Главнокомандующий генерал М.Б. Барклай-де-Толли, стремясь сохранить армию, уступавшую в силах противнику, решил, вопреки мнению генерала П.И. Багратиона, оставить Смоленск. Особое мужество и героизм проявили войска, оставленные для обеспечения безопасного отхода основных сил русской армии — 6-й корпус генерала Д.С. Дохтурова, усиленная дивизия П.П. Коновницына (20 тыс). Остатки отряда Неверовского влились в 13-тысячный отряд Раевского, которым также была поручена защита Смоленска.

4 (16) августа в 6 часов утра Наполеон начал штурм. Город оборонялся в первой линии дивизией Раевского. Ночью по приказу Барклая корпус Раевского, имевший громадные потери, был сменен корпусом Дохтурова. В четыре часа утра 5 (17) августа битва под стенами Смоленска возобновилась, и почти непрерывный артиллерийский бой длился 13 часов, до пяти часов вечера. Русские войска упорно отражали атаки противника. В ночь с 5 (17) на 6 (18) по приказу Барклая были взорваны пороховые склады, первой армии было приказано покинуть город, войска Дохтурова отошли на правый берег Днепра. 6 (18) августа перестрелка продолжалась, русские арьергарды не допустили переправы противника через Днепр, взорвав днепровский мост. Потери французской армии составили 20 тыс. человек, русской — 10 тыс. человек. Русские сражались с большим воодушевлением, не считая себя побежденными. Последним в городе оставался арьергард под предводительством генерала П.П. Коновницына и полковника К.Ф. Толя, отчаянно обороняясь, продолжал задерживать неприятеля.

7 (19) августа в четыре часа утра маршал Даву вошел в город. Картина погибающего, охваченного пожаром Смоленска, произвела на французов угнетающее впечатление. К продолжавшимся пожарам прибавились начавшиеся грабежи со стороны солдат наполеоновской армии. Из 15 тыс. жителей после Смоленского сражения в городе осталось только тысяча, остальные погибли и бежали из города, присоединившись к отступавшей русской армии. После Смоленской битвы Наполеон стал искать мира. Разочарование французов — от офицеров штаба до простых солдат — было велико, вместо удобных квартир, отдыха в большом городе после долгих походов, великая армия вступила в выгоревший город.

ИЗ РАПОРТА КНЯЗЯ БАГРАТИОНА

ВОЕННОМУ МИНИСТРУ ГЕНЕРАЛУ БАРКЛАЮ ДЕ ТОЛЛИ

(22 июля 1812 года)

Наконец соединением обеих армий совершили мы желание России и достигли предназначенной нам государем императором цели. Собрав столь знатное количество отборных войск, получили мы над неприятелем ту поверхность, которую имел он над разделенными нашими армиями; наше дело пользоваться сей минутой и с превосходными силами напасть на центр и разбить его войска в то время, когда он, быв рассеян форсированными маршами и отделен ото всех своих способов, не успел еще собраться, — идти на него теперь; полагаю я идти почти наверное. Вся армия и вся Россия сего требуют, и так, приняв все ремеслу нашему сродные предосторожности, я покорнейше прошу ваше превосходительство, невзирая на пустые движения неприятеля, идти решительно на центр, где мы найдем, конечно, самые большие его силы, но зато ударом сим разрешим судьбу нашу, которая частыми движениями на левый и правый его фланг тем не менее может быть разрешена, что он после неудачи имеет всегда пункт, куда собрать рассеянные свои войска.

БОЙ ЗА СМОЛЕНСК

Генерал Раевский вполне чувствовал опасность своего положения, ибо обе наши армии находились тогда от Смоленска в 40 верстах и прежде следующей ночи нам нельзя было ожидать подкрепления. Он отправил к главнокомандующим курьеров с донесением о силах неприятеля, расположившихся перед его корпусом; к князю же Багратиону присовокупил, что спасение наших армий зависит от упорной защиты Смоленска вверенным ему отрядом.

Перед рассветом Раевским была получена от князя Багратиона следующего содержания записка: «Друг мой! Я не иду, а бегу; желал бы иметь крылья, чтобы поскорее соединиться с тобою. Держись. Бог тебе помощник». <…> Неприятель повел главные атаки на наш правый фланг, примыкающий к левому берегу Днепра, в том, конечно, предположении, чтобы уничтожить наше левое крыло, захватить Днепровский мост и отрезать наше отступление по оному! Но пути господни неисповедимы! Все атаки неприятеля отражены были с неимоверным присутствием духа и гибельной для него потерею, в особенности же в оврагах, которые они стремились перейти, с тем, чтобы завладеть крепостными бастионами, примыкающими к берегу Днепра. Артиллерия наша наносила им ужасное поражение, а батальоны Орловского пехотного и прочих полков по распоряжению генерала Паскевича, опрокидывали неприятельские колонны обратно в стремнины, ими проходимые, которые под конец завалены были неприятельскими трупами. <…> Генерал Раевский, видя, что неприятельские колонны, прекратив огонь, начали располагаться на ночлег, подъехал к победоносным войскам генерала Паскевича и обняв сего последнего, сказал ему, сколько я могу припомнить, следующие достопамятные слова: «Иван Федорович! Сей победоносный день принадлежит к блестящей вашей истории. Воспользуйясь предусмотрительными вашими советами, мы, при помощи всевышнего, спасли не только что Смоленск, но гораздо более и драгоценнее — обе наши армии и дражайшее отечество!»

В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильна, 1900-1907. СПб., 2012

САЛТАНОВКА

10 (22) июля 1812 года 7-й пехотный корпус генерала Раевского сосредоточился у деревни Салтановка. Всего под его командованием было 17 тыс. человек при 84 орудиях. Русским войскам противостоял 26-тысячный корпус маршала Даву. Раевский поручил 26-й дивизии И.Ф. Паскевича обойти позицию французов слева по лесным тропам, сам же он намеревался одновременно атаковать основными силами по дороге вдоль Днепра. Паскевич с боем вышел из леса и занял деревню Фатово, однако неожиданная штыковая атака 4 французских батальонов опрокинула русских. Завязался бой с переменным успехом; французам удалось остановить натиск Паскевича на своем правом фланге. Обе стороны разделял ручей, протекающий в этом месте по окраине леса параллельно Днепру.

Сам Раевский атаковал фронтальную позиции французов 3 полками в лоб. Смоленский пехотный полк, наступая по дороге, должен был овладеть плотиной. Два егерских полка (6-й и 42-й) в рассыпном строю обеспечивали наступление на плотину. В ходе атаки колонну Смоленского полка в правый фланг опасно контратаковал батальон 85-го французского полка. Командир Смоленского пехотного полка полковник Рылеев был тяжело ранен картечью в ногу. В критический момент боя Раевский лично возглавил атаку, повернул колонну и отбросил французский батальон за ручей.

Очевидец боя, барон Жиро из корпуса Даву, так рассказал о его начале: «Налево у нас был Днепр, берега которого в этом месте очень топки; перед нами находился широкий овраг, в глубине которого протекал грязный ручей, отделявший нас от густого леса, и через него перекинут был мост и довольно узкая плотина, устроенная, как их обыкновенно делают в России, из стволов деревьев, положенных поперек. Направо простиралось открытое место, довольно бугристое, отлого спускавшееся к течению ручья. Вскоре я прибыл к месту, откуда наши аванпосты перестреливались с неприятельскими, выставленными по ту сторону оврага. Одна из наших стрелковых рот поместилась в Деревянном доме у въезда на плотину, проделала в нем бойницы и сделала из него таким путем нечто в роде блокгауза, откуда стреляли по временам во все, что показывалось. Несколько орудий были поставлены наверху оврага так, чтобы стрелять ядрами и даже картечью в неприятеля, который попытался бы перейти его. Главные силы дивизии были построены в открытом месте направо от дороги и налево примыкали к дивизии Компана. <…> До десяти часов ничего не произошло серьезного, так как неприятель почти не показывался; но в этот именно час мы вдруг увидали выходящими из лесу, и сразу в несколько местах, весьма близких друг от друга, головы колонн, идущих сомкнутыми рядами, и казалось, что они решились перейти овраг, чтобы добраться до нас. Они были встречены таким сильным артиллерийским огнем и такой пальбой из ружей, что должны были остановиться и дать себя таким образом громить картечью и расстреливать, не двигаясь с места, в продолжение нескольких минут; в этом случае в первый раз пришлось нам признать, что русские действительно были, как говорили про них, стены, которые нужно было разрушить».

К полудню к месту боя прибыл маршал Даву и взял командование на себя. Все попытки французов обойти отряд Раевского оставались безуспешными. Известный историк Е.В. Тарле писал: «23 июля Раевский с одним (7-м) корпусом в течение десяти часов выдерживал при Дашковке, затем между Дашковкой, Салтановкой и Новоселовым упорный бой с наседавшими на него пятью дивизиями корпусов Даву и Мортье». В наиболее тяжелый и казалось безвыходный момент боя у деревни Салтановка, генерал Раевский взяв за руки своих двух сыновей, старшему из которых, Александру, едва исполнилось семнадцать лет, и пошел с ними в атаку. Сам Раевский это опровергал — его младшему сыну было всего одиннадцать, но сыновья действительно находились в его войсках. Тем не менее, героизм генерала поднял колонны русских солдат, а имя генерала после этого боя стало известно всей армии.

На следующий день Даву, укрепив позиции, ожидал нового нападения. Но Багратион, видя невозможность прорыва через Могилев, переправил армию через Днепр и форсированным маршем двинулся к Смоленску. Когда Даву наконец спохватился, 2-я армия была уже далеко. План Наполеона окружить русскую армию или навязать ей генеральное сражение не удался. Подвиг Раевского остался запечатлен на полотне художника Н.С. Самокиша, созданном им в 1912 году – к столетию победы русского оружия над Наполеоном.

100 великих полководцев — Имя Победы

ИЗ ЗАПИСКИ ГЕНЕРАЛА ПАСКЕВИЧА

О ДЕЙСТВИЯХ 27-Й ДИВИЗИИ ПОД ГОРОДАМИ КРАСНЫМ И СМОЛЕНСКОМ 4 (16) АВГУСТА 1812 ГОДА

«…У неприятеля было 15 тысяч кавалерии. Она обошла Неверовского и атаковала его левый фланг. Харьковский драгунский полк, видя атаку, сам бросился вперед, но был опрокинут и преследуем 12 верст. Затем батарея осталась без прикрытия. Неприятель на нее кинулся, опрокинул и захватил пять орудий, остальные семь ушли по смоленской дороге. Казаки также не выдержали. Итак, Неверовский с самого начала сражения остался без артиллерии, без кавалерии, с одною пехотою.

Неприятель окружил его со всех сторон своею конницею. Пехота атаковала с фронта. Наши выдержали, отбили нападение и начали отходить. Неприятель, увидев отступление, удвоил кавалерийские атаки. Неверовский сомкнул свою пехоту в каре и заслонился деревьями, которыми обсажена дорога. Французская кавалерия, повторяя непрерывно атаки на фланги и в тыл генерала Неверовского, предложила, наконец, ему сдаться. Он отказался. Люди Полтавского полка, бывшего у него в этот день, кричали, что они умрут, но не сдадутся. Неприятель был так близко, что мог переговариваться с нашими солдатами. На пятой версте отступления был самый большой натиск французов; но деревья и рвы дороги мешали им врезаться в наши колонны. Стойкость нашей пехоты уничтожала пылкость их нападения. Неприятель беспрестанно вводил новые полки в дело, и все они были отбиты. Наши без различия полков смешались в одну колонну и отступали, отстреливаясь и отражая атаки неприятельской кавалерии».

ИЗ ЖУРНАЛА БАРКЛАЯ ДЕ ТОЛЛИ

«Многие громогласно объявили, что обеим армиям надлежало остаться в Смоленске и атаковать неприятеля, вероятно для окончания войны одним разом в случае неудачи; ибо я не понимаю, что случилось бы тогда с армиею, имеющей в тылу крутые берега Днепра и пылающий город. (Все сии лица, любящие осуждать и назначать, что надлежало исполнять, нашлись бы в крайне затруднительном положении и лишились бы даже присутствия духа, если бы увидели себя на месте главнокомандующего и имели на собственной ответственности защищения не только городов, но и всего государства. Легко предполагать распоряжения, не обнимая общего соображения и не взирая на будущее, особенно же при уверении, что мы сами не обязаны исполнять оных и отвечать за последствия)».

НЕСНОСНОЕ МЕСТО

«Вот уже пять дней, как Наполеон с главной квартирой пошел вслед за армией по Московской дороге; итак, тщетно мы ожидали, что войска наши останутся в Польше и, сосредоточив силы свои, станут твердою ногою. Жребий брошен; русские ретируясь во внутренние свои земли, находят везде сильные подкрепления, и, нет сомнения, что они вступят в битву лишь тогда, когда выгодность места и времени даст им уверенность в успехе.

Несколько дней раздача провианта становится весьма беспорядочной: сухари все вышли, вина и водки нет ни капли, люди питаются одной говядиной, от скота отнятого у жителей и окрестных деревень. Но и мясо надолго не хватает, так как жители при нашем приближении разбегаются и уносят с собою все, что только могут взять и скрываются в густых, почти неприступных, лесах. Солдаты наши оставляют свои знамена и расходятся искать пищи; русские мужики, встречая их поодиночке или несколько человек, убивают их дубьем, копьями и ружьями.

Собранный, в небольшом количестве, провиант в Смоленске отправлен на возах за армией, а здесь не остается ни одного фунта муки; уже несколько дней нечего почти есть бедным раненым, которых здесь в госпиталях от 6 до 7 тысяч. Сердце обливается кровью, когда видишь этих храбрых воинов, валяющихся на соломе и не имеющих под головою ничего, кроме мертвых трупов своих товарищей. Кто из них в состоянии говорить, тот просит только о куске хлеба или о тряпке, или корпии, чтобы перевязать раны; но ничего этого нет. Нововыдуманные лазаретные фуры еще за 50 миль отсюда, даже те фуры, на которых уложены самые необходимые предметы, не успевают за армией, которая нигде не останавливается и идет вперед ускоренным маршем.

Прежде, бывало, ни один генерал не вступит в сражение, не имея при себе лазаретных фур; а теперь все иначе: кровопролитнейшие сражения начинают, когда угодно, и горе раненым, зачем они не дали себя убить? Несчастные отдали бы последнюю рубашку для перевязки ран; теперь у них нет ни лоскутка, и самые легкие раны делаются смертельными. Но всего более голод губит людей. Мертвые тела складывают в кучу, тут же, подле умирающих, на дворах и в садах; нет ни заступов, ни рук, чтобы зарыть их в землю. Они начали уже гнить; нестерпимая вонь на всех улицах, она еще более увеличивается от городских рвов, где до сих пор навалены большие кучи мертвых тел, а также множество мертвых лошадей покрывают улицы и окрестности города. Все эти мерзости, при довольно жаркой погоде, сделали Смоленск самым несносным местом на земном шаре».

Письма французского офицера из г. Смоленска в 1812 году

СМОЛЕНСК ПОСЛЕ ВЗЯТИЯ

«5 сентября. Мы получили приказание отправить из Смоленска в армию всех, кто только в состоянии идти, даже и тех, которые еще не совсем выздоровели. Не знаю, зачем присылают сюда детей, слабых людей, не совсем оправившихся от болезни; все они приходят сюда только умереть. Несмотря на все наши старания очищать госпитали и отсылать назад всех раненых, которые только в состоянии вытерпеть поездку, число больных не уменьшается, а возрастает, так что в лазаретах настоящая зараза. Сердце разрывается, когда видишь старых, заслуженных солдат, вдруг обезумевших, поминутно рыдающих, отвергающих всякую пищу и через три дня умирающих. Они смотрят, выпучив глаза, на своих знакомых и не узнают их, тело их пухнет, и смерть неизбежна. У иных волосы становятся дыбом, делаются твердыми, как веревки. Несчастные умирают от паралича, произнося ужаснейшие проклятья. Вчера умерли два солдата, пробывшие в госпитале только пять дней, и со второго дня до последней минуты жизни (они) не переставали петь.

Даже скот подвержен внезапной смерти: лошади, которые сегодня кажутся совсем здоровыми, на другой день падают мертвыми. Даже те из них, которые пользовались хорошими пастбищами, вдруг начинают дрожать ногами и тотчас падают мертвыми. Недавно прибыли пятьдесят телег, запряженных итальянскими и французскими волами; они, видимо, были здоровы, но ни один из них не принял корма: многие из них упали и через час околели. Принуждены были оставшихся в живых волов убить, чтобы иметь от них хоть какую-нибудь пользу. Созваны все мясники и солдаты с топорами, и — странно! — несмотря на то, что волы были на свободе, не привязаны, даже ни одного не держали, ни один из них не пошевельнулся, чтобы избежать удара, как будто они сами подставляли лоб под обух. Таковое явление наблюдалось неоднократно, всякий новый транспорт на волах представляет то же зрелище.

В то время как я пишу это письмо, двенадцать человек спешат поскорее отпрячь и убить сто волов, прибывших сейчас с фурами девятого корпуса. Внутренности убитых животных бросают в пруд, находящийся посредине той площади, где я живу, куда также свалено множество человеческих трупов со времени занятия нами города. Представьте себе зрелище, какое у меня перед глазами, и каким воздухом должен я дышать! Зрелище до сих пор вряд ли кем виденное, поражающее ужасом самого храброго и неустрашимого воина, и, действительно, необходимо иметь твердость духа выше человеческого, чтобы равнодушно смотреть на все эти ужасы».

Наполеон в России в воспоминаниях иностранцев. М., 2004

Смоленское сражение 1812

Начальный этап Отечественной войны 1812 года у многих ассоциируется с бесконечными отступлениями русских армий, разделённых значительными расстояниями, и постоянным уклонением главнокомандующего Барклая-де-Толли от генерального сражения, но сказать, что русская армия отдавала врагу родные земли бескровно всё-таки нельзя.
Пускай кровопролитное смоленское сражение 1812 года было позднее в сознании современников и потомков заслонено последующей грандиозной баталией на Бородинском поле, а его ночной пожар померк в сравнении с грандиозным огненным штормом в отданной неприятелю Москве, эта битва остаётся важной страницей нашей историей, доказывающей, что русские войска никогда не сдаются.
Смоленск стал местом соединения армий Барклая и Багратиона, которых преследовали многочисленные корпуса Великой Армии Наполеона Бонапарта, вероломно вторгшейся в пределы России. Пользуясь тем, что части неприятеля растянулись на значительное расстояние друг от друга, Барклай-де-Толли непосредственно накануне сражения принял решение контратаковать. Русские части покинули Смоленск, там осталась только потрёпанная боями под селом Красным дивизия генерала Неверовского, в которую вошли плохо обученные части, состоящие из новобранцев. Несмотря на недостаток боевого опыта у его солдат, Неверовскому удалось совершить настоящий подвиг, спасти большую часть своей дивизии из клещей под Красным и отойти к Смоленску. Сражение под Красным показало, что именно Смоленск выбрал направлением своего главного удара Наполеон, желавший отрезать наши армии от Москвы и навязать так желанное ему генеральное сражение.
Само смоленское сражение 1812 года длилось три дня с 16 по 18 августа. В первый день малочисленным частям генералов Неверовского и Раевского, развернувшего свой корпус после получения сведений о наступлении французов, пришлось противостоять превосходившему их численно неприятелю. Несмотря на то, что на защитников Смоленска обрушились сначала силы маршала Нея, привыкшего брать крепости одним кавалерийским наскоком, как во время компании в Пруссии, а затем и вся Великая Армия, им удалось отстоять город, нанести урон неприятелю и укрепиться в предместьях.
На второй день в город вернулись наши основные силы… и сразу повернули на Московскую дорогу. Хладнокровный Барклай-де-Толли остался верен выбранной тактике, уклонившись от самоубийственного решения дать бой под стенами крепости. Ждавший в открытом поле нашу армию Наполеон в досаде приказал искать надёжные броды через Днепр, чтобы успеть переправиться и перехватить Первую и Вторую армии на марше, но таких бродов разведчики неприятеля не нашли, что подкрепило решение императора начать генеральный штурм крепости.
К тому времени изрядно уставший корпус Раевского сменил корпус Дохтурова, который также получил подкрепления в виде частей генералов Неверовского, Коновницына и Колюбакина. Противники вступили в жаркую артиллерийскую дуэль, на крыши домов внутри крепости полетели зажигательные снаряды французов, у ворот крепости завязалась нешуточная рукопашная схватка. Вспыхнувший пожар вскоре привёл к уничтожению практически всех зданий внутри крепостных стен. Сами стены, сложенные из красного кирпича и помнящие ещё осаждавшие их орды поляков пробить не удалось. Кстати, присутствовали поляки на поле боя и в 1812 году. Будущему маршалу Франции генералу Понятовскому поручили штурм Молоховских ворот, но он потерпел неудачу. Несмотря на превосходящие силы противника, непрекращающуюся бомбардировку из ста орудий, продолжавшуюся весь день и всю ночь, большая часть города и мост через реку оставались до конца дня в руках наших войск.
Восемнадцатого августа сражение перекинулось на другой берег Днепра. Мост удалось уничтожить, но французы нашли брод. В арьергардных боях наши войска проявили мужество и смелость, жертвуя собой ради уходящих от неприятеля товарищей. Наполеону достался разрушенный, выгоревший город — горький трофей с привкусом поражения, но главное, ему не удалось решить стратегическую задачу: уничтожить в генеральном сражении объединившиеся русские армии.