Сорбы в Германии

Лужицкие сербы (сорбы): последний оплот славян на Западе // Столица лужицких сербов Баутцен (Будышин) / 1910 — 1920 [210 фото]

Не каждый немец знает, что многие немецкие города, которые сегодня считаются исконно германскими, были основаны лужицкими сербами. Лейпциг, Цвиккау, Альтенбург, Дрезден назывались когда-то иначе – Липск, Цвиков, Старград, Дрезна.
Потомки лужицких сербов проживают в исторической области под названием Лужица. Верхняя Лужица относится к немецкой земле Брандебург, нижняя — к Саксонии. И там, и там лужичане имеют ограниченную культурно-территориальную автономию, действуют законы, содействующие сохранению их языка и культуры. Сами по себе лужицкие сербы официально признаются как одно из нескольких национальных меньшинств на территории ФРГ со всеми вытекающими правовыми особенностями. В Германии насчитывается около 60 тысяч лужичан. Безусловно, это гораздо меньше, чем было 150-200 лет назад, но их борьба за самосохранение заслуживает уважения. Лужицкие сербы являются сохранившимся не германизированным остатком полабско-балтийских славян.

Полабы, полабские славяне (н.-луж. Połobske Słowjany) — историографический термин, принятый для обозначения большой группы западнославянских племён, населявших приблизительно с конца 6 в. до середины 13 в. н. э. обширную территории от устья р. Лабы (Эльбы) и её притока р. Салы (Зале) на Западе, до р. Одры (Водры, Одера) на востоке, от Рудных гор на юге и до Балтийского моря на севере. Таким образом, земли полабских славян охватывали восток, север и северо-запад современной Германии, что составляет не менее трети её территории. Полабские славяне образовывали три племенных союза: лужичане (сербы, лужичане) на юге, лютичи (вильцы, велеты) в центральных областях и ободриты на северо-западе. Родственными им также являлись племена поморян, проживавшие по южному побережью Балтийского моря, примерно от устья Одры до устья Вислы, до реки Нотечи на юге. Немцы вплоть до 19 века называли славян вендами.
Внутренняя политика полабских славян характеризовалась частыми взаимными распрями, в какой-то степени разжигаемыми и инициируемыми немцами, отсутствием постоянной, долговременной координации и организации. Единственной частью современного немецкого населения, которая все ещё сохранила свой славянский язык и культуру являются лужичане. В современной Германии присутствует большое количество славянских топонимов. Также от полабских славян сохранилось множество славянских фамилий. К примеру, славянскими по происхождению являются многие немецкие фамилии, оканчивающиеся на «-ow» («-ов»), например Бюлов, Вирхов, Дмитров, Грабов, Модров.
Лужицкие сербы (сорбы) проживают на территории современной Германии с VI века. По письменным источникам известны с 631 года. С X века — в составе Германии. Закат самобытного лужицкого государства приходится на конец X века. К этому времени германские племена закрепились на севере Центральной Европы, огнем и мечом выжигая коренное население. Большинство славян в регионе уже подверглись истреблению либо в лучшем случае были ассимилированы захватчиками. В ходе германизации и христианизации сохранившие самобытность лужичане разделились на две небольших области, расположенные на востоке Германии.

Сложно сказать, каким именно образом лужицкие сербы смогли пронести свою славянскую культуру через ужасы и мрак европейских войн и христианизации. Ведь, как известно, остальные славянские племена Центральной Европы исчезли с ее карты, равно как и славяне Балтики — поглощенные немецкой экспансией. Тем не менее, лужичане буквально спасли практически все свои национальные особенности. До сих пор в использовании остались верхнелужицкий и нижнелужицкий языки, сохранившие почти первобытную архаичность и за это почитаемые языковедами. Большинство лужичан перешло в католичество или протестантизм, но, тем не менее, их уровень самосознания как нации существует и сейчас. Немцы никогда не относились к лужичанам как к самостоятельному этносу, обладавшему возможностью развивать свою культуру и язык. Как уже говорилось, насильственная христианизация этих племен, преимущественно языческих, прошла успешно.
Территория Верхней Лужицы с 1018 по 1032 год входила во владения Польши; с перерывами c XI по XIII век, и с 1319 по 1635 год — во владения Чехии. Территория Нижней Лужицы входила в состав Чехии с 1373 по 1635 год. К XV веку произошло разделение серболужицкой территории на Верхнюю (на земле племени мильчан) и Нижнюю (на земле племени лужичан) Лужицу. В Средние века лужицкие сербы были народом с неполной социальной структурой, занятым в основном земледелием; серболужицкое население городов (подградьев) обслуживало потребности немецкого бюргерства. В XIX веке в период «национального возрождения» возникло славянское самосознание. На начало 1940-х годов власти Германии планировали массовое переселение лужицких сербов как расово неполноценного элемента.Только полный разгром нацистской Германии Советским Союзом и приход Красной Армии спасли лужицких сербов от угрозы полного уничтожения. По словам одного из лидеров серболужицкого национального движения Павола Недо, сказанным им 27 апреля 1947 года, «Если бы не было Советской оккупационной власти в Лужице, сегодня не существовало бы и серболужицкого народа“. Не поддержав радикальных планов серболужицких политиков, направленных на присоединение Лужицы к Чехословакии и позже на создание независимого серболужицкого государства, СССР выступил за сохранение Лужицы в составе Германии при гарантии широких национальных прав серболужицкого населения. Во многом под давлением советских властей и при активном участии СЕПГ саксонский ландтаг принял в марте 1948 г. „Закон об охране прав серболужицкого населения“. Тем не менее, именно со стороны властей ГДР лужицкие сербы получили такую поддержку для развития своего языка и культуры, какой до этого они никогда не имели за все время своего более чем тысячелетнего пребывания в составе различных германских государств.
С. Д. Прямчук, российский исследователь истории и культуры серболужичан, представитель «Общества дружбы россиян с лужичанами-лужицкими сербами в Полабской Германии», замечает, что «с южных берегов Балтийского моря на восток двинулись две волны славян: кривичи, создавшие Смоленск, Полоцк, Витебск, Псков, и словене, создавшие Новгород и расселившиеся в Верхнем Поволжье. Радимичи и вятичи «пришли от ляхов».
Современная Лужицкая Сербия – это осколок некогда мощного славянского государства, граничившего на западе с немецкими государствами, а на востоке – с поляками и чехами, и включавшего в себя также целый кусок современной Польши. «Прийти от ляхов» как раз означало то, что лужицкие переселенцы двинулись в сторону Руси через Польшу. Попутно многие из них, особенно лужичане-католики, оседали на польской территории, меняя национальную идентификацию и превращаясь в поляков, но определенная часть продолжала считать себя серболужичанами, повторяя в чём-то судьбу своих родственников – кашубов, небольшого славянского этноса на севере Польши, в Кашубии, которые, подвергаясь польскому влиянию, отказывались долгое время менять свою национальную принадлежность. Но сегодня кашубы, в древности упорно воевавшие с поляками, практически полностью ополячились, т.к. этническая дистанция между кашубами и поляками чрезвычайно мала. Это не помешало полякам изгнать многих кашубов вместе с немецкими поселенцами за пределы Польши после Второй мировой войны. Из известных сегодня кашубов можно назвать польского премьера Дональда Туска.
История сербов-лужичан как никакого другого славянского народа полна пессимистических предсказаний о времени их окончательной германизации. В роли пророков-пессимистов выступали как немцы, так и представители славянских народов. Немецкое общественное мнение рассматривало лужицких сербов как нежизнеспособный анахронизм, дни которого сочтены. Так, во время реформации в Германии Мартин Лютер был против перевода церковной литературы на серболужицкий язык, объясняя это скорой и неизбежной ассимиляцией лужицких сербов. Убеждая лужицких сербов отказаться от идеи перевода Библии на родной язык, Лютер еще в XYI в. предсказывал, что „…через сто лет о лужицком языке не будет и помину.»
Не было недостатка в мрачных прогнозах и со стороны славянских мыслителей. Ян Коллар, один из самых видных представителей и идеологов славянского возрождения, сравнивал судьбу Верхней и Нижней Лужицы с двумя маленькими лодочками, которые еще удерживаются на поверхности океана германизации, но судьба их предрешена. Сочувственно-пессимистическое отношение к будущему лужицких сербов высказывали и другие видные представители славянской научной и общественной мысли, в разное время побывавшие в Лужице, среди которых И.И. Срезневский, Л. Штур и другие. В.С. Тимковский, чиновник канцелярии Государственного секретаря Российской империи А.С.Шишкова, побывавший в Лужице в 1814 году, с грустью отмечал в своем путевом дневнике, что „…наречие сербо-вендское должно умереть и умрет.
В наши дни численность лужичан составляет всего 60 000, при этом не все из этих 60 000 владеют серболужицким языком. Многовековое соседство с германскими и скандинавскими народами – от немцев до датчан – способствовало ассимиляционным процессам, в силу которых предки некогда воинственного племени лужичан, с оружием в руках боровшихся за свою независимость с датскими и германскими рыцарями, помалу сдают позиции в тихой и неприметной «гуманитарной борьбе». Степень интеграции молодых лужичан в немецкое общество настолько высока, что практически все они с юных лет переходят на немецкий язык. К тому же, лужичане, как правило, лютеране и католики, т.е. принадлежат к основным религиозным конфессиям Германии, растворяясь в общей массе верующих.
Нельзя сказать, что сегодня немецкое правительство не заботится о сохранении лужицкой культуры. Слишком много страданий западному славянству принесли германцы, и официальные власти стараются загладить историческую вину. В Германии сразу несколько институтов и общественных организаций занимаются исследованиями истории и культуры лужицких сербов, изучением их языка и традиций. В местах компактного проживания представителей серболужицкой национальности все вывески двуязычны – на немецком и серболужицком языках. Имеется своё радио, литература, пресса. Но эти усилия не спасают лужичан от вымирания, и если в середине ХХ в. их насчитывалось более 150 000, то сегодня – не более чем 60 000!
После объединения Германии определенная напряженность в отношениях между немцами и лужицкими сербами продолжает иметь место. По словам представителей серболужицкой интеллигенции, ксенофобские и антисерболужицкие настроения части немецкого населения время от времени проявляются в сфере обслуживания и в бытовой сфере. Известны случаи, когда людей, общающихся между собой на серболужицком языке, отказывались обслуживать в ресторанах. Некоторые частные фирмы, принимая на работу лиц серболужицкой национальности, вносят в контракт с ними отдельный пункт, запрещающий общаться на родном языке в рабочее время. Принятые в 1992 г. конституции земель Саксония и Бранденбург содержат статьи, закрепляющие право лужицких сербов на сохранение своей национальной идентичности, поддержку языка и культуры, а также использование серболужицкого флага и герба.
Начатое немецкими властями сокращение серболужицких школ под формальным предлогом недостаточного количества учеников в серболужицких классах и их несоответствия требуемому минимуму вызывает растущее сопротивление серболужицкой общественности.
В наши дни на территории СНГ проживает немалое количество потомков лужичан, чьи предки много столетий назад двинулись через Польшу дальше на восток – в Литву, Белоруссию, Россию, на Украину. Подавляющее большинство из них уже считали себя к тому времени поляками, хотя были не более чем ополяченными серболужичанами. Со временем эти люди стали идентифицировать себя с литовцами, белорусами, русскими, украинцами. Так случилось с представителями фамилии Мень, Гулевич, Смоляр, Горчинский, Навка. Фамилия Гулевич считается теперь исконно белорусской, фамилия Смоляр – исконно украинской, фамилия Горчинский – исконно польской.
Автор гимна лужицких сербов и классик серболужицкой литературы Хандрий Зейлер (1804-1872), написал проникновенное стихотворение «Где серба родной край?», в котором вопрошал, где же родина сербов – в Пруссии ли, Литве ли, Чехии, Польше, на Балканах или в России (на всех этих территориях проживают сегодня потомки лужичан). В конце Х. Зейлер сам даёт ответ на свой вопрос, что родина сербов простирается от берегов Лабы (Эльбы) и Дуная до Чёрного моря и Камчатки. Судьба лужичан всегда волновала русских дипломатов, учёных и литераторов. Посол Российской империи в Константинополе Е. Новиков защитил по серболужицким языкам магистерскую диссертацию. Известный славист XІХ в. И. Срезневский изучению лужицких языков посвятил не один год. Историк А. И. Тургенев, путешествуя по Германии, писал родителям (цит. по С.Д. Прямчуку): «Для русского славянина Лужица и Поморяния должны быть интересней Италии: потому, что в Италии жил народ, для нас совершенно чуждый, здесь же, в Лужице и Поморянии, всё дышит славянизмом, здесь находим мы следы древних предков наших и в потомках их, лужицких сербах, и кашубах – поморянах видим еще некоторые остатки древних славянских нравов и обычаев»

Один из идеологов возрождения серболужицкого народа, Ян Смоляр, славянофил и поклонник России, предпринял в 1859 г. поездку в Петербург для встречи со своими русскими единомышленниками. Затем он побывал в России ещё дважды. Я. Смоляр от имени российского правительства был награждён орденом Святой Анны II степени за научные заслуги, и избран членом – корреспондентом Харьковского университета. Соратники Я. Смлояра тоже с надеждой смотрели на Российскую империю, видя в ней защитницу славянства.
На сегодня Россия – самая крупная славянская держава в мире, и ей было бы не к лицу отвернуться от немногочисленного славянского народа в далёкой Германии, тем более что в самой России проживает несколько тысяч потомков серболужичан. Хочется надеяться, что серболужицкий народ сумеет сохранить свой язык и свою культуру.
Несмотря на то, что лишь 5-10% сегодняшних жителей Баутцена относятся к национальному меньшинству лужицских сербов, город исторически по праву считается их политической и культурной столицей. Недаром у города есть второе, славянское название – Будышин или Будишин, а вторым официальным языком, помимо немецкого, является верхнелужицкий. Вплоть до XIX века оба названия – славянское и германское – употреблялись наравне, и лишь 3 июня 1868 года указом министерства Саксонии городу было присвоено официальное название Баутцен.
Лужицкие сербы поселились в регионе после 500 г. н. э., но в хрониках Будышин (точнее, крепость Ортенбург) впервые упоминается в 1002 году как civitas Budussin. К 1213 году относится получение первых городских привилегий. На протяжении своей истории город многократно сменял правителей: после завоевания польским князем Болеславом Храбрым в 1002 году находился в польском владычестве, с 1031 года перешел во владения Священной Римской империи, несколько раз оказывался в руках богемских королей, а один раз венгерского короля, пока наконец, согласно Пражскому миру 1635 года, вместе с маркграфством Верхней Лужиции не был передан Саксонии. В ходе Тридцатилетней войны город, многократно осаждаемый войсками Валленштейна, саксонцев и шведов, был практически полностью разрушен, отстройка уже ставшего саксонским города заняла около 200 лет. Облик знакомой нам старой части города соответствует эпохе после 1648 года.
Серьезно затронут был город и пожаром 1709 года − вторым крупным пожаром после поджога 1634 года. В 1813 году Наполеон провел под Баутценом одно из своих последних победоносных сражений. Впрочем, пострадали лишь окрестные деревни. А во время Второй мировой войны Баутцен был в очередной раз объявлен крепостью, и здесь велись бои с советско-польскими войсками, стоившие жизни тысячам солдат и сотням мирных жителей. Около 30% городских застроек были уничтожены.

Подлинная история сорбов Германии

Категория: История Дата публикации Freya Просмотров: 3249

Как «онемечили» лужицких сорбов

Русскоязычные источники, затрагивающие тему лужицких сорбов, то есть, славян, исстари живших и живущих до сих пор в Германии, непременно рассказывают об «онемечивании», которому, якобы, беспрестанно подвергался этот этнос.

Какова на самом деле история лужицких сорбов – в статье на нашем сайте.

История сорбов и вендов ведет в 6 век н.э., в эпоху великого переселения народов. В то время немалая часть славянских племен, проживавшая между Одером и Днепром, потянулась на запад и остановилась в местности между Балтийским морем и Рудными горами. Приблизительно 20 племен заняли 40 тыс. кв. км. Впервые письменно упоминание о них встречается в хрониках франкского хрониста Федегара в 631 году, где он рассказал о сорбском князе Дерване.

Верхне-сорбский язык схож с чешским, а нижне-сорбский с польским.

С развитием индустрии в 19 веке национальное самосознание сорбов повысилось, они стали создавать клубы, музеи. Хотя, некоторые национальные сорбские учреждения появились еще в 18 веке (это видно в списке в конце статьи, где указаны годы создания национальных сорбских объектов).

В 1827 написан сорбский гимн, опубликованный сорбскм теологом Хандрием Целером в газете «Сербска новина», композитор Корла Август Косор. Он был исполнен впервые в 1845 г. в Баутцене.

В 1842 году появился сорбский флаг – полотнище трех цветов: синий, красный, белый. Цвета, повторяющие цвета многих славянских народов, в том числе и русский флаг – дань влиянию панславизма.

13 окт. 1912 года появилась головная организация сорбских обществ и объединений — «Домовина».

В 33 -34 году она было реорганизована в бунд лужицких сорбов (вендов) — Bund Lausitzer Sorben(Wenden)»

Существует информация, что в 37 г. этот ферайн закрыли, якобы из-за их сопротивления германизации, но в чем заключалась германизация – неясно.

Приведем воспоминания читателя о тех годах.

Д-р Хорст Зендлер:

Все время приходится слышать о запрете славянского языка в рейхе. Время Национал-социализма обязательно должно быть показано только очерненным.

Церковные службы на языке вендов (сорбском) не прекращались.

Я сам присутствовал на службах (играл на органе) как на немецких, так и на сорбских церковных

службах с 40 по 43 год.

Город Гоуесверда (Hoyerswerda) – родной город Зендлера — язык там запрещен не был, каждые две недели проводились в евангелической церкви службы попеременно немецкие и вендские (со своим священником) на сорбском (на 8 тыс. жителей). Все проводилось открыто, с ведома кряйсляйтера, руководителя местного отдела НСДАП, который жил как раз напротив церкви.

А давайте вспомним, где на само деле был запрещен родной (немецкий) язык местных жителей:

В Южном Тироле, в Силезии, в Пруссии.

Этот рассказ прозвучал в ответ на статью во Франкфуртской газете, где было написано о дискриминации сорбов г. Лаузиц. 09.06.2001г

Источник: Der grosse Wendig – Band 1, Seite 378

Сегодня существуют:

Культурный дом сорбов, основан в 1847 г в г.Баутцене

Культурный дом сорбов

Kulturhaus der Sorben, Maćica Serbska
Póstowe naměsto 2 — Postplatz 2
02625 Budyšin — Bautzen

Гимназия в г. Коттбус

Две гимназии в г. Баутцене и Гоыерсверда

Sorbisches Gymnasium
Franz-List-Str. 8
02625 Bautzen
Tel.: 0049 — (0)3591 — 52730
Fax: 0049 — (0)3591 – 527328

Институт соробистики в г. Лейпциге (основан в 1716 г.)

Вендский (сорбский) музей в Баутцене – разбомблен в 1945году и восстановлен в 1957г.

Немецко-сорбский народный театр в г.Баутцене, основан в 1796г.

Сорбский национальный ансамбль г. Баутцена, создан в 1952 г.

Также есть ряд сорбских школ и детских садов.

По ссылкам ниже – информация о культуре сорбов:

www.serbski-institut.de

http://www.museum.sorben.com

http://www.domowina-verlag.de

Видео-сюжеты

Из летописного наследия

Существует обширный материал на славянскую тему, сохраненный в германских хрониках и летописях.

«Познакомимся с ещё одной немецкой легендой из «вендского времени». В ней рассказывается о принцессе Сванвите (производное от Свантевит – так западные славяне называли бога Световида). Легенда связана с древним славянским крепостным валом близ города Гарц, островом Рюген и со славянским городом Берген, название которого является калькой со славянского и обозначает Гора.

«Некогда в окрестностях Гарца – там, где ещё виден крепостной вал, – стоял замок с великолепными домами и храмами, где жили язычники и поклонялись своим богам. Много веков назад замок был захвачен христианами, храмы разрушены, а идолы сожжены… В подвалах разрушенного замка сидел древний седой старик – отец короля Рюгена.

Он сидел и стерёг своё золото, драгоценные камни и алмазы, которые накопили его предки из королевского рода, горы драгоценностей лежали в просторном роскошном зале из мрамора и хрусталя. Старик не выходил больше из своего подвала, ибо даже самые смелые мужи потеряли отвагу после ужасного нашествия христиан.»

Информация с сайта http://rusich.moy.su/publ/slavjanskaja_germanija/

Еще цитата оттуда же

«Германские легенды действительно сохранили память о славянском храмовом городе Ретре, который являлся религиозным и политическим центром племенного союза лютичей. Он был разрушен саксонцами примерно 1066 г. К сожалению, место его расположения неизвестно до сих пор: «Ретра была большим и красивым городом и была повсюду известна своими богатствами, и все, кто приезжал сюда из близких и далёких селений, восхищались великолепием и роскошью. Только всё это давно в прошлом. Ретра навлекла на себя гнев божий, а некоторые говорят, что это была кара могущественного колдуна. Когда было произнесено проклятье, земля разверзлась и поглотила всех жителей вместе с их добром. И не осталось следа от Ретры, ибо земля провалилась так глубоко в том месте, что вскоре возникло маленькое озеро Липе»…

_______

Вот что германофобы выдают за онемечивание – христианизацию! То есть тот процесс разрушения этнических культур, который затронул, разумеется, не только славян.

Еще на эту тему:

Статья из нашего архива

Славянское язычество в Третьем Рейхе

Архив, история, стр 1.

Книга национал-социалистического писателя Вильгельма Альверта «Языческий культ и геройство на Арконе», изданная в Гамбурге в 1935 году. Эта книга не просто в очередной раз разрушает пропагандистские мифы о «славянофобии» в Третьем Рейхе, но и является живым примером духовного поиска единой пан-арийский традиции.

Автор в ярких красках описывает жизнь язычников в 12 веке на Рюгене (Руяне) и восхваляет их дальние военные походы в Скандинавию и сопротивление насильственному крещению, при этом повествование пронизано пафосом и воспеванием руян-язычников. Интересно, что не только там, где речь идёт о шведах и датчанах, но даже и там, где описывается конфликт руян с немцами (притом теоретически правы получаются именно немцы: руяне нападают на их корабли с товаром и немецкие купцы объявляют выкуп за голову главного героя) автор-немец принимает сторону славян-руян. Такая «славянофилия» объясняется тем, что речь идёт о противостоянии язычества, то есть традиционной для всех европейцев веры, с новой религией, исповедуемой немецкими купцами.

Нина Тумасова, Лидия Вальц

Лужицкие сербы, самый малый славянский народ, проживающий в федеральных землях Саксония и Бранденбург на юго-востоке ФРГ, являются единственными уцелевшими потомками некогда многочисленных по-лабских славян, занимавших в раннее Средневековье значительную часть территории современной восточной и центральной Германии.

О славянских обитателях обширной области от берегов Северного и Балтийского морей, низовьев Эльбы и бассейна Майна до северо-восточной Баварии сейчас напоминает лишь славянская этимология местных населенных пунктов. Названия таких немецких городов, как Лейпциг (Липск), Дрезден (Дрежджаны), Бранденбург (Бранибор), Плауэн (Плавно), Пирна (Перна), Гера (Гора), Цоссен (Сосны) и многих других имеют славянское происхождение. Лишь южная ветвь полабских славян — лужицкие сербы — сохранили славянский язык и самосознание до настоящего времени. Во времена ГДР численность лужицких сербов обычно определялась в 100 тысяч человек. По уточненным после 1989 г. данным, количество тех, кто относил себя к серболужицкой национальности, составляло в то время около 67 тысяч человек. Число владеющих серболужицким языком не превышало при этом 59 тысяч.

История сербов-лужичан как никакого другого славянского народа полна пессимистических предсказаний о времени их окончательной германизации. В роли пророков-пессимистов выступали как немцы, так и представители славянских народов. Немецкое общественное мнение рассматривало лужицких сербов как нежизнеспособный анахронизм, дни которого сочтены. Так, во время реформации в Германии Мартин Лютер был против перевода церковной литературы на серболужицкий язык, объясняя это скорой и неизбежной ассимиляцией лужицких сербов. Убеждая лужицких сербов отказаться от идеи перевода Библии на родной язык, Лютер еще в XYI в. предсказывал, что „…через сто лет о лужицком языке не будет и помину.“ Несмотря на обилие пессимистических прогнозов, лужицкие сербы сохранились как этнос к началу третьего тысячелетия, что наверняка удивило бы тех, кто предсказывал серболужицкому народу скорую и неизбежную германизацию. XX век стал самым тяжелым испытанием для сербов-лужичан. Тем не менее, они сумели пережить и две мировые войны, крайне негативно повлиявшие на сам генофонд серболужицкого народа, и жесткую ассимиляторскую политику Веймарской Германии, и период гитлеровского нацизма. По словам одного из лидеров серболужицкого национального движения Павола Недо, сказанным им 27 апреля 1947 года, „если бы не было русской оккупационной власти в Лужице, сегодня не существовало бы и серболужицкого народа“.

Не поддержав радикальных планов серболужицких политиков, направленных на присоединение Лужицы к Чехословакии и позже на создание независимого серболужицкого государства, СССР выступил за сохранение Лужицы в составе Германии при гарантии широких национальных прав серболужицкого населения. Во многом под давлением советских властей и при активном участии СЕПГ саксонский ландтаг принял в марте 1948 г. „Закон об охране прав серболужицкого населения“, который впервые в истории лужицких сербов провозглашал законодательную защиту национальных прав лужицких сербов со стороны немецкого государства и предусматривал широкое применение серболужицкого языка в образовании и административной сфере в областях проживания лужицких сербов. С образованием 7 октября 1949 г. ГДР реализация широких национальных прав лужицких сербов, предусмотренных „серболужицким законом“ 1948 г., носила во многом противоречивый характер. С одной стороны, благодаря активной поддержке со стороны властей ГДР создается широкая сеть финансируемых государством серболужицких культурных, научных и образовательных учреждений, призванных удовлетворить национально-культурные потребности серболужицкого населения. С другой стороны, негативное влияние начинают оказывать как усиливающийся идеологический фактор, так и определенные рецидивы немецкого шовинизма.

В период существования ГДР давали о себе знать явные германизаторские тенденции. Так, хотя принятый в марте 1948 г. саксонским ландтагом „Закон об охране прав серболужицкого населения“ предусматривал создание школ с серболужицким языком преподавания и изучением немецкого языка как предмета, министр образования ГДР в 1952 г. издал циркуляр, во многом противоречивший данному закону. В соответствии с циркуляром, серболужицкие школы делились на две категории. В школах типа „А“, которые создавались в местах численного преобладания лужицких сербов, обучение велось на серболужицком языке. В школах типа „Б“, создававшихся в местах совместного проживания немцев и лужицких сербов, обучение велось на немецком языке, а серболужицкий язык изучался лишь как предмет. По официальным данным, в 1958 г. только в десяти школах на территории Лужицы обучение велось на серболужицком языке, в то время как в 101 школе серболужицкий язык изучался как предмет. Негативное влияние на развитие серболужицкого языка имело и постановление министерства образования ГДР от 2 ноября 1962 г., в соответствии с которым в школах типа „А“ с пятого класса языком преподавания становился немецкий. Впрочем, продолжавшаяся ассимиляция носила во многом естественный и добровольный характер. Так, в результате другого постановления от 30 мая 1964 г., которое объявляло изучение серболужицкого языка необязательным, число учеников, изучавших серболужицкий язык, понизилось с 12.000 до 3.000. Для того, чтобы ученик серболужицкой национальности получил возможность изучать серболужицкий язык, было необходимо письменное заявление со стороны его родителей. Снижение интереса к изучению серболужицкого языка было обусловлено объективными факторами, прежде всего ограниченной сферой его применения и невысоким социальным статусом.

Тем не менее, именно со стороны властей ГДР лужицкие сербы получили такую поддержку для развития своего языка и культуры, какой до этого они никогда не имели за все время своего более чем тысячелетнего пребывания в составе различных германских государств. Благодаря мощной государственной поддержке, в ГДР была создана солидная научная и организационная инфраструктура, удовлетворявшая национально-культурные потребности сербов-лужичан и препятствовавшая их ускоренной ассимиляции. Серболужицкое издательство, институт серболужицкого народоведения, серболужицкий народный театр и музей, система образования и средства массовой информации на верхне- и нижнелужицком языках, наконец, двуязычные надписи в местах компактного проживания лужицких сербов, — все это существовало и успешно развивалось благодаря широкой государственной поддержке. Хотя покровительство лужицким сербам со стороны властей ГДР в определенной степени носило пропагандистский характер и было призвано продемонстрировать успешное решение национального вопроса в „первом на немецкой земле государстве рабочих и крестьян“, большие успехи в развитии серболужицкого народа были бесспорны. Несмотря на ряд негативных явлений и продолжавшуюся ассимиляцию, в рамках ГДР была создана внушительная институциональная база, поддерживавшая развитие серболужицкой культуры и языка и ставшая важной опорой лужицких сербов после объединения Германии. По мнению серболужицкого историка и общественного деятеля Мерчина Каспера, „несмотря на некоторые ошибки и просчеты в национальной политике ГДР, лужицкие сербы принесли с собой в ФРГ высокоразвитую литературу, искусство и науку; развитую систему органов просвещения, а также собственное издательское и типографское дело.“

Революционные события в ГДР, начавшиеся осенью 1989 г., привели к отстранению от власти СЕПГ и завершились объединением Германии в октябре 1990 г. Чуть ранее, в марте 1990 г. в ГДР было восстановлено традиционное деление на земли. В результате лужицкие сербы вновь оказались разделены между Саксонией, в состав которой вошла большая часть Верхней Лужицы, и Бранденбургом, которой включал всю Нижнюю и северную часть Верхней Лужицы. Благодаря активным действиям руководства „Домовины“ и других серболужицких организаций, интересы сербов-лужичан были приняты во внимание в процессе переговоров об объединении Германии. Одна из статей Договора об объединении между правительствами ГДР и ФРГ, подписанного в августе 1990 г., предусматривала свободное национально-культурное развитие сербов-лужичан и сохранение обширной сети серболужицких национальных организаций, созданных во времена ГДР. В ходе объединения Германии проявились и весьма тревожные симптомы, свидетельствовавшие о живучести ксенофобии и антиславянских настроений в немецком обществе. В конце 1989 — начале 1990 гг. во время многочисленных демонстраций на территории Лужицы можно было видеть не только антикоммунистические, но и антисерболужицкие лозунги, такие, как „Коммунистов и сербов в газовые камеры“ или „Иностранцы и венды — вон !“ Рост немецкого национального радикализма и связанные с ним эксцессы характерны прежде всего для страдающего от высокой безработицы и прочих социальных проблем населения юго-восточной части бывшей ГДР.

Семнадцать лет спустя после объединения Германии определенная напряженность в отношениях между немцами и лужицкими сербами продолжает иметь место. По словам представителей серболужицкой интеллигенции, ксенофобские и антисерболужицкие настроения части немецкого населения время от времени проявляются в сфере обслуживания и в бытовой сфере. Известны случаи, когда людей, общающихся между собой на серболужицком языке, отказывались обслуживать в ресторанах. Некоторые частные фирмы, принимая на работу лиц серболужицкой национальности, вносят в контракт с ними отдельный пункт, запрещающий общаться на родном языке в рабочее время.

Принятые в 1992 г. конституции земель Саксония и Бранденбург содержат статьи, закрепляющие право лужицких сербов на сохранение своей национальной идентичности, поддержку языка и культуры, а также использование серболужицкого флага и герба. Ландтаг земли Бранденбург принял впоследствии специальный закон, определивший конкретный правовой механизм реализации провозглашенных в конституции прав лужицких сербов. В то же время, в Саксонии этот механизм остается менее проработанным. В октябре 1991 г. в ФРГ был создан специальный Фонд поддержки серболужицкого народа, финансируемый федеральным правительством и правительствами земель Саксония и Бранденбург. Фонд призван финансировать деятельность существующих серболужицких культурных и научных организаций. В последнее время, однако, наметилась устойчивая тенденция к снижению расходов федерального правительства на нужды серболужицких организаций. Так, государственные органы ФРГ приняли решение снизить свой взнос в фонд поддержки серболужицкого народа в 2004 г. на 181 тысячу евро. Более того, некоторые наблюдатели полагают, что в самом отношении властей ФРГ к статусу лужицких сербов прослеживается определенный дискриминационный подтекст. По мнению одного из чешских дипломатов, после объединения Германии там все отчетливee проступает тенденция рассматривать лужицких сербов и их культурно-национальные потребности как некий искусственный вымысел властей коммунистической ГДР. Серболужицкие политики и представители интеллигенции все более критически оценивают политику немецкого государства по отношению к серболужицкому меньшинству. Депутат саксонского ландтага от партии демократического социализма (ПДС) лужицкий серб Гейко Козел отмечал, что права, которыми лужицкие сербы обладают в настоящее время, не соответствуют европейским стандартам поддержки национальных меньшинств. В качестве примера серболужицкий депутат ландтага Саксонии ссылался на права немецкого меньшинства в Бельгии и Италии. По мнению Г. Козела, финансирование Фонда поддержки серболужицкого народа должно быть увеличено. Многие представители серболужицкой интеллигенции указывают на сложное социально-экономическое положение лужицких земель и считают, что Лужица нуждается в экономической помощи, способной приостановить отток серболужицкой молодежи в более благополучные регионы Германии.

Объединение Германии, которое наряду с вожделенными демократическими свободами принесло ряд серьезных социально-экономических и психологических проблем, стало новым серьезным испытанием для лужицких сербов. Высокая безработица в юго-восточных регионах бывшей ГДР и вызванный ею отток трудоспособного населения в более экономически благополучные западные области ФРГ стали мощным дополнительным фактором ассимиляции серболужицкой молодежи. Молодые лужицкие сербы, уехавшие в поисках работы на запад Германии, в условиях отсутствия серболужицкой языковой среды забывают родной язык и быстро германизируются. Серболужицкая интеллигенция озабочена снижением интереса у лужицких сербов к родному языку. Если до объединения Германии число учащихся, изучавших серболужицкий язык, в среднем составляло около 5000 человек, то после ликвидации ГДР и объединения Германии их количество упало до 1700. В последние годы четко обозначилась тенденция к сокращению школ типа „А“ (с серболужицким языком преподавания) по причине недостатка учеников. Неудивительно поэтому, что в условиях социально-экономической нестабильности и психологического дискомфорта в широких массах серболужицкого населения, как и в целом в Восточной Германии, сильна ностальгия по социализму и временам ГДР.

Начатое немецкими властями сокращение серболужицких школ под формальным предлогом недостаточного количества учеников в серболужицких классах и их несоответствия требуемому минимуму вызывает растущее сопротивление серболужицкой общественности. Серболужицкий историк и общественный деятель Мерчин Каспер критически отзывался о формальном подходе саксонских властей к проблемам серболужицких учебных заведений и опровергал их аргумент о недопустимости исключений для лужицких сербов в сфере образования указанием на то, что „в других государствах особый подход к нацменьшинствам является обычной практикой“. В январе 2000 г. в историческом и культурном центре Верхней Лужицы Будишине (нем. Баутцен) состоялась демонстрация протеста против планируемого закрытия двух серболужицких средних школ, в которой приняло участие несколько сотен лужицких сербов. Демонстранты, одетые в черные пальто и шляпы, несли гроб, который символизировал последствия сокращения образования на серболужицком языке для национального существования лужицких сербов. На митинге протеста против планов сокращения серболужицких школ в верхнелужицкой деревне Хросчицы (нем.Кроствиц) в августе 2001 г. приняло участие около 1200 человек.

Бывший председатель серболужицкой „Домовины“ Якуб Бранкачк не считает, что немецкие власти проводят прямую ассимиляторскую политику. „Но даже простое безразличие к судьбе сербов-лужичан, — полагает серболужицкий деятель, — способствует их ускоренному растворению в окружающем мире“. От своих славянских соседей, по словам Бранкачка, лужицкие сербы ждут не денег, поскольку понимают их собственные материальные проблемы, а прежде всего моральной поддержки. Между тем, дефицит подобной поддержки сказывается в последнее время все острее. Долгое время роль „материнского“ государства для сербов-лужичан играла соседняя Чехословакия. После восточноевропейских „бархатных революций“, с объединением Германии и распадом Чехословакии интерес чехов, словаков и поляков к лужицким сербам заметно упал. В западнославянских странах, правящие элиты которых зациклены исключительно на „возвращении в Европу“ путем интеграции в евроатлантические структуры, межславянские связи оказались вытесненными на обочину общественной жизни и стали маргинальным занятием; явлением нежелательным и подозрительным, отношение к которому по-прежнему сильно идеологически окрашено. Подобное поведение официальных Праги, Братиславы и Варшавы в известной степени объясняется их стремлением быть примерными учениками Запада и опасением того, что сам интерес к межславянским сюжетам может поставить под вопрос их внешнеполитическую ориентацию и лояльность своему нынешнему евроатлантическому руководству. В итоге межславянские связи оказались жертвами политической конъюнктуры, а о самом существовании сербов-лужичан знает все меньше молодых чехов, словаков и поляков.

О существовании на Балканах сербского народа известно каждому, но не все знают, что балканские сербы, это, собственно, южные сербы, но есть ещё сербы северные, которые имеют ещё несколько названий – лужицкие сербы, лужичане. Немцы их называют вендами или сорбами, но не каждый немец знает, что многие немецкие города, которые сегодня считаются исконно германскими, были основаны лужицкими сербами, в т.ч., даже столица Германии – Берлин! Лейпциг, Цвиккау, Альтенбург, Дрезден назывались когда-то иначе – Липск, Цвиков, Старград, Дрезна. Созвучие с русским языком не должно удивлять, поскольку ряд исследователей полагают, что лужицкие сербы не только дали своих переселенцев на Балканах, где ныне располагается современная, южная Сербия, но и на восток, на земли будущей Киевской Руси.

С. Д. Прямчук, российский исследователь истории и культуры серболужичан, представитель «Общества дружбы россиян с лужичанами-лужицкими сербами в Полабской Германии», замечает, что «с южных берегов Балтийского моря на восток двинулись две волны славян: кривичи, создавшие Смоленск, Полоцк, Витебск, Псков, и словене, создавшие Новгород и расселившиеся в Верхнем Поволжье. Радимичи и вятичи «пришли от ляхов». Лужичане – реликтовый славянский этнос, проживающий на территории современной Германии (в землях Бранденбург и Саксония). Современная Лужицкая Сербия – это осколок некогда мощного славянского государства, граничившего на западе с немецкими государствами, а на востоке – с поляками и чехами, и включавшего в себя также целый кусок современной Польши. «Прийти от ляхов» как раз означало то, что лужицкие переселенцы двинулись в сторону Руси через Польшу. Попутно многие из них, особенно лужичане-католики, оседали на польской территории, меняя национальную идентификацию и превращаясь в поляков, но определенная часть продолжала считать себя серболужичанами, повторяя в чём-то судьбу своих родственников – кашубов, небольшого славянского этноса на севере Польши, в Кашубии, которые, подвергаясь польскому влиянию, отказывались долгое время менять свою национальную принадлежность. Но сегодня кашубы, в древности упорно воевавшие с поляками, практически полностью ополячились, т.к. этническая дистанция между кашубами и поляками чрезвычайно мала. Это не помешало полякам изгнать многих кашубов вместе с немецкими поселенцами за пределы Польши после Второй мировой войны. Из известных сегодня кашубов можно назвать польского премьера Дональда Туска.

В наши дни численность лужичан составляет всего 60 000, при этом не все из этих 60 000 владеют серболужицким языком. Многовековое соседство с германскими и скандинавскими народами – от немцев до датчан – способствовало ассимиляционным процессам, в силу которых предки некогда воинственного племени лужичан, с оружием в руках боровшихся за свою независимость с датскими и германскими рыцарями, помалу сдают позиции в тихой и неприметной «гуманитарной борьбе». Степень интеграции молодых лужичан в немецкое общество настолько высока, что практически все они с юных лет переходят на немецкий язык. К тому же, лужичане, как правило, лютеране и католики, т.е. принадлежат к основным религиозным конфессиям Германии, растворяясь в общей массе верующих.

На протяжении многих веков германцы старались раздавить лужицких сербов и стереть с лица земли любое упоминание о них. Запрещалось использовать лужицкий язык даже в личном общении и праздновать лужицкие праздники. Всё больше сербов Лужицы переходили на немецкий язык. Даже многие светочи немецкой культуры относились к лужичанам с презрением. Мартин Лютер, богослов и реформатор XVI века, называл их «худшим народом из всех» и предрекал, что через 100 лет от их языка не останется и следа.

С приходом к власти нацистов жизнь лужицких сербов превратилась в ад. Гитлер объявил их сербоязычными арийцами, которых нужно вернуть в лоно Третьего рейха. Тех, кто возвращаться «в лоно» не хотел, бросали в концлагеря. В 1945 г. многих лужичан отступавшие под ударами Красной Армии гитлеровцы насильно призвали в ряды фольксштурма. Приход советских солдат лужичане встретили с радостью, и выразили желание присоединиться к Чехословакии, обратившись к советскому правительству за гарантиями безопасности будущей лужицкой автономии. Сталин не хотел «отгрызать» кусок земли от ГДР – дружественной Советскому Союзу страны, и чаяния лужичан остались на бумаге.

Нельзя сказать, что сегодня немецкое правительство не заботится о сохранении лужицкой культуры. Слишком много страданий западному славянству принесли германцы, и официальные власти стараются загладить историческую вину. В Германии сразу несколько институтов и общественных организаций занимаются исследованиями истории и культуры лужицких сербов, изучением их языка и традиций. В местах компактного проживания представителей серболужицкой национальности все вывески двуязычны – на немецком и серболужицком языках. Имеется своё радио, литература, пресса. Но эти усилия не спасают лужичан от вымирания, и если в середине ХХ в. их насчитывалось более 150 000, то сегодня – не более чем 60 000!

Но какое отношение лужицкие сербы имеют к России, кроме общего славянского происхождения с русским народом? Оказывается, объединяет нас не так уж и мало. Среди лужичан, как и среди русских, всегда были популярны имена Михаил, Пётр, Андрей, Станислав, Павел, Юрий, Мария. Как пишет С. Д. Прямчук, «в России было известно о существовании лужицкого народа еще в конце 17в. В 1697г. Императору России Петру Первому, проезжавшему через Полабскую Сербию во время «Великого посольства» в Западную Европу, в Дрездене (Дрезне), лужицкий филолог Михаил Френцель (1628 — 1706) от имени лужичан подарил несколько своих книг на лужицком языке». Он же написал письмо Петру I, где были и такие строки: «… на и яснейшего и на и сильнейшего царя, непобедимого императора и великого князя, на и милостивейшего господина, царя Казанского и Астраханского, пре могучего князя очень многих стран и многих миллионов подданных, говорящих на нашей сербской или сарматской речи, который своим приездом осчастливил Полабскую Сербию — Саксонию и основанный лужичанами — Дрезден. Русская земля есть великое и обширное царство, так что великий царь могущественно владычествует от литовских границ и от Каспийского моря до самого Ледовитого океана и до границ царства татарского. Нам, лужичанам, также известно из истории, что ваше царское величество со всеми своими подданными принадлежит к греческой православной религии с 989 года. Так как русские — московитяне говорят на нашем сербском — славянском языке, то я покорно представляю на и милостивейшему царю переведённые и изданные мною в пользу сербского народа вендские или сербские священные книги и покорнейше прошу привезти их в вашу Русь, чтобы московитяне из них узнали, что истинная и апостольско — лютеранская религия процветает в Полабской Сербии у лужицких сербов».

Судьба лужичан всегда волновала русских дипломатов, учёных и литераторов. Посол Российской империи в Константинополе Е. Новиков защитил по серболужицким языкам магистерскую диссертацию. Известный славист XІХ в. И. Срезневский изучению лужицких языков посвятил не один год. Историк А. И. Тургенев, путешествуя по Германии, писал родителям (цит. по С.Д. Прямчуку): «Для русского славянина Лужица и Поморяния должны быть интересней Италии: потому, что в Италии жил народ, для нас совершенно чуждый, здесь же, в Лужице и Поморянии, всё дышит славянизмом, здесь находим мы следы древних предков наших и в потомках их, лужицких сербах, и кашубах – поморянах видим еще некоторые остатки древних славянских нравов и обычаев. Мы купили себе Библию и некоторые другие вендские – лужицкие книги и будем стараться собирать Библии на всех славянских диалектах».

Один из идеологов возрождения серболужицкого народа, Ян Смоляр, славянофил и поклонник России, предпринял в 1859 г. поездку в Петербург для встречи со своими русскими единомышленниками. Затем он побывал в России ещё дважды. Я. Смоляр от имени российского правительства был награждён орденом Святой Анны II степени за научные заслуги, и избран членом – корреспондентом Харьковского университета. Соратники Я. Смлояра тоже с надеждой смотрели на Российскую империю, видя в ней защитницу славянства.

В 2006 г., во время визита Владимира Путина в ФРГ, лужицкая общественность обратилась к нему с письменной просьбой посетить Лужицу. К сожалению, программа визита определялась принимающей стороной (властями Германии), и вносить в неё коррективы по собственной инициативе Владимир Путин не стал.

В наши дни на территории СНГ проживает немалое количество потомков лужичан, чьи предки много столетий назад двинулись через Польшу дальше на восток – в Литву, Белоруссию, Россию, на Украину. Подавляющее большинство из них уже считали себя к тому времени поляками, хотя были не более чем ополяченными серболужичанами. Со временем эти люди стали идентифицировать себя с литовцами, белорусами, русскими, украинцами. Так случилось с представителями фамилии Мень, Гулевич, Смоляр, Горчинский, Навка. Фамилия Гулевич считается теперь исконно белорусской, фамилия Смоляр – исконно украинской, фамилия Горчинский – исконно польской.

Автор гимна лужицких сербов и классик серболужицкой литературы Хандрий Зейлер (1804-1872), написал проникновенное стихотворение «Где серба родной край?», в котором вопрошал, где же родина сербов – в Пруссии ли, Литве ли, Чехии, Польше, на Балканах или в России (на всех этих территориях проживают сегодня потомки лужичан). В конце Х. Зейлер сам даёт ответ на свой вопрос, что родина сербов простирается от берегов Лабы (Эльбы) и Дуная до Чёрного моря и Камчатки. Поэтому России от лужицких сербов отворачиваться никак нельзя, а, напротив, нужно способствовать расцвету серболужицкой культуры, изучать историю этого народа и его обычаи. К тому же, многие выходцы из Лужицкой Сербии вхожи во властные структуры Германии. К примеру, американцы аккуратно и ненавязчиво пытаются «оседлать» русинское движение Закарпатья, которое пока настроено пророссийски. В США действует Карпато-русинский научный центр, поддерживающий тесные связи с проф. Университета Торонто (Канада) Полом Магочием, этническим русином, возглавляющим кафедру украинистики, а некоторые высокопоставленные политики и чиновники США имеют русинское происхождение, например, Марк Сингел – губернатор штата Пенсильвания от Демократической партии США или Том Ридж – губернатор Пенсильвании с 1995 по 2001 от республиканцев. Сегодня в Чехии и Польше созданы культурные центры, объединяющие исследователей серболужицкой истории и традиций, тем более что Варшава всегда стремилась создать в Лужицкой Сербии «крепкий славянский тыл» на германской территории. Особенно активно поляки взаимодействовали с лужичанами во время Второй мировой войны. В апреле 2009 депутат польского Сейма Анджей Гурский обратился в МИД Польши с официальной рекомендацией активнее взаимодействовать с серболужичанами и чаще поднимать перед Берлином вопрос о сохранении их культурной самобытности.

На сегодня Россия – самая крупная славянская держава в мире, и ей было бы не к лицу отвернуться от немногочисленного славянского народа в далёкой Германии, тем более что в самой России проживает несколько тысяч потомков серболужичан. Хочется надеяться, что серболужицкий народ сумеет сохранить свой язык и свою культуру, ведь, как говорил немецкий философ Иоганн Гердер, поклонник лужицкой культуры, «Народы – это мысли Бога».

Владислав Гулевич

Лужицкие сербы (союз племён)

У этого термина существуют и другие значения, см. Лужицкие сербы (значения). Запрос «Лужичане (союз племён)» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Лужицкие сербы на карте расселения славян и их соседей в конце VIII века

Лу́жицкие се́рбы (сербы) — средневековый западнославянский союз племён во главе с племенем сорбов (сербов), включавший помимо сорбов также далеминцев, мильчан, лужичан, нишан, сусельцев и другие племена междуречья Заале (Салы) и Одера (Одры). Лужицкие сербы являлись одним из трёх крупных объединений полабских славян, областью их расселения была южная часть славянополабского ареала. Современные потомки лужицких сербов — лужичане (сербы, сорбы), славянский народ на востоке Германии, единственный среди полабских славян, сохранивший до настоящего времени родные язык и культуру.

История

Заселение междуречья Одера и Эльбы

Ранние славянские археологические культуры V—VI вв.

Первые группы славян появляются в междуречье Заале и Одера (в почти полностью опустевшем в результате миграций германских племён в ходе великого переселения народов) с VI века, продвигаясь на запад из первоначальной области своего обитания между Одером и Днепром к северу от Карпатских гор. Первыми славянами, освоившими данный регион, были представители суковско-дзедзицкой археологической культуры, к которым относились мильчане, требояне, жаровяне, слубяне, а также соседние польские племена любушан и дедошан. К западу от них за Эльбой были расселены славяне пражско-корчакской культуры. Позже в лужицкосербский ареал проникают славяне торновской культуры, отождествляемые с племенем лужичан. С начала VII века в междуречье Заале и Эльбы среди местного славянского населения расселяются славяне рюсенской культуры из придунайского региона, представленные племенем сербов (сорбов), влиянию славян данной культуры подверглись также мильчане, жившие к востоку от Эльбы.

Всего насчитывалось около 20 племён, у которых распространился общий этноним сербы, они расселились на территории площадью около 40 000 квадратных километров от реки Заале на западе до рек Одер и Бубр на востоке и от Берлина на севере до Рудных гор на юге. Племена сербов проникали и западнее в Тюрингию, Баварию и соседние с ними районы. Численность сербов по данным археологи определяется в 160 000 человек. К северу от земель лужицких сербов размещались племена велетов (лютичей), к западу — германские племена, к востоку — силезские племена и к югу — племена чехов.

Формирование союза племён

Территория владений князя Дервана в составе государства Само в VII веке

Первоначально племя сорбов, впервые упоминаемое в исторических источниках под 631 годом, населяло земли по берегам реки Мульды в соседстве с сусельцами, нелетичами, худичами, далеминцами и с рядом мелких славянских племён. Позднее к VIII веку сорбы образовали союз племён, в который вошли населявшие междуречье Заале и Эльбы далеминцы, колодичи, сиуслы, житичи, худичи, нелетичи, нуджичи и другие племена. К IX веку сорбский союз распространяет своё влияние и к востоку от Эльбы до Одера и Бубра, этноним сорбов закрепляется у племён лужицкой области. Территория образованного сорбами политического объединения была разделена на племенные регионы, состоявшие в свою очередь из «градских округов», всего насчитывалось до 50 таких округов. В исторических источниках под 806 годом упоминается имя князя Милидуха, правившего всеми сорбскими племенами.

Войны с франками

Лужицкие сербы на границе с Франкским государством

В хронике Фредегара говорится о том, что уже в 30-х годах VII века сербы платили дань франкам. На некоторое время сербы освободились от господства франков, когда их земли вошли в состав государства Само, в это время возглавлял сорбские племена князь Дерван. С конца VIII века франки начинают всё чаще вторгаться на территорию сорбов. Франкский король Карл Великий разгромил славян в войне 782 года. В 805—806 годах в войнах с франками погибает князь Милидух. Исторические источники свидетельствуют о 14 крупных войнах сорбов с Франкским, а позднее Восточно-Франкским государством. Сорбы в некоторых случаях успешно противостоят германской агрессии и даже, переходят в наступление, вторгаясь в земли франков и разоряя их. Тем не менее в X веке сербский племенной союз был окончательно разгромлен, серболужицкое население было покорено германцами.

Ассимиляция славян

После поражения в войнах с франками лужицкие сербы продолжали поднимать восстания, но все они были подавлены немецкими властями. В ходе покорения сербов были разрушены сотни городищ и деревень, истреблены тысячи людей. Завоевание славян сопровождалось христианизацией сербских областей. В области расселения лужицких сербов стали создаваться епископства, строились церкви. Славяне, противившиеся христианизации, тем не менее до XII века сохраняли языческую веру.

Войны в землях лужицких сербов не прекращались и в XI—XII вв., власть над этой территорией переходила от немцев то к полякам, то к чехам. В XII веке в землях сорбов были образованы марка Лужица (в землях лужичан) и земля Будишин (Бауцен) (в землях мильчан). Позднее Лужица стала называться Нижней Лужицей, а на Будишинскую землю распространилось название Верхняя Лужица.

После завоевания сербских земель началось их массовое заселение немецкими колонистами, немцы стали строить города, разрешая славянам селиться только на их окраинах. В условиях административного и церковного управления, находящегося в руках немцев, начался процесс постепенной германизации славянского населения. На значительных территориях лужицкие сербы утратили славянские язык и культуру, полностью ассимилировались сербы междуречья Заале и Эльбы, сохранилась лишь небольшая часть славян на территориях, населённых в прошлом племенами лужичан и мильчан. На землях лужичан в районе Котбуса (федеральная земля Бранденбург) в настоящее время распространён находящийся на грани исчезновения нижнелужицкий язык, а на землях мильчан в районе Будишина (федеральная земля Саксония) распространён верхнелужицкий язык, активно употребляемый только в районах расселения сорбов-католиков. Название племенного союза сербы сохранилось в самоназвании славян на востоке Германии — н.-луж. Serby, Serbski lud, в.-луж. Serbja, Serbski lud.

Состав союза племён

Карта размещения лужицкосербских племён в VIII—X вв.

Северо-восточные районы территории сербского союза племён населяли такие крупные племена, как мильчане и лужичане в междуречье Эльбы и Бубра, к востоку от них в пограничье с Силезией размещался ряд мелких племенных образований, таких как жаровяне, требояне, слубяне, бежунчане и другие. Из них в «Баварском Географе» IX века упоминаются племена лужичан (Lunsizi), мильчан (Milzane) и бежунчан (Besunzane). К северу от лужичан на границе с землями велетов жили плони, возможно также входившие в сербский союз. В юго-западных районах сербской территории размещались племена собственно сербов, далеминцев (гломачей), нишан, худичей, нижичей, сусельцев, жирмунтов, нелетичей и других племён, часть из которых были территориальными новообразованиями, большинство из них к VIII веку уже входили в лужицкосербский союз. Из них «Баварским Географом» упоминаются племена сербов (Surbi) и далеминцев (Talaminzi).

Славяне Тюрингии

Из междуречья Заале и Эльбы славяне расселялись дальше на запад, уже с VII века небольшими группами проникая на территорию Тюрингии (об этом свидетельствуют редкие археологические находки пражско-корчакской и рюсенской культур). Начиная с IX века миграции славян усиливаются, что отражают письменные документы IX—XIII вв., славянская топонимика Тюрингии и многочисленные археологические данные. В некоторых районах Тюрингии к XII веку славяне составляли до 37 % всего населения. Славяне селились или рядом с франкскими деревнями или в уже существующих деревнях франков. Славяне сохраняли собственную материальную культуру, судя по найденным археологическим материалам, до XII—XIII вв., после чего они постепенно растворились в немецкоязычной среде.

Социальный строй

Лужицкие сербы жили родовым строем. На территории их расселения были расположены многочисленные «грады». «Грады» делились на крупные укреплённые поселения — центры небольших племенных образований и более мелкие — административные центры округов, служившие резиденциями племенных вождей и их дружин. Для местного населения такие поселения служили убежищем в случае возникновения опасности. К VIII веку у лужицких сербов начался распад родового строя так же, как и у других народов Восточной Европы, на смену большой семье пришла деревенская община, представлявшая собой объединение нескольких семей, возглавляемое старостой. Главой племени у сербов был князь. Распад родового строя разделил население на высший слой общества — князей племенных союзов и на свободных крестьян. К IX веку появляются лично зависимые члены племени.

Хозяйственные отношения

Главными занятиями лужицких сербов были земледелие и скотоводство. Территория, занимаемая славянами сербского региона, прежде всего в южной части характеризуется плодородными моренными и лессовыми почвами и развитой водной системой, что способствовало развитию земледелия. На севере сербской территории почва была песчаная, а местность лесистая и болотистая. Славянское слово *luža (заболоченная местность) дало название земле племени лужичан — Лужица. Большое значение для сербов имели также охота, рыболовство и пчеловодство. Была развита торговля между племенами, основными товарами были скот, зерно, соль, гончарные изделия и прочее. По землям сербов проходили торговые пути из Западной Европы в Восточную и далее в Византию, Аравию. Сорбы занимались также разнообразными ремёслами.

> См. также

  • Западные славяне
  • Полабские славяне
  • Лужичане
  • Рюсенская культура
  1. Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. — М.: Фонд археологии, 1995. — С. 141. — ISBN 5-87059-021-3.
  2. 1 2 3 4 Лаптева Л. П., Кунце П. История серболужицкого народа. — С. 1. (Проверено 8 июля 2012)
  3. 1 2 3 Статья Полабские славяне // Большая советская энциклопедия / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М.: «Сов. энциклопедия», 1969—1978. — Т. 20. (Проверено 8 июля 2012)
  4. Etnolog.ru. Энциклопедия народов мира. — Лужичане. (Проверено 8 июля 2012)
  5. 1 2 3 Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. — М.: Фонд археологии, 1995. — С. 143. — ISBN 5-87059-021-3.
  6. 1 2 3 4 Большая Советская Энциклопедия. — Карта из статьи «Полабские славяне» в БСЭ. Полабские славяне в 8—10 вв. Архивировано 2 июня 2012 года. (Проверено 8 июля 2012)
  7. 1 2 3 4 Commons.wikimedia.org. — Heiliges Römisches Reich 1000. Архивировано 27 сентября 2012 года. (Проверено 8 июля 2012)
  8. 1 2 3 4 5 Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. — М.: Фонд археологии, 1995. — С. 144. — ISBN 5-87059-021-3.
  9. 1 2 3 Лаптева Л. П., Кунце П. История серболужицкого народа. — С. 2. (Проверено 8 июля 2012)
  10. 1 2 Херрман И. Ruzzi. Forsderen Liudi. Fresiti. К вопросу об исторических и этнографических основах «Баварского Географа» (первая половина IX в.) // Древности славян и Руси / Ответственный редактор Тимощук Б. А.. — М.: Наука, 1988. — С. 162—164. — ISBN 5-02-009419-6. (Проверено 8 июля 2012)

Славянские племена (VII—XII века)
Восточнославянские
племена
Дулебы Северный союз
племён
Западнославянские
племена

Польские племена Силезские племена
Поморяне
Полабские племена Лютичи Ободриты Лужичане
Чешские племена
Южнославянские
племена

Болгарские
племена
Греко-македонские
племена
Далматинские
племена
Сербские племена
Примечания (этническая принадлежность окончательно не установлена):1 — предположительно восточнославянские племена; 2 — предположительно финно-угорские племена.

Славяне Германии – Лужицкие сербы

Па́нков (нем. Pankow) — одноимённый район Берлина в северо-восточном административном округе Панков. Район Панков внутри своего округа граничит с другими районами: Нидершёнхаузен, Францёзиш-Буххольц, Бланкенбург, Хайнерсдорф, Вайсензе, Пренцлауэр-Берг, а также имеет границу с административным округом Митте.
Деревня Панков была основана вендами, жителями славянского происхождения, по берегам речки Панке — притока реки Шпрее. По-славянски речка называлась Паниква (Panikwa), то есть бурлящая водоворотами. Хотя само селение Панков упоминается в документах впервые в 1311 году. Сельский характер развития в Панкове продолжался с эпохи средневековья вплоть до эпохи грюндерства.
Ве́нды (нем. Wenden), также винды и они же вене́ды — средневековое германское собирательное название всех соседних немцам славян. К настоящему времени название закрепилось за всеми полабскими славянами и в более узком значении — за лужицкими сербами и кашубами.
Проживают в настоящее время на территории Лужицы, области, которая входит в состав современной Германии. Представляют собой остаток неассимилированного славянского населения, говорящего на славянском языке. Область Лужица делится на Нижнюю Лужицу, расположенную на севере в федеральной земле Бранденбург, и Верхнюю Лужицу, находящуюся на юге в федеральной земле Саксония.
Лужицкие сербы, первые поселения которых, предположительно, появились в четвертом веке, – остаток сербов, одного из главных племенных союзов полабских славян или вендов. В средние века они занимали почти треть территории современного немецкого государства, проживали на севере, северо-западе и востоке. В настоящее время полабские славяне все, кроме лужичан, полностью онемечены.
Полабские земли были включены в состав германских владений в период с восьмого по четырнадцатый века. Первым попробовал завоевать земли лужичан Карл Великий, но последние вернули себе независимость. В 928-929 годах лужицкие сербы, побежденные Королем Генрихом I, попали под власть Восточно-Франкского Королевства. В начале одиннадцатого века их земли были завоеваны Польшей, затем перешли под власть Мейсенского маркграфства. С 1076 года по семнадцатое столетие лужичане входили в состав чешских владений, затем перешли под власть Саксонии. В девятнадцатом веке территория, населенная лужицкими сербами, вошла в состав Пруссии, а с 1871 года принадлежала Германской империи.
Лужицкие сербы, самый малый славянский народ, проживающий в федеральных землях Саксония и Бранденбург на юго-востоке ФРГ, является прямым потомком автохтонного славянского населения, занимавшего в раннее средневековье значительную часть территории современной восточной и центральной Германии. О славянских обитателях обширной области от берегов Северного и Балтийского морей, низовьев Эльбы и бассейна Майна до северо-восточной Баварии сейчас напоминает лишь славянская этимология местных населенных пунктов. Названия таких немецких городов, как Лейпциг (Липск), Дрезден (Дрежджаны), Бранденбург (Бранибор), Плауэн (Плавно), Пирна (Перна), Гера (Гора), Цоссен (Сосны) и многих других имеют славянское происхождение. Лишь южная ветвь полабских славян – лужицкие сербы – сохранили славянский язык и самосознание до настоящего времени. Во времена ГДР численность лужицких сербов обычно определялась в 100 тысяч человек. По уточненным после 1989 г. данным, количество тех, кто относил себя к серболужицкой национальности, составляло в то время около 67 тысяч человек. Число владеющих серболужицким языком не превышало при
этом 59 тысяч.
История сербов-лужичан как никакого другого славянского народа полна пессимистических предсказаний о времени их окончательной германизации. В роли пророков-пессимистов выступали как немцы, так и представители славянских народов. Немецкое общественное мнение рассматривало лужицких сербов как нежизнеспособный анахронизм, дни которого сочтены. Так, во время реформации в Германии Мартин Лютер был против перевода церковной литературы на серболужицкий язык, объясняя это скорой и неизбежной ассимиляцией лужицких сербов. Убеждая лужицких сербов отказаться от идеи перевода Библии на родной язык, Лютер еще в XYI в. предсказывал, что „…через сто лет о лужицком языке не будет и помину.“
С приходом к власти нацистов жизнь лужицких сербов превратилась в ад. Гитлер объявил их сербоязычными арийцами, которых нужно вернуть в лоно Третьего рейха. Тех, кто возвращаться «в лоно» не хотел, бросали в концлагеря .
Только полный разгром нацистской Германии Советским Союзом и приход Красной Армии спасли лужицких сербов от угрозы полного уничтожения. По словам одного из лидеров серболужицкого национального движения Павола Недо, сказанным им 27 апреля 1947 года, „если бы не было русской оккупационной власти в Лужице, сегодня не существовало бы и серболужицкого народа“.
Не поддержав радикальных планов серболужицких политиков, направленных на присоединение Лужицы к Чехословакии и позже на создание независимого серболужицкого государства, СССР выступил за сохранение Лужицы в составе Германии при гарантии широких национальных прав серболужицкого населения. Во многом под давлением советских властей и при активном участии СЕПГ саксонский ландтаг принял в марте 1948 г. „Закон об охране прав серболужицкого населения“.
Тем не менее, именно со стороны властей ГДР лужицкие сербы получили такую поддержку для развития своего языка и культуры, какой до этого они никогда не имели за все время своего более чем тысячелетнего пребывания в составе различных германских государств.
После объединения Германии определенная напряженность в отношениях между немцами и лужицкими сербами продолжает иметь место. По словам представителей серболужицкой интеллигенции, ксенофобские и антисерболужицкие настроения части немецкого населения время от времени проявляются в сфере обслуживания и в бытовой сфере. Известны случаи, когда людей, общающихся между собой на серболужицком языке, отказывались обслуживать в ресторанах. Некоторые частные фирмы, принимая на работу лиц серболужицкой национальности, вносят в контракт с ними отдельный пункт, запрещающий общаться на родном языке в рабочее время. Принятые в 1992 г. конституции земель Саксония и Бранденбург содержат статьи, закрепляющие право лужицких сербов на сохранение своей национальной идентичности, поддержку языка и культуры, а также использование серболужицкого флага и герба.
Начатое немецкими властями сокращение серболужицких школ под формальным предлогом недостаточного количества учеников в серболужицких классах и их несоответствия требуемому минимуму вызывает растущее сопротивление серболужицкой общественности.

Верхняя Лужица

У этого термина существуют и другие значения, см. Лужица. Герб Верхней Лужицы Карта Верхней Лужицы (1635) Флаг Верхней Лужицы

Ве́рхняя Лу́жица, Верхняя Лузация (нем. Oberlausitz, в.-луж. Hornja Łužica) — историко-географическая область, расположенная на территории современых германской земли Саксония и юго-западной Польши (Нижнесилезское воеводство), часть Лужицы.

Центр (столица) — город Баутцен.

В Верхней Лужице наряду с немцами живёт малая западнославянская народность — лужичане (20 тыс. человек). Говорят лужичане на верхнелужицком языке, все владеют немецким.

Территория Верхней Лужицы в первом тысячелетии была населена мильчанами. В X веке Лужица была завоёвана германскими феодалами. В XI—XIV веках Верхняя Лужица принадлежала маркграфам Мейсенским, Польше, Чехии и Бранденбургу. В 1367 году Верхняя Лужица вошла в состав Королевства Богемия (с 1526 года в составе Габсбургской монархии), а в 1635 году стала владением курфюршества Саксонии. В 1815 году часть Верхней Лужицы с городом Гёрлиц стала частью прусской провинции Силезия.

С 1541 года в Верхней Лужице проходит конное пасхальное шествие Остеррайтен (Пасхальная кавалькада, Крижерьё).

> См. также

  • Нижняя Лужица

> Примечания

  1. Лузация // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

  • Лузация // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • К. В. Шевченко. Лужицкий вопрос и Чехословакия: 1945—1948. — М., 2004.

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 13 мая 2011 года.

Это заготовка статьи о Германии. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Это заготовка статьи о Польше. Вы можете помочь проекту, дополнив её.