Сандинистская революция в Никарагуа

Сандинистская революция

Сандинистская революция
Основной конфликт: Холодная война
Дата 1962— 1979
Место Никарагуа
Итог Победа сандинистов
Противники

Никарагуа
при поддержке:
США

СФНО
при поддержке:
СССР

Командующие

Анастасио Сомоса Дебайле, Анастасио Сомоса Портокарреро

Даниэль Ортега, Умберто Ортега, Томас Борхе, Эден Пастора, Ленин Серна, Бернардино Лариос

Сандини́стская револю́ция (исп. Revolución Sandinista) — цепь событий, завершившаяся в июле 1979 года свержением режима Анастасио Сомосы в Никарагуа. Наиболее известным лидером этой революции является Даниэль Ортега. Основная движущая сила революции — Сандинистский фронт национального освобождения, названный так в честь видного революционера 1920—1930-х годов Аугусто Сезара Сандино. Знамя Фронта, как и флаг Сандино, имело чёрно-красную расцветку.

Предыстория

Глава клана диктатор Анастасио Сомоса на 1000 никарагуанских кордобас. 1972, аверс

В 1936 году, после убийства популярного в стране политика Аугусто Сандино у власти в Никарагуа утвердилась диктатура семьи Сомоса. Долгое время церковь занимала лояльную позицию по отношению к власти проамериканского режима. Однако по мере распространения «теологии освобождения» множество священников перешли к активным действиям. Они выступали с разоблачительными проповедями, участвовали в демонстрациях и митингах протеста. Некоторые вступили в ряды Сандинистского фронта национального освобождения и вели борьбу в партизанских отрядах. В стране начались гонения на церковь. Гвардейцы Сомосы расправлялись со священнослужителями, их бросали в тюрьмы, убивали в храмах вместе с верующими во время обличительных проповедей. Никарагуанский епископат опубликовал послание с осуждением криминальной диктатуры. В этом документе содержалось признание права верующих на насилие в ответ на насилие угнетателей.

На рост революционных настроений в молодёжной среде несомненно повлияла победа кубинской революции.

Первый вооружённый отряд («колонна имени Ригоберто Лопеса Переса») был создан никарагуанскими революционерами в 1959 году и очень быстро разгромлен правительственными силами.

В 1960 году Карлос Фонсека и Сильвио Майорга выступили с обращением «Краткий анализ никарагуанской народной борьбы против диктатуры Сомосы», в котором изложили свои взгляды и приступили к поиску единомышленников.

23 июля 1961 года в столице Гондураса под их руководством радикально настроенные никарагуанские студенты-эмигранты создают «Фронт национального освобождения», в этом же году в Гондурасе был создан тренировочный лагерь для подготовки партизан.

В течение 1962 года происходила консолидация оппозиционных сил: в состав «Фронта» вошли три общественно-политические организации, в состав «Национального фронта революционной молодёжи» — четыре молодёжные организации. Впоследствии, 22 июля 1962 года ФНО был переименован в «Сандинистский фронт национального освобождения» (СФНО).

Первоначально ведущую роль в движении играл Томас Борхе, позднее он уступил лидерство Даниэлю Ортеге.

Сандинистская революция 19 июля на 1000 никарагуанских кордобас 1985 годаРеволюция на 50000 никарагуанских кордобас 1987 года

Сандинистская герилья (1962—1979)

В течение 1962—1963 года сандинисты провели несколько небольших операций в приграничных районах с Гондурасом.

22 марта 1962 года в Манагуа сандинисты захватили радиостанцию «Радио Мундиаль» и зачитали в прямом эфире своё воззвание.

31 мая 1962 года в Монтойя отряд сандинистов совершил налёт на отделение банка «Америка», захватив денежные средства в сумме 50 тысяч кордоб.

В 1963 году — первые вооружённые выступления СФНО в северной части страны (Рио-Коко и Бокай).

Тогда же, в 1963 году в столкновении с правительственными силами погиб один из основателей СФНО, Хорхе Наварро.

В мае 1964 года Карлос Фонсека был арестован.

18 октября 1964 года сандинисты совершают очередные налёты на отделения банков в целях революционной экспроприации.

В 1965 году в горах Панкасан (на территории департамента Матагальпа в центральной части страны) был создан первый партизанский отряд СФНО из 30 человек, в августе 1967 года здесь же был создан первый учебно-тренировочный лагерь СФНО.

В августе 1967 года в районе Панкасан в боях с правительственными силами погибли основатели СФНО Сильвио Майорга и Ригоберто Крус, а также командиры СФНО Отто Каско и Франсиско Морено.

В июле 1969 года Карлос Фонсека пишет обращение «К братьям никарагуанцам», в котором изложена политическая программа и цели СФНО.

В октябре 1970 года группа боевиков СФНО под руководством Карлоса Агюэро захватила самолёт авиакомпании «Лакса», на котором находились четыре американских бизнесмена из компании «Юнайтед фрут». В обмен на них, властями были освобождены четыре находившихся в заключении лидера СФНО: Карлос Фонсека, Умберто Ортега, Руфо Марина, Плутарко Эрнандес.

27 декабря 1974 года — «операция Хуан Хосе Кесадо». Группа из 13 боевиков СФНО, которыми командовал Эдуардо Контрерас («Маркос») захватила виллу одного из видных деятелей режима, министра сельского хозяйства, во время приёма для государственной и бизнес-элиты (в ходе штурма ими были застрелены три охранника). В обмен на 20 высокопоставленных заложников, повстанцы получили крупный денежный выкуп, освободили из тюрем 18 соратников и 31 декабря отбыли на Кубу.

28 декабря 1974 года — в стране введено военное положение. Правительство объявило о создании в стране «запретных зон» («free fire zones»), в пределах которых правительственные силы имели право открывать огонь на поражение по всем замеченным здесь лицам

В период с апреля по ноябрь 1976 года отряды СФНО провели 24 боя с правительственными силами.

7 ноября 1976 года в бою с подразделением Национальной гвардии погиб Карлос Фонсека, отрезанную голову лидера СФНО доставили в столицу в качестве доказательства.

В 1977 году в стране начались полномасштабные боевые действия.

12 ноября 1977 года силы СФНО атаковали гарнизоны правительственных сил в Окотале, Сан-Фабиан, Сан-Фернандо.

13 ноября 1977 года силы СФНО атаковали тихоокеанский порт Сан-Карлос.

17 ноября 1977 года силы СФНО атаковали казармы Национальной гвардии в городе Масайя.

10 января 1978 года — по приказу Сомосы убит Педро Хоакин Чаморро, директор газеты «Пренса» и председатель оппозиционного «Демократического союза освобождения» (ДСО), в ответ в период с 22 января по 5 февраля 1978 года под руководством ДСО в стране была проведена двухнедельная акция протеста (массовые забастовки, митинги, демонстрации), в которой приняли участие до 600 тысяч человек.

В феврале вспыхнуло стихийное восстание в индейском квартале Монимбо (город Масайя), одновременно силы СФНО атаковали гарнизоны в городе Ривас и городе Гранада.

В феврале-марте было создано оппозиционное Никарагуанское демократическое движение (MDN, Movimiento Democrático Nicaragüense), в которое вошли представители деловых кругов, интеллигенции, средней и мелкой буржуазии.

В апреле на базе ДСО и MDN создан «Широкий оппозиционный фронт» (FAO, Frente Amplio de Opposición), в который вошли 16 политических партий и 3 профсоюзных объединения.

29 июня была проведена всеобщая забастовка.

14 июля СФНО призвал всех противников режима Сомосы объединиться в единый фронт.
17 июля 1978 года было образовано «Движение единый народ» (MPU, Movimiento del Pueblo Unido), в которое вошли 20 массовых организаций.

22 августа — отряд под командованием Эдена Пасторы захватил здание Национального Конгресса прямо во время заседания, замаскировавшись под личную гвардию Сомосы. Всего в заложники было взято более 300 человек, в том числе кузен Сомосы и ряд других его родственников. В обмен на их освобождение Сомоса согласился допустить оглашение по радио политического манифеста сандинистов, выплатить полмиллиона долларов выкупа (из запрошенных изначально десяти), освобождение 87 находившихся в тюрьмах сандинистов.

25 августа в стране началась общенациональная забастовка с единым требованием: отставкой А. Сомосы.

27 августа в 3-м повеличине городе страны, Матагальпе, началось сооружение баррикад и развернулись бои между сандинистами и нацгвардейцами. 29 августа город бомбила правительственная авиация, были переброшены дополнительные войска, которые 3 сентября отбили город и начали широкие карательные акции, что привело к стихийному восстанию в департаментах Леон, Матагальпа, Чинандега, Эстели, Масая и Манагуалос. Восстание охватило районы, где проживало более половины населения страны.

5 сентября силы СФНО одновременно начали бои в городах Леон, Эстели и Чинандега.

8 сентября — при катастрофе вертолёта погибает американский инструктор Майкл Эчанис, игравший важную роль в военной подготовке правительственных сил Национальной гвардии.

9 сентября СФНО призвало к всеобщему восстанию и предпринял нападения на нацгвардию в разных районах страны, включая Манагуа. Восстание вспыхнуло в городах Леон, Эстели, Чинандега и Дирьямба.

10 сентября начались восстания в департаментах Манагуа, Масая и Карасо, городах Масая и Чичигальпа. В ответ начались бомбардировки и артиллерийские обстрелы городских кварталов, приведшие к многочисленным жертвам среди гражданского населения.

11 сентября сторонники СФНО начали боевые действия в сельских районах и городах Хинотепе, Ривас, Пеньяс-Бланкас и Лас Манос.

12 сентября в страну по просьбе А. Сомосы прибыли первые 300 наёмников из Сальвадора и Гватемалы.

13 сентября начались бои в районе г. Карденас у границы с Рикой. Правительство объявило осадное положение на всей территории страны. А. Сомоса в выступлении по национальному телевидению признал массовое дезертирство солдат и офицеров нацгвардии.

14 сентября объявлено о призыве в нацгвардию резервистов. Из всех городов бои прекратились только в Масая. В страну прибыло около 500 кубинских наёмников, переброшенных авиацией США.

15 сентября в ряд городов были введены подразделения войск, образованных из отрядов «эскадронов смерти» из Гватемалы, Сальвадора и Гондураса, а также отряды бывших военнослужащих армии Южного Вьетнама.

16 сентября прошла 10-часовая бомбёжка Леона, активизировались карательные операция нацгвардии. Руководство партизанского движения Гватемалы активизировало свои действия, чтобы поддержать сандинистов (в частности, был смертельно ранен посол Никарагуа в стране, координатор политических репрессивных акций в Центральной Америке бригадный генерал Менесес Кантереро).

17 сентября сандинисты оставили Чинандегу, Хинотепе и Ривас.

19 сентября СФНО объявило о прекращении наступления и переходе к обороне, отряды сандинистов оставили все ранее занятые крупные населённые пункты.

20 сентября Эстели захвачен нацгвардией.

21 сентября подавлены последние очаги восстания. По итогу погибло около 5 тысяч и более 7 тысяч человек ранены, в подавляющем большинстве — гражданские лица.

2 февраля 1979 года организационно оформился «Национальный патриотический фронт», генеральным координатором НПФ стал Серхио Рамирес. НПФ объединил все прочие оппозиционные силы, кроме СФНО. Однако НПФ заявил о своей поддержке действий сандинистов.

18 марта возобновились активные боевые действия СФНО, в том числе в ряде никарагуанских городов.

29 мая СФНО объявил о начале «последнего наступления» (Операция «Финал»).

Июнь 1979 года — прошла общенациональная забастовка; в тюрьме в городе Типитапа началось восстание арестованных активистов СФНО, которых возглавил Карлос Каррион. Восставшие сумели занять здание тюрьмы и продержаться до подхода основных сил СФНО, в общей сложности, из тюрьмы было освобождено 250 активистов и сторонников СФНО, а также родственников и членов их семей.

К 7 июня были освобождены более 20 городов страны, в том числе Матагальпа, Леон, Масая и Сомотильо. Часть подразделений нацгвардии стала переходить на сторону партизан.

15 июня была создана Правительственная хунта национального возрождения.

5 июля войска СФНО с трёх сторон окружили Манагуа.

В ночь с 16 на 17 июля семейство Сомосы и ряд его приближённых покинули страну. В исполнение обязанностей президента вступил председатель парламента Франсиско Уркуйо. Он заявил о намерении оставаться на президентском посту до 1981 года, но не встретил ничьей поддержки.

18 июля — под давлением командования Национальной гвардии, посольства США и иностранных представителей Ф. Уркуйо передаёт президентские инсигнии архиепископу Мигелю Обандо-и-Браво и также покидает Никарагуа.

19 июля — войска СФНО вошли в столицу, сандинистская революция победила. Приход к власти Правительственной хунты национального возрождения.

Победа была завоевана достаточно дорогой ценой: в период с 1962 по 1979 годы в стране погибло до 50 тысяч человек; ранения получили 80-110 тысяч никарагуанцев, ещё 150 тысяч покинули страну и стали эмигрантами и беженцами.

В стране было разрушено 100 из 450 промышленных предприятий, общий ущерб от боевых действий составил около 1 млрд долларов США.

Сандинисты у власти (1979—1990)

В 1979 году свергли семью Сомоса. Имущество семьи и других членов общества, поддерживавших побеждённую диктатуру (что составляло 40 процентов национальной экономики), было экспроприировано в соответствии с Указом № 3 от 20 июля 1979 года.

Сандино на 1000 кордобаc 1980, аверс Сандино на 1000 кордобас 1985, аверс Сандино на 20 кордобас 1990, аверс

Ряд церковных деятелей из числа сторонников «теологии освобождения» получили министерские портфели. Это вызвало немедленную реакцию Ватикана, отлучившего их от сана, чего они, естественно, не признали. После революции сандинисты сделали упор на аграрной реформе, ликвидации безграмотности, создание системы медицинской помощи для малообеспеченных слоев населения. Однако сандинисты столкнулись с сопротивлением в лице отрядов «контрас», снаряжённой и организованной США вооружённой оппозиции, черпавшей кадры как из сторонников свергнутого режима, так и рядов лиц, недовольных мерами нового правительства. Началась гражданская война. Контрас, действовавшие из Коста-Рики и Гондураса, никогда не представляли серьёзной военной опасности, однако их деятельность вкупе с экономическими промахами сандинистов и введённой США блокадой повлекла тяжёлые последствия для режима. В системе власти СФНО возрастала роль Сандинистской народной армии и Генерального директората государственной безопасности.

На всеобщих выборах 1984 года СФНО победил, получив 67% голосов и 61 из 96 мест в Национальной Ассамблее, а Д. Ортега был избран президентом (за него проголосовало 735.967 человек или 66,97%). Легальная оппозиция в лице Консервативно-демократической партии и её представителя Клементе Гуидо Чавеса проголосовало по 14% голосов.

В конце 1980-х годов в рамках региональной тенденции к мирному урегулированию конфликтов было заключено мирное соглашение, предусматривавшее проведение свободных парламентских и президентских выборов, демобилизацию «контрас» и сокращение вооружённых сил. Победу на парламентских выборах одержала коалиция УНО, включившая свой состав самые разные политические элементы, от коммунистов прокитайского толка до наследников сомосовской Либеральной партии, а на президентских — единая кандидатура от УНО, Виолетта Барриос де Чаморро.

5 новых кордоба после прихода к власти В. Чаморро, 1991 > См. также

  • Стюарт, Билл (журналист)
  • Американская оккупация Никарагуа

Примечания

  1. Пабло Сеговиа. Коммунисты Никарагуа выступают против тирании // «Проблемы мира и социализма», № 2 (54), 1963 г., стр. 68-69
  2. И. М. Булычёв. Никарагуа сегодня. М., «Международные отношения», 1983 г., стр. 7
  3. Guerrillas Kill 3 at Party, Seize Key Nicaraguans. // «The New York Times» от 29 декабря 1974
  4. Латинская Америка: справочник. / ред. В. В. Вольский. М., Политиздат, 1976 г., стр. 213—218
  5. major James McCarl, Jr. Sandinista Counterinsurgency Tactics. Fort Leavenworth, Kansas, 1990 page 39
  6. Никарагуа: борьба продолжается // «Известия», № 52 (18812) от 2 марта 1978 г., стр. 4
  7. Латинская Америка. Энциклопедический справочник (в 2-х тт.) / редколл, гл. ред. В. В. Вольский. Том II. М., «Советская энциклопедия», 1982 г., стр. 256—264
  8. А. Р. Кармен. Огонь Прометея. М., «Молодая гвардия», 1983 г., стр. 130
  9. И. Р. Григулевич. Дорогами Сандино. М., «Молодая гвардия», 1985 г., стр. 110—115
  10. И. М. Булычёв. Никарагуа на пути национального возрождения. М., изд-во «Знание», 1980 г., стр. 37
  11. М. Белят. Никарагуа: портрет в чёрно-красных тонах. М., изд-во АПН «Новости», 1987 г., стр. 177

Литература

  • Сандинистская народная революция: опыт, проблемы, перспективы. Научная конференция, посвящённая 10-й годовщине победы революции в Никарагуа (Москва, 27 июня 1989 года) / сб. ст. М., 1989. — 104 стр.
  • Омар Кабесас «Становление Бойца — Сандиниста» Год: 1987 Издатель: Прогресс Город: Москва

Ссылки

  • Александр Тарасов «Между вулканами и партизанами: Никарагуанский пейзаж»
  • Сандинистская революция на hrono.ru (хронология)
  • Nicaragua: Sandinistas vs. Somoza // «Time», от 25 июня 1979
  • José Luis Rocha. Ten Photos that Shook the Eighties. // «Envio», № 336, Julio 2009

Нормативный контроль

NKC: ph541632

Сандинистская революция: тридцать пять лет назад в Никарагуа свергли проамериканский режим

Тридцать пять лет назад, 19 июля 1979 года, в Никарагуа в результате революционного восстания была сметена проамериканская диктатура генерала А. Сомосы. С тех пор этот день традиционно отмечается в этой маленькой стране как государственный праздник. В этом нет ничего удивительного, поскольку за годы своего правления Сомоса так «достал» никарагуанский народ и подорвал и без того слабую экономику этого центральноамериканского государства, что революционеры – сандинисты, принесшие долгожданное освобождение от его власти, до сих пор не только пользуются заслуженным уважением граждан страны, но и находятся у власти в республике.

Никарагуа – страна небольшая. Численность ее населения к 2013 году лишь немногим перевалила за 6 миллионов человек, а территория, расположенная между двумя мировыми океанами – Тихим и Атлантическим (Карибским морем), также невелика – 129 494 квадратных километра – обеспечивает стране далекое 95-е место по площади среди стран мира. Население Никарагуа – это, прежде всего, индейцы и потомки смешанных индейско-испанских браков – метисы.

Несмотря на свои небольшие размеры, Никарагуа обладает интересной и полной знаменательных событий историей. Во многом, история этого небольшого государства – это одна большая война за национальное освобождение, перемежаемая десятилетиями диктаторских режимов со всеми присущими им минусами – политической реакцией, коррупцией, бандитизмом, нищетой подавляющего большинства населения и экономическим закабалением страны зарубежными, в первую очередь, американскими, корпорациями.
Никарагуанское побережье было открыто Христофором Колумбом в 1502 году, однако его колонизация испанскими конкистадорами началась лишь двадцать лет спустя. В 1523 году земли будущего Никарагуа были включены в состав испанских владений в Америке как аудиенсия Санто-Доминго, позже (в 1539 году) – переподчинены Панаме, а затем – генерал-капитанству Гватемала.
Следует отметить, что в отличие от многих других испанских колоний в Латинской Америке, судьба Никарагуа не складывалась благополучно. Здесь проживало значительное индейское население, которое отнюдь не было в восторге от действий колонизаторов и постоянно поднимало антиколониальные восстания. Во-вторых, сами колониальные губернаторы, используя малую важность Никарагуа для испанской короны и связанное с этим невнимание к колонии, периодически пытались отделиться от метрополии.
В конечном итоге, в 1821 году, практически через 300 лет после колонизации Испанией, Никарагуа провозгласило независимость от испанской короны – первоначально войдя в состав Мексиканской империи, а затем обозначившись как часть Соединенных Провинций Центральной Америки. Это государство существовало с 1823 по 1840 гг. и включало в себя территорию нынешних Гватемалы, Гондураса, Никарагуа, Сальвадора, Коста-Рики, а также исчезнувшее государство Лос-Альтос (включало в себя часть территории современной Гватемалы и мексиканского штата Чиапас). Впрочем, Испания официально признала Никарагуа независимым государством лишь в 1850 году.
На протяжении почти двухсотлетней истории своего суверенитета Никарагуа многократно становилась объектом агрессии со стороны Соединенных Штатов Америки. Собственно говоря, США не собирались присоединять к себе территорию центральноамериканского государства с отсталой экономикой и нищим индейским населением, но зато с удовольствием эксплуатировали природные ресурсы Никарагуа. Так, в 1856-1857 гг. страна находилась под властью американского авантюриста Уильяма Уокера, который с отрядом наемников захватил Никарагуа и установил там режим, поддерживавший южные рабовладельческие штаты США. Впоследствии Уокер был расстрелян в Гондурасе за свою деятельность против центральноамериканских государств, но вслед за авантюристом в Центральную Америку пришли куда более опасные силы.
С 1912 по 1933 гг., более двадцати лет, территория Никарагуа находилась под оккупационной властью Соединенных Штатов Америки. Введя свои войска на территорию суверенного государства, американское руководство преследовало в качестве главной цели оккупации воспрепятствование планам строительства Никарагуанского канала любыми другими государствами кроме США. На территорию Никарагуа была введена американская морская пехота, подразделения которой оставались здесь вплоть до 1933 года, вызывая возмущение патриотически настроенной части населения.
Сандино – крестьянский генерал
Никарагуанскую революцию 1979 года часто называют Сандинистской, хотя самого Аугусто Сандино к ее моменту уже давно не было в живых. Сандино для Никарагуа это как Боливар для Венесуэлы или Боливии, как Хосе Марти для Кубы. Национальный герой, чье имя давно стало национальным символом. Аугусто Сесар Сандино был выходцем из крестьянской семьи, метисом, и в молодости пять лет провел в эмиграции в соседних Гондурасе, Гватемале и Мексике, скрываясь от преследования полиции за покушение на жизнь человека, оскорбившего его мать. Скорее всего, именно во время проживания в Мексике Сандино познакомился с революционными идеями и проникся их освободительным потенциалом.


После прекращения срока давности ответственности за совершенное им преступление, он вернулся в Никарагуа, работал на шахте и там же заинтересовался политической ситуацией в родной стране. К этому времени Никарагуа уже 13 лет как находилась под американской оккупацией. Многим патриотам Никарагуа сложившаяся ситуация очень не нравилась, тем более, что проамериканский режим прямо препятствовал экономическому развитию страны и обрекал ее население на нищету. Сандино, человек молодой и активный, тем более заинтересовавшийся в эмиграции революционными идеями, постепенно стал собирать вокруг себя сторонников, которые также разделяли его негодование по поводу американского владычества на родной земле.
Аугусто Сандино был тридцать один год, когда в 1926 году он поднял восстание против проамериканского правительства Никарагуа. Возглавив партизанский отряд, Сандино приступил к «герилье» — партизанской войне против правительственных войск и американских оккупантов. В ряды сандинистского движения стали вступать многие крестьяне, интеллигенты и даже представители обеспеченных слоев населения, недовольные американским засильем в политической и экономической жизни страны. Отряд Сандино, насчитывавший несколько сотен человек, нанес несколько поражений прославленным американским морским пехотинцам.
Следует напомнить, что на территории Никарагуа к этому времени дислоцировался экспедиционный корпус морской пехоты США численностью в 12 тысяч человек, кроме того не менее восьми тысяч человек насчитывали верные проамериканскому режиму вооруженные силы страны. Однако, несмотря на свою многочисленность, проамериканское правительство так и не смогло за несколько лет справиться с крестьянскими отрядами Аугусто Сандино. Уникальность полководческого таланта и организаторских способностей молодого крестьянина, не имевшего никакого военного образования и даже опыта службы в армии рядовым солдатом, подчеркивали многие его современники и исследователи истории сандинистского движения последующих лет.
Повстанческая армия Сандино была укомплектована, в основной массе, крестьянами – добровольцами, однако среди ее командиров было много «революционеров – интернационалистов», прибывавших в ставку Аугусто со всех концов Латинской Америки. Этим партизанская война Сандино напоминала кубинскую герилью, также привлекшую многочисленных добровольцев со всех латиноамериканских государств. Так, в повстанческой армии Сандино воевали сальвадорский революционер Фарабундо Марти, будущий лидер венесуэльских коммунистов Густаво Мачадо, доминиканец Грегорио Хильберт, прославившийся организацией сопротивления высадке американских морских пехотинцев у себя на родине.
Чтобы повысить эффективность никарагуанской армии в борьбе против повстанцев, американское военное командование решило трансформировать традиционные вооруженные силы страны в Национальную гвардию. Обучение офицеров и солдат Национальной гвардии также осуществлялось американскими инструкторами. Тем не менее, на протяжении 1927-1932 гг. повстанцам Сандино удавалось вести успешные боевые действия против Национальной гвардии и к 1932 году под контролем восставших оказалась половина территории страны. Помимо проамериканского правительства и контингента американской морской пехоты, Сандино объявил войну также и американским промышленным компаниям, эксплуатировавшим территорию Никарагуа. В первую очередь, речь шла о таких монстрах как «Юнайтед Фрут Компани», специализировавшейся на монополизации сельскохозяйственных угодий в странах Центральной Америки. Во время одной из операций повстанцами Сандино были захвачены и расстреляны 17 американских менеджеров «Юнайтед Фрут Компани».
Американское руководство объявило за голову Аугусто Сандино награду в 100 тысяч долларов. Однако начавшийся экономический кризис в США и растущее партизанское движение в самом Никарагуа заставили американцев 2 января 1933 года вывести свои войсковые подразделения с территории Никарагуа. Тем более, в самих Штатах начались массовые антивоенные выступления, а многие конгрессмены задались вопросом о правомочности использования подразделений вооруженных сил США для боевых действий за пределами страны без надлежащего разрешения органа законодательной власти. Таким образом, фактически Сандино стал освободителем страны от американской оккупации. И тем трагичнее и несправедливее его конец – он был схвачен и расстрелян руководителем Национальной гвардии Анастасио Сомоса, который и стал на долгие годы единоличным правителем Никарагуа.
«Три толстяка» по-никарагуански
Режим клана Сомоса можно назвать одним из наиболее одиозных диктаторских правлений в истории человечества. Впрочем, в отличие от того же Гитлера или Муссолини, «три толстяка» Сомосы, поочередно сменявшие друг друга у власти в Никарагуа, даже не были способны на создание сильного государства. Их кредо начиналось и заканчивалось разворовыванием любых государственных средств, монополизацией всех сфер экономической деятельности, способных приносить любой доход, а также демонстративным сверхпотреблением предметов роскоши.

Анастасио Сомоса-старший открыто симпатизировал режиму Адольфа Гитлера, причем пытался делать это даже тогда, когда «хозяева» Сомосы – Соединенные Штаты Америки – вступили во Вторую мировую войну против гитлеровской Германии. Американцам, впрочем, не оставалось ничего иного, кроме как мириться с выходками своего «марионетки», поскольку последний представлял для них интерес, позволяя расхищать национальные богатства Никарагуа, беспрепятственно использовать территорию страны в интересах Соединенных Штатов, а кроме того – люто ненавидел коммунизм и Советский Союз, в которых США тех лет видели для себя основную опасность.
В 1956 году Анастасио Сомоса был смертельно ранен поэтом Ригоберто Лопесом Пересом – участником молодежного кружка, поставившего своей целью избавить Никарагуа от диктатора. Несмотря на старания американских врачей, Сомоса скончался, однако созданный им диктаторский режим продолжил свое существование. «По наследству» власть в стране перешла к старшему сыну Анастасио Сомосы Луису Сомосе Дебайле. Последний мало чем отличался от своего отца, будучи не меньшим садистом и коррупционером.
Правление в Никарагуа клана Сомоса продолжалось 45 лет. За это время друг друга сменили Анастасио Сомоса Гарсия, его старший сын Луис Сомоса Дебайле и младший сын – Анастасио Сомоса Дебайле. В годы правления клана Сомоса Никарагуа оставалось марионеточным по отношению к Соединенным Штатам Америки государством. Всякая политическая оппозиция в стране подавлялась, особенно сильные репрессии режим осуществлял против коммунистов.
Когда на Кубе победила революция и к власти пришли революционеры во главе с Фиделем Кастро, именно на территории Никарагуа были созданы тренировочные лагеря для подготовки кубинских «контрас», которых предполагалось использовать в борьбе против правительства Кастро. Все Сомосы страшно боялись коммунистической угрозы и поэтому в победе Кубинской революции видели опасность, в первую очередь, для своих политических позиций в Никарагуа, прекрасно понимая, что подобное событие не может не вызвать брожения во всей Латинской Америке.
Социально-экономическая ситуация в Никарагуа, сложившаяся в годы правления клана Сомоса, впечатляла. Значительная часть населения страны оставалась неграмотной, была очень высокая младенческая смертность, широко распространились всевозможные инфекционные заболевания. Практически каждый пятый никарагуанец болел туберкулезом. Естественно, что и общий уровень жизни населения страны был крайне низким. Одним из основных товаров, экспортируемых Никарагуа, в эти десятилетия стала плазма. Никарагуанцы были вынуждены продавать кровь, поскольку иной возможности заработка режим Сомосы им не предоставил.
Многочисленная гуманитарная помощь, которую в Никарагуа направляли международные организации и даже Соединенные Штаты, практически в открытую разворовывалась кланом Сомоса и его доверенными людьми из руководства Национальной гвардии и полиции. Единственное, помимо собственного обогащения, чему уделял внимание Сомоса, было укрепление силового потенциала Национальной гвардии и других военизированных формирований, с помощью которых клан собирался обезопасить себя от возможных народных волнений. Силовые структуры Сомосы функционировали при прямой поддержке американских спецслужб, их офицерский состав проходил подготовку в американских учебных центрах.
Показательно, что даже католические священнослужители в целом негативно воспринимали диктатуру Сомоса. Многие из них активно участвовали в оппозиционном движении. Кстати, именно Никарагуа стала одним из очагов распространения т.н. «Теологии освобождения» — направления в католической теологии, выступавшего за соединение христианских ценностей с идеологией борьбы за социальную справедливость. В ответ на деятельность революционно настроенных священников режим Сомосы усиливал политические репрессии, в том числе и против представителей церкви, однако последнее лишь злило крестьянские массы никарагуанского населения, для которых авторитет священника всегда значил очень много. Естественно, что преследования священников национальными гвардейцами неизбежно влекли за собой акты отмщения со стороны крестьян, толкали последних в ряды повстанческих отрядов.
Сандинистская революция и крах диктатуры
Вместе с тем, идейные наследники Аугусто Сандино, ненавидевшие американский империализм и его марионеток из клана Сомоса, длительное время вели против режима партизанскую войну. В 1961 г. находящимися в эмиграции в Гондурасе никарагуанскими патриотами был создан Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), сыгравший ключевую роль в освобождении страны от проамериканского режима. Сандинисты включили в себя сторонников различных направлений социалистической и коммунистической мысли – от просоветских коммунистов до сторонников идей Эрнесто Че Гевары и Мао Цзэдуна. Подготовку основателей СФНО осуществляли кубинские революционеры, которые считали своим долгом оказывать идеологическую, организационную и финансовую поддержку всем революционным социалистическим движениям Латинской Америки, вне зависимости от конкретных идеологических расхождений.
Лидер СФНО Карлос Амадор Фонсека неоднократно помещался в тюрьмы – не только в Никарагуа, но и в Коста-Рике. Свой первый революционный кружок он создал в 1956 году, объединив немногочисленных тогда молодых последователей марксизма (в годы правления Сомоса произведения К.Маркса, Ф.Энгельса и других представителей марксистской и шире – любой социалистической мысли, в Никарагуа были запрещены).

Интеллигент Фонсека не только писал книги, излагая собственные политические взгляды, но и лично участвовал в боевых действиях. Его много раз арестовывают – в 1956, 1957, 1959, 1964 годах. И каждый раз после освобождения Фонсека возвращается к своей повседневной деятельности – организации антиамериканского подполья в Никарагуа.
В августе 1969 года Фонсека и его товарищ Даниэль Ортега, который в настоящее время является действующим президентом Никарагуа, были в очередной раз освобождены из тюрьмы после того, как СФНО захватил в заложники граждан США и потребовал обменять на них политических заключенных. Побывав на Кубе, Фонсека вернулся в Никарагуа с целью возглавить партизанское движение, однако был схвачен национальными гвардейцами и 7 ноября 1976 года зверски убит. Отрубленные руки и голову Карлоса Фонсеки доставили лично диктатору Анастасио Сомоса.
Однако проамериканский генерал-садист недолго мог упиваться собственной властью и безнаказанностью. Менее чем через три года после зверского убийства Фонсеки, Сандинистский фронт национального освобождения развернул наступление на позиции режима по всей стране. В первую очередь, повстанцы организуют нападения на казармы и командные пункты Национальной гвардии по всей территории Никарагуа. Одновременно партизанские отряды нападают на земельные угодья семейства Сомоса, что вызывает поддержку со стороны крестьян, спешащих захватить земли в пользование. Сандинисты уничтожают начальника штаба Национальной гвардии Переса, совершают покушения на многих других видных офицеров Национальной гвардии и политических деятелей режима. В городах Никарагуа вспыхивают многочисленные восстания городских низов, которые захватывают целые кварталы, над которыми теряет контроль полиция. Одновременно запускается радиостанция «Сандино», вещающая на территорию Никарагуа. Тем самым, режим Сомосы лишается монополии в информационном пространстве страны.
Даже введение военного положения в Никарагуа уже не могло спасти Сомосу. 17 июля 1979 года диктатор со всем семейством, наворованными деньгами и выкопанными трупами своего отца и старшего брата, которые он хотел спасти от глумления со стороны народа, покинул страну. Впрочем, спустя лишь год и два месяца после своей спешной «эвакуации», 17 сентября 1980 года, Анастасио Сомоса был убит в парагвайской столице Асунсьон. Автомобиль экс-диктатора обстреляли из гранатомета, а потом «довершили дело» из автоматического оружия. Как стало известно впоследствии, по приказу руководства Сандинистского фронта национального освобождения его казнь осуществили боевики аргентинской Революционной армии народа – местной леворадикальной повстанческой организации.


Таким образом, Сандинистская революция победила, став вторым, после Кубинской революции, примером успешного прихода антиимпериалистических сил к власти в латиноамериканской стране революционным путем. В Соединенных Штатах Америки победа Сандинистской революции в Никарагуа была воспринята как страшное геополитическое поражение, сравнимое с Кубинской революцией.
Следует отметить, что за семнадцать лет ожесточенной партизанской войны, которую с 1962 по 1979 гг. вели сандинисты против режима Сомосы, погибло более 50 тысяч никарагуанцев, сотни тысяч лишились крова над головой, более 150 тысяч человек были вынуждены покинуть Никарагуа. Многие сотни представителей никарагуанской интеллигенции, тысячи простых людей были замучены в тюрьмах проамериканского режима, либо «пропали без вести», в действительности, будучи убитыми спецслужбами или проправительственными вооруженными формированиями карателей.
Но и после победы сандинисты столкнулись с серьезной проблемой в лице сопротивления «контрас» — вооруженных отрядов наемников, обучавшихся и спонсировавшихся Соединенными Штатами Америки и совершавших рейды на никарагуанскую территорию из соседних Гондураса и Коста-Рики, где сохранялись проамериканские правительства. Лишь к 1990-м годам «контрас» постепенно прекратили свою террористическую деятельность, что было связано, в первую очередь, с прекращением «холодной войны» и, как казалось тогда американским лидерам, неизбежным и скорым концом левых идей в Латинской Америке (чего, как мы видим из анализа истории латиноамериканских государств в 1990-е – 2010-е годы, отнюдь не произошло).
Таким образом, фактически именно Соединенные Штаты несут всю полноту ответственности за многолетнюю гражданскую войну в Никарагуа, социально-экономические проблемы страны, разоренной последствиями войны, многотысячные жертвы диктаторского режима. Сандинистское правительство с первых лет постреволюционного существования взялось за улучшение социально-экономической ситуации в стране, в первую очередь – за решение проблем медицинского обеспечения, повышения социальной защищенности населения, предоставления никарагуанцам права на получение образования, включая ликвидацию безграмотности широких слоев населения.
Никарагуа, Ортега и Россия
Понимая истинную роль США в своей истории, никарагуанцы не отличаются идеализацией американского государства. В последние годы именно Никарагуа, наряду с Венесуэлой, выступает в качестве безоговорочного союзника России в Латинской Америке. В частности, именно Никарагуа в числе немногих стран мира официально признало независимость Южной Осетии и Абхазии, за что Даниэль Ортега награжден высшими наградами этих государств. И дело здесь, скорее всего, не только в важности экономических связей этой латиноамериканской страны с Российской Федерацией, но и в антиимпериалистических позициях президента Ортеги.
Даниэль Ортега – один из немногих действующих лидеров стран мира, вышедших из героической эпохи войн и революций. Он родился в 1945 году, а революционной деятельностью стал заниматься с пятнадцатилетнего возраста, когда и был первый раз арестован. За дореволюционный период жизни Ортега успел и повоевать, и побывать в тюрьмах, став одним из первых лидеров Сандинистского фронта национального освобождения.
В 21-летнем возрасте он уже был командующим Центральным фронтом Сандинистского фронта национального освобождения, затем восемь лет провел в заключении и был освобожден в обмен на захваченных его товарищами заложников – американцев. Начиная с первых дней революции, он находился в числе ее ключевых руководителей, а впоследствии возглавил и органы государственного управления.

Впрочем, в 1990 году Даниэль Ортега был переизбран с поста президента страны и повторно занял его лишь в 2001 году, после всеобщих выборов президента. То есть, обвинить этого профессионального революционера в отсутствии демократического начала не могут даже специалисты по информационной войне из американских средств масс-медиа.
Таким образом, позитивное значение Сандинистской революции 1979 года очевидно и для современной России. Во-первых, благодаря Сандинистской революции, наша страна обрела еще одного маленького, но ценного союзника в Латинской Америке, под боком у Соединенных Штатов. Во-вторых, она стала прекрасным примером того, как смелость и упорство помогают «силам добра» сокрушить диктатуру, несмотря на всех ее национальных гвардейцев и многомиллионную помощь со стороны США. Наконец, Никарагуа рассчитывает на помощь России и Китая в строительстве Никарагуанского канала – того самого, появление которого любыми силами старались не допустить американцы в начале ХХ века, пойдя ради этого даже на многолетнюю военную оккупацию Никарагуа.

НИКАРАГУАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1978-1990 ГГ.

Революция и гражданская война в Никарагуа, связанная со свержением диктатуры А. Самосы и преобразованиями Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО).

В Никарагуа с 30-х гг. правила династия диктаторов Самоса. Этой семье принадлежали обширные земли и целые отрасли экономики. С 50-х гг. под влиянием кубинской революции в Никарагуа возникали партизанские группы. Крупнейшей организацией, которая вела вооруженную борьбу, был СФНО, названный в честь героя освободительной борьбы Никарагуа 30-х гг. А. Сандино. Долгое время партизанам не удавалось создать устойчивый очаг в Никарагуа, и они действовали набегами с территории соседних государств. В СФНО шла борьба между сторонниками преимущественно партизанской борьбы и работы в городах. Одновременно против А. Самосы вела борьбу правая общественность во главе с издателем газеты «Ла Пренса» П. Чаморро. 10 января 1978 г. он был убит, и это вызвало взрыв возмущения в стране. 21 февраля на 40 день после убийства попытка разогнать оппозиционную демонстрацию вылилась в восстание в индейском квартале Масайи. Жестокость подавления выступления вызвали возмущение режимом в стране. Положение президента А. Самосы осложнялось и давлением со стороны США, администрация которых в период правления Д. Картера стремилась добиться демократизации Центральной Америки.

22 августа 1978 г. бойцы СФНО во главе с Э. Пасторой захватили парламентский Национальный дворец с частью депутатов и других представителей политической элиты. Ради их освобождения Самоса согласился освободить политзаключенных и зачитать документы СФНО по радио. 24 августа повстанцы и заключенные вылетели из страны. Авторитет СФНО резко возрос, а режима – упал. Влиятельная легальная оппозиционная «группа 12-ти» выступила за привлечение СФНО к решению судеб страны после Самосы. Широкий оппозиционный фронт (ФАО) начал забастовку, которая переросла в восстание. Партизанские отряды СФНО вошли в крупнейшие города, включая столицу Манагуа. К концу сентября Самосе удалось подавить выступление. Но жестокость, с которой это было сделано, гибель мирных жителей оттолкнули от режима прежде лояльных людей.

1 февраля 1979 г. был создан Национально-патриотический фронт, который представлял интересы СФНО в легальной политике. В мае 1979 г. ФАО, СФНО и группа 12-ти создали Совет национального возрождения Никарагуа. При поддержке Кубы и Панамы СФНО усилил свои вооруженные формирования и развернул новое наступление. Его отряды атаковали города, но вынуждены были отходить под натиском национальной гвардии. 4 июня началась всеобщая забастовка против Самосы, перераставшая в восстания, в том числе в Манагуа. 17 июля Самоса подал в отставку и бежал из страны, после чего структуры режима быстро развалились. 19 июля сандинисты вошли в Манагуа, власть перешла к хунте, представлявшей разные силы оппозиции, включая СФНО и вдову П. Чаморро В. де Чаморро.

К власти пришла широкая коалиция, но в условиях распада силовых структур режима новые вооруженные силы формировались под руководством СФНО, что позволило в 1980-1981 гг. оттеснить от власти правые политические силы.

Руководство СФНО надеялось решить социально-экономические проблемы страны с помощью огосударствления экономики и перераспределения ресурсов в пользу городских низов. На местах политика СФНО опиралась на комитеты сандинистской защиты, которые боролись с проявлениями оппозиционности, следили за уровнем цен, поддерживали действия и проекты СФНО. Ограничивалась свобода прессы, проводились преследования оппозиционных и профсоюзных активистов, выборы планировалось провести через несколько лет. Была создана сеть массовых организаций, поддерживающих СФНО.

Это вызвало недовольство части населения, которая поддерживала демократов. Другая часть никарагуанцев была привлечена на сторону СФНО аграрной реформой и социалистическими лозунгами. Общество вновь раскололось, противники режима – “контрас” – начали партизанскую войну против СФНО. Их поддержали США, а революционеров – Куба. В свою очередь СФНО поддерживало партизанские движения в Сальвадоре и Гватемале. Среди противников режима были и бывшие самосисты, и либералы («Демократические силы»), и даже сторонники бывшего команданте СФНО Э. Пастора, недовольные авторитарной политикой лидеров СФНО («Демократический революционный альянс»). В условиях гражданской войны президентом Никарагуа 4 ноября 1984 г. был избран лидер СФНО Д. Ортега. Результаты выборов не были признаны большинством оппозиционных организаций, и война продолжилась. Однако сандинистский режим сохранял многопартийный характер, в Национальной ассамблее была представлена умеренная оппозиция.

В руках государства было сосредоточено около половины промышленных предприятий и 40% обрабатываемых земель. Около 200 тыс. га были переданы кооперативам и крестьянским хозяйствам. Значительные бюджетные средства направлялись на развитие медицинских программ и строительство дорог. Но все большие средства приходилось направлять на военные нужды.

В результате Перестройки практическим прекратилась помощь революционным движениям Америки со стороны СССР. Это ухудшило военное и экономическое положение сандинистского режима. В 1988 г. было достигнуто соглашение о прекращении вооруженной борьбы в Никарагуа. 25 февраля 1990 г. были проведены президентские и парламентские выборы, на которых победили либеральные силы, президентом была избрана В. де Чаморро. Сандинисты уступили власть. Несмотря на жертвы, основные социальные проблемы Никарагуа, существовавшие до начала революции, решены не были. СФНО продолжил действовать как легальная партия в Никарагуа.

Исторические источники:

Идейное наследие Сандино. М., 1982

>Секретная хроника: Аугусто Сесар Сандино перед лицом своих палачей

Готовность к самопожертвованию

Одна из самых неясных страниц в биографии Саyдино связана с переговорами о мире, которые в течение нескольких месяцев он вел с правительством Сакасы — Сомосы. Эти переговоры привели к геноциду, первой жертвой которого стал сам Сандино. В некоторых работах говорится о «чрезмерной доверчивости», «наивности» Сандино во время переговоров. Создается впечатление, что авторы этих работ ограничиваются лишь тем, что признают большие заслуги Сандино как вождя партизан и считают излишним говорить о его политической компетентности. Однако тщательный анализ основных документов доказывает со всей очевидностью, что Сандино не доверял тем, с кем ему пришлось вести дело сразу же после изгнания американских интервентов из Никарагуа. Следует вспомнить заявления Сандино о том, что он вполне осознает ту опасность, которая подстерегает его на переговорах с людьми, являвшимися в прошлом пособниками интервентов. В период переговоров, когда Сандино вынужден был не раз приезжать в Манагуа, он неоднократно заявлял: «Я сознаю ту опасность, которая мне угрожает… Мы добьемся мира… Ради этого я и приехал, бросив вызов опасности, злобе и ненависти гвардии». «Я опасаюсь покушения с ее (нацинальной гвардии) стороны», — говорил Сандино. Подлинность этих слов подтверждает Сальвадор Кальдерон. В одном из писем Сандино говорится: «Я не закрываю глаза на опасность, которая угрожает моей жизни во время поездки». В корреспонденции американского посла Артура Блисс /193/ Лейна мы найдем подтверждение тому, что Сандино не считал «необходимой» свою поездку, которая закончилась гибелью.

Таким образом, разговоры о «доверчивости» и «наивности» Сандино — это всего лишь вымысел досужих комментаторов. Сандино хорошо понимал, что грозит ему после выхода из своего горного района. Так почему же он все-таки отправился в Манагуа, зная, что это опасное для него место? Решение Сандино оправдано, если учесть те объективные и субъективные факторы, которые сложились к моменту переговоров. С одной стороны, в стране были сильны антиамериканские настроения народных масс, но, с другой стороны, не было покончено с влиянием либеральной и консервативной партий, возглавляемых реакционными элементами. В этой обстановке реакция и ее печатные органы разжигают кампанию клеветы, распускают слухи о том, что Сандино никогда не был патриотом, что американская вооруженная интервенция — это лишь предлог, который он использовал для совершения всевозможных преступлений. Сандино провозглашают сторонником войны ради самой войны. Даже в период переговоров наиболее реакционные элементы не переставали выступать против него в своем стремлении усилить антисандинистские преследования. Таким образом, переговоры в какой-то степени явились результатом требований народных масс. Отправляясь в Манагуа, Сандино определенно рисковал, однако это был для него единственный способ разоблачить клевету и попытки изобразить его как «воинственное пугало». Один из сандинистов-ветеранов слышал, как Сандино сказал:

«Я скоро умру. Они не выполнили обязательств по мирному соглашению. Наших братьев убивают повсюду. Я еду в Манагуа: либо я изменю это положение, либо погибну. Мы не можем сидеть сложа руки».

И Сальватьерра, и Кальдерон рассказывают, что партизанский вождь решительно отверг их предложение покинуть страну. Очевидно, что решение Сандино отправиться в Манагуа было самопожертвованием, суровым требованием момента (1933— /194/ 1934 гг.), и он не воспротивился ему, сохранив верность принципу — выполнять свой долг.

Этот шаг героя Никарагуа невозможно понять без учета международного положения. 1933—1934 годы. США, подавлявшие на протяжении десятилетий сопротивление народов, против которых они совершали агрессию, решили приукрасить свой лик перед Латинской Америкой с помощью грима «политики добрососедства». Этот «макияж» заканчивается проведением Панамериканской конференции в Монтевидео в декабре 1933 г.

Следует подчеркнуть, что американская внешняя политика, которую начинает проводить администрация Франклина Д. Рузвельта, отводит США на второе место в качестве опасности в период, когда ускоренными темпами происходит превращение нацистской Германии и милитаристской Японии в основные центры мировой реакции. Далекая Никарагуа, территория которой уже была освобождена от войск американских интервентов, не привлекала внимания мировой общественности. Сомнения Ломбардо Толедано подтвердились в 1933 г. Какова же была реакция за рубежом на убийство Сандино? Совершенно очевидно, что вся Латинская Америка осудила преступление. Действительно, в печати того времени появились, например, такие сообщения: «Резкую телеграмму протеста Сакасе направляют мексиканские студенты». Однако не была исключением и другая позиция, подобная той, с которой выступила одна из «антиимпериалистических лиг». Она осуждала Сандино за якобы «предательство в 1930 г.». /195/ Разве эта позиция, преобладавшая в Латинской Америке в период сопротивления Сандино, не была своего рода соглашательством с глашатаем американской рабочей аристократии Браудером Разгром фашизма во второй мировой войне придал новый импульс антиимпериалистической борьбе. Американский империализм стал главным врагом национально-освободительного движения на всех континентах планеты. Что касается Сандино, то память о нем сохранилась среди никарагуанских крестьян, которые шли с ним от победы к победе. Его имя стало символом борьбы народов Латинской Америки против империализма.

Мир с честью

После того как из страны была выведена американская морская пехота, партизанский вожак не собирался почивать на лаврах и ждать дальнейших событий. Следует подчеркнуть, что патриоты не имели возможности создать временное правительство на освобожденной территории. И Сандино занял в сложившейся ситуации реалистическую позицию, решив удовлетворить народное требование о заключении мира и проведении переговоров между правительством и партизанской армией.

Ни одно событие за пределами Никарагуа не способно было поколебать интернационалистских позиций Сандино. Одним из первых условий, выдвинутых им, было требование о поддержке правительством Никарагуа политики «невмешательства во внутренние дела любой из индоиспанских республик». Сандино пристально следил за народными выступлениями в других странах. Так, например, он с уважением относился к борьбе польского народа. Только преступление, совершенное 21 февраля 1934 г., помешало проведению дружеской встречи между Сандино и представителем Польши, которая должна была состояться по просьбе последнего.

Сандино не считал, что уход американских солдат гарантирует полную независимость страны. Он неизменно, /196/ c первого до последнего дня переговоров, выступал за то, чтобы дополнить военную победу «восстановлением политической и экономической независимости». Сандино стремился к тому, чтобы «предложенные основы мира» были «совместимы с национальной честью», а сам мир возвышал, а не являлся «миром для рабов». Влиятельные силы в правительстве хотели сохранить национальную гвардию, которая была навязана Никарагуа американскими интервентами. Сандино выступает с разоблачениями гвардии и до последнего момента отказывается от полного разоружения партизанских отрядов, чего требовали наиболее реакционные элементы.

В консервативной и либеральной партиях Никарагуа все больше и больше начинают заправлять политические дельцы, которые запятнали себя сотрудничеством с интервентами. Аугусто Сесар Сандино, направляясь в Манагуа, остается верным своим принципам, ои не боится клеветы, которую обрушивают на него. К Сандино прикованы взоры подавляющего большинства населения страны.

Американское посольство и события 21 февраля

Замышляя убийство Сандино, американское посольство намеревалось провести его «чисто», не оставив никаких следов. Там рассуждали так: мы проводим политику «добрососедства» и нет нужды повторять историю Лейна с Ф. Мадеро и Пино Суаресом или Уайза с Перальтой во времена политики «большой дубинки». Но, как известно, нет преступления, которое не оставляло бы следов, и здесь мы видим четкие отпечатки рук янки.

Прежде чем осуществить вывод американской морской пехоты с территории Никарагуа, посольство США пошло на колонизаторский трюк — оно навязало стране созданную американцами национальную гвардию. Среди гвардейцев было много таких, которые только ждали подходящего случая, чтобы перейти на сторону патриотов, однако американское посольство знало, как будет действовать эта вооруженная сила в целом, поскольку во главе ее стояли люди, тесно связанные с Сомосой. Он занял пост командующего гвардией при поддержке американского посла. /197/

Расчеты посольства США в Никарагуа оказались обоснованными: реакционные элементы в национальной гвардии в ходе переговоров нарушали перемирие, соглашения, заключенные правительством, они совершили целый ряд произвольных действий .Все это постепенно превращала национальную гвардию в официальную армию правительства, а ее командующего в подлинного хозяина страны. Не обращая внимания на главу правительства Сакасу, американские послы поддерживали тесные связи с Сомосой, что на деле означало одобрение всех его преступных действий.

Если проанализировать переписку американского посла А. Блисс Лейна с Вашингтоном в дни, непосредственно предшествовавшие 21 февраля 1934 г., то можно увидеть, что даты 16 января, 5 и 16 февраля в сборнике переписки отмечены грифом «не для публикации». Иными словами, речь идет о секретных сообщениях посла государственному департаменту США. Что же касается 21 февраля, включая первые ночные часы, то американский посол поддерживал прямой контакт с Сомосой. В своей завуалированной дипломатической корреспонденции посол отмечал, что он советовал Сомосе «не проявлять поспешности» в отношении Сандино. По сути дела, это следует понимать не только как приказ Сомосе совершить преступление, но и как требование — судя по тону — осуществить его своевременно.

Благодарность янки своему слуге не заставила себя долго ждать. Вскоре после 21 февраля американское посольство отказалось от всякого камуфляжа и открыто встало на сторону Сомосы в связи с обострением соперничества между ним и номинальным главой правительства Хуаном Сакасой. В августе 1936 г. адмирал Дж. Мейерс официально выразил благодарность Сомосе. Империя янки была благодарна своему лакею до того момента, когда Ригоберто Лопес Перес («сандинист», как назвал его диктатор А. Сомоса Дебайле) убил палача. После покушения Лопеса Переса, совершенного 21 сентября 1956 г., Д. Эйзенхауэр заявил: «Наша страна и я лично сожалеем о смерти президента Сомосы, которая наступила в результате подлого /198/ нападения убийцы». Государственный секретарь США Д. Фостер Даллес отмечал: «Его (Сомосы) дружеские чувства, которые он постоянно демонстрировал в отношении Соединенных Штатов, никогда не будут забыты» Наследники преступника также пользовались благожелательным отношением со стороны американцев. В 1972 г. в Филадельфии они дали такую характеристику Анастасио Сомосе Дебайле: «Честный солдат, всемирно известный дипломат, выдающийся государственный деятель, воплощение лучших человеческих качеств».

Преступление за столом переговоров

В пространных описаниях преступления часто встречаются слова «Сандино был обманут». Если внимательно присмотреться, то подобный подход — пусть даже невольно — направлен на то, чтобы приуменьшить подлость преступления. В отношении Сандино была совершена подлость, а это значительно больше, чем просто обман. Поклонники бога под названием «доллар» на протяжении всего хода переговоров не переставали думать о предательстве, хотя и сам Сандино не думал об ином исходе дела, как мы уже это доказали.

Во время первой фазы переговоров представители правительства — под ручательство Сандино — прибыли в его штаб-квартиру в горах, им было оказано должное уважение.

О честных намерениях партизан во время переговоров свидетельствует Кальдерон Рамирес. Его записи говорят о том, что «подлинная цивилизованность» царила в сельве, а самое «низкое варварство» господствовало 21 февраля именно в столице. Одним словом, переговоры вылились в преступление.

Отметим некоторые действия Анастасио Сомосы Гарсиа в период переговоров. 31 марта 1933 г. на встрече с Софониасом Сальватъеррой он делает вид, что заинтересован в мире, и поднимает тост за его достижение. В другой раз он позирует перед фотографами, дружески обнимая Сандино. Накануне поездки Сандино, которая закончилась его гибелью, в журнале национальной гвардии говорилось о /199/ «надежной безопасности» Сандино и добавлялось, в частности: «Это гарантирует наша воинская честь». Когда вопрос о поездке был решен, Сомоса, как известно, заявил, что он «с удовольствием» направится в Хинотегу и оттуда будет «сопровождать» Сандино, чтобы гарантировать его прибытие в Манагуа. Комментарии излишни!

Факты позволяют говорить о классовом характере преступления в Манагуа. Обычно пишут об убийстве патриота-партизана Сандино, забывая о том, что это убийство представителя эксплуатируемых и угнетенных.

Никарагуанец, которому хоть однажды пришлось познакомиться с высокомерием представителя леоно-гранадской олигархии, легко может представить себе то бешенство, которое охватывало хозяев Тискапы (ставших ими по воле Вашингтона), одетых в костюмы, отвечающие всем требованиям этикета, когда они сели за стол переговоров с метисом Сандино, одетым в свою скромную форму партизана-крестьянина и ставшего при жизни символом национального достоинства.

Когда было получено известие о том, что представители правительства приближаются к лагерю патриотов в горах, у входа в лагерь их с достоинством встретил Аугусто Сесар Сандино, главнокомандующий Армии защитников национального суверенитета Никарагуа. В свою очередь, /200/ когда патриот прибыл в Манагуа, в президентском дворце Хуан Б. Сакаса, ставший президентом по милости США, заставил партизанского руководителя прождать десять минут, прежде чем принять его.Так каждый из них — представитель бедноты и представитель олигархии — показал свое подлинное лицо.

О последних минутах жизни Сандино имеются весьма скудные свидетельства. Источники рассказывают лишь о моменте нападения на Сандино и его товарищей. У нас нет сомнения, что герой с достоинством встретил эту минуту, однако приведем свидетельства Сальватьерры и Кальдерона. Сандино сказал гвардейцам:

«Зачем эти грубые нарушения? Ведь мир заключен, все мы теперь братья, и мое единственное стремление — помочь возрождению Никарагуа трудом, как в истекшие годы я с оружием боролся за свободу нашей родины».

Между нападением и убийством прошел приблизительно час. Об этом времени свидетельства оставили лишь те, кто по приказу Сомосы совершил преступление. Сообщник Сомосы капитан Камило Гонсалес говорил: «В час испытаний Сандино вел себя как настоящий мужчина». Абелардо Куадра, член национальной гвардии, выступивший впоследствии против Сомосы, отмечал, что лишь 16 членов национальной гвардии участвовали в совещании, предшествовавшем убийству и созванном Сомосой. Куадра, один из его участников, утверждает, что не все из 16 поддержали подлое предательство. Это свидетельствует о том, что вся тяжесть ответственности лежит главным образом на небольшой преступной группе.

Соучастники

Вина Сомосы доказана, а вот та доля вины, которая лежит на руководителях либеральной и консервативной партий, остались как-то в тени. Речь идет не о том, что они находились в лагере противников Сандино, а о том, что они, во-первых, создали обстановку, благоприятную для осуществления преступления, и, во-вторых, взяли — в /201/ результате амнистии и других шагов — под свою защиту палача и его банду. Пользуясь всем этим, Сомоса захватил власть и укрепил свои позиции. С одной стороны, либерал Хуан Б. Сакаса сносил все выходки Сомосы, который формально подчинялся ему. Попустительство привело к преступлению в февральскую ночь. Согласно имеющимся сведениям, X. Сакаса не вмешивался в события, происшедшие 21 февраля 1934 г. Однако после этих событий он оставляет Сомосу на посту начальника национальной гвардии и на протяжении двух лет вместе с ним предпринимает ряд мер, о которых можно было бы не говорить, если бы за этим не последовала катастрофа, которая длится вот уже 40 лет. С другой стороны, консерватор Эмилиано Чаморро задолго до февраля стал близким другом Сомосы, а голоса его партии стали решающими при объявлении амнистии, в результате которой были освобождены от наказания палачи. Спустя всего лишь 30 дней после убийства, когда еще не утихло возмущение народа, Эмилиано Чаморро пожимает руку американскому послу.

В качестве представителя либеральной партии Крисанто Сакаса взял на себя обязательство и скрепил его своей подписью — отстаивать независимость Никарагуа. После переворота в июне 1936 г., когда из правительства были изгнаны все соперники Сомосы, Крисанто Сакаса покинул Хуана Сакасу, с которым был связан, и на долгое время стал верным прислужником начальника национальной гвардии.

II. От 21 февраля к возобновлению организованного сопротивления

Почему в период, который последовал после 21 февраля, были уничтожены организованные вооруженные силы народа? Что в значительной степени затруднило или просто помешало бы Сандино — в случае, если бы он остался в живых — немедленно начать более широкую борьбу? Не /202/ следует забывать о негативном воздействии единоличного руководства Сандино. В условиях партизанской борьбы он вынужден был взять все руководство в свои руки. Таким образом, в период вооруженной борьбы не удалось создать руководящий коллективный орган, который уже получил свое название — Высшая хунта.

Важно отметить еще одно неблагоприятное обстоятельство. Экономика страны была чрезвычайно отсталой, основанной главным образом на традиционном экстенсивном животноводстве и производстве кофе. Это негативным образом сказывалось на сандинистском движении, которое вело непрерывную борьбу на протяжении семи лет. Постоянные или даже временные наемные рабочие не были сконцентрированы в том или ином регионе. Продолжение борьбы, бесспорно, требовало использования народных выступлений с экономическими и политическими требованиями. А для этого нужны были активисты, которых не мог дать специфический процесс борьбы. Тип активиста-руководителя — если говорить о Тихоокеанском побережье и некоторых районах в центре страны — только формировался, и общее число активистов было крайне незначительным. Минимальное распространение революционных идей среди народных масс на Тихоокеанском побережье, где неграмотность не была сплошной, не привело к появлению необходимого количества активистов, как и на Атлантическом побережье. Иными словами, антиимпериалистические силы не смогли объединиться в общенациональном масштабе.

Условия жизни трудящихся еще больше ухудшились после 21 февраля, когда в стране начался дикий террор, в особенности на севере и на Атлантическом побережье. Сразу же после убийства Сандино в Манагуа начался настоящий геноцид, при этом на протяжении многих лет он был окутан покровом тайны. Лишь через 10 лет в книга бывшего редактора журнала «Тайм» Уильяма Крема появилось сообщение, что после 21 февраля только в одном местечке Гунгуили было убито свыше 300 мужчин, женщин и детей. Ветеран сандинистского движения сообщал, что «они были изрешечены пулеметными очередями предателей, их останки съели шакалы и собаки». В воспоминаниях сандиниста говорится о расправе в Матагальпе, /203/ одном из 16 департаментов страны; он описывает 39 подобных случаев, когда убивали нередко всех подряд.

И хотя народное сопротивление никогда пе прекращалось на протяжении всего длительного периода господства тирании, после 21 февраля не удается восстановить даже в минимальной степени тот организационный уровень, который был свойствен антиимпериалистическим выступлениям сторонников Сандино. Этот вывод заставляет еще больше оценить заслуги тех, кто продолжил дело Сандино в горах. В течение нескольких лет после ночи 21 февраля, «под чудовищно беззащитным прикрытием банановых деревьев» сражались и гибли от пуль врага видные ветераны партизанской армии. Продолжительное время не было возможности восстановить организационную народную силу, но Аугусто Сесар Сандино остается в сердцах угнетенных никарагуанцев.

На пути к восстановлению организационного народного движения

Как уже было сказано выше, в течение длительного периода (1934—1956 гг.) народное сопротивленце не было сплоченным и организованным. В 1956—1974 гг. усиливается стремление восстановить организованный отряд, который способен указать место каждому угнетенному, каждому эксплуатируемому, каждому патриоту в общей освободительной борьбе.

Подъем борьбы угнетенных народов, вызванный крушением фашизма во второй мировой войне, не привел к Латинской Америке к подрыву империалистического господства, хотя в Центральной Америке эта борьба породила большие надежды. Они рассеялись после подавления революции в Гватемале в 1954 г., которая подняла руку на «Юнайтед фрут компани». Монополиям удалось увеличить свои инвестиции в Латинской Америке и продолжать грабеж народов. Никарагуа не была исключением, она в еще большей степени стала играть роль поставщика продуктов; животноводства и сельского хозяйства: кофе, хлопка, мяса, /204/ бананов, сахара, табака, минерального сырья. В стране возникает промышленность, которая в отличие от других стран даже не является «смешанной», она полностью находится в руках американского капитала. Продолжается обнищание Никарагуа, вызванное усилением контроля за производством со стороны крупного капитала. Это обнищание ведет к увеличению массы трудящихся, призванных сыграть роль могильщика эксплуататорского режима.

В последующее после второй мировой войны десятилетие мировой капитализм испытал сокрушительные удары в Восточной Европе, в Азии, в Африке. Еще через десять лет в Латинской Америке начинает готовиться новое выступление за свободу, которое подорвет псевдодемократическую демагогию. Создаются новые отряды, которые добиваются окончательной победы, — Куба. Латинская Америка становится активной составной частью мирового антиимпериалистического движения, в котором несколько раньше отличились Алжир и Вьетнам. Пример сражений в далеких от Латинской Америки странах уже нельзя скрыть, и поэтому не случайно Ригоберто Лопес Перес, герой Никарагуа 1956 г., посвящает стихи братскому народу Кипра, восставшему против колониализма.

Никарагуа стала одной из первых стран, где на новой стадии борьбы народное оружие направляется против реакционного режима. Героизм, проявленный в апреле 1956 г., когда особенно отличились Оптасиано Морасан, Луис Моралес Паласиос, Адольфо Баэс Боне и Луис Габуарди, еще не покончил с политической гегемонией традиционных реакционных партий. Однако уже в том же 1956 г. Ригоберто Лопес встал на путь восстановления подлинно народного отряда. С тех пор не проходило и года, чтобы не происходили выступления с целью завоевания свободы. Окончательная победа не приходит сразу, ведь главный враг — это не местная реакционная камарилья, которую можно было бы уничтожить в результате последовательных действий. Речь идет о выступлениях против давнего врага — «империи доллара». В ноябре 1960 г. из США к берегам Никарагуа направляется авианосец с 75 истребителями на борту. В декабре 1972 г. в связи с землетрясением в Манагуа в стране под предлогом оказания помощи высаживаются отряды морской пехоты. Они и гарантировали сохранение реакционной камарильи у власти. В 1973 г. печать Никарагуа сообщала об уличных скандалах, устраиваемых американскими морскими пехотинцами, как о чем-то обыденном. Хорошо известно о тех провокационных планах, которые американцы осуществляли с никарагуанской территории в отношении других стран. И еще одно: никарагуанскому народу пришлось вести борьбу против колониального режима, существовавшего 150 лет, начиная с провозглашения доктрины Монро. Колониальный режим, навязанный Никарагуа, дает о себе знать. Речь идет о колониальном состоянии де факто, даже если до недавнего времени и не сохранилось ни одного договора с американской стороной. Этот особый колониальный режим предоставлял империи янки не меньше прав, чем те, которые они имели в зоне Панамского канала или в Пуэрто-Рико.

Новые поколения сандинистов последовательно идут по пути, проложенному Сандино. Революционеры геройски погибали в боях, но память о них сохранилась в народе.

По всему континенту прокатилась волна антиимпериалистических выступлений. Окончательная победа, как известно, достигается не просто. Как и Аугусто Сесар Сандино, сегодня на пути к победе погибли Че Гевара, Камило Торрес, Сальвадор Альенде, Турсиос Лима, Кааманьо. За свободу родины отдали свои жизни никарагуанские партизаны Ригоберто Лопес, Рикардо Моралес, Оскар Турсиос и многие другие.

В Никарагуа наступает час, когда усиливаются выступления рабочих, крестьян, всех бедняков. Все честные никарагуанцы, в том числе священники, представители интеллигенции и других социальных слоев, вступают в ряды борцов. Они полны решимости добиться освобождения Никарагуа, то есть довести народную сандинистскую революцию до победного конца.

Предстоит еще многое сделать, но уже сегодня мы видим, как рушится империалистическое господство в Латинской Америке, в Африке, во всем мире. Это тот «пролетарский взрыв», о котором мечтал Аугусто Сесар Сандино.

Печатается по изданию: Идейное наследие Сандино (Сборник документов и материалов). М.: Прогресс. СС. 193-206

Сканирование и обработка — Дмитрий Субботин

САНДИНО Аугусто Сесар

никарагуанский политический деятель, лидер национально-освободительной революционной войны 1927-1934 гг.

В 1921 г. едва не убил сына видного местного представителя Консервативной партии, который оскорбительно высказался о его матери, и вынужден был эмигрировать. Побывал в Гондурасе, Гватемале и Мексике. По настоянию отца (срок давности преступлению вышел) вернулся в июне 1926 г. в Никарагуа; влияние его жертвы не позволило ему осесть в деревне по месту рождения, в итоге устроился на золотой шахте в Нуэва-Сеговия, принадлежавшей американцам. Там он читал шахтерам лекции о социальном неравенстве и необходимости перемен. 19 октября 1926 г. поднял антиправительственное восстание против правящего режима, поддерживаемого США, затем возглавил вооруженное сопротивление высадившимся в стране американским войскам. Сначала стоял за восстановление законной власти, согласно конституционным основам, а потом стал бороться против соглашения Эспино-Негро, предусматривавшего плотную опеку Никарагуа американским правительством, рассматривая его как угрозу никарагуанской независимости.

Утром 16 июля 1927 г. его отряд Сандино подошел к захваченному американскими войсками городу Окоталь и атаковал его. Бой длился 15 часов и завершился взятием Окоталя. Американцы были так взбешены происшедшим, что послали авиацию для бомбежки города. Американские самолеты атаковали город и устроили настоящую охоту за крестьянами на окрестных полях. Около 300 мирных жителей, в основном женщин и детей, было убито и еще 100 человек ранено. Уцелевшие мужчины Окоталя вступили в отряд Сандино, который начал непрерывно расти. Все бойцы отряда были исключительно добровольцами и не получали никакого жалованья, им запрещалось наносить ущерб мирным крестьянам, но разрешалось облагать принудительными налогами «местных и иностранных капиталистов». К декабрю 1932 г. сандинисты контролировали уже свыше половины территории страны, а американцы объявили за голову главаря награду в 100 тысяч долларов. В результате длительного возглавленного им повстанческого движения, сумел добиться вывода размещенных в стране американских войск (2 января 1933), но в ходе очередного раунда переговоров о демобилизации своей армии был предательски арестован руководителем Национальной гвардии Никарагуа, впоследствии президентом страны Анастасио Сомосой и расстрелян вместе с братом и несколькими ближайшими соратниками. В его честь, как патриота и национального героя, был назван Сандинистский фронт национального освобождения, свергнувший диктатуру семейства Сомоса через 45 лет после смерти Сандино в результате Сандинистской революции. 14 мая 1980 г. Государственный совет Никарагуа официально присвоил герою почетное звание «Отец антиимпериалистической народно-демократической революции».

Сандинистский фронт национального освобождения

(аббр. СФНО, исп. Frente Sandinista de Liberación Nacional, аббр. FSLN) — радикальная левая политическая партия Никарагуа. Название «Сандинисты» происходит от имени никарагуанского революционера 20-30-х годов Аугусто Сесара Сандино.

История создания

Предшественником СФНО была организация «Демократическая молодёжь Никарагуа» (исп. Juventud Democrática Nicaragüense). Основанная в марте 1959 года Карлосом Фонсекой и Сильвио Майоргой, она была достаточно быстро разгромлена спецслужбами. Фонсека был арестован и после выслан в Гватемалу.

СФНО был создан 23 июля 1961 года в Тегусигальпе группой радикально настроенных студентов, во главе с Карлосом Фонсекой, Сантос Лопес, Томасом Борхе, Сильвио Майоргой, Хорхе Наварро, Хосе Бенито Эскабаром, Франсиско Буитраго, Ригоберто Крусом, Фаустино Руисом и Херманом Помаресом Ордоньесом. Изначально партия носила название «Фронт национального освобождения» (исп. National Liberation Front аббр.FLN). Определение «сандинистский» было добавлено позже 22 июля 1962 года, как указание на принадлежность организации к революционному наследию Аугусто Сандино.

После смерти в 1976 году генерального секретаря СФНО Карлоса Фонсеки, фронт остался без единого руководства и разделился на три фракции, каждая из которых предлагала свои методы борьбы за свержение правительства. 7 марта 1979 года в Гаване было сформировано Объединенное национальное руководство СФНО в составе 9 человек — по 3 от кажой из фракций. В него вошли Даниэль Ортега, Умберто Ортега и Виктор Тирадо от фракции «Terseristas», Генри Руис, Томас Борхе и Байардо Арсе от фракции «Длительная народная война» и Луис Каррион, Хайме Уилок и Карлос Нуньес от «Ленинской пролетарской тенденции».

После победы революции партия находилась у власти в Никарагуа с 1979 по 1990 гг., в первые годы как главенствующий компонент хунты «Национального Восстановления», затем, после выборов 1984 года, как их победитель. Партию в этот период бессменно возглавлял Даниэль Ортега. В период правления сандинистов была принята новая конституция страны, проводилось обширное реформирование социальной, политической и экономической структуры общества; достижения партии на почве обучения населения грамотности удостоились специальной премии ЮНЕСКО. Сандинистам пришлось вести гражданскую войну с т. н. «Контрас», группами вооруженной оппозиции, базировавшимися в соседних странах при поддержке, главным образом, США.

После неудачных для партии выборов 1990 года сандинисты почти полтора десятилетия находились в оппозиции, являясь самой крупной партией парламента и оппонируя неолиберальной стратегии правительства. На президентских выборах кандидатом от СФНО неизменно был Даниэль Ортега, но в каждом случае он уступал единому кандидату от «правых» политических партий. В 2006 году «правые» не смогли выдвинуть единого кандидата, что существенно повлияло на расстановку сил. Ортега выиграл выборы, собрав 38,07 % голосов. Его ближайший конкурент, Эдуардо Монтеалегре из Никарагуанского либерального альянса набрал 29 %.