Русские это монголы

Как монголо-татары описывали русских

Многие средневековые русские летописи описывают монголо-татарских захватчиков. Немало исторических трудов посвящено внешнему виду, обычаям и традициям воинственных кочевников. Их амуниция, вооружение и даже прически нашли отражение в трудах путешественников из Западной Европы. При этом часто остается неясным: как сами монголо-татары воспринимали русских и как эти люди выглядели в глазах завоевателей.

Западная провинция

Разрозненные удельные княжества Руси были западной частью улуса Джучи, принадлежавшего потомкам старшего сына Чингисхана.

«Краткий курс истории России с древнейших времён до начала XXI века» (Москва, 2013 г.), который вышел в свет под редакцией доктора исторических наук Валерия Керова, так описывает отношение завоевателей к западной провинции их империи: «Монголы были обескровлены, и, кроме того, русские земли с бескрайними лесами казались кочевникам дикими и непригодными для скотоводства. Поэтому Русь сохранила некоторую автономию, свои внутренние порядки, традиционные княжеские династии и формы государственности».

Экономическая зависимость ограничивалась выплатой различных видов дани, а политическая – необходимостью получать у хана Золотой Орды официальный документ (ярлык), подтверждающий право того или иного князя править наследственным уделом.

В такие же вассальные отношения к монголо-татарам попали многие другие государства. Поэтому можно сказать, что на геополитическом уровне Русь в глазах монголов была лишь одной из отдаленных провинций их империи.

Как относились

Оценивая историческую роль Золотой Орды, отечественные исследователи разделились на два лагеря, которые условно можно назвать «западниками» и «евразийцами». По мнению большинства ученых из стран Европы и их российских сторонников, чья точка зрения долгое время доминировала в общественном сознании, монголо-татары были жестокими завоевателями, которые крайне негативно относились к населению Руси.

В своей книге «Гумилев сын Гумилева» (Москва 2012 г.) кандидат исторических наук Сергей Беляков написал: «Во времена Батыя монголы не проявляли к русским особого почтения. По версии Гумилева, великий князь владимирский Ярослав Всеволодович был ценнейшим союзником монголов. Значит, монголы должны были отнестись к нему с почтением. Между тем, по словам Джованни дель Плано Карпини, с Ярославом в Каракоруме обращались пренебрежительно: «…знатный муж Ярослав, великий князь Русии, а также сын царя и царицы грузинских и много великих султанов… не получали среди них никакого должного почета, но приставленные к ним татары, какого бы то низкого звания они ни были, шли впереди их и занимали всегда первое и главное место, а, наоборот, часто тем надлежало сидеть сзади зада их».

Такое отношение к русскому князю-союзнику предполагает, что простых ремесленников и крестьян завоеватели, вообще, за людей не считали.

Однако условные «евразийцы» во главе с известным историком Львом Гумилевым (1912-1992 гг.) настаивают, что к русским монголы относились вполне лояльно. Например, кандидат филологических наук, публицист Вадим Кожинов в книге «От Византии до Орды. История Руси и русского Слова» (Москва, 2011 г.) отметил, что замеченная в русском фольклоре негативная характеристика татар связана с частыми грабительскими набегами подданных Крымского ханства, а не с действиями представителей Золотой Орды.

Так, Владимирский епископ Серапион отмечал нравственное превосходство монголов над русскими: «Хотя они, писал он, «погании (то есть язычники – В. К.) бо, Закона Божия не ведуще, не убивают единоверних своих, ни ограбляют, ни обадят, ни поклеплют (оба слова означают „клеветать“, „оговаривать“ – В. К.), ни украдут, не запряться (зарятся) чужого; всяк поганый своего брата не продаст; но кого в них постигнет беда, то искупят его и на промысл дадут ему… а мы творимся, вернии, во имя Божие крещени есмы и заповеди его слышаще, всегда неправды есмы исполнени и зависти, немилосердья; братью свою ограбляем, убиваем, в погань продаем; обадами, завистью, аще бы можно, снели (съели – В. К.) друг друга, но вся Бог боронит…».

Сведений мало

Как известно, монголо-татары называли жителей Руси «урусами» или «урусутами», так переиначивая на свой манер этноним «русский». Никаких исторических документов той эпохи, содержащих описание урусов, составленных завоевателями, не сохранилось. Лишь в русских летописях приводятся отдельные слова, приписываемые хану Батыю и другим монголам, достоверность которых сложно подтвердить. Например, упорно сопротивлявшийся Козельск внук Чингисхана якобы назвал «злым городом», а стойких русских воинов – железными урусами.

Если говорить о монгольских летописях, то с XIII века завоеватели использовали так называемое старомонгольское письмо, разработанное на основе уйгурского алфавита. Хотя многие официальные документы империи писались и по-китайски, ведь в административном аппарате было много представителей Поднебесной.

Науке известны три летописи о жизни Чингисхана и его потомков:

«Сокровенное сказание монголов», составленное в 1240 году неизвестным автором;

«Алтан Тобчи» («Золотой свод»), написанный ученым ламой по имени Лубсан Данзан в XVII веке;

«Эрдэнийн Эрихэ» («Драгоценные четки») – рукопись середины XIX века, автором которой является монгольский чиновник Галдан-тайджи.

Ни один из этих документов не содержит описания русских или Руси. Летописцам гораздо интереснее были династические распри, клановая борьба, а также политические события, происходившие в Китае и у других ближайших соседей, нежели какие-то далекие урусы.

А если представители Золотой Орды и вели какие-либо этнографические записи, отображая внешность и нравы покоренных народов, то они не сохранились, что неудивительно в условиях кочевой жизни. Для изучения историков остались лишь отдельные ярлыки – официальные указы, другие административные и юридические документы, а также дипломатическая переписка ханов Золотой Орды с различными правителями, в которой прибегать к описанию русских тоже не было никакой нужды.

Сильные, но разобщенные

При таком остром дефиците достоверных источников стоит обратить взор на исторические романы. Например, известный писатель Василий Ян (Янчевецкий) – автор трилогии «Нашествие монголов», по общему мнению ученых, как никто другой сумел постичь психологию завоевателей.

В романе «Батый» (Москва, 1942 г.) содержится такая характеристика русских: «Киев богатый город. Дома для молитвы имеют крыши высокие, круглые, и покрыты они червонным золотом… Урусов много! Они так сильны, что могли бы нас раздавить, как давит нога верблюда спящую на дороге саранчу. Но у них нет порядка! Их «конази» всегда между собой грызутся. Их войско – это стадо сильных быков, которые бредут по степи в разные стороны… Однако у урусов есть свой Джебэ! Его зовут «багатур Мастисляб»… Говорят, что этот Мастисляб много воевал и до сих пор видел только победы, но у них нет своего Субудай-багатура, чтобы, когда Мастисляб зарвется вперед в опасное место, его поддержать и выручить!..»

Перед каждым военным походом монгольские стратеги отправляли хорошо обученных шпионов на земли потенциальных противников. Русских эти шпионы, по мнению В. Г. Яна, сочли упорными и стойкими воинами, а Рязань и Владимир – хорошо оснащенными крепостями, которые будет нелегко захватить.

Младшие братья?

Оригинальную версию восприятия русских монголами предложил кандидат философских наук Тарас Журба в своей статье «Монгольский Тэнгэр для русских, или сакральная геополитика Святой Руси», которая была опубликована на портале asiarussia.ru в мае 2015 года. По мнению автора, наиболее тепло завоеватели относились к китайцам, тибетцам и русским.

«Монголы происходят от них , более тонких и могущественных духов – их родина Небо, а не Земля, но русские являются их младшими братьями, к ним относятся с родственным чувством. То, что понимают монголы своей интуицией, что для них очевидно с первого раза, русские, китайцы и тибетцы постигают путем некоторых умозаключений и волевых усилий», – отметил Т. Б. Журба.

Согласно его выводам, монгольские завоеватели уважительно относились к представителям славянских народов, поскольку превыше всего ценили в людях верность долгу и Слову, что отличает русских.

Что же, сколько людей, столько и мнений.

Внешний вид

Если говорить о внешности русских глазами монголов, то В. Г. Ян в своих сочинениях упоминает фразу «длиннобородые урусуты». И неспроста. Поскольку сами завоеватели, по описаниям дипломатов и летописцев, не отличались повышенной волосатостью лиц, то традиционные окладистые бороды русских должны были удивлять кочевников. Так что длинные бороды являлись характерной чертой жителей западной провинции улуса Джучи.

Если говорить об одежде, то уже через 15 лет после завоевания Руси многие представители побежденного народа переняли моду своих захватчиков. Об этом в своей книге «Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима» (Москва, 1996 г.) написал известный ученый, один из соавторов спорной исторической концепции «Новая хронология» Глеб Носовский. Он привел цитату из книги «Путешествие в восточные страны», которую написал Гильом (Вильгельм, Вильям) де Рубрук – монах-францисканец и дипломат, посетивший империю монголов в 1253-1255 годах.

Посол короля Людовика IX отметил: «Повсюду среди татар разбросаны поселения русов; русы смешались с татарами… усвоили их порядки, а также одежду и образ жизни… Женщины украшают свои головы головными уборами, похожими на головные уборы француженок, низ платья опушают мехами, выдрой, белками и горностаем. Мужчины носят короткую одежду: кафтаны, чекмени и барашковые шапки…».

То есть, чисто теоретически, монголы могли примерно так же описать и одежду русских.

Наверное, вы слышали поговорку: «Поскреби русского – найдешь татарина»? Хотя, с одной стороны, монголо-татарское иго можно рассматривать как драматический период в жизни России, с другой стороны, нельзя отрицать того, что татарская культура оказала на нас значительное влияние в самых различных сферах.

Во второй четверти XIII столетия на половецких, северокавказских и крымских землях, а также на территории Волжской Булгарии возникло монгольское государство Золотая Орда, существовавшее фактически с 1242 по 1502 год. Его основал внук знаменитого Чингисхана, хан Батый.

Большинство населения Орды составляли представители тюркских народов, и уже при хане Берке (1256–1266) она приняла мусульманство, со временем превратившись в исламское государство.

Набеги монгольских воинов на Киевскую Русь начались в 1230-х годах. Раздробленная на отдельные княжества, она не смогла противостоять захватчикам и впоследствии на несколько столетий оказалась под властью Золотой Орды.

Помимо необходимости платить дань, каждый русский князь должен был прибыть с поклоном в Золотую Орду и заверить хана в своей лояльности, чтобы получить право на власть. Но это еще не все – им приходилось оставлять при ханском дворе своих малолетних сыновей в качестве заложников. Впоследствии те сами становились князьями. Находясь при дворе хана, они могли изучать особенности государственности и военной системы монголо-татар, правила дипломатии, и затем активно использовали эти знания, позволявшие им создать эффективную систему управления, когда они сами оказывались у власти. Многие из них также женились на дочерях и родственницах хана. Их потомки наследовали княжескую власть, так что практически у всех русских правителей и аристократов есть татарские корни.

Русская финансовая система тоже была создана по примеру Золотой Орды. Это прослеживается даже в русском языке. Так, слово «таможня» происходит от татарского «тамга» («торговая пошлина»). «Деньги» – от «тенге». От татар русские научились использовать конные повозки для доставки почты.

Между тем, крепло московское княжество, которое стало активно развиваться именно с приходом на Русь татаро-монголов. Князю Юрию Даниловичу (1303-1325) удалось получить титул «великого московского князя» при поддержке хана Золотой Орды. Благодаря Орде Москва поднялась, стала сильнее соседних княжеств – Тверского, Новгородского, Псковского… А в эпоху правления Ивана Даниловича Калиты (1325–1341) превратилась в центр страны. Князь же московский стал «великим князем всея Руси».

Постепенно под властью Москвы оказывалось все больше территорий. В эпоху правления князя Ивана III (1462-1505) все российские земли окончательно стали московскими.

После «Стояния на Угре» в 1480 году Россия стала полностью независимой от Орды, а та в свою очередь начала приходить в упадок и в 1502 году окончательно прекратила свое существование, разделившись на отдельные ханства — Крымское, Казанское, Касимовское. Многие татары поступали на службу к русским князьям и принимали христианство.

Татарская культура прочно «въелась» в русскую жизнь и быт. Даже одежда русских бояр очень напоминала облачение татарской знати, да и в целом русские часто носили одежду, похожую на татарскую, в связи с чем по указанию созванного в 1551 году Стоглавого собора русским запретили входить в храмы в головных уборах, позаимствованных у мусульман.

Именно в этот период в русский язык вошли такие слова, как башмак (обувь), зипун (домотканое пальто без воротника), кафтан (длинная одежда с декором), колпак (головной убор), сафьян (один из видов кожи), кумач (ярко-красная хлопчатобумажная ткань), клобук (монашеский головной убор в православии).

Конечно, не обошлось без заимствований и в области кулинарии. Именно благодаря татарам в России возникла традиция пить чай. Они же научили русских печь калачи (пшеничный хлеб определенной формы).

Сегодня Монголия – одна из самых неприметных стран на карте мира. Упомянешь в разговоре – и никаких ассоциаций за пределами стандартных «Чингисхан, степь, юрты» у собеседника, скорее всего, не возникнет.

Действительно, Монголия, в отличие от двух гигантских соседей, России и Китая, не может похвастаться ни громкими политическими эскападами, ни мощной экономикой. Даже экзотического шарма международного плохиша вроде КНДР у Монголии нет. Казалось бы, сложно придумать более скучную страну.

Ошибка в том, что скучных стран не существует – поскреби любое государство, и найдешь такие грязные секреты и исторические парадоксы, что останется только изумленно чесать репу. В случае с Монголией не надо даже далеко ходить в поисках основной загадки.

Как вышло так, что в XIII веке орды степняков на низких лошадках завоевали больше смежных территорий, чем кто-либо другой в истории человечества (33,2 млн. кв. км.), залив кровью половину земного шара – а потом империя рухнула, не просуществовав и века? И куда исчезли эти воинственные монголы?

Восхождение хана

Чингисхан.

Монголия XII века располагалась между Китаем и Сибирью, тогда лишенной каких-либо государственных образований, и представляла собой скопище диковатых, но очень боевых племен кочевников-скотоводов. Объединения строились по принципу семья – род – клан – племя, то есть бал правило кровное родство.

Племена друг с другом то ссорились, то мирились (в процессе ссоры нормально было вырезать какое-нибудь из племен подчистую), но варились, так или иначе, в собственном соку, не угрожая могущественному Китаю, где тогда правила династия Цзинь.

Человеком, который изменил все, стал Тэмуджин, сын Есугей-багатура. Уже в 9 лет он остался сиротой – Есугея, известного полководца, предположительно отравили татары (одно из монгольских племен, к современным российским татарам не имеет отношения).

Молодые годы будущего великого правителя стали тем еще хождением по мукам – вдовам и детям Есугея приходилось скитаться по степи, их искали враги. Племя тайчиутов взяло в плен Тэмуджина, он сидел в колодках и только чудом смог сбежать. По сути подросток, он сумел выжить, нашел поддержку у друзей отца и, заматерев и приобретя сторонников, принялся воевать за объединение монгольских племен.

Есугей-багатур, отец Чингисхана, в представлении современного художника.

На это ушло больше двадцати лет – с 1184 по 1206 гг., и, несмотря на местечковость драк, уже тогда Тэмуджин зарекомендовал себя как храбрый, умный и безжалостный политик. Меняя союзников и врагов, как перчатки, молодой вождь по очереди отомстил всем, кто как-то обидел его или его семью.

Разгромил меркитов, похитивших его жену, крепко наказал тайчиутов за тот случай с колодками – но больше всего досталось татарам, предполагаемым убийцам отца. Одолев их в битве, Тэмуджин приказал перебить всех мужчин племени, кто выше тележной оси – то есть каждого, кроме двухлетних детей. Таков уж был джентльменский кодекс Великой Степи.

Единая Монголия

В 1206 г. Тэмуджин достиг абсолютной гегемонии в Монголии. Курултай – съезд представителей всех племен – провозгласил его Чингисханом, великим вождем над всеми племенами.

Первым шагом будущей грозы Евразии стали… нет, не завоевания. Сначала нужно было покончить с клановым сознанием и слить ручьи отдельных племен в сильный поток единой нации. Для этого Чингисхан издал Ясу – единый свод законов, установивший, говоря современным языком, правила администрирования страны.

Все монголы-мужчины стали официально считаться воинами, объединенными в отряды: десятки, сотни, тысячи и тумэны (отряды по десять тысяч человек). Формировались структурные единицы не по племенному принципу – так хану удалось смешать воедино разрозненные кланы и выстроить пирамиду власти из лояльных лично ему батуров-богатырей.

Кроме того, он установил единую систему налогообложения, опоясал страну сетью курьеров-гонцов (что пригодится в грядущих войнах) и подвел под свое копье почти 100 тысяч воинов, а также уверил монголов, что мир принадлежит им, а судьба всех остальных народов – служить. У тезиса не было серьезной религиозной базы: верования монголов были крайне туманны и, по сути, ограничивались культом Великого Синего Неба, объединявшего всех локальных божков.

Тем не менее, идею собственной исключительности кочевники-скотоводы, которых презирали оседлые жители развитых соседних государств, восприняли на ура. Можно было начинать воевать.

Империя из ниоткуда

В XIII веке презрение по отношению к монголам – народу вроде бы отсталому даже по меркам Средневековья – сменилось ужасом. Города и страны падали под копыта степных лошадей с невероятной скоростью. К 1211 г. были завоеваны племена Южной Сибири. К 1214-му фактически пала Китайская империя Цзинь (полностью сопротивление будет подавлено много позже, но доминирование монголов над Китаем было очевидно уже тогда), в 1218-1221 гг.

Чингисхан штормом проходит по Средней Азии, сокрушив Кара-китайское ханство и древний Хорезм, присоединив к империи богатейшие Самарканд и Бухару. Дальше два полководца Чингисхана, Джебэ и Субедэй, проводят глобальную «разведку боем»: походя разоряют Грузию, громят половцев и алан, а в битве на Калке не оставляют шанса русским князьям.

В 1227-м последовал удар в другом направлении, на востоке. Чингисхан уничтожает Тангутское царство (на северо-востоке современного Китая), но после этого был вынужден остановить свои завоевания, по причине вполне уважительной: заболел и умер. Его похоронили где-то в степи в богатом убранстве – и до сих пор никому не известно, где нашел свой последний покой великий завоеватель.

Монголы с осадными орудиями.

Конспирацию соблюли просто: копали могилу, а потом ровняли ее с землей, рабы – и их всех по завершении работ немедленно убили. А затем убили воинов, убивших рабов… Неизвестно, сколько в итоге людей полегло во время этих похоронных процедур, но по меркам монгольских завоеваний сотня-другая – сущие пустяки.

Потомки-Чингисиды продолжили благородное дело отца и деда. В 1250-е хан Хулагу, действуя с невероятной жестокостью, завоевал для империи Иран и большую часть Ближнего Востока, остановившись только у границ Египта. На юге монголы подступили к Индии, на востоке окончательно покорили Китай и дошли до современных Камбоджи и Таиланда.

На западе ненасытные кочевники уничтожили некогда влиятельное государство Волжской Булгарии, и, как нам хорошо известно, в 1236-1242 гг. разорили почти всю Русь, надолго сделав русских князей данниками.

Собственно, Бату-хан (Батый) остановил свой поход в Восточную Европу (где монголы дрались уже с католическими рыцарями: поляками и венграми) лишь потому, что в столице Каракоруме умер наследник Чингисхана Угэдэй, и Бату срочно вернулся на родину участвовать в родственных разборках.

Расселение монголов (красным) на фоне границ их империи.

От простого перечисления глаза лезут на лоб: как вышло, что вековые государства погибли под ударом полудиких воинов степи? Если суммировать перечисляемые историками причины, получается примерно такой список:

1) Принцип «разделяй и властвуй». Чингисхан успешно применял его еще во время войн за объединение монголов – заключал союз с одним врагом против другого, а потом неожиданно добивал вчерашнего партнера. Так получалось и на глобальном уровне: например, правители Хорезма с удовольствием помогли Чингисхану сожрать Кара-китайское ханство, а потом, не успев оглянуться, сами нос к носу столкнулись с ордами бывшего союзника.

2) Боевые качества монголов. Привыкшие выживать в суровой степи, монголы жили неприхотливо, отличались выносливостью и готовы были сутками держаться в седле, да и смерти не очень боялись – терять им, кроме скудных стад и пары юрт, было особо нечего, а доблесть в бою приносила несметные богатства. Кроме того, они в совершенстве освоили искусство верховой стрельбы из лука, что давало войску Чингисхана сокрушающее сочетание дальнобойности и маневренности.

3) Крайняя жестокость. Это, пожалуй, самый очевидный фактор, но стоит проговорить отдельно: монголы во время войны не щадили никого. Жертвы их завоеваний исчисляются миллионами. Вполне нормальным после взятия города считалось вырезать всех, кто способен держать в руках оружие, а женщин и детей – угнать в рабство. Слава монголов как абсолютно безжалостных завоевателей летела впереди них – и нередко люди предпочитали сдаться, чем сопротивляться этой дикой силе.

4) Система круговой поруки. Дисциплинируя степняков, Чингисхан ввел этот принцип как основу существования низшей воинской единицы – десятки. Если кто-то один из десятки струсил и побежал во время боя, украл у товарищей, не подчинился приказу – отвечает вся десятка, зачастую головами. Каждый ответственен за каждого. Такой простой принцип, жестко подтверждаемый на практике, помог превратить массу мужиков на конях в хорошо организованную структуру.

5) Использование всех преимуществ побежденных. Если поначалу у монголов было всего два оружия на выбор – меч или стрелы – по мере того, как они покоряли более развитые народы и государства, военная верхушка монголов успешно инкорпорировала все технологические достижения местных умельцев. Уже вскоре после первых побед над Китаем на вооружении у Чингисхана оказались и сложные стенобитные машины и прочая военная техника. То же и в мирной жизни: завоевав новую территорию, монголы приглашали на службу образованных местных, которые вместе с монголами формировали новую элиту.

6) Политика веротерпимости. Несмотря на крайнюю кровожадность во время непосредственно войны, условия побежденным Монгольская империя предлагала достаточно мягкие: не требовала ни перемены веры (наоборот, многие наместники-монголы в мусульманских землях принимали ислам), ни «монголизации» местного населения. Плати – и будешь жить хорошо, типичный мафиозный принцип.

Крушение

Дворец в Каракоруме, столице империи. Виден легендарный фонтан в виде серебряного древа.

Монгольская империя появилась внезапно и расползлась по карте Евразии с невероятной скоростью, но и исчезла в одночасье. Не выдержав своей огромности, уже в конце XIII века она треснула на несколько квази-империй внутри гигантской территории. В каждой из них сидел собственный Чингизид, который не горел желанием подчиняться дальним родственникам в Каракоруме или делиться с ними богатством своих земель.

Сыграла роль и своего рода культурная экспансия наоборот: завоевывая земли, богатые не только золотом и урожаем, но и культурой, монгольская элита невольно подпадала под обаяние побежденных. Так, верховный хан Хубилай (правил в 1260 – 1294), при котором территория империи стала наиболее огромной, совершенно «окитаился», перенес столицу в Пекин и провозгласил себя создателем императорской династии Юань.

Империя Юань быстро превратилась в государство типично китайское, с конфуцианской иерархичностью, сложным сводом правил – в общем, что-то, что вызвало бы оторопь у степного воина Тэмуджина еще сто лет назад.

Хан Хубилай, основатель династии Юань.

Принявшие ислам потомки хана Хулагу, правившие в Иране, тоже отмежевались от бывших родичей, которых теперь считали неверными. На западе к независимости быстро пришел улус Джучи, впоследствии известный как Золотая Орда, и местным ханам заклятые друзья из числа русских данников быстро стали понятнее, чем загадочные кузены – полу-китайцы на востоке.

В итоге десятилетиями Монгольская империя существовала лишь на бумаге – а в конце XIV века прекратила и такое существование. В Китае, де-юре центре империи, вспыхнуло восстание местного населения против иноземцев на престоле, и потомки Хубилай-хана не смогли удержать власть.

Летний дворец в Пекине, где Хубилай занимался стихосложением.

Последний император монгольской династии Юань бежал из Пекина в Монголию в 1368 г. Империя развалилась – уже окончательно. Экспансия сыграла с монголами злую шутку: почти непобедимые в бою, они вчистую проиграли мирное время тем, кого завоевали. До «последнего моря», как завещал Чингисхан, доскакать не получилось.

В тени Китая

Итак, под конец XIV века китайцы выгнали бывших властителей мира на территорию современной Монголии. На протяжении трех веков в осколке империи (формально ханы Монголии продолжали именовать себя императорами) творилось полное безобразие: страна то распадалась на части из-за междоусобиц, то какой-нибудь хан похитрее и посильнее остальных снова объединял ее.

Карта Китая времен династии Юань.

Периодически монголы грозили китайской династии Мин, что вернут себе владычество и с переменным успехом воевали с Китаем – но дальше схваток за пограничные северные районы дело не доходило.

Закончилось все плохо и для монголов, и для династии Мин: в северо-восточной Азии возникла третья сила: Маньчжурское государство, которое завоевало Китай (как показывает история, это было вообще легко – правда, все завоеватели неминуемо превращались в китайцев).

Маньчжуры основали в Китае династию Цин, последний императорский дом Китая, которому удалось окончательно прижать монголов к ногтю. Их последнее на тот момент целостное государственное образование – Джунгарское ханство – пало в 1691 г., и вся Монголия стала китайской провинцией. Карма в действии!

Буддийские монахи в монгольской степи.

Китайцы, точнее, маньчжуры династии Цин, правили в Монголии вплоть до 1911 г., успешно подавляя дух и материальную базу непокорных монголов. Страну разделили на Внешнюю и Внутреннюю Монголию (Внешняя – страна в современных границах, Внутренняя – регион современного Китая на границе с Монголией), китайские купцы успешно наживались, скупая у кочевников скот по дешевке и продавая его втридорога во внутреннем Китае.

Местные князья находились в строгой зависимости от императорских властей, администраторы жестко изолировали Монголию от всяких внешних сношений (к примеру, очень неохотно пускали в страну русских торговцев). Отдельную важную роль в «приручении» Монголии сыграл буддизм.

Воины превращаются в монахов

Автор — Зорикто Дорджиев.

Буддизм приходил в Монголию несколько раз, но закрепился окончательно в XVI веке, после того как один из ханов подружился с Далай-ламой IV и навязал всем своим подданным тибетскую версию буддизма. Эта религия, с ее веротерпимостью, идеально вобрала в себя древние шаманские верования монголов и культ Великого Синего Неба. Даже без насилия буддизм очень быстро охватил все племена.

По стране, как грибы после дождя, росли монастыри, и тысячи молодых монголов, вместо того, чтобы скакать на коне и стрелять по мягкотелым оседлым рохлям-соседям из лука, шли искать покоя в общении с внутренними гармониями мира. Неизвестно, что сказал бы по такому поводу дедушка Чингисхан, но гроза мира уже несколько веков как лежал глубоко в степной земле, и времена его и его кровожадных друзей и потомков прошли давно.

Буддистские монастыри, которых к началу XX века в Монголии насчитывалось почти 750, стали культурными и экономическими центрами страны, где и городов-то было немного. Почти треть населения страны (120 тыс. из 650 тыс.) составляли монахи и священники. Главным авторитетом выступал подобный тибетскому Далай-ламе Богдо-гэгэн – своего рода мирской святой, по версии верующих – сущность, перерождающаяся в разных людей.

Китайцы только приветствовали такое положение дел: мирное учение буддизма, как они полагали, предотвратит восстания и бунты. Долгое время все так и было.

Десять лет хаоса

Монастырь Гандантэгченлин в 1913 году.

Спокойная жизнь в Монголии, как и во всем Китае, оборвалась в 1911 г. Измотанная грабительскими торговыми договорами с европейцами, полная голодного народа империя Цин в Китае развалилась.

За несколько лет до этого, пытаясь сохранить трещащую по швам страну, китайская администрация решила изменить политику и взяла курс на ассимиляцию монголов, что те встретили в штыки. Как итог, за полгода, с июня по октябрь 1911 г., монгольская знать объединилась во главе с Богдо-гэгэном VIII и прогнала всех китайцев из Монголии. Революция к тому времени полыхала уже во всем Китае, так что имперские чиновники и солдаты ретировались быстро – защищать им было нечего.

Махакала. Буддийское божество войны, особенно популярное в Монголии начала XX века.

Монголы тут же провозгласили независимое теократическое государство во главе с Богдо-гэгэном. Конкуренты Китая в регионе – Россия и Япония – с удовольствием их поддержали, Россия подписала соглашение о сотрудничестве и своих привилегиях на торговлю в стране. Перспективы Монголии тихо жить под покровительством России выглядели радужно… пока в 1918 г. в самой России не началась гражданская война, и на границах, в том числе азиатских, воцарился кровавый хаос.

По степи носились и воевали друг с другом, забыв о буддистском миролюбии, десятки монгольских феодалов, часть из которых поддерживала красных, часть – белых, а часть – вообще китайцев. Республиканское правительство Китая, тем временем, отправило корпус на восстановление своей власти в непокорной провинции.

Китайцы успешно взяли Ургу (нынешний Улан-Батор) и оккупировали Монголию, принявшись проводить административные реформы для возвращения в лоно Китая. Продлилось это всего два года.

Уже в 1921 г. барон Роман фон Унгерн-Штернберг, очень специфический белогвардеец (монархист, георгиевский кавалер, воинственный буддист и приверженец идеи восстановления империи Чингисхана) со своим русским отрядом выбил китайцев из Монголии и передал власть Богдо-гэгэну VIII, присягнув ему на верность.

Унгерн.

Но и союз буддистов с Унгерном продержался недолго: пробольшевистские группы, объединились в Монгольскую народную партию, разгромили отряды Унгерна и с помощью красных взяли Ургу. Тем из монголов, кто пережил военно-политические качели 1910-х, предстояло теперь идти в светлое социалистическое будущее – хотели они того или нет.

Косплей СССР

Одним из самых эпических моментов в богатой на всякую дичь истории Монголии было то, как новые просоветские правители решили вопрос с Богдо-гэгэном VIII.

Богдо-гэгэн VIII

Живой символ Монголии и буддизма, он правил страной до китайской оккупации 1919-1920 гг., его не посмели тронуть оккупационные власти, Унгерн вернул ему трон – теперь пришли Советы, и, боясь вызвать народный гнев, тоже формально оставили Богдо-гэгэна у власти, хотя атеистическим коммунистам этот религиозный лидер был как кость в горле.

До в 1921-1924 гг. Монголия на бумаге оставалась ограниченной теократической монархией – пока Богдо-гэгэн не умер.

Богдо-гэген IX.

Смешнее всего то, что коммунисты запретили ему перерождаться, т.е. искать новое земное воплощение после смерти Восьмого было нельзя. Да, в 1920-е советская власть была так крепка, что буквально остановила колесо сансары во имя классовой борьбы. На самом деле, буддистские монахи, конечно, нашли Девятого Богдо-гэгэна, но вплоть до 1990 г. он жил в подполье и не мог общаться с верующими.

После смерти Богдо-гэгэна VIII в 1924 г. Монгольская народная партия провозгласила Монгольскую народную республику (МНР), и начались социалистические будни. Все было то же самое, что и в СССР, который и диктовал, как жить: национализация богатств, плановая экономика, речи о торжестве некапиталистического пути и великом Ленине. Земли забрали у феодалов и передали в местный аналог колхозов. Постепенно стали строить заводы.

В чем-то просоветская ориентация и «крыша» Москвы помогли Монголии: в аграрной стране зародилась своя промышленность, появились такие атрибуты государственности, как свои деньги, работающие системы образования и медицины. Ошибки северного соседа тоже повторяли усердно: первый партийный лидер Пэлжегийн Гэндэн, убежденный буддист, был за свои ретроградные взгляды расстрелян.

Следующий руководитель, маршал Хорлогийн Чойбалсан вел себя очень в сталинском духе: закрыл все 800 с лишним монастырей, разогнал лам и буддистов, перебил почти всех оставшихся аристократов и вообще всех, кто хотя бы потенциально мог оказаться опасным.

Всего при нем перебили 35-40 тысяч человек, примерно 5% населения. В Москве, тем не менее, лояльным Чойбалсаном были довольны, тем более что во время Великой Отечественной войны Монголия помогала СССР, исправно поставляя деньги, лошадей, и продукты – все, что было у небогатой страны.

Маршал Чойболсан на встрече с Жуковым (на тот момент генералом).

Чойбалсан умер в 1952 г., немного раньше, чем его советский коллега. Следующий лидер, Юмжагийн Цэдэнбал, провел мягкую «дечойбалсанизацию» – выпустил из тюрем репрессированных, но при этом памятники Чойбалсану не сносили и официально культ личности не обсуждали.

До 1990-х Монголия продолжила существовать в полудреме, повторяя смены курса, успехи и неудачи СССР и активно поглощая экономическую помощь – как от Советского Союза, так и от соцлагеря в целом. А для СССР Монголия оставалась важным буфером на границе с Китаем, отношения с которым не задались уже с 60-х.

Степная демократия

Улан-Батор.

К концу 1980-х, когда СССР уже основательно трещал по швам, в Монголии началось движение за переход к рынку и более демократическому правлению – опять же, по советскому образцу, «раз можно им, то можно и нам».

Демонстрации на площадях быстро разрослись с сотен до тысяч человек. Не решившись противостоять столь однозначному волеизъявлению, премьер-министр Жамбын Батмунх распустил монгольское Политбюро и ушел в отставку, назначив на 1990-й г. первые конкурентные выборы в истории страны.

Правда, на них по старой памяти одержала победу МНРП – та самая Монгольская народно-революционная партия, под руководством которой почти 70 лет строили коммунизм.

Нынешний президент Монголии Халтмаагийн Баттулга.

МНРП, быстро отказавшись от марксистских постулатов, принялась с переменным успехом проводить капиталистические реформы. Китайский путь? В каком-то смысле, но если в Китае «коммунисты» из КПК держатся у власти до сих пор, в Монголии в 1996 г. МНРП проиграла выборы Демократическому союзу, и с тех пор на исправно проводимых выборах две партии то и дело меняются местами.

После гигантской империи, междоусобиц, теократического правления буддистов и коммунизма монголы, как ни странно – а может, наоборот, логично после всего пережитого – пришли к двухпартийной демократической системе и живут вполне нормально, не слишком заметные на международной арене, не слишком богатые, не слишком многочисленные – зато наконец-то в мире и без больших потрясений.

Улан-Батор.

И только степные волки воют над могилой сотрясателя миров Чингисхана где-то глубоко в монгольских просторах.

Красивые и притягательные: признания русского парня о девушках из Монголии

Практически вся молодежь говорит не только на русском и английском, но и на корейском, китайском, японском, по-немецки многие шпрехают, даже по-французски. Туристов там много круглый год, так что практики им хватает.

Монголки потрясающе поют. Песня — это неотъемлемая часть жизни каждого монгола. Только в постели петь нельзя — примета плохая. А так — караоке, застольные, уличные песнопения, в кафе-ресторанах приличных обязательно будут и исполнители приличные. Если действительно попадете в Улан-Батор — посетите церковь нашу, церковный хор послушаете.

Монголки бесконечно верные. Если бы я посмотрел фильм «Монгол» Бодрова до жизни там, я бы не понял и половины. Но сейчас серьезно говорю — это, конечно, хохма, как героиня там расплачивается с китайцем, но в реальности они такие же, эти краснощекие бабешки. Ради вас они готовы на очень, очень многое.

Только имейте в виду: женитесь на монголке — женились на всей огромной семье. Уважение к старшим — беспредельное. В первое время вам будет даже непривычно: если вы хоть на полгода старше — вы обязательно «вы», не «ты». Даже пьяный в хлам дед на остановке, подошедший к вам двоим и не очень любящий иностранцев — он старше, и она будет общаться с ним как с отцом.

Но вот готовить они не очень хорошо умеют… Набор монгольских блюд достаточно суров, и хотя они вкусные, особых талантов от женщины не ждите. Такая она, жизнь кочевая: жри что дают, и скажи спасибо, что вообще есть пища в суровом краю.

И, наконец, монголки очень, очень любят свою страну, свой язык, свои традиции. С высокой степенью вероятности вы заговорите на монгольском гораздо быстрее, чем сами этого ожидали. Хотя вряд ли это вам пригодится где-то за пределами Монголии (ну, в Бурятии, может, парой слов перекинетесь или в Калмыкии, хотя отличаются достаточно сильно и произношение, и лексикон).

В общем, дружите, пролетарии и когнетарии всех стран, и объединяйтесь.

Смотрите также: Монгольских девочек забирают из семьи, чтобы превратить в знаменитых акробаток

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Рубрики: Азия Теги: азиатки • девушки • Красота • Монголия

Ученые из Института археологии РАН и МФТИ доказали близкое генетическое родство жертв татаро-монгольского нашествия 1238 года, погребенных в одном из массовых захоронений.

— Мы воссоздали не только общую картину гибели города, но и увидели трагедию отдельной семьи, — рассказывает в пресс-релизе руководитель раскопок в Ярославле, заместитель директора Института археологии Российской академии наук (ИА РАН) Ася Энговатова. — Благодаря генетическим анализам мы смогли установить: в одном из захоронений находились останки трех поколений одной семьи — бабушка, ее дочь и внук. Еще один представитель этой же семьи — родственник по женской линии — был погребен в соседнем коллективном захоронении.

Схема захоронений жертв татаро-монгольского нашествия и раскопок в Ярославле.

Археологи поясняют: «Одно из массовых захоронений, получившее номер 76, находилось в самом центре Ярославского детинца — укрепленного двора. Тела находились в неглубокой яме во дворе богатого деревянного дома, который сгорел во время штурма города.

Погребение привлекло к себе особое внимание потому, что яма для него была выкопана специально, в то время как другие массовые захоронения представляли собой подклеты жилых домов и сгоревшие хозяйственные постройки.

Похороненные в яме мужчины, женщины и дети — всего 15 человек — находились в различных позах, часть тел сильно разложилась к моменту погребения. Все это указывало на то, что могила была санитарной — тела просто закопали.

Погребенные имели признаки насильственной смерти: на костях были обнаружены травмы, нанесенные колющими и рубящими предметами, без признаков заживления. Некоторые кости обгорели.

Среди останков были найдены личинки мух — именно они и свидетельствовали о сильном разложении тел. Энтомологи установили видовую принадлежность мух, выяснили, при какой среднесуточной температуре их личинки достигают того или иного периода развития и вычислили точное время погребения — конец мая или начало июня».

Многих убили ударами по голове — археологи обнаружили характерные следы на черепах.

— Людей убили, — поясняет Ася Энговатова. — Они долго лежали в снегу. В апреле-мае на останках начали размножаться мухи. Тела похоронили в конце мая — начале июня тела, закопали в яме рядом с усадьбой, где, вероятно, и жили жертвы резни.

Комплексное молекулярно-генетическое исследование останков провели специалисты МФТИ из Лаборатории исторической генетики, радиоуглеродного анализа и прикладной физики, ведомые Харисом Мустафиным и Ириной Альборовой.

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

Город утонул в крови

Ася Энговатова: «Нашествие Батыя было величайшей трагедией для всей страны, несопоставимой с другими событиями по жестокости и разрушению — не случайно оно оказалось одним из немногих событий, получивших отражение в русском фольклоре. И теперь, зная, что происходило в этих городах, мы понимаем, что летописные метафоры «город утонул в крови» почти соответствовали действительности. Авторы некоторых публикациий последних 10-15 лет выказывали точку зрения, что вхождение в Орду было почти мирным, почти добровольным и не было никаких особых зверств. Но сейчас очевидно, что это не так».

Примерно так выглядел хан Батый — внук Чингисхана.

Татаро-монголы разорили Ярославль во время похода на земли Владимиро-Суздальского княжества. К тому времени — в первой трети XIII века — войска Батыя (Бату-хана) завоевали Китай, Среднюю Азию, Кавказ, Волжскую Булгарию и ту часть Русской равнины, на которой располагался Ярославль. Реальные масштабы трагедии древнего города открылись совсем недавно — в 2005 году, когда начались охранные раскопки перед восстановлением Успенского собора, построенного в начале XIII века и взорванного в 1937 году. Менее чем за пять лет в Ярославле, о разгроме которого ничего не говорилось в летописях, было найдено самое большое число могил — 9 массовых погребений и более 300 захоронений людей, умерших насильственной смертью. Предыдущие исследования позволили восстановить детальную картину гибели города и доказали, что эти люди погибли в результате разорения города войсками Батыя в феврале 1238 года.