Родезийская легкая пехота

Содержание

Исчезнувшая, но не побеждённая

Родезийские силы безопасности сопротивлялись натиску террористов целых пятнадцать лет, с 1965 по 1979 годы, причём в этот период само государство Родезия находилось почти в полной изоляции. Но история родезийской армии началась гораздо раньше, в конце XIX века — и с этого времени родезийцы приняли участие едва ли не во всех войнах Британского Содружества.

Истоки: от полиции Британской Южно-Африканской компании до добровольцев Бурской войны

Датой образования Родезийской армии можно считать 29 октября 1889 года, когда королева Виктория предоставила Британской Южно-Африканской Компании разрешение на «исследование и управление» землями, лежащими к северу от реки Лимпопо. Вскоре колонна пионеров двинулась на север, сопровождаемая пятью сотнями бывших служащих Бечуаналендской пограничной полиции. Отряд, получивший название полиции Британской Южно-Африканской Компании (British South Africa Company Police), и считается прообразом вооружённых сил Родезии.

Офицеры, сопровождавшие колонну пионеров

К 1892 году BSACP состояла из нескольких подразделений: кавалерии Машоналенда, конной полиции Машоналенда и констеблей Машоналенда.

В 1893 году началась война с племенем матабеле, что потребовало увеличения вооружённых сил ещё на тысячу человек. Добровольцы образовали несколько новых подразделений: кавалерию Солсбери, рейнджеров Виктории и рейнджеров Раафа. За три месяца войны силы матабеле были полностью разбиты. Самым героическим моментом этой войны был бой патрульного отряда из 34 человек, прижатого противником к реке Шангани. Бой длился целый день, и к его исходу все солдаты патруля были мертвы. Матабеле воздали должное их мужеству и похоронили с почестями.

Последний бой патруля Шангани

После окончания войны в декабре 1893 года добровольные полки были расформированы, а из части их личного состава был сформирован один полк – кавалерия Родезии.

В 1895 году в Трансваале началось восстание англичан против власти буров. Родезийцы в патриотическом порыве устроили рейд на территорию этого государства. Отряд под предводительством доктора Джеймсона состоял из небольшого подразделения кавалерии и нескольких пушек. Силы были не равны, и Джеймсон со своими людьми был захвачен бурами в плен. В результате колония осталась почти беззащитной, что привело к восстанию племён матабеле и машона в 1896 году. Оно длилось до 1898 года, и подавить его удалось только с участием прибывших на помощь к осаждённому владению британских подразделений из Наталя и Капской колонии.

Вскоре была образована конная полиция Родезии, в 1909 году преобразованная в полицию Британской Южной Африки (British South Africa Police – BSAP). Это ведомство было основой полицейских сил Родезии до самого конца существования страны и было расформировано только в 1980 году.

С расширением территории было принято решение создать непосредственно военные подразделения. В 1898 году был сформирован полк добровольцев Южной Родезии (Southern Rhodesia Volunteers). Он состоял из Восточного дивизиона, базировавшегося в Солсбери, и Западного дивизиона, расположенного в Булавайо.

Полк принял участие в англо-бурской войне, придя вместе с Конной полицией на помощь британцам во время осады Мафекинга. В это же самое время в самой Родезии для защиты её внутренних рубежей был сформирован Родезийский полк (Rhodesia Regiment).

Добровольцы Южной Родезии направляются на англо-бурскую войну. 1899 год

После окончания англо-бурской войны вооружённые силы колонии стали постоянными частями британской армии, а полк добровольцев Южной Родезии получил знамя и знаки отличия.

Родезийские вооружённые силы в мировых войнах

Родезийский полк, в свою очередь, был расформирован после осады Мафекинга. Но в 1914 году, с началом Первой мировой войны, его воссоздали. Небольшая колония на юге Африки смогла сформировать два полноценных полка для войск Британского Содружества, отправив на войну 5000 белых (что составляло, ни много ни мало, 25% белого населения Родезии на тот момент) и 2000 чёрных мужчин. Эти полки воевали в германских Юго-Западной и Восточной Африке. Позднее они были направлены во Францию.

В этот же период был сформирован Родезийский туземный полк (Rhodesia Native Regiment), состоявший из африканцев. После окончания Первой мировой войны он получил отличительный знак «Восточная Африка 1916–1918» на своё знамя. Позднее эти знаки отличия будут переданы полку родезийских африканских стрелков (Rhodesian African Rifles). Добровольцы Южной Родезии были расформированы в 1920 году, хотя несколько стрелковых рот были сохранены в главных городах Родезии.

Родезийский полк на улицах Кейптауна, 1914 год

«Акт об Обороне», принятый в 1927 году, определял необходимость создания постоянных вооружённых сил в колониях и доминионах Британского Содружества. К 1939 году в Родезии был введён обязательный призыв на военную службу, а полиция (BSAP) окончательно отделилась от армии.

В 1934 году были созданы военно-воздушные силы Родезии (сначала как часть Родезийского полка). В 1936 году они были выведены в отдельное подразделение, а в 1937 году молодые ВВС получили аэродром и базу в казармах Крэйнборн в Солсбери. В сентябре 1939 года они стали носить наименование «ВВС Южной Родезии», а в 1940 году официально были включены в состав ВВС Содружества.

С началом Второй мировой войны появилась потребность в увеличении вооружённых сил. Были созданы 1-й батальон родезийских африканских стрелков (RAR), отряд артиллерии, бронеавтомобилный отряд, а также центры подготовки личного состава в Гвело и Умтали. Родезийцы служили во многих британских подразделениях — чтобы не подвергать опасности уничтожения всех мужчин колонии призывного возраста, их не стали сводить в одну часть, а распределили по разным. Два батальона призывников были оставлены на родине для защиты территории Родезии. Также на авиабазе Торнхилл был организован центр подготовки лётного состава, и до конца войны там обучилось почти 2000 человек.

Центр подготовки ВВС на авиабазе Торнхилл

Родезийцы воевали на большей части театров военных действий. В Северной Африке действовала Группа глубинной пустынной разведки, Long Range Desert Patrol — «Крысы пустыни». В Бирме и Индокитае — родезийские африканские стрелки вместе с королевскими африканскими стрелками (King’s African Rifles) служили в составе 22-й (Восточноафриканской) отдельной бригады. Это подразделение впервые участвовало в боевых действиях в апреле 1945 года и хорошо проявило себя в Бирме.

Сражались родезийцы в артиллерийских и танковых частях, а также в подразделениях диверсантов-коммандос (прообразе SAS). После войны за заслуги Родезийский полк получил приставку «Королевский», которая будет убрана только в 1970 году, после провозглашения независимости.

Родезийцы из состава королевских стрелков в Северной Африке

Отдельного упоминания заслуживают три эскадрильи в составе ВВС Великобритании: 237-я и 266-я истребительные и 44-я бомбардировочная, которые комплектовались по большей части жителями Южной Родезии. Они принимали участие в Битве за Британию, сражениях в Северной Африке и Европе. Всего в составе этих эскадрилий воевало 2300 человек, из которых погиб каждый пятый.

237-я и 266-я эскадрильи были расформированы в конце войны, 44-я просуществовала до 1957 года. Примечательно, что в 237-й эскадрилье воевал Ян Дуглас Смит, будущий премьер-министр Родезии. Он был сбит в небе над Италией в 1944 году, однако сумел выбраться к союзникам, перейдя из Италии во Францию через Альпы.

«Ланкастеры» 44-й бомбардировочной эскадрильи в полёте, 1942 год

Последние годы в составе Британской колониальной империи

В 1947 году ВВС Родезии становятся самостоятельной единицей. В 1952 году они перемещаются на постоянной основе на авиабазу в Нью-Саруме и переименовываются в Родезийские военно-воздушные силы федерации (имеется в виду Федерация Родезии и Ньясаленда).

В 1948 году начался конфликт в Малайе между коммунистическими отрядами партизан и британским правительством. Бои шли большей частью в джунглях, и требовались особые солдаты, способные выследить противника, находясь в отрыве от своих баз. В 1951 году группа добровольцев из Родезии присоединяется к британским войскам в Малайе. Они принимают участие в операциях вместе с «малайскими скаутами», и впоследствии, в 1961 году, становятся отрядом «С» 22-го полка SAS – самого элитного подразделения спецназа Великобритании. В 1952 году Родезия вновь помогает силам Содружества в конфликте в зоне Суэцкого канала.

Личный состав отряда «С» 22-го полка SAS в момент конфликта в Малайе, 1953 год

Во время существования Федерации Родезии и Ньясаленда (ныне это три независимых африканских государства — Замбия, Зимбабве и Малави) армия была полностью реорганизована, и каждая часть получила в название приставку «Родезии и Ньясаленда». В 1955 году подразделения африканских стрелков по ротации были отправлены в Малайю, чтобы заменить полк Северной Родезии. В 1961 году формируется второе чисто «белое» подразделение Родезии (первое – Эскадрон «С» SAS) – 1-й батальон родезийской лёгкой пехоты.

В 1964 году федерация распадается, а в 1965-м премьер-министр Ян Дуглас Смит провозглашает в одностороннем порядке независимость Родезии от Великобритании. Естественно, это снова вызывает перемены в армии.

Родезия в осаде

С апреля 1966 года группы боевиков стали проникать в Родезию из соседней Замбии. Но официально началом «Войны за Независимость» (Bushwar, «Вторая Чимуренга») считается 1972 год и нападение на ферму Алтена в округе Центенари.

Ход войны требовал нестандартных решений. Террористы прекрасно знали местность, работали малыми группами и в случае своего обнаружения силами безопасности растворялись в буше. Некоторые захваченные бойцы из их числа переходили на сторону родезийцев, что позволяло внедрять впоследствии агентуру и «псевдотеррористов» в лагеря националистов. На основе этого опыта был создан курс следопытов, который проходили бойцы SAS, специального подразделения полиции и уголовного розыска. В результате возникло подразделение боевых следопытов (Tracking Combat Unit). Бойцы TCU выслеживали террористов, внедрялись в их структуры, выясняли необходимую информацию, после чего либо передавали её в центр специальных операций, либо вызывали ДШБ лёгкой пехоты и африканских стрелков, которые уничтожали противника.

Скауты Селуса, загримированные под террористов

В период с 1973 до начала 1977 гг. с их помощью, прямо или косвенно, было уничтожено около 1200 террористов из 2500, проникших на территорию Родезии. Успехи «псевдотеррористов» были настолько велики, что в 1974 году количество групп TCU было увеличено до шести. Позже они были реорганизованы в особое подразделение – скаутов Селуса.

Личный состав скаутов Селуса на 70% был чернокожим. В него входили бывшие бойцы ZANLA и ZIPRA, полиции, африканских стрелков, лёгкой пехоты и SAS. Бойцов учили выживать в буше, читать следы, маскироваться под террористов и многому другому. По сей день отбор в скауты Селуса считается одним из самых жёстких в мире – до его конца доходило меньше 10% от начавших обучение.

Террористы очень часто скрывались на пересечённой и труднодоступной местности. Для обеспечения большей мобильности пехоты было создано подразделение конной пехоты – скауты Грея. Его бойцы не были кавалеристами в полном смысле этого слова, а использовали лошадей только в качестве транспорта. Основными задачами подразделения были патрулирование, разведка и преследование противника. Патрулируя территорию, в среднем за день скауты Грея обследовали местность в радиусе 40 километров.

Когда командование вооружённых сил Родезии осознало, что вести войну на своей территории фактически бесполезно, т.к. через границы с Замбией и Мозамбиком проникают всё новые и новые отряды террористов, стало понятно, что войну надо переносить на территорию противника.

Четвёрка истребителей Де Хэвилленд «Вампир» из 2-й эскадрильи Родезийских ВВС в районе водопада Виктория

С 1976 года на территориях Замбии и Мозамбика проводились стремительные рейды по уничтожению лагерей противника силами скаутов Селуса, SAS, лёгкой пехоты, ВВС и бронеавтомобильного корпуса. Так, к примеру, операция «Гатлинг» была ответом на уничтожение гражданского родезийского авиалайнера («Виккерс Висконт», рейс 825, бортовой номер 782D) 3 сентября 1978 года. Лайнер был сбит ПЗРК «Стрела-2» недалеко от озера Карибу. Восемнадцать человек, выживших при падении, были добиты террористами. В ответ на это ВВС Родезии совершили беспрецедентный рейд на территорию Замбии: бомбардировщики ВВС отбомбились по лагерям подготовки, а высаженный вслед за ними десант зачистил лагеря террористов.

12 февраля 1979 года «борцами за свободу» был сбит ещё один авиалайнер (рейс 827). В ответ на эти действия ВВС Родезии провели операцию «Тщеславие» – рейд на Анголу. Успешно отбомбившись по тренировочным лагерям, родезийские лётчики без потерь вернулись на свои базы. Скауты Селуса и SAS устроили рейд на штаб-квартиру ZIPRA в Замбии, едва не уничтожив в этом налёте лидера ZIPRA Джошуа Нкомо.

Бойцы лёгкой пехоты грузятся в вертолёт

Стоит упомянуть и о «наёмниках» в армии Родезии. В составе её подразделений сражались выходцы со всего мира – французы, британцы, американцы (особенно много их было в лёгкой пехоте). Однако они получали такую же зарплату, как и обычные бойцы, и не имели никаких привилегий или поблажек по сравнению с родезийцами. Несмотря на заслуги и звания, все они сначала проходили отбор в желаемые подразделения, а после зачислялись туда на общих основаниях.

Это, кстати, вызывало волну недовольства у многих вновь прибывших бывалых солдат, и они часто уезжали обратно, даже не распаковав вещи. С точки зрения международного права военных конфликтов эти иностранные военнослужащие были скорее добровольцами, чем наёмниками.

Конец родезийской армии

Несмотря на частные успехи в ведении войны, становилось ясно, что родезийцы в перспективе не смогут одолеть нескончаемый поток партизан-националистов, снабжаемых советским и китайским оружием. Экономические санкции против Родезии также внесли свою роль. Торговля со всем миром «из-под полы» ценными полезными ископаемыми не могла компенсировать неприемлимо высоких расходов на войну. К 1979 году они достигли 1 миллиона американских долларов в день, что для небольшой Родезии было очень значительной суммой.

Иностранные наблюдатели (в оливковой униформе), прибывшие для проверки законности проведения выборов в Родезии

В 1979 году начались мирные переговоры, в ходе которых всё так же продолжали погибать от мин и пуль мирные жители. По их результатам было оговорено, что в 1980 году в стране будут проведены свободные выборы под наблюдением мирового сообщества.

Несмотря на всё это, родезийскими военными была подготовлена операция «Кварц», чьей целью являлось уничтожение верхушки ZANLA, убийство Роберта Мугабе и предотвращение марксистского переворота в Родезии силой оружия. Когда стало ясно, что Мугабе одержал решительную победу на выборах, военные были вынуждены отменить операцию, чтобы не начинать новый виток войны и избежать лишних жертв.

Последний парад родезийской лёгкой пехоты

1980 год ознаменовал фактическое уничтожение сил безопасности Родезии. Генерал-лейтенант Питер Уоллс был уволен новым президентом. Опасаясь репрессий со стороны новых властей, многие белые жители целыми семьями покидали Зимбабве.

Наибольшую ненависть у бывших партизан вызывали скауты Селуса, SAS и родезийская лёгкая пехота. Большинство скаутов Селуса тайно покинули страну, перейдя границу с ЮАР и поступив на службу в 5 Recce (разведывательно-диверсионный отряд ЮАР). Вся документация, списки личного состава и методика подготовки скаутов были засекречены или уничтожены бывшими родезийцами.

Мемориал «Солдат», установленный в Великобритании

В 11:00 25 июля 1980 года по полковому плацу мимо памятника солдату, отлитого из стреляных гильз, в торжественном строю последний раз прошли родезийские лёгкие пехотинцы, приветствуя павших товарищей. Были зачитаны списки погибших, а батальонный капеллан зачитал молитву. Волынщик заиграл «The Last Post», к мемориалу были возложены венки, а полковые знамёна свернуты. 28 июля статуя была снята с постамента и перевезена в ЮАР. В настоящее время она находится в Великобритании. 1-й батальон родезийской лёгкой пехоты был окончательно расформирован 31 октября 1980 года.

Бойцы SAS провели простую церемонию прощания и свернули знамёна подразделения. Однако это был ещё не конец – ими была проведена операция «К югу от границы». В её ходе через границу с ЮАР была вывезена мемориальная плита, на которой были высечены имена погибших в войне с террористами оперативников (пришедшее к власти правительство, естественно, первым делом начало бороться с памятниками «белого режима»). Ныне эта плита установлена на ферме одного из ветеранов SAS недалеко от Дурбана в Южной Африке. Все документы подразделения были уничтожены.

Мемориальная плита родезийского SAS

Дольше всего в «вихре перемен» продержались родезийские африканские стрелки. В 1980 году они приняли участие в подавлении выступлений группировок, противостоявших новому правительству. В ноябре 1980 и в феврале 1981 года африканские стрелки принимали участие в подавлении мятежей. Пока соединение новой армии Зимбабве (5-я бригада) формировалось и проходило обучение под руководством северокорейских инструкторов, фактически единственной боевой силой в стране оставались родезийские африканские стрелки.

К декабрю 1981 года ситуация в армии и характер отдаваемых ей приказов ухудшились настолько, что большинство старых солдат просто дезертировало. 31 декабря 1981 года был отдан приказ о вхождении остатков родезийских африканских стрелков в состав вновь созданных частей армии Зимбабве.

Эмблема армии Родезии

На этом закончилась история вооружённых сил Родезии, страны, всю свою историю поддерживавшей Великобританию, а затем ею преданной. Армия Родезии, сражавшаяся даже тогда, когда весь мир был против неё, так и не была побеждена силой оружия. Крест на ней поставили политики.

Литература:

Спецподразделения армий мира

Война в Родезии (с 1980 г. — Республика Зимбабве) проходила в условиях, которые трудно назвать подходящими для создания чисто экспериментального армейского подразделения. Выживание, свое и своих товарищей, — вот что прежде всего заботило родезийских солдат и офицеров. Особенно это касается первой стадии длительной (1966-1980 гг.), не имевшей ни фронтов, ни правил войны в буше и саванне против чернокожих мятежников, пользовавшихся поддержкой стран соцлагеря, главным образом СССР и КНР Действительно, в начале войны силы и возможности родезийских войск были крайне ограничены, и у консервативного правительства белого меньшинства премьер-министра Яна Смита (кстати, летчика королевских ВВС Великобритании ж) время Второй мировой войны) элементарно не хватало людских, материальных и прочих ресурсов для патрулирования протянувшихся на тысячи миль границ Родезии и 150 тысяч квадратных миль ее глубинки.
Впрочем, не было бы счастья, да несчастье помогло: именно хроническая нехватка всего и вся для нормального ведения контрповстанческой войны стала одной из главных причин проведения родезийцами смелых опытов и экспериментов (оказавшихся чрезвычайно успешными) в области военного строительства, тактики и стратегии. В ходе этого процесса возникло, среди прочего, не то чтобы абсолютно уникальное, но весьма эффективное подразделение боевых следопытов (ПБС) родезийской армии (по английски — Tracker Combat Unit, TCU), внесшее неоценимый вклад в защиту родной страны.

Эмблема спецподразделения Родезии — «Selous Scouts»

Через этот отряд прошли понастоящему выдающиеся воины. Так, Андрэ Рабье и Аллан Франклин в 1973 году после службы в ПБС основали (вместе с Роном Рейд-Дэйли) другое новаторское подразделение: легендарный и смертельно опасный для всех врагов Родезии «Разведотряд имени Сел уса», «Selous Scouts».
Брайан Робинсон в 1970-е годы возглавлял сперва родезийскую школу следопытов, а затем командовал специальной авиадесантной службой Родезии (САС) (основана в 1959-1961 гг. на базе состоявшего из родезийских добровольцев эскадрона «Си» британской САС, в конце 1940-х — начале 1950-х годов принимавшего участие в Малайской войне) именно в тот период, когда САС практически непрерывно участвовала в боевых действиях против террористов. Джо Конвэй, владелец фермы, на территории которой размещался учебный центр ПБС, был награжден за то, что захватил в плен четырех мятежников сразу, будучи вооруженным только штыком.
«Ти-Си» Вудс, еще один выдающийся родезийский спецназовец и следопыт, выжил в подводной схватке с кровожадным крокодилом-людоедом, лишившись, однако, половины своей мошонки. Последний командир ПБС британец Дэвид Скотт-Донелан вошел в новейшую историю Родезии, ЮАР и Намибии как один из самых блестящих офицеров вооруженных сил этих стран.
Эмигрировав в США, он открыл и по сей день возглавляет школу боевых следопытов в штате Невала.
Итак, в ПБС служили закаленные ветераны, солдаты до мозга костей, без преувеличения крутые и бесстрашные парни, обладавшие и немалым боевым опытом, и здравым смыслом, и прочными навыками выживания в условиях дикой природы Африки.
ПБС возникло лишь на остове теоретической концепции и крайней необходимости, и поэтому важным условием службы в нем была любовь к смелому новаторству и постоянным экспериментам.
Испытывая серьезный дефицит в ресурсах, но никогда — в инициативности, изобретательности и стойкости, родезийцы, как пишет о них исследователь Джон Киган в монографии «Армии всего мира», «сражались с врагом на таком высоком профессиональном уровне, что их вклад в теорию и практику современной войны должен тщательно и серьезно изучаться в военных учебных заведениях по всему свету».
Основной проблемой родезийцев во время войны 1966-1980 гг. стало ведение боевых действий против партизан на огромном пространстве с использованием при этом крайне малочисленных (по африканским меркам) армии и полиции.
Патрулирование — важная форма тактических действий войск, однако в бескрайнем буше Юго-Восточной Африки оно являлось, по большому счету, бесполезным и очень неэффективным методом поиска, преследования и уничтожения противника. Если не везло либо не хватало качественной и своевременно поступившей развед информации, то, как правило, у правительственных сил не было и контакта с неприятелем, особенно если ему по тем или иным причинам оказывало поддержку местное население. Родезийские военнослужащие и полицейские: как белые, так и чернокожие, неизмеримо превосходили повстанцев по всем параметрам. Воевать с террористами было нетрудно, но только в том случае, если их удавалось втянуть в драку! Найти постоянно ускользающего и уклоняющегося от боя противника — вот что являлось самым трудным и самым важным делом для военных, и именно в этом заключена основная причина появления на свет подразделения боевых следопытов.
В 1965-м, в год провозглашения независимости Родезии, армейское командование в Солсбери, предвидя скорое и неизбежное начало фажданской войны, решило заранее заняться решением связанной с этим обстоятельством фундаментальной проблемы охвата обширной территории и контроля над нею немногочисленными вооруженными силами в неблагоприятных климатических условиях тропической саванны, где жара порой превышает 45 градусов по Цельсию в тени. В ходе подготовки к войне началось, между прочим, и претворение в жизнь теоретического плана, тщательно разработанного бывшим охотником и егерем (рейнджером) Алланом Сэйвори, который, уйдя в отставку, стал известным в стране экологом. Долгие годы проведя в саванне и зная ее как свои пять пальцев, он несколькими годами ранее разработал очень результативную систему выслеживания и нейтрализации (в крайнем случае — уничтожения) вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских заповедниках, причем самолично участвовал в ее претворении в жизнь «в палевых условиях».
И вот теперь Сэйвори предлагал поэкспериментировать с обученными и подготовленными к войне следопытами, которые должны были быстро реагировать на любой инцидент, связанный с действиями уже не браконьеров, а террористов, либо как минимум на их явное присутствие в определенной местности.
Все мы неоднократно читали об искусных следопытах из разных стран мира. Русские казаки, сибирские таежники, американские индейцы не только ловко выслеживали добычу на охоте, но и постоянно воевали, а также помогали правительственным службам безопасности поддерживать законность и порядок. В австралийской полиции, например, с XIX века и до сих пор служат следопыты-аборигены, а британцы активно использовали следопытов из приинадлежащего к даякской этнической группе племени ибан во время войны против коммунистических террористов в Малайе (1947—1962 гг.). Даяки, между прочим, известные охотники за головами и, скажем осторожно, к середине XX века не вполне избавились от рудиментов ритуального каннибализма, что придавало весьма мрачный колорит и без того жестокой, кровопролитной и малоизвестной у нас Малайской войне.
В данном же случае именно Сэйвори принадлежит бромная заслуга в том, что родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество террористов, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног являются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотников на двуногую дичь.
Сэйвори был всегда убежден в том, что хороший солдат, твердо освоивший навыки тактическою маневра в бою, действий в засаде и в составе патруля, является превосходным человеческим материалом для превращения его еще и в квалифицированного следопыта — путем усиленной и очень специфической подготовки.

Тяжело в учении .

Назначенный правительством руководить курсами но подготовке военных следопытов на основе опыта африканских охотников и проводников, Сэйвори отобрал курсантов для испытательной группы (всего 8 человек) из рядов родезийской САС: он считал, что именно командос в наибольшей степени обладают необходимым потенциалом, чтобы твердо усвоить его уроки жизни в саванне и джунглях.
Все вместе они отправились в долину Сабье (близ границы с Мозамбиком), где разместились в заранее оборудованном лагере. По обязательному условию их строгого наставника жизнь курсантов была абсолютно спартанской. Сэйвори, не теряя ни дня впустую, подверг десантников тяжелым и суровым испытаниям, чтобы они полностью соответствовали разработанным им лично высоким стандартам. Восемь недель кряду он не давал спецназовцам передышки и муштровал их в полевых условиях, уча всему, что узнал за долгие годы опасных странствий по бушу, горам и джунглям Юго-Восточной Африки. Затем последовали две недели относительного отдыха в близлежащем городке, и — вновь восемь недель изнурительных тренировок в буше.
Сэйвори выпустил первую группу курсантов (среди которых находились Скотг-Донелан и Робинсон), совершенно уверенный в том, что «вылепил» из них действительно классных специалистов-следопытов, столь нужных Родезии для грядущей войны. И сделал он это как нельзя вовремя: в 1966 г. прогнозы родезийских военных о скором начале широкомасштабного восстания поддерживаемых международным коммунизмом чернокожих националистов полностью оправдались.
Война грянула 28 апреля 1966 года, когда в столице Замбии г. Лусака лидер Союза африканского народа Зимбабве Джошуа Нкомо и руководители Африканского национального союза Зимбабве Ндабанинги Ситоле, Роберт Мугабе, Мотон Малианга и Леопольд Такавиара объявили о начале «Второй Чимуренги» против «режима белых угнетателей».
В этот день в Родезию из Замбии было заброшено 70 террористов, разбитых на три группы. Один отряд, состоявший из боевиков Африканской национально-освободительной армии Зимбабве (вооруженное крыло ЗАНУ) и Африканского национального конгресса ЮАР, вступил в бой с подразделением британской южно-африканской полиции (БЮАП — так со времен колонизации и до 1980 г. называлась полиция Родезии), поддержанным местными резервистами-полицейскими и вертолетами ВВС Родезии, в местечке Синойя, что находится в национальном парке Уонки (северо-запад страны). Террористы были хорошо вооружены (стрелковое оружие из КНР, ручные гранаты из СССР), обучены квалифицированными специалистами по ведению революционной партизанской войны в особых лагерях в красном Китае и к тому же подкованы идеологически (потом на поле боя родезийцы обнаружили большое количество коммунистической литературы). Столкновение при Синойе завершилось полным разгромом банды мятежников (семеро из них уничтожены, 33 схвачены, при этом с родезийской стороны никто не погиб, только несколько человек получили серьезные ранения). Тем не менее в этот знаменательный день родезийцы допустили ряд грубых просчетов, и в бою они действовали на удивление бестолково. В Солсбери быстро извлекли уроки из случившегося. Так, стало очевидно, что, во-первых, приоритет в войне с повстанцами должен быть отдан не БЮАП, а армии (официально называвшейся «Силы безопасности Родезии»), ибо, как ни крути, но полицейский все-таки не солдат; а во-вторых, что войскам жизненно необходимо иметь штатных специалистов, обученных выслеживать боевиков, точно определять местонахождение партизанских банд и т.п. Итак, командование решало организовать в рядах сухопутных войск подразделение боевых следопытов, придав ему постоянный характер.
Сэйвори, разумеется, был тут как тут. Не желая ссориться с командирами тех или иных армейских частей, которые стали всерьез опасаться, как бы знаменитый рейнджер не переманил к себе их лучших ребят, он начал комплектовать личный состав ПБС из людей штатских, имевших тем не менее подходящий для службы в данном спецотряде жизненный и профессиональный опыт. Так как Сэйвори несколько лет проработал в родезийском охотничьем департаменте, то неудивительно, что обратился он прежде всего к своим бывшим коллегам, предложив им переходить на военную службу. За несколько месяцев из десятков кандидатов он отобрал 12 превосходных знатоков африканского буша, которые заодно являлись меткими стрелками и имели за плечами стаж службы в армии или полиции. Так появилось на свет подразделение боевых следопытов сил безопасности Родезии.
Первоначальная методика, по которой в 1965 г. прошли обучение восемь десантников из САС, была значительно усовершенствована благодаря богатейшему опыту выживания в условиях дикой природы Южной Африки, привнесенному в ПБС первой дюжиной его бойцов. Сама программа тренировок и занятий стала, несомненно, более суровой, жесткой, изощренной и целенаправленной.
Прежде всего было освоено упражнение по выслеживанию друг друга: один солдат шел по следу сослуживца, потом они менялись ролями, расстояние же поиска постоянно увеличивалось.
Много времени уделялось походам по джунглям, при этом дополнительно велись занятия по инстинктивной стрельбе и по правильному применению в случае необходимости условных и безусловных рефлексов. Особый упор делался на обучение бесшумному передвижению по лесу, саванне и бушу. В качестве средства связи бойцы использовали только сигналы рукой. Еще они научились ловко применять специальные свистки собаководов (вроде показанного в недавней британской экранизации «Собака Баскервилей»): ими свистели таким образом, что издаваемый тихий звук очень походил на жужжание одного местного жука, и то, что это свистит человек, было понятно только «своему», а «чужой» проходил мимо, ничего особенного не замечая.
Как только каждый боец ПБС прочно закреплял навыки действий следопыта в индивидуальном порядке, Сэйвори переходил к следующей стадии обучения — коллективной работе. Для этого образовывались три группы, каждая — в составе четырех человек: контролер, основной, правофланговый и левофланговый следопыты. Отправляясь на задание, три следопыта располагались в виде латинской буквы V левофланговый и правофланговый располагались немного впереди и сбоку, подстраховывая и прикрывая в случае необходимости основного, который, собственно говоря, и шел по следу, сконцентрировав на нем все свое внимание. Контролер находился позади своих товарищей, и в его задачу входило координировать действия членов группы и контролировать их передвижение. Все бойцы ПБС обучались работать во всех четырех ролях. Кроме того, дабы избежать рутины и привыкания к стилю, манерам и характеру одних и тех же сослуживцев, состав каждой группы подвергался периодическим ротациям.

Одно из самых эффективных и полезных упражнений состояло в том, что группа «беглецов» совершала весьма длительный переход по бушу и, вооруженная рогатками, устраивала засаду на группу «преследователей» (с аналогичным вооружением), шедшую за ней по следу. Выполняя данное задание, бойцы, с одной стороны, учились определять вероятные места засад противника, а с другой — сами правильно устраивать засады и умело маскироваться. Болезненные же синяки от попаданий камней из рогаток прекрасно отучали их от малейшей беспечности при выполнении боевого задания.
С каждой неделей расстояние поиска увеличивалось все больше и больше, в конце концов курсанты, приобретшие столь необходимую для своей службы выносливость мула, могли идти по следу несколько суток кряду, не испытывая особых затруднений и делая лишь краткие привалы.

Предпоследним этапом программы стало обучение солдат способам скрывать и заметать свои следы, всячески запутывать противника, избегать обнаружения и надежно прятаться в буше.
Последним тактическим упражнением было соревнование между всеми тремя группами следопытов. Каждому бойцу (одетому, кстати, в обычную форму, состоявшую из шорт, рубахи, широкополой шляпы и армейских башмаков с высоким берцем) выдавался крайне скудный паек (четыре пакетика с чаем и чуть больше ста 1раммов рисовой крупы в мешочке; воду надо был найти самостоятельно). Каждой группе вручалось несколько топографических карт окружающей местности, на которых намечались примерные маршруты движения всех групп, причем так, чтобы они несколько раз пересекались. Общая продолжительность маневров составляла 7 суток, но на практике справлялись за меньший срок. По условию игры одна группа должна была найти и обезвредить две остальные; при этом если одной группе удавалось «уничтожить» («захватить в плен») соперников, то победители могли забрать у побежденных все что угодно. Поэтому следившие за ходом учений Сэйвори и важные чины из Солсбери пару раз стали свидетелями не совсем обычной для Африки картины, когда «бледнолицые братья» в совершенно голом виде, раздосадованные и расстроенные, брели по бушу, пытаясь отыскать хоть что-нибудь из своего обмундирования. Кстати, во время этой последней фазы подготовки использовались уже не рогатки, а винтовки с боевыми патронами, дабы приучить курсантов к суровым реалиям настоящей войны.
После окончания курса обучения первые 12 бойцов ПБС были переведены в активный резерв. Они разъехались по домам, вернулись на службу в охотничий департамент и стали терпеливо ждать, когда стране понадобятся их высокий профессионализм, отточенное мастерство и уникальные познания.
Ждать им пришлось недолго. Впервые подразделение боевых следопытов приняло участие в операции по обезвреживанию террористов уже в 1967 году.

Сафари на людей в долине Замбези.
В том году напряженная ситуация сложилась в Северном Машоналенде (Машоналенд — регион, населенный народом шона), куда в значительном количестве просочились боевики со своих баз в Замбии. Около 110 мятежников, сумевших незаметно пробраться через границу, оборудовали в дебрях долины реки Замбези несколько лагерей и биваков. Их присутствие обнаружил местный егерь Дэвид Скэммел (позже он перейдет на военную службу, записавшись именно в ПБС), проверяя вызвавшие у него подозрение следы на своем участке джунглей. Весь личный состав ПБС был срочно поднят по тревоге и получил приказ точно определить местонахождение повстанцев. Переброшенные в долину Замбези, бойцы скрытно провели тщательную разведку территории, обнаружили бунтовщиков, дождались подхода пехотной части и приняли участие в нападении на базовый лагерь неприятеля. Боевики по большей части были либо уничтожены, либо взяты в плен, но те, кто смог ускользнуть в суматохе боя, напрасно радовались своему везению. Началась вторая фаза операции: пехота основательно прочесала местность, а солдаты ПБС занялись своим главным ремеслом — выслеживанием террористов.
Именно в ходе данной операций следопыт Джо Конвэй упрямо преследовал четырех повстанцев в течение трех дней и ночей по пересеченной местности, покрыв расстояние в 60 миль. Погоня закончилась успешно: полностью деморализованные, ошеломленные и загнанные почти насмерть боевики в конце концов просто выбились из сил, остановились, подняли руки и сдались на милость неутомимому белому охотнику. Позже, во время судебного процесса над ними, четверо пленников сетовали на то, что Конвэй безжалостно и хладнокровно гнал их, будто диких зверей во время сафари. А для Джо и всех его сослуживцев эти жалобы звучали приятной музыкой и были лучше всяких похвал и наград.

Экскурсия к водопаду Виктория.

Прошло два года прежде чем ПБС вновь было брошено на поиски террористов. В декабре 1969 г. партизаны провели хорошо скоординированную операцию, атаковав одновременно аэропорт города Виктория-Фоллз (близ всемирно известного водопада Виктория) и местную казарму БЮАП, а также взорвали здесь полотно родезийско-замбийской железной дороги. Восемь часов спустя две группы ПБС, переброшенные из Солсбери в этот район туристических достопримечательностей, провели тщательный осмотр местности, придя к заключению, что напавший на Виктория-Фоллз отрад состоял ровно из 22 человек. Следопыты не успели отправиться на охоту в первый же день, так как над районом пронесся сильнейший ливень с ураганным ветром, и все следы были смыты.
Несколько дней спустя патруль БЮАП обнаружил неподалеку от города свежие подозрительные следы, и вторая группа ПБС срочно выехала на обследование территории.
Бойцы прошли по следам несколько миль и добрались в конце концов до места, где человек, их оставивший, сделал не очень удачную попытку их стереть. Солдаты определили, что, во-первых, именно следы подобного типа были обнаружены ими в Виктория-Фоллз перед бурей, и, во-вторых, террористы, вероятнее всего, скрываются в поросшей густым лесом глубокой лощине неподалеку. Держа автоматические винтовки наготове, четверо бойцов осторожно двинулись вперед. Не успели они пройти и тридцати шагов в густых зарослях, как один из них нашел советский армейский вещмешок, наспех заткнутый в звериную нору. В ходе дальнейшего обследования лощины родезийцы обнаружили точно 22 лежанки и еще 20 вещмешков с боеприпасами, гранатами, едой и одеждой. По всем приметам мятежники решили быстро оставить лагерь, узнав, что по их следу идет группа профессиональных военных следопытов, и предположив, что за нею вступят в дело основные силы родезийцев.
Несмотря на отсутствие какого-либо контакта с неприятелем, ПБС уже одержала важную победу, так как боевики не только лишились своего тайного логова, но и вынуждены были отступать, разделившись на мелкие группы, что, в свою очередь, делало их крайне уязвимыми для армейских и полицейских патрулей.

Однако приключения на этом не закончились.

На небе собирались тяжелые тучи, поэтому следопыты решили, что при такой погоде преследовать неприятеля бесполезно, и в быстром темпе, до дождя, добрались до своих. Скоро начался сильный ливень, продолжавшийся всю ночь и немного утихнувший лишь к рассвету.
Отправившиеся ранним утром на патрулирование пехотинцы, обнаружив неподалеку от города свежие следы, сразу вызвали группы ПБС. Бойцы шли по следу несколько миль, пока не добрались до заброшенной каменоломни, являвшейся, по всей вероятности, местом встречи террористов. Одна группа следопытов, обследуя подозрительную тропинку, вскоре обнаружила трех партизан, сидевших на корточках под густым деревом, укрывавшихся таким образом от продолжавшегося дождя. Помня все соответствующие уроки школы Сэйвори, бойцы бесшумно подобрались к террористам на расстояние 20 шагов, трое из них медленно подняли винтовки, тщательно прицелились, и . три выстрела, три трупа!
За несколько последующих дней все мятежники, напавшие на Виктория-Фоллз, были обнаружены и нейтрализованы, причем успех операции стал прежде всего следствием высокого профессионализма солдат ПБС.

Эпилог

Затем в течение почти пяти лет подразделение боевых следопытов принимало участие едва ли не во всех операциях, связанных с пресечением заброски мятежников на территорию Родезии.
Силы безопасности, располагая квалифицированной развединформацией, предоставляемой следопытами, провели до сотни успешных рейдов против повстанцев. Благодаря прямому вмешательству горстки бойцов ПБС было уничтожено большое количество террористов, при этом погиб всего один военный следопыт.
Однако, по иронии судьбы, именно столь удачные действия следопытов стали основной причиной расформирования их отряда (впрочем, подобное часто происходит в армиях самых разных стран мира). В связи с тем, что тактические и технические наработки, впервые опробованные бойцами ПБС, оказались очень результативными, родезийское правительство приняло решение распространить их методику на всю армию, а не замыкать се лишь в одном уникальном спецподразделении. Вначале в 1974 году пришло распоряжение о слиянии П БС с «Селус Скауте», а затем несколько ветеранов-следопытов получили приказ организовать на берегах озера Кариба «Родезийскую школу следопытов и специалистов по выживанию в условиях дикой природы Африки» (знаменитая «Вафа-Вафа»), Через этот прославленный центр по самой разносторонней подготовке спецназа прошли сотни родезийских солдат, как белых, так и чернокожих (тренировавшихся в основном для «Сслус Скауте»), а также несколько десятков военнослужащих из ЮАР и ряда дружественных Родезии стран Запада.
Подразделение боевых следопытов находится как бы в тени таких славных родезийских частей, как «Грей Скауте» и «Черные дьяволы», легкая пехота и «Селус Скауте», африканские стрелки и САС. Однако никто из разбросанных сейчас по всему свету настоящих родезийцев не забывает, что их страна так долго и успешно противостояла жестоким и коварным партизанам из ЗАНУ и ЗАПУ в немалой степени благодаря предусмотрительности мудрого Аллана Сэйвори и великому профессионализму немногих выпускников его фактически личной специализированной школы военного и охотничьего искусства.

Источник: журнал «Солдат удачи» № 1 2005 г.

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

Силы обороны Зимбабве

Zimbabwe Defence Forces
Силы обороны Зимбабве

Эмблема Вооружённых сил Зимбабве

Страна

Зимбабве

Подчинение

Министерство обороны Зимбабве

Входит в

Вооружённые силы

Включает в себя

  • Военно-воздушные силы Зимбабве
  • Zimbabwe National Army

Участие в

Операция «Болеас»
Вторая конголезская война
Гражданская война в Ливии (2011)

Флаг Вооружённых сил Зимбабве

Силы обороны Зимбабве (англ. Zimbabwe Defence Forces) — военная организация Республики Зимбабве, предназначенная для защиты свободы, независимости и территориальной целостности государства. Состоят из сухопутных войск, военно-воздушных сил и республиканской полиции.

История

Этот раздел статьи ещё не написан. Согласно замыслу одного или нескольких участников Википедии, на этом месте должен располагаться специальный раздел.
Вы можете помочь проекту, написав этот раздел. Эта отметка установлена 31 марта 2016 года.

Личный состав вооружённых сил Зимбабве принимает участие в миротворческих операциях ООН (потери Зимбабве во всех миротворческих операциях с участием страны составили 19 человек погибшими).

Общие сведения

Силы обороны Зимбабве

Виды вооружённых сил:

Национальная армия Зимбабве (англ. Zimbabwe National Army (ZNA));

Воздушные силы Зимбабве (англ. Air Force of Zimbabwe (AFZ));

Республиканская полиция Зимбабве (англ. Zimbabwe Republic Police (ZRP)).(по данным на 2009 год)

Призывной возраст и порядок комплектования:

Вооружённые силы Зимбабве комплектуются на основании закона о всеобщей воинской повинности, гражданами Зимбабве в возрасте 18-24 лет; возможно прохождение службы женщинами . (по данным на 2010 год)

Человеческие ресурсы, доступные для воинской службы:

мужчины в возрасте 16-49: 2,616,051

женщины в возрасте 16-49: 2,868,376 (2010 оценочно)

Человеческие ресурсы, пригодные для воинской службы:

мужчины в возрасте 16-49: 1,528,166

женщины в возрасте 16-49: 1,646,041 (2010 оценочно)

Человеческие ресурсы, ежегодно достигающие призывного возраста:

мужчины: 154,870

женщины: 152,550 (2010 оценочно)

Военные расходы — процент от ВВП:

3.8 % (по данным на 2009 год), 27 место в мире

Бюджет

Военный бюджет — 60 млн долларов США (2005).

Военный бюджет — 155 млн долларов США (2006).

Численность

При населении 12,236 млн человек (чел.), в составе регулярных вооруженных сил (ВС) (включают в себя сухопутные войска и ВВС) насчитывается около 29 тыс. чел. Кроме того, имеются военизированные формирования, — 21,8 тыс. чел.; в том числе Зимбабвийская республиканская полиция — 19,5 тыс. чел. и полицейские части поддержки (огневой) — 2,3 тыс. чел.. Мобилизационные ресурсы 3,1 млн чел. в том числе годных к военной службе 1,9 млн. Особую военно-политическую роль играет 30-тысячная Зимбабвийская ассоциация ветеранов национально-освободительной войны.

Состав вооружённых сил

Сухопутные войска

Основная статья: Сухопутные войска Зимбабве

Сухопутные войска Зимбабве (численность — около 25 тыс. чел.) включают 2 бригады — президентской гвардии (3 батальона) и артиллерийскую (артиллерийский и зенитно-артиллерийский полки), а также 6 кадрированных бригад — в том числе 5 штабов пехотных бригад и штаб механизированной бригады. В составе кадрированных бригад 16 батальонов: 15 пехотных и механизированный. Кроме этого, имеются отдельные батальоны парашютный и коммандос (специального назначения) и 2 отдельных инженерных полка.

На вооружении сухопутных войск Зимбабве состоит 40 средних танков китайского производства «59» (Т-59) и «69» (Т-69), 90 БМТВ EE-9 Cascavel бразильского производства (эти БМТВ часто классифицируются также, как БРМ или бронеавтомобили), 35 БРДМ, 85 БТР, 36 буксируемых орудий полевой артиллерии, 146 миномётов калибра 82 и 120 мм, 76 РСЗО, 215 ЗАУ и 17 ПЗРК «Стрела-2».

Военно-воздушные силы

Основная статья: Военно-воздушные силы Зимбабве

Численность военно-воздушных сил республики около 4 тыс. чел. Организационно они сведены в три авиабазы: Manyame (в районе г. Хараре), Thornhill (г. Гверу, здесь базируется истребительная авиация) и так называемую «полевую авиабазу» (включает в себя наземные силы ПВО ВВС). Тактическими единицами авиации ВВС Зимбабве являются 7 эскадрилий: истребительная, 2 истребительно-бомбардировочные, разведывательная, транспортная и 2 вертолетные (перечислены только строевые эскадрильи).

Авиапарк ВВС Зимбабве состоит из 72 самолётов (в том числе 53 боевых и учебно-боевых): 4 F-7(экспортный вариант китайского истребителя J-7, в свою очередь являющегося копией советского/российского МиГ-21), 3 МиГ-23, 14 Cessna/Сессна Model 337 Super Skymaster/Супер Скаймастер, 5 Hawk/Хок Mk.60, 6 К-8 Karakorum, 22 SF.260W Warrior, 6 BN2 Defender/Дефендер, 11 C-212-200 Aviocar, 1 Ил-76; и 38 вертолётов: 10 AB412 Grifone, 4 AS 532UL Cugar, 24 SA 319 Alouette III/Алуэтт III.

Республиканская полиция

Основная статья: Республиканская полиция Зимбабве

Примечания

  1. Fatalities by Nationality and Mission up to 31 May 2019 // официальный сайт ООН
  2. Military of Zimbabwe, CIA — The World Factbook
  3. Zimbabwe
  4. «Зарубежное военное обозрение», № 7/2007, раздел «Справочные данные»/»Вооруженные силы зарубежных стран», с.69
  5. 1 2 3 4 «Зарубежное военное обозрение», № 7/2008, раздел «Справочные данные»/»Вооруженные силы зарубежных стран», с.85
  6. Официальная web-страница ВВС Зимбабве (на англ. яз.) Архивировано 9 апреля 2007 года.
  7. Энциклопедия военной техники «Арсенал». Армии мира. Зимбабве

Ссылки

  • Официальная страница Министерства обороны Зимбабве (англ.)
  • Неофициальная страница Вооружённых сил Зимбабве (англ.)

Зимбабве, его армия и его президент

Зимбабве — одна из немногих стран Африки, события в которой регулярно привлекают внимание международного сообщества. Не стали исключением и недавние события в Хараре, положившие конец десятилетиям авторитарного правления Роберта Мугабе. Истоки происходящих сегодня событий кроются в необычной истории этой противоречивой страны, обладающей многочисленными месторождениями полезных ископаемых и драгоценных камней, но более всего известной в мире своей фантастической гиперинфляцией. Как появилось на карте мира государство Зимбабве, чем примечательно нахождение у власти Роберта Мугабе и какие события привели к недавней «бескровной передаче власти»?

Мономотапа

На рубеже І и ІІ тысячелетий н.э. в междуречье Лимпопо и Замбези пришедшие с севера бантуязычные племена шона создали раннеклассовое государство. Оно вошло в историю под названием Мономотапа — по титулу его правителя «мвени мутапа». Тот одновременно был и предводителем войска, и верховным жрецом. Расцвет государства пришёлся на XIII–XIV века: в это время высокого уровня достигли каменное строительство, металлообработка, керамика, активно развивалась торговля. Источником благосостояния страны стали золотые и серебряные рудники.

Слухи о богатстве Мономотапы привлекли внимание португальских колонизаторов, обосновавшихся в начале XVI века на побережье современного Мозамбика. Посетивший страну монах Жуан душ Сантуш докладывал, что

«создана эта могущественная империя, полная могучих каменных зданий, людьми, именующими себя канаранга, саму же страну именуют Зимбабве, по названию главного дворца императора, именуемого мономотапой, и золота там больше, чем может представить себе король Кастилии».

Мономотапа на португальской карте XVI века

Попытка португальцев под руководством Франсишку Баррету в 1569–1572 годах покорить Мономотапу провалилась. Попутно выяснилось, что слухи об «африканском Эльдорадо» были сильно преувеличены. Как печально констатировал монах душ Сантуш,

«добрые христиане надеялись, подобно испанцам в Перу, тотчас набить мешки золотом и унести столько, сколько найдут, но, когда они (…) увидели, с каким трудом и риском для жизни кафры извлекают металл из недр земли и скал, их надежды были развеяны».

Португальцы потеряли интерес к Мономотапе. А вскоре страна погрузилась в междоусобицы. Полный упадок наступил в конце XVII века.

Воины ндебеле, рисунок 1835 года

Позже на юге Африки развернулись бурные события, связанные с завоевательными походами великого правителя зулусов Чаки. В 1834 году с юга на земли нынешнего Зимбабве вторглись племена ндебеле, ранее входившие в зулусский союз, во главе с вождём Мзиликази. Они покорили местных шона. Наследник Мзиликази, правивший страной, которую англичане называли Матабелеленд, столкнулся с новыми европейскими колонизаторами.

Пришествие Родса

Слухи о богатстве недр в междуречье Лимпопо и Замбези, где якобы в древности и располагались «копи царя Соломона», в 1880-х годах привлекли внимание к этим землям «алмазного короля» Южной Африки Сесиля Родса. В 1888 году его эмиссары добились от правителя Матабелеленда Лобенгулы «полного и исключительного пользования всеми полезными ископаемыми» на его землях, а также права «делать всё, что им может показаться необходимым для добычи таковых».

Учреждённая в следующем году Британская Южноафриканская компания (БЮАК) получила от британской короны исключительные права «в районе Южной Африки к северу от Британского Бечуаналенда, к северу и западу от Южно-Африканской Республики и к западу от Португальской Восточной Африки». Компания могла использовать «все выгоды от (заключаемых с местными вождями от имени короны — прим. автора) концессий и договоров». Взамен она обязалась «поддерживать мир и порядок», «постепенно ликвидировать все формы рабовладения», «уважать обычаи и законы групп, племён и народов» и даже «охранять слонов».

Сесиль Родс, строитель Империи. Карикатура из «Панча», 1892 год

На земли севернее Лимпопо хлынули золотоискатели. За ними последовали белые колонисты, которых БЮАК активно завлекала обещаниями «самой лучшей и плодородной земли» и «изобилия туземной рабочей силы». Правитель Лобенгула, осознав, что пришельцы отбирают у него страну, в 1893 году восстал. Но старые ружья и ассегаи туземцев не могли противостоять «Максимам» и «Гатлингам» белых. В решающей битве на берегах Шангани англичане уничтожили полторы тысячи воинов Лобенгулы, потеряв всего четырёх убитыми. В 1897 году было подавлено и восстание шона, вошедшее в историю как «Чимуренга» — на языке шона это слово как раз и означает «восстание». После этих событий севернее Лимпопо появилась новая страна, названная в честь Сесиля Родса Родезией.

Карта Родезии, 1911 год

От войны до войны

БЮАК управляла землями Родезии до 1923 года. Затем они перешли под прямой контроль британской короны. Севернее Замбези возник протекторат Северная Родезия, южнее — самоуправляющаяся колония Южная Родезия, власть в которой принадлежала белым поселенцам. Родезийцы принимали активное участие в войнах Империи: с бурами, обеих мировых войнах, борьбе с коммунистическими повстанцами в Малайе в 1950-е годы, разрешении чрезвычайной ситуации в зоне Суэцкого канала.

Солдаты Родезийского полка маршируют по Кейптауну, 1914 год

В апреле 1953 года, в ходе деколонизации, обе Родезии и современная Малави были объединены в самоуправляемую территорию под названием Федерация Родезии и Ньясаленда. В дальнейшем она должна была стать отдельным доминионом Содружества. Но эти планы были нарушены ростом в конце 1950-х годов африканского национализма. Господствовавшая в Федерации белая южнородезийская верхушка, естественно, властью делиться не желала.

В самой Южной Родезии в 1957 году возникла первая африканская националистическая партия — Южнородезийский африканский национальный конгресс. Его возглавил профсоюзный активист Джошуа Нкомо. Сторонники партии требовали введения всеобщего избирательного права и перераспределения земель в пользу африканцев. В начале 1960-х годов к конгрессу присоединился школьный учитель Роберт Мугабе. Благодаря своему уму и ораторскому дару он быстро выдвинулся на первый план.

Националисты устраивали демонстрации и забастовки. Белые власти отвечали на них репрессиями. Постепенно действия африканцев приобретали всё более ожесточённый характер. В это время ведущей партией белого населения стал правоконсервативный Родезийский фронт.

Партия Нкомо после нескольких запретов в 1961 году оформилась в Союз африканского народа Зимбабве (ЗАПУ). Через два года радикалы, недовольные слишком умеренной политикой Нкомо, покинули ЗАПУ и организовали собственную партию — Африканский национальный союз Зимбабве (ЗАНУ). Обе организации начали тренировать своих боевиков.

Столица Родезии Солсбери в 1950-е годы

Готовились к войне и родезийцы. В эру роста африканского национализма белые больше не могли полагаться лишь на регулярный батальон Королевских родезийских стрелков, укомплектованный чёрными солдатами с белыми офицерами и сержантами и три территориальных батальона белого ополчения Родезийского полка. В 1961 году были сформированы первые регулярные белые части: батальон Родезийской лёгкой пехоты, эскадрон родезийской САС и подразделение броневиков «Феррет». Для родезийских ВВС были закуплены истребители «Хантер», лёгкие бомбардировщики «Канберра» и вертолёты «Алуэтт». Все белые мужчины в возрасте от 18 до 50 лет зачислялись в территориальное ополчение.

В 1963 году после неудачных попыток реформирования Федерация Родезии и Ньясаленда была распущена. В следующем году Северная Родезия и Ньясаленд стали независимыми государствами Замбия и Малави. На повестке дня осталась независимости Южной Родезии.

«Вторая Чимуренга»

К середине 1960-х годов из 4,5 млн жителей Южной Родезии белые составляли 275 тысяч. Но в их руках находился контроль над всеми сферами жизни, закреплённый формированием органов власти с учётом имущественного и образовательного цензов. Переговоры правительства Южной Родезии во главе с Яном Смитом с британским премьер-министром Гарольдом Вилсоном о дальнейшей судьбе колонии оказались безрезультатными. Требование британцев передать власть «чёрному большинству» было неприемлемо для родезийцев. 11 ноября 1965 года Южная Родезия в одностороннем порядке провозгласила независимость.

Премьер-министр Ян Смит подписывает декларацию независимости Родезии, 1965 год

Правительство Вилсона ввело против самопровозглашённого государства экономические санкции, но на проведение силовой операции не решилось, сомневаясь в лояльности собственных офицеров в сложившейся ситуации. Государство Родезия, ставшее республикой с 1970 года, официально не признал никто в мире — даже его главные союзники ЮАР и Португалия.

В апреле 1966 года небольшая группа боевиков ЗАНУ проникла в Родезию с территории соседней Замбии, нападая на фермы белых родезийцев и перерезая телефонные линии. 28 апреля около городка Синойи родезийская полиция окружила вооружённую группировку и при поддержке с воздуха полностью её уничтожила. В сентябре того же года, чтобы предотвратить проникновение боевиков из Замбии, на северной границе были развёрнуты части родезийской армии. Началась война, которую белые родезийцы обычно именуют «войной в буше», а черные зимбабвийцы — «Второй Чимуренгой». В современном Зимбабве 28 апреля отмечается как национальный праздник — «День Чимуренги».

Противостояли Родезии Африканская национально-освободительная армия Зимбабве (ЗАНЛА) и Зимбабвийская народно-революционная армия (ЗИПРА) — вооружённые крылья двух главных партий ЗАНУ и ЗАПУ. ЗАНУ руководствовалась панафриканскими идеями. Со временем всё бо́льшую роль в её идеологии стал играть маоизм, а основную поддержку она получала от КНР. ЗАПУ тяготела, скорее, к ортодоксальному марксизму и имела тесные связи с СССР и Кубой.

Группа бойцов ЗАНЛА, 1970-е годы

Один из ведущих командиров ЗАНЛА Рекс Нгомо, начинавший борьбу в составе ЗИПРА, а впоследствии ставший главнокомандующим зимбабвийской армией под своим настоящим именем Соломон Муджуру, в одном интервью британской прессе так сравнил советский и китайский подходы к военной подготовке:

«В Советском Союзе меня учили, что решающий фактор на войне — это оружие. Когда я попал в Итумби (главный тренировочный центр ЗАПЛА на юге Танзании), где работали китайские инструкторы, я понял, что решающий фактор на войне — это люди».

Привязка ЗАНУ и ЗАПУ к двум главным этническим группам, шона и ндебеле, является живучим мифом родезийской пропаганды — пусть и не лишённым определённых оснований. Не меньшую роль в расколе играли идеологические факторы и обыкновенная борьба за лидерство. Большинство руководства ЗАПУ всегда составляли шона, а сам Нкомо относился к народности каланга, «ндебелезированным шона». С другой стороны, первым лидером ЗАНУ стал священник Ндабагинги Ситоле из «шонизированных ндебеле». Однако тот факт, что ЗАНЛА действовала с территории Мозамбика, а ЗИПРА — с территории Замбии и Ботстваны, повлиял на набор кадров для этих организаций: соответственно, из районов обитания шона и ндебеле.

Карта основный путей инфильтрации партизан ЗАНЛА и ЗИПРА в Родезию

К концу войны отряды ЗАНЛА насчитывали 17 тысяч бойцов, ЗИПРА — около 6 тысяч. Также на стороне последних сражались отряды «Умконто ве сизве» — вооружённого крыла южноафриканского АНК (Африканского национального конгресса). Отряды боевиков совершали рейды на территорию Родезии, нападали на белые фермы, минировали дороги, взрывали объекты инфраструктуры, устраивали террористические акты в городах. С помощью ПЗРК «Стрела-2» были сбиты два родезийских гражданских авиалайнера. В 1976 году ЗАНУ и ЗАПУ формально объединились в «Патриотический фронт», но сохранили самостоятельность. Борьба между двумя группировками, при посильном содействии родезийских спецслужб, не прекращалась никогда.

Обломки сбитого бойцами ЗИПРА «Виккерс Виконта», 1978 год

Родезийская армия к концу войны насчитывала 10 800 бойцов и около 40 тысяч резервистов, среди которых было немало чернокожих. Ударными частями являлись родезийская САС, развёрнутая в полноценный полк, батальон «Святых» Родезийской лёгкой пехоты и специальное антитеррористическое подразделение Скаутов Селуса. В родезийских частях служило много иностранных добровольцев: британцев, американцев, австралийцев, израильтян и многих других, приехавших в Родезию сражаться с «мировым коммунизмом».

Группа бойцов Родезийской лёгкой пехоты перед боевым десантированием, 1970-е годы

Всё бо́льшую роль в обороне Родезии играла ЮАР, начавшая с отправки в 1967 году 2 тысяч полицейских в соседнюю страну. К концу войны в Родезии тайно находилось до 6 тысяч южноафриканских военнослужащих, переодетых в родезийскую форму.

На первых порах родезийцы достаточно эффективно сдерживали проникновение партизан через границу с Замбией. Партизанские действия резко активизировались в 1972 году, после начала широкомасштабных поставок оружия из стран социалистического лагеря. Но настоящей катастрофой для Родезии стало крушение Португальской колониальной империи. С обретением Мозамбиком независимости в 1975 году вся восточная граница Родезии превратилась в потенциальную линию фронта. Родезийские войска больше не могли предотвращать проникновение боевиков в страну.

Группа бойцов Скаутов Селуса, 1970-е годы

Именно в 1976–1979 годах родезийцы провели самые масштабные и известные рейды против баз боевиков ЗАНУ и ЗАПУ в соседних Замбии и Мозамбике. Родезийские ВВС в это время совершали налёты на базы в Анголе. Подобные акции позволяли хоть немного сдерживать активность боевиков. 26 июля 1979 года в ходе одного из таких рейдов в родезийской засаде в Мозамбике погибли три советских военных советника.

Власти Родезии пошли на переговоры с умеренными лидерами африканцев. На первых всеобщих выборах в июне 1979 года новым премьер-министром стал чёрный епископ Абель Музорева, а страна получила имя Зимбабве-Родезия.

Однако Ян Смит остался в правительстве министром без портфеля, или, как съязвил Нкомо, «министром со всеми портфелями». Реальная же власть в стране, на 95% территории которой действовало военное положение, фактически была в руках командующего армией генерала Питера Уоллса и главы Центральной разведывательной организацией (ЦРО) Кена Флауэрса.

Бронеавтомобиль «Эланд» Родезийского бронетанкового корпуса, 1970-е годы

От Родезии к Зимбабве

К концу 1979 года стало ясно, что от военного поражения Родезию может спасти только полномасштабная южноафриканская интервенция. Но Претория, уже воевавшая на нескольких фронтах, не могла пойти на такой шаг, опасаясь, в том числе, и реакции СССР. Экономическая ситуация в стране ухудшалась. Среди белого населения воцарился пессимизм, что выразилось в резком росте уклонений от военной службы и эмиграции. Пора было сдаваться.

В сентябре 1979 года в лондонском Ланкастер-Хаусе начались прямые переговоры родезийских властей с ЗАНУ и ЗАПУ при посредничестве британского министра иностранных дел лорда Питера Карингтона. 21 декабря было подписано мирное соглашение. Родезия временно возвращалась в состояние, в котором находилась до 1965 года. Власть в стране переходила в руки британской колониальной администрации во главе с лордом Кристофером Соамсом, которая занялась демобилизацией противостоящих сторон и организацией свободных выборов.

Конференция в Ланкастер-Хаусе. Слева направо: Абель Музорева, его заместитель Мундаварара, Роберт Мугабе, Джошуа Нкомо.
globalblackhistory.com

Война закончилась. Она унесла около 30 тысяч жизней. Родезийские силы безопасности потеряли 1 047 человек убитыми, уничтожив более 10 тысяч боевиков.

Первые свободные выборы в феврале 1980 года принесли победу ЗАНУ. 18 апреля была провозглашена независимость Зимбабве. Роберт Мугабе занял пост премьер-министра. Вопреки опасениям многих, Мугабе, придя к власти, не тронул белых — они сохранили свои позиции в экономике.

На фоне Нкомо, требовавшего немедленной национализации и возвращения всех земель чёрных, Мугабе выглядел умеренным и респектабельным политиком. В таком образе он и воспринимался в следующие два десятилетия, будучи частым гостем в западных столицах. Королева Елизавета II даже возвела его в рыцарское достоинство — правда, оно было аннулировано в 2008 году.

Президент Мугабе встречает королеву Елизавету II, 1991 год

В 1982 году конфликт между двумя вождями национально-освободительного движения перешёл в открытое противостояние. Мугабе уволил из правительства Нкомо и членов его партии. В ответ вооружённые сторонники ЗАПУ из числа бывших бойцов ЗИПРА на западе страны начали нападать на правительственные учреждения и предприятия, похищать и убивать активистов ЗАНУ, белых фермеров, иностранных туристов. Власти ответили операцией «Гукурахунди» — это слово на языке шона означает первые дожди, смывающие мусор с полей перед началом сезона дождей.

В январе 1983 года в Северный Матабелеленд направилась 5-я бригада зимбабвийской армии, подготовленная северокорейскими инструкторами из числа активистов ЗАНУ. Она занялась наведением порядка самым жестоким образом. Результатом её активной работы стали сожжённые деревни, убийства заподозренных в связях с боевиками, массовые пытки и изнасилования. Министр государственной безопасности Эммерсон Мнангагва — та самая центральная фигура современного конфликта — цинично назвал повстанцев «тараканами», а 5-ю бригаду — «дустом».

Знамя 5-й бригады, 1984 год

К середине 1984 года Матабелеленд был умиротворён. По официальным данным, погибло 429 человек, правозащитники утверждают, что число погибших могло достигать 20 тысяч. В 1987 году Мугабе и Нкомо смогли достичь соглашения. Его результатом стало объединение ЗАНУ и ЗАПУ в единую правящую партию ЗАНУ-ПФ и переход к президентской республике. Мугабе стал президентом, а Нкомо занял пост вице-президента.

На фронтах африканских войн

Интеграция бывших родезийских сил, ЗИПРА и ЗАНЛА, в новую зимбабвийскую национальную армию проходила под контролем британской военной миссии и была завершена к концу 1980 года. Исторические родезийские подразделения были распущены. Бо́льшая часть их солдат и офицеров уехала в ЮАР, хотя некоторые и остались служить новой стране. На службу Зимбабве перешло и ЦРО во главе с Кеном Флауэрсом.

Герб вооружённых сил Зимбабве

Численность новой армии составила 35 тысяч человек. В вооружённых силах были сформированы четыре бригады. Ударной силой армии стал 1-й парашютный батальон под командованием полковника Дадли Ковентри, ветерана родезийской САС

Вскоре новой армии пришлось вступить в бой. В соседнем Мозамбике шла гражданская война между марксистским правительством ФРЕЛИМО и повстанцами РЕНАМО, которых поддерживала ЮАР. В этой войне Мугабе принял сторону своего старого союзника, президента Мозамбика Самору Машела. Начав с отправки в 1982 году 500 военных для охраны жизненно важной для Зимбабве магистрали из мозамбикского порта Бейра, к концу 1985 года зимбабвийцы довели свой контингент до 12 тысяч человек — с авиацией, артиллерией и бронетехникой. Они вели полномасштабные боевые действия против повстанцев. В 1985–1986 годах зимбабвийские парашютисты под командованием подполковника Лайонела Дайка провели ряд рейдов на базы РЕНАМО.

Зимбабвийские парашютисты на совместных учениях в Мозамбике, наши дни

Повстанцы ответили в конце 1987 года открытием «восточного фронта». Их отряды начали совершать налёты на территорию Зимбабве, сжигая фермы и деревни, минируя дороги. Для прикрытия восточной границы пришлось срочно развернуть новую, 6-ю бригаду национальной армии. Война в Мозамбике закончилась в 1992 году. Потери зимбабвийской армии составили не менее 1 тысячи человек убитыми.

В 1990-е годы зимбабвийский контингент участвовал в отдельных операциях в Анголе на стороне правительственных войск против повстанцев УНИТА. В августе 1998 года вмешательство зимбабвийцев в конфликт в Конго спасло режим Кабилы от краха и превратило внутренний конфликт в этой стране в то, что нередко называют «Африканской мировой войной». Она продолжалась до 2003 года. Зимбабвийцы играли главную роль в контингенте Южноафриканского сообщества, воевавшем на стороне правительства Кабилы. Численность зимбабвийских солдат в Конго достигала 12 тысяч, их точные потери неизвестны.

Зимбабвийцы уходят из Мозамбика, 1992 год.
ernstschade.com

«Третья Чимуренга» и экономический крах

К концу 1990-х годов положение в Зимбабве неуклонно ухудшалось. Начатые в 1990 году реформы по рецепту МВФ разрушили местную промышленность. Уровень жизни населения резко упал. По причине резкого демографического роста в стране наблюдался аграрный голод. При этом наиболее плодородные земли продолжали оставаться в руках белых фермеров. Именно в их сторону зимбабвийские власти и направили растущее недовольство жителей страны.

В начале 2000 года ветераны войны, возглавляемые Ченджераи Хунзви по прозвищу «Гитлер», начали захватывать фермы, принадлежавшие белым. 12 фермеров были убиты. Правительство поддержало их действия, названные «Третьей Чимуренгой», и провело через парламент закон о конфискации земель без выкупа. Из 6 тысяч «коммерческих» фермеров осталось менее 300. Часть захваченных ферм была распределена среди офицеров зимбабвийской армии. Но новые чернокожие хозяева не обладали знаниями в области современных аграрных технологий. Страна оказалась на грани голода, от которого её спасла только международная продовольственная помощь.

Президентская гвардия на параде

Всё это резко изменило отношение Запада к Мугабе: буквально за несколько месяцев он превратился из мудрого государственного деятеля в «тирана». США и Евросоюз ввели санкции против Зимбабве, членство страны в Содружестве наций было приостановлено. Кризис усугублялся. Экономика разваливалась. К июлю 2008 года инфляция достигла фантастической цифры — 231 000 000% в год. До четверти населения вынуждено было уехать на заработки в соседние страны.

В такой обстановке разнородная оппозиция объединилась в «Движение за демократические перемены» (МДС), во главе которого стал популярный профсоюзный лидер Морганом Тсвангираи. На выборах 2008 года МДС одерживало победу, но Тсвангираи отказался участвовать во втором туре выборов из-за волны насилия против оппозиции. В конце концов при посредничестве ЮАР было достигнуто соглашение о разделе власти. Мугабе оставался президентом, но было сформировано правительство национального единства во главе с Тсвангираи.

Постепенно ситуация в стране нормализовалась. Инфляцию удалось победить отказом от национальной валюты и введением доллара США. Восстанавливалось сельское хозяйство. Расширялось экономическое сотрудничество с КНР. В стране наметился небольшой экономический рост, хотя 80% населения по-прежнему живёт за чертой бедности.

Туманное будущее

ЗАНУ-ПФ вернула себе полную власть в стране после победы на выборах в 2013 году. К этому времени обострилась борьба внутри правящей партии по вопросу о том, кто станет преемником Мугабе, которому уже исполнилось 93 года. Оппонентами стали фракция ветеранов национально-освободительной борьбы во главе с вице-президентом Эммерсоном Мнангагвой по прозвищу «Крокодил» и фракция «молодых» (сорокалетних) министров, группировавшихся вокруг скандальной и властолюбивой жены президента, 51-летней Грейс Мугабе.

Генерал Чивенги с президентом Мугабе на параде, 2015 год

6 ноября 2017 года Мугабе уволил вице-президента Мнангагву. Тот бежал в ЮАР, а Грейс развернула преследования его сторонников. Она намеревалась разместить своих людей и на ключевых постах в армии, что заставило действовать командующего вооружёнными силами Зимбабве генерала Константина Чивенги.

14 ноября 2017 года командующий потребовал прекратить политические чистки. В ответ контролируемые Грейс Мугабе СМИ обвинили генерала в мятеже. С наступлением темноты в столицу Хараре вошли части армии с бронетехникой, взявшие под контроль телевидение и правительственные здания. Мугабе был помещён под домашний арест, многие члены фракции Грейс оказались задержаны.

Не вся бронетехника зимбабвийской армии доехала до переворота

Утром 15 ноября армия объявила произошедшее «коррекционным движением» против «преступников, окруживших президента, которые своими преступлениями причинили столько страданий нашей стране».

Литература:

Президент Зимбабве Роберт Мугабе: из ботаника в диктаторы

Роберт Мугабе был дважды женат. В октябре 2017 года вице-президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва публично обвинил вторую супругу Мугабе — 52-летнюю Грейс Мугабе (на фото) — в том, что она пыталась его отравить и устранить как возможного преемника. По мнению ряда экспертов, господин Мугабе действительно намеревался сделать правителем страны свою жену.

За время правления Роберта Мугабе в стране произошла гиперинфляция — зимбабвийский доллар настолько обесценился, что в 2009 году национальная валюта была отменена. Сейчас в Зимбабве используется иностранная валюта. Уровень безработицы достигает 80%.

В СМИ неоднократно появлялась информация об ухудшении состояния здоровья Мугабе. В частности, журналисты писали, что президент страдает онкологическим заболеванием. В июле 2017 года Мугабе, выступая перед своими сторонниками, заявил, что не собирается умирать, и не знает никого, кто мог бы заменить его на посту президента.

Роберт Мугабе внесен в Книгу рекордов Гиннесса как лидер государства, совершивший наибольшее количество зарубежных официальных визитов. В 2016 году президент открыл памятник самому себе. Пользователи соцсетей высмеяли скульптуру с поднятой и сжатой в кулак рукой, сравнив ее с Суперменом.

До военного переворота 93-летний Роберт Мугабе являлся самым пожилым правителем в мире. В 2017 году на торжествах по случаю его дня рождения несколько тысяч гостей были накормлены 93-килограммовым тортом, а сам президент надел на праздник костюм с собственным изображением.

В ноябре 2017 года в стране произошел военный переворот в результате конфликта между Робертом Мугабе и вице-президентом Зимбабве Эммерсоном Мнангагвой. Во многих городах прошли массовые акции протеста против режима Мугабе. 21 ноября президент покинул свой пост, военные поместили его под домашний арест.

Роберт Мугабе скончался 6 сентября в Сингапуре, где, как сообщила его семья, проходил лечение от тяжелой болезни. Ему было 95 лет.

Родезия — африканский рай белых, которому не оставили шансов,
Жизнь золотой молодежи голодающего Зимбабве: как шиковали детки Мугабе

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Источник: Коммерсантъ

Рубрики: Африка • война • мир • политика Теги: Зимбабве • Мугабе

Черный властелин

Бывший президент Зимбабве Роберт Мугабе умер в Сингапуре на 96 году жизни после продолжительной болезни. «Тиран», «убийца белых», «черный расист» — какими только эпитетами ни награждала его пресса. Его обвиняли во всех смертных грехах — гиперинфляции, расовых чистках, расправах с оппозицией и установлении личной диктатуры. В 2017 году он после 30 лет правления вынужденно подал в отставку, и жители восприняли это решение с восторгом. В качестве выходного пособия экс-президент получил особняк стоимостью в несколько миллионов долларов, прислугу, парк автомобилей и возможность пожизненно путешествовать самолетами в первом классе. В связи со смертью диктатора «Лента.ру» решила вспомнить, какие из рассказов о закрытой стране Зимбабве и о самом Мугабе можно считать правдой.

Этот текст впервые был опубликован в июне 2017 года.

C рождения Бобби пай-мальчиком был

Мугабе родился в семье плотника и учительницы в Южной Родезии, бывшей тогда британской колонией. Начальное образование получил в католической школе, а высшее — в университете для чернокожих в ЮАР. Получив степень бакалавра, Мугабе на некоторое время уехал работать в Гану, а когда вернулся — обнаружил, что в стране образовалось освободительное движение за расовое равноправие. Мугабе немедленно бросил преподавательскую карьеру и с головой ушел в политическую борьбу, вступив в возглавляемый Джошуа Нкомо Союз африканского народа Зимбабве (ЗАПУ). В 1963-м, разругавшись с Нкомо, Мугабе создал собственную партию — Национальный союз (ЗАНУ).

Почти сразу после этого Мугабе угодил в тюрьму, где провел 11 лет. Это были тяжелые годы: как потом рассказывал Роберт, его подвергали пыткам и издевательствам — например, не отпустили на похороны трехлетнего сына, умершего от энцефалита.

Но лишения не сломили Мугабе. Сохранить волю к победе ему помогли природная твердость характера и страстная тяга к знаниям. Роберт организовал настоящую школу для сокамерников: обучал их грамоте, математике и английскому. Учился и сам: заочно поступил в Лондонский университет. К концу тюремного срока, в 1974 году, он получил еще четыре диплома: два юридических, магистра экономики и бакалавра управления. Так что Мугабе — самый образованный из африканских лидеров.

Время войны, время мира

Выйдя на волю, Мугабе уехал в Мозамбик, где снова включился в борьбу за свободу. В отличие от ЗАПУ Джошуа Нкомо, который, будучи протеже СССР, пытался поднять на классовую борьбу пролетариат, Мугабе, ориентируясь на труды товарища Мао, делал ставку на крестьянскую революцию.

Мугабе не был полководцем: всеми операциями руководили его полевые командиры, а он разрабатывал стратегию и обеспечивал ее реализацию, посылая отряд за отрядом через границу, в Южную Родезию. Партизаны боевого крыла ЗАНУ, ЗАНЛА, убивали всех белых без различия — не только солдат, но и мирное население. Особое внимание боевики обращали на ликвидацию или изгнание белых фермеров, поскольку, оставшись без работодателей, черные батраки массово вступали в ряды ЗАНЛА. Своим бойцам Мугабе обещал после победы землю, отнятую у белых. Недовольных его планами находили с перерезанным горлом. Обаятельный и образованный повстанческий лидер приобрел популярность и за границей — в Китае, Британии и США.

В конце концов Южная Родезия не выдержала. Страна, обескровленная более чем десятилетними санкциями со стороны всего мира и кровопролитной контрпартизанской войной, согласилась на введение правления черного большинства. Премьер Ян Смит пытался передать власть кандидату от умеренных епископу Музореве, но Нкомо и Мугабе отказались его признать. Состоялись всеобщие выборы, на которых Мугабе неожиданно обошел влиятельного Джошуа Нкомо. Залогом успеха Мугабе стало то, что он принадлежал к народности шона, составлявшей большинство в стране, а Нкомо происходил из этнического меньшинства — матабеле.

Мир, дружба, этнические чистки

«Еще вчера мы были врагами, а сегодня должны стать друзьями. Мы преданы одной стране. Под прошлым подведена черта, но мы должны извлечь из него уроки. Раньше белые притесняли черных, но черные не станут мстить и притеснять белых. Я призываю к национальному примирению во имя будущего».

Эти слова Мугабе произнес в первом телеобращении к нации, немало изумив уже начавшее паковать чемоданы белое меньшинство бывшей Южной Родезии, превратившейся в Зимбабве. И самое удивительное — обещание он сдержал. Белых фермеров не только не согнали с земли — им дали льготные кредиты и повысили закупочные цены на продукцию. На колоссальную финансовую помощь, которую выделил Запад, Мугабе запустил масштабные программы по развитию здравоохранения и образования, повсеместно строя дороги и развивая инфраструктуру.

Если белые вздохнули с облегчением, то черным, выступившим против Мугабе, пришлось несладко. Джошуа Нкомо обвинили в подготовке переворота и изгнали из страны. Премьер при помощи инструкторов из КНДР сформировал из шона подчинявшуюся непосредственно ему спецбригаду и устроил зачистку политических противников. Операция по истреблению бывших бойцов ЗАПУ, почти целиком состоявшей из матабеле, и поддерживающих их соплеменников, получила лирическое название «Гукурахунди» — «первый весенний дождь, смывающий мякину перед ливнями».

Населенные матабеле районы были полностью блокированы, в дополнение к неограниченному террору и этническим чисткам, проводимым армией, там начался голод. Уцелевших отправляли в «исправительные центры» — аналог нацистских концлагерей. Помощь армии оказывали «молодежные бригады» — местный вариант хунвейбинов. Осознав, что таким образом сломить сопротивление матабеле не удастся, Мугабе неожиданно пошел на мировую: Нкомо простили и разрешили вернуться, назначив на почетный, хотя и номинальный пост. Уцелевших бойцов ЗАПУ — их осталось около сотни — амнистировали, а остатки самой ЗАПУ влили в ЗАНУ, которую переименовали в ЗАНУ-ПФ. Таким образом Зимбабве, при полном одобрении Запада, превратилось в однопартийное государство.

Черный передел

Разобравшись с оппонентами, Мугабе вернулся к расовому вопросу — и не по своей воле: толпы бывших черных партизан, многие из которых умели только воевать, не имея ни образования, ни профессии, ни денег, требовали наконец отобрать землю у ненавистных белых. В качестве предлога премьер использовал акции диверсантов-коммандос из ЮАР, пытавшихся дестабилизировать ситуацию в стране. После того как Мугабе начал кампанию по принудительному отъему земли и продаже ее безземельным черным, половина белого населения бежала из Зимбабве, другая половина ушла во внутреннюю эмиграцию, демонстративно отказавшись от участия в политической жизни.

В 1987 году Мугабе изменил конституцию, упразднив пост премьера и став президентом. Он аккумулировал в своих руках практически неограниченную власть: контроль над правительством, вооруженными силами, право распускать парламент и избираться неограниченное число раз. Мугабе превратился в единоличного правителя, расставляя верных ему людей на все значимые посты; отнятые у белых фермы за символическую сумму передавались не бывшим партизанам-беднякам, а высокопоставленным чиновникам. Страну захлестнула коррупция. Роберт Мугабе построил систему, в которой его родственники и доверенные лица владели несметными богатствами, а 85 процентов населения влачили жалкое существование на 300 долларов в год.

Когда уровень недовольства достиг критического значения, Мугабе решил направить ненависть населения на оставшихся белых: их объявили «врагами государства». Более 90 процентов белых земледельцев бежали из страны. США и государства Евросоюза внезапно осознали, что Мугабе не так уж прогрессивен, и вновь ввели санкции против страны. После этого зимбабвийская экономика рухнула. Началась гиперинфляция, цены удваивались каждые несколько часов, товары из магазинов исчезли, поликлиники и больницы не работали — не было лекарств. Когда инфляция достигла 230 миллионов процентов, Центробанк просто отменил местную валюту — зимбабвийский доллар. Производство сельхозпродукции упало на 70 процентов, две трети земель оказались заброшенными: выяснилось, что бывшие партизаны не в состоянии справиться со сложными агросистемами. Государство оказалось на грани краха. Во всех бедах Мугабе обвинил неоимпериалистов, которые пытаются вновь закабалить страну, и демонстративно вышел из Британского содружества.

Оппозиция, которая хуже

Единственной серьезной оппозицией Мугабе стало «Движение за демократические перемены» бывшего профсоюзного лидера Моргана Цвангираи. На первых же выборах оно лишь немного уступило ЗАНУ, причем Цвангираи признать поражение отказался. На него сразу обратили внимание на Западе — наконец-то в Зимбабве появился перспективный лидер, которого можно поддержать. Цвангираи выдали правозащитную премию и пригласили в магистратуру при Стэнфорде.

Президентские выборы в 2008-м закончились политическим кризисом: несмотря на чудовищные подтасовки и административное давление, Цвангираи обошел Мугабе в первом туре, но из-за начавшихся против его сторонников репрессий отказался участвовать во втором туре. Победу Мугабе, который оказался в итоге единственным кандидатом и был избран 85,5 процента голосов, за рубежом не признали. Снять напряжение удалось лишь при посредничестве ЮАР: оппозиция смирилась с переизбранием Мугабе, а Цвангираи за это получил премьерский пост, специально ради этого восстановленный.

В последующие годы оппозиция умудрилась полностью себя дискредитировать. Цвангираи вел двойную игру, публично призывая к отмене санкций, а в личных беседах убеждая западных дипломатов их продлить. Обнаружилось, что оппозиционеры во власти ничем не отличаются от тех, кого они критиковали: так же двигают свои креатуры на хлебные должности и так же берут деньги, как товарищи Мугабе. В итоге следующие выборы Мугабе триумфально выиграл безо всяких подтасовок, а его партия победила даже в регионах, раньше считавшихся оппозиционными.

В 2017 году оппозиция в стране была раздроблена и не представляла серьезной угрозы властям. Неловкие действия Запада, регулярно подкармливающего ее деньгами, давали дополнительные козыри госпропаганде.

«Команда Лакост» против G40

Роберт Мугабе в свои 93 года страдал раком простаты и при каждой возможности посещал Сингапур, где проходил лечебные процедуры. И хотя при этом он сохранял ясность ума, вопрос о преемнике становился все более актуальным.

За власть и влияние в зимбабвийском руководстве боролись две группировки. Первая — так называемая G40 (сокращение от «поколение сорокалетних»), возглавляемая Грейс Мугабе (урожденной Маруфу) — энергичной 51-летней супругой президента. Ее поддерживали в основном молодые министры.

Вторая — «команда Лакост» во главе с Эммерсоном Мнангагвой по прозвищу «Крокодил», человеком сложной судьбы. В юности он входил в уличную банду «Крокодилы», где и получил свое прозвище. После того как в Южной Родезии началась партизанская война, он убил белого фермера, был пойман, но освобожден из-за судебной ошибки, после чего присоединился к Мугабе. Прозвище сторонники Мнангагвы получили благодаря пристрастию к дорогим вещам — в частности, к марке Lacoste (на логотипе изображен крокодил). Связано ли название «команда Лакост» с прозвищем лидера — неясно. На стороне Мнангагвы — бывшие ветераны освободительной борьбы, достаточно серьезная сила в нынешнем Зимбабве.

Армия — один из самых мощных игроков в стране — демонстративно держала нейтралитет. Начальник генштаба Константин Чивенга даже выступил с заявлением, в котором дал понять, что не позволит занять главный пост в Зимбабве человеку, не участвовавшему в освободительной войне, — то есть ни одному из лидеров оппозиции.

Мугабе, несмотря на проблемы со здоровьем, полностью контролировал ситуацию и в соответствии с формулой «разделяй и властвуй» поддерживал то одну, то другую группировку.

Сердце Южной Африки

От того, сумеют ли «поколение сорокалетних» и «команда Лакост» мирно поделить власть после смерти Мугабе, зависит будущее всей Южной Африки. Через Зимбабве проходят практически все торговые маршруты региона. Кроме того, если в стране начнутся беспорядки, они могут перекинуться за границу.

В стабильности Зимбабве заинтересованы и внешние игроки, прежде всего Китай. После того как в 2002-м Запад ввел санкции против страны, КНР предложила Мугабе помощь. Сейчас в Хараре, столице Зимбабве, довольно много китайцев, в городе работают китайские кафе и рестораны, из Китая везут оружие и ширпотреб, обратно идут полезные ископаемые. Китайскому бизнесу принадлежат шахты, где добываются золото, хром, платина и алмазы.

Старается не отставать и Россия: участвует в разработке третьего в мире по величине платинового месторождения Дарвендейл. Даже США и Евросоюз ищут пути возвращения в Зимбабве: за последние годы без особой огласки ЕС снял большую часть наложенных на страну санкций.

Но как бы ни развивалась Республика Зимбабве дальше, ясно одно: в ее истории нескоро появится человек, способный сравниться с бывшим школьным учителем Робертом Мугабе по масштабам личности.

Родезийская легкая пехота (RLI) просуществовала немногим более 20 лет. Свою боевую работу она начала во время Войны в родезийском буше (этот многолетний конфликт известен у белых поселенцев, как «Война в Южной Родезии» и у черных обитателей Зимбабве, как «Освободительная война зимбабвийского народа»). В состав RLI принимали как Родезийцев, так и добровольцев из других стран мира. Несмотря на нехватку оружия, боеприпасов и проблемы с финансированием воинских подразделений (из-за санкций, наложенных мировым сообществом), родезийская пехота продемонстрировала высочайшую эффективность, достигнутую благодаря новаторской тактике аэромобильных сил «огневой поддержки» (fire force). Невзирая на многочисленные трудности, родезийцы смогли осуществить несколько фантастических десантных операций, которым нет аналогов в мировой военной истории. Сражаясь в невыгодных условиях, против многочисленного, идейно мотивированного врага, родезийская пехота выполнила большую часть поставленных задач, при соотношении потерь 35 к 1 в свою пользу.
Пехота Родезии не проиграла в бою. Крах Родезийской военной системы произошел вследствие финансового коллапса страны, раздавленного санкционной политикой ООН. Однако, противники родезийской армии, не сумев победить ее в открытом столкновении, были вынуждены сесть за стол переговоров, и приступили к поиску политических компромиссов с несломленным белым меньшинством.
Родезийская семья всегда готова к бою, ибо в воде затаились аллигаторы, а в лесах прячутся повстанцы.
Родезия – маленькая страна, площадь которой составляет ½ от площади Соединенного Королевства. Родезия обладает крайне изменчивым климатом: если на высотах вокруг Сэлисбури царит относительная прохлада, то южные и северные части страны большую часть года плавятся в яростных лучах африканского солнца. Значительная часть Родезии была необитаема и заселена хищными животными, которые могли серьезнейшим образом повлиять на ход боевой операции. Впрочем, куда как большие неприятности родезийцам доставляли не слоны (успешно сражавшиеся с боцами САС) и носороги, а мерзкие мухи-мопани – мелкие насекомые размером со спичечную головку. Они забивались в ноздри, в уголки рта, лезли в глаза человека – чем больше боец их убивал, тем больше их прилетало. Ко всему прочему бойцы родезийской пехоты подвергались риску заражения экзотическими болезнями, многие из которых в мире были практически забыты, как, например, бубонная чума. Порой солдаты возвращались из буша, имея целый букет неведомых болезней: доктора были просто не в состоянии их диагностировать и отправляли зараженных в ЮАР на излечение.
Численность население Родезии составляла 5 миллионов человек, из которых лишь 225,000 были белыми. При этом под контролем белого меньшинства находилась большая часть земельных и финансовых богатств государства. Правительство Родезии в меру своих сил пыталось заботиться о черном населении и поддерживало их жизнь на более высоком уровне по сравнению с жизненным уровнем соседей. Изначально, Родезия не была расистским государством. Однако, разница в уровне образования привела к тому, что большая часть голосов, учитывающихся при формировании государственной политики принадлежала белым. Совет африканских вождей, конечно же, участвовал в управлении страной, но он, в основном, лоббировал интересы сельских негров. Чернокожие националисты, обитающие в городах, никакого представительства не имели и, конечно же, вынашивали планы мщения по отношению к несправедливому режиму.
К началу 60-ых годов Родезийские националисты сформировали две политические партии. Первой партией стал Союз Африканского Народа Зимбабве (ZAPU) в состав которого входило боевое крыло, известное как Зимбабвийская Народная Революционная Армия (ZIPRA). Последняя не имела племенного характера и должна была отражать взгляды всей черной оппозиции. Однако вскоре стало ясно, что подобная конструкция не действует. В 1963 году была сформирована вторая партия Зимбабвийский Африканский Национальный Союз (ZANU) и ее боевое крыло Зимбабвийская Африканская Национальная Армия Освобождения (ZANLA).
Обе партии придерживались различной тактики действий и набирали сторонников из различных племен. ZIPRA (во главе с Джошуа Нкомо) преимущественно рекрутировала бойцов из племени Ндебеле и черпала финансовую поддержку из СССР. Засылая в Родезию террористов, ZIPRA делала ставку на формирование полноценной армии, в состав которой должны были войти танковые части и артиллерийские подразделения (предназначенные для войны не столько с родезийцами, сколько с чернокожими «братьями» из ZANLA). Бойцы ZIPRA имели собственную униформу и по сравнению с ZANLA были хорошо экипированы.
Родезийская бронеколонна на марше. В условиях Африки, оборудованный крупнокалиберным орудием бронеавтомобиль был предпочтительнее танка.
ZANLA (структура старого тролля и фаната В.В. Путина — Роберта Мугабе) рекрутировала бойцов из племени Шона и получала финансирование от Китайских маоистов. ZANLA делала ставку на террор, запугивание и принуждение черного населения к революционной борьбе. Базовой тактикой ZANLA была партизанская война, направляемая из Замбии и Мозамбика. ZANL-овцы, по возможности, избегали столкновений с частями регулярной Родезийской армии и атаковали слабозащищенные цели, например, одинокие фермы белого меньшинства. По мысли архитекторов ZANLA, основная ставка делалась на народ, должный подняться против правительства на финальном этапе национальной революции. Взяв под контроль очередную деревню, ZANL-овцы отбирали у местных еду, выпивку и женщин, после чего проводили краткую лекцию по основам марксизма и затягивали революционные песни. Селян, заподозренных во взаимодействии с оккупационными властями, как правило, убивали: расстреливали, или закалывали штыками. Тех, кому не повезло, пытали до смерти.
Деревенскую молодежь националисты рекрутировали в армию, тинейджеры пополняли ряды маджиба (помощников, собирающих информацию и следящих за оккупантами). Очень часто, рекрутов заманивали в армию более высоким статусом, деньгами или частью захваченной добычи. Добровольцы нередко подчеркивали финансовую значимость сделанного выбора, упоминая о том, что если бы родезийская армия платила бы также, выбор был бы сделан в ее пользу. Конечно же, не все повстанцы были добровольцами. Частенько ZINLA совершала налеты на провинциальные школы и принудительно рекрутировала учеников. Другие «добровольцы» вынужденно пошли в «освободительную» армию под угрозой физического уничтожения. В своих тренировочных лагерях повстанцы проводили идеологическую обработку новобранцев, а также учили последних основам военного дела. Впрочем, обучение проводилось из рук вон плохо, вследствие чего новобранцы практически не могли противодействовать профессиональным солдатам RLI.
Отношения между ZANLA и ZIPRA были чрезвычайно напряженными. Прежде чем партии сформировали Патриотический Фронт (12 ноября 1976 года), они несколько раз на смерть сражались друг с другом.
По сути ZANLA и ZIPRA были марксисткими организациями, идеология которых была изменена под влиянием уникальных африканских особенностей. Бойцы партий непрестанно общались с колдунами и медиумами, а в основании идеологической пропаганды лежал собственный исторический миф, основанный на восстании Матабеле 1896-1897 года. Подобное положение дел привело к тому, что многие Родезийцы рассчитывали на помощь Великобритании, противостоящей советскому блоку в Европе. Однако, она так и не последовала и белое меньшинство осталось наедине со своей судьбой.
В своей борьбе бойцы ZANLA и ZIPRA использовали оружие, полученное из Китая и стран Варшавского договора: ППШ, СКС, АК-47 и РПД под патрон 7,62х39. Продвинутые повстанцы могли получить РПГ-2, РПГ-7 или 60-мм миномет. Элитные подразделения ZIPRA получали тяжелые пулеметы, безоткатные противотанковые ружья, а также советские системы ПВО.
Помимо зимбабвийцев RLI сражалась с Фронтом Освобождения Мозамбика (FRELIMO). Эти ребята были подготовлены куда серьезнее зимбабвийских коллег. Они пользовались полной поддержкой СССР и имели в своих вооруженных силах танковые подразделения, системы ПВО и, даже, самоходную артиллерию.
Чернокожие бойцы Родезийской Армии патрулируют буш.
СТРУКТУРА RLI
Основной боевой единицей Родезийской Легкой Пехоты (RLI) был батальон, командовал которым подполковник. В состав батальона входила штабная рота и 4 стрелковых роты (A-D). Каждая рота состояла из 3 взводов по 37 человек в трех секциях.
Когда в составе RLI появились батальоны коммандо, то их стрелковые роты были реформированы в подразделения коммандос. В составе каждого подразделения находилось до 130 человек, хотя в действительности, их боевая численность редко превышала 70 человек. Батальоны коммандос возглавлял майор, тогда как его заместителем был капитан. В составе каждого батальона коммандос (возглавляемого лейтенантом или NCO) находилось 5 эскадронов по 24 человека в каждом. Очень часто людей было так мало, что в состав батальона входило лишь 4 эскадрона. Эскадрон, в свою очередь, состоял из 2 патрулей и отряда поддержки, в состав каждого входило по 5 человек. В конце 60-ых, состав эскадрона уменьшился до 4 человек (лидер патруля, двух стрелков и пулеметчика), что было связано с уменьшением боевого груза «Алэуттов». Отряд поддержка возглавлялся капралом или лэнс-капралом (в условиях малой численности боевого состава роль NCO брали на себя старшие солдаты).
По результатам реформы, штабная рота была переименована в базовую роту, которая должна была обеспечивать административную поддержку подразделению (выплату боевых, транспортные средства, выполнение полицейских обязанностей). До 1976 года в состав базовой роты также входила Группа поддержки, состоявшая из одного или нескольких специальных эскадронов:
· Минометный эскадрон (3 секции, 2х80мм миномета в каждом), 2-ой минометный эскадрон был сформирован в 1972 году, но упразднен в 1977-ом, после того, как каждый батальон получил отдельную минометную секцию.
· Разведывательный эскадрон (2 секции из 4 бронеавтомобилей «Феррет» в каждой, плюс штабной автомобиль). В 1974 год эскадроны были преобразованы в бронеавтомобильный полк.
· Эскадрон следопытов. Сформирован в 1972. В 1976 переименован в Разведывательный эскадрон в состав которого вошли снайперы.
· Противотанковый эскадрон. Сформирован в 1976. Состоял из трех секций, каждый их которых был вооружен 2х106мм безоткатными пушками, установленными на UNIMOG.
· Штурмовой эскадрон. Сформирован в 1977 году. Выполнял задачи, связанные с проведением взрывных работ и минированием / разминированием территории.
База родезийских ВВС на втором этапе войны.
ВЕРБОВКА
На протяжении всей войны в Родезийском буше, состав национальной армии Родезии оставался прежним: 80% бойцов были чернокожими. Подобное положение дел не особенно радовало Родезийское руководство, в свете бесконечных конголезских мятежей и восстания Мау-Мау в Кении. Для предотвращения подобных проблем, руководители страны решили создать полк, целиком и полностью состоящий из европейцев. Учитывая ограниченность людских резервов, не было ничего удивительного в том, что на всем протяжении войны RLI страдали от некомплекта личного состава.
В состав RLI принимали в основном молодых Родезийцев. Это были потомки тех Европейцев, что приехали в страну, спасаясь от ужасов Второй мировой войны. Конечно же, многие бойцы были горожанами и не имели опыта выживания в буше.
Командование RLI охотно рекрутировало иностранцев. Так, например, первое подразделение RLI было полностью укомплектовано выходцами из ЮАР и Великобритании. Впоследствии Родезия активно набирала бойцов за рубежом, например в США, печатая объявления и рекламные статьи в таких изданиях, как Soldiers of Fortune. Что касается французов, норвежцев и представителей других белых национальностей, то общее число таких рекрутов не превышало 10% от общей численности всего подразделения. Многие рекруты имели за плечами боевой опыт и приезжали в Родезию за приключениями или славой. При этом среди бойцов были, как идейные антикоммунисты, так и простые любители убивать.
Солдаты национальной армии называли «иностранцев» наемниками. Однако с точки зрения жалования и привилегии «наемники» ничем не отличались от регулярных родезийских военных, несмотря на то, что некоторые из них в прошлой жизни имели более высокое звание или огромный боевой опыт.
Изначально в ряды RLI принимали только добровольцев-контрактников, должных «отработать» в рядах родезийской армии не менее 3 лет. Однако в 1973 году в Родезии была введена всеобщая воинская повинность, после чего на службу начали поступать призывники. Последние не пользовались уважением у ветеранов, пока в 1976 году численность конскриптов не превысила численность контрактников. Изначально срок службы новобранца составлял 12 месяцев. Однако позже он увеличился до 18 месяцев. Молодежь, решившая поступить в университет, должна была отслужить 24 месяца, но при этом их не вводили в состав резерва во время обучения. Изменения в процедуре призыва привели к повышению качества подготовки рядового состава, поскольку профессиональный опыт войны в буше набирался в течение года. Ну и, конечно же, весьма незавидной была судьба тех призывников, которые дослужили положенный год и внезапно узнали, что срок службы увеличен еще на 6 месяцев.
Конечно же, далеко не все новобранцы хотели служить, вследствие чего правительство думало о принятии закона, который запрещал бы молодым родезийцам призывного возраста покидать страну. Впрочем, многие молодые люди хотели как можно быстрее отмотать армейку и вернуться на гражданскую жизнь. Уклонистов в Родезии было мало, что, закономерно, привело к повышению среднего уровня образованности армейской среды.

Молодые люди попадали в армию в возрасте 19 – 21 лет. Наемники были немного старше (в среднем, 25 лет). Встречались в армии и 17-тилетний бойцы, отправившееся RLI, получив родительское одобрение. После смерти двух 17-тилетних солдат в 1968 году, детишек стали держать подальше от буша, слонов и черных террористов.
Родезийский следопыт за работой.
ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА
Поскольку инструкторов было мало, а оборудования недостаточно, первый год службы был занят разнообразными тренировками, которые не имели четкого плана. Очень часто учебные проблемы были связаны с тем, что подразделение попросту не устоялось. Первоначальная военная подготовка занимала 14 недели, впоследствии этот срок был увеличен до 16, а потом и до 19 недель.
Новые бойцы контрактники должны прибывали напрямую в казармы RLI (Сэлисбури) и находились там до момента начала нового учебного курса (курс начинался при наборе определенного числа новобранцев). Рекрутированная молодежь начинала службу в Ллевелинские казармы (Булавайо) где проходили через серию физических и интеллектуальных тестов. Рекруты, продемонстрировавшие хорошие физические показатели участвовали в тяжелом испытательном забеге по пересеченной местности и в случае успеха присоединялись к контрактникам в Сэлисбури.
В первые дни после прибытия, новобранцы сдавали медицинские анализы, заполняли различные бумаги, получали обмундирования и всячески вливались в новую военную жизнь. Молодежь с длинными волосами страдала больше других, потому что получив новую короткую прическу, многие тут же получали солнечный удар. Первая неделя подготовки была довольно тяжелой, поскольку инструкторы пытались привить новобранцам воинский дух и попутно избавить их от гражданских привычек. Воинский дух прививался, в основном, моральными унижениями, и постоянным упоминанием о том, насколько бестолковыми и бесполезными людьми являются новобранцы, судьба которых, конечно же, будет печальна.
Типичный день новобранца начинался в 5 утра и продолжался до 6 вечера. Дни были заполнены непрестанными тренировками, которых было так много, что люди вечером буквально валились с ног от усталости. Инструкторы внимательно следили за тем, как новобранцы ухаживают за униформой и койками. Если какая-то вещь была сложена не по уставу, ее немедленно сбрасывали на пол. Доходило до того, что некоторые рекруты, заправив кровать, спали на полу, дабы не смять подушку и тем самым не навлечь на себя гнев NCO.
На этом этапе обучения, новобранцы могли легко навлечь на себя гнев начальства. Наказания чередовались друг с другом. При этом самым неприятным из них была «подготовка к параду». Во время этого наказания, новобранец должен был раз в 30 минут прибывать к NCO в новом (всегда разном) комплекте униформы. Если NCО замечал какую-то небрежность во внешнем облике рядового, неприятная процедура повторялась вновь. Сложность наказания заключалась в том, что рядовой практически не мог завершить испытание в положенный 30 минутный срок, поскольку большая часть времени уходила не столько на переодевание, сколько на путешествия внутри военного лагеря.
По завершении первых шести недель обучения уровень жестокости NCO падал. Тренировки все еще оставались тяжелыми, но наказания были куда менее суровыми. На этом этапе обучения рядовые определялись с воинской специальностью. Вдобавок к этому у солдат появлялось право на отдых. Бойцы могли покинуть пределы казармы во второй половине дня, в субботу. Возвратиться в казарму следовало до отбоя в воскресенье. При этом выпустить рядового за пределы лагеря могли часовые, стоящие возле ворот. Если внешний вид рядового им не нравился, часовые заворачивали солдата обратно, в казарму. Именно по этой причине многие бойцы предпочитали оставаться внутри лагеря. Свободно время они посвящали чтению, сну или чистке личного снаряжения.
Дальнейшие тренировки проходили в рамках британской модели военного образования. Они включали в себя: чтение карт, работу с системами связи, оказание медицинской помощи, а также изучение личного оружия. Впоследствии солдаты учили минное дело, основы контртеррористической борьбы, практиковались в лазании, плавании и изучении обычаев местных племен. Физические тренировки включали в себя: борьбу, бег, а также упражнения с винтовками, которые были нужны для усиления мускулов рук. Многие упражнения требовали взаимодействия всего взвода. В случае провала одного человека, упражнение повторял весь взвод, что учило бойцов ответственности и взаимопомощи. Начиная с 1977 года рекруты RLI проходили специальную тренировку, связанную с десантированием при помощи парашюта.
Временами рекруты участвовали в «маршах по бушу», которые продолжались не один день и требовали от бойцов применения практических навыков выживания и ориентирования на местности. Во время «маршей», рекруты использовали боевое оружие. В их распоряжении также были боевые патроны, поскольку ни одна группа не была застрахована от нападения повстанцев и диких животных. Солдаты различали боевые магазины от «тренировочных» по метке, сделанной из изоленты. Огневая подготовка была направлена на оттачивание навыков ближнего огнестрельного боя. Бойцы должны были быть готовы вступить в боевой контакт прямо во время марша.
Естественно, NCO обращали самое пристальное внимание на навыки, связанные с выживанием бойцы. Рекруты учились искать воду, изучали съедобные растения, а также получали первичную подготовку следопыта. По итогам обучения проводилось трехдневное испытание, во время которого бойцы пытались выжить в буше без пищи и с минимально необходимым запасом воды.
Совместные тренировки проводились, как на уровне секции, так и на уровне взвода. NCO обучали солдат совместному взаимодействию друг с другом в составе больших подразделений. Отдельные упражнения были посвящены взаимодействию родезийской пехоты с легкой авиацией и вертолетами. Рекруты, получившие во время учебы ранения, отличившиеся плохим поведением или завалившие итоговый экзамен (необходимую оценку набирали 15-20% от стартового состава курса), отправлялись на переобучение. В случае завала второй попытки, рекрут отправлялся на менее опасную должность в тыл или переводился на службу в регулярное территориальное подразделение. Бойцы, сумевшие преодолеть все препятствия, участвовали в завещающем параде, во время которого новые бойцы RLI проходили в парадной униформе перед своими начальниками, гостями и родственниками.
Учебные взводы были разделены по 4 цветам (зеленый, синий, красный и желтый). После завершения обучения, новенькие бойцы попадали в соответствующие цветам коммандо. Красные рекруты попадали в 1Cdo, зеленые – в 4Cdo и так далее. Таким образом, новички оказывались в окружении знакомых людей. Естественно, доказать свое боевое мастерство новички должны были во время боевой операции. В идеале на четырех ветеранов должен был приходиться один новичок, но эта пропорция соблюдалась редко. В том случае, если боец получал повышение или новую воинскую специальность ему приходилось проходить через курсы повышение квалификации, которые длились от 10 до 12 недель.
Программа боевой подготовки бойца RLI
Учебный модуль Единиц времени (1 единица = 40 минут)
Строевая и ружейная подготовка 99
Оружие бойцов и оружие террористов 111
Боевые действия в поле и буше 39
Радио и связь 28
Чтение карт 32
Первая медицинская помощь 23
Физические тренировки (включая спорт и основы 136
ближнего боя)
Антитеррористическая борьба в городах 11
Принципы современного боя 29
Антитеррористическая борьба в сельской местности 65
Скалолазание и плавание 23
Минное дело 10
Основы взрывного дела 8
Воздушная поддержка и координация 16
Техника выживания, теория и практика 25
Вертолетная подготовка 12
Африканские обычаи с примерами 9
Стрельба 95
Упражнения (всех видов) 65
Борьба с террористами в боевом лагере 95
Планирование боевых операций 71
Демонстрация (все объекты) 25
Лекции и показ фильмов 24
Тесты (теоретические и практические) 42
Проверка оружия и оборудования 22
Парады,смотры и прочее 25
Всего 1,140
Захваченный у ZIPRA — БТР-152.
ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРОВ
Офицеры, начинавшие службу в раннем RLI, как правило, имели за плечами опыт британского обучения в Сендерхерсте или опыт антитеррористической борьбы во время Малайского восстания (1948-1960). Естественно, при первой же возможности Родезия перешла к самостоятельной подготовке офицерского состава.
Рекруты, решившие стать офицерами проходили интеллектуальный тест. В случае успеха их, вместе с хорошо зарекомендовавшими себя NCO отправляли для дальнейшего обучения в офицерскую секцию. Стоит отметить, что повышение в звании было обычным явлением в родезийской армии. При этом ставшие офицерами NCO не были обязаны возвращаться в изначальное подразделение.
Прибыв в офицерскую секцию, рекруты проходили через вторую серию тестов, которая продолжалась в течение нескольких дней. Тестам подвергались физические и командирские способности, координация действий, смекалка и инициатива (например, один из тестов сводился к тому, что будущие офицеры должны были перенести через препятствие тяжелый ствол, используя для достижения цели веревки и попавшие под руку палки). Половина кандидатов провалила первичный курс, остальные попадали в Пехотную школу в Гвело, где проходили 12-ти месячные офицерские курсы.
Базовый офицерский курс был разделен на 4 блока. Первая часть курса была посвящена оружию (использованию и эксплуатации), вторая – теории и практике ведения современной войны, третья была связана с умениями и навыками полезным в борьбе с террористами в городах и сельской местности, сюда же входили задачи связанные с выслеживанием повстанцев и созданием засад. Четвертая часть курса была посвящена логистике, администрированию и военному законодательству. Добравшие до нее рекруты ездили в командировку в ЮАР, изучали танки, вертолеты и другое оборудование, которое не состояло на вооружении в Родезии. Здесь же изучались дополнительные дисциплины, связанные с управлением войсковыми подразделениями.
Завершив обучение, офицер попадал в подразделение с опытным NCO, который передавал офицеру непосредственный военный опыт, а также информацию, необходимую для эффективного управления отрядом.
Что касается будущих офицеров регулярной армии, то проходили через подобную хоть и сокращенную процедуру продолжительностью 18 недель.
Пехотинец. Операция «Котел» / «Cauldron», 1968
Операция «Котел» началась в марте 1968 года после того как поисковая группа Родезийских рейнджеров обнаружила подразделения ZIPRA, пересекшее границу у Замбези. Повстанцы приступили к созданию складов оружия, а также построили несколько боевых лагерей, предназначенных для будущих операций. В течение нескольких последующих недель бойцы RLI и RAR выслеживали ZIPRA-вцев и вступали с ними в многочисленные перестрелки. По результатам операции Родезийцы уничтожили 58 повстанцев (взяв в плен 51) и потеряли 3 человек. Еще 9 повстанцев смогли вырываться из ловушки и ушли в Замбези.
На этой стадии войны бойцы RLI имели камуфлированные жакеты, штаны и кепки, но у них не было камуфлированных рубашек (вместе с которым использовались британские подтяжки образца 1944 года). Представленный на изображении пехотинец вооружен ранней версией FN с деревянным прикладом. Оружие не закамуфлировано.
Также на изображении представлены личные вещи бойца: зеленый берет RLI, введенный в 1964 году) (1), который носили вместе серебряной эмблемой подразделения (2), рекруты при этом имели бронзовую эмблему. Корона с эмблемы была убрана в 1970 году, после того, как Родезия стала республикой. У каждого бойца вдобавок к берету и эмблеме была фирменная расчетная книжка (3).
Помимо FN, на вооружении родезийской армии находились легкие пулеметы «Брен» .303 калибра (4), который питались из рожков по 30 патронов каждый или пулеметы FN MAG 7х62 мм с ленточным питанием (5). В качестве тяжелого оружия использовались 3.5 дюймовые ракеты, выпускаемые из реактивного гранатомета. Чрезвычайно редко родезийцы использовали противотанковые HEAT ракеты. На вооружении RLI находились британские гранаты Миллс No36 (7), позже замененные на южно-африканские M962 (8).
Каждый солдат RLI имел в своем распоряжении карманный нож с тремя лезвиями (9), набор для чистки FN (10), шприц с заменителем морфина под названием Sosegon (11) и идентифицирующую пластинку (12) (зеленая часть всегда оставалась на бойце, тогда как красную командир снимал с убитого и прикладывал к перечню потерь). Кроме того, у бойцов был пакет с перевязочным материалом (13) и хотя бы один солдат подразделения должен быть иметь при себе пангу или мачете (14). Если операция носила длительный характер, бойцы несли вещи в рюкзаке (15), в котором располагалась не только разнообразная полезная мелочевка, но также питание и (самое важное) дополнительные запасы воды.
Отряд следопытов патрулирует буш, 1972
Перед тем, как создать и использовать тактику Fireforce, бойцы RLI боролись с повстанцами путем патрулирования долины Замбези. Первыми следопытами были гражданские, как правило – полицейские. Вскоре военные изучили их опыт и начали использоваться в армии команды собственных следопытов, состоящие из 4 человек. Поскольку данная работа требовала внимания и концентрации, лидер поиска сменялся каждые 30 минут. Несмотря на то, что следы искал в основном лидер, бойцы защищающие фланги, также были полезны. Они с легкостью могли обнаружить след прерванный каменистой землей по которой шел лидер. Кроме того, они обеспечивали безопасность следопыта, ибо повстанцы временами, делали круг, отходили по своим следам назад и устанавливали засаду.
На изображении можно увидеть лидера (1), который присел для того, чтобы найти небольшие тени, отбрасываемые стенками земли, оставшимися от следов вражеского башмака. Обнаружив следы хороший следопыт мог идентифицировать численность отряда (посчитав общее количество следов и разделив их на два), понять, насколько тяжело были нагружены люди (по уровню вдавливания грунта и расстоянию между следами), как сильно они устали (сбитые кусочки земли по краям следа и смазанные следы) и какой организации принадлежали (по рисунку следа). Естественно, следопыты могли понять, как давно были оставлены следы и как далеко оторвались от погони преследуемые.
В начале 70-ых бойцы могли носить любую одежду, вследствие чего многие предпочитали футболки и башмаки от Veldtschoen. В своих рюкзаках патрульные несли воду и пищу с запасом на несколько дней. При этом переносимый бойцами вес был предельно минимизирован дабы не замедлять их скорость.
Фланговые стрелки (2) вооруженные утяжеленным FN, который был столь же эффективен в буше, как и ручной пулемет, но при этом обладал меньшим весом. Лидер (3) вооружен полуавтоматическим дробовиком Браунинга. Это оружие использовалось редко, поскольку в основном лидеры брали в бой верный FN.

ВОЙНА В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ (1965-1979). Часть 1. Родезийская легкая пехота (RLI) просуществовала немногим более 20 лет. Свою боевую работу она начала во время Войны в родезийском буше (этот многолетний конфликт известен у белых поселенцев, как «Война в Южной Родезии» и у черных обитателей Зимбабве, как «Освободительная война зимбабвийского народа»). В состав RLI принимали как Родезийцев, так и добровольцев из других стран мира. Несмотря на нехватку оружия, боеприпасов и проблемы с финансированием воинских подразделений (из-за санкций, наложенных мировым сообществом), родезийская пехота продемонстрировала высочайшую эффективность, достигнутую благодаря новаторской тактике аэромобильных сил «огневой поддержки» (fire force). Невзирая на многочисленные трудности, родезийцы смогли осуществить несколько фантастических десантных операций, которым нет аналогов в мировой военной истории. Сражаясь в невыгодных условиях, против многочисленного, идейно мотивированного врага, родезийская пехота выполнила большую часть поставленных задач, при соотношении потерь 35 к 1 в свою пользу. Пехота Родезии не проиграла в бою. Крах Родезийской военной системы произошел вследствие финансового коллапса страны, раздавленного санкционной политикой ООН. Однако, противники родезийской армии, не сумев победить ее в открытом столкновении, были вынуждены сесть за стол переговоров, и приступили к поиску политических компромиссов с несломленным белым меньшинством. К началу 60-ых годов Родезийские националисты сформировали две политические партии. Первой партией стал Союз Африканского Народа Зимбабве (ZAPU) в состав которого входило боевое крыло, известное как Зимбабвийская Народная Революционная Армия (ZIPRA). Последняя не имела племенного характера и должна была отражать взгляды всей черной оппозиции. Однако вскоре стало ясно, что подобная конструкция не действует. В 1963 году была сформирована вторая партия Зимбабвийский Африканский Национальный Союз (ZANU) и ее боевое крыло Зимбабвийская Африканская Национальная Армия Освобождения (ZANLA). Обе партии придерживались различной тактики действий и набирали сторонников из различных племен. ZIPRA (во главе с Джошуа Нкомо) преимущественно рекрутировала бойцов из племени Ндебеле и черпала финансовую поддержку из СССР. Засылая в Родезию террористов, ZIPRA делала ставку на формирование полноценной армии, в состав которой должны были войти танковые части и артиллерийские подразделения (предназначенные для войны не столько с родезийцами, сколько с чернокожими «братьями» из ZANLA). Бойцы ZIPRA имели собственную униформу и по сравнению с ZANLA были хорошо экипированы. Деревенскую молодежь националисты рекрутировали в армию, тинейджеры пополняли ряды маджиба (помощников, собирающих информацию и следящих за оккупантами). Очень часто, рекрутов заманивали в армию более высоким статусом, деньгами или частью захваченной добычи. Добровольцы нередко подчеркивали финансовую значимость сделанного выбора, упоминая о том, что если бы родезийская армия платила бы также, выбор был бы сделан в ее пользу. Частенько ZINLA совершала налеты на провинциальные школы и принудительно рекрутировала учеников. Другие «добровольцы» вынужденно пошли в «освободительную» армию под угрозой физического уничтожения. Отношения между ZANLA и ZIPRA были чрезвычайно напряженными. Прежде чем партии сформировали Патриотический Фронт (12 ноября 1976 года), они несколько раз на смерть сражались друг с другом. В своей борьбе бойцы ZANLA и ZIPRA использовали оружие, полученное из Китая и стран Варшавского договора: ППШ, СКС, АК-47 и РПД под патрон 7,62х39. Продвинутые повстанцы могли получить РПГ-2, РПГ-7 или 60-мм миномет. Элитные подразделения ZIPRA получали тяжелые пулеметы, безоткатные противотанковые ружья, а также советские системы ПВО. Помимо зимбабвийцев RLI сражалась с Фронтом Освобождения Мозамбика (FRELIMO). Эти ребята были подготовлены куда серьезнее зимбабвийских коллег. Они пользовались полной поддержкой СССР и имели в своих вооруженных силах танковые подразделения, системы ПВО и, даже, самоходную артиллерию. СТРУКТУРА RLI Основной боевой единицей Родезийской Легкой Пехоты (RLI) был батальон, командовал которым подполковник. В состав батальона входила штабная рота и 4 стрелковых роты (A-D). Каждая рота состояла из 3 взводов по 37 человек в трех секциях. Когда в составе RLI появились батальоны коммандо, то их стрелковые роты были реформированы в подразделения коммандос. В составе каждого подразделения находилось до 130 человек, хотя в действительности, их боевая численность редко превышала 70 человек. Батальоны коммандос возглавлял майор, тогда как его заместителем был капитан. В составе каждого батальона коммандос (возглавляемого лейтенантом или NCO) находилось 5 эскадронов по 24 человека в каждом. Очень часто людей было так мало, что в состав батальона входило лишь 4 эскадрона. Эскадрон, в свою очередь, состоял из 2 патрулей и отряда поддержки, в состав каждого входило по 5 человек. В конце 60-ых, состав эскадрона уменьшился до 4 человек (лидер патруля, двух стрелков и пулеметчика), что было связано с уменьшением боевого груза «Алэуттов». Отряд поддержка возглавлялся капралом или лэнс-капралом (в условиях малой численности боевого состава роль NCO брали на себя старшие солдаты). По результатам реформы, штабная рота была переименована в базовую роту, которая должна была обеспечивать административную поддержку подразделению (выплату боевых, транспортные средства, выполнение полицейских обязанностей). До 1976 года в состав базовой роты также входила Группа поддержки, состоявшая из одного или нескольких специальных эскадронов: · Минометный эскадрон (3 секции, 2х80мм миномета в каждом), 2-ой минометный эскадрон был сформирован в 1972 году, но упразднен в 1977-ом, после того, как каждый батальон получил отдельную минометную секцию. · Разведывательный эскадрон (2 секции из 4 бронеавтомобилей «Феррет» в каждой, плюс штабной автомобиль). В 1974 год эскадроны были преобразованы в бронеавтомобильный полк. · Эскадрон следопытов. Сформирован в 1972. В 1976 переименован в Разведывательный эскадрон в состав которого вошли снайперы. · Противотанковый эскадрон. Сформирован в 1976. Состоял из трех секций, каждый их которых был вооружен 2х106мм безоткатными пушками, установленными на UNIMOG. · Штурмовой эскадрон. Сформирован в 1977 году. Выполнял задачи, связанные с проведением взрывных работ и минированием / разминированием территории. ВЕРБОВКА На протяжении всей войны в Родезийском буше, состав национальной армии Родезии оставался прежним: 80% бойцов были чернокожими. Подобное положение дел не особенно радовало Родезийское руководство, в свете бесконечных конголезских мятежей и восстания Мау-Мау в Кении. Для предотвращения подобных проблем, руководители страны решили создать полк, целиком и полностью состоящий из европейцев. Учитывая ограниченность людских резервов, не было ничего удивительного в том, что на всем протяжении войны RLI страдали от некомплекта личного состава. В состав RLI принимали в основном молодых Родезийцев. Это были потомки тех Европейцев, что приехали в страну, спасаясь от ужасов Второй мировой войны. Конечно же, многие бойцы были горожанами и не имели опыта выживания в буше. Командование RLI охотно рекрутировало иностранцев. Так, например, первое подразделение RLI было полностью укомплектовано выходцами из ЮАР и Великобритании. Впоследствии Родезия активно набирала бойцов за рубежом, например в США, печатая объявления и рекламные статьи в таких изданиях, как Soldiers of Fortune. Что касается французов, норвежцев и представителей других белых национальностей, то общее число таких рекрутов не превышало 10% от общей численности всего подразделения. Многие рекруты имели за плечами боевой опыт и приезжали в Родезию за приключениями или славой. При этом среди бойцов были, как идейные антикоммунисты, так и простые любители убивать. Солдаты национальной армии называли «иностранцев» наемниками. Однако с точки зрения жалования и привилегии «наемники» ничем не отличались от регулярных родезийских военных, несмотря на то, что некоторые из них в прошлой жизни имели более высокое звание или огромный боевой опыт. Изначально в ряды RLI принимали только добровольцев-контрактников, должных «отработать» в рядах родезийской армии не менее 3 лет. Однако в 1973 году в Родезии была введена всеобщая воинская повинность, после чего на службу начали поступать призывники. Последние не пользовались уважением у ветеранов, пока в 1976 году численность конскриптов не превысила численность контрактников. Изначально срок службы новобранца составлял 12 месяцев. Однако позже он увеличился до 18 месяцев. Молодежь, решившая поступить в университет, должна была отслужить 24 месяца, но при этом их не вводили в состав резерва во время обучения. Изменения в процедуре призыва привели к повышению качества подготовки рядового состава, поскольку профессиональный опыт войны в буше набирался в течение года. Ну и, конечно же, весьма незавидной была судьба тех призывников, которые дослужили положенный год и внезапно узнали, что срок службы увеличен еще на 6 месяцев. Конечно же, далеко не все новобранцы хотели служить, вследствие чего правительство думало о принятии закона, который запрещал бы молодым родезийцам призывного возраста покидать страну. Впрочем, многие молодые люди хотели как можно быстрее отмотать армейку и вернуться на гражданскую жизнь. Уклонистов в Родезии было мало, что, закономерно, привело к повышению среднего уровня образованности армейской среды. ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА Поскольку инструкторов было мало, а оборудования недостаточно, первый год службы был занят разнообразными тренировками, которые не имели четкого плана. Очень часто учебные проблемы были связаны с тем, что подразделение попросту не устоялось. Первоначальная военная подготовка занимала 14 недели, впоследствии этот срок был увеличен до 16, а потом и до 19 недель. Новые бойцы контрактники должны прибывали напрямую в казармы RLI (Сэлисбури) и находились там до момента начала нового учебного курса (курс начинался при наборе определенного числа новобранцев). Рекрутированная молодежь начинала службу в Ллевелинские казармы (Булавайо) где проходили через серию физических и интеллектуальных тестов. Рекруты, продемонстрировавшие хорошие физические показатели участвовали в тяжелом испытательном забеге по пересеченной местности и в случае успеха присоединялись к контрактникам в Сэлисбури. В первые дни после прибытия, новобранцы сдавали медицинские анализы, заполняли различные бумаги, получали обмундирования и всячески вливались в новую военную жизнь. Молодежь с длинными волосами страдала больше других, потому что получив новую короткую прическу, многие тут же получали солнечный удар. Первая неделя подготовки была довольно тяжелой, поскольку инструкторы пытались привить новобранцам воинский дух и попутно избавить их от гражданских привычек. Воинский дух прививался, в основном, моральными унижениями, и постоянным упоминанием о том, насколько бестолковыми и бесполезными людьми являются новобранцы, судьба которых, конечно же, будет печальна. Типичный день новобранца начинался в 5 утра и продолжался до 6 вечера. Дни были заполнены непрестанными тренировками, которых было так много, что люди вечером буквально валились с ног от усталости. Инструкторы внимательно следили за тем, как новобранцы ухаживают за униформой и койками. Если какая-то вещь была сложена не по уставу, ее немедленно сбрасывали на пол. Доходило до того, что некоторые рекруты, заправив кровать, спали на полу, дабы не смять подушку и тем самым не навлечь на себя гнев NCO. На этом этапе обучения, новобранцы могли легко навлечь на себя гнев начальства. Наказания чередовались друг с другом. При этом самым неприятным из них была «подготовка к параду». Во время этого наказания, новобранец должен был раз в 30 минут прибывать к NCO в новом (всегда разном) комплекте униформы. Если NCО замечал какую-то небрежность во внешнем облике рядового, неприятная процедура повторялась вновь. Сложность наказания заключалась в том, что рядовой практически не мог завершить испытание в положенный 30 минутный срок, поскольку большая часть времени уходила не столько на переодевание, сколько на путешествия внутри военного лагеря. По завершении первых шести недель обучения уровень жестокости NCO падал. Тренировки все еще оставались тяжелыми, но наказания были куда менее суровыми. На этом этапе обучения рядовые определялись с воинской специальностью. Вдобавок к этому у солдат появлялось право на отдых. Бойцы могли покинуть пределы казармы во второй половине дня, в субботу. Возвратиться в казарму следовало до отбоя в воскресенье. При этом выпустить рядового за пределы лагеря могли часовые, стоящие возле ворот. Если внешний вид рядового им не нравился, часовые заворачивали солдата обратно, в казарму. Именно по этой причине многие бойцы предпочитали оставаться внутри лагеря. Свободно время они посвящали чтению, сну или чистке личного снаряжения. Дальнейшие тренировки проходили в рамках британской модели военного образования. Они включали в себя: чтение карт, работу с системами связи, оказание медицинской помощи, а также изучение личного оружия. Впоследствии солдаты учили минное дело, основы контртеррористической борьбы, практиковались в лазании, плавании и изучении обычаев местных племен. Физические тренировки включали в себя: борьбу, бег, а также упражнения с винтовками, которые были нужны для усиления мускулов рук. Многие упражнения требовали взаимодействия всего взвода. В случае провала одного человека, упражнение повторял весь взвод, что учило бойцов ответственности и взаимопомощи. Начиная с 1977 года рекруты RLI проходили специальную тренировку, связанную с десантированием при помощи парашюта. Временами рекруты участвовали в «маршах по бушу», которые продолжались не один день и требовали от бойцов применения практических навыков выживания и ориентирования на местности. Во время «маршей», рекруты использовали боевое оружие. В их распоряжении также были боевые патроны, поскольку ни одна группа не была застрахована от нападения повстанцев и диких животных. Солдаты различали боевые магазины от «тренировочных» по метке, сделанной из изоленты. Огневая подготовка была направлена на оттачивание навыков ближнего огнестрельного боя. Бойцы должны были быть готовы вступить в боевой контакт прямо во время марша. Естественно, NCO обращали самое пристальное внимание на навыки, связанные с выживанием бойцы. Рекруты учились искать воду, изучали съедобные растения, а также получали первичную подготовку следопыта. По итогам обучения проводилось трехдневное испытание, во время которого бойцы пытались выжить в буше без пищи и с минимально необходимым запасом воды. Совместные тренировки проводились, как на уровне секции, так и на уровне взвода. NCO обучали солдат совместному взаимодействию друг с другом в составе больших подразделений. Отдельные упражнения были посвящены взаимодействию родезийской пехоты с легкой авиацией и вертолетами. Рекруты, получившие во время учебы ранения, отличившиеся плохим поведением или завалившие итоговый экзамен (необходимую оценку набирали 15-20% от стартового состава курса), отправлялись на переобучение. В случае завала второй попытки, рекрут отправлялся на менее опасную должность в тыл или переводился на службу в регулярное территориальное подразделение. Бойцы, сумевшие преодолеть все препятствия, участвовали в завещающем параде, во время которого новые бойцы RLI проходили в парадной униформе перед своими начальниками, гостями и родственниками. Перед тем, как создать и использовать тактику Fireforce, бойцы RLI боролись с повстанцами путем патрулирования долины Замбези. Первыми следопытами были гражданские, как правило – полицейские. Вскоре военные изучили их опыт и начали использоваться в армии команды собственных следопытов, состоящие из 4 человек. Поскольку данная работа требовала внимания и концентрации, лидер поиска сменялся каждые 30 минут. Несмотря на то, что следы искал в основном лидер, бойцы защищающие фланги, также были полезны. Они с легкостью могли обнаружить след прерванный каменистой землей по которой шел лидер.