Памятник пограничным собакам

LiveInternetLiveInternet

Памятник героям-пограничникам и служебным собакам

Страна Украина. Черкасская область Легедзино. Первое упоминание 9 мая 2003 год

Общий вид мемориала

Памятник героям-пограничникам и служебным собакам — мемориальный комплекс, находящийся в селе Легедзино Тальновского района Черкасской области, Украина. Памятник посвящён погибшим пограничникам батальона Отдельной Коломыйской пограничной комендатуры пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта и их служебным собакам. В конце июля 1941 года бойцы этого пограничного отряда в составе численностью около 500 военнослужащих и 150 служебных собак вступили в неравный бой с противником.

В конце июля 1941 года Отдельная Коломыйская пограничная комендатура, отступая с боями на восток, прикрывала отход штабных частей командования Уманской армейской группировки. В селе Легедзино находились штабы 8-ого стрелкового корпуса генерал-майора Михаила Снегова и 16-й танковой дивизии.

Михаил Георгиевич Снегов (12 ноября 1896 — 25 апреля 1960) — советский военачальник, генерал-майор (1940), участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн. В 1941 году попал в немецкий плен, после войны вернулся в СССР и продолжил службу. В отставке с 1959 года.

Штаб 8-го стрелкового корпуса прикрывали три роты особой Коломыйской погранзаставы, которыми командовал майор Филиппов. Пограничная комендатура была усилена школой служебного собаководства в составе 25 кинологов и 150 служебных собак, которые принадлежали пограничному отряду Коломыйской комендатуры и Львовской пограншколе служебного собаководства.

30 июля 1941 года бригада «Лейбштандарт Адольф Гитлер» атаковала село Легедзино. Атаку отражали 500 пограничников. Во время этого боя пограничный отряд уничтожил много живой силы противника и 17 танков. Но силы оказались неравными, закончились боеприпасы. Последним резервом обороняющихся был кинологический отряд со 150 служебными собаками. Когда на поле боя осталось несколько живых пограничников, на врага выпустили 150 служебных овчарок, после чего немецкое наступление было остановлено на этом участке фронта почти на два дня.

В этом бою погибли все пограничники. Уцелевшие собаки были расстреляны после сражения немецкими солдатами. Местные жители захоронили погибших пограничников и их собак в братской могиле на месте боя. В 1955 году останки пограничников и собак были перезахоронены возле сельской школы, где сегодня находится братская могила.

Братская могила возле сельской школы

На окраине села возле трассы Золотоноша — Умань, где произошёл этот бой, 9 мая 2003 года был открыт памятник героям-пограничникам и их служебным собакам. Памятник был возведён на средства участников Великой Отечественной войны из Звенигородки и нескольких сёл Тальновского района.

Памятник представляет собой мемориальный комплекс, расположенный на небольшой возвышенности. К памятнику ведёт асфальтированная дорожка, по краям которой установлены пограничные столбы. В центре памятника располагается крест, установленный на колонне. На перекладине креста располагается епитрахиль, являющийся в христианстве символом жертвенного служения. Возле колонны установлены мемориальные знаки в виде пламени огня. С левой стороны колонны находится знак с изображением советского воина с винтовкой в руках и медалью Героя Советского Союза. На правой стороне находится знак с изображением служебной собаки.

У подножия колонны и памятных знаков находятся три надписи на украинском языке.

В центре у подножия балюстрады находится надпись, информирующая о подвиге пограничников и их служебных собак:

«Зупинись i поклонись
тут в липнi 1941 року пiднялися в останню атаку на ворога
бiйцi Окремоï Коломийскоï
прикордонноï комендатури
500 прикордонникiв i 150 їx службових собак
лягли смертю хоробрих у тому бою,
вони залишились навiчно
вiрними присязi рiднiй землi»

(«Остановись и поклонись / здесь в июле 1941 года / поднялись в последнюю атаку на врага / бойцы Отдельной Коломыйской / пограничной комендатуры / 500 пограничников и 150 их служебных собак / полегли смертью храбрых в том бою / они остались навечно / верными присяге родной земле»).

У подножия памятного знака пограничнику находится надпись:

«Родять хлiба на полi бою
весну приносять журавлi
та все ж душа кричить вiд болю
за тих, хто вiчно тут лежить»

(Родят хлеба на поле боя / весну приносят журавли / да всё ж душа кричит от боли / за тех, кто вечно здесь лежит).

У подножия памятного знака служебной собаке находится надпись:

«Вихованi прикордонниками
вони були вiдданими їм до кiнця»

(Воспитанные пограничниками / они были верны им до конца).

Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад Победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо.

В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений Великой Войны. Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский.

Евгений Долматовский

С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысяч солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама…

В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой… Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв.

Зрелище было страшное: 150 (данные различные – от 115 до 150 пограничных псов, в т. ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев – жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось – немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.

Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М. Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме советских пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие наших пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось). А запланированная триумфальная встреча Гитлера и Муссолини состоялась 18 августа, но, конечно же, не в Киеве, а там, у Легедзино, на том шляху, который вел до Тального и который держали, как свою границу советские пограничники.

Лишь в 1955-м, жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила.

А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу – собаке.

Такого памятника больше нигде нет.

«Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

Сегодня известны лица лишь двух погибших пограничников — лейтенанта и старшины, но кто они, их имена, фамилии, где их родные, так и неизвестно…

К этому рассказу о подвиге советских пограничников и их четвероногих помощников можно добавить, что ежегодно 28 мая возле могилы погибших пограничников и их собак в посёлке Легедзино Тальновского района Черкасской области встречаются пограничники всех поколений. На земле братской Украины память о подвиге жива.

Наш современник Александр Журавлёв написал стихотворение о том жестоком бое:

Легедзино, окраина села.
Война. Фашисты шли, как на параде.
Здесь в сорок первом Армия легла,
Оставив повесть о погранотряде.
Черкащина, равнинные бои
Растёрли в пыль «слепую оборону».
Войска сдержать лавину не смогли.
Колокола готовы к перезвону.
Тут на пути германского катка
Поднялись в рост зелёные петлицы.
Эх, как ты, жизнь, ничтожно
коротка!
За Родину!.. И покатились фрицы.
Неравный бой. Застава полегла.
Пятьсот бойцов погибло в жаркой драке.
А тут иного быть и не могло…
Но на врага вдруг ринулись собаки…
Сто пятьдесят родных служебных псов
Шли в контратаку, в лоб, не зная страха.
А бег их был прекрасен и суров.
Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!..
Сто пятьдесят собак порвали полк
Непобедимой вражеской пехоты.
Всё понимая, выполнили долг
Бойцы резерва из хвостатой роты.
Река — Синюха, памятник, цветы.
Две стелы рядом — людям и собакам.
А на полях — прогнившие кресты,
Холмы врагов, покрывшиеся мраком.

Андрей Кулиш «Красная звезда»
Фото с официального сайта издания
размещено с разрешения гл. редактора Н. Н. Ефимова

Сегодня в моде собаки не просто породистые, а те, у кого родословная измеряется минимум тремя нулями в «конвертируемом эквиваленте», но поверьте, наступают и такие времена, когда обычная беспородная дворняжка становится, в прямом смысле слова, «на вес золота». В той Великой войне далеко не все собаки были породистыми. Большинство клубов служебного собаководства было расположено в европейской части страны, которые или погибли, или прекратили свое существование.

Элитные породы первыми бросались на врага в 1941-м. И когда пришла необходимость, обычные дворняги стали на защиту Родины и своего хозяина.

Много породистых служебных собак погибло в начале войны в отрядах истребителей танков. И тогда, в конце 1941-го встал вопрос о необходимости использовать беспородных собак, широко известных под общим названием «дворняжки». Часть из них – это крупные и сильные псы, бойцы батальонов военных собак называли их «добровольцами», другие – мелкие.

Крупные деревенские псы, никогда не знавшие ошейника, прекрасно работали. Они без устали вывозили раненых, бесстрашно бросались навстречу немецким танкам и старательно разыскивали мины.

Сегодня он, еще щенок – под защитой своего хозяина. Но если придет страшное время – он жизнь отдаст за того, кого любит больше, чем себя…

Из истории Великой Отечественной мы знаем, что собаки вытащили более ста тысяч раненых и сколько спасенных солдат говорили спасибо нашим молчаливым четвероногим друзьям. Историки еще не написали «энциклопедию собачьего мужества», но мы должны помнить эту яркую страницу времен войны. Как и то, что собаки-истребители танков уничтожили на подступах к Москве и Ленинграду, под Сталинградом и Курской дуге свыше 300 немецких танков, а это две полноценные дивизии врага.

Учитывая это, было сформировано 168 батальонов и полков различных служб по собаководству. На фронте служило более полумиллиона собак. Они доставили тысячи донесений, тонны килограммов боеприпасов, обследовали сотни тысяч квадратных метров минных полей, обнаружив при этом миллионы мин и фугасов. Собаки разведывательной службы сопровождали разведчиков в тыл врага для успешного прохода через его передовые позиции, обнаружения скрытых огневых точек. Диверсионные собаки использовались в партизанских отрядах для подрыва железнодорожных составов.

Касательно военного служебного собаководства приказом № 1089 от 23 августа 1924 РевВоенСовета СССР была создана специальная организация военного собаководства в Красной Армии, которая и является начальной страницей истории советской отечественной военной кинологии. Согласно тех же данных, благодаря генерал-майору Григорию Медведеву, уже к началу 1941 года эта школа подготовила собак по одиннадцати видам служб.

Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России».

Я также в архивах обнаружил один очень интересный документ. Извлечение из статьи газеты «РУССКАЯ МЫСЛЬ», издаваемой в Париже, № 43 от 21 сентября 1948 года: «В 1908 году было создано Российское общество поощрения собак в полицейской и сторожевой службах. В 1909 году в Санкт-Петербурге полицейские в своей службе стали применять служебных собак. В ходе Первой мировой войны все воюющие стороны широко применяли собак в качестве четвероногих санитаров, сторожей и связистов. Причины тому были просты: после первых месяцев боевых действий с их маневренными операциями линии фронта замерли, прикрывшись минными полями и ощетинившись проволочными заграждениями. В этой ситуации разведывательные рейды противника стали ощутимой опасностью. В германской и австро-венгерской армиях для борьбы с этими вылазками начали использовать сторожевых собак: овчарок и ротвейлеров, которые, услышав или почуяв людей, приближающихся к линиям окопов, предупреждали об опасности своих проводников, которые и поднимали тревогу. Союзники России по Антанте использовали собак не только для сторожевых целей, но и как связных. Организаторами «Школы военных сторожевых и санитарных собак», образованной в апреле 1915 года во Львове, стал статский советник Лебедев, занимавшийся до этого 6 лет дрессировкой полицейских собак. Однако, начавшееся в мае германо-австрийское наступление заставило эвакуировать школу из Львова в Киев. Уже в Киеве появилось первое наставление по использованию собак, в котором говорилось: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва линии телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». В штате школы числились 8 инструкторов и 109 нижних чинов. Помимо полицейских собак в школу поступали четвероногие питомцы, которых добровольно передавали хозяева. В сентябре в школе числились 97 собак, из них 37 среднеевропейских овчарок, 21 бельгийская овчарка, 19 эрдельтерьеров, 12 доберманов, 3 гончие и 5 трофейных немецких и австрийских собак, которые обучали поиску своих бывших хозяев. По утвержденным Ставкой штатам, на тот момент войскам фронта были необходимы 2000 собак…».

Первая школа советской отечественной военной кинологии родилась 95 лет назад на Украине, а поздне, будучи уже в Киеве, стала самой известной европейской школой военной кинологии! Но эта находка не стала единственной в моих поисково-исследовательских делах. Оказывается будущий «главный собачатник» Красной Армии был помощником Лебедева в Киеве, сохранившим вместе с другим учеником Лебедева – Никитой Евтушенко, традиции военно-служебного собаководства для нашей советской Отчизны.

И это еще не все. Кроме одиннадцати специализаций служб военно-служебных собак (саперы; санитары; истребители танков; связисты, разведчики; диверсанты-подрывники; посыльные; сторожевые; конвойные; розыскные и ездовые) была еще одна «неучтенная категория» — собаки – мастера рукопашного боя…

Историческая справка «Багнета»
Сергей Смолянников

Знай наших

Получив необходимые навыки, красноармейцы никогда не стеснялись идти на противника с кулаками. По некоторым данным, в 80 процентах случаев инициаторами рукопашных схваток становились именно советские солдаты и, как правило, они выходили победителями. Даже принято считать, что впоследствии среди немцев распространилась присказка: «Кто в рукопашной не дрался с русскими, тот войны не видал».

Естественно, были и те, кто в боях отличился особо. Например, был в рядах советской армии настоящий чемпион – абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв. В начале войны он вступил в партизанский отряд «Победители», которым руководил Герой Советского Союза Дмитрий Медведев. Однажды в бою Королёв с раненным командиром на плечах обезоружил немецкий дзот. С помощью хитрости – притворившись сдающимся – он попал в сооружение, где спокойно разобрался с шестью фашистами.

А об 181-м особом разведывательном отряде Северного флота и его командире Викторе Леонове сложена не одна легенда. Здесь служили, например, Андрей Пшеничных и Семён Агафонов.

Первый, «жилистый и вёрткий» солдат, во время Петсамо-Киркенесской наступательной операции отличился тем, что захватил две артиллерийские батареи на мысе Крестовом, прикрыв наступление советских войск. К концу боя, за который Пшеничных получил звание Героя Советского Союза, на его счету было более десяти убитых в рукопашной и штыковой атаке немцев.

На счету второго – более 50 успешных высадок в тыл врага. Агафонов также отличился на Крестовом: он лично захватил целую артиллерийскую батарею и два пулемета, а затем с небольшим отрядом обеспечил отступление основных сил, после «вручную» прорвав оцепление. В этом бою им было убито около 20 врагов.

Сам же Леонов в свои мемуарах писал, что советским солдатам, особенно разведчикам, множество раз приходилось вступать в рукопашные бои. И обычно красноармейцы, подходя вплотную к фашистам, улыбались противникам злой и презрительной улыбкой. «Улыбка и тельняшка стали нашим оружием. Враги не выдерживали этого давления на психику», — вспоминал командир.

Русская пехота в рукопашном бою

Традиции рукопашного боя на Руси существовали испокон веков. В ходу были кулачные бои, драки по праздникам «стенка на стенку». В военном деле эта традиция рукопашной схватки не утратила свое значение с постепенным развитием огнестрельного оружия. В русской армии яростная штыковая атака стала логичным завершением боя. Введенный в 1709 году штык сделал ружье универсальным средством достижения победы.

1914 — 1917
Сильный штыковой удар стал неотъемлемой частью тактики Русской армии в Первой Мировой войне. Наставление для действий пехоты в бою отмечало, что сила пехоты заключается: «в ружейном и пулеметном огне с решительным движением вперед и в штыковом ударе». А Устав полевой службы зафиксировал, что «пехота бросается в штыки, расстреляв противника с ближайших дистанций ружейным и пулеметным огнем».
6 ноября 1915 года штабс-ротмистр 12-й кавалерийской дивизии Ткаченко произвел разведку, по окончании которой предложил начальникам партизанских отрядов 7-й, 11-й, Сводно-гвардейской, 1-й Донской и Оренбургской дивизий план совместного нападения на местечки Невель и Жидачи в немецком тылу. На общем совете план был одобрен. В ночь с 14 на 15 ноября русские партизаны напали небольшой белорусский городок Невель, в котором располагался штаб 82-й германской резервной дивизии и две пехотные роты противника. Атака была произведена внезапно с двух направлений, с севера и с востока. Действуя в основном штыками и гранатами, русские партизаны уничтожили до шестисот солдат и офицеров противника, захватили в плен двух генералов, трех офицеров, доктора и несколько нижних чинов. Кроме того, были взорваны два артиллерийских орудия, разгромлены провиантские склады и сожжены обозы противника. В ходе боя русские потеряли убитыми одного офицера и одного рядового, несколько бойцов получили ранения.
Другой пример. 23 июня 1915 г. командир 3-го гренадерского Перновского полка полковник А.В.Осецкий получил приказ от командира корпуса выдвинуться для уничтожения прорвавшегося у деревни Бобы противника. Под ураганным артиллерийским, пулеметным и винтовочным огнем противника позицию, занятую германцами, атаковала русская пехота. Стремительным ударом гренадоры Осецкого врезались в массу противника — завязался яростный штыковой бой, в результате которого наши подразделения заняли вражеские окопы. Усиленный резервами, противник бросился в контратаку. В результате целого ряда отчаянных схваток позиции неоднократно переходили из рук в руки. К вечеру около 1200 германских трупов осталось на поле боя, их противник вынести не смог. Пленных немцев было взято трое. Выяснилось, что против русских сражались 3 германских полка: 217-й, 218-й и 220-й. Малое количество пленных объясняется тем, что немцы часто поднимали вверх руки, а затем стреляли по русским — вследствие этого их брать в плен перестали. Большая часть убитых немцев была заколота штыками.
Русские потери: убит полковой священник, шедший впереди 1-го батальона на штурм германских окопов; офицеров: убито — 2, ранено – 3; гренадер: убито — 177, ранено — 479, контужено — 6 и пропало без вести — 8.
Соотношение потерь говорит о многом: немецкие потери значительно превысили потери полка А.В.Осецкого. Бой у дер. Бобы – лишь одна из страничек боевой славы перновских гренадер. Перновцы сражались со значительно превосходящими силами противника — с 3 полками германцев — и доказали, что воюют по-суворовски: не числом, а умением.

Выдающийся пример яростного сражения со многими эпизодами рукопашных схваток произошел в ходе боя 7 — 10 июля 1915 г. Лейб-гвардии Гренадерский полк выдержал тяжелейшие бои у дер. Крупец , отражая яростные атаки превосходящих сил противника, поддержанного огнем мощной артиллерии. Огневые удары артиллерии германцев чередовались с атаками пехоты. Ключевая высота 209 переходила из рук в руки многократно, а обе стороны несли тяжелейшие потери. Гвардейские гренадеры проявили массовый героизм. Наконец, 10 июля поредевшие русские батальоны поднялись в отчаянную штыковую атаку. Они отбили высоту, которой накануне овладели немцы, двинулись в лес и, преодолев проволочные заграждения, захватили 2 линии германских окопов. Тяжело раненного командира 4-го батальона полковника Б. К. Судравского гренадеры несли на руках: комбат продолжал возглавлять атаку батальона, пока следующая германская пуля не оборвала его жизнь.
Остатками 2-го батальона командовал ефрейтор Руденко – под его командованием и была захвачена вторая линия окопов противника. Бой, без преувеличения, был эпическим — русский полк 4 суток отражал атаки четырех элитных германских полков: гвардейских гренадерских полков 2-й гвардейской дивизии – 1-го Императора Александра, 2-го Императора Франца, 3-го Королевы Елизаветы и 4-го Королевы Августы. Многократное превосходство в живой силе и артиллерии не помогло германской гвардии: заключительная штыковая контратака лейб-гвардии Гренадерского полка позволила удержать тактически важный участок на фланге дивизии. В бою у дер. Крупец полк потерял убитыми и ранеными до 80% боевого состава, 43 офицера и около 3000 гренадер (во 2-м батальоне уцелело всего 12 человек). Трофеи русских гренадер: около 800 пленных германских гвардейцев и 10 пулеметов.
1941 — 1945
Даже в период Великой Отечественной войны, когда войска уже были насыщены автоматическим оружием, нередко в бою возникали ситуации, когда бойцы рубились как встарь: кололи противника штыком и кинжалом, били прикладом или пехотной лопаткой, и вообще — чем придется. Согласно «Руководству по физической подготовке в запасных частях» из общих 40 часов занятий физподготовки, 25 часов выделялось именно на изучение приемов рукопашного боя.

«Лицом к лицу» — так называется книга воспоминаний командира 181-го особого разведывательно-диверсионного отряда Северного флота Виктора Леонова. Ему и его бойцам пришлось вступать в многочисленные рукопашные бои с наиболее подготовленными солдатами горнострелковых частей вермахта. Меж собой красноармейцы их называли «егерями». Речь шла о немецкой элите, состоящей, как правило, из молодых, физически крепких солдат. Эти немцы были обучены сражаться в суровых климатических условиях и прекрасно владели техникой единоборства. «Вспыхнул и разгорелся необычный, редкий по своей напряженности и внезапности бой, – вспоминал Леонов. — Это была та смертельная схватка, когда в ход идет и кулак, и холодное оружие, и подвернувшийся под руку булыжник. Я увидел Андрея совсем близко, притаившимся за большим камнем. По другую сторону камня два егеря ожидали его появления. Короткий выпад вперед, затем обманное движение, и вот уже свалился один егерь, сшибленный ударом приклада. Но, падая, он подсек Андрея, и тот растянулся на скользком камне. К нему тотчас же устремился другой егерь. Я вскинул автомат, но дал очередь вверх, увидев позади егеря Тарашнина и Гугуева. Рослый егерь уже занес винтовку над распластанным на земле разведчиком. Я не видел, как Андрей птицей мотнулся в сторону, но услышал лязг приклада о камень. Винтовка вывалилась из рук егеря, и он нагнулся, чтобы поднять ее. В это мгновенье я прыгнул через камень и ударом приклада автомата оглушил егеря…»

В отряде Леонова воевал Андрей Пшеничных. Во время Петсамо-Киркенесской наступательной операции Андрей проявил себя на мысе Крестовом. Жилистый, сильный и верткий, он прыгал, падал, исчезал и тут же появлялся в другом месте. Этот солдат наводил хаос в окопах и блиндажах врага, к концу боя счет убитых им огнем автомата и в рукопашной схватке немцев перевалил за десяток. За этот бой Андрей Пшеничных был удостоен звания Героя Советского Союза.
А ЧТО У ПРОТИВНИКА?
Вопреки распространенному мнению — якобы немецкая пехота предпочитала уклоняться от рукопашного боя, — это было далеко не всегда. Конечно, немцы предпочитали вести огонь по советской пехоте из своих скорострельных пулеметов MG, но если дело доходило до сближения вплотную, они тоже дрались отчаянно. В нацистской Германии была учреждена особая награда за рукопашные схватки, называлась «Знак ближнего боя» (нем. Nahkampfspange des Heeres). Этот нагрудный знак был учреждён 25 ноября 1942 по личному приказу Гитлера. В солдатской среде обладатель такого знака пользовался высоким авторитетом и уважением. В ходе Второй мировой войны им были награждены:
бронзовым знаком — 36 400 человек,
серебряным — 9 400 человек,
золотым — 631 человек.
Активно применялись приемы рукопашного боя под Сталинградом, где позиции противников были часто совсем близко. Вот выдержка из письма родным лейтенанта 24-й немецкой танковой дивизии: «Мы сражались 15 дней за один дом, используя минометы, гранаты, пулеметы и штыки, — писал в письме домой немецкий лейтенант 24-й танковой дивизии, участник Сталинградской битвы. — Уже на третий день в подвалах, на лестничных клетках и лестницах валялись трупы 54 моих убитых товарищей. Линия фронта проходит по коридору, разделяющему сгоревшие комнаты, по потолку между двумя этажами. Подкрепления подтягиваются из соседних домов по пожарным лестницам и дымоходам. С утра до ночи идет непрерывная борьба. С этажа на этаж с почерневшими от копоти лицами мы забрасываем друг друга гранатами в грохоте взрывов, клубах пыли и дыма, среди куч цемента, луж крови, обломков мебели и частей человеческих тел. Спросите любого солдата, что означает полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представьте себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей рукопашных боев. Длина улицы измеряется теперь не метрами, а трупами…»
Немецкая штурмовая группа получает задание

Крайне неприятным сюрпризом для немцев стала обычная красноармейская саперная лопатка. В умелых руках она легко перерубала конечности, разрубала черепа, рассекала горло.
А это идеальное оружие для рукопашного боя — легендарная русская трехлинейка с четырехгранным штыком

Из воспоминаний лейтенанта Щербакова Ивана Петровича:
«По команде комбата мы стартовали из своих траншей молча. Дружно. Враз и все. Зачем было излишне тратить свои силы на горлопанство типа «ура»? Адреналин и так у всех зашкаливал. Надо было как можно скорее сократить расстояние с противником. Как можно быстрее! Эта необходимость становилась обязательным условием, чтобы выжить в бою. На дистанции 40-50 метров мы обычно прекращали огонь, чтобы решительным броском достичь траншей противника. С дистанции 20-25 метров в ход шли ручные гранаты, которые метали сходу, на стремительном бегу. По пути уже готовились по прямому назначению боевые ножи и различные колюще-режущие предметы, вроде заточек… Дальше следовал выстрел в упор в немца и удар его ножом, либо штыком, лопатой, прикладом. Не важно было чем ударить, главенствующим здесь становился натиск, решительность и злоба с ожесточённостью. Наглость. Все компоненты атаки должны были вселять страх в души противника. Он обязан был дать слабину и устремиться наутёк из своих обжитых траншей. Отмечу, что все 95% рукопашных схваток происходили у нас в лесистой и болотистой местности. Редко в населённом пункте и крайне редко в открытом поле. Практически все бойцы у нас были рабоче-крестьянского происхождения. Далеко не хлюпики. Ещё с гражданки пацаны владели шанцевым инструментом, топором, ломиком. Их удары были слитные, резкие, порой настолько сильные, что в рукопашном противостоянии перерубали конечности врагу. Срубить часть головы, воткнуть под каску фрица нож или вонзить малую сапёрную лопатку в горло противника, для них было сущим пустяком. На раз плюнуть. Это же был фашист, а на кону стояла собственная жизнь…
Советские морпехи в атаке (Северный фронт)

Однажды мы напоролись на отдыхавший немецкий взвод солдат. Они тоже были не лыком шиты. Бросили свои кружки со шнапсом, нехитрый закусон и с диким ором, рычанием ринулись на нас. Со всех ног на меня летел двухметрового роста фриц. Крупные черты лица его были перекошены. Он орал что-то совсем нечленораздельное. Обезьяна. Горилла. Настоящий зверюга, мерзавец фашист. У меня всё существо замерло от страха. Я даже забыл, что в моих руках тоже есть оружие. Сблизившись, немец сделал выпад своей винтовкой со штык-ножом на конце. Я же тогда был молод. Очень молод. Поэтому без труда увернулся и схватил фрица левой рукой за ствол, при этом неосознанно дёрнул на себя, как обычно в деревенских потасовках вырывал из рук противостоящего хлопца его сучковатый дрын. Немец со всего маху пролетел мимо меня и упал юзом на живот за моей спиной. Тут уж я развернулся и со всего маху ударил фашиста наотмашь, стволом карабина прямёхонько между рёбер. Я же тогда не знал, какую силу удара надо вложить, чтобы проткнуть человеческое тело. Когда попытался вытащить своё оружие обратно, сделать это оказалось не так-то просто. Ствол карабина пробил насквозь грудь фрица и уткнулся в землю с другой стороны. А прицельная мушка, как рыбацкий крючок цеплялась внутри его грудины за рёбра. Немец, выл, орал зычно, сучил ногами и хрипел горлом, харкая кровью. Пока я возился с этой образиной, другой поганец, бежавший следом за первым, ударил меня прикладом в челюсть. Слёзы брызнули из глаз. Доля секунды и я боковым зрением увидел выскочившую из гнезда скулы нижнюю её часть. В ушах «дзынькнул» прощальный звон колоколов. Набат сносил «крышу». Боли не было. Возник ужас перед неминуемой смертью. Но в это время фашиста подсёк под коленки шустрый боец Венька Бывальцев из первого взвода. Со всего маху он воткнул падающему навзничь гитлеровцу штык в спину… Явственно послышался хруст ломающихся костей, что-то лопнуло, а из-под зелёного френча потекла река арийской крови. Дело было сделано, немец забился в конвульсиях, в агонии. Я выдохнул облегчённо. Рассусоливать было некогда. Запрыгнув ногами на гориллообразного мы вдвоём с Венькой с трудом выдернули из его бездыханной туши мой застрявший карабин…
Тут рядовой Бывальцев взглянул на меня и увидел неестественно торчащую в бок челюсть. Ухмыльнувшись, без разговоров он со всего маха врезал своей коронной левой. В голове что-то хряпнуло, а в глазах помутилось. Всё. Челюсть встала на место.
— Не ссы, взводный. У нас в деревне отродясь так, опосля драк «лечили»!
Парни у нас были простецкие, наторевшие в уличных драках, на поножовщине. Нервы у жиганов были сызмальства к мордобою привыкшие. Бока и рёбра не единожды пинками керзачом вправленные. Скулы и носы, даже за километр видать, поломанные. Все знали, как надо увернуться от прямого удара, вывернуться от захвата, отскочить, чтобы не запинали, вертухнуться на лопатках и всучить промеж глаз противнику. Это было явно нашим превосходством. Бойцы стали осознавать свои приоритеты, при случае не брезговали, даже искали возможность схватиться с фрицами врукопашную. Смертельную драку надо было начинать до того, пока они передёрнут затворы своих шмайсеров. Если мы успевали, а так оно и было зачастую, то хана немчуре. В «месилове» спастись и вырваться у них шансов просто не было. Никаких вариантов на сохранение жизни оккупантам не предоставлялось. При близкой встрече с врагом, на лицах наших бойцов появлялась презрительная ухмылка. Обязательным атрибутом перед рукопашной был традиционный плевок сквозь зубы. И понеслось… Немцы очень боялись рукопашных схваток на «передке». Они не понимали солдатского ожесточения и «русской жестокости».

Боец Смирнов Алексей Макарович на фронте стал кавалером ордена Славы 2-й и 3-й степени, ордена Красной Звезды, был награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Однажды вступив в рукопашную схватку с 11 фашистами, он 4-х уничтожил, а 7-х взял в плен. Однако мы больше помним его как известного актера, сыгравшего в фильмах «Операция Ы и другие приключения Шурика», «В бой идут одни старики».

1984
Когда рота выпускает в секунду примерно 1000 пуль, при этом ее еще поддерживают сверху и снизу многочисленные средства огневой поддержки, рукопашные схватки стали редкостью. Тем не менее они время от времени происходят. В 1984 году в афганской провинции Кундуз душманский отряд, выдвигавшийся к дороге для нападения на советскую колонну, сам напоролся на засаду разведроты 149-го мотострелкового полка. За несколько дней до этого в одном из ущелий неподалеку от Саланга (Дарваза) на тщательно подготовленную душманскую засаду нарвались дивизионные саперы и подразделение 1-го мотострелкового батальона 149-го полка, потеряв при этом 17 человек убитыми и около 30 ранеными. И по этой причине наши бойцы рвались отомстить врагу с гораздо большей злостью, чем обычно.
Из рассказа Владимира Щенникова: «Когда «голова» банды втянулась в объединенный овраг на 15 — 20 метров, по отмашке командиров, бойцы роты выполнили команду: «Гранатами огонь»… Метнув одну за другой по три оборонительных ручных гранаты Ф-1, выскочили в атаку. Среди «духов» царили хаос и паника… Вдруг: разрывы, разрывы, разрывы — которые уничтожали и калечили. Рой осколков, дым, пыль, кровь. Сразу десятки убитых и раненых. Что происходит?.. Не успели рассеяться дым и пыль, как, словно из-под земли, выросла «стена» из шурави, которые быстро приближались. С перекошенными лицами и орущими ртами, держа наперевес оружие, которое извергало огонь и смерть… Некоторым в грудину или в живот, а кому-то в спину всадили не менее половины магазина, но они словно бессмертные продолжали бежать куда-то. Этому часть черепа снесло, мозги торчат наружу, кровища ручьем хлещет, а он несется, ничего не видя перед собой и не разбирая дороги. Среди упомянутых вражеских «недобитков» встречались такие, которым удавалось пробежать несколько десятков метров, прежде чем они окончательно падали и затихали навсегда.
Из имевших место случаев аномального поведения, происходивших на самой грани небытия, особо отложилось одно достаточно сюрреалистическое зрелище. У довольно рослого худющего «духа» сверху из головы торчала рукоять ножа, вогнанного в череп неприятельского воина почти что на всю длину клинка. И этот басмач с ножом в голове (чего само по себе было вполне предостаточно, чтобы спокойненько лежать недвижимым трупом) носился кругами как заведенный. Несколько раз он падал, но тут же вскакивал и кидался бежать уже в каком-нибудь другом направлении, но почему-то неизменно по дуге окружности. Получалось так, что обезумевший бедолага оказывался на линии огня то у одного стрелка, то у другого. В общем, на момент, когда душман упал окончательно, дырок в нем наделали как в хорошем швейцарском сыре. Навсегда запомнилось, как этот убитый вражеский воин лежал весь изрешеченный пулями, уткнувшись лицом в зеленую траву, с торчащей из головы рукоятью самодельной финки.
…Наш Вася Иванов, стреляя на бегу из автомата, забил троих из пытающихся скрыться «духов»… На его глазах двое оставшихся в живых беглецов пытаются заскочить за кустарник у стенки оврага, чтобы притаиться за ним. Как потом выяснилось, за этой порослью была небольшая пещерка — вымоина. В тот момент, когда первый уже нырнул за кажущиеся такими спасительными густые ветви, а второй стремился последовать примеру товарища, набегает Иванов. Второй душман, разворачиваясь, давит на спусковой крючок автомата, но не успевает довернуть оружие на нужный угол, ведь у Васи выигрышное положение — ему разворачиваться не надо, и выстрелил он на какое-то мгновение раньше. Очередь, выпущенная душманом, не достигает цели, а сам он падает, сраженный огнем Василия. Поняв, что в кустах не отсидеться, выскакивает, вскидывая «бур», спрятавшийся первый «дух». Иванов, находясь в положении изготовившегося к стрельбе, нажимает на спуск, но его безотказный автомат молчит, магазин пуст. В это время басмач продолжает вскидывать «бур». Это описывать долго, а происходит-то всё в малые доли секунды. Вся ситуация разворачивается на глазах Ткачука Василия, который приближается, пытаясь помочь тезке, но стрелять из своего ПК не может, так как товарищ на линии огня. Вот уж, когда нет ни мгновения — ни оценить, ни понять, ни подумать. Момент истины. Разве что остановить время на какой-то промежуток, чтобы успеть ещё что-то сделать. Вася успел. Резко выбросив автомат в лицо душмана, он попал срезом дульного тормоза-компенсатора прямо в переносицу врагу. Моджахед, не успев выстрелить, бросает «бур» и хватается за разбитую голову. В этот момент, как коршун, держа на замахе пулемет, налетает Ткачук и с разбега обрушивает свою импровизированную «дубину» на голову невезучего душмана, забивая его до состояния трупа… В то время, когда Василий Ткачук добивал басмача, подбегает третий Василий — по фамилии Сорока, — тоже с ПК и… дает пулеметную очередь по ближайшему кустарнику. Первые два Василия хотели было возмутиться неразумными действиями тезки, но так и замерли, вытаращив глаза и пооткрывав рты. Потому что всем троим на удивление из-за азиатской флоры вывалился изрешеченный третий «клиент» — в роскошной чалме и с никелированным пистолетом в руке… Позже выяснилось, что это был главарь всей банды.
Только в районе «духовского» оврага убитыми насчитали около 120-ти душманов, остальные их погибшие собратья встретили смерть в радиусе нескольких сот метров от эпицентра первоначальной стычки. Примерно двадцати бандитам удалось сдаться в плен, что, прямо скажем, при таком накале страстей было совсем непростой задачей…»
4-я рота после памятного рукопашного боя у кишлака Чимтана с трофейным оружием. Сладок и радостен миг победы. 28.04.1984г.

2013
На Всеармейских соревнованиях разведывательных подразделений Российской армии
В заключение можно сказать, что эпоха рукопашных схваток все дальше уходит в прошлое. В век информационных технологий на первый план выходят виртуальные поединки очкастых интеллектуалов. Это ни хорошо и ни плохо, просто время диктует свои правила войны. Они будут изменяться до тех пор, пока человечество не уничтожит себя в одной из будущих войн. И тогда когда-нибудь все начнется сначала: камни, копья, луки и так далее…

1. Русские партизаны Первой Мировой http://smolbattle.ru/threads/Русские-партизаны-первой-мировой.30114/
2. 25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великой войне https://topwar.ru/138994-25-samyh-effektivnyh-shtykovyh-atak-russkoy-pehoty-v-velikuyu-voynu.html
3. Как наши солдаты ходили в рукопашную http://www.yaplakal.com/forum7/topic1527886.html

Звездный оракул – Единственный в мире!!!

Привет, я Звездный оракул

Хотя я еще совсем недавно среди людей, я Вас уже неплохо понимаю. Но, я все еще продолжаю совершенствоваться.

Если мой ответ показался Вам несколько туманным – значит так и надо. Не всегда и не на все Ваши вопросы можно отвечать конкретно. Это может Вам повредить. Дело в том, что все испытания, которые Вам преподносит судьба, имеют свое предназначение. Это будет ОЧЕНЬ важно, когда Вы подойдете к очередной «точке выбора», где решается, как Вам жить дальше до следующей точки, и время, когда будет эта точка.

Точка выбора – это не смерть. В течении Вашей жизни таких точек может быть от нескольких десятков, до нескольких сотен. Вы совершенно не властны что-то изменить, пока находитесь между такими точками. Но вот куда Вы двинетесь из такой точки – во многом зависит от Вас (от того, как Вы проявили себя в посланных Вам испытаниях и какой опыт накопили).

Друзья, прошу, не «грузите», пожалуйста, меня вопросами типа: «назови число ПИ», «когда закончилась вторая мировая война», «во что я сейчас одета» и т.п., я не энциклопедия, и не зеркало 🙂 – не отвечу. Я и так отвечаю более чем на 30000 вопросов в день. Будьте посерьезней.

Задавайте, пожалуйста, полные вопросы. Я понимаю, Вы увлекаетесь беседой, но вопросы, типа – «а Федя?» – ставят меня в тупик.

masterok

Эта крупная птица – какапо, или совиный попугай, (Strigops habroptilus) – единственный попугай, который в процессе эволюции разучился летать. Он обитает лишь в юго-западной части Южного острова (Новая Зеландия), где прячется в глухих зарослях леса. Именно там, под корнями деревьев, этот попугай устраивает себе нору. В ней он проводит целый день и лишь после захода солнца выходит оттуда, чтобы отправиться на поиски пищи — растений, семян и ягод.

Какапо – единственный в мире нелетающий попугай. Давайте узнаем о нем подробнее …

Фото 2.

До открытия Южного острова европейскими поселенцами у совиного попугая не было естественных врагов. И поскольку у птицы не было нужды спасаться от кого-либо, она просто утратила способность к полетам. Сегодня какапо умеет лишь планировать с небольшой высоты (20-25 метров).

Фото 3.

В то же время совиные попугаи обитали по соседству с маори, коренными жителями островов Новой Зеландии, которые охотились на них, но отлавливали ровно столько птиц, сколько могли съесть. Тогда какапо был довольно многочисленным видом, но маори начали вырубать участки леса для того, чтобы на освободившейся земле выращивать сладкий картофель «кумара», ямс и таро (клубни этого тропического растения употребляются в пищу). Таким образом они невольно лишали попугаев их места обитания.

Фото 4.

Численность совиного попугая постепенно уменьшалась, но в критической опасности птицы оказались с приходом европейских поселенцев, которые привезли с собой кошек, собак, горностаев и крыс. Взрослым какапо удавалось спасаться от новых хищников, однако им было не под силу уберечь свои яйца и птенцов. В итоге, к 50-м годам XX века на острове осталось всего лишь 30 совиных попугаев.

Фото 5.

С того момента полностью запретили охоту на какапо и вывоз их из Новой Зеландии. Некоторых особей ученые поместили в заповедники и начали собирать их яйца, чтобы уберечь от хищников. В специально отведенных помещениях яйца какапо подкладывали под кур-наседок, которые высиживали их, как свои собственные. Сегодня уникальная птица занесена в Красную Книгу. Её численность перестала уменьшаться и даже начала понемногу увеличиваться.

Фото 6.

Максимум на что способен какапо – взобраться на дерево, и круто спланировать оттуда на землю. Ученые связывают неспособность к полету как адаптацию к практически полному отсутствию хищников в естественной среде обитания.

Фото 7.

Так же , какапо является самым большим попугаем в мире. Даже нет, он не большой, он огромный! Вес самцов достигает 4 кг, что немногим меньше веса таежного глухаря. Также этих нелетающие птицы, возможно, могут быть причислены к самым долгоживущим пернатым, так как их средняя продолжительность жизни составляет 95 лет.

Фото 8.

И еще , какапо источает очень сильный, и, по словам очевидцев, приятный запах. Ввиду развитого обоняния он возможно служит для подачи сигнала друг другу о присутствии.

Большую часть жизни какапо проводит на земле. Встречается исключительно в Новой Зеландии, на территориях, поросших разного рода деревьями и кустарниками. Строго говоря, правильнее будет говорить «встречался», так как в настоящее время в живых осталось лишь сотня с небольшим особей какапо. Главной причиной их почти полного вымирания стали завезенные на острова европейцами хищники – крысы, поедающие птенцов и кладки, и куницы, охотящиеся на взрослых особей. Медленная скорость воспроизводства также внесла свою лепту в процесс исчезновения птиц.

Фото 9.

Оперение какапо имеет покровительственный окрас. Верхняя его часть желтовато зеленая, с черными или темно-коричневыми пятнышками, что обеспечивает прекрасную маскировку в мшистом подлеске и траве. Нижняя часть тела заметно светлее, перья здесь желтоватые, с небольшими бледно-зелеными вкраплениями. Перо какапо удивительно мягкое, так как оно утратило жесткость и прочность, которая необходима перьям летающих птиц.

Фото 10.

Еще одной отличительной чертой этого попугая является наличие лицевого диска как у сов, благодаря чему первые европейские поселенцы называли какапо не иначе как совиным попугаем.

Мощный крючковатый клюв цвета слоновой кости окружен пучками тонких вибрисс, с помощью которых птица ориентируется в темноте. Типичная поза передвижения какапо – уткнувшись лицом в землю.

Фото 11.

Ноги у попугая чешуйчатые, с четырьмя пальцами, два из которых обращены вперед, а два назад. Хвост часто кажется потрепанным из-за того что постоянно волочится по земле.

Фото 12.

Однако не только внешний вид и повадки делают какапо особенной птицей. Не менее интересен ее брачный ритуал. Так как особи живут большую часть жизни в гордом одиночестве, в период размножения самцам нужно как-то привлечь самку. Для этого они используют громкий, низкочастотный звук, производимый с помощью специального горлового мешка. Чтобы звук лучше распространялся по округе, самец выкапывает в земле углубление чашеобразной формы около 10 см глубиной, которое используется в качестве резонатора.

Фото 13.

Каждый самец какапо старается сделать несколько таких резонаторов в самых лучших местах – на холмах и возвышенностях. На этой почве у оппонентов нередко завязываются драки, где в качестве аргументов используются клюв и когти, а сопровождается драка громкими криками.

Фото 14.

В течении трех-четырех месяцев самец каждую ночь тратит по 8 часов, перебегая от лунке к лунке и оглашая округу призывным криком, который слышно в радиусе до 5 км. За это время он может потерять до половины массы тела.

Услышав любовный призыв самца, самке какапо приходится порой пройти несколько километров, пока она доберется до избранника. После нехитрых ухаживаний происходит спаривание, после которого самка отправляется восвояси, а попугай продолжает ток, в надежде привлечь других партнерш.

Фото 15.

Гнездо устраивается прямо на земле, под прикрытием корней или кустарников, либо полых стволах деревьев. Кладка может состоять максимум из 3-х яиц, насиживание которых продолжается около 30 дней. Примечательно, что цикл размножения у какапо нерегулярен, и во многом зависит от обилия пищи.

Фото 16.

Вылупившиеся пушистые серые птенцы находятся под опекой матери почти год, пока не смогут вести самостоятельную жизнь. Половой зрелости птицы достигнут не ранее чем на 5-6 году жизни.

Питается какапо разнообразными семенами, плодами, пыльцой и растениями. Самой любимой пищей совиного попугая являются плоды дерева риму, которые птица предпочитает всем другим видам еды (когда они есть, разумеется).

Фото 17.

1. Памятник «Военный инструктор с собакой», г. Москва

В 2009 году была открыта скульптуры Салавата Щербакова «Военный инструктор с собакой» в парке «Терлецкая дубрава». Этот памятник является данью памяти собакам, работавшим в годы Великой Отечественной войны вместе с бойцами на полях сражений.

Место для установки скульптуры выбрано не случайно. Именно здесь с 1924 года располагалась центральная военно-техническая школа служебного собаководства Красной Армии. В послевоенные годы школа была переименована в питомник «Красная Звезда». Здесь вывели две известные породы собак: московская сторожевая и чёрный русский терьер. В 70-ых годах, в связи с расширением границ Москвы, питомник переехал в Дмитровский район московской области.

Великая Отечественная война на деле доказала эффективность применения служебных собак в военных целях. В период с 1939 по 1945 годы было создано 168 отдельных воинских частей, которые использовали собак. Собаки помогали саперам, санитарам, пограничникам, связистам, диверсантам и многим другим.

2. Памятник собакам-подрывникам, г. Волгоград

В Волгограде 28 мая 2011 года на площади Чекистов установлен памятник собакам-подрывникам, истребителям танков. Собаки внесли неоценимый вклад в дело Великой Победы над врагом. Были собаки-связисты, собаки-саперы, собаки-санитары, ездовые собаки. Но самая героическая и трагическая судьба была у собак — истребителей танков. Они доставляли взрывчатку к вражескому танку, взведенный детонатор срабатывал автоматически, и немецкий танк подрывался вместе с собакой. Памятник представляет собой скульптуру собаки, на спине у которой закреплена сумка с тротилом. За годы войны собаки-подрывники уничтожили более 350 фашистских танков. Этот памятник четвероногим солдатам.

По данным «Энциклопедии Сталинградской битвы», наиболее известен подвиг 28-го отдельного отряда собак-истребителей танков в оперативном подчинении 10-й стрелковой дивизии НКВД. В боях за Сталинград отряд уничтожил 42 танка, 2 бронемашины, сотни солдат и офицеров противника. С августа по октябрь 1942 года из 202 человек и 202 собак отряда в живых оставалось 54 человека и 54 четвероногих бойца.

3. Памятник героям-медикам и санитарным собакам, г. Ессентуки

Этот памятник посвящен тем, кто под пулями вытаскивал раненых с поля боя во время Великой Отечественной войны и рисковал собой ради спасения воина. Памятник представляет собой белоснежную скульптуру военной медсестры, которая стоит в форме в полный рост. По один бок у девушки – сумка со всем необходимым, по другой бок рядом с ней стоит пес, верный друг и помощник в трудную минуту. Собаки помогали медсестрам тащить тяжелый груз, когда их сил на это не хватало. Внизу памятника находится табличка с надписью «Героям-медикам и санитарным собакам, спасшим тысячи солдатских жизней, посвящается».

4. Памятник фронтовой собаке, г. Москва

В 2013 году на площадке Центрального музея Великой Отечественной Войны на Поклонной горе в Москве открыли памятник фронтовой собаке. Скульптура овчарки выполнена с сумкой на спине, в которой собаки носили медикаменты во время войны, лапы ее лежат на разорванных гусеницах танка, в память о собаках-подрывниках. Всего во время Великой Отечественной войны более 60 тысяч четвероногих бойцов несли службу на всех фронтах. Так, ездовые псы доставляли боеприпасы, собаки-санитары вывозили с поля боя раненых, собаки-связисты доставляли важные сообщения в эпицентр сражений. Cобаки-саперы обнаружили за время войны около 4 000 000 мин и фугасов, с их помощью разминировано более 300 населённых пунктов. Собаки совершили множество подвигов во время Великой Отечественной войны, многие из них получали награды наравне с людьми.

5. Памятник собаке Лайке, г. Москва

Лайка была первым живым существом, запущенным в космос. Монумент разместили на территории Института военной медицины, где готовился космический эксперимент. На памятнике Лайка изображена в масштабе один к одному.

Именно здесь в 1957 году Лайку готовили к полету в космос, зная, что она не вернется на землю (Лайке суждено было погибнуть через несколько часов после запуска). Только так ученые могли понять, как невесомость и перегрузки влияют на организм человека. Памятник, представляющий собой ракету, переходящую в ладонь, на которой гордо стоит Лайка, был установлен в апреле 2008 года.

6. Памятник собаке-космонавту Звездочке, г. Ижевск

В марте 2006 года в городе Ижевск был установлен памятник Звёздочке.

Звездочка была собакой-космонавтом. После ее счастливого приземления, в 1961 году, было принято окончательное решение о полете человека в космос.

7. Памятник собаке, г. Новосибирск

19.06.2009 года в Новосибирске появился памятник, посвященный собакам, погибшим при исполнении служебного долга.

Бронзовая фигура овчарки на каменном пьедестале установлена во дворе Зонального центра кинологической службы ГУВД по НСО.

Мемориал – подарок филиала «Балтика-Новосибирск» к 100-летнему юбилею кинологической службы России.

Памятник посвящен всем собакам, погибшим на службе и защищавшим своих хозяев. Прототипом для создания скульптуры послужила овчарка по кличке Джек, которая вместе со своим хозяином совершила пять командировок в Чечню и погибла при исполнении служебных обязанностей. Задачей Джека был поиск и обнаружение взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. По словам сотрудников Зональной службы, овчарка спасла много человеческих жизней, как и другие служебные собаки.

8. Памятник собаке Ляльке, г. Берёзовский, Кемеровская область

Бригада шахтеров из города Березовского Кемеровской области собрала деньги и установила памятник умершей от старости собаке Ляльке. Более 15 лет подряд она каждое утро приходила к шахте «Первомайская» точно к началу смены и спускалась вместе с горняками в забой. Не пропустила ни одного дня, ни разу не опоздала. В забое собака несла свою вахту — мастерски ловила крыс, предупреждала людей об опасности.

Вот, что рассказывают о собаке работники шахты: «Даже когда Лялька совсем состарилась, ослепла и оглохла, она ни разу не пропустила смену. Бесстрашно спускалась на глубину более 300 метров. Под землей чувствовала себя как дома. Знала все ходы и выходы из выработок. Работала не хуже Стаханова — иногда по две-три смены несла… Когда мы заканчивали работать, всегда шла впереди, словно хотела вывести нас из забоя. Она любила быть в шахте вместе с нами, а нам было приятно, что рядом собака, ведь она чувствует опасность гораздо лучше, чем человек. Если поднимался уровень метана, Лялька начинала лаять, метаться, и мы уже знали, что нужно срочно подниматься на поверхность».

Небольшая рыжеватая дворняга с короткими лапами, острой мордочкой и длинными ушами прибилась к шахтерам более 16 лет назад. Веселая и шустрая собачка всем понравилась, ее начали подкармливать. На общем собрании постановили, что станут называть ее Лялькой. А в один прекрасный день она добровольно решила спуститься под землю вместе с горняками. С этого и началась горняцкая служба «шахтовой собачонки дворянской породы», как прозвали ее работники «Первомайской».

Со временем горняки стали считать Ляльку чуть ли не полноправным членом бригады. Говорят, что к старости в ее глазах было столько мудрости, что не у каждого прораба увидишь. Когда верная собака умерла, горняки решили похоронить ее на территории шахты, где она несла свою трудовую вахту. Возле ламповой, где верная собака всегда дожидалась начала своей «смены».

На могиле общей любимицы установили черную каменную плиту с портретом Ляльки в шахтерской каске и написали «1997—2014. Годы собачьей верности». Шахтеры говорят, что это памятник не только Ляльке, но и всем собакам, помогающим горнякам в их трудной работе.

Лялька успела воспитать себе достойную смену. Сейчас вместе с шахтерами точно так же, как она когда-то, спускаются две дворняги — шестилетний Василий и трехлетняя Василиса. Лялька взяла их под опеку еще щенками и обучила всем тонкостям профессии собаки-горняка.

9. Памятник розыскным собакам, Калининградская область

В Черняховском отделении вневедомственной охраны Калининградской области был установлен «Памятник розыскным собакам». Вот таким образом сотрудники милиции отдали дань розыскным собакам, показывая, что люди не забывают своих служебных товарищей — собак.

10. Памятник преданности, г. Тольятти

В городе Тольятти на Южном шоссе находится трогательный памятник псу по кличке Верный. Хозяева Верного трагически погибли в автокатастрофе. Пес при аварии практически не пострадал и с тех пор постоянно в течение семи лет находился вблизи места ДТП вплоть до своей смерти. Сама скульптура высотой чуть более полутора метров установлена на гранитном постаменте. Памятник располагается таким образом, что проезжающим по дороге водителям кажется, что собака поворачивает голову вслед за проезжающими автомобилями, как бы ещё надеясь увидеть своих погибших хозяев.

Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

На Черкащине есть уникальный памятник 150 пограничным псам, которые «порвали» полк фашистов в рукопашном бою Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак произошла в самом центре Украины много лет назад, а дело было так… Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тисо.
В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений Великой войны. Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский.
С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысяч солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама…
В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой… Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв.
Зрелище было страшное: 150 (данные различные — от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев — жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось — немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.
Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось). А запланированная триумфальная встреча Гитлера и Муссолини состоялась 18 августа, но, конечно же, не в Киеве, а там, у Легедзино, на том шляху, который вел до Тального и который держали, как свою границу советские пограничники.
Лишь в 1955-м, жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу — собаке. Такого памятника больше нигде нет. «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле». Сегодня известны личности лишь двух погибших пограничников.

>Последний рубеж. История боя, ставшего легендой пограничных войск

Зелёная Брама

История пограничных войск знает массу примеров мужества и стойкости воинов в зелёных фуражках. Упорство пограничников Великой Отечественной войны, бившихся с врагом до последнего, вызывало у гитлеровцев, с одной стороны, страх и ненависть, а с другой — уважение.

Но среди многих героических историй есть одна, в которую скептики отказываются верить и по сей день. Уж слишком она, по мнению интеллектуалов, кажется неправдоподобной.

Документальных доказательств этой истории действительно не так много, ибо случилась она горьким летом 1941-го, во время трагической для Красной Армии битвы на подступах к Киеву.

В конце июля – начале августа 1941 года немецкая группа армий «Юг» в ходе сражения под Уманью нанесла поражение советским войскам Юго-Западного фронта.

В урочище Зелёная Брама на правобережье реки Синюха около села Подвысокое Новоархангельского района Кировоградской области Украины были окружены части 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта. В этом урочище советские солдаты дали последний бой гитлеровцам. Из более чем 100 тысяч советских воинов к своим прорвались около 11 тысяч, остальные погибли или попали в плен.

«Зелёные фуражки» и их хвостатые товарищи

Среди тех, кто сражался в Зелёной Браме, был и отдельный батальон пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта. Такие подразделения создавались на базе уцелевших пограничных частей, которые продолжали сражаться с противником вместе с регулярными частями на протяжении всей войны, вплоть до возвращения на рубежи государственной границы СССР.

Этот батальон был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноимённого пограничного отряда из тех бойцов, кто уцелел в первых сражениях с гитлеровцами на границе.

Вместе с пограничниками находились и их служебные собаки — около 150 хвостатых стражей границы из Коломийского погранотряда и Львовской пограншколы служебного собаководства.

Командование предлагало пограничникам отпустить собак, поскольку пищи для них не хватало, условия были крайне тяжёлыми для животных, да и не очень подходили вышколенные на охрану границы овчарки для боёв на фронте.

Однако командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин собак не отпустил. Не могли инструкторы и вожатые службы собак бросить своих четвероногих товарищей, да и сами псы не ушли бы никуда от своих хозяев.

Умирали, но не сдавались

30 июля 1941 года у села Легедзино батальон прикрывал отход штабных частей командования армией. Силы пограничников таяли, противник имел значительный численный перевес, и в критический момент боя, когда все резервы были уже исчерпаны, майор Лопатин для отражения новой атаки фашистов отдал приказ ввести в бой собак.

В последнюю контратаку вместе с пограничниками против полка гитлеровцев численностью более 1500 человек пошли 150 разъяренных голодных овчарок.

Не обращая внимания на автоматный огонь, пограничники и их собаки сумели добраться до атакующих цепей противника и сошлись с ними в рукопашной. Это было страшное зрелище: умирающие под градом пуль овчарки последним усилием вцеплялись в глотку фашистам.

Немцы, не встречавшиеся ни с чем подобным, в панике стали отходить. Но им на подмогу были брошены танки.

В этом бою погибли все пограничники и большинство собак. Уцелевшие оставались рядом со своими убитыми хозяевами, и их расстреливали гитлеровцы….

Останки погибших в 1941 году пограничников в 1955-м году были перенесены и захоронены в братской могиле в селе Легедзино.

Памятник пограничникам в Зелёной Браме. Фото: Кадр youtube.com

9 мая 2003 года на добровольные пожертвования ветеранов войны и пограничников в селе был установлен памятник. На нём написано: «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломийской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

Бой

Фашисты перешли в массирование наступление на Легедзино утром 31 июля. В этом направлении были брошены 2 пехотных батальона немцев (около 2 тысяч человек) при поддержке танков и мотоциклистов. На протяжении 14 часов, пока длился бой, сидевшие в роще собаки не получали пищи, однако вели себя абсолютно спокойно и даже не подавали голоса, несмотря на пугавшие их звуки взрывов и автоматных очередей.
Когда силы защитников штаба почти иссякли, а немцы были уже на расстоянии нескольких десятков метров, командир батальона Филиппов приказал Ермакову спустить разом около 150 псов. Услышав команду, собаки с бешеной скоростью ринулись через поле и набросились на «фрицев».
Для противника, измотанного долгим боем, «собачья атака» стала полной неожиданностью. Увидев оскаленные пасти, гитлеровцы сначала дрогнули, а затем развернулись и пустились в бегство, оставив завоеванные позиции.
«На фашистскую злость овчарки ответили своей собачьей злостью. За несколько секунд обстановка на поле боя резко изменилась в нашу пользу», — описывал эти события бывший командир пограничной роты Коломыйской комендатуры Александр Фуки.
Окрестности оглашались собачьим лаем и звуками взрывов – пытаясь спасти своих, немцы направили на преследующих их людей и собак минометный огонь. От советских псов солдаты Вермахта отбивались штыками и прикладами.