Неограниченная подводная война

Неограниченная подводная война

Неограни́ченная подво́дная война́ (нем. Uneingeschränkter U-Boot-Krieg) — тип военных действий на морском театре военных действий, при котором подводные лодки топят гражданские торговые суда без соблюдения Правил ведения морской войны, установленных Гаагскими конвенциями и Женевской конвенцией (II).

Возникла как неизбежное следствие изобретения подводных лодок — обладая существенно меньшей броневой защищённостью, чем надводные корабли, и малым запасом плавучести, они не могли противостоять последним в открытом бою, что приводило к необходимости действовать в обход принятых конвенций о войне на море. Кроме того, на подводной лодке просто не было достаточно места, еды и проч. для спасения людей.

В истории отмечены три основные военные кампании с применением неограниченной подводной войны:

  1. Первая Битва за Атлантику в ходе Первой мировой войны (применялась Германией в 1915 и 1917—1918 годах, что явилось поводом для вступления США в войну в 1917 году);
  2. Вторая Битва за Атлантику в ходе Второй мировой войны 1939—1945гг (проводилась всеми без исключения воюющими странами);
  3. Война на Тихом океане (проводилась США против Японии).

После окончания Второй мировой войны с появлением противокорабельных ракет дальнего радиуса действия (в том числе загоризонтных), Лондонский морской протокол де-факто утратил силу. Несмотря на то, что эта конвенция 1936 года использовалась в обвинительном заключении против адмирала Карла Дёница (он был признан виновным в её нарушении), его приговор на Нюрнбергском процессе, по мнению некоторых критиков, не основывался на обвинении в нарушении каких-либо международных договоров о подводной войне. Ему, однако, ставился в вину приказ Тритон Нуль, запрещавший немецким подводникам рисковать своими субмаринами, спасая экипаж потопленных ими судов. Он был продиктован стремлением сохранить атаки подводных лодок в тайне как можно дольше, и избежать их преследования противолодочными силами. В отличие от решения о неограниченной подводной войне, данный приказ исходил непосредственно от Дёница.

Примечания

Как Германия начала неограниченную подводную войну

100 лет назад, 31 января 1917 года, германский кайзер Вильгельм II подписал приказ о начале «неограниченной подводной войны». Германским подлодкам было разрешено без предупреждения топить все гражданские суда вне зависимости от флага, не соблюдая Гаагские и Женевскую конвенции, в зоне вокруг Британских островов, в Бискайском заливе и Средиземном море к востоку от Испании. Этой мерой германский Генштаб рассчитывал подорвать военно-экономический потенциал Франции и Англии, зависевших от поставок продовольствия, стратегического сырья и вооружений из США и колоний.
К 1 февраля 1917 года у Германской империи имелось 105 боевых субмарин, 23 из которых действовали в Средиземном море, 46 — в северной Атлантике, 10 — на Балтике, 23 находились на базах в Бельгии, 3 — в Стамбуле.

С военной точки зрения неограниченная подводная война была сильным ударом по врагу, хотя и не решающим. Положение Англии и Франции, особенно британской метрополии, которая сильно зависела от поставок из колоний, ухудшалось. Однако, с другой стороны, США получили повод для вступления в войну. Вашингтон изначально собирался вступить в войну, но выжидал удобного момента, когда не противник будет измотан, но и будущие союзники — Англия и Франция, будут истощены войной и перейдут на роли «младших партнеров» в Новом мировом порядке во главе с США.
Поэтому многие политики в Германии были против этого решения. Однако генералитет в Германии в это время занял лидирующие позиции и продавил это решение. Когда премьер-министр Германии Теобальд фон Бетман-Гольвег узнал об этом решении, он заявил: «С Германией теперь покончено», предвидя неминуемое скорое вступление в войну США. Американское правительство ранее неоднократно предупреждало Берлин, что расценит атаки на свои корабли как акт агрессии.
Действительно, уже 3 февраля из Германии был отозван американский посол Жерар. В этот же день президент США Вудро Вильсон попросил у Сената «разрешения применять все средства, которые могут стать необходимыми для защиты американских кораблей и граждан при выполнении ими мирной деятельности». В завершение речи он заявил: «Мы не думаем только о защите наших материальных интересов; мы также хотим защитить фундаментальные права человечества, без которых не может быть цивилизации». Нейтральные страны одна за другой заявили протесты против объявленной Германией «неограниченной подводной войны». К 8 февраля соответствующие ноты направили в Берлин правительства Нидерландов, Испании и Бразилии.
Развитие подводных сил
Эра подводной войны официально началась еще в 60-е годы XIX века, во время гражданской войны в США. Тогда подводный боевой корабль южан «Ханли», внезапно всплыв рядом с военным шлюпом северян «Хаусатоник», потопил его специальной контактной миной. В 1865 году конструктор Иван Александровский создал первый экспериментальный образец русской подводной лодки. Уже в 1866 году он разработал проект нового вооружения для них — торпед. Французы в 1893 году ввели в состав своего флота подлодку, вооруженную одним торпедным аппаратом. После французов подводные лодки появились на вооружении сначала у американцев, потом британцев. В 1903 лодка «Дельфин» стала первым подводным кораблем, официально зачисленным в состав русского военно-морского флота.
К началу Первой мировой войны ни одно из вступивших в войну государств до конца ещё не осознало значение и потенциальные возможности подводных сил. Добиваться господства на море (или сохранять его, как Британия) планировали с помощью линейного флота. Основой флотов были линейные корабли (дредноуты) и линейные крейсеры, которые должны были вести эскадренный бой при поддержке миноносцев (эсминцев). Поражение противнику планировали нанести с помощью разгрома его флота и блокады портов, побережья, что вело к параличу вражеской торговли и развалу торговли, и сохранению собственных торговых коммуникаций. В этих планах практически не было места подводным силам. Довоенные адмиралы недооценивали значение подводных лодок, считали, небольшое подводное судно не сможет причинить серьёзного вреда противнику.
В частности, в Британии, которая имела самый мощный флот в мире, не видели особого значения подводных лодок. Первый инспектор подводного плавания Королевского Флота, капитан 1-го ранга Эдгар Лииз откровенно заявил перед войной: «Британскому флоту никогда не будут нужны подводные лодки, но мы вынуждены их развивать под давлением других государств». Первый морской лорд (главнокомандующий королевским флотом) в 1910-1911 гг. адмирал Артур Уилсон назвал подводную лодку «подлым и чертовски неанглийским оружием».
Британские стратеги планировали использовать подводный флот только для атак блокированного в портах противника. Первый морской лорд Джек Фишер еще в 1905 году так писал о блокаде японским флотом русского Порт-Артура: «Чтение о восьми атаках Того на Порт-Артур заставило меня расхохотаться! С чего! Если бы у него были подводные лодки, достаточно было бы одной атаки! Весь русский флот был бы пойман как крысы в мышеловке и полностью уничтожен!» Одновременно британское морское командование не знало о реальных технических возможностях германского подводного флота. Британцы считали, что противник не сможет действовать на океанских просторах Атлантики. Кроме того, считалось, что военно-морские базы Англии вследствие сложных навигационных условий недоступны для подводного флота Германии.
Однако начавшаяся Первая мировая война быстро показала возможности подлодок, когда они начали топить один корабль за другим, или ставили мины, на которых подрывались вражеские корабли. При этом тактика борьбы с подводными «суденышками» находилась в зачаточном состоянии. В результате развивать новый вид оружия и методы борьбы с ним пришлось уже в авральном порядке.
Значение морских коммуникаций для Англии
При этом наибольшую угрозу подводная война представляла для Англии, так как она располагалась на острове. Франция, Германия и Россия были традиционными континентальными империями, хотя и имели древние морские корни. Географическое положение и историческое развитие предопределили хозяйственное развитие Британия, которая зависела от внешних поставок. Сырье для развитой британской промышленности и продовольствие производились основном не на территории Британских островов, а в многочисленных колониях и доминионах. Согласно данным последних пяти предвоенных лет, Англия ввозила 2/3 необходимого ей продовольствия: 100% сахара, 73% фруктов, 64,5% жиров, 50% куриных яиц, 49,5% маргарина, 40% мяса, 36% овощей. Специальная английская правительственная комиссия подсчитала, что в случае полной изоляции островов от внешнего мира запасов продовольствия хватит всего на 6 недель. Поэтому безопасность морских коммуникаций, связывающих метрополию с колониями и доминионами и всем остальным миром, была для Лондона вопросом жизни и смерти.
Для доставки стратегического сырья и продовольствия у Британии был огромный торговый флот. К 1 июлю 1914 года в его состав входил 8587 пароход и 653 парусное судно общей грузоподъемностью 19 млн. 250 тысяч брутто-тонн, что составляло в то время 43% мирового тоннажа.

Таким образом, для Англии господство на море имело первостепенное значение и стало одной из важнейших предпосылок, почему британцы спровоцировали войну с Германией (немцы быстрыми темпами стоили океанский флот, который сравнительно скоро мог стать самым мощным в Европе).
Действия Германии
Германский надводный флот мог защитить свои берега, но не мог создать угрозу вражеским морским коммуникациям и торговле. Линейные корабли и эсминцы предназначались для эскадренного боя. Крейсера и переоборудованные для крейсерских задач торговые суда имелись в ограниченном количестве, и они не в состоянии были создать угрозу английской торговле. Германия не имела мощных колоний и баз за рубежом, на которые мог опираться крейсерский флот.
Уголь, без которого не могли обходиться современные суда, требовал постоянной заправки судов в портах или угольных станциях, а пар, исходивший из гигантских котлов машинных отделений кораблей, был заметен с больших расстояний. Германцы искали выход: для снабжения рейдеров в германских колониях были оборудованы снабженческие базы, в океаны были отправлены транспорты-углевозы. Германия перед войной создала запасы сортов угля, которые давали белый дым, менее заметный с расстояния. Но с началом военных действий вся система быстро рухнула: все колонии и базы снабжения были скоро захвачены противником, угольщики перехвачены и потоплены, а запасы угля с минимальным выходом дыма закончились. Почти все германские рейдеры погибли.
Таким образом, к концу 1914 года Германия уже практически не могла оказывать воздействие на вражеские морские коммуникации с помощью надводных кораблей. Однако идея нарушить вражескую торговлю осталась. И тогда решили использовать подводный флот.
Проблема была в том, что полагаясь на надводный флот, германцы перед войной не спешили со строительством подводного флота. Первый U-boot (сокращение немецкого слова Unterseeboot — подводный корабль) был построен лишь в 1906 году, второй — в 1908, третий — в 1909. Только начиная с 1911 года германский флот поставил на поток строительство подводных кораблей боевого назначения. До этого в Германии строили субмарины исключительно для научно-исследовательских и учебных целей. Первая германская подводная лодка с дизельным двигателем вступила в строй всего за год до войны, а к началу войны германский флот, по разным данным, имел три-четыре десятка боевых подлодок (у Англии было 78).
Германские морские деятели, как и их британские коллегии, недооценивали значение подводного флота. Сам отец-основатель германского флота, гросс-адмирал Альфред Тирпиц, говорил перед войной, что Германия из-за географического положения побережья и расположения портов не нуждается в подводных лодках. Немцы собирались использовать субмарины в основном для установки мин, разведки и атаки надводных кораблей противника, которые будут осуществлять морскую блокаду близи берегов Германии. В начале войны германское командование считало, что сильный британский флот попытается атаковать побережье Германской империи и будет поддерживать атаки своих войск активными действиями с моря. Уничтожая линейные британские силы, в том числе с помощью субмарин, немцы надеялись выровнять уровни военно-морских сил в Северном море, где британцы имели серьёзное преимущество в надводном флоте. А когда Британия потеряет решающее преимущество на море, германский военно-морской штаб хотел дать решающее сражение и захватить контроль над морем.
Однако утопичность этого плана стала ясна в самом начале войны. Британцы не спешили лезть на рожон и атаковать врага в его базах, подвергая угрозе свой флот. Главными задачами британского флота были: оборона метрополии от возможных вылазов вражеского флота; защита коммуникаций, которые связывали Британию и миром и колониальной империей; обеспечение безопасной переброски английской армии на континент, для поддержки Франции и её снабжение всем необходимым; морская блокада Центральных держав, с целью подрыва экономической устойчивости противника, который также зависел от внешних источников стратегического сырья и продовольствия.
Британский флот справлялся с блокадой германских ВМС и Германии и с дальних рубежей. Выяснилось, что того чтобы не давать свободы германскому флоту, вполне достаточно разведки, патрулей и боевой готовности британских морских сил. Английские корабли выходили в море из своих баз, как только разведка сообщала об активности противника. Кроме того, союзникам уже в самом начале войны достались германские шифры и коды, добытые русскими моряками с севшего на мель крейсера «Магдебург». В результате союзники узнавали о планах германцев порой раньше, чем эти указания доходили до командиров германских кораблей.
Таким образом, до начала первого этапа подводной войны германцы почти не использовали потенциал подводных сил. Потопление субмариной U-9 под началом Отто Веддигена в ходе атаки 22 сентября 1914 года трех британских крейсеров за один день было исключением. В германском военно-морском штабе ещё до войны подсчитывали, что для полной торговой подводной блокады Англии потребуется 200 подлодок. Однако эта цифра не понравилась гросс-адмиралу Тирпицу, который назвал сосредоточение на строительстве подлодок вместо дредноутов «легкомысленным занятием». Поэтому от строительства такого числа подводных кораблей было решено отказаться. В итоге к подводному флоту в Берлине вернулись тогда, когда уже других вариантов не было.

Продолжение следует…

»

Мимо «Хога» с «Абукиром» Я без шуток не хожу: То пройду шутя под килем, То торпедами всажу!

Мы с приятелем вдвоем Топили за Германию: Я — м…к, и он — м…к, — Подбили «Лузитанию»!

»
— Начало и конец сабжа в Первую мировую

Вы проигрываете войну, но у вас появился хитрый план. Почему бы не построить много подводных лодок и приказать им топить всё, что движется в сторону противника, и таким образом установить морскую блокаду, не затрачивая сотни нефти на постройку линкоров (дредноутов и далее по списку)?

Это и есть неограниченная подводная война

В реальности подобная практика столкнулась с двумя проблемами: подводная лодка в надводном положении (а до изобретения шнорхелей и ядерных реакторов основную массу времени лодки проводили именно в надводном положении) могла быть потоплена множеством способов, от примитивного тарана до атаки авиации или другой подводной лодки, а в подводном положении лодка двигалась с черепашьей скоростью и при наличии у противника хотя бы пары кораблей с гидролокаторами топилась с почти стопроцентной гарантией.

Примеры

Фольклор

  • Анекдот: конец 1950-х годов, на западном побережье Франции два рыбака ловят рыбу. И вдруг в море всплывает какая-то невообразимо древняя, маленькая, грязная и обросшая ракушками субмарина. С натугой открывается люк, и появляется старый, седой подводник в замызганном мундире. «Эй, ребята! — хрипит он. — Война ещё идёт?». Рыбаки переглядываются — и, не сговариваясь, решают подразнить ветерана. «Конечно, ещё идёт, — отвечают они. — И конца ей не видно». «…! — ругается подводник, скрываясь в люке. — Вот же сука этот Бисмарк! Э-эй, к погружению приготовиться!».

Литература

  • «Реквием каравану PQ-17» (и фильм по книге) — неограниченная подводная война показана глазами и подводников, и их жертв, и противолодочников.
  • «Das Boot» Лотара-Гюнтера Буххайма, по которой позже был снят одноимённый фильм. И его же документальная трилогия «U-Boot-Krieg».
  • «Красный шторм поднимается» — СССР попытался блокировать перевозку техники через Атлантику.
  • «Живите и помните» — Священной Римской империи стоило только намекнуть на подобный сценарий…

Кино

  • Das Boot.

Аниме и манга

  • Submarine 707R.

Видеоигры

  • Серия симуляторов подводной лодки Silent Hunter.
  • Серия стратегий Hearts of Iron.
  • Пошаговая стратегия «Atlantic Fleet»: в режиме «Battle for Atlantic», задача Германии — топить все транспорты, идущие из Америки в Британию. Задача Британии — защищать транспорты и топить немецкие суда. Германия проигрывает, если позволяет игре дойти до 1944-го года и начнётся вторжение в Нормандию либо если потеряет слишком много кораблей/подлодок (считается по-тоннажу). Британия проигрывает, если потеряет слишком много транспортов (опять же, по-тоннажу), однако лимит возрастает после вступления США в войну. Так как у Германии ограниченное количество поверхностных кораблей, то обычно ставка делается на подлодки. Это, в свою очередь, вынуждает британцев ставить в сопровождающие противолодочные корабли (чаще всего эсминцы, так как корветы ужасно медлительны и бесполезны против других кораблей).
  • Supreme Commander — в принципе возможно, особенно у кибран и серафим, но не всё так просто: армия из одних подлодок легко выносится торпедоносцами, если поставить в прикрытие крейсера, их вынесут пачкой ховертанков, прикрывающие крейсера эсминцы — береговой артиллерией, поэтому нужны линкоры… В общем, всё равно получается полноценный флот из разных кораблей, но с упором на подлодки, которых остальные всячески прикрывают. Как вариант — установить эту блокаду под самой его базой, быстро построить и подогнать по дну эксперименталку прежде чем враг успеет наделать кучу торпедоносцев, которыми снесёт ваш флот.
    • Группа линкоров способна перестрелять толпу подлодок, даже не имея торпед, благодаря атаке по земле и не то багу, не то фиче с объёмным повреждением. В особенности если линкоры кибранские, потому что от них слабо помогает маневрирование.

Реальная жизнь

  • Первая мировая война: немецкое командование приказало топить все корабли, которые плыли в Британию или принадлежали ей. Это же послужило поводом вступления США в войну, несмотря на политику нейтралитета: общественность склонилась в вступлению в войну после того, как немецкая подводная подлодка потопила «Лузитанию» с американскими пассажирами на борту.
  • Вторая мировая война: снова немцы в Атлантике, итальянцы и немцы на Средиземном море, США на Тихом океане. Методы были настолько схожими, что, к примеру, суд над Карлом Дёницем, командовавшим подводным флотом Германии, выродился в фарс: его американский коллега, адмирал Честер Нимиц, официально заявил, что подсудимый не делал ничего такого, что не практиковали бы бравые американские подводники — и что, по идее, сам Нимиц должен был сидеть рядом на скамье подсудимых. В итоге Дёница с трудом смогли посадить всего на десять лет.
  1. Большие проблемы у немецких подводников начались, когда англичане начали оснащать свои самолёты радиолокаторами, позволявшими заметить рубку всплывшей подводной лодки не только дальше, чем видит невооружённый глаз лётчика, но и дальше, чем замечает самолёт вооружённый биноклем глаз немецкого вахтенного: после этого успешные атаки самолётов на подводные лодки, до того редкая удача, были поставлены на поток.
  2. Совсем большие проблемы у немецких подводных лодок начались после вступления в войну США и появления в Атлантике массы простых и недорогих фрегатов, корветов и эскортных миноносцев, каждый из которых имел сонар (или «асдик», британский гидролокатор) и реактивный бомбомет с запасом глубинных бомб.
  3. Обычно противолодочные корабли действовали парами: один шел в стороне и прослушивал перемещения подводной лодки (потому что, во-первых, сонар на больших скоростях был бесполезен (а на малых получалось соревнование улиток по бегу), а во-вторых, близкие подводные взрывы своих бомб моли повредить и аппаратуру и уши акустика), а второй, получая данные с первого, атаковал.
  4. Кончено, не Бисмарк, а кто-то из его коллег-рейхсканцлеров — фон Беттманн-Хольвег или Гитлер.
  5. Основная же цель — не потерять главных должников, которые на тот момент уже имели долг в два миллиарда долларов. Что характерно, документы по «Лузитании» Британией были переведены в категорию «без срока давности», так что узнать, перевозила ли она на самом деле динамит и, таким образом, была ли легальной целью для атаки, нам не светит.
Армия и военное дело
Основы

Армия • Армия из одного человека • Война • Гвардия • Солдаты (Суперсолдаты) • Флот • …

Варгейм • Вторая мировая война • Искусство на военную тематику • Шкала силы армий

Сословия Амазонки • Викинги (берсерки) • Варвар/Дикарь • Казак • Рыцарь • Самурай • …
Воинские части Армия воров и шлюх • Армия Чудовищ • Боевая организация пацифистов • Боевые рабы • Бригада амазонок • Великая армия • Военная полиция • Желудочная рота • Иностранный легион • Космодесант • Крошечная армия • Крутая армия • Ксерокс-армия • Линейная пехота • Пушечное мясо/Грузовик с пушечным мясом • Частная армия • Штрафбат • Штурмовая группа • Элитная армия • Янычары • …
Полководцы War Lord • Адмирал • Вояка и дипломат • Генерал-вундеркинд • Завоеватель • Кондотьер • Крутой генерал (Генерал-рубака vs Генерал-шахматист) • Неопытный генерал • Плохой генерал (Генерал Горлов • Генерал Потрошиллинг • Генерал Фейлор • ЛИИИРОООЙ ДЖЕЕЕНКИИИИИИНС!) • Полевой командир • Слаб в бою, но отличный тактик • Стратег vs Тактик
Военнослужащие обычные Боевой садомазохист • Боевой феминист • Военный социопат • Воин vs солдат • Гусар • (крылатый гусар) • Дезертир • Зелёный лейтенант (Такой молодой, а уже лейтенант) • Камикадзе • Арбалетчик/Пращник • Магистр Ордена/Гроссмейстер Ордена • Мародёр • Мушкетёр • Наёмник (Псих-наёмник) • Неуставные взаимоотношения (Деды, черпаки, слоны и ду́хи) • Номинальный командир • Отец солдатам • Паладин • Прагматичный боец • Сержант Зверь • Сержант Кремень • Следопыт • Хвастливый воин • Центурион • …
Военнослужащие крутые Ас • В каждой руке по оружию • Воин и музыкант • Воин и ремесленник • Вояка и дипломат • Вынул ножик из кармана (Фанат ножей) • Ганфайтер • Девушка с молотом • Колдун и воин • Крутой генерал (Генерал-рубака vs Генерал-шахматист) • Крутой лучник • Крутой фехтовальщик • Лечит и калечит • Лучник и рубака • Любитель взрывчатки • Мастер клинка и пули • Мастер боевых искусств (Боевая гимнастика) • Мечник с арбалетом • Не любит пушки vs Ствол — великий уравнитель • Настоящий полковник • Носить кучу пистолетов • Однорукий воин • Офицер и джентльмен/Леди-воительница • Поэт и воин • Слепой самурай • Снайпер (Снайперская дуэль) • Универсальный солдат • Учёный и офицер
Полувоенные Ассасин • Бретёр • Военный маг • Гладиатор • Госбезопасность (Всемогущая спецслужба • несколько спецслужб • ЧК-НКВД-КГБ-ФСБ • Нечисть на госслужбе) • Дети-солдаты • Диверсант • Из силовиков в бандиты vs Из криминала в армию • Капеллан/Политрук • Маньяк-милитарист • Ниндзя/Куноити • Орда • Орден • Партизаны (Городской партизан) • Пират (Космический пират) • Преторианцы • Шпион (Воин vs шпион • Двойной агент • Манчжурский агент • Спящий агент • Супер-агент) • Эскадроны смерти • …
Оружие «Авада Кедавра» • AR-15 • FN FAL • Автомат Калашникова (Автомат Ералашникова) • Алебарда • Артиллерия — бог войны • Благородная рапира • Используй штык • Бластер • Боевой молот • Трезубец • Вундервафля • Выходила на берег Катюша (Перехвачены ракеты) • Граната • Гранатомёт • Импровизированное (автомобиль • бензопила • зонт • коктейль Молотова • лопата • носок • ловушка) • Многоствольный пулемёт • Обрез • Массового поражения (атомное • биологическое • химическое • супероружие в RTS) • Оружие на чёрный день • Планетоубийца • Пучковое оружие • Пушка-боксёр • Снайперская винтовка • Супер-пушка • Торпеда (воздушная • космическая) • Ускоритель массы (пушка Гаусса • рельсотрон) • Щитом можно бить • …
Техника Авиация (бомбардировщик • вертолёт • истребитель/истребители не нужны • штурмовик) • Бронетехника (бронепоезда • бронетранспортёр • танк (крутые vs ненужные) • шагоход (боевой многоножник • куроход) • Импровизированная (Техничка • Гантрак • Ганшип) • Флот (авианосец • дредноут • линкор • крейсер • крутой корабль • москитный флот • подлодка • романтика парусов • Эсминцы и миноносцы) • …
Стратегия casus belli (DEUS VULT • Война за наследство • Маленькая победоносная война • Объединительная война) • Блицкриг (Раш) • Бабы новых нарожают • Война на истребление (Тараканья война) • Герилья • Господство на море • Доктрина Дуэ • Неограниченная подводная война • Обезглавленная армия • Окопная война • Победить миром • Сменить сторону (Напасть на своих) • Стратегия непрямых действий (Fleet in Being • Непрямые действия • Тактика выжженной земли) • Уличные бои • Холодная война (Флирт с Третьим Миром) • …
Тактика Hit&Run • Pike & Shoot • А у меня длиннее! • Банзай-атака • Взять в клещи • Иду на таран! • Кайт • Камень-ножницы-бумага • Косая атака • Молот и наковальня • Оцепление не нужно • Полевая казнь • Переть свиньёй • Подпустить поближе (Ближний бой) • Пожертвовать пешку • Решающий первый удар vs Ставка на контратаку • Скайуокеринг • Стена щитов и лес пик (карэ или шилтрон • фаланга) • Стоять насмерть vs Всегда можно отступить • Тактика решает
Ситуации А в это время Бонапарт переходил границу • Армейский паёк • Парад головорезов • Бессмысленная война vs Святая война (DEUS VULT) • Батальное гуро vs Батальное порно • Битва проиграна, но есть время выиграть другую • Война и апокалипсис • Война по правилам vs На войне законы молчат • Война — это круто vs Война — это кошмар vs Война — это смешно • Встречный бой • Выиграть войну, проиграть мир • Геноцид • Глупость или измена? • Дошло до триариев • Жертва сверхцивилизации • За мной! • Закадровая война • Захват флага • Истребление флота • Каждый, способный держать оружие • Капитуляция • Первый бой — он трудный самый • Пиррова победа • Подставить союзника • Подлое эхо войны • Пока двое дерутся, третий побеждает • Попасть в плен (побег • темница сырая) • Появление любимого генерала • Появление кавалерии (Бесполезная кавалерия • Запоздалая кавалерия • Невольная кавалерия • Предательская кавалерия) • Сражение под дождём • Воздушный бой • Сменить сторону во время битвы • Тонкая красная линия • Торговля с врагом • Тотальный реванш • Уклонение от призыва • Фермопильская география • Штыки в землю! • Я воевал за врагов • …
DOING WRONG!

Бесконечный боезапас • Бросить командование ради абордажа • Всемогущая спецслужба/Глупая спецслужба • Голливудский глушитель • Для боя нужно спешиться • Дружественный огонь • Какая такая десантура?! • ЛИИИРОООЙ ДЖЕЕЕНКИИИИИИНС! • Метательные мечи • Не в ладах с тактикой (какие ещё копья? • лезть в бой без щита • рубить ноги коням •Тактикул• технология Шрёдингера) • Остановиться для перестрелки • Пистолетом можно бить • Плохой генерал (Генерал Горлов • Генерал Потрошиллинг • Генерал Фейлор) • Победило оружие • Сломать строй ради атаки • Стрельба из гранатомёта в комнате

Доспехи: Доспех на голое тело • Доспех неуязвимости • Латы из фольги • Латы не защищают • Непрактичная броня

Войны Эпоха воюющих царств • Пуническая война • Троецарствие • Гэмпэй • Крестовые походы (Крестовый поход детей • Реконкиста)/Джихад • Столетняя война • Война Алой и Белой Розы • Сэнгоку • Тридцатилетняя война • Война за испанское наследство • Северная война • Семилетняя война • Война за независимость США • Наполеоновские войны • Гражданская война в США • Русско-турецкие войны (Крымская война) • Франко-прусская война • Англо-бурская война • Русско-японская война • Первая мировая война • Гражданская война в России • Гражданская война в Испании • Вторая мировая война • Корейская война • Война во Вьетнаме • Арабо-израильский конфликт • Война в Афганистане (Афганская война 1979 — 1989) • Война в Персидском заливе • Рагнарёк
Вымышленные войны: Война в космосе • Третья мировая война
Армии разных стран Российская империя/СССР/РФ • Великобритания • Германия • Израиль • КНДР • США • Япония • …

>Подводный козырь. Как Германия почти победила в Первой мировой войне

Первая попытка неограниченной подводной войны: потопление «Лузитании» и тактический тупик

Хотя подлодки появились задолго до Первой мировой войны, в самом её начале никто не знал, что с этим видом оружия делать. Адмиралы хотели использовать их для внезапного нападения из-под воды. Однако лодка под водой шла на аккумуляторах, запас хода на которых мал, а подводная скорость уступала самым тихоходным из пассажирских кораблей. То есть догнать надводный корабль лодка не могла и лишь пассивно поджидала их там, где они проходили чаще всего (у маяков и мысов). Первое время это давало эффект — именно так в мае 1915 года была потоплена «Лузитания». Вот только после этого англичане быстро поняли, что от таких гибельных районов лучше держаться подальше. «Ловить» пароходы стало куда сложнее.

К тому же потопление «Лузитании» вызвало огромный шум, который вскрыл другую проблему подлодок — морально-этическую. По существовавшему морскому праву гражданское судно военный корабль топил, только остановив и подав сигнал пушками, — и лишь после досмотра и спасения экипажа (и пассажиров). Это годилось для надводного крейсера, но было гарантированным самоубийством для всего подводного флота. Даже небольшой «торговец» мог потопить близкую подлодку, просто протаранив её тонкий корпус. К тому же англичане быстро вооружили гражданские торговые суда пушками. С осени 1914 года они стали готовить и запускать суда-ловушки — на первый взгляд, «торговцев», к которым немецкие подводники должны были посылать досмотровые команды, после чего судно-ловушка сбрасывало маскировочные щиты с орудий и расстреливало субмарину.

Досмотр в таких условиях был нереален, и Антанта быстро этим воспользовалась, начав возить на торговых и пассажирских судах военные грузы. Пресловутая «Лузитания» часто описывается как пример немецкого варварства. Гораздо реже вспоминают, что на её борту были миллионы патронов и немало элементов снарядов. Ещё реже — то, что немцы за три месяца до её потопления заявили, что будут топить все корабли в водах, окружающих Британию. Как позже отметил первый лорд Адмиралтейства адмирал Фишер: «Субмарина больше ничего не может сделать — только потопить захваченное судно… Без сомнения, такие методы ведения войны являются варварскими. Но, в конце концов, сущность любой войны в насилии. Мягкость в войне сродни слабоумию».

В рамках норм, существовавших в цивилизованном англосаксонском мире, немцы могли либо начать топить без предупреждения и спасения, либо расписаться в собственном слабоумии. А значит, у них не было никакого выбора, кроме неограниченной подводной войны. Хотя после потопления знаменитого лайнера её приостановили, вряд ли дело было в смягчении душ. У Германии в 1915 году было три десятка активных субмарин. С такими силами она могла только дразнить Британию, но не установить блокаду «владычицы морей».

Распространённые обвинения в варварстве такого подхода сомнительны. Их главный источник — Британия, вооружённые силы которой в ту пору возглавлял лорд Китченер. За 15 лет до «Лузитании» он стал причиной гибели 24 тысяч женщин и детей из числа мирного населения уничтоженных им стран. Государство, у которого такой военный лидер, не может обвинять кого-либо в варварстве. За всю Первую мировую от подлодок немцев погибло 15 000 человек мирного населения, в основном мужчины. Если немцы варвары, то какие слова следует подбирать для англичан или бельгийцев в Африке, Индии, на Ближнем Востоке?

Последний козырь

К 1916 году блокада морской торговли Германии оставила её без импортируемых удобрений и продовольствия. Голода ещё не было, но от недоедания иммунитет детей слабел и количество погибших от обычных детских болезней стало пугающе нарастать. К тому же без импортных материалов рост военного производства сильно замедлился, а страны Антанты исправно черпали ресурсы для своего ВПК из США и колоний. У Берлина возникло естественное желание не остаться в долгу.

В том же году немцы провели исследование, согласно которому Великобритания утрачивала возможность обеспечить себя продовольствием при потере судов снабжения на 600 000 регистровых тонн в месяц. Базируясь на нём, военные представили правительству план неограниченной подводной войны. Канцлер Германии Бетман-Гольвег оценил её перспективы очень высоко, назвав «последним козырем». С февраля 1917 года немецкий флот попробовал этим козырем воспользоваться.

Поначалу всё шло очень хорошо. В феврале — апреле ценой потери девяти подлодок были потоплены суда на 2 миллиона регистровых тонн. В таком темпе к 1918 году англичанам было бы нечем снабжать свои острова. Большая практика потоплений быстро привела немецких подводников к тактике, которую адмирал Тирпиц с начала XX века предлагал для торпедных катеров.

Немцы стали чаще атаковать ночью из надводного положения. Их надводный ход был в районе 16 узлов, то есть быстрее торговых кораблей, а подводный — лишь 9 узлов. Наконец, лодки получили возможность преследовать противника, ранее у них отсутствовавшую. Увидеть их ночью до появления радаров было очень трудно (низкий силуэт на фоне волн), а вот они издалека видели надводные суда с их высокими бортами и трубами.

В отличие от торпедных катеров у лодок был большой запас хода, а при появлении боевых кораблей противника они могли быстро погрузиться и уйти от них. Казалось, идеальное оружие морской войны найдено. То, что немцы планировали для своих ночных торпедных рейдеров, воплотилось на принципиально ином техническом уровне, позволявшем терять всего по три лодки на миллион регистровых тонн потерь англичан. Ситуация была действительно кризисной — запасы пшеницы на Британских островах сократились до полугодовых, что в условиях войны и уязвимых коммуникаций немного.

Непрошибаемый гений британского флота

Ситуация для Лондона выглядела ещё хуже от того, что английским флотом командовал считавшийся весьма талантливым адмирал Джеллико. Как мы сейчас знаем, это он добился в Ютландском бою того, что на двух убитых англичан приходился только один немец. Но в 1917 году про такой казус в Британии мало кто знал. Более того, местная пропаганда объявила случившееся победой Гранд-Флита. Джеллико был типичным британским офицером той поры, то есть читал не очень много и историю морских войн знал довольно слабо. Это сыграло с британским торговым флотом злую шутку.

Дело в том, что в угрозе торговле не было ничего нового с XVI века, и тогда же стали появляться средства борьбы с ней — конвой. Длинная колонна кораблей идёт заранее неизвестным рейдеру курсом, и найти её в морской пустыне сложно. Даже если врагу повезёт, с десятками кораблей столкнётся один пират (или подлодка). Понятно, что нападающий не сможет утопить всех. В работах Мэхэна для моряков, игравших роль «Капитала» в СССР или Библии в Средние века, вопрос с конвоями разбирался весьма подробно, и там же указывалось, что это единственный эффективный способ борьбы с рейдерством.

Увы, Джеллико и слышать об этом не хотел. Он и его единомышленники — то есть почти все британские адмиралы — считали, что конвои ведут к длительным простоям судов (при сборе в портах) и их недоиспользованию. Британия потеряла судов на 2 миллиона регистровых тонн за квартал? Не беда, надо подтянуть лишний транспорт из колоний, благо там еда не так нужна, как белому населению метрополии. В итоге в Ливане начался голод, а в Англии более 100 тысяч женщин было мобилизовано для работы в поле. Непонимание Джеллико того, что простой судов в портах лучше, чем их вечная стоянка на морском дне, было невероятно стойким. Даже в своих послевоенных воспоминаниях он отзывался о конвоях весьма отрицательно.

США спешит на помощь

К счастью, немецкие дипломаты с лихвой компенсировали глупость британских флотоводцев. У них были закономерные ожидания того, что случайные потопления американских судов приведут Вашингтон к войне с Берлином. Поэтому министр иностранных дел Германии Артур Циммерман отправил президенту Мексики предложение в этом случае выступить на стороне немцев. За поддержку он обещал помощь оружием (будучи в полной блокаде) и признанием за Мексикой тех территорий, которые она сможет захватить у США. Как мы видим, Циммерман был чудовищно некомпетентен. В ту пору, как и сегодня, Мексика в военном отношении была несопоставимо слабее Штатов и сама могла начать войну с ними только в очень страшном сне.

Впрочем, даже такое предложение не наделало бы беды. Телеграмма выглядела настолько идиотской и оторванной от реальности, что никто особо не поверил в то, что её автор из Берлина. Очень многие, включая крайне влиятельного медиамагната Хёрста, чьё мнение уже становилось ключевым для втягивания США в войны, посчитали это вбросом британской разведки, пытающейся таким грубым образом втянуть Вашингтон в ненужную ему войну. Но Циммермана было не так просто сбить с намеченного курса: в марте 1917 года он зачем-то взял и публично выступил с признанием, что телеграмма действительно его рук дело.

Судя по деятельности германского МИД в те годы, Циммерман вовсе не хотел погибели своей стране. Очевидно, что немцы систематически недооценивали способности других народов. США, о которых они судили по прессе и американской массовой культуре, считались предельно дезорганизованными и разложенными морально, не способными к быстрой мобилизации сил, не представляющими ни малейшей военной угрозы. Впрочем, жителям нашей страны не понаслышке известно, что немцы некорректно оценивали не только американцев.

Вступление США в войну сыграло ключевую роль в переломе битвы за Атлантику. Во-первых, немалый американский торговый флот активно начал участвовать в снабжении Британии. Во-вторых, американские эсминцы и прочие корабли стали привлекаться к борьбе с подлодками. В-третьих, и это важнее всего, адмиралы из Штатов были против того, чтобы без конвоев «американские корабли шли не в Великобританию, а прямиком на морское дно». Под их нажимом Джеллико в августе — сентябре после отчаянного сопротивления всё же принял конвойную систему, благо возражать американцам, предоставлявшим суда для противолодочной борьбы и вовсю кредитовавшим Британию, было трудно.

После внедрения конвойной системы ежемесячные потери союзников упали вдвое и уже никогда не возвращались к двум миллионам тонн в квартал. «Владычица морей» едва ли не впервые подчинилась воле другой морской державы, и, если бы не это, её положение оказалось бы крайне тяжёлым.

Немецкий ответ

Как мы уже отмечали, на тот момент ни конвои, ни борьба с ними не были новинкой. Ещё в XVII веке было замечено, что если обороняющиеся собираются в группы, то нападающим тоже нужно группировать своих рейдеров. Казалось бы, это простая мысль, доступная даже адмиралу. Но не тут-то было. Хотя нижестоящие офицеры-подводники не раз просили выпускать в море группы подлодок, адмиралы решились на это только однажды.

В мае 1918 года они отправили группу из шести подлодок для атак конвоев. Командир немецкой подводной группы пытался контролировать каждого капитана, не давая им действовать самостоятельно, и в итоге обнаружил, что делать это очень сложно. Подлодки преследовали конвои группой, но их атаки не были одновременными, хотя радиотелеграф делал их возможными в случае пребывания в надводном положении.

Адмиралы не задумались над тем, что единичный, да ещё и самый первый опыт не может быть показателен для целой новой тактики. Они просто отказывали на все дальнейшие предложения таких действий со стороны капитанов. Неограниченная подводная война была проиграна именно из-за этого решения. За 1918 год немцы потопили 2,75 миллиона регистровых тонн ценой 69 подлодок — катастрофа на фоне февраля — апреля 1917 года.

Самое эффективное оружие войны

Немецкие субмарины в ходе первой битвы за Атлантику потопили 5000 торговых судов на 12,85 миллиона регистровых тонн, 104 боевых корабля и 61 судно-ловушку. В большинстве случаев жертвы на потопленных судах были малы, особенно после введения конвоев, когда их экипажи подбирали людей с других судов. Из не носивших военную форму граждан союзников погибло 15 000 человек. 178 немецких подлодок было уничтожено в боях, от конструктивных дефектов и ошибок экипажа затонуло ещё 39, всего умерло 5100 подводников — трое из десяти. Вероятность умереть для подводника была в разы выше, чем у солдата на фронте.

Эти результаты были достигнуты исключительно малыми силами. Тоннаж и экипаж всех участвовавших в боях немецких подлодок были во много раз меньше, чем у германского надводного флота, много меньше повлиявшего на войну на море. И тем не менее несмотря на столь серьёзные успехи, этот опыт был довольно слабо изучен и осознан после войны. Во Вторую мировую Германия вступила со считаными тысячами подводников — всего же военных моряков было 78 000.

Такая слабость в начале войны привела к тому, что выиграть вторую битву за Атлантику у немцев, к счастью, не получилось. Не учли уроков неограниченной подводной войны и Великобритания с США, из-за чего победа далась им ценой потери судов на 15 миллионов тонн. Но у этих двух стран ресурсов было столько, что они могли себе позволить учиться в ходе войны. У Германии, для которой главным фронтом был Восточный, такой роскоши не было.

Как один подводник семерых адмиралов не прокормил

Почему уроки Первой мировой не были учтены ни одной из сторон? Причина этого до безумия проста: ни один из адмиралов, определявших военно-морскую политику Рейха или Британской империи, не был подводником. Они не понимали подводной службы. Англичане относились к субмаринам как к оружию слабого, и, ориентируясь на успех конвойной системы, считали, что легко справятся с ними и в будущем. Немецкие высшие военно-морские чины полагали, что лодки будут действовать поодиночке, и не понимали новаций Дёница. Поэтому они предлагали строить большие субмарины для одиночных атак. Подводники были против, поскольку понимали обречённость такой тактики при действиях против конвоев. Эти разногласия до начала Второй мировой так и не дали выбрать тип лодок для массовой постройки, отчего её никто и не начинал.

Карл Дёниц, который подводником был, встретил Вторую мировую капитаном первого ранга и серьёзного влияния на военно-морскую политику своей страны оказать не мог. Поэтому его план полной блокады Англии 300 подлодками с началом войны нечем было воплощать, 57 немецких лодок для этого не хватало. Построить достаточное их количество удалось лишь к 1942–1943 годам, когда у противолодочной авиации появился коротковолновой радар и ночная невидимость лодок закончилась. Для истории человечества слепота немецких адмиралов сыграла положительную роль. Блокада Британских остров серьёзно удлинила бы Вторую мировую и сделала её ещё более кровавой.

Не менее важна эта слепота и для понимания военной истории человечества в целом. Историю вообще и войн в частности принято представлять как процессы, управляемые объективными предпосылками. Антанта победила в Первой мировой — значит, была сильнее. Подлодки проиграли — значит, были слабы. Внимательный взгляд на вооружённые конфликты вызывает сомнения в том, что всё так просто. Александр Македонский никогда не увидел бы Инда, а Гитлер не захватил бы Париж, если бы победы приносило число людей, танков или пушек. Ход войны определяется не оружием или количеством военнослужащих, а качеством того, что они прикрывают фуражкой.

Подводная война.

Глава XXVII
Подводная война {55}

Подводная война в 1914-1915 гг.

Подводная война в 1916 г.

Подводная война в 1917 — 1918 гг.

Из очерка общего хода Мировой войны известно, какую громадную роль сыграла подводная война, явившись, наряду с блокадой, одной из важнейших операций кампании 1914-1918 гг.

Рассмотрим теперь этот вопрос несколько подробнее, чтобы проследить, как развивалась идея подводной войны, как были использованы немцами ее возможности, какие, наконец, меры борьбы с ней были предприняты государствами Антанты.

Подводная война в 1914-1915 гг.

После того, как крейсерские операции не увенчались успехом и привели в общем лишь к ослаблению германского флота, у Германии не оставалось средств воздействия на морские пути Антанты.

Непредвиденные перспективы были открыты ошеломляющим успехом подводных лодок в Северном море к концу 1914 г. Немцы нашли оружие для продолжения борьбы на океане, той борьбы, которая при удаче, при сильном ударе по морским сообщениям Англии, могла повернуть ход кампании в их пользу.

Английский флот блокировал Германию, прекратив подвоз в нее продовольствия. Та же задача в отношении Англии могла быть возложена на подводные лодки немцев. Их шанс был в том, что Англия еще более нуждалась в сообщениях с миром, в подвозе сырья и продовольствия, что она неизмеримо менее, чем Германия, была бы способна вести войну будучи заблокированной.

Однако, подводная война с целью прекращения подвоза была сопряжена с большими трудностями, а именно:

1) Подводные лодки не могли, без риска быть потопленными, производить в море подробный осмотр встреченных пароходов, будучи ограничены перевозочными средствами, даже состояние моря могло не позволить этого.

Торговля же шла преимущественно под нейтральным флагом, причем поднимать флаг чужой национальности допускалось как военная хитрость.

Всякое стеснение торговли вызывало тотчас протесты со стороны нейтральных государств, прежде всего, Америки. Если Англия могла урегулировать этот вопрос, благодаря тщательному осмотру пароходов, организации мореплавания, системы определенных фарватеров, по которым они плавали, и создать специальные организации, следившие за ходом нейтральной торговли, то германцам, в особенности в виду неблагожелательной к ним позиции Америки, так определившейся с самого начала, эти меры были недоступны.

2) Чтобы вести подводную войну, стремясь достичь решительного результата, Германия должна была собрать значительное число подводных лодок и сразу начать операции в крупном масштабе. Это было тем более важно, что в период 1914-1915 гг. фактически не только торговые, но в значительной мере и военные суда, не имели средств борьбы с подводными лодками. Первые моменты были особенно, в этом смысле, выгодными.

Таким образом, сама обстановка диктовала условия, при которых подводная война могла сыграть решающую роль в войне. Это были: а) принцип беспощадной подводной войны, когда всякое судно, встреченное в военной зоне, независимо от его флага и назначения, безоговорочно топится лодкой, считаясь со всеми последствиями, которые могут проистечь отсюда в отношении политических осложнений с нейтральными государствами; б) сосредоточение сразу больших подводных средств.

Эти оба условия в начале не были германцами выполнены, что и послужило в конечном счете тому, что подводная война, страшное для того времени оружие, не дала им всего того, что она могла дать.

Германским морским генеральным штабом еще в конце 1914 года был выработан проект беспощадной подводной войны, как протест против английской голодной блокады. Но лишь в феврале 1915 года вопрос о подводной войне был Германией поставлен практически: морское командование сообщило главному германскому командованию, что оно готово начать подводную войну, рассчитывая в течение нескольких месяцев вывести Англию из войны, если подводным лодкам будет предоставлена полная свобода действий и в основу их будет положен принцип беспощадности.

4 февраля 1915 года Германия объявила воды, омывающие Англию, военной зоной, и сообщила что с 18-го февраля все встреченные германскими военными судами (подводными лодками) в этих водах английские торговые суда будут уничтожаться; правительства извещались, что нейтральные суда, встреченные в той же зоне, ввиду злоупотребления англичанами нейтральным флагом, подвержены большой опасности.

Таким образом, Германией был дан двухнедельный срок, предупреждающий о начале подводной войны.

Однако, прежде чем операции начались, они были скомпрометированы нерешительностью германского министерства иностранных дел. Уже 12 февраля, до истечения этого срока, Америка заявила протест, недвусмысленно угрожая военными действиями, если от подводной войны пострадают американские граждане. Германия была принуждена ответить, что не будет нападать на нейтральные суда. Кроме того, она заявила о своей готовности прекратить подводную войну, если англичане допустят подвоз сырья и продовольствия. Последнее предложение успеха не имело, но принцип беспощадности уже был нарушен в самом начале, еще до проведения подводной войны. 14 февраля вышедшим в море лодкам было передано по радио приказание — не топить коммерческих судов под нейтральным флагом.

В какой мере это соответствовало обстановке, можно судить из того, что еще в январе 1915 года английское командование рекомендовало торговым судам Англии внимательно следить за подводными лодками и вблизи британских островов идти либо вовсе без флага, либо под нейтральным флагом, английский же — поднимать при встрече с союзными и своими судами.

Подводную войну Германия начала, располагая весьма скромными средствами. К 1 февраля 1915 года находилось в строю всего 27 лодок, из них 8 старых. Строились 26 лодок по 800 т, 4 больших подводных заградителя и 32 малых лодки (120 т), для действий в юго-западной части Северного моря и у отмелевого побережья Фландрии. Фактически, в первую неделю после объявления войны было готово к походу лишь 5 лодок.

Таким образом, первые дни действовало весьма незначительное количество лодок. Несмотря на это, успех лодок был весьма действеннным главным образом потому, что против них еще не было выработано надлежащих средств.

Примечание. Цитирую характеристику положения из книги П.В.Гельмерсена -Блокада (стр. 33) …Не останавливаясь подробно на деятельности подлодок, укажем, чтобы охарактеризовать возможные в этот период успехи, на операцию одной из них — U-38, посланной к западным берегам Англии для уничтожения неприятельских коммерческих судов. Лодка пробыла в море с 4 по 29 августа, совершив плавание в 4000 миль и потопив 22 парохода, 5 рыболовных судов и 3 парусника с общим тоннажем 74194 тонн. 4-м пароходам удалось уйти от подлодки. Успех этой подлодки возбуждает мысль, что каков был бы эффект, если бы в 1915 году Германия объявила сразу беспощадную войну. Тирпиц отмечает (см. Воспоминания), что в 1917 году для достижения тех же результатов (благодаря принятым мерам противолодочной борьбы)… требовалось в 4 раза больше лодок…

Лодки действовали главным образом, в Немецком море, изредка проникая в район Канала и в Средиземное море.

Германское командование принуждено было, под давлением нейтральных держав, еще сузить масштаб войны, хотя количество лодок возросло, и уже летом 1915 года действовало их 44.

В мае 1915 года был потоплен большой английский трансатлантический пароход Лузитания, везший много пассажиров и некоторое количество военных грузов в Англию. Погибла масса граждан, женщин и детей, в том числе несколько американцев.

Это вызвало резкий протест и прямую угрозу войны со стороны Америки и повлекло за собой запрещение командирам лодок топить большие пассажирские пароходы, даже английские. Несколько спустя, то же запрещение было подтверждено и в отношении малых пассажирских пароходов.

С лета под влиянием этих условий центр тяжести подводной борьбы был перенесен в Средиземное море и высылка лодок к западным берегам Англии и в Ирландское море прекратилась.

Вслед за тем (в сентябре) было приказано еще более ограничить подводную войну в Северном море и Канале.

Таким образом, хотя обстановка для действий лодок в 1915 году была вначале благоприятна, они были поставлены в столь стесненные рамки, что не могли использовать всех представлявшихся им возможностей.

Несмотря на это, потери торгового тоннажа от действий подводных лодок в 1915 году были весьма внушительны, а именно:

Потери:

ПЕРИОД ГОДА Англии Союзников Англии Всего
Январь — март 215905 104542 320447
Апрель — июнь 223176 156743 380419
Июль — сентябрь 356659 172822 529481
Октябрь — декабрь 307139 187234 494373
ИТОГО: 1102879 621341 1724220

Указанную потерю тоннажа Англия выдержала, тем более, что тотчас было развернуто новое торговое судостроение. Эти потери, хотя и были тяжелы, но не являлись катастрофическими для 20-миллионного торгового тоннажа Англии.

Подводная война в 1916 г.

За зиму 1915-1916 гг. подводные операции в Северном море затихли. Лишь несколько минных заграждений, поставленных лодками, и единичные случаи их крейсерства имели место на этом театре. На Средиземном море число лодок возросло до 6: действия их в виду более выгодных географических и климатических условий шли довольно успешно.

В феврале 1916 года были готовы первые малые лодки, предназначенные для действий против фландрского побережья, и вступили в строй новые большие подводные заградители.

В конце 1915 года немцы узнали, что англичане, ставя на коммерческие пароходы орудия и назначая к ним военную прислугу, дали инструкции действовать не только оборонительно, но и наступательно, т.е. при встрече с подводными лодками атаковать их. Это вызвало объявление германского правительства о том, что вооруженные пароходы оно рассматривает как военные корабли. Но и тут было сделано послабление: приказано пассажирские пароходы не топить и в том случае, если они будут вооружены.

Вопрос о беспощадной войне будировался морским генеральным штабом, который, тщательно исследуя вопрос о влиянии подводной войны на экономику Англии, доказывал, что только беспощадная война может привести к решающему результату, что в таких условиях Англия не продержится более 6 месяцев.

Тот же вопрос усиленно обсуждался и в германских правительственных кругах. Затруднения на западном фронте, срыв Верденской операции, заставляли Германию искать решительного средства для воздействия на Англию. Таковым средством оставалась лишь подводная война. Несмотря на возражение министерства иностранных дел, предвидевшего осложнения с Америкой, кайзер решил с 1 апреля начать беспощадную войну, хотя бы даже это угрожало выступлением Америки. До того продолжать крейсерскую войну, топя вооруженные пароходы без предупреждения.

Однако, решение начать беспощадную подводную войну опять сорвалось. В марте был ошибочно утоплен французский пассажирский пароход (принятый лодкой за заградитель): новые протесты Америки, все настойчивее угрожавшей войной, если не будут ограничены действия подводных лодок, привели к тому, что германское правительство издало приказ (24 апреля) о ведении подводной войны лишь по призовому праву (т.е. с предварительным осмотром груза и документов парохода). Но так как ведение подводной войны по призовому праву граничило с невозможностью ведения ее вообще, то германский генеральный штаб издал приказ об ограничении действий лодок лишь против военных и вспомогательных судов.

Это дискредитировало подводную войну совершенно. Лодки, в большинстве, были сняты с торговых путей и сосредоточены для действий против военного флота на театрах Северного, Балтийского и Средиземного морей.

Прекращение подводной войны вызвало, в свою очередь, попытку германского командования искать возможности использования линейного флота — действиями в открытом море стараясь нанести удар отдельным частям английских морских сил. Это привело к операции, завершившейся Ютландским боем 31 мая — 1 июня 1916 г. (см. гл.XXVIII).

Во второй половине 1916 года, в связи со стратегической безрезультатностью Ютландского боя и определившимся неудачным исходом Верденской операции, германское командование вновь подходит к идее беспощадной войны. Оборона на сухом пути, наступательная подводная война на море — таков намечался выход из положения, в котором Германия оказалась к концу 1916 года. К этому решению и пришло германское командование, но осуществление беспощадной войны было отложено на 1917 год, когда она была объявлена и уже более не отменялась до конца кампании.

А пока, до конца 1916 года продолжалась крейсерская война с соблюдением ограничений.

Потери тоннажа Антантой за 1916 г. от подводной войны:

ПЕРИОД ГОДА Английские суда Союзные суда Всего
Январь — март 325237 198958 524195
Апрель — июнь 270690 251549 522239
Июль — сентябрь 284358 307681 592039
Октябрь — декабрь 617563 541780 1159343
ИТОГО: 1497848 1299968 2797816

В 1916 году уже получили значительное развитие средства борьбы против подводных лодок, применявшиеся на всех театрах. В течение этого года они были выработаны и уже широко применялись, а беспощадную войну 1917 года Антанта встретила подготовленной (см. ниже).

Подводная война в 1917-1918 гг.

В декабре 1916 года начальник германского морского генерального штаба подал докладную записку, в которой, исследуя экономическое положение Англии, доказывал необходимость беспощадной войны во что бы то ни стало. Гинденбург всем своим авторитетом стал на сторону сторонников ее. Это было поддержано и кайзером как единственное средство, чтобы воздействовать на Англию.

В середине января подводные лодки вышли в море. Правительство опять заколебалось. Но на этот раз военное командование осталось непреклонным.

Все лодки, оперировавшие на второстепенных театрах, были сосредоточены в Северном море, Фландрии и в Средиземном море. К 1 февраля действовало 103 лодки, через месяц их было уже 130.

Районом действия подлодок, базировавшихся на Гельголандскую бухту, было английское и ирландское побережье и Белое море (куда через Мурманск и Архангельск направлялись массы грузов и снаряжение в Россию); фландрские лодки должны были оперировать в Канале и у французских берегов. В Атлантическом океане начали действовать подводные крейсера (большие подводные лодки с районом действий в 26000 миль, вооруженные 2 — 6 орудиями. Таких лодок было 7).

Помимо подлодок, крупнейшую роль играли подводные заградители, которые ставили мины в самых разнообразных местах разбрасывая их по 3-9 штук, весьма осложняя работу траления.

Примечание. 3200 тральщиков были заняты тралением у английских берегов. Часто, только что протраленные фарватеры заграждались вновь и бывали случаи, когда лодка шла за тральщиками, возвращавшимися с работы, и снова ставила мины на фарватере.

Успех беспощадной войны был громадным. Два раза в апреле и июне цифра потопленного союзного тоннажа превзошла 1000000 т в месяц. Положение Англии сразу стало близким к катастрофическому. Джеллико вначале беспощадной войны высказал, что Англия проиграет войну, и очень скоро, если не будут уменьшены потери в тоннаже.

Почему же беспощадная война не дала победы Германии?

Во первых, потому, что Англия усовершенствованием противолодочных средств сумела приостановить головокружительные успехи немцев…

Во вторых, потому, что Англия и Америка сумели организовать постройку коммерческих судов, покрывших потери, а германская дипломатия не сумела помешать передаче коммерческих судов нейтральных стран в распоряжение Англии. Ряд американских республик объявил войну Германии только ради того, чтобы иметь возможность извлечь выгоду из захвата интернированных там германских судов.

Потери торгового тоннажа Англии в период беспощадной подводной войной (1917-1918 гг.) и постройка новых судов:

ПЕРИОД Англия Союзники Всего Построено нов.судов
1917 год
Январь — март 911840 707533 1619373 587000
Апрель — июнь 1361870 875064 2236934 685000
Июль — сентябрь 952933 541535 1494473 675000
Октябрь — декабрь 782889 489954 1272843 990000
1918 год
Январь — март 627668 445668 1143336 870000
Апрель — июнь 630862 331145 962007 1243000
Июль — сентябрь 512030 403483 915513 1394000
Октябрь 83952 93582 177534
Всего с начала подводной войны 9031828 6021958 15053786

Примечание. Последняя графа показывает, какие громадные усилия были проявлены Антантой в деле восстановления тоннажа. В 1918 г. число потопленных менее числа вновь выстроенных.

В третьих, потому, что германский морской генеральный штаб, готовя беспощадную подводную войну, не озаботился постройкой достаточного числа подлодок на будущее время.

В четвертых, потому, что о катастрофическом положении Англии никто не знал… В то же время Германия не могла скрыть своего тяжелого положения и сама давала карты в руки своим врагам. {56}

Беспощадная подводная война продолжалась до 15 октября 1918 года. Прекращение ее было первым требованием, поставленным Антантой перед началом мирных переговоров.

Противолодочная защита к 1917-1918 гг. была весьма усовершенствована и получила вполне прочную организацию, только при наличии которой и было возможно избежать катастрофических последствий подводной войны.

Меры противолодочной защиты сводились к следующему:

1) Важнейшей мерой, составившей определенный этап в борьбе с потерями от подводных лодок, было введение так называемой конвойной системы.

Система эта заключалась в том, что коммерческие суда сводились в группы (караваны), которые были дисциплинированы назначением военного командования и организацией плавания (строи, переменные курсы и пр.) и, кроме того, конвоировались военными судами (миноносцами и сторожевыми судами). Подходы к берегам Англии специально охранялись и тралились. Подход и выход был строго нормирован соответствующими правилами. Фарватеры часто менялись, чтобы немецкие лодки не могли установить путей движения. В особенности тщательно охранялись транспорты с войсками.

Конвойная система была неудобна тем, что больше терялось времени чем при свободном плавании, но зато потери в конвоях были сравнительно ничтожны.

2) Постепенное вооружение почти всех коммерческих судов артиллерией. До 13000 орудий было установлено на коммерческих судах для борьбы с подводными лодками. Последние уже не были теперь беззащитной целью для подводной лодки — они сами были способны нанести ей повреждение и даже утопить ее огнем, коль скоро она окажется в надводном положении. Это заставило лодки быть осторожнее чрезвычайно осложнив их действия.

3) Усиленная постройка миноносцев, которые предназначались для конвойной службы и для борьбы с лодками. Сколь энергично принялись англичане за постройку миноносцев — видно из следующих цифр. Вошло в строй миноносцев: за 1914 г. — 31; 1915 г. — 37; 1916 г. — 96; 1917 г. — 69; 1918 г. — 72. Вступив в войну, Америка приняла участие присылкой своих миноносцев — около 200 — для борьбы с лодками.

4) Постановка минных заграждений на путях к германским базам. Заграждения ставились в несколько рядов по глубине, чтобы не дать возможность лодке пройти под ними. Помимо минирования подходов к базам, в 1918 году было поставлено грандиозное заграждение, перекрывавшее Северное море между Норвегией и Шетландскими островами (оно состояло из 70000 мин поставленных в ряде глубин, до 300 метров). Значение этого заграждения было особенно велико, так как оно пересекало главное направление для выхода лодок. Канал был минирован.

5) Противолодочные бомбы с гидростатическим взрывателем, которые могли будучи сброшены с корабля, взрываться на заданной глубине поражая значительный объем. Лодка, будучи обнаружена, настигалась сторожевыми судами, которые забрасывали такими бомбами район ее вероятного нахождения, часто поражая ее.

6) Были введены гидрофоны, которые давали возможность, слушая шум движения лодки в воде, устанавливать место ее нахождения, куда затем устремлялись сторожевые суда. Лишь при остановке, или самом малом ходе, лодка могла укрыться от гидрофона. Гидрофоны были действенны на сравнительно небольших расстояниях.

7) Специально назначенные подводные лодки, которые крейсеровали в море, ища случая атаковать всплывшую на поверхность для зарядки или ориентировки неприятельскую лодку.

8) Многочисленные сторожевые суда и моторные катера, несшие охранную службу на фарватерах, посылались сторожить лодки.

9) Специальные типы сетей (сигнальных и взрывающих), которые устанавливались в районах вероятных появлений лодки, (впрочем, последние лодки были снабжены приспособлениями, разрезающими эти сети).

10) В последние годы войны — получили широкое применение для борьбы с подводными лодками воздушные силы как для разведки, так и для уничтожения их.

Несколько грандиозны были эти средства, можно судить из того, что на работу против подводных лодок (личный состав и прислуга наблюдения, охраны и орудий, сторожевых судов, обслуживающих мастерских и пр.) было поставлено в Англии 770000 человек, что составляло уже внушительную цифру оторванных от фронта бойцов.

За все время войны в строю у немцев была 371 лодка, из этого количества 178 было потоплено союзниками во время войны, 14 — своей командой и 7 — интернировано.

Потери лодок, в связи с увеличением средств борьбы с ними, видны из следующей таблицы:

За весь 1916 г. германцы потеряли всего 25 лодок
За 1-ю четверть 1917 г. они потеряли 10 лодок
За 2-ю четверть 1917 г. они потеряли 12 лодок
За 3-ю четверть 1917 г. они потеряли 20 лодок
За 4-ю четверть 1917 г. они потеряли 24 лодок
За 1-ю четверть 1918 г. они потеряли 17 лодок
За 2-ю четверть 1918 г. они потеряли 26 лодок
За 3-ю четверть 1918 г. они потеряли 27 лодок

Ольга Тонина. Александр Афанасьев.

«Неограниченная неорганичная подводная война»

Это история одного боевого похода. Похода, которых было бесконечно много в ту мировую войну. Немножко предыстории:

Из протокола совещания германского Верховного Командования в замке Ялесс, 9 января 1917 года

Рейхсканцлер фон Бетман-Гольвег: «Если Его Величество прикажет начать беспощадную подводную войну, канцлер должен приложить все силы, чтобы удержать Америку «вне войны». Для этой цели следует заранее предпринять определенные меры, которые были обсуждены с Адмиралштабом. Но мы должны обсудить последствия вступления Америки в войну против нас. Канцлер может более уверенно предсказать поведение европейских нейтральных государств. Наши мирные ноты дают хорошие результаты. Голландия и Дания не вступят в войну, по крайней мере, они не сделают этого, пока не убедятся, что подводная война не принесла нам успеха.

В отношении Швейцарии мы должны иметь в виду возможность нажима со стороны Антанты на Швейцарию, если в этой стране будет ощущаться нехватка продовольствия. Она может потребовать разрешения на ввод французской армии на ее территорию или даже вступления Швейцарии в войну на стороне Антанты.

Дания, вероятно, приостановит свое судоходство.

Канцлер требует, чтобы военные меры, принятые в отношении нейтральных границ, особенно в отношении датской границы, не были восприняты как откровенная угроза».

Генерал-лейтенант Людендорф: «Для этой цели достаточно развернуть на границе несколько кавалерийских полков».

Фон Бетман-Гольвег «Решимость начать неофициальную подводную войну зависит в основном от ожидаемых результатов. Адмирал фон Хольцендорф заверяет, что мы поставим Англию на колени до следующей жатвы. Опыт действий подводных лодок в последние месяцы, увеличение их численности, плохое экономическое положение Англии значительно увеличивают наши шансы на успех.

В целом перспективы неограниченной подводной войны выглядят очень благоприятными.

Конечно, следует помнить, что этот успех нельзя твердо гарантировать.

Мы должны ясно пенять, что военная ситуация такова, что даже самые мощные военные усилия не могут привести победу в войне.

Подводные лодки — это наша последняя карта. Очень серьезное решение. Но если военные считают, что подводная война совершенно необходима, я не стану препятствовать ее началу».

Фельдмаршал фон Гинденбург: «Мы готовы к любым последствиям, и мы готовы сразиться с Америкой, Данией, Голландией и Швейцарией.

Ограниченная подводная война до сих пор принесла лишь скромные успехи.

Надо принять на вооружение более энергичные, безжалостные методы. По этой причине мы должны с февраля 1917 года начать неограниченную подводную войну. Война должна быть завершена быстро, хотя мы еще можем держаться, но обязаны спешить ради наших союзников».

Фон Бетман-Гольвег: «Существует мнение, что подводная война может отсрочить завершение войны».

Людендорф: «Подводная война изменит положение наших армий в лучшую сторону. Хотя в тылу ощущается нехватки продовольствия и угля, производство боеприпасов растет. Это значит, что на Западном Фронте наступит небольшое облегчение. Мы должны накопить войска для второго сражения на Сомме. Кроме того, наступательные возможности России будут резко снижены нехваткой боеприпасов, которая явится следствием нехватки тоннажа. Одна Транссибирская магистраль не в состоянии удовлетворить все потребности России».

Фон Бетман-Гольвег: «Помощь Америки, в случае ее вступления в войну, будет заключаться в поставке большого количества продовольствия в Англию, финансовой поддержке, поставках аэропланов и отправке добровольческого корпуса».

Фон Гинденбург: «Мы позаботимся об этом. Перспективы подводной войны в настоящий момент наиболее благоприятны и в будущем таковыми уже не будут. Мы можем и должны начать ее».

Фон Бетман-Гольвег: «Разумеется, если возможен успех, мы так и сделаем».

Фон Гинденбург: «Позднее мы не простим себе, если упустим эту возможность».

Фон Бетман-Гольвег: «Ситуация явно лучше, чем в сентябре прошлого года».

Людендорф: «Меры безопасности, принятые против нейтралов, не вызовут у них опасений и не будут восприняты, как вызов. Они будут чисто оборонительными».

Фон Бетман-Гольвег: «Но предположите, что Швейцария вступит в войну, или что французские войска войдут в Швейцарию».

Фон Гинденбург: «Это будет неблагоприятное для нас изменение военной ситуации».

В результате этого совещания Вильгельм II отправил телеграмму фон Хольцендорфу:

«Повелеваю начать 1 февраля полной мощью неограниченную подводную войну. Основной план операции должен быть представлен на мое утверждение».

Параллельно Германия попыталась подготовить дипломатическую почву для своих действий. Знаменитая «депеша Циммермана», которая послужила формальным поводом к вступлению Соединенных Штатов в войну, самым прямым образом была связана именно с вопросом начала неограниченной подводной войны, что видно из приводимого текста.

Депеша германскому послу в Мексике

Берлин, 19 января 1917 года

1 февраля мы намерены начать неограниченную подводную войну. Несмотря на это, мы постараемся сделать все возможное, чтобы сохранить нейтралитет Соединенных Штатов Америки.

Если эта попытка окажется неудачной, мы предложим союз Мексике на следующих условиях:

Мы должны вместе вести войну и вместе заключим мир. Мы окажем общую финансовую поддержку. Мы с пониманием отнесемся к возвращению Мексике утерянных территорий Нью-Мексико, Техаса и Аризоны. Детали мы оставляем на ваше усмотрение.

Вам предлагается проинформировать об этом президента Мексики, так как практически нет сомнений, что в ближайшем будущем начнется война с Соединенными Штатами. Также предложите президенту Мексики, чтобы он по своей инициативе связался с Японией и предложил ей присоединиться к этому плану. Одновременно предложите ему выступить посредником между Германией и Японией.

Пожалуйста, обратите внимание президента Мексики, что использование безжалостных методов подводной войны должно вынудить Англию заключить мир в течение считанных месяцев.

Статс-секретарь Циммерман»

31 января 1917 года посол Германии в Вашингтоне граф фон Бернсторф уведомил американское правительство, что на следующий день начинается неограниченная подводная война. В германской ноте говорилось:

«Каждый день, укорачивающий срок войны, сохраняет обеим сторонам жизнь тысяч храбрых бойцов и является благодеянием для измученного человечества. Императорское правительство не могло бы отвечать перед своей совестью, перед германским народом и перед историей, если бы оно не использовало всех средств, чтобы ускорить конец войны. После попытки достичь соглашения путем переговоров, на которую противник ответил объявлением об усилении войны, императорское правительство, проникнутое высшим желанием спасти человечество и не совершить несправедливости против собственной страны, вынуждено продолжать навязанную ему борьбу за существование всем своим оружием. Поэтому оно вынуждено отменить все ограничения, которые были наложены на использование его боевого оружия. Императорское правительство надеется, что Соединенные Штаты оценят новое положение с высшей степенью беспристрастия и со своей стороны помогут предотвратить дальнейшие несчастья и жертвы».

В феврале 1917 года Германия имела 111 исправных лодок. Из них 49 базировались на порты Северного моря, 33 — на Зеебрюгге и Остенде, 24 — в Адриатике, 3 находились в Константинополе, 2 лодки находились в Балтике.

2 апреля 1917 года лодка U-29 под командованием капитан-лейтенанта Ф.Фортмана вышла из Гельголанда в свой очередной боевой поход. 5 апреля состоялась первая встреча с противником. Это был грузопассажирский пароход водоизмещением около четырех тысяч тонн.