Неизвестная первая мировая война

Первая мировая. Неизвестные страницы

Составитель В.А. Золотарев

Восточно-Прусская наступательная операция 17 августа–15 сентября 1914 г.

Вступление

Первая мировая война

За последние пять с половиной тысяч лет произошло более 14 500 войн. Они унесли не менее 3 миллиардов 540 миллионов человеческих жизней. Лишь 300 лет из минувших 35 веков истории человечества прошли без войн, а в остальные годы люди истребляли друг друга. Только на войны нынешнего столетия затрачено свыше четырех триллионов долларов. На них можно было бы более 50 лет кормить все население Земли.

Слишком беспощадны и страшны были мировые войны, чтобы не извлекать из них уроков. В пучине войн гибнут плоды усилий многих поколений людей, шедевры культуры, искусства, памятники и города, в кровь и грязь втаптывают лучшие устремления человека к творчеству и созиданию, извращаются мышление и психология целых народов. Войны оставляют миллионы солдатских могил, миллионы вдов и сирот.

Грандиозная по военно-политическим и социальным последствиям, и по числу участвовавших в ней стран, и по огромной численности войск и флотов, и по напряженности фронтов, – Первая мировая война 1914–1918 гг. охватила территорию Европы, Азии и Африки общей площадью 4 миллиона квадратных километров. Население 38 государств, вовлеченных в войну, составляло более полутора миллиардов человек, то есть более трех четвертей тогдашнего населения земного шара.

В Первой мировой войне были убиты и умерли от ран более десяти миллионов человек, вдвое больше было искалечено, миллионы погибли от голода и болезней; война унесла столько же человеческих жизней, сколько все европейские войны за целое тысячелетие до нее. Это, если можно так выразиться, итоговая статистика войны. Страшная статистика!

Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская империи прекратили свое существование. Возникли десятки национальных государств, вступивших на тернистый путь развития. Произошла «своеобразная «перезагрузка» понимания места и роли человека на планете Земля.

Эта война «явилась подлинным прологом истории катастроф» XX века… Определила основные векторы политического, хозяйственного и культурного развития планеты, «кардинальным образом сменила лицо России, поставив перед нашей страной целый ряд масштабных проблем, сохранивших свою актуальность и сегодня».

Одна из существенных особенностей Первой мировой войны состояла в том, что в ней участвовали миллионы людей колониальных стран. Англия и Франция мобилизовали в своих колониях так называемые цветные войска численностью до 6 млн человек. Кроме того, миллионы мужчин использовались на различных работах в тылу и на фронте: в Египте, например, были мобилизованы и трудовой и «верблюжьи» корпуса, всего 1,5 миллиона человек.

Война велась на фронтах протяженностью до 2500–4000 км; глубина территории, охватываемой военными действиями, доходила до 350–480 км. К вооруженной борьбе на суше прибавились боевые действия авиации и подводных лодок, велась также и химическая война.

Первая мировая война оказалась в пять раз губительнее, чем все войны XVIII века вместе взятые. По количеству людей, погибавших в среднем ежедневно, эта война превзошла Франко-прусскую войну в 9,5 раза, Русско-японскую 1904–1905 гг. – в 23 раза, Русско-турецкую 1877–1878 гг. – в 30 раз и Крымскую 1853–1856 гг. – в 45 раз.

Вместе с тем в годы войны в результате мобилизации десятков миллионов мужчин в армию, ухудшения материального положения населения, роста неуверенности за будущее произошло сокращение рождаемости. Всего за годы войны количество рождений было почти на 21 млн меньше, чем оно могло бы быть при сохранении уровня рождаемости предвоенных лет. Гибель миллионов людей на фронте, рост смертности в тылу, падение рождаемости привели к абсолютному сокращению численности населения во всех воевавших странах.

Нелепый и трагический выстрел в Сараево, поставивший точку в жизни эрцгерцога Франца Фердинанда, по иронии судьбы послужил, подобно стартовому пистолету, началу кровавого смерча над Европой. Но война была порождена всем ходом развития империализма, явилась результатом крайнего обострения противоречий между наиболее развитыми странами и ожесточенной борьбы за передел мира.

Противоречия между ведущими в мире государствами возникли и нарастали на протяжении ряда десятилетий и привели к образованию двух враждебных коалиций: Союза центральных держав и Антанты. Союз центральных держав представлял собой блок, объединявший Германию, Австро-Венгрию и Италию. В состав Антанты входили Англия, Франция и Россия. Стремясь с помощью войны перекроить карту мира, германские империалисты ставили целью разгром Англии, Франции и России, захват англо-французских колоний, стремились подчинить своему влиянию Балканские страны и создать на Ближнем Востоке зависимую полуколониальную империю, а также захватить Украину и Прибалтику.

Англия ставила своей целью не допустить утверждения Германии на Балканском полуострове и Ближнем Востоке, разгромить морские силы Германии и завладеть ее колониями. Кроме того, она рассчитывала захватить Месопотамию и Палестину, укрепить свое положение и Египте.

Франция, потерпев поражение в войне с Пруссией в 1870–1871 гг. и потеряв тогда Эльзас и Лотарингию, стремилась вернуть эти провинции, а заодно захватить Саарский бассейн и расширить свои колониальные владения на Ближнем Востоке.

Россия, находившаяся в большой экономической зависимости от англо-французского капитала, прочно связала свою судьбу в этой войне с Антантой. Россия стремилась к контролю над проливами Босфор и Дарданеллы, укреплению своего влияния на Балканах и захвату Галиции, принадлежавшей Австро-Венгрии.

Так как война за передел мира затрагивала в той или иной степени интересы всех империалистических государств, то в нее в дальнейшем были втянуты Япония, Турция, США, Болгария, Румыния и многие другие страны, которые также преследовали свои захватнические цели. Например, Япония стремилась использовать войну для порабощения Китая. США первоначально не присоединились ни к одному из военных блоков. Их вполне устраивало ослабление конкурентов в Европе и Азии и получение максимальных прибылей от военных поставок воюющим странам. Но в 1917 г., когда для американских империалистов сложилась наиболее благоприятная обстановка, они вступили в войну за передел мира.

Говоря об итогах войны, нельзя обойти молчанием то обстоятельство, что она оказала большое влияние на развитие всех областей военного дела и подтолкнула развитие отраслей военно-промышленного комплекса. На войнах «греют» руки многие монополии. Война сказалась и на развитии вооруженных сил, военного и военно-морского искусства.

Отечественная военно-историческая наука постоянно стремилась осветить все важнейшие войны, в которых участвовала Россия.

Сформировалась определенная база источников и в целом, на счету русской военно-исторической мысли, с тех пор как она сложилась в особую отрасль военных и исторических знаний, есть немало заслуг, крупных и бесспорных достижений непреходящего характера. Но объективности ради надо признать, что далеко не все страницы русской военной истории были ею заполнены с достаточной степенью научной глубины и основательности. Это относится прежде всего к последним войнам царской России: Русско-японской войне 1904–1905 гг. и Первой мировой войне 1914–1918 гг. В ней впервые участвовали крупные группировки сухопутных войск и сил флотов, оснащенные разнообразной боевой техникой. Интерес к истории этой войны в настоящее время продиктован тем, что здесь наглядно проявилась существенная зависимость хода и исхода войны от эффективности взаимодействия различных видов вооруженных сил – сухопутных войск и флота.

Первая мировая. Забытая война — Золотарев В.А. — Первая мировая. Неизвестные страницы [2014, FB2, RUS]

Первая мировая. Неизвестные страницы Год: 2014
Золотарев В.А.
Жанр: История
Издательство: М.: АСТ
ISBN: 978-5-17-083542-3
Серия: Первая мировая. Забытая война
Язык: Русский Формат: FB2
Качество: Изначально компьютерное (eBook)
Интерактивное оглавление: Да
Количество страниц: 512 Описание: История Первой мировой войны 1914–1918 гг. – одна из наиболее неосмысленных страниц военно-исторического прошлого. Эта война явилась подлинным прологом истории «катастроф» XX века, определила основные векторы политического, хозяйственного и культурного развития планеты, «кардинальным образом сменила лицо России, поставив перед нашей страной целый ряд масштабных проблем, сохранивших свою актуальность и сегодня».
Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская Империи прекратили свое существование. Возникли десятки национальных государств, вступивших на тернистый путь развития. Произошла своеобразная «перезагрузка» понимания места и роли человека на планете «Земля».
Было убито и умерло от ран более десяти миллионов человек, вдвое больше было искалечено, миллионы погибло от голода и болезней; война унесла столько же человеческих жизней, сколько все европейские войны за целое тысячелетие до нее. Опубликовано группой Оглавление Вступление Первая мировая война
Восточно-Прусская операция
Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Пантелеева
Боевые действия VI, XIII, XV, XXIII и I армейских корпусов 1–18 августа 1914 г
Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенной командировке в действующую армию для расследования действий бывшего командующего 1-й армией генерал-адъютанта Ренненкампфа
Общая стратегическая обстановка
Действия 1-й армии во время Лодзинско-Брезинской операции
Операция на Торнском и Млавском направлениях
Операция под Ловичем и Брезинами
Краткая справка о действиях в Восточной Пруссии
Распоряжения генерал-адъютанта Ренненкампфа
Выписка из личного дневника генерал-адъютанта Ренненкампфа
Брезинская операция
Операция 1-й армии в октябре 1914 г
Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Пантелеева для расследования деятельности бывшего командира XI Кавказского армейского корпуса генерал-адъютанта Мищенко
Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенному расследованию деятельности генерал-лейтенанта Курлова
Деятельность генерал-лейтенанта Курлова по гражданскому управлению Прибалтийского края Первая мировая. Забытая война — Грег Кинг, Сью Вулманс — Первая мировая. Убийство, развязавшее войну

Как найти своего предка-участника Первой мировой?

В преддверии юбилейных дат, связанных с Первой мировой войной, все чаще проявляют активность потомки ее участников, которые на основе скудных сведений хотят найти более подробную информацию о своих родственниках. Специально для таких людей составлено это краткое руководство.

Основной массив документов о боевом пути участников Первой мировой войны находится в Российском государственном военно-историческом архиве (город Москва, сайт: ргвиа.рф). Самое главное, что нужно знать для начала, был ли ваш предок офицером (от прапорщика и выше) или нижним чином (сюда входят и унтер-офицеры, и подпрапорщики). Если офицером – все просто. Вам нужно прийти в архив, обратиться в отдел «Каталог» и назвать Ф.И.О. родственника. Сотрудник архива в электронном каталоге проверит, есть ли на такого человека послужной список (фонд 409). С вероятностью, немного превышающей 50 %, послужной список будет найден. Тогда же заказываете его, ждете несколько дней, а потом выписываете из него боевой путь, номера частей и соединений, где служил ваш предок, затем заказываете документы из соответствующих фондов и т. д. Если посетить РГВИА не получается, можно попытаться найти сведения о родственнике-офицере в открытых источниках:

– В картотеке на сайте «Русская армия в Первой мировой войне»

Автор этого сайта Алексей Лихотворик сделал великую вещь: он оцифровал высочайшие приказы по военному ведомству, посредством которых утверждались награждения различными орденами (Святой Анны, Святого Станислава и пр.). Для поиска родственника вы можете воспользоваться общим поиском по сайту.


Гурдов Павел Васильевич (1882-1915), капитан

– На сайте «Офицеры Русской императорской армии»

Данный проект – открытая база данных и фотоархив офицеров и формирований Русской императорской армии начала ХХ века. На портале представлены сведения о 56 тыс. человек, состоявших на службе в период с 1900 по 1917 год.


Шмуклер Вячеслав Михайлович (1891-1961), унтер-офицер

– В электронном каталоге кавалеров ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия*

Отметим, что еще в 2000-е годы выходил справочник В. М. Шабанова по кавалерам ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия. В 2008 году в издательстве «Духовная Нива» был подготовлен другой каталог (им в основном занимался историк В. Л. Юшко), где была собрана информация только о кавалерах ордена Святого Георгия и приводились небольшие портреты и выписки из приказов, за что награжден (надо сказать, подобные выписки и по офицерам, и по нижним чинам однотипны и не раскрывают всех обстоятельств подвига, так как формулировки подгонялись под конкретную статью из статута; если вас интересует именно описание подвига, надо поднимать наградные документы, на основе которых принималось решение Георгиевской думы).


Бочкарева Мария Леонтьевна (1889-1920), поручик

– На недавно созданном портале «Памяти героев Великой Войны 1914–1918 годов»

Портал посвящен потерям России в годы Первой мировой войны. Его основа – картотека потерь (более 10 миллионов карточек: пока оцифровано 6 миллионов, выложено – 2,2 миллиона). Эти карточки составлялись на раненых, контуженных, выбывших по другим причинам из строя. Кроме того, на портале будут размещены данные из Фонда 16196 РГВИА (это список потерь). Есть и кое-какие послужные списки.


Богословский Андрей Александрович (1869-1918), военный священник

Сложнее искать, если ваш предок был нижним чином. Для поиска в базах РГВИА нужно знать часть (полк), где он служил. Место рождения или призыва не подойдут. Если полк известен, необходимо взять описи фонда этого полка – в нем могут быть документы, связанные с пополнением (включая именные списки прибывших), награждениями и пр. Кроме того, в описях Фонда 16196 хранятся списки потерь по полкам. Сейчас эти списки оцифрованы, и работать с ними стало легче.

Если совсем нет сведений о месте службы родственника, надо обращаться к различным электронным базам данных:

– Портал «Памяти героев Великой Войны 1914–1918 годов»

Тот самый (пока еще неполный, но регулярно пополняющийся) портал о потерях в годы Первой мировой. Если ваш предок был ранен или контужен, то на его имя могла сохраниться карточка. Тогда вы узнаете место службы. Далее необходимо обратиться в РГВИА.


Иванова Римма Михайловна (1894-1915), сестра милосердия

– Cоюз возрождения родословных традиций

В этой электронной базе данных сведены воедино списки убитых и раненых, которые публиковались в газетах того времени. Указывалось звание, Ф.И.О., место жительства. Удобно искать, если известно, откуда ваш родственник. Главный минус – не указано место службы, так что в лучшем случае на этом портале можно найти подтверждение факта ранения или гибели человека, но данных для похода в архив будет недостаточно.


Крючков Козьма Фирсович (1890-1919), донской казак

– Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914–1922 годов

Более миллиона нижних чинов стали георгиевскими кавалерами. С. В. Патрикеев, известный коллекционер, в течение 15 лет в РГВИА создавал сводные списки (они составлялись еще в годы войны, однако в 1920-е годы их пустили на макулатуру). В списках более одного миллиона человек. Минус списков в том, что они расположены по номерам крестов (это заводские номера, к порядку награждения не имеют отношения), а плюс – в том, что по ссылке выложены документы в формате pdf, это позволяет осуществить автоматический поиск.


Нестеров Петр Николаевич (1887-1914) летчик-ас

– Список георгиевских кавалеров можно также *, но он менее полный, нежели справочник Патрикеева

Если ваш предок был призван в Рязанской, Воронежской губерниях, в Крыму или служил на Черноморском флоте, вам очень повезло. Есть такой великий человек – Александр Григоров. Он со своей командой составил соответствующие книги памяти Первой мировой войны по этим губерниям и флоту.

Цареградский Георгий Саввич (1888-1957), военный врач

Если вы ищете также и место захоронения погибшего родственника, то подобные данные по многим полкам представлены в городском архиве (ЦГИА) СПб. В нем сохранились метрические книги полков и лазаретов. Отметим опись 128 (Фонд 19, ЦГИА СПб). Если ее просматривать, то где-то ближе к концу будут попадаться метрические книги по полкам. За символическую плату их можно посмотреть из дома. Если известны только данные о месте призыва, то надо идти в региональные архивы и смотреть фонды воинских начальников и воинских присутствий.
*По техническим причинам данные сайты могут быть временно не доступны

Первая мировая война: правда и мифы

В 2018 году исполняется 100 лет со дня завершения одного из самых кровопролитных конфликтов в истории человечества – Первой мировой войны. Глобальный конфликт, окончившийся 11 ноября 1918 года, уничтожил четыре империи, унес жизни миллионов людей, навсегда изменил историю Европы и всего мира, оказал большое влияние на будущее всех стран-участниц и породил еще более кровопролитную и страшную Вторую мировую войну.

Для России это была тяжелая и противоречивая война, которая стимулировала нарастание противоречий и революционные потрясения. Однако при этом надо понимать, что причины поражения имели именно внутренний характер, Русская армия не была разбита на поле битвы. Анализируя события 100-летней давности, мы при этом должны отдать долг памяти тем солдатам и офицерам, которые доблестно сражались на фронтах мировой войны. Более одного миллиона нижних чинов стали георгиевскими кавалерами, около 5 000 офицеров получили орден Св. Георгия 4-й степени. Тысячи подростков сбежали на фронт «бить немца», женщины становились сестрами милосердия, а некоторые, такие как Мария Захарченко или Мария Бочкарева, переодевались в солдат и продолжали подвиг «кавалерист-девицы» Надежды Дуровой.

В конечном счете Первая мировая – это массовая война, а потому перед нами немало примеров массового подвига. Например, в феврале 1915 года в бою под Махарце, в тяжелейших зимних условиях, остатки русской дивизии, силою полка, взяли в руки пулеметы и благодаря успешному маневру нанесли поражение целой свежей германской дивизии. Пленный немецкий полковник, наблюдая эту атаку, спросил: «Это наступает русская гвардия?» – и удивился, что перед ним самые простые русские солдаты.

Раньше было принято за глаза считать русских генералов «бездарными», выделяя лишь одного А. А. Брусилова (организатора успешного наступления летом 1916 года), что неверно. Н. Н. Юденич в тяжелейших условиях одерживал ряд побед над турками на Кавказе, Д. Г. Щербачев в 1915 году нанес поражение немецкой армии Линзингена, генерал М. В. Алексеев был одним из подлинных организаторов побед в Галиции и под Варшавой в 1914 году. Этот список можно продолжить.

Российское военно-историческое общество (РВИО) проводит многочисленные мероприятия, направленные на сохранение исторической памяти о Первой мировой войне. Создан Народный архив Первой мировой войны. Установлен центральный памятник героям Первой мировой в Москве на Поклонной горе. Другие монументы появились в Калининграде, Гусеве, Гвардейске, Липецке, Саранске, Туле, Волгограде и Пскове. В 2016 году в Кирове появился памятник сестрам милосердия, а в 2018-м в Ставрополе – бюст единственной женщины – кавалера ордена Св. Георгия 4-й ст.

Открытие памятника Римме Ивановой

Серьезная работа ведется и за рубежом с целью напомнить о роли России в том конфликте. Так, на территории Франции открыты четыре монумента, посвященных Русскому экспедиционному корпусу. В Словении в 2016 году Президентом В. В. Путиным был открыт памятник русским военнопленным Первой и Второй мировых войн. В 2014 году на территории Сербии (Белград) и Республики Сербской (Баня-Лука) появились памятники Николаю II (в июле 1914 года он заступился за Сербию, которую атаковали австро-венгерские агрессоры).

Ежегодно у монументов, посвященных Первой мировой войне, по всей стране проводятся памятные торжества: 1 августа (в официальный День памяти героев Первой мировой) и 11 ноября. В 2018 году они продлятся несколько дней – с 9 по 11 ноября – и затронут не только Москву, но и регионы России и различные страны мира.

Немалая работа ведется по популяризации истории Первой мировой и стимулированию научных исследований. В 2014 году при поддержке РВИО вышла фундаментальная трехтомная «Энциклопедия Первой мировой», а сотрудниками научного отдела были изданы воспоминания рядовых участников войны («Первая мировая: взгляд из окопа»), несколько сборников конференций («Великая война: 100 лет», «От противостояния идеологий к служению идеалам»). В 2014 году в Манеже (новое здание) РВИО приняло участие в организации мультимедийной выставки «Взгляни в глаза войны».

Отметим, что памятник героям Первой мировой войны был создан при участии РВИО и открыт 1 августа 2014 года, в день 100-летия со дня начала Первой мировой. На церемонии открытия присутствовал Президент Российской Федерации В. В. Путин, который отметил: «Человечеству давно пора понять и принять одну, самую главную истину: насилие порождает насилие. А путь к миру и процветанию слагается доброй волей и диалогом. И памятью об уроках прошедших войн. О том, кто и зачем их начинал». Кроме того, по словам Президента, нужны «масштабная просветительская работа» и исследования, которые «позволят точно узнать и причины, и ход этой войны».

Каким спустя сто лет видится влияние той войны на общество? Как Первую мировую переживала наша страна? И что происходило в других странах – как союзников, так и противников России? Чтобы найти ответы на эти вопросы, корреспондент портала «История.РФ» встретился с известным историком, исследователем Первой мировой войны, автором книги «Мифы Первой мировой войны» (переиздание – «Первая мировая. Тайны и факты истории») Евгением Юрьевичем Белашом.

Антанта планировала воевать до 1920 года

– В преддверии столетия со дня окончания Первой мировой войны, а это уже вековой срок, она продолжает обрастать все новыми мифами и легендами, но при этом все более подробно рассматривается историками и у нас, и на Западе. Расскажите, что, на ваш взгляд, интересного и нового было открыто в отношении событий этой войны в последнее время? Что, наоборот, историки опровергают?

– Могу ответить следующее: за последнее время мне очень интересны были работы зарубежных авторов, в том числе и на английском языке, о французской армии периода Первой мировой войны. Дело в том, что существует достаточно устоявшееся мнение, характеризующее французскую армию как трусливую, небоеспособную и не умеющую воевать, ее считают своеобразной неудачницей Великой войны. Тем не менее, выясняется, что уже весной 1915 года французы применяли новейшие для того времени тактические приемы. К примеру, наступление вслед за артиллерийским огневым валом и применение того, что чуть позже назовут штурмовыми группами. Причем достаточно успешное применение на тактическом уровне. Это к мифу о небоеспособности французской армии. И канадцы, считающиеся изобретателями огневого вала, стали применять его весной 1917 года, на два года позже. Интересны и новые работы историков О. Р. Айрапетова – о России в Первой мировой войне, С. Г. Нелиповича – о потерях и Русской армии на 1917 год.

– Я вижу, что намечаются тенденции некоторой переоценки ролей вооруженных сил стран – участниц войны, иногда и в самую неожиданную сторону. А как вы можете прокомментировать тот факт, что некоторые считают, что Антанта собиралась воевать до 1920 года?

– Вы правы, весной 1918 года основной задачей Антанта видела для себя удержание позиций. Союзники хотели не проиграть, затем «дожать» Второй рейх тогда, когда это будет возможно. Любой ценой.

Русский плакат 1914 года

– Получается, что западные союзники не рассчитывали закончить войну в 1918 году?

– Нет, для них окончание войны было довольно большой неожиданностью в известной степени. Тем более что немцы сопротивлялись до последнего, и, если почитать того же Макса Гофмана, мы увидим, что немцы рассчитывали на то, что в случае мира им оставят те территории, что они захватили, добавят и те, на которые они претендуют, и только тогда они милостиво согласятся прекратить войну. Немецкий генерал пехоты Людендорф в этом отношении был более трезвым человеком, и после 8 августа 1918 года на волне успешного наступления союзников, когда немецкая оборона затрещала, он понял, что наступать немцы не могут, а давление все сильнее. Рейх остается без союзников, выбиваются последовательно Болгария, Османская империя, Австро-Венгрия. Более того, союзники планируют бомбить Берлин с новейших бомбардировщиков, затем посадить их в районе уже выведенной из войны Праги и, дозаправив, вернуть обратно, что напоминает операцию «Фрэнтик» Второй мировой войны.

Падение империй

– Вы затронули тему павших империй. Расскажите поподробнее об этом аспекте войны.

– Любопытный вопрос. Первая мировая стала кладбищем империй. Германская, Османская, Австро-Венгерская и Российская империи погибли. С другой стороны, Британская империя, несмотря на тяжелейший кризис 1916 года в Ирландии, смогла устоять.

– Очень интересно, какие, на ваш взгляд, причины позволили Британской империи уцелеть?

– Конечно, все государства были подвержены общему кризису войны. К примеру, Французская республика весной 1917 года, вскоре после Февраля в России, испытала тяжелейший кризис: рабочие бастовали, войска не хотели воевать, более того, тихонечко начинали бунтовать. Кругом бардак, наложенный на тяжелейшие потери. И Франция оказалась буквально на волоске от повторения судьбы Российской империи. Но и во Франции, и в Британии нашлись политики, способные не только захватить власть, но и удержать ее любыми методами. В том числе Пасхальное восстание в 1916 году в Ирландии, в Дублине, было подавлено самыми жестокими способами, ирландцы просто не предполагали, что захваченные дома просто снесут артиллерией посреди города. Хотя в целом Пасхальное восстание было обоюдным кровавым бардаком, обе стороны еще не знали, что означает гражданская война в своих городах. Кстати, В. И. Ленин очень подробно конспектировал его результаты, и классическая формула о захвате телеграфа, телефона и других ключевых зданий родилась не просто так.

Атака 47-го Сибирского стрелкового полка в районе высоты Дзике-Ланы (1 июля 1917)

– Соответственно, если мы переместимся в сторону стран Четверного союза – что послужило основной причиной поражений для них и почему рухнули их империи? Было ли это следствием исключительно военных поражений?

– Конечно, военных, но и общее перенапряжение экономик имело значение. Блокада сыграла свою роль, несмотря на контрабанду. В Германии был страшный голод, так называемая Брюквенная зима 1916–1917 годов, когда уже все эрзацы закончились и приходилось есть то, что имелось в наличии. В Германии тогда выпускали специальный «военный хлеб», это примерно наполовину ржаной хлеб, наполовину опилки и прочие суррогаты. То есть Германия находилась на грани реального голода, его жертвы сейчас оцениваются примерно в сотни тысяч.

– Несколько слов об Австро-Венгрии, Турции, Болгарии…

– Они просто оказались самым слабым звеном, в силу того, что их армии, ВПК, да и в целом системы государственного устройства, не смогли быть адекватными доселе неведомой войне. У Австро-Венгрии, например, была просто чудовищная система в армии, каждая часть имела свой национальный состав, я просто не могу представить, как она управлялась.

Болгария выступила детонатором обвала всего Четверного союза. Стратегия сокрушения самого слабого звена во многом сыграла свою роль, хотя и не для Германии, для которой роковым стало 8 августа, «черный день немецкой армии», – начало наступления союзников на Западном фронте.

Уилл Лонгстафф. Немецкие пленные в битве при Амьене. 8 августа 1918 года

Турция представляла собой очень разнородную силу. На Кавказе были сосредоточены не лучшие турецкие части, их легко била Русская армия ограниченными силами, тем более что турки не могли обеспечить своих солдат на этом фронте элементарным питанием, снабжением, теряли очень много людей обмороженными. С другой стороны, в Галлиполи на выгодных позициях и в Ираке против британцев турки могли оказывать сопротивление. Но все равно военным образом Османская империя была разгромлена на территории современного Израиля и Палестины, британская армия катком прошлась по туркам до Сирии. Британцы применили прорыв обороны массами танков, ввод в бреши во фронте кавалерийских частей, поддержанных броневиками, громивших тылы германо-турецких частей. Сверху на все это смотрела британская авиация с очень большим расходом патронов и бомб, по-настоящему терроризируя турецкие части.

Россия на перепутье

– Перейдем к самому близкому для нас вопросу, вопросу Российской империи. Очень живые дискуссии идут в обществе до сих пор. Расскажите о вашей точке зрения на то, какой была ситуация. Могла ли империя устоять и что реально делалось в ее пределах для достижения победы?

– У нас принято ругать Русскую армию за то, что она не хотела воевать в 1917 году. Однако немцы вели хорошо спланированную артиллерийскую атаку всеми типами орудий, которая внезапно накрывала всю полосу обороны полностью, от передовых позиций до глубокого тыла. Такой тактике Русская армия не могла ничего противопоставить. Французы же нашли противоядие: они отводили основную массу войск в тыл, а тяжелая артиллерия накрывала уже свои позиции, занимаемые немцами. Возвращаясь к России, Николай II до войны активно пытался ее избежать. Он созывал мирные конференции: вероятно, он очень хорошо читал «Будущую войну» И. С. Блиоха, где задолго до войны описывалось, почему война может привести к экономической и социальной катастрофе.

Российская империя честно старалась воевать, даже добилась некоторых успехов в начале войны, ее ВПК тоже добился роста, однако война требовала все большего напряжения сил. Начала отказывать транспортная система, затем политическая. С трибуны Государственной думы открыто выступили лидеры оппозиции со словами «Что это, глупость или измена?», во Франции или Британии за это просто посадили бы в тюрьму, у нас – нет. Более того, когда произошла Февральская революция, практически все – и монархисты, и боевые генералы – требовали отречения императора. Его брат отказывается от престола, монархия рушится. Теоретически, если бы Временное правительство, не обременяя себя лозунгами и противоречивыми приказами, смогло взять ситуацию в свои руки, мы бы смогли «пересидеть» по принципу Италии, которая тоже испытала тяжелый удар немцев в конце войны с сотнями тысяч пленных и дезертиров. Естественно, крупное наступление было невозможным, однако удержать фронт возможность была.

– Вы хотите сказать, что в военном отношении у Российской империи не было шансов к 1917 году?

– Парадоксально, но армия была оснащена гораздо лучше, чем в предыдущие годы войны, но, с другой стороны, требовалось еще больше. Отдельные части хотели воевать, но система пропаганды и подготовки отставала. Отдельный аспект – это транспортная система: мы просто не могли доставить до фронта даже то, что привозили нам союзники в Архангельск, Мурманск, Владивосток. Сколько бы ни произвела Россия – для обучения новых частей инструкторов нет, патронов нет, винтовок нет, полигонов нет; сколько бы ни обучали солдат в Петербурге, набивая их тысячами в казармы, – ситуация оставалась такой. В результате были толковые командиры, тот же Брусилов и Алексеев, были энергичные политики, тот же Керенский, замечательный оратор и трудоголик, но в результате Временное правительство само вырыло себе могилу, в стране уже шла необъявленная гражданская война, первым об этом высказался еще Родзянко при императоре. Мы получаем летний мятеж 1917 года, Корниловское восстание, ну и в итоге «рабочий тащит пулемет, день 7-е ноября». Войска в растерянности, начинаются противоречивые приказы Временного правительства, офицеров и даже генералов начинают просто убивать, повальное и нарастающее дезертирство.

Большевики к октябрю имели разваленную промышленность и расходящуюся по домам армию. Им приходилось выбирать не из хорошего и плохого, а из плохого, ужасного и ужаснее некуда. Плохое – это Брестский мир, остальное – раскол собственной партии, если бы голосование по Брестскому миру было чуть другим. Ленин уже готовился выйти из партии и обратиться к ее рядовым членам, что означало гражданскую войну в среде самих большевиков. Или, если не подписать мир, немцы нанесли бы мощнейший удар по Петрограду и подписали бы мир со своим марионеточным правительством. Стоит отметить, что Украина уже подписала с немцами договор, несмотря ни на чьи указания.

Власть мог получить кто угодно, но большевики пошли на совершенно позорный Брестский мир, и их государство продержалось десятки лет, в отличие от нескольких месяцев Временного правительства.

Заседание делегаций на переговорах в Бресте

– Вопрос по поводу голода в России…

– Вопрос не столько в реальном количестве еды, сколько в организации. На мой взгляд, вся проблема – в отсутствии дееспособных государственных органов. Хлеб производился – проблема была в доставке, мясо забитого скота негде хранить – не хватало морозильников, зерно гниет без элеваторов, и мы еще пытались его поставлять…

– В завершение темы Российской империи: на ваш взгляд, нехватка жестких мер стала причиной падения правительства империи?

– На мой взгляд, это не нехватка жестких мер, а отсутствие четкой позиции, ради чего мы все это делаем. Во Франции и Британии публично объясняли это: нужно выиграть войну, а кто против – тот предатель. К примеру, во Франции революционные настроения погасили массовой пропагандой и точечными расстрелами, именно точечными – расстреляли максимум несколько сотен человек, но ситуацию переломили. Сравним с жертвами нашей Гражданской войны. И жестких последовательных политиков, таких как Клемансо или Ллойд Джордж, у нас тоже не нашлось, но и не только у нас, а в Германии и в Австро-Венгрии тоже.

По следам Великой войны

– Чем запомнилась Первая мировая война в массовой культуре, какой она оставила след?

– Она изменила почти все. Прежде всего, это отмена былых ограничений. Если затронуть промышленность, то мы видим, что квалифицированные рабочие ушли на фронт, на их место пришли мигранты, женщины, дети, и внезапно оказалось, что, если разбить сложное производство на несколько мелких частей, они с грехом пополам делают ту же работу, пусть менее качественно, зато резко увеличивая количество продукции.

Это и страшная бойня. Применялось то, что за несколько лет до этого посчитали бы выдумкой фантастов: авиация, газ, артиллерия, зажигательное оружие, общая механизация войны. На фоне этого такие ветераны, как Толкин, Юнгер, Лорд Дансени, под влиянием войны стали писать романтическое фэнтези, а Замятин и Хаксли, футуристы, наоборот, пели гимн новой эпохе машин, восполняющих человеческие слабости. В кино это расцвет жанра «нуар», фильмов ужасов.

– Несколько слов о потерях в войне.

– Достаточно сказать, что в Британии была такая улочка Chapel, с нее ушел на войну 161 человек. Не вернулась почти треть. Сами подумайте, какое это оказало влияние на ее жителей. Для Франции и России потери были гораздо большими. В целом на тактическом уровне высчитать потери сложно. Многих просто заваливало землей или разрывало на части тяжелыми снарядами. При малейшем изменении линии фронта людей хоронили наскоро. На уровне стран трудно учесть гибель от ран, голода и эпидемий, потери африканских или китайских рабочих. Общие потери составили оценочно 15–19 миллионов человек, что явилось большим демографическим ударом для всех стран – участниц войны.

– Как это сказалось на общественной жизни стран?

– В первую очередь это всяческие послабления. Расширение избирательных прав, уменьшение рабочего дня и в целом облегчение существования рабочего класса, так как рабочих рук не хватало. Это подъем национальных движений, взять те же «14 пунктов» президента Вильсона, где декларируется право наций на самоопределение. С одной стороны, многие народы стали свободными, с другой – начались жестокие войны, такие как резня между греками, турками и армянами в послевоенный период. Это создание Лиги Наций как первого международного органа. Это подъем милитаризма для тех, кто «не навоевался», для Испании или Японии. В это время СССР мнил себя в кольце врагов, многие из которых оказались реальны. Это подъем реваншизма в Германии, которая грезила о реванше уже с первых дней после поражения. С другой стороны, пацифистские движения, сокращение армий, эпоха джаза, процветания, свободная женская мода, бутлегерство – это все имеет отношение к итогам Первой мировой войны. Одни ждали возможности отомстить, другие развлекались.

Заседание Лиги Наций

– Как автор книги «Мифы Первой мировой войны», расскажите о самых интересных мифах, которые породил этот конфликт.

– В первую очередь я старался показать, что эту войну, которую представляют неожиданной, многие предсказывали и были уверены в ее начале. Это и И. Блиох, и Г. Уэллс, и другие, которые предвидели или ее отдельные аспекты, или предсказали ее ход в целом.

Удалось показать неэффективность химического оружия именно как средства убивать людей. Как вывести из строя – да, мешать действиям – да. В 1917 году этим увлекались немцы, используя по площадям раздражающие газы, которые мешали артиллерии на конной тяге менять позиции. Но в целом, кроме начальных этапов применения газов, когда не было от них защиты, реальных безвозвратных потерь было немного, в их числе и один известный пострадавший.

Российская империя была не в шаге от победы, но шансы были, впрочем, мы уже это обсудили.

Францию как вполне боеспособную державу мы тоже упомянули в начале. Невероятное самопожертвование, падение ВВП на четверть, потеря до 40% тяжелой промышленности все равно не сломили эту страну.

Бельгия, маленькая страна, использовала методы фортификации, примером тому Льеж, и первой активно применяла бронеавтомобили. Конечно, она не могла тягаться с Германией, но пример показателен, особенно крепостная тактика.

Я бы хотел сказать, что эта война оказала и до сих пор продолжает оказывать влияние на все стороны нашей жизни. Об искусстве я уже говорил, это и фэнтези, и антиутопии, и кино. Писали ветераны по мотивам впечатлений о войне. Пограничные конфликты на Ближнем Востоке, что породило те противоречия, которые «выстрелили» после Второй мировой войны, да и сама она являлась продолжением Первой. Оттуда мы имеем все противоречия и достижения, которыми мы, с одной стороны, наслаждаемся, а с другой – их расхлебываем. Это необременительный рабочий день, права национальностей, рас, полов… Все это тоже заслуга Первой мировой войны.

Ложь и правда о Первой мировой войне

Казалось бы, провозглашение 2012-го Годом российской истории должно было способствовать распространению правильных знаний о прошлом страны и развитию патриотизма. Однако с начала года лишь участились атаки правительства и большинства средств массовой информации на советское прошлое, которые не прекращаются более 20 лет. Если у правительства и были благие намерения относительно Года истории, то пока заявления руководителей РФ относительно прошлого нашей страны лишь подтверждают принцип В.С. Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

«Сделать хотел грозу, а получил козу»

Английский писатель Джером К. Джером как-то заметил, что многие люди, немало преуспевшие в той или иной деятельности, принимают свои успехи как должное. Поэтому они склонны преувеличивать свои достижения в тех областях, в которых выступают как неопытные любители. «Замечательный писатель редко гордится тем, как он хорошо пишет, — замечал британский юморист. — Но ему непременно хочется, чтобы все восхваляли его охотничьи подвиги».

Вряд ли кто-либо будет отрицать спортивные успехи В. Путина на татами. Но ему почему-то очень хочется прославиться и в других областях. Мы уже видели Путина-подводника, Путина — пилота реактивного самолета, Путина-пожарного. С удивлением мы увидели недавно Путина на льду с клюшкой. Не прекращаются и его попытки выступить в качестве историка.

Между тем за последние 12 лет Путин уже не раз успел показать, что его знания в области истории весьма туманны. То он припишет Троцкому известное со школьных времен высказывание ревизиониста Э. Бернштейна («Цель ничто — движение все»). То переадресует известные слова Франклина Д. Рузвельта, сказанные им в 30-х годах ХХ века о диктаторе Никарагуа Анастасио Сомосе, другому президенту США — Рональду Рейгану, якобы сказанные тем в 80-х годах того же века о сыне прежнего диктатора, которого также звали Анастасио Сомоса. То вложит в уста И.В. Сталина слова, сочиненные Анатолием Рыбаковым («Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы»).

В связи с началом Года истории Путин стал особенно активно обращаться к прошлому страны, правда, в жанре исторического анекдота. То он объявил, что в Советской стране было поголовье скота, но мяса не было. То сказал, что единственным предметом экспорта готовой продукции из СССР были галоши для африканцев, чтобы им было не жарко ходить по песку.

Очередным «вкладом» Путина в развитие отечественной истории стало его заявление в Совете Федерации по вопросам Первой мировой войны. Президент утверждал: «Большевики совершили акт национального предательства… Наша страна проиграла проигравшей стороне, это уникальная ситуация».

Судя по контексту, Путин имел в виду заключение Брестского мирного договора, который был подписан Советской Россией на невыгодных условиях. Не будем уподобляться академику А.Н. Сахарову, который значительную часть последних лет своей деятельности посвятил доказательству того, что заключение Портсмутского мира между Японией и Россией в 1905 году, в результате чего наша страна потеряла Южный Сахалин и все Курильские острова, означало, что Россия победила в Русско-японской войне. Брестский мир, как подчеркивал В.И. Ленин, был «унизительным и похабным».

Но с чего же Путин взял, что в марте 1918 года, когда Брестский договор был подписан, Германия была «проигравшей стороной»? Как и в 1914 году, германские войска тогда продолжали оккупировать Бельгию, значительную часть Северной Франции, а в течение 1918 года предприняли наступление, исход которого мог привести к поражению стран Антанты. Но возможно, Путин этого не знает и убежден, что к марту 1918 года Германия уже подписала перемирие в Компьенском лесу (это произошло в ноябре), а французские войска были готовы приступить к оккупации Рейнской области?

Почему же Советская Россия пошла на подписание мирного договора, следствием которого стала утрата контроля над значительной частью земель бывшей царской империи, если Германия потерпела поражение? Может быть, Путин, называющий Германию «проигравшей» в марте 1918 года, считает, что русские войска в ту пору стояли на Одере или штурмовали Зееловские высоты?

Почему кайзеровская Германия побеждала Россию?

Как и Путина, премьер-министра Великобритании Дэвида Ллойд-Джорджа нельзя заподозрить в симпатиях к коммунизму. Тем не менее в своих мемуарах он обнаружил иные причины, почему Россия стала «проигравшей стороной» в Первую мировую войну: «Великое отступление 1915 года, когда русские армии были в беспорядке и с небывалыми потерями оттеснены из Польши и Прибалтики до самой Риги, объяснялось исключительно недостатком у русских артиллерии, винтовок и снарядов… По храбрости и выносливости русский солдат не имел себе равного среди союзников и врагов. Но военное снаряжение русской армии по части пушек, винтовок, пулеметов, снарядов и транспортных средств было хуже, чем у всех, и по этой причине русских били более малочисленные противники, часто уступавшие русским по боевым качествам; так убивали русских миллионами, в то время как у них не было никакой возможности защиты или мести».

Во многом вину за это несли союзники. За годы Первой мировой войны русская армия получила из заказанного за границей вооружения лишь 30% винтовок, 23% орудий различных калибров, около 20% снарядов, менее 1% патронов. Ллойд-Джордж признавал: «Пушки, ружья и снаряды посылались Англией и Францией в Россию до ее окончательного краха, но посылались с неохотой… Пока русские армии шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и не были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка ружей и снарядов, французы копили снаряды, как будто это было золото, и с гордостью указывали на огромные запасы снарядов, готовых к отправке на фронт». Такова была благодарность за спасение Франции от разгрома ценой спешно организованного наступления русских войск в Восточной Пруссии осенью 1914 года, следствием чего стала гибель сотен тысяч солдат! Так благодарила Франция за отправку русских дивизий на Западный фронт!

Но главная причина состояла в общей неподготовленности России к мировой войне. Об отчаянном положении с вооружением свидетельствовали телеграммы, которые направлял начальник штаба главнокомандующего великого князя Николая Николаевича генерал Н.Н.

Янушкевич военному министру генералу В.А. Сухомлинову. В телеграмме от 2 ноября 1914 года Янушкевич писал: «С уменьшением числа снарядов и числа патронов стали выбывать из строя на 50 — 60% больше», то есть гибель солдат возросла более чем в 1,5 раза. «Дело с подбором винтовок удалось все-таки наладить: до 50% обеспечено». Это означало, что одна винтовка приходилась на двух солдат. «Нельзя ли сверх всего увеличить число гранат? Все же будет поддержан дух солдат». Янушкевич писал, что хотя бы само «появление снарядов на фронте, даже не взрывающихся, может поднять дух войска».

Сухомлинов отвечал: «Сам езжу по заводам, но натыкаюсь на забастовки, отсутствие угля, недоставку станков из-за границы — у нас их нет».

6 декабря 1914 года, то есть почти за 3,5 года до подписания Брестского мира, Янушкевич пишет Сухомлинову: «Ведь волосы дыбом становятся при мысли, что по недостатку патронов и винтовок придется покориться Вильгельму».

Не хватало не только оружия.

Ныне антисоветчики винят агитацию большевиков за пораженческие настроения в армии. Но в то время большая часть большевиков сидела в тюрьмах, находилась в ссылке, на каторге, в эмиграции. Янушкевич обнаружил иные причины для отказа солдат сражаться: «Много людей без сапог отмораживают ноги, без полушубков или телогреек начинают сильно простужаться. В результате там, где перебиты офицеры, начались массовые сдачи в плен, иногда по инициативе прапорщиков. Чего нам дохнуть голодными и холодными, без сапог, артиллерия молчит, а нас бьют, как куропаток. У немцев лучше. Казаков, отбивших атакой 500 пленных, последние изругали: кто вас, ироды, просил: опять голодать и мерзнуть не желаем».

В дальнейшем улучшения не происходило. 27 мая 1915 года Янушкевич писал Сухомлинову: «Вчера на участке одного из полков немцы выпустили 3 тысячи тяжелых снарядов. Снесли все. А у нас было выпущено едва сто». В июне 1915 года командующий Юго-Западным фронтом Н.И. Иванов телеграфировал Янушкевичу: «Нет винтовок, и 150 тысяч стоят без ружей. Час от часу не легче».

Британский военный советник при 3-й русской армии телеграфировал в Лондон в июне 1915 года: «Эта армия превратилась теперь в безвредную толпу. Нам сильно недостает снарядов». Другой британский советник сообщал: «Все попытки наступления в последнее время были простым убийством, так как мы нападаем без достаточных приготовлений, имея перед собой врага, обладающего большим количеством полевой и тяжелой артиллерии. Надо полагать, что потери, в обычном смысле этого слова, составляют около 1500 тысяч». Генерал А.А. Брусилов вспоминал: «Неудачи наши на фронте в 1915 году ясно показали, что правительство не может справиться всецело со взятой им на себя задачей… Оказалось, что патронов и снарядов у нас нет, винтовок не хватает, тяжелой артиллерии почти нет, авиация в младенческом состоянии и во всех областях техники у нас нехватка. Начали мы также жаловаться на недостаток одежды, обуви и снаряжения, и, наконец, пища, к которой солдатская масса очень чувствительна, стала также страдать. Приходилось, вследствие нашей слабой подготовки во всех отношениях, возмещать в боях нашу техническую отсталость в орудиях борьбы излишней кровью, которой мы обильно поливали поля сражения. Такое положение дела, естественно, вызывало ропот неудовольствия и негодования в рядах войск и возмущение начальством… Стойкость армии стала понижаться, и массовые сдачи в плен стали обыденным явлением».

Эти проблемы не были разрешены и в дальнейшем. Хотя Брусилов признал, что «во время зимы 1916/17 года войска не могли жаловаться на недостаток теплой одежды», он тут же оговаривался, что «сапог уже не хватало, и военный министр на военном совете в Ставке нам заявил, что кожи почти нет, что они стараются добыть сапоги из Америки, но прибудут ли и когда, в каком количестве, он сказать не может… Питание также ухудшилось». Нормы выдачи хлеба солдатам сократили в 1,5 раза. Вместо мяса стали давать «рыбу, в большинстве случаев селедку… вместо гречневой каши пришлось зачастую давать чечевицу… Сомнительным было также состояние конского состава, так как овса и сена доставлялось из тыла чрезвычайно мало, а на месте не было возможности что-либо добывать, так как уже все было съедено. Прорвать первую укрепленную полосу противника мы, безусловно, могли, но дальнейшее продвижение на запад при недостатке и слабости конского состава делалось сомнительным, о чем я доносил и настоятельно просил помочь этому бедствию».

К этому времени хищения казенного имущества, спекуляция им приобрели огромные масштабы, захватывая и солдат. Брусилов замечал: «Недостаток сапожного товара к 1917 году произошел не от того, что было его слишком мало, а вследствие непорядков в тылу: чуть ли не все население России ходило в солдатских сапогах, и б`ольшая часть прибывавших на фронт людей продавала свои сапоги по дороге обывателям, часто за бесценок, и на фронте получала новые. Такую денежную операцию некоторые искусники умудрялись делать два-три раза. То же самое происходило и с одеждой, которую, не стесняясь, продавали, и зачастую солдаты, отправленные из тыла вполне снаряженными и отлично одетыми, обутыми, на фронт приходили голыми. Против таких безобразий никаких мер не принималось, или же были меры недостаточные и не дававшие никаких благих результатов».

Ллойд-Джордж констатировал: «В самой армии недостаток снаряжения, естественно, создавал чувство растущего недовольства и недоверия. Вначале это чувство было направлено против союзников, а затем обернулось против царя и его слуг, и, наконец, царский режим и союзники стали предметом глубокого и справедливого возмущения».

Империалистическая война, в которую Россия вступила совершенно не подготовленной, превратилась в бойню, уносившую миллионы человеческих жизней. Кроме того, война обнажила все пороки капиталистической России, поставив ее на грань краха.

«Солдат больше сражаться не желал…»

Давая показания чрезвычайной комиссии Временного правительства в 1917 году, бывший министр внутренних дел А.Д. Протопопов так охарактеризовал положение страны в 1916 году: «Финансы расстроены, товарооборот нарушен, производительность страны — на громадную убыль… пути сообщения — в полном расстройстве… двоевластие (Ставка и министерство) на железных дорогах привело к ужасающим беспорядкам… Наборы обезлюдили деревню («брался 13-й миллион», — комментировал П.Н. Милюков, так как уже 12 миллионов крестьян были забраны в армию. — Ю.Е.), остановили землеобрабатывающую промышленность, ощутился громадный недостаток рабочей силы, пополнялось это пленными и наемным трудом персов и китайцев… Деревня без мужей, братьев, сыновей и даже подростков была несчастна. Города голодали, торговля была задавлена, постоянно под страхом реквизиций… Армия устала, недостатки всего понизили ее дух, а это не ведет к победе».

Коррупция верхов, подозрения в измене высших лиц в государстве вызывали всеобщее возмущение. В начале ноября 1916 года видный деятель кадетской партии П.Н. Милюков произнес в Думе обличительную речь. В своих воспоминаниях Милюков писал: «Я говорил о слухах об «измене», неудержимо распространяющихся в стране, причем в каждом случае предоставлял аудитории решить, «глупость» или «измена». Аудитория решительно поддержала своим одобрением второе толкование — даже там, где сам я не был в нем вполне уверен». Со схожими речами выступили националист В.В. Шульгин и кадет В.А. Маклаков.

Милюков писал: «Наши речи были запрещены для печати, но это только усилило их резонанс. В миллионах экземпляров они были размножены на машинках министерств и штабов и разлетелись по всей стране. За моей речью установилась репутация штурмового сигнала к революции. Я этого не хотел, но громадным мультипликатором полученного впечатления явилось распространенное в стране настроение». Не большевики, а значительная часть России выступала за свержение опостылевшей власти.

Брусилов признавал: «Глухое брожение всех умов в тылу невольно отражалось на фронте, и можно сказать, что к февралю 1917 года вся армия — на одном фронте больше, на другом меньше — была подготовлена к революции. Офицерский корпус в это время также поколебался и в общем был крайне недоволен положением дел».

Однако политические силы, пришедшие к власти в результате Февральской революции, оказались не в состоянии вывести Россию из кризиса. Напротив, все кризисные явления, о которых говорил Протопопов, усугубились. Проваливались и попытки заставить измученную армию идти в наступление.

Став на короткое время верховным главнокомандующим, А.А. Брусилов попросил А.Ф. Керенского приехать на фронт, «дабы он сам заявил войскам требования Временного правительства, подкрепленные решением Совета рабочих и солдатских депутатов. Он выполнил свое обещание, приехал на фронт, объехал его и во многих местах произносил речи на митингах. Солдатская масса встречала его восторженно, обещала все, что угодно, и нигде не исполняла своего обещания… Взяв сначала окопы противника, войска затем самовольно на другой день вернулись назад… Когда противник перешел в наступление, наши армии без сопротивления очистили свои позиции и пошли назад. Ясно, что и Керенский, и тогдашний Совет рабочих и солдатских депутатов (имеется в виду Петроградский Совет, в котором до осени 1917 года большевики были в меньшинстве. — Ю.Е.) также потеряли к этому времени свое обаяние в умах солдатской массы, и мы быстро приближались к анархии, невзирая на старания немощного Временного правительства, которое, правду сказать, само твердо не знало, чего хотело».

Характеризуя быстрые смены настроений в армии в 1917 году, Брусилов писал: «Сначала большинство офицеров стало примыкать к партии кадетов, а солдатская масса вдруг вся стала эсеровской, но вскоре она разобрала, что эсеры, с Керенским во главе, проповедуют наступление, продолжение союза с Антантой и откладывают дележ земли до Учредительного собрания, которое должно разрешить этот вопрос, установив основные законы государства. Такие намерения совершенно не входили в расчеты солдатской массы и явно противоречили ее вожделениям… Солдат больше сражаться не желал… Взял верх лозунг: «Долой войну, немедленно мир, во что бы то ни стало и немедленно отобрать землю у помещика!» — на том основании, что барин столетиями копил себе богатство крестьянским горбом и нужно от него отобрать это незаконно нажитое имущество.

Офицер сразу сделался врагом в умах солдатских, ибо требовал продолжения войны и представлял собой в глазах солдата тип барина и помещика… Теперь вполне станет понятно, как случилось, что весь командный состав сразу потерял влияние на вверенные ему войска и почему солдат стал смотреть на офицера как на своего врага».

Если начиная с 1914 года солдаты сбегали от войны, голода и холода, сдаваясь в плен, то теперь, после начала революции, они стремились вернуться к себе в деревню, чтобы начать раздел помещичьих земель. Разумеется, такая армия не могла победить Германию и ее союзников. В то же время подобные настроения способствовали переходу значительной части солдат русской армии 1917 года на сторону большевиков.

Была ли альтернатива Брестскому миру?

Пойдя на мирные переговоры в Бресте, Советское правительство не совершало «акт национального предательства», как уверял Путин, а выполняло волю солдат и подавляющей части населения страны, измученных тяжелой войной. В ходе затяжных споров во время переговоров в Бресте и после заключения договора выяснилось, что в то время реально существовали три варианта развития событий:

1. Можно было продолжать войну. Помимо врагов большевизма за продолжение войны, хотя и под «революционным знаменем», выступали «левые коммунисты» во главе с Н.И. Бухариным и временные союзники большевиков — левые эсеры. Бухарин и другие прекрасно знали, что в этом случае Россия обречена на поражение и оккупацию германскими войсками. «Вот это и хорошо!» — заявляли «левые коммунисты». С трибуны VII съезда партии Бухарин вещал: «Наше единственное спасение заключается в том, что массы познают на опыте, в процессе самой борьбы, что такое германское нашествие, когда у крестьян будут отбирать коров и сапоги, когда рабочих будут заставлять работать по 14 часов, когда будут увозить их в Германию, когда будет железное кольцо вставлено в ноздрю, тогда, поверьте, товарищи, тогда мы получили бы настоящую священную войну». Бухарин уверял, что после немецкой оккупации в стране поднимется партизанская война, которая приведет к большим потерям среди оккупантов. Следствием этого станут рост возмущения войной в Германии и начало революции в этой стране, а затем и во всей Европе.

2. Можно было не подписывать унизительный договор, но и не начинать «революционную войну». Глава советской делегации на брестских переговорах Л.Д. Троцкий выдвинул принцип: «Ни мира, ни войны!» Он был уверен в том, что его речи в Бресте так всколыхнули пролетариат в Германии и Австро-Венгрии, что революция в этих странах — дело ближайших дней. Поэтому «немец не пойдет» на Петроград, уверял Троцкий, отказавшись подписать мирный договор.

3. Единственной реалистической позицией была та, которую заняли В.И. Ленин, И.В. Сталин и другие большевики. Отвечая Бухарину, Троцкому и другим на VII съезде партии, Ленин говорил: «Да, мы увидим международную мировую революцию, но пока это очень хорошая сказка, очень красивая сказка — я вполне понимаю, что детям свойственно любить красивые сказки. Но я спрашиваю: серьезному революционеру свойственно ли верить сказкам?» Поэтому Ленин решительно выступал за подписание Брестского договора. Те, кто ныне обвиняет Ленина и его сторонников в предательстве, вольно или невольно считают, что правильным было бы отказаться от подписания мира в Бресте и допустить оккупацию России интервентами (Бухарин не исключал того, что помимо Германии к оккупации приступит и Япония) со всеми теми жуткими последствиями для нашего народа, о которых говорил Бухарин.

О чем еще умолчал и что еще перепутал Путин

Обвинение большевиков в «национальном предательстве» брошено Путиным через 94 года после заключения Брестского мирного договора. Можно подумать, что почти столетие страна находилась под пятой этого несправедливого договора. Но ведь договор не просуществовал и года. Сразу же после начала революции в Германии решением ВЦИК от 13 ноября 1918 года договор, подписанный 3 марта того же года, был аннулирован. Немецкие и австро-венгерские оккупанты покинули Украину, Белоруссию, Прибалтику. Там стала восстанавливаться Советская власть.

Лишь поддержка антисоветских сил державами Антанты затянула процесс возрождения державы в ее прежних границах. Однако к 1945 году все земли, которые входили в состав Российской империи, вошли в состав СССР, за исключением Польши и Финляндии. При этом с Польшей на несколько десятилетий были установлены братские отношения. Отношения дружеского добрососедства были установлены и с Финляндией. Часть Восточной Пруссии, откуда не раз осуществлялась агрессия против славянских народов, вошла в состав РСФСР. К Советской Украине отошла та ее западная часть, которая никогда не находилась в границах Российской империи.

Об этом также предпочел промолчать Путин, ограничившись странной фразой: «Руководство страны искупило вину во Второй мировой войне». По логике нынешнего президента избавление страны от войны, грозившей национальной катастрофой, было «виной» советского руководства, которую надо было искупить.

Вина в поражении России была целиком на совести ее обанкротившихся правителей. В то же время Советское правительство извлекло уроки из этого поражения. Подробно рассказав о том, как снабжалась вооружением Красная Армия в годы Великой Отечественной войны, в своем выступлении перед избирателями 9 февраля 1946 года, И.В. Сталин сказал, что в этом было коренное отличие от снабжения «нашей армии в период Первой мировой войны, когда фронт испытывал хронический недостаток в артиллерии и снарядах, когда армия воевала без танков и авиации, когда на каждую тройку солдат выдавалась одна винтовка».

Такие перемены стали возможными благодаря Октябрьской революции, которую так яростно проклинают нынешние правители России. Качественные изменения в состоянии армии стали возможными благодаря индустриализации и коллективизации, осуществленным под руководством Коммунистической партии во главе с И.В. Сталиным. Модернизация нашей страны в 30-х годах, которая спасла ее от повторения поражений Первой мировой войны, неустанно подвергается клеветническим невежественным нападкам со стороны правителей России.

В то же время правящий капиталистический класс пытается скрыть правду о том, что буржуазный строй уже был причиной сокрушительных поражений России. Реставрация капиталистических отношений в нашей стране не может не привести к новым трагедиям, подобным тем, что случились с нашей страной почти сто лет назад. Поэтому так важно давать отпор апологетам реставрации, которые вопиющим образом искажают отечественную историю.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ.