Морской устав 1720

Содержание

>Морской устав

Морской устав Российской империи — изложение обязанностей всех чинов на судах военного флота.

При Петре I

Первое издание Морского устава было лично составлено и издано Петром I под названием: «Устав морской о всём, что касается к доброму управлению в бытность флота на море». Он был утверждён в качестве закона 13 (24) января 1720 года, но издан был только 13 (24) апреля 1720 года в Санкт-петербургской типографии.

Устав был снабжён обширным предисловием, написанным самим Петром I с участием Феофана Прокоповича, в котором излагалась история русского флота вплоть до 1719 года и подчёркивалась значимость военного флота в России.

Устав состоял из пяти книг (томов), каждый из которых был посвящён определённой теме:

  1. обязанности главного начальника флота и лиц его штаба, заведовавших различными частями управления;
  2. взаимоотношения лиц, служащих на флоте, постановления о военно-морских почестях, флагах и вымпелах, соответствовавших определенным чинам и званиям;
  3. обязанности всех чинов;
  4. устав поведения и служебные порядки на корабле;
  5. наказания за проступки, совершенные моряками.

Кроме того, содержал приложение о сигналах.

Был переиздан в 1724 году и до 1797 года служил основным руководящим документом для морского флота Российской империи.

При Павле I

В 1797 году был издан «Устав военного флота». Оба названные устава сохраняли силу до 1853 года, когда последовало утверждение нового устава, выработанного особым комитетом под председательством великого князя Константина Николаевича. В 1869 году «Морской устав» был издан вновь, с существенными изменениями и дополнениями.

При Александре II

В 1885 году был составлен «Морской устав», вошедший в «Свод морских постановлений» и составляющий в нем особую книгу (№ 10). Содержал 1145 статей и имел пять разделов: 1) общие обязанности чинов флота; 2) о флагманах и флагманских штабах; 3) о должностях чинов, служащих на корабле; 4) о порядке службы на корабле; 5) о почестях, салютах и фалрейных и о флагах. В приложениях содержались: правила для предупреждения столкновений судов в море; устав о караулах на военных судах; правила делопроизводства на судах; форма таблицы о результатах счисления пути.

> См. также

  • Свод морских постановлений
  • Корабельный устав Военно-морского флота Российской Федерации

Ссылки

  • Морской устав // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Устав морской о всем, что касается доброму управлению, в бытности флота на море. — СПб: При Императорской Академии наук, 1780.

Корабельный устав Военно-морского флота Российской Федерации

Корабе́льный уста́в Вое́нно-морско́го фло́та Росси́йской Федера́ции (Корабельный устав ВМФ РФ; в обиходе — Корабельный устав) — нормативно-правовой акт, свод положений, правил и норм, регламентирующих организацию корабельной службы Военно-морского флота Российской Федерации. Введён в действие с 1 марта 2002 года (приказ Главнокомандующего ВМФ № 350 от 1 сентября 2001 года). Требования Устава обязательны для экипажей кораблей, катеров и шлюпок, которые несут Военно-морской флаг Российской Федерации и флаги вспомогательных судов ВМФ, а также для всех лиц, временно пребывающих на кораблях и плавсредствах ВМФ РФ.

Основные задачи Устава

  • Обеспечение высокой боевой готовности кораблей
  • Регламентирование организации боевой подготовки кораблей
  • Обеспечение безопасности кораблей в море и в местах базирования
  • Регламентирование обязанностей должностных лиц кораблей и их соединений
  • Определение правил несения службы корабельных дежурств, вахт, нарядов

История создания Устава

История создания и совершенствования Корабельного (Морского) устава неразрывно связана с историей зарождения и развития Военно-морского флота России.

Период Русского царства и Российской империи

Первый нормативно-правовой документ, касающийся корабельного дела, был создан в 1667 году под названием «34 статьи артикулярных». В 1668 году он был дополнен до 64 статей.

В 1720 году был разработан Морской устав, в котором устанавливались права и обязанности флотских должностных лиц, принципы организации флота, его строительства, а также способы ведения боевых действий. Морской устав увидел свет в редакциях 1797, 1804, 1853, 1872, 1895 и 1914 годов.

Период СССР

Термин «Корабельный устав» появился в РККФ в 1925 году. В советский период Устав (с 1939 года — Корабельный устав Военно-морского флота СССР) выпускался 8 раз: в редакциях 1932, 1939, 1943, 1951, 1959, 1967, 1978 и 1986 годов.

Период Российской Федерации

В 1995 году приказом Главнокомандующего ВМФ № 309 был введён Корабельный устав Военно-морского флота Российской Федерации. Он действовал до 1 марта 2002 года, когда приказом Главнокомандующего ВМФ № 350 от 1 сентября 2001 года был введён в действие новый Корабельный устав ВМФ РФ.

Основное содержание Устава

В Корабельном уставе с учётом многовекового опыта войны на море определены наиболее целесообразные принципы организации повседневной службы корабля, боевой подготовки, воспитательной и правовой работы, борьбы за живучесть корабля. В нём регламентируются обязанности основных должностных лиц корабля и корабельных соединений, правила несения службы корабельных дежурств, вахт, нарядов, военно-морские ритуалы.

В Викитеке есть полный текст:
Корабельный устав ВМФ РФ (2001)

  • Текст Корабельного устава ВМФ на сайте Legalacts.ru

Примечания

  1. Корабельный устав ВМФ СССР / Уставы воинские // Военно-морской словарь / Гл. ред. В. П. Чернавин. — М.: Военное издательство. 1990. С. 446. — ISBN 5-203-00174-X
  2. Дыгало В. А. Российский флот. Три века на службе Отечеству. (Глава: Мудрость Морского устава) — М.: Издательский дом «Вече», 2007. — ISBN 5-953-31735-2
  3. Новиков А. В. Общая военная подготовка. (Глава 3: Корабельный устав ВМФ РФ. История развития Корабельного устава Военно-морского флота Российской Федерации). — СПб.: Балтийский государственный технический университет «Военмех». С. 143—146.
  4. Новиков А. В. Общая военная подготовка. (Глава 3: Корабельный устав ВМФ РФ. История развития Корабельного устава Военно-морского флота Российской Федерации). — СПб.: Балтийский государственный технический университет «Военмех». С. 146.
  5. Информация на официальном сайте Министерства обороны Российской Федерации.

См. также

  • Воинский устав
  • Морской устав
  • Свод морских постановлений
  • Российский императорский флот
  • Военно-морской флот СССР
  • Военно-морской флот Российской Федерации

Корабельный устав ВМФ РФ (2001)

Корабельный устав Военно-Морского Флота Российской Федерации

Дата создания: 2001. Источник: http://militera.lib.ru/regulations/russr/ku2001/index.html

Википроекты:ВикипедияДанные

Об уставе: Настоящий Устав распространяется на все корабли, катера и шлюпки, несущие Военно-морской флаг, а также на корабли специального назначения, суда обеспечения, укомплектованные военнослужащими. Требования Корабельного устава Военно-Морского Флота обязательны для всех экипажей кораблей, в том числе и для размещенных на берегу, а также для всех лиц, временно пребывающих на корабле.

  • Общие положения

Часть I. Организация и подготовка корабля

  • Глава 1. Основы корабельной организации
  • Глава 2. Боевая подготовка
  • Глава 3. Воспитательная работа на корабле
  • Глава 4. Правовая работа на корабле
  • Глава 5. Основные обязанности должностных лиц

Часть II. Повседневная служба корабля

  • Глава 6. Распределение времени на корабле
  • Глава 7. Содержание корабля
  • Глава 8. Обеспечение технической готовности корабля
  • Глава 9. Обеспечение живучести корабля
  • Глава 10. Повседневная жизнь
  • Глава 11. Корабельные правила
  • Глава 12. Обеспечение санитарного состояния кораблей и сохранение здоровья военнослужащих
  • Глава 13. Сход (съезд), увольнение с корабля на берег и убытие в отпуск
  • Глава 14. Базирование кораблей и их материальное обеспечение

Часть III. Флаги, воинское приветствие и торжества

  • Глава 15. Подъем флагов на кораблях
  • Глава 16. Воинское приветствие
  • Глава 17. Салюты, парады и торжества

Часть IV. Cлужба корабельных нарядов

  • Глава 18. Организация службы корабельных нарядов
  • Глава 19. Дежурство
  • Глава 20. Вахта
  • Глава 21. Специальные наряды
  • Глава 22. Наряд на работы

Афоризмы русских военных моряков Текст

© Каланов Николай

* * *

В истории отечественно военно-морского флота было немало людей, чьи имена навечно вписаны в анналы нашего Отечества. Выдающиеся флотоводцы и мореплаватели, ученые и писатели, герои войн и мирных будней.

Оригинальное собрание блестящих афоризмов и цитат образцов отечественной мысли этих людей даёт развёрнутое и глубокое представление об истории флота России, военно-морской теории, подвигах, романтики и морали и образе жизни моряков.

Уникальность настоящей книги состоит в том, что это первый опыт наиболее полного издания отечественной афористики. В афоризмах военно-морских деятелей России сконцентрировано и раскрыто все духовное богатство преемственности традиций нашего военного флота, что особенно важно сегодня, когда Россия вновь по праву становится великой морской державой, возвращаясь в Мировой океан.

Настоящее издание рассчитано на офицеров и курсантов ВМФ, учащихся морских кадетских корпусов, на всех, кто интересуется историей отечественного военно-морского флота и историей России. Каждый, прочитавший настоящую книгу, обязательно найдет на ее страницах много нового, интересного и полезного, сможет лучше понять внутренний духовный мир выдающихся деятелей нашего ВМФ, их помыслы и чаяния.

Пётр I Алексеевич
1672–1725

Адмирала от красного флага (1721). Последний царь всея Руси (с 1682 года) и первый Император Всероссийский (с 1721 года). Основатель и организатор отечественного военно-морского флота.

Больше побеждает разум и искусство, нежели множество.

Бояться несчастья – не видать и счастья.

Бояться пульки, не идти в солдаты, или кому деньги дороже чести, тот оставит службу.

Были бы корабли, а флот сам отыщет себе гавань.

Был бы флот, а гавани найдутся.

Была Россия в древние времена довольно мужественна и храбра, но не довольно вооружена, ниже правильно расположена. И как политическая пословица сказует о государствах, морского флота не имущих, что не токмо одну руку имеют, а имеющие и флот – обе, так и наша Россия одну только руку имела тогда.

Во всех… случаях иметь добрый распорядок и заранее пушкарям о всем внушать и стрелять как возможно скоро, однако ж с доброго прицельного, дабы действительны были выстрелы, а не один гром.

В уставах порядки писаны, а время и случаев нет, а посему не следует держаться устава яко слепой стены.

Военное дело – первое из мирских дел, яко важнейшее для обороны своего отечества.

Воинским делом мы от тьмы к свету вышли.

Воистину (богу изволю) (речь идет о наказании непокорного сына), ибо мое отечество и люди живота моего не жалел и не жалею, то как могу тебя непотребного пожалеть? Лучше будь чужой добрый, нежели свой непотребный.

Врачую тело свое водами, а подданных – примерами; и в том и в другой исцеление вижу медленное; все решит время; на Бога полагаю надежду.

Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги, вымпелы и марсели под страхом лишения живота.

Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги… Кто к знамени присягал единожды, тот у оного и до смерти стоять должен. Ежели уйдет и по том пойман будет, то оный петлю заслужит и живот потеряет.

Все наши дела испровергнутся, ежели флот истратится. (По поводу несчастья с двумя кораблями в Ревеле.) Из письма Петра I к Меньшикову от 21 декабря 1916 г.

Все трудами приобретается и Америка не без трудов сыскана чрез толь далекий путь около мыса Доброй Надежды. (Ответ Петра I вице-адмиралу Ф.И.Соймонову о походе на Каспий в 1720 г.)

Всех офицеров без воинского суда не арестовывать, кроме изменных дел; а за малыя вины наказывать штрафами, что уставу закона морскаго; також никуда в неудобные места не отсылать под видом службы, но ежель кто негоден в службе (кроме какого злаго дела), о том писать до адмирала о тех не годных отпуска, ибо вышеозначенными аттестатами без суда вяще отогнаны могут иностранные офицеры быть, нежели прилащены; суда же никому противиться невозможно. (Указ государя Крюйсу 1706 г.)

Всуе законы писать, если их не исполняют.

Всякий начальный человек и солдат должен и обязан товарища своего от неприятеля выручать, пушку и знамя свое елико возможно оборонять, коли ему люба жизнь и честь его.

Всякий потентат, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет.

Всякий человек, когда ни спросят, должен знать свою должность и место. «Морской устав»

Вы в заблуждении, если думаете, что я стремлюсь к завоеванию новых земель. У меня их слишком много. Мне надобно (только) побольше воды.

Гоняйтесь за дикими зверями, сколько вам угодно; эта забава не для меня. Я должен вне государства гоняться за Отважным неприятелем, а в государстве моем укрощать диких и упорных подданных.

Грудь солдата – защита и крепости отечества.

Дело являет, каков был труд. (Надпись» перед петровским доком в Кронштадте, приписываемая Петру I.)

Деньги суть артерия войны.

Держать под кровлею судно, дабы не мокло оно и не драло его солнцем, ибо суда даны дабы их употребляли как на сухом пути кареты и коляски, а не навозные телег. (Инструкция «Невскому флоту» – первому в мире яхт-клубу (1718 г.).

За каждый квадратный фут моря я всегда готов отдать квадратную милю.

Земля, наша обитаемая, есть закрытая книга; путешествие развертывает в оной листы; и сии листы суть государства, в коих внимательному оку представляются люди и народы, как буквы, слоги и строки.

Знаю я, что я также погрешаю и часто бываю вспыльчив и тороплив (говорил Петр); но я никак за то не стану сердиться, когда находящиеся около меня будут мне напоминать о таковых часах, показывать мне мою торопливость и меня от оной удерживать.

Знаю я, что меня называют жестоким и мучителем, однако, счастью, те только чужестранцы, кои ничего не знают об обстоятельствах, в коих я сначала многие годы находился, и сколько многие из моих подданных препятствовали мне ужаснейшим образом в наилучших моих намерениях для отечества, и принудили меня поступить с ними со всякого строгостью, но не жестоко и менее еще мучительски.

Из меня познайте, какое бедное животное человек. (Сказано во время его болезни.)

Имейте в сражении перед очами вашими правду.

Искание генерального бою зело суть опасно, ибо в один час может все дело опровержено быть (как учинилось под Пинчевым 1702 г.)

Какой тот великий герой, который воюет ради собственной только славы, а не для обороны отечества, желая быть обладателем вселенныя!

Капитан имеет почтен быть на своем корабле, яко губернатор или комендант крепости, и должен пещися, чтобы на корабле, который ему поручен будет в команду, правильно и порядочно поступать, чего ради вверяется его искусству и верности повелевать своими офицерами и прочими того корабля служителями во всех должностях для управления корабельного как в ходу, так и во время баталий и штормов.

Когда Государь повинуется закону, то да не дерзнет никто противиться оному.

Когда человек залез в воду выше горла, ему естественно заботиться только о том, как бы спасти жизнь, забывая все остальное. (По поводу его занятости военным и дипломатическими делами.)

Коль несчастье бояться, то и счастье не видать (счастью не бывать).

Кому деньги дороже чести, тот оставь службу. (Письмо адмиралу К.И.Крюйсу.)

Кто к знамени присягал единожды, тот у оного и до смерти стоять должен.

Лучше винного и бессовестного законом помиловать, нежели многим не винным оным отяготить.

Матросы отродье хамское, но дело свое разумеют. А посему! Жалование платить, в кабаки пускать, девкам любить. Пособие из сукна выдавать. Будучи за границей на берег не спущать, Ибо он умного слова не скажет и драку учинит. Коков и боцманов держать на шкентеле, дабы они не позорили флот Российский. Каждый матрос, увидев дыру, обязан закрыть ее. Баб и всякую такую утварь на корабль не пущать, а ежели пущать, то По одной на брата дабы не было сумятицы. (Изречение приписываемое Петра I).

Могу ли я приказать кому-либо идти вперед, если сам не буду впереди всех?

Мореходец, службою живущий, глядит в Устав на сон грядущий. И поутру, от сна восстав, опять читает свой Устав. (Один из вариантов знаменитого Петровского наказа русскому воинству).

На кораблях никаких карт, кроме морских, не иметь (не должно быть).

Надеясь на мир, не надлежит ослабевать в военном деле…

Надлежит законы и указы писать ясно, чтоб их не перетолковать. Правды в людях мало, а коварства много. Под них такие же подкопы чинят, как и под фортецию

…Надлежит к подчиненным быть яка отцу, пещися о их довольстве, жалобы их слушать и в оных правый суд иметь; также дела их крепко смотреть, добрые похвалять и награждать, а злые наказывать.

Не добро есть брать серебро, а дела делать свинцовые. (Письмо вице-адмиралу К.И. Крюйсу по поводу беспорядка на флоте).

Неопасение человеку везде вредит.

Непобедимые господа шведы хребет свой показали.

Непрестанно тому обучать, как в бою поступать.

О штурмане из Петровского морского устава: «А ежели капитан прикажет штурману в такия места идти, где он подлинно Еедает, что от мелей или каменьев есть опасности, то он повинен в том капитану заранее объявить и смело об этом говорить. А ежели за время того не объявит, и корабль от этого бедства терпеть будет или пропадет, то не будет оборонять его указ капитанский, но повинен тому, как выше описано (штраф смертной или ссылку на каторгу).

Объявляем вам, коим образом всемогущий господь бог Россию прославить изволил, ибо по многодарованным победам на земле, ныне на море венчати благоволил… и так сею, мню, николи у нас бывшею викториею вас поздравляем. (Из письма Петра 1 Меньшикову по поводу победы русского флота над шведским в сражении при мысе Гангут 27 июля 1714 г.).

Оградя отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государеву через искусства и науки.

Одна сажень морского побережья стоит квадратной мили земли вдали от моря.

Победу решит военное искусство, храбрость полководцев и неустрашимость солдата.

Понеже корень всему злу есть сребролюбие, того для всяк командующий должен блюсти себя от лихоимства, и не токмо блюсти, но и других от оного жестоко унимать и довольствовать определенным; ибо многие интересы Государственные через сие зло потерены бывают, и такой командир, который лакомство великое имеет, немного лучше изменника почтен быти может; понеже оного неприятель посторонним образом подарить и с прямого пути свести легко может, того ради всякому командиру надлежит сие непристанно в памяти иметь, и от оного блюстися: ибо может таковым богатством легко смерть, или бесчестное житие купить.

Потерянное оружие возвращается, но нарушение данного слова невозвратимо.

При пользовании уставами не держаться их «яка слепой стены, ибо там порядки писаны, а времян и случаев нет.

Рассуждать, применяя устав, а не держаться его, яко слепой стены, ибо там порядки писаны, а времен и случаев нет.

России нужна вода.

Учение доброе и основательное есть всякой пользы корень, семя и основание.

Флот сам сыщет себе гавань.

Храброе сердце и исправное оружие – лучшая защита государства

Чем больше опасности – тем более славы.

Чем ближе к пушкам противника, тем меньше от них вреда..

Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть при жизни нашей, пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы.

Из устава морского 1720 года

Буде которые из морских служителей явятся знающие в морском хождении, и тщательны в произвождении своего дела паче других, о том должны командиры их доносить в Коллегию, и их представлять, где Коллегия должна то рассмотреть и оных за их тщание, или повысить чином, или прибавкою жалования, или иным каким награждением по человеку и делу смотря.

В случае бою, должен капитан или командующий кораблем не токмо сам мужественно против неприятеля биться, но и людей к тому словами, а паче дая образ собою побуждать, дабы мужественно бились до последней возможности и не должен корабля неприятелю отдать, ни в каком случае, под потерянием живота и чести.

Все воинские корабли Российские не должны ни перед кем спускать флаги, вымпелы и марсели, под штрафом лишения живота.

Все Наши воинские корабли должны претендовать от всех республик, дабы перед Нашими воинскими кораблями командующие флаги и вымпелы спускали, каковы б Наши малы, а их велики ни были; и ежели не учинят, то их принуждать к тому. Сие разумеется в море, а не в их гаванях.

Вышний командир как душа в теле человека, без которой ум никакой двинуться не может: ему надлежит к подчиненным быть яко отцу, пешися о их довольстве, жалобы их слушать и в иных правый суд иметь; также дела их накрепко смотреть, добрые похвалять и награждать, а за злые наказывать. Он должен рапортовать о всем своего государя и адмиралтейскую коллегию и за все ответ давать.

Ежели возьмут какой ни есть чужой корабль, или судно в полон, которой не станет биться или противиться, то капитанов, шкипетров или матросов сущих иной земли ни грабить, ни бить, ни ругать, под штрафом, ежели кто то учинит, заплатить убытк в двое. Но весь оной корабль и все взятое их добро, повинно быть в сохранении, покамест будет осужден в Адмиралтействе порядочно. Також которые офицеры взяты будут на воинских кораблях, чтоб платье на них тогда будущее не обдирать, под жестоким штрафом.

Ежели кто неприятельский корабль возьмет, то ему оной отдан будет, кроме полоненых людей; а ежели оной взят будет в Адмиралтейство, то будет заплачено по сему.

Ежели флот приидет на якорь, на которой рейд, тогда всем мелким воинским и ластовым, и маркитанским судам следует за флотом становиться с безопасной стороны от флота, дабы тем не отнять стрельбы у воинских кораблей в приближении неприятеля; а когда ветр переменится, тогда и им свои места переменять, ежели того случай требовать будет. В чем надлежит Аншеф-командующему накрепко смотреть, под жестоким ответом.

И понеже сие дело необходимо нужное есть Государству (по оной пословице: что всякой Потентат, которой едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а которой и флот имеет, обе руки имеет) того ради сей воинской морской устав учинили, дабы всякой знал свою должность и неведением никто не отговаривался.

Как Адмирал, так и прочие вышние и нижние Офицеры должны охранять со всяким тщанием и ревностью интерес своего Государя и Государства, где ни будут обретаться со врученною им командою, во всяких случаях.

Капитан долженствует иметь смотрение над своими подчиненными, дабы оные ни в чем нужды не имели; но были бы довольны; так же чистоту в корабле и около их иметь; дабы не заболели от недостатку какова, или нечистоты. Так же больных на и паче надсматривать и о них всякое возможное попечение иметь к их здоровью, под штрафом смерти, ежели вымыслом то учинит для какого зла или корысти; а ежели оплошкою, то понижением чина, или вычетом жалования, по рассмотрению воинского суда.

Капитан имеет почтен быть на своем корабле яко Губернатор или Комендант в крепости и должен пещися, чтоб на корабле, который ему поручен будет в команду, праведно и порядочно поступать по указам следующим, или вновь данным указам или инструкциям, ни мало отдаляясь от оных, ни для какой причины, ниже для какого претексту. Чего ради вверяется его искусству и верности повелевать своими офицерами и прочими того корабля служителями, во всяких их должностях для управления корабельного, как в ходу, так и во время баталии и штурмов: во всяких случаях, под опасением лишения команды за первое преступление на время; а за второе – отвержение чина, или вящего наказания, по делу смотря.

Когда наш флот, или некоторая часть онаго, придет с неприятелем в бой, тогда всем, как флагманам, так и капитанам, или командирам партикулярных кораблей, долженствует стать в своих местах добрым порядком, по данному им ордеру, как надлежит быть в бою без конфузии. И надлежит, как эскадрам, так и партикулярным кораблям, держать себя в умеренном расстоянии един за другим не гораздо далеко, дабы неприятель не мог пробиться; ниже гораздо близко, дабы одному другова не повредить. И когда учинен будет сигнал для вступления в бой, или абордажу, тогда всем, как офицерам, так и рядовым прилежно трудиться, по крайней возможности, неприятелю вред учинить, и онаго с помощью божиею раззорить тщиться, исполняя ордеры. А кто в таком случае явится преступен, тот казнен будет смертью: разве, которой корабль под водою так пробит будет, что пумпами одолевать воду не могут, или машты, или райны так перебиты будут, что действовать не возможно…

Никто да не дерзает из флота вышед на неприятельский берег, грабить, жечь и брать в полон без указу Аншеф-командующего, под потерянием живота.

Офицеры и прочие, которые в нашем флоте служат да любят друг друга верно… без разности какой они веры или народа ни будут.

Офицеры, и прочие, которые в Его Величества флоте служат, да любят друг друга верно, как христианину надлежит без разности, какой они веры или народа ни будут.

Прежде еще походу из гавани, надлежит Капитану распорядить людей, назнача довольное число их к пушкам, к мелкому ружью, к управлению парусов и прочего, как надлежит быть во время боя, так, чтоб всякий человек, когда ни спросят, мог бы знать свою должность и место. И не токмо надлежит приказывать таблицу чисто написанную повесить под шканцами, с именами всех людей, что есть на корабле и всякого их особливые места, но еще долженствует, приказать прибивать билеты малые на всяком месте корабля содержащие имена оных людей, которые назначены к тому месту под лишением чина, или вычетом жалования, по вине смотря.

Соймонов Фёдор Иванович
1692–1780

Генерал-кригскомиссар (1739). Навигатор, первый русский гидрограф. Один из организаторов плаваний в Тихом океане. Исследователь и в дальнейшем генерал-губернатор Сибири (1757–1763).

А как вашему величеству известно, сибирские восточные места и особливо Камчатка от всех тех мест и филиппинских и нипонских островов до самой Америки по западному берегу не в дальнем расстоянии найтиться можно. И потому много б способнее и безубыточнее российским мореплавателям до тех мест доходить возможно было против того, сколько ныне европейцы почти целые полкруга обходить принуждены.

Взирая на худые проступки начальника своего, редкий подчиненный (разве кто добросовестный) воздержится, а плуты и хищники охотно все по его фарватеру следовать станут и такие же мины или тому подобные для своих интересов вымышлять и подводить начнут, как бы что казенное украсть или через казенную утрату прибыток новый себе получить понеже обыкновенно то чинится, по древнему присловию, за что игумен, за то и братия.

…Кажется весьма прилично офицеру, зная всякую работу, приказывать и указывать, нежели, не зная, что делать, одним смотрителем быть…Что я нечто из низкой должности, то есть о работах матросских, к знанию морскому человеку между прочего сообщил, то учинил я потому, что вышние корабельные офицеры от знания того отречься не могут.

Флот уже погиб от засилья бумажек разных. Ни кораблей, ни людей, ни дел геройских не видать – одни бумаги над мачтами порхают!.. Странное дело приключилось: канцелярия на флот на абордаж поперлась, и флот она победила. (Из доклада адмирала Соймонова Ф.И. Остерману в 1738 году).

Спиридов Григорий Андреевич
1713–1790

Полный адмирал (1769). Участник Русско-турецкой войны (1735–1739), Семилетней войны (1756–1763), Русско-турецкой войны (1768–1774). Прославился разгромом турецкого флота в ходе Чесменского сражения.

Победа на военном судне происходит от пушек, мушкетов, ружей и прочего огневого снаряда – знающими людьми.

Памятовать надлежит, что сила и знатность флота не в одном великом числе кораблей, матросов и корабельных пушек состоит, но что, во-первых, и главнейшие потребны к тому искуснее флагманы и офицеры… основываемый вами план никогда во исполнение приведен быть не может, если недруг станет также искусным и ревностных исполнителей…

…Честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26 неприятельский военный флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо – пустили, потопили и в пепел обратили, а сами стали быть во всем Архипелаге Господствующими. (Из письма командующего Средиземноморской эскадры адмирала Спиридова Г.А. в Адмиралтейств-коллегию по поводу победы при Чесме 24–26 июня 1770 г.).

24 января 1720 года Пётр I утвердил первый российский Морской устав

24-01-2016, 18:06 • Опубл.: DrRusuas • Просм.: 7243 • Комм.: 21 • События в России +95
13 (24) января 1720 г. Петром I был утверждён первый российский Морской устав, разработка которого велась несколько лет при активном участии самого императора. Во введении к уставу, который заменил существовавшие ранее разрозненные документы, регламентировавшие отдельные стороны флотской жизни, разъяснялись причины его появления. «…Понеже сие дело необходимо нужное есть Государству (по оной присловице: что всякий Потентат, которой едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет. А который и флот имеет, обе руки имеет) того ради сей Воинской Морской Устав учиняли, дабы всякий знал свою должность, и неведением никто б не отговаривался».
Через три месяца, 13 (24) апреля 1720 г., с той же целью доведения положений нового документа до всех моряков Морской устав по царскому указу был издан отдельной книгой.

Устав Петра I состоял из пяти книг. Первая содержала положения о высшем командном составе военно-морского флота и статьи, определявшие тактику эскадры. Во вторую были включены постановления о старшинстве чинов, о почестях и внешних отличиях кораблей, «о флагах и вымпелах, о фонарях, о салютах и флагах торговых…». Третья книга раскрывала организацию боевого корабля и обязанности приписанных к нему должностных лиц. Книга четвёртая состояла из шести глав, которыми регламентировались правила поведения на корабле, численность офицерских слуг согласно рангам, порядок раздачи провианта, способы определения возна­граждения за взятие неприятельских судов, боевые раны и выслугу лет, а также методы раздела добычи при захвате неприятельских судов. Книга пятая — «О штрафах» — представляла собой во­енно-морской судебный и дисциплинарный уставы. Также к Морскому уставу прилагались формы ведомостей судовой отчётности, книга сигналов и правила дозорной службы.
Появление в России Морского устава было связано с новым этапом истории страны. В ходе борьбы за выход к морю в самые сжатые сроки на Балтике был создан сильный военно-морской флот, позволившей России превратиться в морскую державу. К 1725 г. русский флот был одним из сильнейших на Балтике. В его состав входило 48 линкоров и фрегатов, 787 галер и других судов. Общая численность команд достигла 28 тыс. человек.
Устав 1720 г. стал важнейшим законодательным документом российского флота. По полноте содержания и глубине изложения он был наиболее совершенным для первой половины XVIII в. После доработки Морской устав Петра I был переиздан в 1724 г. и с незначительными изменениями действовал до 1797 г., когда был заменён новым, учитывавшим изменение представлений о способах ведения боя. Источник: https://www.prlib.ru/History/Pages/Item.aspx?itemid=402 Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Мой мир Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы:

«1 день – 1 экспонат»: Морской устав Петра I

Что изучал моряк петровской эпохи, прежде чем ступить на палубу корабля и какие наказания существовали в то время за провинности? Весь свод правил поведения на море был описан в уставе Петра I. Документ можно увидеть на выставке об истории казанского адмиралтейства в Национальном музее РТ. «Казанский репортер» продолжает проект «1 день – 1 экспонат».

«…сей воинский устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неведением никто бы не отговаривался»… Этим манифестом Пётра Великого начинается первый в России Морской устав. Далее шёл текст присяги для поступающих на военно-морскую службу. Он был издан 13 января 1720 года.

Основой устава стали сложившиеся обычаи и традиции российского флота, а также некоторые положения иностранных морских регламентов с личными дополнениями Петра I. Документ состоял из пяти книг.

  • Первая была посвящена описанию высших флотских должностей: адмирала, генерал-кригс-комиссара, флотского интенданта, цейгмейстера, доктора, главного лекаря, майора, фискала и капитана.
  • Вторая содержит разъяснения относительно старшинства чинов, подобающих почестях, а также внешних отличиях кораблей.
  • В третьей книге раскрыта организация боевого корабля и обязанности всех служащих на нем. Кроме того, эта часть Устава устанавливает права и обязанности капитана, его отношения с высшими и низшими чинами. Также здесь имеются указания о тактике ведения боевых действий.
  • Четвертая книга определяет правила поведения на корабле, регулирует распределение провианта, содержит порядок награждения.
  • Пятая книга «О штрафах» представляет собой военно-морской и дисциплинарный устав. Здесь можно встретить даже такое старинное пиратское наказание как килевание, которое оставляло мало шансов на выживание.

– Очень жестко наказывали если человек появлялся на военной службе в нетрезвом виде. Существовала система штрафов за то, что человек заснул на посту. Особенно если матрос заснул на посту и пропустил нападение неприятеля. Были свои наказания для офицеров, его могли, например, на месяц разжаловать в рядовые. И свои наказания для рядовых, – объясняет научный сотрудник Национального музея РТ Анастасия Макрополова. – Было достаточно жестокое наказание – протаскивание под кораблем. Существовали и такие наказания как «розстреляние» и «биение кошками». В этой книге мы можем прочесть, что «всякий офицер во время бою, который оставит свой корабль, будет казнён смертию яко беглец с бою».

«Ежели кто, стоя, на своей вахте,найдется спящ на пути, едучи против неприятеля, ежели он офицер, лишён будет живота, а рядовой жестоко наказан будет кошками у шпиля.. А ежели оное случится не под неприятелем, то офицеру служить в рядовых один месяц, а рядовой спускай будет трижды с раины. Кто придёт на вахту пьян, ежели офицер, то за первый раз вычетом на один месяц жалованья, за другой на два, за третий лишением чина на время, или вовсе по рассмотрению дела; а ежели рядовой, тот будет наказан биением у мачты»

Любопытно, что прежде всего моряк должен был ознакомиться с опытом предшественников. Основное содержание Устава предваряет вступление, где излагается история российского флота до 1719.

Морской устав Петра I с незначительными изменениями и дополнениями выдержал восемь изданий и просуществовал до конца 18 века. В книжном фонде Национального музея РТ хранится экземпляр устава, изданный в 1780 году. В 1797 году был опубликован новый Устав военного флота, сильно отличавшийся от петровского. В разделах тактики он отражал взгляды на ведение боя адмиралов владычицы морей того времени – Англии. Он продержится тоже довольно долго, более полувека, до 1853 года, пока не придет эпоха паровых двигателей.

Антон Райхштат, совместно с Национальным музеем РТ.

Еще больше историй в нашем Дзен-канале.

13 (24) января 1720 г. Петром I был утверждён первый российский Морской устав, разработка которого велась несколько лет при активном участии самого императора. Во введении к уставу, который заменил существовавшие ранее разрозненные документы, регламентировавшие отдельные стороны флотской жизни, разъяснялись причины его появления. «…Понеже сие дело необходимо нужное есть Государству (по оной присловице: что всякий Потентат, которой едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет. А который и флот имеет, обе руки имеет) того ради сей Воинской Морской Устав учиняли, дабы всякий знал свою должность, и неведением никто б не отговаривался».

Через три месяца, 13 (24) апреля 1720 г., с той же целью доведения положений нового документа до всех моряков Морской устав по царскому указу был издан отдельной книгой.

Устав Петра I состоял из пяти книг. Первая содержала положения о высшем командном составе военно-морского флота и статьи, определявшие тактику эскадры. Во вторую были включены постановления о старшинстве чинов, о почестях и внешних отличиях кораблей, «о флагах и вымпелах, о фонарях, о салютах и флагах торговых…». Третья книга раскрывала организацию боевого корабля и обязанности приписанных к нему должностных лиц. Книга четвёртая состояла из шести глав, которыми регламентировались правила поведения на корабле, численность офицерских слуг согласно рангам, порядок раздачи провианта, способы определения возна­граждения за взятие неприятельских судов, боевые раны и выслугу лет, а также методы раздела добычи при захвате неприятельских судов. Книга пятая — «О штрафах» — представляла собой во­енно-морской судебный и дисциплинарный уставы. Также к Морскому уставу прилагались формы ведомостей судовой отчётности, книга сигналов и правила дозорной службы.

Появление в России Морского устава было связано с новым этапом истории страны. В ходе борьбы за выход к морю в самые сжатые сроки на Балтике был создан сильный военно-морской флот, позволившей России превратиться в морскую державу. К 1725 г. русский флот был одним из сильнейших на Балтике. В его состав входило 48 линкоров и фрегатов, 787 галер и других судов. Общая численность команд достигла 28 тыс. человек.

Устав 1720 г. стал важнейшим законодательным документом российского флота. По полноте содержания и глубине изложения он был наиболее совершенным для первой половины XVIII в. После доработки Морской устав Петра I был переиздан в 1724 г. и с незначительными изменениями действовал до 1797 г., когда был заменён новым, учитывавшим изменение представлений о способах ведения боя.

Лит.: Мудрость морского устава // Дыгало В. А. Российский флот: три века на службе Отечеству. М., 2007.

См. также в Президентской библиотеке:

Книга Устав морской, : о всем, что касается доброму управлению, в бытности флота на море / Напечатася повелением Царского Величества. 5-м тиснением. СПб., 1778;

Морской устав. СПб: тип. Мор. кадет. корп., 1853;

Морской устав. СПб: тип. 2 Отд-ния Собств. е. и. в. канцелярии, 1853;

Морской устав. 1885. СПб., 1885;

Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. СПб., 1830. Т. 6. № 3485;

;

Рогулин Н. Г. Морской устав Петра Великого и военное законодательство петровского времени : . СПб., 2014.

Текст:Книга Уставъ морской

Книга Уставъ морской

устав, закон О всемъ, что касается къ доброму управленiю въ бытности флота на моръ.

Дата публикации: 13 апреля 1720 год Дата написания: 1720

Цикл: Законы Российской Империи

Язык оригинала: русский язык

] Шаблон: п·о·и Форма: о·с

Предыстория Русского Военного Флота

Спешащего рассмотреть в сей книге Регламент флота Российского читателя, молим остановиться в преддверии и услышать от нас, как долго Россия, столь пространное, сильное и во всем изобильное государство, не имело кораблей и искусства морского плавания, и что мешало этому столь полезному и славному делу, и какой судьбой премилостивый бог в наше время через Петра I, благополучно нами царствующего, этот недостаток, как и многие другие очень щедро исправил.

Таким образом, ты, доброжелательный читатель, узнаешь о прежних наших несчастьях и их причинах; и о наставшем теперь благополучии от божьего внимания, и это пробудит в тебе желание и лучше подготовит твой дух к познанию всех этих правил для лучшего управления флотом, в этой книге написанных.

В древнейшие времена, во время правления Великого Князя Рюрика имела ли Россия большие военные или же купеческие парусные суда, плававшие по какому-либо морю — об этом узнать трудно, так как чужие историки о народе нашем не с прилежным любопытством писали, а у нас тогда не только историков не было, но и письменности не было.

А какая имеется у нас история России, написанная славянскими летописцами, так начинается она от времени Рюрика, который закончил править и умер в 879 году.

О временах после Рюрика имеются сведения о некоем Российском Флоте, плавающем в Понте Эвксинском (Черном море). Пишет Иоанн Клюверий в своей сокращенной истории на странице 441, ссылаясь на греческих историков, что Великий Князь Российский Игорь ходил под Константинополь Черным морем с флотом в пятнадцать тысяч судов.

Но это были не суда, или иные воинские крупные корабли, а были струги, очевидно казацкие, какие и ныне на море употребляют, из цельного дерева выдолбленные; что и греческая история подтверждает, где называет эти суда по гречески моносиклы, то есть цельнодеревянные; да и их огромное количество на то же указывает.

По сему известно, что это древний российский флот не такой был, о каком ныне беседуем, а из малых лодок составленный и неизвестно какую пользу мог приносить государству, а славу внукам оставил не иную как малорассудная отвага и дерзость.

Была Россия в древние времена мужественна и храбра, но плохо вооружена и плохо управлялась. И как политическая пословица говорит, что государь морского флота не имеющий, что только одну руку имеет, а имеющий флот обе, то и наша Россия одну только руку имела тогда..

Что же потом произошло? Явилась добрая оказия к получению архитектуры корабельной и к обучению навигации, когда Владимир Великий великим божьим руководством привел народ российский ко Христу, тогда и книжное учение появилось в России, и верная дружба и связь с греческим народом завязалась; поэтому могли бы государи Российские со временем от единоверцев, в союз привлеченных, как многие другие искусства, так и и дело корабельное перенять.

Но святой Владимир наставлен был в богословии и оказался не наставлен в политике. И как приведением России из тьмы неверия в познание вечных истин похвал оказался достоин, так раздроблением Российской монархии немало урону своей славе причинил из-за того, что великий вред этим русскому народу принес.

Он разделил державу между двенадцатью своими сыновьями, от чего в тот же час явился недобрый плод этого прегрешения. Еще при жизни своей познал Владимир — как в разрезанном на части теле не может быть единой жизни. Когда Святополк оказался недоволен своей долей, то не усомнился пролить родную кровь — убил брата своего и его детей Бориса и Глеба; и с того времени у нас пошло все хуже. Ибо Россия уже раздроблением на двенадцать княжеств сильно ослабела, так еще и князья стали делить свои княжества на еще более мелкие части. От этого всюду многие раздоры и междоусобицы пошли и вместо того, чтобы всем единодушно оборонять пределы отечества своего от нашествия инородцев, сами на утробу свою обратились и взаимно друг друга разоряли.

Где и у кого могло быть и помышление, не то что попечение, чтобы к силе наземной присовокупить и морскую, когда и так все рассечено и погибло?

К этому злу еще большее последовало; варварский народ татары, усмотрев великое России ослабление, хлынули подобно наводнению, и без большого опасения напали, чего не могло быть, если бы страна по прежнему в союзе была, не посмели бы напасть на неразрушенную махину (стыдно вспоминать).

Тиранским владением топтать начали и едва отечество наше насилием этих варваров не возвратилось к прежнему идолопоклонству или к бусурманскому их зловерию не совратилось и едва не пришло в крайнюю гибель и в забвение имени России божьим гневом.

Но тогда милостивый Господь, сердца царские держащий в своей руке, в гневе своем воздвиг Великого Князя Иоанна Васильевича и направил сердце его к излечению вреда Владимиром содеянного. Тот, познав истинную причину смертельной болезни России через рассечение тела ее на многие немощные и вредящие друг другу части, попытался соединить их в единую монархию, как в единое тело части собрать. И с помощью Всевышнего освободил нас от ига вышеуказанных варваров, и их насилие нашим разделением укрепленное, оказалось сломленным соединением нашим, и от ближнего соседства с нами отогнал, заодно и прежнюю силу России, раздором погубленную, союзом воскресил и оживил, и внукам своей царской короной утвердил и прославил, и от варваров этих очень обезопасил.

Но когда ожившая Россия некоторое время здоровьем своим стала веселее, бог по неизъяснимой воле своей, искушая благодарность нашу или наказывая нашу неблагодарность, отвратил от нас свое лицо, забрав его; а злодейством Бориса Годунова пресеклась линия прежних царей и через многие смятения (о которых изволь читать в истории Российской) едва не пришла снова к падению.

Все это напоминаем тебе, любезнейший читатель, из-за чего столь долго Российское Государство, хотя не к одному морю примыкающее своими границами, не могло ни единого флота задумать и построить; из-за причин вышеупомянутых и большой бедности.

И хорошо знали это иностранные народы, которые тогда на изнемогшую растерзанием своим Россию смотрели и не опасались от нее походов морских для них неудобных. Когда же они ее увидели встающую в царствование Иоанна Васильевича, то проявили свое опасение и боязнь изданным на Любекском сейме запрещением кому бы то ни было ходить в нашу землю и обучать делу корабельному и морскому плаванию.

Но уже пришло время после несчастий приступить к богоданному нам благополучию выздоравливающей после долгой болезни (как выше описано) России, и для излечения рецидива болезни бог вручил монархию блаженному и вечнодостойному памяти царю Михаилу Федоровичу, деду ныне благословенно царствующего монарха нашего Петра I.

Тот всякое попечение имел к тому, чтобы излечить свое государство от многих бедствий, а особенно внутренних смут, и к доброму состоянию привести. А хотя делались от соседей пакости и вред, однако ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО, как мудрый Архаетер, восстанавливая внутренние силы, понудил себя терпеть внешние и иные обиды, оставив отмщение и возврат потерь сыну своему, в намерениях которых и благословил его бог.

Ибо сын его и наследник блаженной и вечнодостойный памяти царь Алексей Михайлович исправленную отцом силу не только утвердил, но употребил к отомстительной войне. И какое прилагал тщание, а особенно к воинским делам, о том всем известно. Но в чем ему особенная похвала, о том ниже скажем.

Корабельное дело прежде для нас столь неизвестное, что о нем едва ли слыхали. Этому доброму монарху вспомнилось об этом и он вознамерился создавать корабли и организовать навигацию на Каспийском море.

И по желанию ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА вывезен был из Голландии капитан Давид Бутлер с компанией мастеров и матросов, которые построили в Дединове на Волге корабль с именем Орел и яхту или галиот, и поплыли в Астрахань.

Но непостижимыми делами божьими пресеклось это дело таким случаем: забунтовал в то время Разин, и в нашествиии своем на Астрахань среди других бед суда эти, как противник всякого доброго дела, разорил, и капитана убил; а остальные ушли в Персию и оттуда в Индийскую компанию.

А двое из них, лекарь Иван Термунт да корабельный плотник и констапель Картен Брант по усмирении бунта возвратились в Москву. И лекарь стал работать у доктора Симона Зомера, а Картен Брант кормился столярной работой до самого времени царствования ныне владычествующего монарха, до которого бог по своему усмотрению за наши вины одному ему ведомые откладывал славу флота российского.

И воистину здесь подобный промысел божий такой же, как и при строительстве первого в Иерусалиме храма Господня. Имел Давид намерение создать эту церковь, но не удалось оно ему, божьим желанием отложено было сыну его Соломону. Так и у нас намерение и начало корабельного строения, бывшее у царя Алексея, бог по совершенно нам неведомым причинам не допустил, но сыну ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ПЕТРУ Первому судил быть АВТОРОМ этого дела.

И хотя отеческое намерение не получило конца своего, однако оно достойно вечного прославления, потому как оно являет, какого духа был этот монарх, и от начинания этого, как от доброго семени произошло ынешнее дело морское.

Переходим теперь с самой сути нашего сказания и смотри читатель, каким странным образом началось все и совершенного успеха достигло.

Сей ныне царствующий наш милостивый монарх в начале своего царствования в малом еще возрасте, показывая в себе великий дух и достоинство государя, с природным своим любопытством к освоению достопохвальных дел и непреклонным желанием действовать и осваивать искусства, возимел желание освоить и морское дело. Желание это появилось не от смотрения арсеналов и больших флотов, но от настолько незначительного случая, что никто бы не мог надеяться, что это произойдет.

Однажды случилось ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ быть в Измайлове на льняном дворе, и гуляя по амбарам, где лежали остатки вещей деда ЕГО Никиты Ивановича Романова, увидел между ними какое-то судно иностранное и не стерпело природное любопытство пройти мимо, не узнав, что это такое; и тотчас спросил Франца Тимермана (который тогда при ЕГО ВЕЛИЧЕСТВЕ жил для обучения геометрии и фортификации) что это за судно?

Тот сказал, что это бот английский.

Спросил тогда государь, где его употребляют?

Франц сказал, что употребляется при кораблях для перевозок и езды.

Еще спросил ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО — какое преимущество имеет перед нашими судами, так как увидел, что видом и крепостью лучше наших.

Франц ответил, что оно ходит под парусами не только по ветру, но и против ветра.

Эти слова ЕГО в великое удивление привели и как бы непременно принудили пожелать провести эксперимент.

Спросил монарх этого Тимермана, есть ли такой человек, который это судно починил бы и на ходу показал. И услышав, что есть, в великой радости велел сыскать того человека; а Франц разыскал вышеупомянутого Картена Бранта (который при отце ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА призван был из Голландии для строительств морских судов на Каспийское море, как выше рассказано).

Ожило тогда семя царя Алексея Михайловича. Картен Брант, тогда уже отчаявшись вернуться к своему делу, иным промыслом жил, но от радости, что призван вновь к своему первому искусству, охотно починил этот бот, сделал мачты и паруса и на реке Яузе при ЕГО ВЕЛИЧЕСТВЕ лавировал так, что ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ очень удивительно и очень любо стало.

Кто бы тогда подумал, что игра эта государева в большое дело произойдет, а не в играх только юношеских останется; но так, собственно, больше чего другого удивлен оказался государь, что и юношеская ЕГО игра превратилась в дела настолько важные, что оказалась достойной остаться в истории.

Такими потехами занимался ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО в детстве своем, которые его и многих при нем благородных сверстников обучали к великим будущим действиям.

Потехи ЕГО были строить крепости для забав, разыгрывать бои наподобие настоящего боя с неприятелем оборонительного и наступательного; так и упомянутый ботик не к детскому только гулянию послужил ему, но и пробудил понимание обязанности строить великий флот, какой сегодня видим с удивлением.

Но обратимся к начатой повести. Не удовлетворился ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО смотреть на ход этого бота, но и сам ездил на нем и управлять пробовал. Однако вскоре заметил, что не всегда бот хорошо поворачивает, а часто утыкается в берег и спросил вышеупомянутого Картена Бранта почему так. Тот сказал, что причиной этого является узость воды. И тогда государь велел перевести судно на Просяной пруд, но и там немногим лучше было, а охота как жажда час от часу умножалась. Поэтому стал распрашивать, где больше воды и ему было объявлено Переславское озеро, как наиближайшее. Появилось желание туда полететь. Но смотри, что мешало этому походу. Мать его приснопамятная, августейшая царица Российская усердно заботившаяся о здоровье сына, так оберегала его, что делала в ущерб его царской власти, и сын так поддавался влиянию матери, что как бы забывал о власти своей.

Тут и возникла трудность: отказаться от похода на озеро непреклонное желание не давало, а ехать без изволения матери сыновье почтение не велело, получить же согласие было сомнительно из-за небезопасности.

Что же делать, охота вещь очень сильная? Под видом поездки в Троицкий монастырь выпросил себе поход у матери державнейший сын, которому бог дал столь горячее к общей пользе сердце.

Когда же увидел государь большое пространство этого озера, тогда уже и открыто попросил у матери, чтобы там двор и суда посторить. И тогда вышеупомянутый Картен Брант построил два малых фрегата, да три яхты, на которых он несолько лет охоту свою исполнял.

Но потом и этого показалось мало и изволил он ездить на Кубинское озеро. Там пространство большое, но из-за мелкости неподходящее. Из-за этого захотел видеть воду равную своей охоте, то есть настоящее море. А этому желанию снова препятствия делала материнская любовь, многократно возбраняла ему путь сей, как опасный и многотрудный.

Но не такое духа сыновьего было устремление, чтобы его можно было удержать и остановить, и нехотя позволила потому, что видела быть этому непременно.

Итак в 1694 году прибыл ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО в город Архангельск и оттуда на яхте своей именуемой Святой Петр ходил с английскими и голландскими купеческими кораблями до Поноя, и с одним голландским конвоем, которым командовал капитан Иол Иолсен.

Был доволен плаванием, но не был удовлетворен государь наш из-за того, что все свои мысли обратил на строительство флота. И когда за обиды татарские началась осада Азова и потом он был счастливо взят, тогда по неизменному своему желанию не стерпел долго думать о том, но скоро за дело принялся.

Усмотрено было место к корабельному строению угодное на реке Воронеж под городом того же имени. Призваны из Голландии мастера, и в 1696 году началось новое в России дело, строение великим иждивением кораблей, галер и прочих судов.

И дабы это вечно утвердилось в России, замыслил искусство этого дела внедрить в свой народ; и ради того большое число людей благородных послал в Голландию и иные государства учиться архитектуре и у правлению корабельному.

И что удивительно: как бы устыдился МОНАРХ отстать от подданных своих в этом искусстве, и сам отправился в Голландию, и в Амстердаме на Остиндской верфи занялся с другими волонтирами изучением корабельной архитектуры; в короткое время в этом изучил все, что доброму плотнику знать надо.

Потом попросил той верфи баса Яна Пола, чтобы тот его учил пропорции корабельной, которую тот ему за четыре дня показал. Но однако в Голландии нет на это мастерство геометрического совершенства, а только отдельные принципы, прочее же из долговременной практики, о чем вышеупомянутый бас сказал, и что всего по чертежам показать не умеет.

Тогда очень ему стало противно, что такой дальний путь проехал, а желаемого результата не достиг. И через несколько дней случилось ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ быть на загородном дворе купца Яна Тесинга в компании, где он был весьма невесел. А когда между разговорами спрошено было, почему он так печален, то эту причину объяснил. В той компании был один англичанин, который, услышав это, сказал, что у них в Англии эта архитектура так совершенна, как и другие, и что за короткое время научиться можно.

Эти слова ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО очень обрадовали; немедленно в Англию поехал и там эту науку через четыре месяца освоил, и по возвращении своем вывез с собой двух корабельных мастеров Яна Дена и Осипа Ная.

И уже не суетная появилась надежда быть совершенному флоту в России, когда сам Российский монарх стал корабельным архитектором, а и скоро делом самым оказалось.

Другим местом строения кораблей стал вновь создаваемый Столичный Город, где великое число уже построено кораблей и галер, и всякого рода иных судов, и насколько мастерски говорить не не требуется, видим все и удивляемся.

А поскольку флот к полезным походам и действиям своим требует Регламента или устава, без которого и ветры и кормчие всуе; того ради премудрый МОНАРХ и к сему делу приложил свои труды и частично по своему рассуждению, частично взяв из иностранных Регламентов, лучшее собрал в этой книге.

И как бы вещественному творению своему вложил живое дыхание, от чего видим с помощью божьей изрядные действия во всем Балтийском море — многие корабли неприятельские похитил, шаутбейнахта шведского необычайно счастливо с его эскадрой пленил, и великое княжество Финляндское завоевал, которое сухим путем из-за неудобства пути к нему достичь невозможно.

Также и в прошлом 1719 году поход в земли шведские совершил, великое ей сокрушение сделал, с добычей и торжеством возвратился.

Смотри читатель доброжелательный, какую с нами сотворил милость и какое дивное о нас смотрение явил премилосердный бог. Во времена древние, куда доходит историческая память, не имела Россия морского флота, хотя и могла иметь, если бы мысль и попечение о том было. Настали же лютейшие времена, когда о том и мыслить было невозможно; а в дни наши преславное сие дело, нами вышеизложенное родилось из малой вышеупомянутой причины; обязанность и начало приняв, неусыпным тщанием и и неутомимым трудолюбием МОНАРХА премудрого, дело большой успех получило.

И так дивным и странным образом, что и война эта долгая не сделала остановки делу, и многие иные, как гражданские, так и воинские трудности не учинили препятствия.

Прославим бога так нас прославившего, великую милость свою устроившего нам через Христа своего и благодатно умудрившего Монарха нашего Петра; молись с нами Премилосердному ВЕЛИЧЕСТВУ БОЖИЮ всякий, кто о благополучии Российском радеет.

Да укрепит господь то, что сотворил с нами: то есть Самодержца нашего Петра Первого сохранит целым и невредимым, побеждающим и торжествующим во многие лета Его благоденствия, и сие, здесь описанное и иные многие дарования божии через него нам явленые, утвержденные и запечатленные.

Аминь.

Так с нами в преддверии побеседовав, иди уже любезнейший читатель во внутренние части Регламента флота Российского. В преддверии видел тело, а внутри узришь душу его.

О ФЛОТЕ

Флот слово есть французское. Сим словом разумеется множество судов водных вместе идущих, или стоящих, как воинских, так и купецких. Флот военный аще многое число кораблей, разделяется на три главные или генеральные Эшквадры; первая Кордебаталия, вторая Авангард, третья Арьергард и сии паки делятся, каждая на три партикулярные дивизии, яко следует.

Кордебаталии белого Флага, авангард белого Флага, арьергард белого Флага. Кордебаталии синего Флага, авангард синего Флага, арьергард синего Флага. Кордебаталии красного Флага, авангард красного Флага, арьергард красного Флага.

Если же меньшее число кораблей, то и Эшквадр меньше.

Командиры суть во флоте следующие

  • Генерал Адмирал
  • Адмирал от синего Флага
  • Адмирал от красного Флага
  • Вице Адмиралы
  • Шаутбейнахты
  • Капитаны Командоры.

И понеже имеем три флага, того ради командовать имеют по сему.

  • Генерал Адмирал всем Флотом и партикулярно Кордебаталией.

В его эшквадре три партикулярные дивизии.

  • Первая его Кордебаталия.
  • Вторая Вице-Адмирала от белого Флага, яко его Авангардия.
  • Третья Шаутбейнахта от белого же Флага, яко его Арьергардия. Ежели когда сего чина Генерала Адмирала нет, тогда Адмирал от белого Флага сие место имеет.

Адмирал от синего Флага, имеет командовать Авангардией, также на три партикулярные дивизии раздробленной, имея в тех же местах Вице Адмирала и Шаутбейнахта от синего Флага.

Адмирал от Красного Флага имеет командовать Арьергардией на столько же дивизий разделенной, имея также Вице Адмирала и Шаутбейнахта от Красного Флага.

Капитаны Командоры, при числе полном Флагманов, Эшквадр не имеют; разве с какой частью посланы будут. При недостатке Флагманов, вместо них Эшквадрами командуют.

***

Вот теперь можно попытаться интерпретировать вышеизложенное так, как мы понимаем его сегодня.

Перед нами изложено оперативное деление флота. Весь флот делится на три главные эскадры.

Первая эскадра, идущая под синим флагом, составляет авангард флота, то есть передовые силы флота. Эскадра делится на три дивизии. Первая дивизия составляет авангард эскадры. Ею командует вице-адмирал эскадры. Вторая дивизия составляет кордебаталию эскадры, то есть главные силы эскадры. Ею командует сам адмирал первой эскадры. Третья дивизия составляет арьергард эскадры, то есть силы прикрытия тыла эскадры. Ею командует шаутбейнахт эскадры.

Вторая эскадра, идущая под белым флагом, составляет кордебаталию флота, то есть главные силы флота. Она точно также, как и первая эскадра делится на три части, с той лишь разницей, что кордебаталией второй эскадры (второй дивизией) командует сам генерал-адмирал, который одновременно командует и всем флотом. Впрочем, если он отстутствует, то назначается адмирал второй эскадры, который исполняет и обязанности Генерал-адмирала.

Третья эскадра, идущая под красным флагом составляет арьергард флота, то есть силы прикрытия флота с тыла. Состав этой эскадры аналогичен составу первой эскадры.

Капитан-командоры командуют отдельными группами кораблей, а при нехватке адмиралов замещают их.

Ниже все вышесказанное автор изобразил схематически:

Структура Устава

Началом развития военного флота России следует считать 1696 год, когда решением Боярской Думы и русского царя Петра I было решено строить в Воронеже флот. Эта дата закреплена в самом Уставе.

Первым полноценным регламентирующим документом, определяющим все функционирование флота стал Устав Морской, изданный в 1720 году. Полное его наименование — Книга Уставъ морской. О всемъ, что касается къ доброму управленiю въ бытности флота на моръ.

Этот Устав приобрёл силу Закона 13 января 1720 года. Однако издан был только 13 апреля 1720 года в Санкт-Петербургской типографии. С этого дня и следует отсчитывать его историю.

В 1763 году Указом Государственной Адмиралтейской Коллегии Устав был переиздан без каких-либо изменений, кроме таблиц изображений сигнальных флагов

Устав представляет собой один том размером 11х25 см, 245 страниц в твёрдом кожаном переплёте.

Открывается Устав кратким вступительным словом-манифестом царя. Далее следуют следующие разделы:

ПРЕДИСЛОВИЕ к доброхотному читателю

УСТАВ МОРСКОЙ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Разделение первое

Каким образом присягу или обещание чинить.

ПРИСЯГА

РЕГЛАМЕНТ учиненный по рангам кораблей, сколько каких чинов людей надлежит быть на корабле какого ранга.

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О генерал адмирале и всяком Аншеф командующем. (33 артикула (статьи)).

ГЛАВА ВТОРАЯ

О генерал кригс комисаре. (4 артикула).

ГЛАВА ТРЕТИЯ

О интенданте во флоте воинском, или кто вместо его, дело его будет отправлять. (7 артикулов).

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

О должности цейгместера, или которому офицеру в небытности его приказано будет. (10 артикулов).

ГЛАВА ПЯТАЯ

О докторе при флоте. (4 артикула).

ГЛАВА ШЕСТАЯ

О главном лекаре во флоте. (1 артикул).

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

О маэоре. (4 артикула).

ГЛАВА ОСМАЯ

О фискалах. (1 артикул)

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

О капитане, или ином офицере над ружьем. (! артикул).

КНИГА ВТОРАЯ

О ранге и о командах офицеров, и о почтении им, о флагах и вимпелях, о фонарях, о салютах и о флагах торговых и о обвесах корабельных. ===== ГЛАВА ПЕРВАЯ ===== О ранге, и о команде. (8 артикулов).

О почтениях, которые должны отдаваны быть флагманам и прочим аншеф командующим. (3 артикула).

О флагах и вимпелях и о фонарях и о обвесах. (8 артикулов)

О салютах. (12 артикулов).

КНИГА ТРЕТИЯ

О капитане. (95 артикулов).

О должности капитана на брандере. (1 артикул).

О капитан лейтенанте. (3 артикула).

О лейтенанте. (13 артикулов).

О секретаре корабельном. (18 артикулов).

О ундер лейтенанте. (1 артикул)

О офицере артилерии, или констапеле. (16 артикулов)

ГЛАВА ОСЬМАЯ

О комисаре корабельном. (1 артикул).

О священиках. О начальном священике. (1 артикул) О священиках на каждом корабле. (3 артикула).

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

О лекаре. (9 артикулов).

ГЛАВА ПЕРВАЯ НАДЕСЯТЬ

О шхипере и подшхипере. (12 артикулов).

ГЛАВА ВТОРАЯ НАДЕСЯТЬ

О штюрмане и подштюрмане. (12 артикулов).

ГЛАВА ТРЕТИЯ НАДЕСЯТЬ

О боцмане. (2 артикула).

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ НАДЕСЯТЬ

О мичманах. (1 артикул).

ГЛАВА ПЯТАЯ НАДЕСЯТЬ

О квартирмейстере. (5 артикулов).

ГЛАВА ШЕСТАЯ НАДЕСЯТЬ

О плотнике. (4 артикула).

ГЛАВА СЕДЬМАЯ НАДЕСЯТЬ

О купоре. (1 артикул)

ГЛАВА ОСЬМАЯ НАДЕСЯТЬ

О конопатчике. (2 артикула).

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ НАДЕСЯТЬ

О парусном мастере. (1 артикул).

ГЛАВА ДВАДЕСЯТАЯ

О гардемаринах. (3 артикула).

ГЛАВА ДВАДЕСЯТ ПЕРЬВАЯ

О должности профоса. (3 артикула).

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЕРЬВАЯ

О благом поведении на кораблях. (48 артикулов).

О слугах офицерских, сколько иметь кому их надлежит. (1 артикул).

О раздаче провианта на кораблях. (8 артикулов).

О награждении. (8 артикулов) Срок дачи. (1 артикул).

О разделении добычи. (6 артикулов).

О разделении добычи не из призов воинских. (3 артикула).

КНИГА ПЯТАЯ

О злоумышленных против его императорскаго величества и о противящихся командиром своим, или кто оных поносить будет. (17 артикулов).

О самовольном обнажении шпаги, о тревоге и карауле. (22 артикула).

О всякой работе рядовых. (6 артикулов).

О кораблях, магазеинах, о воинских корабельных припасах, ружье, мундире, аммуниции, о потратах и небережении онаго. (8 артикулов).

О смотре. (3 артикула).

О корму и жалованье. (5 артикулов).

Чужестранным не оставлять службы во время компании и офицерам подчиненных своих в домы без указу не отпускать. (2 артикула).

О дезертирах и беглецах. (3 артикула).

О боях с неприятелем. (5 артикулов).

О здаче кораблей. (2 артикула).

ГЛАВА ПЕРЬВАЯ НАДЕСЯТЬ

О взятии неприятельских добычей и пленных. (5 артикулов).

О измене и переписке с неприятелем. (11 артикулов).

О возмущении, бунте и драке. (13 артикулов).

О поносительных письмах, бранных и ругательных словах. (4 артикула).

О смертном убивстве. (11 артикулов).

О телесном блуде и о насилии во оном. (5 артикулов).

О зажигании, грабительстве и воровстве (9 артикулов).

О лживой присяге и подобных сему преступлениях. (7 артикулов).

Кого велено взять, а будет противиться. (1 артикул).

О утаении и увозе злодеев. (7 артикулов).

ФОРМЫ ТАБЕЛЕЙ

которые надлежит держать капитаном или кто кораблем командовать будет, також секретарям и комисарам.

Сигналы карабельные
  • СИГНАЛЫ надзираемые в случае якорнаго бросания и при якоре стояния, и в подымании якоря в день.
  • СИГНАЛЫ которые надлежит примечать парусным хождением в день.
  • УВЕДОМЛЕНИЕ хождение парусами в туман.
  • СИГНАЛЫ надлежащие усматривать в бросании, в стоянии и в подымании якорей ночью.
  • СИГНАЛЫ надлежащие усматривать во время парусного хождения ночью.
  • СИГНАЛЫ главнейшим и прочим офицерам, дабы ехали к адмиральскому кораблю.
  • СИГНАЛЫ которые надлежит усматривать, когда адмирал будет чинить с кораблей для команды над галерами.
  • СИГНАЛЫ главнейшим и прочим от галер офицерам, дабы ехали к адмиральскому кораблю.
  • О БУКСИРОВАНИИ кораблей галерами.
  • СИГНАЛЫ которые надлежит усматривать, для роспущения на галерах флагов и пушечной стрельбы.
  • СИГНАЛЫ которые надлежит усматривать, когда адмирал чинит с галеры для команды над кораблями.
  • СИГНАЛЫ главнейшим и прочим от кораблей офицерам, дабы ехали к адмиральской галере.
  • СИГНАЛЫ от партикулярных капитанов и прочих командиров, которые им надлежит чинить для ведения адмиралу и флоту.
Сигналы галерные
  • СИГНАЛЫ ГЕНЕРАЛЬНЫЕ, которыми значит поднятся от пристани и итьти в поход и стать на якорь.
  • О КАРАУЛАХ.
  • О КАРАУЛАХ ЖЕ в ночное время.
  • ПРИМЕЧАНИЕ О СИГНАЛАХ.
  • СИГНАЛЫ ГЕНЕРАЛЬНЫЕ о молитве господу богу и о позывании на галеру к адмиралу главнейших офицеров морских и сухопутных и мелких судов.
  • СИГНАЛЫ во ремя ночи итьти в поход, поднять и опустить парус, стать на якорь, или вынуть оной.
Таблицы
  • Галерныя флаги и вимпели и флюгели
  • Сигнальныя флаги галерные и флюгели.
  • Корабельныя прочих судов флаги и вымпели.
  • Сигнальныя флаги и вимпели корабельныя.
  • Табели образцовые, каким маниром оные чинить, для записки приему и расходу и остатка, по месячно, которых по единому листу образцовому табели, при всякой должности, с именами вещей каждому надлежащих полагается.
  • Реестр артикулам устава морского.