Локатор подводной лодки

Шноркель

У этого термина существуют и другие значения, см. Шноркель (значения). Шноркель рядом с перископом на подводной лодке U-3008 T-90 с трубой ОПВТ

Шно́ркель (нем. Schnorchel — дыхательная трубка), шнорхель, устройство для работы двигателя под водой (РДП), устройство для компрессоров (УДК) — устройство на подводной лодке для забора воздуха, необходимого для работы двигателя внутреннего сгорания под водой, а также для пополнения запасов воздуха высокого давления и вентиляции отсеков.

Шноркель в классическом значении представляет собой устройство для работы двигателя в подводном положении (в русском языке часто используется термин устройство РДП) и представляет собой конструкцию в виде трубы с воздухозаборником. Часто шноркель имел и вторую трубу — для выпуска выхлопных газов дизелей (с глушителем). В головке трубы (нем. Schnorchelkopf) расположен поплавковый клапан для предотвращения попадания забортной воды в работающий дизель. Шноркель впервые стал серийно выпускаться и применяться во время Второй мировой войны в ВМС Германии. Подводные лодки второй четверти XX века не могли находиться под водой беспрерывно. При благоприятной обстановке лодки несли дежурство в надводном положении, скрываясь под водой в случае обнаружения цели или появления противника. При скрытном плавании в акватории, контролируемой противником, всплытия для вентиляции производились, по возможности, не чаще раза в сутки (как правило — ночью). Скрываясь от атак, лодки могли находиться под водой до нескольких суток беспрерывно, что являлось немалым испытанием для экипажа.

В такой ситуации шноркель стал изобретением, существенно улучшающим скрытность субмарин: для вентиляции и зарядки аккумуляторов лодке со шноркелем можно было вместо всплытия идти на перископной глубине (около 15 метров), а на поверхности находилась головка трубы, которая по сравнению со всплывшей субмариной была малозаметна. Однако количество поставляемых шноркелей было явно недостаточным. Немецкий командир подлодки Герберт Вернер в своих воспоминаниях пишет, что шноркелями оснащались не более трети всех немецких субмарин, а его конструкция не была безупречной: при неумелом ходе под шноркелем поплавок часто застревал в трубе, что после вырабатывания воздуха работающими дизелями приводило к разрежению атмосферы в лодке и к приступам удушья у экипажа. К недостаткам применения шноркеля относятся проблемы, связанные с возможностью визуального или радарного обнаружения судна неприятелем (так как сам шнорхель и дым из его трубы гораздо заметнее перископа), а также тот факт, что корабль идёт вслепую и «вглухую» из-за шума собственных двигателей — то есть, оператор гидролокатора не может выполнять своих обязанностей, что чревато неприятными последствиями. В связи с наличием вспомогательного дизельного двигателя и для нужд вентиляции воздухозаборные выдвижные устройства есть и на современных атомных подводных лодках. В советском и российском ВМФ термин шноркель практически не применяется, используются термины РДП и УДК.

Первый шноркель был изобретён командиром русской подводной лодки «Скат» Николаем Гудимом и заведующим плавмастерской транспорта «Ксения» Борисом Сальяром в 1910 году (Официально считается, что Шно́ркель изобретён Джеймсом Ричардсоном в 1916 году). Устройство изготовили в мастерской «Ксении» и установили на «Скате», испытав его в том же году 19 октября. Также его устанавливали на субмарине «Фельдмаршал граф Шереметев». Впрочем, даже приоритет Гудима несколько условен. Ещё во время русско-японской войны 1904-05 гг. устье Амура защищала русская подводная лодка «Кета», переделанная из старой лодки конструкции Степана Карловича Джевецкого под руководством лейтенанта Сергея Александровича Яновича, который и стал её командиром. «Кета» на самом деле была полуподводной, то есть могла плавать только в полупогружённом состоянии. Лодка была оснащена слабым бензиновым двигателем, а для удобства и безопасности плавания отвод выхлопных газов Янович направил в длинную трубу над корпусом лодки.

Устройство аналогичного назначения и конструкции также используется в составе оборудования подводного вождения танков.

Также шноркелем на автомобилях повышенной проходимости называют вынесенную вверх трубу для забора воздуха двигателем. Она предназначена для форсирования бродов, чтобы исключить попадание воды в двигатель, а также уменьшает загрязнение воздушного фильтра.

> Примечания > Ссылки

  • Шнорхель на uboat.net (англ.)
  • А. Бахметов, Г. Кандрашин: «Танки под водой»

Литература

  • Герберт Вернер. Стальные гробы. Немецкие подводные лодки: секретные операции 1941—1945 = Iron coffins. — М.: Центрполиграф, 2001. — 474 с. — ISBN 5-227-01245-8.
  • Ковалёв Э. А. Рыцари глубин: Хроника зари российского подплава. — М.: «Центрполиграф», 2005. — 445 с. — 4000 экз. — ISBN 5-9524-1473-7.

Это заготовка статьи о флоте. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Обнаружение подводных лодок

Обнаружение подводных лодок — является первой и главной задачей при борьбе с ними. Успешное обнаружение лишает подводные лодки главного тактического преимущества — скрытности.

Скрытность присуща подводной лодке изначально. Кроме того, при создании лодок принимаются все меры к повышению скрытности. Следовательно, обнаружение не бывает легкой задачей. С развитием техники оно становится только труднее. Поэтому на него тратится бо́льшая часть времени и средств противолодочных сил.

Физические поля

Как и всякий предмет, лодка своим присутствием влияет на окружающую среду. Иными словами, лодка имеет собственные физические поля. К более известным физическим полям подводной лодки относятся гидроакустическое, магнитное, гидродинамическое, электрическое, низкочастотное электромагнитное, а также тепловое, оптическое. Выделение физических полей лодки на фоне полей океана (моря) лежит в основе главных способов обнаружения.

Способы обнаружения по типу физических полей:

  1. Акустический
  2. Магнитометрический
  3. Радиолокационный
  4. Газовый
  5. Тепловой
  6. Электролитический
  7. Оптический (визуальный)

Кроме того, имеются косвенные способы обнаружения:

  • Радиоразведка и радионаблюдение
  • Наблюдение узкостей
  • Корреляционный анализ

Ни один отдельный способ не гарантирует обнаружения, и даже не гарантирует стабильного уровня работы. Поэтому все способы применяются совместно. Они постоянно исследуются и развиваются, и ведется поиск новых.

Акустический способ

Изменение скорости звука с глубиной (вариант) Основная статья: Гидроакустика

Акустический способ является первым по важности. Звук распространяется в воде гораздо быстрее, чем в воздухе (около 1500 м/с) и на расстояния много бо́льшие, чем любые другие возмущения. В среднем дальность обнаружения акустическим способом на два порядка превосходит следующий за ним магнитометрический способ. Акустика позволяет обнаруживать подводные лодки на всех глубинах, не зависит от времени суток и мало зависит от погодных условий и сезона. Однако дистанция, точность и сама надежность обнаружения сильно (в десятки раз) меняются в зависимости от гидрологических условий моря. Например, наличие подводного звукового канала (на диаграмме) может резко повысить дальность обнаружения. Наоборот, слой скачка служит барьером и может сделать лодку акустически «невидимой».

Пассивный

Пассивный способ представляет собой обнаружение шумов, и гидроакустических сигналов (последнее нехарактерно), издаваемых самой подводной лодкой. В зависимости от конкретного применяемого устройства его называют также шумопеленгацией, шумо-локацией, гидроакустическим наблюдением, или обнаружением кильватерного следа.

Достоинствами пассивного способа являются его скрытность — цель не знает о факте обнаружения, сравнительно большая дальность — в отдельных случаях сильно шумящие объекты обнаруживаются на дистанциях 100÷150 миль, — и возможность классификации целей по характеру шумов.

С целью классификации составляется так называемая акустическая сигнатура (англ. acoustic profile) цели. Она может включать: механические шумы, шумы оборудования, шумы обтекания, лопастной звук, звук на частоте вращения, кавитационный шум, шумы выступающих частей. Для подводных лодок самым шумящим объектом являются винты. Вторым по заметности (характерен для атомных ПЛ) — циркуляционный насос (ЦН) первого контура реактора. Акустические сигнатуры позволяют мино-торпедам «Кэптор» избирательно поражать только подводные лодки.

Недостатком пассивного способа является невозможность прямо определить дистанцию до цели: он дает только направление — пеленг на цель. Для определения дистанций в пассивном режиме приходится применять косвенные методы.

Пассивный способ является основным, применяемым подводными лодками и стационарными системами наблюдения. Он же является единственным в дежурном канале акустических систем наведения морского оружия — мин и торпед.

Активный

Иллюстрация принципа эхо-локации

При активном способе гидроакустический приемник обнаруживает отраженный от цели звук (эхо), излучаемый синхронизированным передатчиком. Соответственно, способ называется еще эхо-пеленгованием или эхо-локацией. На таком принципе действуют гидролокаторы (ГАС) или радиогидроакустические буи (РГАБ).

Достоинством активного способа является возможность непосредственно определять не только пеленг, но и дистанцию до цели.

Недостатками являются дальность обнаружения меньшая, чем пассивным способом — отраженный сигнал с расстоянием затухает ниже уровня полезного, а попытки увеличить дальность ведут к экспоненциальному росту интенсивности сигнала, которая ограничена технически; отсутствие скрытности обнаружения — подводная лодка слышит излучаемый сигнал на расстоянии примерно вдвое большем, чем поисковая ГАС слышит эхо; невозможность классификации целей — единственное, что можно достаточно надежно определить, это координаты цели.

По этим причинам активный способ характерен для: надводных кораблей, так как условия пассивного обнаружения для них ограничены собственными шумами; для радиогидроакустических буев и опускаемых ГАС; для подводных лодок, уточняющих элементы движения цели непосредственно перед атакой; и в боевом канале систем наведения морского оружия.

Магнитометрия

Зависимость радиуса обнаружения от глубины погружения ПЛ. Самолет обнаруживает лодку у поверхности (прерывистые линии), но не обнаруживает лодку на глубине (при h < h’ , имеем R > R’ )Противолодочный самолет Ил-38, с характерной штангой магнитометра в хвосте.Вертолет SH-60B Seahawk. Конус магнитометра выкрашен желто-красным. Плоский диск под кабиной пилотов — кожух РЛС.

Магнитометрический способ основан на поиске искажений в магнитном поле Земли — магнитных аномалий. Присутствие больших масс ферромагнетиков, таких как корпус ПЛ, создает достаточно большие аномалии, чтобы их можно было обнаружить магнитометром.

Противолодочная индикаторная петля представляла собой подводный кабель, лежащий на морском дне и используемый для обнаружения прохода вражеских подводных лодок. Первое ее практическое применение было в Ферт-оф-Форте в августе 1915 года шотландским физиком Александром Крайтоном Митчеллом с помощью исследовательского учреждения Королевского флота в HMS Tarlair (Aberdour). К сожалению, его отчет в Совет по расследованию и исследованиям (СРиИ) был неправильно истолкован, и его выводы были отвергнуты как не имеющие значения. Ученый Уильям Брэгг из СРиИ проводил соответствующие исследования в СРиИ, но поскольку СРиИ не зависела от контроля Королевского флота, которого возмущал флот, он столкнулся с серьезными препятствиями, даже когда перешел в HMS Tarlair. Брэгг перебрался на экспериментальную станцию ​​BIR в Харвич, Эссекс, Англия. По предложению Брэгга работы Митчелла были пересмотрены, интерес к петле Митчелла опять возрос в 1917 году, что привело к ее успешной разработке в середине 1918 года . Петли широко использовались союзниками во время Второй мировой войны для защиты портов от подводной атаки.

В чикагском Музее науки и техники, в разделе «подводные лодки» имеется экспозиция, где посетитель может поставить простой эксперимент. На фанерном планшете не нанесено ничего, кроме координатной сетки. Под планшетом имеется несколько железных предметов. Их число и места заранее неизвестны. Равномерно двигая по планшету магнит, можно определить координаты, в которых движение встречает сопротивление — координаты аномалий.

Среди противолодочных сил единственным носителем аэромагнитометров, или датчиков магнитных аномалий (англ. Magnetic Anomaly Detector, MAD), является авиация. Именно самолеты и вертолеты способны обследовать в короткий срок большие акватории, а их собственные магнитные поля невелики. Но даже при этом приходится выносить магнитометр подальше от корпуса. Поэтому противолодочный самолет узнаваем по жесткой хвостовой штанге, а вертолет по конусу-стабилизатору выпускаемого кабеля.

Достоинствами магнитометрического способа являются его простота и независимость от среды измерения — магнитное поле Земли в воде ведет себя почти так же, как в воздухе. Кроме того, способ пассивный, то есть цель не знает об обнаружении.

Основной недостаток — это малая дальность обнаружения. Магнитные аномалии быстро сглаживаются с расстоянием. Чтобы определить наличие аномалии, требуется проходить от неё не дальше чем в 1÷3 милях. При современных скоростях полета авиации, это означает практически прямо над лодкой. При этом чем ниже полет, тем легче заметить аномалию. Соответственно лодка, чтобы снизить вероятность обнаружения, может уходить на глубину.

Радиолокация

Вода непроницаема для длин волн, используемых в радиолокации. Поэтому радиолокационное обнаружение подводных лодок возможно только когда какая-либо их часть находится над водой.

То есть, обнаружение ограничено в основном дизельными ПЛ в перископном положении. Атомные лодки могут не всплывать под перископ достаточно долго, чтобы избежать обнаружения. Это является основным недостатком данного способа.

С другой стороны, его достоинством является высокая точность. Современные РЛС способны обнаруживать выдвижные устройства ПЛ даже на фоне помех от волнения 2÷3 балла. Так, головки РДП обнаруживаются радаром на дистанциях 12÷15 миль, перископы на дистанциях 4÷5 миль, а радиопеленгаторы и антенны радиоразведки на 1÷2 милях.

Таким образом, радиолокация играет вспомогательную роль и используется для доразведки подводных лодок, ранее обнаруженных другими способами. Несмотря на это, радар является обязательной частью оборудования противолодочных сил.

Газоанализ

Газоанализаторы обнаруживают присутствие в воздухе углеводородов, которые характерны для продуктов горения. Иначе говоря, присутствие дизельного выхлопа подводных лодок. Аппаратура, буквально, имитирует способности человеческого носа. В английском она прямо называется англ. sniffer — нюхатель.

Способ был изобретен союзниками и широко применялся во время Второй мировой войны. С развитием атомных ПЛ его значение уменьшилось. Тем не менее, он не вышел из употребления, потому что даже под РДП лодки производят достаточно выхлопа для обнаружения. Основным носителем газоанализаторов является авиация.

Очевидно, что этот способ пригоден только против подводных лодок, использующих дизеля. В этом его главный недостаток. Кроме того, его надежность сильно зависит от погодных условий — силы ветра, влажности и температуры.

Достоинство способа — его пассивный характер.

Обнаружение по тепловому следу

Обнаружение по тепловому следу — разновидность инфракрасного метода, нацеленная на обнаружение атомных ПЛ.

В качестве охладителя внешнего контура реактора АПЛ используют забортную воду. После сброса обратно за борт вода оказывается теплее окружающей.

Способ получил распространение потому, что оставляемый лодкой тепловой след много больше по размерам чем сама лодка, и значит обнаруживается легче. Кроме того, след имеет свойство со временем подниматься к поверхности (одновременно размываясь и остывая). Вышедший на поверхность след обнаруживается даже из космоса. Но стойкость его невелика: меньше получаса.

Разница температур обычно недостаточна, чтобы обнаружить лодку с одного замера. Требуется сравнение и сопоставление многих замеров. Поэтому применение ограничено сетями специализированных РГАБ, космической разведкой и реже — системами стационарного наблюдения.

Достоинствами этого способа являются большая дальность и его пассивный характер.

Недостатками являются недостаточная надежность одиночного замера, неустойчивость к помехам и в результате ограниченный круг применения — только против атомных ПЛ.

Химический

Экспресс-метод обнаружения атомных подводных лодок по следам радионуклидов цезия в морской воде разрабатывался в 1980-х годах. Во второй половине 80-х годов в экспериментальном порядке методика использовалась в ВМФ СССР. Автор заявил внедрение.

Другие способы

С повышением скрытности атомных ПЛ разница, например, температур охладителя и забортной воды уменьшилась настолько, что для имеющихся датчиков стала плохо различима на фоне помех. То же можно сказать о магнитной аномалии ПЛ с титановым корпусом.

Иллюстрация акустической контрастности ПЛ до и после применения SURTASS

Поскольку заметного прироста чувствительности датчиков не ожидается, упор перенесен на комплексную обработку данных от нескольких способов обнаружения. Так, разница температур от охладителя дополняется разницей от перемешивания воды винтом, акустической сигнатуры кильватерного следа, электрического потенциала между верхней и нижней поверхностями корпуса лодки, и других. На первый план выходят мощность процессора сигналов и накопление данных наблюдения, для выделения цели на естественном фоне моря. Так, использование протяженной буксируемой антенны (ПБА) системы SURTASS, состоящей из многих гидрофонов, качественно повысило акустическую контрастность целей.

Практика показывает, что комплексные методы позволяют не только обнаруживать современные атомные ПЛ, но и поддерживать контакт.

Большую роль играли и играют косвенные методы обнаружения. Лодка не может постоянно держать наивысший уровень скрытности, так же как не может находиться под водой вечно. Рано или поздно она вынуждена обнаруживать себя. Все косвенные методы основаны на попытках предсказать место и время, когда лодка понизит скрытность, и этим воспользоваться.

Противолодочные силы

Основными силами для обнаружения и уничтожения подводных лодок являются противолодочные самолёты и корабли, торпедные и многоцелевые подводные лодки, противолодочные вертолёты, а их средствами — датчики, основанные на перечисленных выше методах, и специализированные процессоры обработки информации.

Также в целях обороны противолодочное вооружение устанавливается на другие виды боевых кораблей и на стратегические подводные лодки.

В 2010 году в США Агентство передовых военных разработок Министерства обороны (DARPA) начало разработку проекта автономных противолодочных кораблей с полностью автоматическим управлением — ACTUV. В качестве основного средства обнаружения планируется использовать активную эхолокацию.

После обнаружения

Само обнаружение ПЛ еще не гарантирует поражения. Чтобы противолодочные силы могли сблизиться и успешно атаковать, установленный контакт нужно поддерживать до их подхода. Из-за невысокой надежности всех методов поддержание контакта выливается в отдельную задачу, под названием слежение за подводными лодками.

> См. также

  • Противолодочная оборона

Примечания

  1. Для снижения шумности, советские ракетные ПЛ на боевом дежурстве применяли режим естественной циркуляции: выводился один борт, отключался ЦН другого борта, и охладитель первого контура переносился за счет разницы температур. Разумеется, энергоустановка в таком режиме обеспечивала только минимальную скорость и не была готова к маневрированию ходами.
  2. FAS Military Analysts Network
  3. Dr Richard Walding. Bragg and Mitchell’s Antisubmarine Loop. academia.
  4. Зарубежное военное обозрение, 1983, No 2, 1984, No 1.
  5. 1 2 Белоусов, Алексей Сорбент времени (недоступная ссылка). Эксперт-Урал (№48 (491) 5 декабря 2011). Дата обращения 5 декабря 2011. Архивировано 25 марта 2012 года.
  6. Russian Subs Patrolling Off East Coast of U.S.
  7. 1 2 Пусть робот воюет, он железный // Звёздочка. — Вып. 11 февраля 2010. — С. 5.

Ссылки

С большим интересом прочитал статью «Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса». Материал во многом созвучен с личными ощущениями о том, что происходит с отечественным военно-морским флотом, однако в то же время содержит кое-что такое, о чем раньше слышать не доводилось, а именно – новый способ выявления и слежения за подводными лодками:

«…технология, позволяющая самолётам осуществлять радиолокационный поиск находящихся в погруженном (подводном) положении подводных лодок по образуемым ими при движении возмущениям надводной среды (РЛС засекает как бы «следы» на поверхности воды, которые оставляет идущая в глубине подлодка)».

Разумеется, стало очень интересно разобраться, о чем идет речь, благо автор статьи, уважаемый Александр Тимохин, не просто описал явление, но и дал достаточно широкую доказательную базу, со ссылками на источники, в том числе – англоязычные.

Итак, мы имеем тезис:

«Сложив всё вышесказанное, приходится признать: возможность засечь подводную лодку с помощью средств радиолокационного и оптико-электронного наблюдения за поверхностью воды или льда – это реальность. И эта реальность, к сожалению, полностью отрицается современной отечественной военно-морской стратегией».

Изучим источники, на основании которых уважаемый А.Тимохин сформулировал данный тезис. Итак, первое – это доклад «A RADAR METHOD FOR THE DETECTION OF SUBMERGED SUBMARINES» («Радиолокационный метод обнаружения погружённых подводных лодок»), опубликованный в 1975 г. Автор настоящей статьи скачал и прилежно перевел английский текст, насколько это было в его силах (увы, уровень владения английским языком «чтение со словарем», так что возможны ошибки). Если кратко, то суть доклада такова:

1. Начиная со времен Второй мировой войны, и особо, на протяжении 1959-1968 гг. зафиксированы многократные случаи обнаружения при помощи РЛС подводных лодок, следующих в подводном положении. Обнаруживались практически все типы существовавших тогда американских ПЛ на глубинах до 700 футов (213,5 м).

2. Хотя в некоторых случаях контролировать движение ПЛ удавалось достаточно продолжительное время (до 2 часов), но в целом подобный эффект не являлся постоянным. То есть его могли наблюдать в какой-то момент, а потом не наблюдать: могли засечь ПЛ, тут же ее потерять и не суметь восстановить контакт, даже зная положение подводной лодки.

3. А вот теперь – самое странное, и очень необычное. Дело в том, что радаром обнаруживалась вовсе не подводная лодка – это невозможно, РЛС не работает под водой. Можно предположить, что радаром обнаруживаются какие-то следы над подводной лодкой на поверхности моря… ничего подобного! Радар обнаруживает возмущения в воздушном пространстве на высоте 1000-2000 футов (300-600 м) над уровнем моря! Звучит совершенно бредово (что признает сам автор доклада) но, тем не менее, многократно подтверждалось наблюдениями.

Во избежание недоразумений с переводом процитирую фрагмент доклада на английском:

Затем автор доклада указывает, что в США так и не смогли придумать теорию, которая могла бы обосновать такое явление и пытается объяснить, что же, по его мнению, все-таки происходит. Рассмотрев различные «источники», которые хотя бы теоретически могли привести к такому явлению (тепловой след, влияние магнитных полей и т.д.), автор приходит к следующему выводу.

Радар видит некую «воздушную турбулентность», а образуется она так. Известно, что слой воздуха у морской воды насыщен водными испарениями и находится в постоянном движении (конвекция). Крупное подводное тело, каковым является подводная лодка, оказывает давление на воду, в которой она движется, в том числе – вверх (то есть лодка как бы «раздвигает» водную толщу, «толкая» воду в разные стороны). Это давление создает подводную волну, направленную в том числе и вверх, которая, достигая поверхностного слоя воды, меняет его относительно естественного состояния (в докладе этот эффект назван «Бернуллиевым горбом» (Bernoulli Hump)). И вот эти-то изменения провоцируют направлении конвективного движения воздуха и создают в итоге те самые воздушные турбулентности, которые и засекает радар.

Автор указывает, что работы по данному направлению в США были свернуты, и считает, что это было сделано зря, потому что указанный эффект, позволяющий наблюдать за подводными лодками, хотя и не возникает на постоянной основе, но все же наблюдается достаточно регулярно. И отсутствие теории, почему так происходит, не является основанием для того, чтобы прекращать работы в данном направлении. Интересно, что завершается доклад классической страшилкой: русские БПК оснащаются очень мощными радарами, сильнее тех, что использовали США для наблюдения за ПЛ, а значит, они, наверное, давно во всем разобрались и…

Таким образом, мы можем резюмировать: по американским данным и в определенных обстоятельствах ПЛ, находящаяся в подводном положении, может быть обнаружена при помощи РЛС. Но… надо сказать, что американцы к подводной угрозе относились очень серьезно. Еще свежа была память о «мальчиках Деница» и советский флот в 50-е и 60-е годы строился преимущественно подводным.

ДЭПЛ проекта 613. В период 1950-1957 гг. было построено 215 подлодок

И все-таки американцы закрывают проект. Это может говорить только об одном – несмотря на многие прецеденты на тот момент обнаружение субмарин при помощи РЛС так и не вышло на уровень технологии, то есть чего-то такого, что могло бы давать устойчивые результаты при поиске вражеских ПЛ. При этом нет никаких сведений о том, что американцы возобновили работу в этом направлении. То есть у нас есть доклад, в котором автор считает необходимым возобновить работы по данному проекту, но нет никаких данных, что к его мнению прислушались.

Следующим аргументом в пользу того, что американцы не только возобновили работы по радиолокационным методам обнаружения ПЛ, но и добились в них полного успеха, служит рассказ генерал-лейтенанта В.Н. Сокерина, бывшего командующего авиацией ВВС и ПВО Балтийского флота.

Не цитируя его полностью, коротко напомним суть: в 1988 г. Северный флот проводил учения, в ходе которых в море было развернуто 6 атомных и 4 дизельных подводных лодки. При этом каждая из них получила свой морской район, где она должна была находиться, однако в пределах заданного района (а они были достаточно обширными) командир уже сам определял, где находиться его подводному кораблю. Другими словами, до окончания маневров никто, в том числе и командование флота не могло знать точного местоположения развернувшихся кораблей. А затем появился патрульный «Орион» наших «заклятых друзей» — он прошел над районами развертывания подводных лодок странным, «ломаным» маршрутом. А когда офицеры флота сопоставили маневрирование наших подводных лодок, то:

«…наложив на карту маршрут «движения» «Ориона» сделал однозначный вывод, все десять «поворотных» точек его фактической линии пути находились абсолютно точно над фактическим местом (на время пролёта) всех 10 (!) подлодок. Т.е. в первый раз за 1 час и 5 минут, второй — за 1 час и 7 минут, один самолёт «накрыл» все 10 ПЛ».

Что хотелось бы сказать по этому поводу? Буквально пара слов о человеке, который рассказал нам это: Виктор Николаевич Сокерин, заслуженный военный летчик России, командовал ВВС и ПВО Балтфлота в 2000-2004 г. и… покинул этот пост, как и ряды наших вооруженных сил, написав рапорт «по собственному», в знак протеста против развала морской (и не только) авиации РФ. А ведь был «на виду», «на хорошем счету» у наших власть предержащих. Я думаю, нет смысла объяснять, что в каком бы плохом состоянии не находился тот или иной род войск, его высшие офицеры всегда имеют возможность обеспечить себе безбедное и комфортное существование. Всего-то и дел – где-то промолчать дипломатичненько, где-то бодро отрапортовать то, что от тебя ждут услышать… Да только Виктор Николаевич был человеком совершенно иного склада, из тех, для кого дело, которым он занимается, превыше всего. Рекомендую почитать его сборник стихотворений – да, не пушкинский слог, но сколько в нем любви к небу и самолетам… А еще – В.Н. Сокерин долгое время служил на севере и дружил с Тимуром Автандиловичем Апакидзе.

Разумеется, автору настоящей статьи захотелось узнать подробнее, что же рассказал В.Н. Сокерин по вопросам обнаружения подводных лодок методами радиолокации. И вот тут начались странности. Дело в том, что уважаемый А. Тимохин пишет, что цитаты В.Н. Сокерина взяты им из статьи «Что спросить у Ясеня», М.Климова, но… проблема в том, что их там нет. Автор статьи, Максим Климов, упоминает факт выявления 10 советских подводных лодок, но безо всякой ссылки на уважаемого В.Н. Сокерина. Что ж, будем искать.

Гугл сообщил, что указанные строки встречаются в статье «Противолодочная борьба. Взгляд из С.С.С.Р.», вышедшей из-под пера Семенова Александра Сергеевича — «Были прямые доказательства, что ВМС США намного дальше продвинулись в разработке «нетрадиционных» способов поиска. Приведу свидетельство командующего морской авиацией Балтийского флота…»

В подтверждение своих слов А.С. Семенов приводит интересный скриншот:

Хотелось бы отметить следующее. Достоверность данного скриншота не вызывает ни малейших сомнений. Общеизвестно, что В.Н. Сокерин после ухода в запас совершенно не чурался интернета, кстати на ВО есть его материал), также совершенно наверняка он присутствовал на сайте «АВИАФОРУМ», откуда, собственно, и взят этот скриншот. Увы, на сегодняшний день ветка обсуждения, в которой находился этот комментарий В.Н. Сокерина, находится в архиве, так что добраться до него «из интернетов» невозможно. Однако один из администраторов форума был настолько любезен, что подтвердил факт существования данного комментария.

И вот тут автор настоящей статьи оказался в весьма двусмысленном положении. С одной стороны, слова Виктора Николаевича никаких подтверждений или доказательств не требуют – они сами являются доказательством. А с другой… Если бы это было сказано в интервью, или же изложено в статье, тут никаких вариантов быть уже не могло. А вот реплика в интернете, тем более выдернутая из контекста – это все-таки немного другое. В общении на подобных форумах «для своих» люди могут шутить, рассказывать байки и т.д., не думая о том, что кто-то потом на их словах «научную диссертацию защищать будет». Повторимся, многое стало понятнее, была бы возможность прочитать всю ветку форума, но увы, ее нет. И спросить Виктора Николаевича не получится – он покинул этот форум много лет назад.

Но вот что еще требуется отметить особо – читая слова В.Н. Сокерина, мы все-таки не видим прямого подтверждения тому, что радиолокационный метод обнаружения вражеских ПЛ был доведен до результата в США. Уважаемый В.Н. Сокерин рассказывает лишь о том, что «Орион» с высокой точностью выявлял расположение наших подводных лодок, причем он сам не является первоисточником информации (говорит со слов неназванного офицера) и делает предположение, что, возможно, это следствие темы «Окно», которое наши забросили, а американцы продвинули.

«Орион» Королевских ВВС Австралии

Но вспомним, что, помимо гидроакустического, существуют еще и другие методы определения местонахождения подводных лодок. Один из них – магнитометрический, направленный на обнаружение аномалий магнитного поля Земли, которые создает столь крупный объект, как подводная лодка. Или вот, например, инфракрасный (который, кстати, ни в каком случае на надо путать с радиолокационным) – дело в том, что атомная подводная лодка использует воду в качестве охладителя, которая затем сбрасывается за борт, имея, конечно же, более высокую температуру, чем окружающее лодку море или океан. И это можно отследить. Разумеется, подобный способ годится только для обнаружения атомных ПЛ, но со временем – кто знает? Ведь подводная лодка движется в водной толще, «толкая» от себя воду винтом или водометом, и во всяком случае – это трение. А трение, как известно, повышает температуру тела, и, в принципе, кильватерный след, наверное, хоть чуточку, да теплее окружающей его воды. Вопрос только в «чуткости» приборов наблюдения.

То есть, строго говоря, тот факт, что американцы засекли наши подводные лодки (о чем, собственно, и говорит В.Н. Сокерин), еще не свидетельствует о торжестве радиолокационного метода обнаружения субмарин – возможно, американцы использовали какой-то иной, ранее существующий метод, усовершенствовав его.

Кстати говоря, а что это за «тема «Окно»» такая? Попробуем разобраться с этим на основании все той же статьи «Противолодочная борьба. Взгляд из С.С.С.Р.» А.С. Семенова, тем более что уважаемый А. Тимохин в своей статье «представляет его как: «Один из «отцов» темы «Окно», лётчик-противолодочник с Тихоокеанского флота»

Принцип действия «Окна» А.С. Семенов описывает так:

«…с помощью бортовой РЛС …находить те же зоны возмущений, называемых «Стоячая волна». При определенном опыте и настройке РЛС они выглядели концентрическими окружностями, диаметром несколько десятков километров с лодкой в центре этого круга… Попытка применить этот способ на Ил-38, Ту-142 особого успеха не имела. Ясно было, что для подобной цели нужна разработка РЛС соответствующего диапазона частот».

Сразу обратим внимание, что по своему принципу действия «Окно» кардинально отличается от того, что собирались использовать американцы. Те собирались искать «воздушный след», а у нас – морской, некие концентрические волны… или нет? Дело в том, что при описании работы «Окна» А.С. Семенов указывает: «Краткое описание принципа. Из повести «Нетрадиция»».

Что это за «Нетрадиция» такая? А это повесть все того же А.С. Семенова. Ну и что, скажет читатель, неужели автор не может взять описание из своего же «ранешнего» произведения? Конечно, может, это нормально, если бы только не одно «но». Жанр повести. Просто, открыв страничку А.С. Семенова на самиздате, читаем (специально подчеркнул красным):

Фэнтези. Нет, понятно, что «Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок», само произведение основано на том, что автор – попаданец «в самого себя», то есть он возвращается в себя молодого во всем блеске полученного им жизненного опыта за годы службы и творит альтернативную реальность. Часто в таких произведениях раскрывается много реально существовавшего… Но проблема в том, что нам остается только гадать, что из сказанного в повести – правда, а что – художественный вымысел. И то сказать – произведение написано не самым простым языком, оно, если можно так выразиться, предназначено скорее «своим и для своих», то есть для тех, кто с тяготами морской службы знаком не понаслышке, и кто, по сей видимости, легко способен отделить правду от вымысла.

В общем, А.С. Семенов – человек, очевидно, знающий, но вот то, что он написал… получается может быть «так, не совсем так, или даже совсем не так». Но в таком случае есть ли смысл ссылаться на его работы?

А еще, при чтении его «Противолодочная борьба. Взгляд из С.С.С.Р.», которая позиционируется автором именно как статья, а не как литературно-фантастическое произведение, сильно резануло глаз вот что. А.С. Семенов, описывая состояние наших подводных сил (если коротко, то по А.С. Семенову – мрак полный, американцы нас контролировали на каждом шагу и в любой момент могли взять за мягкие места), ссылается на вице-адмирала Рязанцева Валерия Дмитриевича, автора книги «В кильватерном строю за смертью». При этом, А.С. Семенов характеризует Валерия Дмитриевича как чрезвычайно компетентного человека.

Так вот все дело в том, что В.Д. Рязанцев в 2014 г написал статью с чрезвычайно «говорящим» названием: «Еще раз о морских сказках и военных моряках-сказочниках», в которой, в том числе, уделил внимание и «Окну». С его слов, само начало работ по этой теме представляло собой форменное жульничество и подтасовку фактов, что на промежуточных испытаниях командиры кораблей и самолетов получили приказ: «»Кровь из носа», но результаты исследований должны быть положительными», и что все это было сделано с тем, чтобы получить финансирование, а затем:

«Хочется спросить сегодня тех, кто растратил огромные денежные средства: «Где новая техника, которая позволяла бы обнаруживать иностранные пл? Где тот самолет или вертолет, на котором установлена эта техника? Нет ни самолетов, ни вертолетов, ни техники. И денег нет. Тема «Окно» оказалась мыльным пузырем, «потемкинской деревней», пустышкой».

Однако обо всем этом А.С. Семенов не упоминает, хотя его статья «Противолодочная борьба. Взгляд из С.С.С.Р.» была выложена на «Самиздате» много позднее материала вице-адмирала. Впрочем, автор вовсе не собирается упрекать А.С. Семенова в преднамеренном сокрытии информации – он ведь никак не обязан был читать все работы В.Д. Рязанцева и вполне мог просто пропустить эту его статью.

И вот что у нас получается. Звучит «аларм» — подводные лодки Отечества в опасности, американцы используют новый метод радиолокационного обнаружения подводных субмарин, видят всех! Однако, когда начинаешь в деталях разбираться во всем этом, то получается, что обоснованием «аларма» служат:

1. Доклад 1975 года рождения, из которого следует, что работы в данном направлении когда-то в США были закрыты, причем совершенно неясно, возобновлялись ли они по результатам доклада;
2. Форумная реплика очень уважаемого человека;
3. И, наконец, произведение, написанное в фантастическом жанре «альтернативная история».

Тут возникает вопрос – а достаточна ли эта база для объявления «аларма»? Пусть каждый, читающий эти строки, решит это для себя сам.

И еще одно – подледное обнаружение подводных лодок. Здесь уважаемый А.Тимохин ссылается на слова «ещё одного офицера ВМФ, опытнейшего противолодочника, командира противолодочного корабля, капитана первого ранга А.Е. Солдатенкова». Все это так – уважаемый А.Е. Солдатенков действительно опубликовал мемуары «Адмиральские маршруты (или вспышки памяти и сведения со стороны), но… приходится констатировать, что А. Тимохин цитировал А.Е. Солдатенкова не совсем корректно.

Суть такова, что знакомый А.Е. Солдатенкова действительно наблюдал некий эллипс вокруг места, где вскоре всплыла подводная лодка. Более того, подобные эллипсы фиксировались РЛС и раньше (вне льдов), но их долгое время никто не связывал с подводными лодками, считая всего лишь помехами. Потом – связали, уже при использовании спутников радиолокационной разведки: «Так, например, в районе Кубы в Карибском море спутником была обнаружена по кольцевому эффекту американская подводная лодка».

Вообще говоря, все вышесказанное отлично коррелирует с данными доклада «A RADAR METHOD FOR THE DETECTION OF SUBMERGED SUBMARINES» – подобные образования наблюдали и там. Но вот дальше А.Е. Солдатенков пытается объяснить природу данного феномена… или, скорее, просто разыгрывает читателя.

«При движении ПЛ в подводном положении заданная глубина погружения удерживается горизонтальными рулями, которыми управляет боцман или авторулевой. Точность удержания заданной глубины хода в пределах ±5 метров. То есть гигантская масса металла (от 6000 до 33800 тонн) совершает вертикальные колебания по глубине, а вместе с массой колеблется и её гравитационное поле. Часть гравитационного поля корпуса подводного корабля, с регистрируемой измерительными приборами напряжённостью, выходит на поверхность воды, на границу двух сред — воды и воздуха. Вот эта часть гравитационного поля, на каком-то одинаковом уровне своей напряжённости вступает в резонансное взаимодействие с приповерхностными слоями морской воды и воздуха».

Для тех, кто за текущими хлопотами совсем забыл курс физики, напомним, что гравитационное поле — это фундаментальное физическое поле, через которое осуществляется гравитационное взаимодействие между всеми материальными телами. Причем суть этого взаимодействия заключается в том, что сила гравитационного притяжения между двумя точками прямо пропорциональна их массе и обратно пропорциональна квадрату разделяющего их расстояния. То есть в гравитационном поле находятся все предметы мира – с той же подводной лодкой взаимодействуют не только «поверхностные слои морской воды», но и Солнце, Юпитер и Альфа Центавра, просто сила их взаимодействия пренебрежимо мала. А вот «часть гравитационного поля, торчащего над поверхностью воды» — это, вообще говоря, физико-математический нонсенс.

Конечно, можно было бы предположить, что уважаемый Е.А. Солдатенков просто не вполне корректно сформулировал свою мысль, и под «гравитационным полем лодки» понимается то расстояние от нее, на котором ее гравитационное притяжение способно сколько-то заметно влиять на какие-то частицы воздуха и воды. Но и в этом случае дальнейшие его объяснение данного феномена выглядят не совсем научно, и позволяют заподозрить уважаемого автора в… скажем так, одном из любимых морских видов спорта: «травлении баек» доверчивым гражданским.

Но вот что важно — сам А.Е. Солдатенков предваряет свои научные выкладки словами «Относительно всего вышесказанного я осмелюсь предположить следующее». То есть он прямо пишет, что его слова – не более, чем его личная гипотеза. В то же время цитата А. Тимохина выглядит так, словно А.Е. Солдатенков совершенно уверен, и не испытывает ни тени сомнения в своих словах.

Но самый большой вопрос даже не в этом. Как мы уже говорили ранее, уважаемый А. Тимохин в своей статье «Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса» сделал два ключевых утверждения. Первое – что современные технологии позволяют обнаруживать подводные лодки, находящиеся в подводном положении и даже подо льдом. И второе – что наличие подобных возможностей нами полностью игнорируется.

Так вот, для подтверждения первого тезиса А. Тимохин цитирует фрагмент одной из глав книги А.Е. Солдатенкова. Но почему-то совершенно «забывает» процитировать другой фрагмент той же главы, в котором А.Е. Солдатенков предполагает… что данный способ обнаружения ПЛ вовсю используется ВМФ РФ! Цитируем:

«Но есть косвенные признаки того, что поляризационный метод обнаружения ПЛ пробил себе дорогу в жизнь. Так, например, гидроакустический комплекс тяжёлого атомного крейсера «Пётр Великий» (при всём его совершенстве) не мог обеспечить полного освещения подводной обстановки во время трагических событий с АПРК «Курск», тем не менее он её имел. Мало того кто-то из офицеров прессцентра ГШ ВМФ в открытую сказал, что за подводной обстановкой в месте катастрофы ведётся радиолокационное наблюдение. Это можно было принять за некомпетентность или оговорку бывшего политработника, но офицер сказал правду, просто в неё никто не поверил. Кроме того, нигде в открытой печати нет упоминаний о работах в области поляризационного способа обнаружения ПЛ. А это происходит в двух случаях: первый, когда этой проблемой вообще никто не занимается, второй, когда получен значительный прогресс и тему засекретили.

Ещё один признак. Сверхдальний поход тяжёлого атомного крейсера «Петр Великий» вокруг света на Дальний Восток для участия в учениях ТОФ без кораблей охранения. Вроде бы большая неосторожность для единственного на Планете корабля такого класса. Но нет, БИП (или БИЦ) крейсера знал ВСЮ обстановку вокруг корабля: надводную, подводную, воздушную, космическую и вряд ли дал бы себя обидеть. Ещё один косвенный признак: при общении со СМИ в интервью высоких военно-морских начальников перестали звучать трагические нотки при упоминании о подводной угрозе со стороны вероятного противника, а раньше аж надрывались от сознания собственного бессилия. Плюс утрата интереса к противолодочным надводным кораблям и сокращение бригад ОВР на всех флотах. Плюс возобновление полётов самолётов Дальней авиации вокруг границ Российской Федерации. Ведь не только для тренировки пилотов сжигаются сотни тонн авиационного керосина».

Получается нехорошо: там, где слова уважаемого А.Е. Солдатенкова подтверждают тезисы автора статьи «Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса», они не только цитируются, но еще и представляются читателям как данность (в то время как сам А.Е. Солдатенков представляет лишь личную гипотезу). А в тех случаях, когда мнение А.Е. Солдатенкова приходит в противоречие с мнением А. Тимохина, то что же, получается, замнем для ясности?

Ну и какой же вывод прикажете из всего из этого делать? А никакого – в распоряжении автора нет фактов, которые подтвердили бы или опровергли предположения уважаемого А. Тимохина. И, несмотря на всю выказанную выше критику доказательной базы, на которой строится статья «Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса», вполне может оказаться так, что основные ее постулаты все-таки абсолютно верны.

Личное мнение автора настоящей статьи, которое он никому не навязывает, заключается в следующем. Вероятнее всего, что метод обнаружения ПЛ в подводном положении при помощи радиолокации действительно существует. Но он, как и другие методы обнаружения ПЛ (магнитометрический, гидроакустический, тепловой, а теперь, по некоторым данным, запатентован еще и какой-то «химический»), не является гарантией обнаружения и уничтожения подводных лодок, хотя и может сработать при определенных обстоятельствах – как и все перечисленные выше методы. Иными словами, вполне возможно, и даже более чем вероятно, что подводникам теперь будет еще сложнее, но, тем не менее, подводные лодки как класс боевых кораблей вовсе не потеряли еще своего боевого значения.

Косвенно эта точка зрения подтверждается следующими соображениями. Допустим, в конце 20-го века США действительно изобрели способ, который позволяет выявлять подводные лодки с эффективностью, близкой к 100%. Но в этом случае сама концепция американских АПЛ, подразумевающих возможность самостоятельно действовать в условиях сильного ПЛО противника, теряет смысл. Зачем же тогда американцы наращивают темпы ввода в строй своих новейших «Вирджиний»? Ведь совершенно очевидно, что рано или поздно потенциальные противники США тоже научатся этому методу и смогут выявлять американские АПЛ, действующие неподалеку от баз.

В подобном случае было бы логично ожидать создания какого-то совершенно нового типа подводных лодок, а может и отказа от них вообще, или хотя бы замедления программ строительства новых АПЛ – но ничего такого не происходит. И, скорее всего, это свидетельствует о том, что с методами поиска ПЛ в подводном положении радиолокационными средствами все не так однозначно.

Но в любом случае нам нужно четко понимать, что подводная лодка вовсе не является самодостаточным средством борьбы на море. С иллюзиями о том, что, развивая один вид морских вооруженных сил, можно решить задачи ВМФ в целом, следует распрощаться как можно быстрее. Подводная лодка, при всех своих плюсах – это не вундерваффе, и нанести урон противнику подводники смогут только в плотном взаимодействии с надводными кораблями, самолетами морской авиации сухопутного и палубного базирования и при наличии развитой системы морской разведки и целеуказания – загоризонтных РЛС, спутников-шпионов, сетей подводных гидроакустических станций и прочая, и прочая.

И в этом с автором статьи «Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса» А. Тимохиным нам следует безоговорочно согласиться.

/Андрей из Челябинска, topwar.ru/

Морские бинокли ‒ точная техника для особых условий

Бинокли ‒ распространенный вид оптики, и разновидностей их насчитывается множество. Среди всей подобной техники выделяются модели, предназначенные для эксплуатации в особенных условиях, например, на воде. Морские бинокли понадобятся на любом судне. От качества прибора зависят и точность ориентирования, и безопасность. Биноклями пользуются не только профессиональные моряки и военные, они нужны яхтсменам, любителям парусных регат (как участникам, так и зрителям); тем, кто путешествует на круизных лайнерах, любит кататься на лодках и каноэ и так далее.

Что же такое морской бинокль? Как правило, это прибор, в котором все параметры ориентированы на эксплуатацию в экстремальных условиях, которые характеризуются большой тряской и качкой; повышенным уровнем влажности, опасностью прямого попадания воды на оптику или вообще утопления бинокля. С помощью биноклей пытаются решить вопрос с масштабностью панорамы, как, например, охватывать глазом всю водную гладь моря или океана, широкие реки и т.д. Кстати, с морскими биноклями можно проводить и специфические измерения ‒ узнавать координаты.

Вот, исходят из заложенных в моделях параметров, можно выделить несколько ключевых для морских биноклей. В приборе должны быть защита от воздействия воды, ветра и прочих внешних факторов; очень высокие значения светосилы, чтобы оптика позволяла вести наблюдения в плохую погоду и сумерки. Большая кратность в морских биноклях встречается нечасто: во-первых, это сильно сужает поле зрения, которое в приборах должно быть сверхшироким, а во-вторых, делает их чувствительными к качке.

Это заставляет производителей и пользователей искать оптимальный баланс показателей. Многим удается его найти ‒ сегодня качественную оптику выпускают Carl Zeiss, Veber, Nikon (например, серия Action), Bresser, Vixen и многие другие компании.

Сочетание параметров увеличения и поля зрения

В морских биноклях практически никогда не применяется базовая галилеевская система оптики. Вместо этого устанавливаются сложные призменные системы ‒ Порро или Roof. До недавнего времени чаще можно было встретить первый тип – габаритные бинокли с характерным разведением в стороны, которые прочно ассоциировались с атрибутами морских волков и капитанов дальнего плавания. Сейчас выпускают современные, высокотехнологичные Roof-модели ‒ они не уступают по четкости призмам Порро, но менее громоздкие и тяжелые. При выборе фокусировки нужно помнить и учитывать, что у центральной меньший ресурс работы, и она не так удобна как раздельная.

Совершенные призматические системы позволяют добиваться высокого качества изображения при кратности от 7х до 15х. Это стандартные для морской оптики параметры, хотя встречаются вариации ‒ например, модели на 25х.

Для прогулок ‒ речных и прибрежных путешествий, катания по озерам и тому подобным мероприятиям, подходят бинокли с увеличением в 7-8 раз, но при этом стоит позаботиться о большом диаметре объектива (около 40-50 мм). Потери от дрожания рук и качки будут минимальны, угол обзора ‒ большим, что, несомненно, добавит удобства.

Для использования в «полноценных» морских и океанических условиях лучше подобрать модель с кратностью повыше ‒ 10-15х. Нужно обязательно позаботиться о наличии систем стабилизации изображения (например, электронно механических схем, базирующихся на пространственно-ориентированном гироскопе). Безусловно, подобные модели стоят дороже, но ресурс использования у них большой, а значит, затраты окупятся.

Характеристики оптики для морских путешествий

Линзы в морских биноклях должны быть особенными. Первое, чем они отличаются ‒ высокий уровень защищенности от влаги (осадков, морских брызг). Для его определения была разработана специальная шкала JIS ‒ японский промышленный стандарт. Ее градуировка отмечает, насколько хорошо линзы сопротивляются воде и выдерживают контакт с ней:

  • 4 ‒ бинокль имеет специальный уплотнитель, не портится от воздействия брызг, но опускать его в воду нельзя;
  • 5 ‒ оптика выдерживает попадание водяных струй;
  • 6 ‒ бинокль можно ненадолго погружать в воду, он не портится от контакта с мощным потоком;
  • 7 ‒ прибор можно полностью погружать в воду на полчаса при глубине от 15 до 100 см (то есть, если его уронить в реку или море и сразу «выловить», можно не опасаться за сохранение рабочих качеств);
  • 8 ‒ бинокль полностью защищен от всех воздействий, его можно погружать в воду на длительное время без малейших повреждений: некоторые модели могут пробыть в ней более суток без сбоев в функционировании (такие есть, например, у марки Bushnell).

Светосила ‒ один из важных показателей, на которые обязательно стоит обращать внимание. Она позволяет вести качественные наблюдения в шторм, сумерки, ночное время, поэтому чем больше диаметр объектива, тем качественнее картинка. Оптимально ‒ значение в 50 мм, но есть модели и 70 мм.

В морских биноклях обязательно должно быть высококачественное просветляющее покрытие. Чтобы коэффициент светопропускания был высоким, и бинокль улавливал много света, потребуется несколько слоев, нанесенных на линзы. Чем их больше, тем лучше. SMC-просветление снижает отражение света и пропускает до 97% лучей.

Встречаются разновидности просветляющего покрытия голубого, пурпурного и других цветов ‒ это зависит от конкретного материала.

Защищенность корпуса и дополнительные элементы

Кроме влагозащищенных линз морские бинокли отличает и особый корпус. Он, как правило, прорезиненный, ударопрочный, изготовленный из материалов, хорошо сопротивляющихся коррозии. Бинокль не должен скользить в руках, в условиях повышенной влажности повышается опасность выронить прибор, а значит, и сломать его. Корпус практически всегда оснащается системой, предупреждающей запотевание линз изнутри. Зачастую достичь подобного удается посредством заполнения корпуса азотом. Это обеспечивает герметичность, а также четкость изображения.

Морские бинокли нередко имеют дополнительные функции, облегчающие навигацию. В них встраиваются классические и цифровые компасы ‒ в этом случае приборы изготавливают из немагнитных материалов. Также можно увидеть угломерные/дальномерные шкалы; устройства, стабилизирующие изображение; системы подсветки и так далее. Иногда в комплекте с морским биноклем идет нетонущий (пробковый или поролоновый) ремень яркого цвета, благодаря которому устройство можно быстро обнаружить.

Для работы, для отдыха, для спорта или просто для хобби – морской бинокль стоит того, чтобы занять достойное место в коллекции нужных аксессуаров современного человека.

2. Средства зрительного наблюдения

Основными инструментами зрительного и слухового наблюдения являются глаза и уши наблюдателя. Зрение позволяет ему воспринимать до 80 % всей поступающей информации. Оно дает возможность определить освещенность и цвет предметов, отличить их друг от друга по форме, размерам, удаленности и пространственному расположению.

Поле зрения глаза представляет собой пространство, в котором различаются предметы. Средние границы различимости глазом предмета белого цвета составляют: вверх — 60°, вниз — 70, к носу — 60 и к виску — 100°.

В целях защиты глаз от солнца и избавления их от быстрой и чрезвычайно нежелательной утомляемости при ведении наблюдения в условиях яркого встречного освещения (прожектора, солнечные дорожки, солнечные блики и т. п.) применяются защитные очки со стеклами дымчатого цвета или зеленовато-желтого оттенка.

В помощь глазу при наблюдении за окружающей обстановкой придаются оптические приборы, к которым относятся: бинокли, стереотрубы, морские бинокулярные трубы.

На кораблях используются обыкновенные и призматические бинокли.

Рис. 33. Схема прохождения луча в трубе призматического бинокля:

1 — окуляр; 2 — луч; 3 — объектив; 4 — призма объектива; 5 — призма окуляра

Бинокль состоит из двух труб с оптическими стеклами (линзами). Трубы соединены между собой шарнирной осью, что дает возможность изменять расстояние между оптическими осями труб. Меньшая по диаметру линза называется окуляром, а большая — объективом. Окуляр размещен в подвижной трубке, которая может вдвигаться и выдвигаться, изменяя расстояние между линзами, чем добиваются наиболее отчетливого изображения наблюдаемого предмета. Глаза наблюдателя обладают различной остротой зрения, поэтому оптические трубы устанавливают на лучшую видимость предмета каждым глазом в отдельности. При этом наблюдатель должен заметить число делений на трубках окуляров, совпадающих с риской на неподвижной трубе бинокля, и перед наблюдением устанавливать бинокль по своим глазам.

Степень увеличения бинокля зависит от расстояния между окуляром и объективом. Очевидно, что с увеличением этого расстояния будет увеличиваться и длина трубы бинокля. В призматическом бинокле (рис. 33) луч от наблюдаемого предмета (показан пунктирной линией на схеме) проходит через объектив 3, попадает в призму 4, в которой дважды отражается от ее граней, и идет в призму 5, где также дважды преломляется, прежде чем через окуляр пройти к глазу наблюдателя. Таким образом, длина трубы бинокля может оставаться неизменной, а путь луча от объектива до окуляра можно искусственно увеличивать, что равносильно увеличению расстояния между линзами.

Призматические бинокли увеличивают в 6 — 12 раз, тогда как обыкновенные — только в 1,5–6 раз. Достоинством призматического бинокля является также и то, что обозреваемое им пространство значительно шире, чем у бинокля обыкновенного.

К существенным недостаткам призматического бинокля относится его пониженная светосила, зависящая от числа линз и призм, через которые проходит луч на пути к глазу.

Светосилой называется отношение яркости изображения предмета, видимого через бинокль, к яркости этого же предмета, видимого без бинокля. В обыкновенном бинокле яркость изображения предмета теряется на 15–19 %, а в призматическом — до 50 %. Следовательно, для наблюдения ночью целесообразно применять обыкновенный бинокль, а днем — призматический.

Стереотрубы обычно применяются на береговых постах наблюдения. По оптическому устройству они очень напоминают призматический бинокль и используются для наблюдения в дневное время. Эти оптические приборы обладают повышенной стереоскопичностью, т. е. дают более рельефное изображение предметов.

Береговые посты наблюдения и крупные боевые корабли имеют на вооружении дальномеры — сложные оптические приборы с базой (расстоянием между объективами) от 1,5 до 6 м. Эти приборы позволяют вести наблюдение за объектами, находящимися на значительном удалении, и дают возможность измерить расстояние до них.

Морская бинокулярная труба представляет собой зрительную трубу с широкоугольными окулярами. Она устанавливается на колонке или на треноге, расположенной в удобном для наблюдения месте. Подставка, посредством которой бинокуляр устанавливают на колонку (треногу), обеспечивает его вращение по горизонту на 360°, а по вертикали — от — 20 до +85°. Для быстрой наводки трубы на цель наверху ее корпуса укреплен визир, состоящий из целика и кольца. Увеличение трубы составляет 20 крат и захватывает поле зрения 5°.

Современные корабли оснащаются также радиотехническими и другими средствами наблюдения, которые способны отыскать воздушные и морские цели в условиях любой видимости, далеко за пределами разрешающей способности человеческого глаза, даже вооруженного оптикой.

Обнаружение подводных лодок осуществляется с помощью технических средств, к которым относятся шумопеленгаторные и гидроакустические станции. Принцип работы шумопеленгаторных станций основан на приеме шума от работающих винтов и других источников звука. По силе и характеру звука можно определить примерно и расстояние до объекта. Гидроакустические станции могут работать в режиме эхопеленгования, на принципе приема отраженных от предмета ультразвуковых волн, излучаемых собственными передатчиками, и в режиме шумопеленгования.

Для наблюдения в полной темноте могут применяться инфракрасные приборы. Принцип их действия основан на «освещении» предметов невидимыми лучами и приеме отраженных от этих предметов лучей специальным приемником, преобразующим невидимые лучи в видимые.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Зрительная труба для наблюдения из подводной лодки.

Также слово является ответом на вопросы:

  • «Кривой» бинокль.
  • «Любопытная» оптика субмарины.
  • Глаз подводной лодки.
  • Оптический прибор для наблюдения из укрытия, подводной лодки.
  • Объектив из 2 симметричных линз с диафрагмой посередине.
  • Оптический прибор с вынесенным в сторону объективом для наблюдения из укрытия, например, подводной лодки.
  • Оптический прибор для наблюдения из укрытий.
  • Оптический прибор для получения увеличенных изображений непрозрачных предметов или диапозитивов на экране.
  • «глаз» субмарины.
  • «любопытная» оптика подлодки.
  • У рака глаз, а что у подлодки?
  • Бинокль субмарины.
  • «глаза» субмарины.
  • Надводный «глаз» подводной локи.
  • «глаз» из пучины.
  • «орган зрения» подводной лодки.
  • Надводный «глаз» подлодки.
  • «замочная скважина» для подводников.
  • «замочная скважина» подводной лодки.
  • Выдвижной «глаз» подводной лодки.
  • Надводный «глаз» подводной лодки.
  • Подъемный «глаз» подводной лодки.
  • Выдвижной «глаз» субмарины.
  • Оптический прибор с системой зеркал и призм, позволяющий вести наблюдение из укрытия.
  • Оптический прибор.
  • Оптический прибор для наблюдения предметов, расположенных вне поля зрения наблюдателя.
  • Зрительная труба для наблюдения из-за укрытий.
  • Оптический прибор для наблюдения из подводных лодок.
  • Объектив из 2 симметричных линз с диафрагмой посередине
  • Оптический прибор с вынесенным в сторону объективом для наблюдения из укрытия, например, подводной лодки
  • Оптический прибор для наблюдения из укрытий
  • Оптический прибор для получения увеличенных изображений непрозрачных предметов или диапозитивов на экране
  • «глаз» субмарины
  • Оптический прибор для наблюдения из укрытия, подводной лодки
  • «любопытная» оптика субмарины
  • Глаз подводной лодки
  • «любопытная» оптика подлодки
  • Бинокль субмарины
  • «глаза» субмарины
  • Надводный «глаз» подводной локи
  • «глаз» из пучины
  • «орган зрения» подводной лодки
  • Надводный «глаз» подлодки
  • «замочная скважина» для подводников
  • «замочная скважина» подводной лодки
  • «кривой» бинокль
  • Выдвижной «глаз» подводной лодки
  • Надводный «глаз» подводной лодки
  • Подъемный «глаз» подводной лодки
  • Выдвижной «глаз» субмарины
  • Оптическ. прибор в подводной лодке
  • Картинки к слову «Перископ»