Кто такой пожарский кратко?

Спасители Отечества Минин и Пожарский: кто это и какие подвиги совершили

Положение Московского государства конца XVI – начала XVII века было очень тяжёлым. Кризисы следовали один за другим, становясь предпосылками иностранной католической интервенции и самозванства. Отстоять национальную свободу и православную веру смогли представители Второго народного земского ополчения. История этого подвига навсегда останется в памяти русского народа.

… Вконтакте Facebook Twitter Мой мир Оглавление:

  • Кризисы конца XVI – начала XVII веков
  • Период с 1605 по 1611 года
  • Участие во Втором ополчении Козьмы Минина
  • Предводитель второго ополчения
  • Вывод

Кризисы конца XVI – начала XVII веков

Прежде всего, государство переживало сильнейший династический и, как следствие, политический кризис, причинами которого были:

  • прекращение династии московских князей Рюриковичей: царь Фёдор Иоаннович, сын Ивана Грозного, умер, не оставив наследника мужского пола, и вопрос о том, кто будет править после него, долгое время оставался открытым;
  • борьба за власть между придворными группировками, которая завершилась воцарением на московском престоле первого выборного царя Бориса Годунова.

На фоне политической нестабильности развивался сильнейший социально-экономический кризис, проявлениями которого стали:

  • так называемая «поруха» 70-80-х годов XVI века, явившаяся следствием опричнины и поражений в Ливонской войне;
  • усиление крепостничества и, как итог, бегство населения из центральных регионов на окраины государства;
  • сильнейший голод 1601-1603 гг, подорвавший и без того слабый авторитет царя Бориса Годунова;
  • восстание Хлопка.

Всё это стало основой тех событий, которые вошли в историю Государства Российского под названием Смутного времени.

Это интересно! Милиция в средневековой Руси — опричнина Ивана Грозного: кратко об опричниках и целях их действия

Период с 1605 по 1611 года

Расскажем кратко о Смутном времени, когда не раз предпринимались попытки установить государственность внутри страны, раздираемой изнутри сословными противоречиями, а извне — соседями, стремящимися завоевать новые территории.

1605-1606 гг

После смерти царя Годунова к власти пришёл, поддерживаемый поляками и Ватиканом, Лжедмитрий I (предположительно его настоящее имя — Григорий Отрепьев), человек, выдававший себя за царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Лжедмитрий стал реальной альтернативой боярскому правлению, но очень скоро москвичи поняли, что создалась реальная угроза государственной независимости. В 1606 году в Москве вспыхнуло восстание, следствием которого стало свержение Лжедмитрия и возведение на престол Василия Шуйского, реальная власть которого была ограничена Крестоцеловальной записью, усиливавшей позиции Боярской Думы.

1606-1610 гг

Царю Василию Шуйскому пришлось пережить ряд серьезных происшествий:

  • восстание Ивана Болотникова (1606-1607 гг), соратника Лжедмитрия I;
  • приезд под Москву Лжедмитрия II – нового самозванца, прозванного «тушинским вором»;
  • столкнуться с открытой польской интервенцией, инициированной польским королём Сигизмундом.

Шуйский решает внутренние проблемы за счёт привлечения иностранных войск. В 1609 году заключает военный союз со Швецией, которая беспрепятственно ввести свои войска на территорию русского государства. В 1610 году царь Василий был отравлен московскими боярами, которые стремились укрепить собственную власть, пользуясь тяжёлой внутриполитической ситуацией.

1610-1611 гг

После смерти Василия Шуйского к власти пришла группа бояр, начался период Семибоярщины. Московские бояре решили, что прекращение Смуты возможно после избрания сильного правителя и сошлись на кандидатуре польского царевича Владислава, после чего сделали всё возможное для приглашения его на московский престол. Одновременно началась открытая шведская интервенция, поляки ввели свои войска в Москву.

В 1611 году, после захвата шведами Новгорода, а поляками — Смоленска, было сформировано первое ополчение, лидеры которого поставили себе задачу освободить Москву от поляков, но из-за разногласий между руководителями цель так и не была достигнута.

Под Нижним Новгородом начало формироваться второе Земское ополчение, вдохновителями и предводителями которого стали нижегородский староста Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский – настоящие Спасители Отечества. Их главной целью было защитить Москву от интервентов. Кто были такие, с кем воевали Минин и князь Пожарский.

Участие во Втором ополчении Козьмы Минина

Кузьма (Козьма) Минин – идеолог Второго (Нижегородского) ополчения. Вдохновившись посланиями московского патриарха Гермогена, которого поляки заточили в тюрьму и заморили голодом, торговец призвал народ вооружаться и защитить московские земли от вторжения иностранных интервентов – католиков.

Происхождение и родня

Первые упоминания о Минине встречаются только в связи с созданием народного полчения. Существует версия о том, что он происходит из балахнинского (г. Балахна – небольшой городок под Нижним Новгородом) старинного купеческого рода солеваров. Также имеется документально неподтвержденная версия о том, что Кузьма по национальности был татарином, родом из Казани.

Что достоверно известно об этом человеке:

  • отца его звали Мин (Мисаил; от его имени возможно пошла фамилия – Минины), который в конце жизни, возможно, принял монашеский постриг;
  • его брат Сергей, действительно, занимался солеварением в Балахне;
  • сестра Софья приняла монашеский постриг;
  • его жена Таисия пережила мужа на несколько лет и в конце жизни также приняла монашеский постриг;
  • единственный сын по имени Нефёд всю жизнь прослужил в Москве стольником, умер бездетным.

В 1610 году Кузьма работал мясником и проживал в Нижнем Новгороде. Был избран на должность земского (посадского) старосты. Скорее всего, это избрание было связано с его участием в Первом ополчении, когда он в составе нижегородского полка сражался против тушинцев. В 1611 году новый староста произнёс на общем собрании горожан пламенную речь, которая, в конечном итоге, подвигла народ к организации Второго ополчения. Нижегородские посадские люди начали собирать средства на содержание служилых людей. Посоветовал нижегородцам пригласить князя Дмитрия Пожарского, чтобы он стал их военным предводителем. Полномочия руководители ополчения поделили следующим образом:

  • Пожарский занимался военным планированием;
  • Минин заведовал хозяйственной частью.

Внимание! Была введена «третья деньга», то есть все нижегородцы должны были отдать на нужды ополчения третью часть своего состояния. Средства тратились разумно. На службу были наняты лучшие военные специалисты того времени. Минин лично заведовал провиантом и фуражом, обеспечивал ополчение всем необходимым, в том числе вооружением и даже артиллерией.

К апрелю 1612 года в Ярославле был организован «Совет всея Земли» — временный государственный орган, который должен был обеспечить гражданский порядок на освобождённых землях. Под Нижним Новгородом собралось большое войско, готовое под руководством Пожарского идти на освобождение Москвы.

В боях за Москву в августе-сентябре 1613 года купец также принимал деятельное участие, возглавлял две дворянские роты, которые дали отпор литовским войскам гетмана Ходкевича и первыми прорвались к Донскому монастырю.

Жизнь после победы

После освобождения Москвы Козьма Минин вместе с князьями Пожарским и Трубецким фактически управлял государством, принимал участие в обсуждении кандидатур возможных правителей государства, но сам наотрез отказался стать одним из кандидатов.

Внимание! Кузьма Минин был не против рассмотреть также кандидатуру польского царевича Владислава, но утверждал, что приглашать его на московский престол можно только в том случае, если он согласится принять православие.

После избрания на престол Михаила Романова, Минин получил высочайший служилый чин думного дворянина с окладом в 200 рублей и вотчины под Балахной. Пользовался большим уважением среди представителей Боярской Думы, был советчиком молодого царя и его родителей, Ксении и Филарет, ставшим, в конце концов, новым московским патриархом. Скончался в 1616 году и был погребён в Спасо — Преображенском соборе Нижегородского кремля. Сейчас захоронение находится в Михайло-Архангельском соборе.

Предводитель второго ополчения

Дмитрий Пожарский был выдающимся военным стратегом и политическим деятелем XVI-XVII веков, сплотил людей и создал сильное войско, сумевшее освободить Москву от польско-литовских войск.

Происхождение

Пожарские являются прямыми потомками суздальских князей Стародубских, которые ведут свою родословную от Юрия Долгорукого. Родился 1 ноября 1578 года. В семье было несколько сыновей и дочь по имени Дарья, которая впоследствии вышла замуж за печально знаменитого Никиту Хованского.

Интересно! Мало кто знает, как звали в семье будущего героя. При крещении его нарекли в честь Святого Дмитрия Солунского, а до этого события он носил имя Кузьма. Родители после совершения церковного обряда продолжали по-привычке называть сына прежним именем. Этот факт может пригодиться участникам школьных олимпиад.

Свою службу при дворе Дмитрий Михайлович начал с 15 лет в 1593 году. Всестороннюю поддержку ему оказывала мать, которая занимала высокий пост верховной боярыни при царице Марии Григорьевне Годуновой и дала своему сыну великолепное для того времени образования, привила чувство долга, ответственности за свои поступки, благочестие и набожность.

После смерти Годунова князь присягал на верность Лжедмитрию I и Василию Шуйскому. В это время (1606-1609 гг) он служил под началом полководца М. Скопина-Шуйского, отличился в боях с поляками и болотниковцами.

В 1610 году отказался принимать участие в призвании на московский престол царевича Владислава и удалился в Зарайск, где служил воеводой. В 1611 году примкнул к Прокопию Ляпунову, руководителю Первого ополчения. Вместе со своими служилыми людьми пытался «отвоевать» Москву у поляков и даже получил в одном из многочисленных боёв тяжёлое ранение. На лечение отправился в родовое имение Юрьево Нижегородского уезда, куда прибыли представители Второго ополчения, чтобы пригласить Дмитрия Михайловича возглавить боевой поход на Москву.

Внимание! Восстание Минина и Пожарского против интервенции — яркий пример национальной освободительной борьбы, формирующей и цементирующей нацию.

Князь принял предложение нижегородцев, понимая, что из всего Московского государства наиболее стойко продолжали держаться только Троице — Сергеева лавра под руководством игумена Дионисия и Нижний Новгород. Новый предводитель прибыл в город в октябре 1611 года, а в марте 1612 года ополчение Минина и Пожарского выступило по направлению к Ярославлю. По дороге войска ополчения освободили Суздаль.

В Ярославле воевода чуть не погиб от рук заговорщиков, наёмных убийц послал казачий атаман Иван Заруцкий. Заговор раскрыли, участники были прощены и сосланы в подмосковные таборы. В июле войско ополченцев выступило на Москву, к августу они достигли Троице-Сергеевой Лавры, а в конце августа — начале сентября — стояли под Москвой. Бои за город продолжались до 22 октября, когда пал осажденный ополченцами Китай-город.

Подвиг Минина и Пожарского заключается в том, что они сумели сплотить народ на борьбу не только за православную веру, но и за государственность. Именно поэтому 4 ноября мы отмечаем праздник под названием «День Народного Единства».

Служба царю Михаилу Романову

Вместе с боярами Мстиславскими, князем Трубецким и Кузьмой Мининым Дмитрий Михайлович руководил страной до созыва Земского Собора в 1613 году. Ему принадлежит идея пригласить на московский престол родственников последнего царя Фёдора Иоанновича по линии матери Анастасии Романовой. Стал близким другом нового московского правителя. Участвовал в чине венчания на царство, был дружкой на обеих свадьбах Михаила Романова, поддерживал царя во время смерти двух его сыновей.

После венчания Михаила Романова на царство Дмитрию Пожарскому был дарован сан боярина, князь продолжал играть видную политическую роль при дворе:

  1. В качестве воеводы освободил от поляков города Брянск и Карачев, защищал Калугу, Можайск и Боровск от войск польского царевича Владислава.
  2. Вёл дипломатические переговоры с английскими послами, был посланником царя, заключал Поляновский мир.
  3. Как государственный чиновник он руководил различными приказами.
  4. Был воеводой и наместником в разных городах.

Семья

Пожарский был женат дважды. В первом браке у него родились 3 сына и 3 дочери. Второй брак с княжной Голицыной был бездетным. По мужской линии род прервался в 1682 году, а вот потомки князя по женской линии здравствуют и поныне. Умер в 1642 году, похоронен в семейной усыпальнице. Это является достоверным фактом, хотя усыпальница и не сохранилась до наших дней.

Внимание! Потомок Пожарского князь П.А. Волконский (кстати, родственник знаменитого декабриста), живёт в Эстонии и является известным режиссером.

Освободители. Минин и Пожарский

История России. Лекция 27. Минин и Пожарский

Вывод

Минин и Пожарский – значимые исторические фигуры. Благодаря их мужеству, отваге, любви к Родине и свободолюбивому духу русское государство сохранило независимость и веру. Они сумели сплотить народ, воодушевить представителей всех национальностей, населявших в ту пору Московское государство. Современники восхищались их подвигом. Потомки, спустя многие годы после великих событий, хранят память о том, что сделали руководители и участники ополчения. Нижегородцы установили памятник освободителям на площади Народного единства возле стен кремля, а его малая копия находится в Москве на Красной площади.

Дмитрий Пожарский – полководец, политик и дипломат


На днях вся страна будет отмечать 400-летие освобождения Москвы от поляков ополчением Минина и Пожарского. А кто такой князь Пожарский? Его знают все и никто. Об этом парадоксе писал еще Пушкин в 30-х годах XIX века.
Культ Пожарского стал складываться в ходе наполеоновских войн. Единственный памятник на главной площади страны посвящен Минину и Пожарскому. Именем Пожарского назывались крейсеры царского, белогвардейского и советского флотов. Бронепоезда с именем Пожарского служили в Красной и белых армиях. Но культовый образ Пожарского весьма далек от реальности.
Дореволюционные и советские историки существенно исказили образ Дмитрия Пожарского. Делалось это с разными целями, а результат получился один. Из Пожарского сделали незнатного дворянина, храброго и талантливого воеводу, но слабого политика, начисто лишенного честолюбия. Вообще этакого исправного служаку-бессеребреника: совершил подвиг, откланялся и отошел в сторону.
Вот, к примеру, что писал о Пожарском знаменитый историк Иван Забелин: «Это был человек малоспособный. Он не совершил ничего необыкновенного, действовал зауряд с другими, не показал ничего, обличающего ум правителя и способности военачальника. Его не все любили и не все слушались. Он сам сознавал за собою духовную скудность».
Так что нам волей-неволей придется разобраться с родословной Дмитрия Михайловича.
КНЯЖЕСКАЯ РОДОСЛОВНАЯ: РЮРИКОВИЧИ МЫ
К началу XVI века князья Пожарские по богатству существенно уступали Романовым, но по знатности рода ни Романовы, ни Годуновы не годились им в подметки. Пожарскому не было нужды вписывать в родословную бродячих немцев («пришел из прусс») или татарских мурз, приезжавших на Русь основать православный монастырь («Сказание о Чете»). Не было нужды князьям Пожарским прилепляться к знатным родам по женской линии. Родословная князей Пожарково-Стародубских идет по мужской линии от великого князя Всеволода Большое Гнездо (1154–1212). И ни у одного историка не было и тени сомнения в истинности ее.
В 1238 году великий князь Ярослав Всеволодович дал в удел своему брату Ивану Всеволодовичу город Стародуб на Клязьме с областью. С конца XVI века Стародуб стал терять свое значение, и к началу XIX века это уже было село Клязьменский Городок Ковровского уезда Владимирской губернии.
Стародубское удельное княжество было сравнительно невелико, но занимало стратегическое положение между Владимирским и Нижегородским княжествами. Кстати, и вотчина Дмитрия Михайловича, село Мугреево, входила в состав Стародубского княжества.
Иван Всеволодович стал родоначальником династии независимых стародубских князей. Его правнук Федор Иванович Стародубский был убит В 1330 году в Орде. Иван Калита написал хану Узбеку донос на стародубского князя. Хан предложил Федору на выбор принять лютую казнь или перейти в ислам. Князь предпочел смерть. За свой подвиг Федор получил прозвище Благоверный и был причислен к лику святых. Сын Благоверного, Андрей Федорович Стародубский, отличился в Куликовской битве. Второй сын Андрея Федоровича, Василий, получил в удел волость с городом Пожар (Погара) в составе Стародубского княжества.
По названию города Пожар (Погара) князь Василий Андреевич и его потомки получили прозвище князей Пожарских. В начале XV века стародубские князья становятся вассалами Москвы, но сохраняют свой удел.
Князья Пожарские верой и правдой служили московским правителям. Согласно записи в «Тысячной книге», за 1550 год на царской службе состояли 13 стародубских князей: «Князь Ондрей да князь Федор княж Ивановы дети Татева. Князь Иван да Петр княж Борисовы дети Ромодановского. Князь Василей княж Иванов сын Ковров. Князь Иван Чорной да князь Петр княж Васильевы дети Пожарского. Князь Тимофей княж Федоров сын Пожарского. Князь Федор да Иван княж Ондреевы дети Большога Гундорова. Княж Федоров сын Данила. Князь Федор да Иван княж Ивановы дети Третьякова Пожарского».
Иван Федорович Пожарский был убит под Казанью в 1552 году. Отец нашего героя стольник Михаил Федорович Пожарский отличился при взятии Казани и в Ливонской войне. Но в марте 1566 года Иван Грозный согнал со своих уделов всех потомков стародубских князей. Причем беда эта приключилась не по их вине, а из-за «хитрых» интриг царя. Решив расправиться со своим двоюродным братом Владимиром Андреевичем Старицким, Иван IV поменял ему удел, чтобы оторвать его от родных корней, лишить его верного дворянства. Взамен Владимиру было дано Стародубское княжество. Стародубских же князей скопом отправили в Казань и Свияжск. Среди них оказались Андрей Иванович Ряполовский, Никита Михайлович Сорока Стародубский, Федор Иванович Пожарский (дед героя) и другие.
Высылка стародубских князей была не только частью интриги Грозного против брата, но и элементом колонизации Казанского края. Наши историки привыкли говорить о покорении Казани в 1552 году. На самом деле еще многие годы в Казанском крае шла жестокая борьба татарского населения против русских. Стародубские князья приехали не одни, а со своими дружинами и дворней. Они получили довольно приличные вотчины и второстепенные должности в администрации Казанского края. К примеру, Михаил Борисович Пожарский был назначен воеводой в Свияжск. Стародубские князья беспощадно подавляли восстания татар и внесли большой вклад в колонизацию края.
С 80-х годов XVI века часть вотчин в бывшем Стародубском княжестве постепенно была возвращена законным владельцам. Но «казанское сидение» нанесло серьезный урон князьям Пожарским в служебно-местническом отношении. Их оттеснили старые княжеские роды и новое «боярство», выдвинувшееся в царствование Грозного. Таким образом, Пожарские, бывшие в XIV – начале XVI века одним из знатных родов Рюриковичей, оказались на периферии, что дало повод советским историкам называть их «захудалым родом».
В ПОРОЧАЩИХ СВЯЗЯХ НЕ ЗАМЕЧЕН
Дмитрий Михайлович Пожарский родился 1 ноября 1578 года в Казанском крае. Но юность его прошла недалеко от Суздаля в родовом гнезде селе Мугрееве у реки Лух. Дмитрий стал вторым ребенком в семье, у него были старшая сестра Дарья и младший брат Василий. В 1587 году скончался отец, Михаил Федорович, и все заботы о семье пришлось взять на себя матери, Марии Федоровне, урожденной Беклемишевой.
В 1593 году 15-летний Дмитрий Михайлович Пожарский впервые прибыл на дворянский смотр. Борису Годунову не за что было гневаться на князей Пожарских, да и на другие рода Стародубских князей. С другой стороны, они не оказали особых услуг Борису, да и сам правитель предпочитал последовательное присвоение чинов служилым людям. В результате Дмитрий Михайлович был оставлен при царском дворе, ему присвоили звание рынды, а через пару лет стряпчего.
В 1602 году царь Борис пожаловал в стольники Дмитрия Михайловича и Ивана Петровича Пожарских. Для 24-летнего князя Дмитрия это считалось неплохим началом карьеры. Стольник Дмитрий Пожарский по царскому указу был отправлен на литовскую границу.
Об участии Пожарского в войне с Лжедмитрием I документальных данных нет. Скорей всего он оставался в Москве при особе государя. Вместе со всеми москвичами Дмитрий Михайлович целовал крест царю Димитрию и остался стольником при его дворе.
В ночь на 17 мая 1606 года Пожарский оказался в отъезде. Он был в родовом имении Мугреево и соответственно не участвовал в перевороте Василия Шуйского. Дмитрию Михайловичу фантастически везло, а может, наоборот, не везло, и он оставался в стороне от всех переворотов. И новый царь его не наградил и не наказал. Василий Шуйский произвел «перебор» стольников, в ходе которого свыше ста человек были лишены этого звания. Пожарский же по-прежнему остался «вечным» стольником.
В конце 1607 года под Москвой Пожарский многократно участвовал в боях с войском Ивана Болотникова. В июне 1608 года Пожарский отличился при защите Москвы от войск Тушинского вора. Именно его конный отряд в ночь на 4 июня остановил поляков Рожинского на Ваганьковском поле.
В июле 1608 года Пожарский впервые был назначен воеводой и стал командовать отдельным отрядом. В то время шла непрерывная борьба царских войск и Тушинского вора за контроль над коммуникациями.
Воевода Пожарский приказал атаковать «литовских людей» у села Высоцкого (сейчас это город Егорьевск). Тушинцы были наголову разбиты и бежали, оставив Пожарскому обоз –»многую казну и запасы». При этом Пожарский поссорился с коломенским воеводой Иваном Пушкиным, который предпочел отсидеться в остроге и отказался дать ратников в помощь Пожарскому. В итоге через несколько недель после сражения Пожарскому пришлось судиться у царя Василия с нахально заместничавшим Иваном Пушкиным. Род Пушкиных имел столь же «липовую» родословную, что и Романовы, а потянули на князя Рюриковича. Естественно, что царь отклонил их претензии, но драть их батогами, как в те времена было положено за оное преступление, не стал из-за шаткости своего положения.

Пожарского же царь пожаловал поместьем в Суздальском уезде, центром которого было большое село Нижний Ландех.
В 1609 году царь назначил Пожарского воеводой в Зарайск. Город имел стратегическое значение. Первая зарайская деревянная крепость была построена в XV веке на мысу, образованном высоким берегом реки Осетр (правый приток реки Оки) и островом Бубнова.
Во время свержения Василия Шуйского и начала правления семибоярщины Пожарский безвыездно находился в Зарайске и его окрестностях. Пожарский отказался целовать крест королевичу Владиславу и выжидал дальнейшее развитие событий. Прокопий Ляпунов из Рязани начал рассылать грамоты с призывами собрать ополчение и идти на Москву. Теперь царь Василий отрекся от престола, и свободный от присяги Дмитрий Михайлович со спокойной совестью поддержал Ляпунова.
БИЗНЕС-ПАРТНЕРЫ И СОРАТНИКИ
Король Сигизмунд решил уничтожить Ляпунова и специально для этого направил на Рязанщину большой отряд поляков и запорожских казаков во главе с воеводой Исаком Сунбуловым. Известие о приближении Сунбулова застало Прокопия Ляпунова в его поместье, и он успел укрыться в деревянной крепости городка Пронска. Ратников в Пронске было мало, и Ляпунов разослал по окрестным городам отчаянные письма о помощи. Первым к Пронску двинулся Пожарский со своими зарайскими ратниками. По пути к ним присоединились отряды из Коломны. Узнав о прибытии войск Пожарского, поляки и казаки бежали из-под Пронска.
Через некоторое время Сунбулову удалось собрать свое воинство, и он решил отомстить Пожарскому, вернувшемуся из Пронска в Зарайск. Ночью запорожцы попытались внезапно захватить зарайский кремль (острог), но были отбиты. А на рассвете Пожарский устроил вылазку. Казаки в панике бежали и больше не показывались у Зарайска.
Обеспечив безопасность своего города, Пожарский смог отправиться в Рязань к Ляпунову. Они договорились, что Ляпунов с ополчением двинется к Москве, а Пожарский поднимет восстание в самом городе. Для этого Пожарский и отправился в столицу. Есть основания полагать, что он прибыл в Москву не один, а с отрядом «ратных людей».
Как известно, в марте 1611 года Пожарский возглавил восстание москвичей против поляков. Получив серьезное ранение, славный воевода был увезен в свою вотчину.
Кузьма Минин поднимает Нижний Новгород против поляков. Новому ополчению нужен полководец. Кузьма настоятельно требует звать Пожарского, и только его.
Как воевода Пожарский не проиграл ни одной битвы. Как стольник Пожарский ни разу не нарушил верность царю. Он был предан последовательно Борису Годунову, Лжедмитрию I и Василию Шуйскому, пока их смерть или отречение не освобождали его от присяги. Пожарский не присягал ни Тушинскому, ни Псковскому ворам, равно как и королю Сигизмунду, и королевичу Владиславу.
Очень важно было и то, что Пожарский находился рядом с Нижним в селе Мугрееве. Наконец, не последнюю роль сыграло и личное знакомство Кузьмы Минина с князем.
Дело в том, что совладельцем принадлежавшей Федору Минину рассольной трубы Лунитская был… Дмитрий Михайлович Пожарский. Так что, прежде чем стать товарищами по второму ополчению, Минин и Пожарский были товарищами в добыче и продаже соли.
До января 1612 года воевода Пожарский прославился знанием тактики и личной храбростью. Возглавив ополчение, он с первых дней показал себя незаурядным стратегом и искусным политиком. Кузьма Минин во всем безоговорочно поддерживал воеводу. Оба вождя понимали, что идти прямо к Москве на соединение с ополчением Заруцкого и Трубецкого – это повторить судьбу Ляпунова и погубить второе ополчение.
Пожарский предложил идти на Москву в обход, вверх по Волге. Узнав о его намерении, Трубецкой и Заруцкий решили опередить его, захватить Ярославль, преградить путь по Волге и отрезать ополчение от русского Севера. К Ярославлю с атаманом Андреем Просовецким двинулся отряд воровских казаков.
Пожарский среагировал немедленно и выслал к Ярославлю мобильный отряд под началом Дмитрия Петровича Лопаты-Пожарского. Основные же силы ополчения торжественно двинулись в поход из Нижнего Новгорода в день Великого поста 23 февраля 1612 года. В Балахне, первом городе на пути ополчения, жители хлебом-солью встретили Пожарского, а местный воевода Матвей Плещеев присоединился к ополченцам.
Ярославль без боя перешел в руки второго ополчения. В первых числах апреля 1612 года основные силы ополчения под колокольный звон вступили в Ярославль.
Ратная икона «Благословение Преподобным Иринархом, Затворником Борисо-Глебским, Православного Русского Воинства, народных героев – вождей и спасителей Отечества – Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского в 1612 году». XVII век
ЯРОСЛАВСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО
Минин и Пожарский решили покончить со Смутой раз и навсегда – собрать Собор в Ярославле для выборов царя и патриарха и лишь тогда двинуться на Москву.
Созыв Собора в обстановке смуты и хаоса – дело не недель, а долгих месяцев. Поэтому в Ярославле, не дожидаясь Собора, было создано земское правительство, управляющее уже большей частью России.
По указанию Минина и Пожарского в Костроме, Суздале, Устюжне, Угличе, Переславле-Залесском, Белоозере, Тобольске, Ростове, Владимире, Кашине, Твери, Касимове были сменены воеводы, на место которых были поставлены верные люди. В Ярославле возникли учреждения типа министерств: Поместный приказ (им руководили дьяки Мартемьянов и Лихачев), Разрядный приказ (Варев и Данилов), Большой дворец (Емельянов), Монастырский приказ (Витовтов и Дмитриев), Посольский приказ (Романчуков). Сибирскими территориями стал ведать Головнин, а Новгородской четвертью сначала Юдин, затем Иванов.
Разумеется, кроме светской власти должна быть власть и духовная. Для созыва Большого собора нужно было время, а пока был создан Духовный совет, во главе которого был поставлен бывший ростовский митрополит Кирилл.
Ярославское правительство учредило и новый государственный герб, на котором был изображен лев. На большой дворцовой печати были изображены два льва, стоящие на задних лапах. При желании введение нового герба можно объяснить тем, что все самозванцы выступали под знаменами с двуглавым орлом, гербом русского государства еще со времен Ивана III. Но, с другой стороны, новый государственный герб был уж очень похож на герб князя Пожарского, где были изображены два рыкающих льва. Да и сам Пожарский теперь именовался «Воевода и князь Дмитрий Михайлович Пожарково-Стародубский»..
Деятельность ярославского правительства начала приносить плоды. Даже отдаленные области Поморья и Сибири слали деньги и своих представителей в Ярославль.
Считая себя правителем государства, Пожарский взял в свои руки все внешнеполитические дела. Воевода прекрасно понимал, что у второго ополчения нет сил для одновременной войны с поляками и шведами, и решил выиграть время, вступив в переговоры со Швецией. Для этого 13 мая 1612 года в Новгород был послан Степан Татищев с грамотами от Минина и Пожарского к митрополиту Исидору, новгородскому воеводе князю Ивану Большому Никитичу Одоевскому и шведскому воеводе Якобу Делагарди.
В грамотах к митрополиту и воеводе Одоевскому содержались запросы о состоянии дел в Новгороде и о взаимоотношениях со шведскими оккупантами. В грамоте к Делагарди Минин и Пожарский писали, что если король шведский «даст брата своего на государство и окрестит его в православную христову веру», то второе ополчение поддержит его кандидатуру на русский престол.
В середине июня 1612 года в Ярославль прибыл проездом возвращавшийся с персидским посольством от шаха Абасса посол австрийского императора Рудольфа II Юсуф Григорович. Он был принят Пожарским. В ходе светской беседы всплыл как-то сам собой вопрос о кандидатуре на московский престол императорского брата эрцгерцога Максимилиана. Документально неизвестно, кто первым «сказал мяу» про Максимилиана, но вряд ли это мог сделать посол, не имевший на то санкции императора. Пожарский заявил Грегоровичу, что русские Максимилиана «примут с великой радостию».
Историк Сергей Соловьев писал: «Вожди ополчения по неопытности своей думали, что Австрия теперь захочет быть благодарною, поможет Московскому государству в его нужде».
Теперь эти высказывания повторяет каждый, кто пишет о Пожарском, да еще и не ставит кавычек. На самом деле воевода не был столь неопытен. Заметим, что австрийские императоры издавна добивались союза с Россией против Польши.
Итак, Пожарский пытался устроить Польше войну на два фронта (как в 1939 году!) при довольно большой вероятности успеха. Однако по ряду причин, в том числе из-за турецкой угрозы, Рудольф II не выступил против Польши. Однако сам факт ведения переговоров ярославского правительства с австрийским императором был замечен в Польше и стал серьезным аргументом у радных панов против королевской войны с Россией.
ПОДГОТОВКА К ВЫБОРАМ ЦАРЯ
А внутри страны толки о брате шведского короля и брате императора Священной Римской империи создавали Пожарскому большой пропагандистский эффект. Ну, предположим, собрали вожди ополчения в Ярославле Собор представителей всех русских городов, а кандидатура одна – стольник Пожарский. А других нет, знатные лица, собравшиеся под знаменем второго ополчения были, мягко говоря, несерьезны. И получилось бы, что Пожарский избрал сам себя. А тут лучшие в Европе кандидаты эрцгерцог и принц. Другой вопрос, если Собор обнаружит у каждого из них принципиальные недостатки. Ну, тогда простите, по всей Европе искали, ничего лучшего не нашли, больше некому царем быть, как Дмитрию Михайловичу.

Казалось, еще немного и Земской собор изберет воеводу царем, а митрополита Кирилла патриархом. Со Смутой было бы покончено в считанные месяцы. Вся история государства Российского могла пойти по другому пути.
Однако судьба распорядилась совсем иначе. В июле 1612 года войско гетмана Ходкевича двинулось на Москву. Перед Пожарским и Мининым возникла роковая дилемма – идти к Москве означало своими руками погубить план спасения государства, который был уже на грани успеха. Под Москвой волей-неволей придется сотрудничать с первым ополчением, признать его легитимность и делить плоды победы. А то, что собой представляла публика из первого ополчения, Пожарский и Минин знали не понаслышке. Не было никакого сомнения, что воровские казаки и впредь будут источником смут и потрясений. Но, с другой стороны, ждать, пока Ходкевич разгонит казаков и деблокирует войско Гонсевского, тоже было нельзя. Это скомпрометирует второе ополчение и особенно его вождей. Узнав о походе Ходкевича, многие казачьи атаманы из подмосковного лагеря писали слезные грамоты к Пожарскому с просьбой о помощи.
С аналогичной просьбой к Пожарскому обратились монахи Троице-Сергиева монастыря. В Ярославль срочно выехал келарь Авраамий Палицын, который долго уговаривал Пожарского и Минина. Из двух зол пришлось выбирать меньшее, и Пожарский приказал готовиться к походу на Москву.
Дальнейшее общеизвестно. Польское войско гетмана Ходкевича было разбито и бежало к Можайску, а польский гарнизон в Москве капитулировал 27 октября (4 ноября по новому стилю) 1612 года. Позже царские историки выдумают, что Пожарский предложил выбрать в цари 16-летнего Михаила Романова, который вместе со всей родней сидел в осаде в Кремле.
Что же произошло, почему поглупел славный воевода? Может, его польским ядром контузило или шестопером по шлему съездили? Нет, Дмитрий Михайлович Пожарский активно участвовал в борьбе за престол. Почему же не осталось письменных свидетельств очевидцев о предвыборной борьбе Пожарского? Ну, во-первых, резонно предположить, что все такие документы были уничтожены по указу Михаила, а во-вторых, Москва – не Варшава и не Париж, громко обещать панам злотые за избрание на престол и произносить исторические фразы, что-де Париж стоит мессы, не принято. Ни Годунов, ни Михаил ни разу не предлагали себя на престол, а наоборот, категорически отказывались от него. Соответственно и Пожарский не мог нарушить традицию. Но, увы, он совершил две роковые ошибки. Во-первых, о чем уже говорилось, вошел в соглашение с боярами при капитуляции поляков, а во-вторых, не сумел удержать в Москве дворянские части из второго ополчения. В результате тушинским казакам угрозой применить силу, а в отдельных случаях и грубой силой удалось затащить на престол Михаила Романова.
ПОСЛЕ СМУТЫ БЫЛА ВОЙНА
Нравится нам или нет, но никакого народного единства 4 ноября и в последующие недели в Москве не наблюдалось. Увы, Смута не только после 4 ноября, но и после приезда Михаила в Москву не только не ослабла, но и даже усилилась. Мало того, если с конца 1610 года по 4 ноября 1612 года гласной тенденцией Смуты была борьба с польской интервенцией, то после 4 ноября поляки вышли из игры на пять лет.
Смута же приобрела характер чисто гражданской войны – московитов против московитов. Локальные стычки на севере со шведами и участие отдельных «польскоподданных» (в основном литовцев и малороссов) в отрядах русских воров картины в целом не меняют.
После захвата власти в Москве тушинскими сторонниками Романовых война в Московском государстве заполыхала с новой силой. Расширились и масштабы военных действий от Вязьмы до Казани и от Соловков до Астрахани. Потери русского народа никто не считал, но можно смело утверждать, что с 4 ноября 1612 года по 18 октября 1617 года (день возобновления активных боевых действий поляками) погибло больше людей, чем за любые пять лет Смуты с 1605 по 1611 год.
Любопытно, кто допустил принципиальную ошибку, провозгласив день перехода национально-освободительной борьбы против поляков в чисто гражданскую войну Днем национального единства? Так что 4 ноября –это всего лишь блестящая победа Минина и Пожарского над поляками. Победа, которая вывела поляков из войны почти на пять лет.
Кстати, в этом году мы отмечаем и второй круглый юбилей – 200-летие победы над поляками, вторгшимися в Россию вместе с Великой армией Наполеона. В этой армии находилось свыше 150 тыс. этнических поляков и около 200 тыс. этнических французов. Причем, если целью Наполеона было заставить Александра I выполнять условия Тильзитского мира и других договоренностей, то паны мечтали о превращении Российской империи в Московское княжество и создании Речи Посполитой «от можа до можа», то есть от Балтики до Черного моря с Ригой, Смоленском, Киевом и Одессой.

Пожарский Дмитрий Михайлович

Русский национальный герой. Военный и политический деятель.
Глава Второго народного ополчения, освободившего Москву от польско-литовских оккупантов.

Дмитрий Пожарский родился 1 ноября 1578 года в селе Берсенево, Клинский уезд. Является потомком Василия Андреевича, первого из князей Пожарских, выходцев из Стародубских князей суздальской земли. Стародубские князья, в свою очередь, являются потомками великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича, сына Юрия Долгорукого, основателя Москвы. Согласно распространенной легенде, центр его небольших владений — село Радогость — было опустошено пожаром, и после восстановления стало прозываться Погаром.

После смерти отца семья Пожарских переехала в Москву, где вдовая Мария Федоровна занялась воспитанием детей. В 1593 году в возрасте пятнадцати лет Пожарский поступил на дворцовую службу, как это было принято у княжеских и дворянских детей того времени.

В начале царствования Бориса Годунова Пожарский обладал придворный чином, «стряпчий с платьем». Тогда же Пожарский с матерью неоднократно, до 1602 года попадали в опалу к царю Борису. Но в 1602 году опала с них снята. Сам Пожарский пожалован царем в стольники, а его мать стала боярыней при дочери царя Ксении Борисовне.

В мае 1606 года царем стал князь Василий Иванович Шуйский, которому присягнул и Дмитрий Михайлович Пожарский. Весной следующего года появился Лжедмитрий II, а с ним на русские земли вторглись полчища литовцев и поляков, которые, поддерживая Лжедмитрия II, занимались грабежом, разоряли русские города, села, деревни, церкви и монастыри. На борьбу против нового самозванца и непрошеных гостей царь Шуйский мобилизовал все имеющиеся у него средства. В числе других приближенных в 1608 году отрядил на борьбу с захватчиками князя Пожарского в качестве полкового воеводы.

За ревностную службу по защите Отечества от поляков Пожарский получил от царя Шуйского в 1609 году вотчину из своего старого поместья в Суздальском уезде село Нижний Ландех c двадцатью деревнями, починками и пустошами.

К началу 1609 года, значительное количество городов России признало «царя Димитрия Ивановича». Только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верны Шуйскому. Одновременно польский король Сигизмунд III вторгся в Россию и осадил Смоленск, потребовав от тушинских поляков оставить Самозванца и перейти на его сторону.

В начале 1610 года Лжедмитрий II вынужден бежать из Тушина в Калугу. Скопин-Шуйский вступил в Москву, где неожиданно умер; русско-шведское войско под командованием брата царя Дмитрия Шуйского выступило на помощь Смоленску.

Князь Пожарский, в то время зарайский воевода, не признал решения московских бояр призвать на российский трон сына Сигизмунда III, королевича Владислава. Не признали решения Семибоярщины и нижегородцы. В январе 1611 года, утвердившись крестным целованием, клятвой с балахонцами, они разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич.

Второе народное ополчение выступило из Нижнего Новгорода в конце февраля — начале марта 1612 года. Его путь пролегал вдоль правого берега Волги через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Катунки, Пучеж, Юрьевец, Решму, Кинешму, Плес, Кострому, Ярославль и Ростов Великий. По просьбе жителей Суздаля Пожарский послал в город своего родственника, стольника князя Романа Петровича Пожарского, который разбив поляков, освободил город.

В Ярославль ополчение пришло в конце марта — начале апреля 1612 года и вынуждено задержаться до конца июля, чтобы собрать больше войск и лучше подготовить ополченцев к московскому сражению. Перед приходом в Ярославль Пожарский получил известие об измене руководителей казацкого отряда, стоявшего под Москвой, князя Д.Т. Трубецкого и атамана Заруцкого, присягнувших еще одному Самозванцу, беглому дьякону Исидору. В Ярославле же князь Пожарский чуть было не погиб от руки наемных убийц.

Народное ополчение выступило из Ярославля в Москву 28 июля 1612 года и 14 августа 1612 года оно уже было у стен Троице-Сергиевого монастыря, а 20 августа подошло к Москве. С 21 августа в течении трех дней происходило ожесточенное сражение ополченцев с поляками и войсками литовского гетмана Ходкевича, пришедшего на помощь полякам по приказу польского короля Сигизмунда III.

К вечеру 24 августа поляки и войска Ходкевича были наголову разбиты, а сам Ходкевич с остатками своего войска утром 25 августа 1612 года ушел в Польшу. Но еще два месяца продолжалась борьба ополченцев с засевшими в Москве поляками. Наконец 1 ноября поляков выгнали из Китай-города.

После Смуты князь Пожарский уже не играл никакой выдающейся роли: его имя встречается в местнических спорах, в борьбе против лисовчиков и поляков, также в качестве новгородского воеводы, главного судьи Разбойного, Московского судного и Поместного приказов. Окончательная оценка личности князя Пожарского еще не вполне возможна: часть материала, к нему относящаяся, не изучена; особенно это следует заметить о приказном делопроизводстве за недолгие, правда, моменты его судебно-административной деятельности.

Князь Дмитрий Пожарский был женат два раза, во второй раз — на княжне Голицыной.

Дмитрий Михайлович Пожарский скончался 30 апреля 1642 года. Его прах покоится в родовой усыпальнице в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре. Род Пожарских пресекся в 1684 году смертью Дмитриева внука, Юрия Ивановича.

Семья Дмитрия Пожарского

Семья Дмитрия Пожарского

Князь Дмитрий Пожарский был женат дважды. От первой жены Прасковьи Варфоломеевны у него было три сына и три дочери:

Пётр (ум. в 1647 году),
Фёдор (ум. 27 декабря 1632 года),
Иван (ум. 15 февраля 1668 года),
Ксения (ум. 22 августа 1625 года. Была замужем за князем Василием Семёновичем Куракиным)
Анастасия (год смерти неизвестен. Была замужем за князем Иваном Петровичем Пронским)
Елена (год смерти неизвестен. Была замужем за князем Иваном Фёдоровичем Лыковым)
Прасковья Варфоломеевна умерла 28 августа 1635 года, и вскоре князь женился на дочери стольника Андрея Ивановича Голицына княжне Феодоре, которая пережила его на девять лет и умерла в 1651 году бездетной.

Потомки
Род Пожарских пресёкся по мужской линии в 1685 году со смертью Юрия Ивановича, внука князя Дмитрия.

Потомки Дмитрия Пожарского князь Андрей Михайлович Волконский и его сын, князь Пётр Андреевич Волконский, граф Петр Петрович Шереметев.

закрыть

Память о Дмитрии Пожарском

Память о Дмитрии Пожарском

Памятник Минину и Пожарскому в Москве (Мартос И. П., 1818 год).
Памятник Дмитрию Пожарскому в Суздале (Азгур З. И., 1955 год).
Памятник Пожарскому в Пурехе (Гусев П. Н., 1998 год)
Памятник Пожарскому в Зарайске (Иванов Ю. Ф., 2004 год).
Памятник Минину и Пожарскому (копия московского памятника, Церетели З. К., 2005 год) площадь Народного Единства в Нижнем Новгороде.
Памятник Пожарскому в Борисоглебском (Переяславец М. В., 2005 год).
В Великом Новгороде на Памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год) дважды присутствует фигура князя Пожарского.
Стела «Клятва князя Пожарского» на территории Ярославского музея-заповедника.
Бронепоезд «Князь Пожарский».
Электропоезд ЭД9М-0212 «Дмитрий Пожарский».
Броненосный крейсер (первоначально броненосный фрегат) «Князь Пожарский» (1867-1911 гг.).
Ледокол «Князь Пожарский» (1916-1920 гг.).
Крейсер «Дмитрий Пожарский» проекта 68-бис (1952-1987 гг.).
Атомная подводная лодка стратегического назначения «Князь Пожарский» (заложена в 2016 г.).
улицы Пожарского в ряде городов.
Улица Дмитрия Пожарского в Можайске.

Вооруженные силы

Именем Дмитрия Пожарского названа одна из российских атомных подводных лодок стратегического назначения — РПКСН проекта 955 «Борей», относящаяся к 4-му поколению. Закладка ракетоносца состоялась 23 декабря 2016 года.

закрыть … читать ещё >

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский родился 1 ноября 1578 года в семье князя Михаила Федоровича Пожарского (ум. 1587), потомка удельных князей Стародубских.
Место рождения Д. М. Пожарского неизвестно. Существует версия, что князь мог родиться в селе Берсеневе Клинского уезда (оно входило в проданное его матери Марии Федоровны Беклемишевой), т. к. суздальские земли князей Пожарских в это время были конфискованы царем Иваном IV Грозным в пользу опричнины.
В 1593 году Д. М. Пожарский поступил на придворную службу. В 1598 году он имел придворный чин «стряпчего с платьем». В начале царствования Бориса Годунова князь неоднократно подвергался опале, но в 1602 году опала с него была снята, и он был произведен в стольники.
Д. М. Пожарский продолжал придворную службу при Лжедмитрии I и Василии IV Шуйском. В 1608-1610 годах принимал участие в борьбе со сторонниками Лжедмитрия II, был полковым воеводой. В 1609 году за ревностную службу царь Василии IV Шуйский пожаловал ему в вотчину прежнее поместье его предков — село Нижний Ландех с 20 деревнями, починками и пустошами в Суздальском уезде. В феврале 1610 года Василии IV Шуйский назначил Д. М. Пожарского воеводой города Зарайска Рязанского уезда.
В 1610 году Д. М. Пожарский не признал решения московских бояр призвать на российский трон сына польского короля Сигизмунда III — королевича Владислава. Князь принял участие в Первом ополчении (1611), примкнув в Рязани к отряду воеводы Прокопия Ляпунова. Во время восстания против польско-литовских интервентов в Москве 19-20 марта 1611 года участвовал в уличных боях, в ходе которых был ранен.
С конца октября 1611 года Д. М. Пожарский вместе с нижегородским земским старостой К. Мининым участвовал в формировании Второго ополчения, стал одним из его руководителей. В августе-октябре 1612 года принимал участие в боях с войсками литовского гетмана Я. К. Ходкевича с осажденным в Московском Кремле польским гарнизоном, которые завершились освобождением Москвы от интервентов 22 октября (4 ноября) 1612 года.
В конце 1612 — начале 1613 года Д. М. Пожарский являлся одним из руководителей Земского собора, на котором сыграл выдающуюся роль при избрании на царство Михаила Федоровича Романова. При своем венчании 11 июля 1613 года царь Михаил Федорович пожаловал Д. М. Пожарского саном боярина, подтвердил прежние земельные дачи и наградил его новыми землями в Пурецкой волости Нижегородского уезда.
В 1615-1616 годах Д. М. Пожарский руководил боевыми действиями против польских отрядов А. И. Лисовского в районе Брянска и Карачева. В 1618 году он участвовал в отражении похода на Москву польских войск королевича Владислава и украинских казаков гетмана П. К. Сагайдачного. С августа 1628 по сентябрь 1630 года Д. М. Пожарский был воеводой в Новгороде с титулом наместника Суздальского. Во время Смоленской войны 1633-1634 годов Д. М. Пожарский являлся 2-м воеводой русской резервной группы войск в Можайске.
В 1616-1618 и в 1632-1633 годах по поручению царя Михаила Федоровича Д. М. Пожарский возглавлял сбор «пятины» с торговых людей для пополнения казны в военное время. Князь руководил приказами: Галицкой четью (1617), Ямским (1619-1628), Разбойным (1621-1628), Приказных дел (1631-1632), Московским судным (1634-1638, 1639-1640).
Д. М. Пожарский выполнял также дипломатические поручения. В 1617 году он в чине наместника Коломенского вел переговоры с английским послом Дж. Мериком. В 1615-1617 годах участвовал в переговорах о заключении Столбовского мира со Швецией. В 1635 году князь был участником русско-польских переговоров, предшествовавших подписанию Поляновского мира. Весной 1640 года он, как наместник Коломенский, дважды принимал участие в переговорах с польскими послами. Эти переговоры являются последними службами Д. М. Пожарского, записанными в Разрядной книге.
Д. М. Пожарский скончался в Москве 20 (30) апреля 1642 года. Он был похоронен в родовой усыпальнице в Спасо-Евфимиевском монастыре в Суздале.

Пожарский Дмитрий Михайлович биография кратко

На фото: Памятник гражданину Минину и князю Пожарскому на Красной площади работы скульптора И. П. Мартоса. Работа над монументом — от проекта до отливки — продолжалась пятнадцать лет и завершилась торжественной установкой памятника в 1818 году. До 1931 года скульптурная группа находилась именно там, где вы ее видите на этой литографии середины XIX века, — в центре площади.

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский родился, как принято считать, в 1578 году, а на дворцовую службу поступил в возрасте пятнадцати лет. Воспитание его большей частью находилось в руках матери Марии Федоровны, урожденной Беклемишевой, так как отец, Михаил Федорович, умер в 1587 году. Мария Федоровна по своему времени была женщиной весьма образованной, высоких нравственных правил, и не будет преувеличением сказать, что именно она оказала решающее влияние на развитие своего знаменитого сына.

Дмитрий Пожарский находился при дворе и во время правления Бориса Годунова, и позднее, в Смутное время, когда Москва поочередно присягнула Лжедмитрию I и Василию Шуйскому. Последнему он сохранял верность в самых тяжелых условиях. Достаточно сказать, что в 1609 году только Троице-Сергиев монастырь, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Зарайск, Нижний Новгород и некоторые сибирские города оставались верны присяге, все прочие признали царем Лжедмитрия II. Воеводой Зарайска был в то время как раз Пожарский Дмитрий Михайлович.

Князь Дмитрий Пожарский возглавляет Второе ополчение

В 1611 году князь Пожарский со своими ратными людьми примкнул к Первому ополчению рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. Свою миссию по освобождению Москвы ополчение, как известно, провалило (сказались внутренние противоречия), а Дмитрий Михайлович, тяжело раненный у стен Китай-города, был вывезен верными людьми к Троице-Сергию, а затем в родовое имение Юрино (Нижегородского уезда).

Здесь-то и нашло его посольство, возглавляемое архимандритом нижегородского Вознесенского Печерского монастыря Феодосием; оно обратилось к Пожарскому с просьбой возглавить Второе ополчение. В октябре 1611 года, еще не вполне оправившись от ран, князь прибыл в Нижний Новгород.

Ополчение выступило в сторону Москвы в начале марта. К концу месяца оно было в Ярославле, но здесь пришлось остановиться на несколько месяцев — следовало лучше подготовиться к решающему московскому сражению. К тому же, опять смутьянничили казаки: атаман Иван Заруцкий, уже сыгравший неблаговидную роль в истории Первого ополчения, теперь переметнулся к новому самозванцу, беглому дьякону Исидору, и подослал к Пожарскому наемных убийц. По счастью, покушение успеха не имело.

Заслуги князя Пожарского перед отечеством

Второе ополчение освободило Москву от поляков в конце октября 1612 года. Открылся Земский Собор, на котором князь Пожарский был вторым лицом (после Ф. И. Мстиславского). Заслуги его перед отечеством не забылись: его возвели в боярское достоинство и пожаловали вотчинами, что подтвердил при своем венчании на царство Михаил Федорович Романов.

Государь вообще старался всячески выказать уважение спасителю Русского государства, что проявлялось как в особых знаках внимания (на обеих свадьбах царя Пожарский был вторым дружкой; находясь в Москве, постоянно приглашался к государевым обедам), так и в особых назначениях. Собственно, борьба с интервентами все еще продолжалась, и на кого было опереться в ней Михаилу Федоровичу, как не на Пожарского. Да и граждане русские доверяли именно ему, как никому другому. Например, в 1617 году, когда в сильно «ужавшиеся» за смутные годы пределы Московского государства вторгся польский королевич Владислав, жители Калуги и других «западных» городов обратились к государю с просьбой прислать для их защиты именно князя Пожарского.

Действия Дмитрия Михайловича против королевича Владислава имели успех, но сам он в разгар кампании опасно заболел и, повинуясь наказу царя, уехал в Москву. Едва только встав на ноги, князь вновь «вернулся в строй».

Могила Дмитрия Михайловича Пожарского

В продолжение 1620-х годов Пожарский руководил Ямским и Разбойным приказами, был воеводой в Новгороде (с перерывом). Не отпускал его царь от себя и в 1630-е годы, хотя возраст князя по тому времени уже считался преклонным. В 1635 году он участвовал в заключении Поляновского мирного договора, в 1636— 1637 годах руководил Судным приказом.

Умер Пожарский в 1642 году, в среду второй седмицы по Пасхе. Долгое время считалось, что перед кончиной князь посхимился (что, в общем, было бы вполне в традициях тогдашнего высшего круга), но найденные впоследствии документы обнаружили, что это не так.

Гробницу Пожарского в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре ждала несчастливая, стыдная для нас, его соотечественников, судьба. В середине XVIII века ее сломали «за ветхостью» (род Пожарских пресекся, а о том, что поддерживать в пристойном состоянии могилу национального героя можно и должно сообща, тогда еще не догадывались) и восстановили только в 1880-е годы, поставив над усыпальницей Пожарских мраморный мавзолей. В 1933 году ее сломали опять — с тем чтобы восстановить в 2009 году.

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский истинный гражданин и выдающаяся личность России.

Князь Дмитрий Пожарский

В старину таких людей, как Дмитрий Михайлович, называли «адамантами» — алмазами. Не за ценность, а за прозрачность и твердость. Именно образ камня следует навсегда связать с именем князя. Пожарский — адамант. Им можно резать самые твердые материалы, и трещин на самом резаке не появится. Или, может быть, горный хрусталь. Он всем и каждому дает увидеть то, что лежит внутри него, ибо душа его не содержит зла. Он не знает уловок и хитрости. Он исполнен силы и прочности. Прозрачный несокрушимый камень.

Из рода комбатов

Дмитрий Михайлович родился в 1577 или 1578 году, и о детстве и молодости его почти ничего не известно. Он принадлежал к роду, не относившемуся к числу особенно знатных и богатых, но и не захудалому. Пожарские были Рюриковичами, происходили из древнего семейства Стародубских князей. Более того, они являлись старшей ветвью Стародубского княжеского дома; правда, сам Дмитрий Михайлович происходил от одного из младших колен. Он носил родовое прозвище «Немой», унаследовав его от деда, Федора Ивановича. Это прозвище князь Дмитрий передаст и своим сыновьям, Петру и Ивану. Как видно, в этой отрасли разветвленного семейства ценили молчунов…

В XVI веке род Пожарских пришел в упадок, потерял старинные вотчины. В те времена показателем высокого положения любого аристократического рода были назначения его представителей воеводами в полки и крепости, наместниками в города, пребывание на лучших придворных должностях, а также в Боярской думе. Для того, чтобы попасть в Думу, требовалось получить от государя чин думного дворянина, окольничего или боярина. На протяжении XVI столетия десятки аристократических родов добивались «думных» чинов, сотни — воеводских. Но у Пожарских ничего этого не было. Их назначали на службы более низкого уровня — не воевод, а «голов» (средний офицерский чин), не наместников, а городничих (тоже рангом пониже). Если переводить служебные достижения родни Дмитрия Михайловича в современные термины, то получится, что семейство его давало России военачальников уровня комбата. Многие из них в разное время погиб­ли за Отечество. Не вышли они ни в бояре, ни в окольничие, ни даже в думные дворяне, несмотря на знатность. И когда кого-то из них судьба поднимала на чуть более высокую ступень — например, на наместническую, то он гордился такой службою, хотя она могла проходить где-нибудь на дальней окраине державы.
Как и все дворяне, или, словами того времени, «служилые люди по отечеству», Дмитрий Михайлович с молодости и до самой смерти обязан был служить великому государю Московскому. Начал службу он с небольших чинов.

В огне смуты

В Смутное время князь Дмитрий Михайлович вступил с полученным при Борисе Годунове чином стряпчего или, возможно, стольника, уступавшим по значимости боярину и окольничему. Если грубо перевести на язык современных воинских званий, стольник представлял собой нечто среднее между полковником и генерал-майором. Карьера по тем временам хорошая, лучше, чем у большинства предков, но без особенного блеска. Ни в Боярской думе, ни в воеводах он не бывал, наместничества не получал.

Зато в смутные годы он стал одной из самых заметных фигур Московского государства. При Василии Шуйском (1606—1610 годы) Пожарский наконец-то выбился на воеводскую должность. По современным понятиям — вышел в генералы. Он активно вел боевые действия, защищая столицу от польско-литовских шаек и русских бунтовщиков. Под Коломной (1608) Дмитрий Михайлович осуществил в ночное время стремительное нападение на лагерь вражеского войска. Противник разбежался, в панике бросив армейскую казну. Дмитрий Михайлович показал себя опытным и решительным военачальником, он заработал повышение по службе честным воинским трудом.

Именно тогда, в разгар Смуты, самым очевидным образом проявилось воинское дарование Пожарского. Начав с коломенского успеха, проследим основные факты в его боевой карьере.

Годом позже князь разбил в жестоком сражении отряд мятежника Салькова. Замечательный дореволюционный историк Иван Егорович Забелин сообщает, что Пожарский за заслуги перед престолом награжден был новыми землями, а в жалованной грамоте, среди прочего, говорилось: «…против врагов стоял крепко и мужественно и многую службу и дородство показал, голод и во всем оскуденье… терпел многое время, а на воровскую прелесть и смуту ни на которую не покусился, стоял в твердости разума своего крепко и непоколебимо, безо всякия шатости…»

В 1610 году, будучи на воеводстве в Зарайске, Дмитрий Михайлович дал отпор буйной толпе изменников, желавших сдать город Лжедмитрию II. Запершись в мощном каменном кремле и не пустив туда стихию измены, Пожарский выстоял, а потом принудил бунтовщиков к покорности.
Русская служилая аристократия, решив править страной самостоятельно, отдала царя Василия Шуйского полякам, а затем и самих интервентов пригласила в Москву. Это было страшное, нестерпимое унижение для России. В южные города на помощь новой власти призваны были украинские казаки. Против них поднялись Пожарский и знатный рязанец Прокопий Ляпунов. Вместе они очистили Рязанщину от казаков и устремились к столице.
Пожарский поспел туда первым.

В марте 1611 года в Москве разразилось восстание: москвичи не могли стерпеть насилия, грабежей и оскорблений со стороны польского гарнизона. Бой за великий город отличался необыкновенным ожесточением: поляки штурмовали русские баррикады, а их защитники расстреливали толпы интервентов из ружей и пушек. Неся огромные потери, поляки решили зажечь Москву, лишь бы не потерять ее. Страшный пожар уничтожил большую часть российской столицы. Последним оплотом сопротивления стал острожек (деревянное укрепление), выстроенный по приказу Пожарского близ церкви Введения Богородицы на Сретенке. Поляки не могли ни взять острожек, ни устроить вокруг него пожар: бойцы Пожарского метко отстреливались и контратаковали. Но под конец их командир пал едва живой «от великих ран», тогда и дело всего восстания рухнуло.

Вскоре к Москве прибыли полки Первого земского ополчения, собравшиеся из разных городов Московского государства. Год с лишним они простояли на развалинах столицы, сражаясь с оккупантами. Дмитрий Михайлович не мог участвовать в этой борьбе: ему не позволили тяжелые ранения.

Минин и Пожарский.М. И. Скотти.1850

Освободитель

Осень 1611 года была ужаснейшей порой в русской истории. Государство исчезло, сгинуло. Его представляла шайка предателей, засевших в Кремле и пытавшихся править страной при помощи иноземных солдат. Мятежные казаки жгли города и села, грабили, убивали. Шведы захватили весь Русский Север по Новгород Великий. Войска польского короля стояли под Смоленском и посылали подмогу московскому гарнизону. Из последних сил стояла на пепле столицы малая земская рать, да и у той начальники умудрились переругаться.

Еще бы шаг в этом направлении — и пропала бы Россия, рухнула в пропасть, не возродилась бы никогда. Но случилось иначе.
Еще оставались богатые города, не занятые поляками и не желавшие покоряться новой власти. В частности, Казань и Нижний Новгород. Тамошние посадские люди, купцы и ремесленники, имели достаточно веры в Божью помощь, достаточно воли и энергии, чтобы предпринять новую попытку освобождения страны. Второе земское ополчение начали собирать нижегородцы во главе с торговым человеком Кузьмой Мининым. В поисках пополнений земцы прошли от Нижнего через Балахну, Юрьевец, Кинешму и Кострому до Ярославля. В Ярославле ополчение простояло четыре месяца, накапливая денежные средства и подтягивая войска. Если из Нижнего вышел небольшой отряд, то в Ярославле сформировалась настоящая армия. Там же возникло и «временное правительство» — Совет земли, а вместе с ним приказы (средневековые министерства), Монетный двор… Фактически Ярославль стал на время российской столицей.

Документы Совета земли начинались со слов: «По указу Московского государства бояр и воевод, и стольника и воеводы князя Дмитрия Михайловича Пожарского с товарищи…» У России не было тогда государя, но одну из его функций, а именно роль главнокомандующего, принял на себя князь Пожарский. Его уговорили возглавить новое ополчение настырные нижегородцы и смоленские дворяне, в первое время являвшиеся ядром земского войска. Пожарский еще не оправился от ран, опасался новых измен, однако, после долгих переговоров, взял на себя командование ополченцами. Князь довел их до Ярославля, создав из пестрой толпы дисциплинированную боевую силу. Он готовился нанести решающий удар.

Пожарского почти насильно сделали начальником последней горсти бойцов за Россию. Он славился как умелый воевода, но более того — как прямой и честный человек, не склонный к измене и стяжательству. За таким вождем люди готовы были идти. Ему доверяли, когда доверять стало некому. Иные командиры, пусть и более знатные, поневоле уступили Дмитрию Михайловичу…

В июле 1612 года авангард Второго земского ополчения прибыл в Москву. К 20 августа подтянулись основные силы. С запада на город скорым маршем двигался мощный корпус гетмана Ходкевича. Столкновение с ним должно было решить судьбу российской столицы.

Что увидел князь Пожарский, вновь оказавшись в Москве? Черные пожарища, закопченные церкви, редкие каменные палаты, испачканные пеплом. Тут и там деловитые москвичи рубили новые «хоромы». Бойцы Первого земского ополчения нарыли себе землянок, заняли уцелевшие дома, жили голодно. И лишь стены Белого города, Китай-города и Кремля, хоть и покалеченные артиллерийским огнем, величаво возвышались над хаосом развалин…

В распоряжении Пожарского было совсем немного хорошо вооруженной, по-настоящему боеспособной дворянской кавалерии и служилой татарской конницы. Основную массу войска составляли пешцы, собранные с бору по сосенке. Как опытный воевода, князь знал, что русская пехота того времени «в поле» редко проявляла стойкость. Зато в обороне мало кому удавалось ее сломить. Дай десятку русских стрельцов не то что каменную стену, а хотя бы несколько телег с обозной кладью, и они удержат вражескую сотню. В то же время, лишенные укрытия, они могут отступить перед малыми силами неприятеля. И Дмитрий Михайлович принял решение соорудить в качестве опорных пунктов деревянные острожки, а также выкопать рвы. Оборонительную тактику пехоты он планировал сочетать с активными, наступательными действиями конницы.

Эта тактика принесла ему успех в упорном трехдневном сражении.

22 августа кавалерия Пожарского атаковала поляков у Новодевичьего монастыря. Поляки ввели в бой крупные силы, и русская конница отступила, но зацепилась за острожек у Арбатских ворот. Здесь Ходкевич бросил в наступление резервы. Тем не менее сбить земцев с занимаемой позиции гетман не сумел. Польский гарнизон Кремля бросался на вылазки. Их отбили с большим уроном для интервентов. Поляки предпринимали отчаянные атаки по фронту. Упорное противоборство с закаленными солдатами Ходкевича заставило земцев дрогнуть, исход сражения стал неочевидным. Но внезапный удар отрядов Первого земского ополчения, пришедших на помощь своим товарищам, решил дело: поляки ретировались.

В ночь с 22 на 23 августа поляки с помощью русского изменника захватили острожек в Замоскворечье. Оборонявшие его казаки из состава Первого ополчения не сумели отбиться…

Сутки гетман готовил новый удар. Пожарскому было ясно: вторая попытка прорыва будет совершена со стороны Замоскворечья. Он переправил несколько отрядов на помощь Первому ополчению, занимавшему там позиции.

Утром 24 августа Дмитрий Михайлович, предваряя наступление поляков, атаковал сам. Постепенно поляки оттеснили атакующие отряды, но прорвать оборону основных сил не смогли. Полки Первого ополчения менее сплоченно сопротивлялись напору интервентов. После долгой борьбы они сдали ключевой острожек, оставили другие оборонительные рубежи, и задача Ходкевича фактически оказалась решенной: он пробился к центру, к Кремлю. Но гарнизон острожка внезапно контратаковал и выбил поляков из своей деревянной крепостицы. Вернулись на бой другие отступившие отряды…

Боевые действия на время прекратились. Войска обеих сторон понесли чудовищные потери и смертельно устали. Пожарский счел этот момент идеальным для перехвата инициативы. Он отправил за Москву-реку отряд в несколько сотен бойцов во главе с Мининым. Неожиданное нападение еще недавно едва державшихся русских застало интервентов врасплох. Скоро их боевой дух оказался сломленным, и в сражении наступил перелом. Солдаты Ходкевича отступали, теряя строй, превращаясь в неорганизованные толпы. Часть обоза гетману пришлось оставить на поле боя.

На следующий день начался общий отход вражеского корпуса от Москвы.

Изгнание поляков из Кремля. Э. Лисснер (1874–1941)

Центр города оккупанты удерживали еще несколько месяцев. В ноябре ополченцы штурмом взяли Китай-город. Вскоре польский гарнизон сдался на милость победителей… Тогда и миновал пик Великой Смуты.

После освобождения Москвы и возведения на престол государя Михаила Федоровича (правил с 1613 по 1645 год), первого в династии Романовых, Пожарский получил в награду высший «думный» чин — боярина (1613), а также большие земельные владения. Для него, человека совершенно незаметного в рядах блестящей московской аристократии, боярский чин был недостижимым мечтанием. Можно сказать, за время борьбы со Смутой из полковников он прыгнул в маршалы…

Слуга царю

Дмитрия Михайловича чтили как «большого богатыря», военачальника, «искусного во бранех». Он по-прежнему участвовал в боевых действиях, исполнял важные административные поручения. В 1615 году Пожарский разбил у Орлова городища блестящих бойцов знаменитого польского авантюриста Лисовского. Имея под командой 600 человек против 2000, Пожарский отбросил неприятеля, захватил 30 пленников, знамена и литавры. Осенью 1618 года Пожарский, больной, едва живой от старых ран, сидит осадным воеводой в Калуге, тревожит поляков вылазками и в конечном итоге заставляет неприятеля отступить от города.
И даже в Смоленской войне 1632–1634 годов князь, измученный «черным недугом» (тяжелой болезнью), будучи на шестом десятке, все еще исполнял воеводские службы…

На его средства был построен Казанский собор на Красной площади, разрушенный в советское время и восстановленный в 90-х годах XX столетия. Князь много жертвовал на нужды храмов, в частности, покупал на свои деньги и отдавал священникам дорогие богослужебные книги.
Умер он в 1642 году, в ореоле большой славы, до конца исчерпав свой долг перед Отечеством. «Не нужно особенно зорких глаз, чтобы рассмотреть, чем именно всегда были исполнены побуждения Пожарского. Не за личные цели он стоял и не целям какой-либо партии он служил; он стоял за общее земское дело и служил ему чисто, прямо и честно. Вот эти-то обыкновенные его дела и действия и придали его личности необыкновенное для того времени значение, которое было хорошо понято в Нижнем и там же обозначено желанием найти воеводу, который бы “в измене не явился”, который бы не припадал на всякие стороны, смотря, где выгоднее для чести или для корысти, как поступало великое большинство тогдашних князей, бояр и воевод». Так пишет о русском воеводе историк И. Е. Забелин. И оценка эта, пожалуй, ближе всех прочих к правде факта.

Князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому помимо тактического таланта принадлежал еще один, гораздо более редкий и насущно необходимый лишь в исключительных обстоятельствах. Для ведения обычных боевых действий он не нужен, зато яркой звездой вспыхивает в годы гражданских войн, восстаний, всякого рода смут. Этот уникальный талант состоит в том, чтобы стать душой войска, противостоящего мятежникам, всегда и неуклонно проявлять стойкость и самопожертвование ради восстановления общего дома. Если значительная часть народа видит в устоявшемся порядке ценность, именно такие вожди ведут ее к победе. Если старое устройство общества поддерживается малым количеством людей, такие вожди позволяют своим полкам дать последний бой революции и с честью головы сложить на поле боя. Всегда и во все времена они являются оплотом веры, нравственности, долга перед государем и отечеством.
Дмитрий Михайлович Пожарский в полной мере обладал способностями вождя восстановителей порядка.

***
Спустя два века после огненной полосы русской Смуты на Красной площади появился памятник Минину и Пожарскому. Великий нижегородец показывает Дмитрию Михайловичу: «Посмотри же, страна в огне, если мы не спасем ее, уже никто не спасет!» Два благородных человека готовы встать на защиту родины, принять за нее лишения и раны, а если придется, то и погибнуть.

Государства и народы рождаются, входят в возраст зрелости, дряхлеют и умирают. Пока общество богато такими людьми, до старости ему далеко