Крепость Брест в контакте

Брестская крепость тогда и сейчас

Фото Опубликовано: Narmina

Брестская крепость приняла на себя самый первый удар гитлеровцев. В 04:15 утра 22 июня 1941 года на крепость обрушился шквальный огонь артиллерии, затем в атаку пошли штурмовые группы немцев. Несмотря на неожиданный удар, гарнизон крепости оказал героическое сопротивление захватчикам. В условиях непрерывных бомбежек и обстрелов, оставшись без воды, продовольствия и связи, организованное сопротивление превосходящему противнику продолжалось до 30 июня. После этого отдельные группы защитников крепости и единичные герои еще месяц вели борьбу с гитлеровцами, скрываясь в развалинах и подземельях. Разрушения, которые мы видим на фотографиях позволяют представить степень ожесточенности боев за цитадель.
Понятно, что нашим бойцам и командирам было не до фотографий, и пользоваться мы можем лишь немецкой фотохроникой, а она, как известно, всегда однобока. Тем не менее небольшую картину событий я попытался восстановить и привязать к сегодняшнему дню.
Брестская крепость 1941-2013. Гитлеровцы на Холмском мосту.
Брестская крепость 1920е-2013. Холмский мост до реконструкции.
Брестская крепость 1941-2013. Немецкая пушка PAK-38 ведет обстрел Холмских ворот Брестской крепости.
Брестская крепость 1941-2013. Холмский мост, ремонт.
Брестская крепость 1930е-2013. Довоенный волейбол в крепости. Эта фотография могла быть сделана и у других участков Кольцевой казармы, большая часть которой не сохранилась.
Брестская крепость 1941-2013. Немцы у Тереспольских ворот и казармы 333го стрелкового полка.
Брестская крепость 1940-2013. Тереспольские ворота и казармы: слева — 9й заставы 17го Краснознаменного погранотряда, справа — 333го стрелкового полка.
Брестская крепость 1941-2013. Тереспольские ворота со стороны Буга. Уровень земли у ворот был на полтора метра выше, чем сейчас.
Брестская крепость 1941-2013. Немцы у Тереспольских ворот. Хорошо видна разница в высоте грунта у ворот тогда и в наши дни.
Брестская крепость 1941-2013. Бронзовые пограничники вступают в бой с фашистами у стен своей заставы.

Брестская крепость 1941-2013. Немецкий солдат у стен цитадели.
Брестская крепость 1941-2013. Мост у Трехарочных ворот. От стены Кольцевой казармы в этом месте сохранился лишь законсервированный фундамент. На ограде моста остались пулевые отверстия, которые и позволили точно привязаться по старой фотографии.
Брестская крепость 1941-2013. Мост у Трехарочных ворот. За мостом виден восстановленный собор и несохранившаяся стена Кольцевой казармы.
Брестская крепость 1941-2013. Несохранившиеся Трехарочные ворота. Справа виден главный монумент мемориала — «Мужество».
Брестская крепость 1941-2013. Трехарочные ворота
Брестская крепость 1941-2013. Взятые в плен солдаты у Южных ворот крепости. Снимать пришлось из зарослей, поэтому качество не очень. А кустарник растет тот же.
Брестская крепость 1941-2013. Пленный советский офицер.
Брестская крепость 1941-2013. Стена Кольцевой казармы со стороны Буга, вдали видны Тереспольские ворота.
Брестская крепость 1941-2013. Пушки на территории крепости после окончания боев.

Брестская крепость 1941-2013. Гитлер и Муссолини в крепости в августе 1941г. На заднем плане — Свято-Николаевский гарнизонный собор.
Брестская крепость 1910е-2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор. Собор был построен в 1876 году, освящен в 1878 году. Перестроенный до неузнаваемости при польской власти, а затем превращенный в гарнизонный клуб, собор сильно пострадал во время обороны крепости. Сейчас полностью восстановлен в первоначальном виде.
Брестская крепость 1930е -2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор, перестроенный поляками в католический костёл святого Казимира и восстановленный вновь.
Брестская крепость 1930е -2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор.
Брестская крепость 1950е-2013. Разрушения Свято-Николаевского гарнизонного собора.
Брестская крепость 1941-2013. Немецкая техника у Северо-Западных ворот Брестской крепости.
Брестская крепость 1941-2013. Картина Петра Александровича Кривоногова » Защитники Брестской крепости» написана в 1951 году.
Брестская крепость 1944-2013. Русский солдат вернулся. 28 июля 1944 года Брест был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.
Нравится Брестская крепость тогда и сейчас? 0

Рассекреченные фото. Как выглядела Брестская крепость сто лет назад

У многих читателей история Брестской крепости ассоциируется исключительно с ее героической обороной в первый месяц Великой Отечественной войны. TUT.BY посмотрел «Атлас крепости Брест-Литовск», который начал выходить в 2017 году, узнал о неизвестных страницах в истории Брестской крепости и попытался разобраться, с каким наследием мы имеем дело.

Форт 6 (Польша), 2017 год. Фото: Сергей Орлов

«В пяти километрах от Берлина есть заброшенные форты, и немцы тоже не знают, что с ними делать»

На первый взгляд, каждый турист представляет себе внешний вид крепости. Но, как утверждает автор-составитель «Атласа», эксперт Фонда развития Брестской крепости Владимир Орлов, ее площадь намного больше, чем кажется.

Владимир Орлов, тезка известного писателя, является руководителем Центра военного наследия Литвы, автором и соавтор книг «История Ковенской крепости», «Фортификация XX века в Литве», «Атлас Ковенской крепости» (Каунас, Литва).

По словам Орлова, система Брестской крепости — это не только Цитадель и окружающие ее острова — Кобринский, Тереспольский и Волынский, но и два десятка фортов, двумя кольцами опоясывающих бастионную часть крепости + десяток вспомогательных фортификаций (пороховых погребов, промежуточных казарм, батарей). В данный момент большинство объектов фортового периода не используется. Как утверждает автор «Атласа», форты, скорее, напоминают «сталкер-зону», которая утрачена.

Историк Владимир Орлов

— Восьмой форт практически не существует, он представлен фрагментарно. У форта литеры «З» фасад закопан, а тыльная сторона откопана. То есть ты видишь совсем не то, что хочешь видеть. Часть из фортов на сегодняшний день завалена мусором или вовсе не безопасна для посетителей. Они утрачены для культурного применения и даже для художественной фотофиксации. Следовательно, этот объект не попадет ни в один художественный календарь, не войдет ни в один туристический маршрут. И что с того, что эти кирпичи пока стоят? Объект уже утрачен. Его можно попытаться вернуть, но как объекта культурного наследия его сегодня не существует.

По словам Владимира Орлова, в настоящее время используется лишь пятый форт. При этом большая часть сохранившихся фортов находится на территории Польши.

Остается открытым вопрос: что делать с остальными объектами?

Фото: аэросъемка из собраний Российского военно-исторического архива, 1915 год

— Понятно, что войскам эти объекты уже не нужны, картошку в них хранить неудобно, поэтому одно из возможных применений — это культурное применение. Это сложная задача, решения которой на сегодня нет. Но решения нет не только в Бресте или в Тересполе, его нет везде — и в Новогеоргиевске (Польша), и в Ковне (Каунас), и под Санкт-Петербургом (Россия) тоже есть форты и мало кто знает, что с ними можно сделать. Даже в пяти километрах от Берлина есть заброшенные немецкие форты. И немцы тоже не знают, что с ними делать. Хотя там нет вопросов о том, где взять денег, где найти специалистов, где архивы — вот они, сразу через дорогу.

Два миллиона посетителей и новые рабочие места

Фото: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга, 1915 год

Пять лет назад Фонд начал работу. А в 2013 году разработал и представил концепцию «Брест-2019». По словам автора концепции, эксперта-музеолога Дитера Богнера, она способна привлечь до двух миллионов посетителей в год, создать новые рабочие места, а также стать для брестчан новым центром культурного досуга и отдыха.

Концепция была разработана в партнерстве с Брестским горисполкомом. К участию в ее обсуждении приглашались представители местной и региональной власти, Министерства культуры, а также Министерства спорта и туризма, Академии наук. С 2013 года пакет разработанных документов в рамках стратегии развития Брестской крепости находится на рассмотрении в Брестском облисполкоме.

Кроме разработки концепции, Фонд начал исследовать форты крепости (до этого их исследовали исключительно на локальном уровне). В декабре 2017 года начал выходить «Атлас крепости Брест-Литовск». Первым появился третий том: «Том 3. Фортовый период (1876−1915)». С печатью издания помог брестский отель «Эрмитаж», с самим проектом — Посольский фонд США по сохранению культурного наследия и посольство США в Беларуси.

Фото из частной коллекции Евгения Бересневича

Теперь сотрудники фонда работают над вторым томом («История крепости Брест-Литовск»), позднее начнется работа над первым томом («История возникновения города Берестье»).

В третий том «Атласа» включено 54 карты проектов, планов и профилей крепости, ее казарм и фортов, включая их детальные чертежи. 63 современные фотографии с фортами, фасадами казарм, интерьерами капониров (капонир или ниша — сооружение для ведения флангового огня по двум противоположным направлениям. — Прим. TUT.BY) и потерн (подземный коридор или галерея для сообщения между фортификационными сооружениями, фортами крепости или опорными пунктами укрепленных районов. — Прим. TUT.BY), сделанные в 2017 году. А также 56 черно-белых исторических фотографий со стратегическими объектами крепости, фортами, оружием и ключевыми персоналиями.

Чертеж из собраний Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Санкт-Петербург, Россия

Большинство карт и чертежей публикуется впервые, потому что на протяжении 100 лет они находились под грифом «секретно» на территории России. А чтобы не напугать читателя и не перегрузить его технической информацией, «Альбом» дополнен фотографиями.

База — на 10 тысяч материалов

Но главный итог работы сотрудников фонда — это не только издание «Атласа». Во время работы Владимир Орлов изучил несколько тысяч материалов по фортификационному наследию крепости в военно-исторических архивах Москвы и Санкт-Петербурга. В результате трехлетних архивных и полевых исследований сотрудники Фонда выбрали из них наиболее интересные (более тысячи), обработали их получили 128 чертежей, карт, и свыше 500 профессиональных фотографий.

Карта крепости Брест-Литовск с двумя обводами фортов, 1907 год.

Большинство из них, не вошедшие в «Атлас», размещены в открытой электронной базе данных «Наследие Брестской крепости». Любая картинка сопровождена архивным шифром (ссылкой на источник хранения оригинала). Статьи также составлены по архивным материалам.

— Пользователи смогут составить представление о том, что такое форты Брестской крепости. Исследователям эти данные помогут при работе. К примеру, сейчас идет частичная реставрация порохового погреба Кобринского укрепления, чтобы создать там музей и показать, как выглядел солдатский клуб. С помощью базы данных качество реставрации объекта можно было бы улучшить. А если кто-то решит составить макет отдельного укрепления, это будет нетрудно сделать по чертежам.

Фото: Форт Литеры К (Польша), 2017 год. Фото: Сергей Орлов

А еще Владимир Орлов надеется, что база данных улучшит качество реставрационных работ.

— Любая заинтересованная организация сможет увидеть, к примеру, чертежи или фотографии дверей или оборонительных решеток. Кроме того, это обязывает такие организации соответствовать определенным стандартам. Завтра к ним может прийти любой школьник и сказать: «Извините, а почему ваши ворота не соответствуют исторической фотографии, которую я видел вчера в базе данных».

Генеральный план Брестской крепости. 1881 год. Чертеж из собраний Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Санкт-Петербург, Россия 1912 год

Но ценность «Атласа» — не только в публикации архивных документов и доступе к ним. По словам Владимира Орлова, некоторые объекты крепости исчезли даже за период его работы.

— Не факт, что через 10−15 лет все эти форты сохранятся в том виде, в котором мы их сегодня видим. Поэтому это еще фиксация и документация исчезающих исторических объектов. Но все-таки хочется надеяться на лучшее.

Чтобы издать «Атлас» для всех желающих, его создатели запустили краудфандинговую кампанию на площадке «Улей». Часть вырученных денег планируется потратить на издание следующих томов.

«Брестская крепость», вымысел и факты.

11.12.2010 Владимир Александров

Первый кинопроект Союзного государства России и Беларуси. Фильм «Брестская крепость», 2010 г. – вымысел и факты.

Со дня премьеры фильма вышло большое количество рецензий. Кто-то считает фильм режиссера А. Котта (автор «идеи» И. Угольников) лучшим фильмом о войне за последние 20 лет, кто-то скептически отнесся к очередной попытке сделать блокбастер на тему Великой Отечественной войны. Действительно, чем-то эта киноверсия обороны Брестской крепости напомнила известный голливудский фильм режиссера Майкла Бэя «Перл Харбор», 2001 года выпуска. Те же, по сути, спецэффекты, взрывы, разрушения, море крови, горы трупов. Толпы несущихся в ужасе во всех направлениях полуголых людей. Вероятно, чтобы создать побольше ужаса горы трупов навалены в основном из гражданских лиц. Видимо, в этом есть какой-то скрытый смысл или «художественный» прием, известный «автору идеи». Если бы тема касалась какого-нибудь очередного фильмешника типа «Менты 1, 2, 3 – бесконечность» можно было бы спокойно встать и выйти из зала. Но здесь – тема особая. Героический подвиг гарнизона приграничной Брестской крепости. Каждый камень которой пропитан болью, кровью и подвигом. Подвиг защитников Брестской крепости – ярчайший пример беззаветного исполнения долга перед Родиной. Именно в этом высокий и главный его смысл. Все может сказать одна только надпись, сделанная штыком неизвестного бойца 20 июля 1941 года на стене: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!», от которой просто мороз идет по коже. Однако в представленном нам фильме – это как-то не особо звучит. Если звучит вообще. За суетой спецэффектов и крупных планов вселенского разгрома главное как-то теряется…

Есть и еще некоторые непонятные вещи. Попробуем в них разобраться с помощью известной книги «Брестская крепость» (М., Раритет, 2000 г.) первого документалиста и исследователя обороны Брестской крепости – Сергея Сергеевича Смирнова. Например, почему «главный герой» фильма – воспитанник музвзвода зовется Акимов Александр, а не настоящим именем – Петр Клыпа? Гаврилов же – Гаврилов, а не Петров, Фомин – Фомин, а не Иванов? Неужели автора «идеи» смутила послевоенная биография мальчишки? Петр Клыпа был осужден за то, что зная о некоем преступлении, совершенном его школьным товарищем – не сообщил об этом в правоохранительные органы. Откуда-то взялся «весельчак» лейтенант НКВД по фамилии Вайнштейн в типично постперестроечной сценке о «поиске врагов и паникеров». При этом как-то вскользь прозвучала цифра из уст майора Гаврилова – «гарнизон 8 тысяч». В некоторых других источниках также приводится цифра защитников Брестской крепости – 7-8 тысяч человек. Однако это не соответствует действительности. В книге Смирнова С.С. (стр.30-31) говорится, что в начале лета основные части, включая артиллерию и танки, были выведены из крепости в летние лагеря на учебу. В крепости остались только штабы да дежурные подразделения от полков, большей частью одна-две роты. Таким образом, в ночь на 22 июня 1941 года гарнизон крепости насчитывал в общей сложности около двух полков пехоты (1500-2000 человек). Кроме того, все это были мелкие подразделения от разных частей, да еще и разбросанные по всей территории крепости. В таких условиях создать эффективную оборону было чрезвычайно трудно. Об этом же говорится в фильме «Бессмертный гарнизон» (Мосфильм, 1956 г., режиссер Захар Аграненко) в диалоге Батурина и Кондратьева: «…где ты будешь? В лагерях, сам знаешь, в крепости у нас всего ничего осталось…». Сценарий к этому фильму написал Константин Симонов. Так что лучше в этом вопросе полагаться на исследования и данные С. Смирнова и К. Симонова, чем на выдумки очередных «исследователей» Великой Отечественной войны, которых развелось после развала СССР – как мух. Штурмовал же крепость армейский корпус генерала Шрота из трех свежих пополненных пехотных дивизий. Одной из них, наносящей главный удар, была 45-я дивизия (только в ней было более 17 000 человек), которая в свое время первой входила в горящую Варшаву и побежденный Париж. Вся корпусная артиллерия Шрота была стянута к крепости. По данным С.С. Смирнова, у немцев было более чем десятикратное превосходство в силах. При этом горы трупов должны были быть из немецких солдат, так как известно, что потери фашистов под Брестской крепостью за первую неделю боев составили 5% от ВСЕХ потерь немцев на советско-германском фронте за эту неделю (стр. 263). В этом не только исключительный героизм и мужество, но и огромное умение и выучка гарнизона крепости.

Но вот майор П.М. Гаврилов останавливает разбегающихся солдат и строго отчитывает двух не по форме одетых лейтенантов. На самом деле, эти слова принадлежали лейтенанту «с Красной Звездой» В.И. Бытко (стр.193). Конечно, не самое существенное отклонение от реальных событий.

Следующий же эпизод более весом. Где-то после часа просмотра на экранах появляется сцена, показывающая толпу наших солдат бредущих сдаваться в плен. Авторы фильма вкладывают в уста начальника 9-й погранзаставы лейтенанта Кижеватого А.М. слова, что стрелять по ним как по трусам и предателям не надо, каждому мол, свое. Такая вот «умиротворенность» и «всепрощение», по сути оправдывающая предательство. Сложно представить себе, что такой эпизод мог бы иметь место. Лейтенант Кижеватый просто не мог сказать такого, потому что среди защитников Брестской крепости не могло быть такого количества предателей. А если бы кто и нашелся – его бы растеряли на месте без суда по законам военного времени. Как это случилось с предателем, выдавшим комиссара Фомина. Того, правда, придушили. Полковой комиссар Фомин Ефим Моисеевич вовсе не сам представился пленившим его в беспомощном состоянии фашистам (как в фильме «еврей, комиссар, коммунист»), а был выдан предателем. К тому времени все документы советских командиров по приказу Фомина были уничтожены. Сам комиссар был одет в простую солдатскую стеганку и гимнастерку без знаков различия. Внешне он ничем не отличался от других бойцов (стр. 176). Смирнов С.С. пишет, что этот предатель не перебежал раньше к врагу, видимо, только по тому, что боялся получить пулю в спину от советских бойцов. Именно так поступали с предателями. Интересно, для чего авторам «идеи» понадобилась эта сцена?

Совершенно непонятно, почему в фильме о майоре Петре Михайловиче Гаврилове сказано, что его как и «всех побывавших в плену» – после войны репрессировали. Это тоже такое новое прочтение истории? Или – дань известной моде, согласно которой необходимо, просто обязательно нужно плюнуть в сторону «кровавого сталинского режима»? Известно, что после освобождения из лагеря в Хаммельсбурге Гаврилов легко прошел государственную проверку, был восстановлен в звании майора и осенью 1945 года получил новое назначение. Он был назначен начальником советского лагеря для японских военнопленных в Сибири. Отслужив, был уволен в отставку на пенсию (стр. 160-162). В январе 1957 года П.М. Гаврилову было присвоено звание Герой Советского Союза, а в феврале ему вручили Золотую Звезду Героя и целых два ордена Ленина. Вторым орденом Правительство наградило его за долголетнюю безупречную службу в рядах Советской Армии. Такой вот «репрессированный»…

Хотелось также сказать о капитане Зубачеве Николае Ивановиче. Из содержания фильма следует, что обороной Цитадели руководил комиссар Фомин. Однако, это не совсем так. На третий день боев оборону возглавил капитан Зубачев. Об этом было написано и в Приказе №1. Именно по настоянию капитана Зубачева, а не Фомина (стр. 183) из Приказа №1 были вычеркнуты слова «для немедленного выхода из крепости». Капитан Зубачев как-то вообще потерялся в этом фильме на задних планах. За время обороны Цитадели Фомин и Зубачев сдружились и даже были ранены одной гранатой, брошенной немцами в окно. Но зачем же искажать факты?

Эпизод с отправкой женщин и детей в плен. Якобы слова, произнесенные раненным бойцом в полубреду подвинули лейтенанта Кижеватого отдать приказ женщинам идти сдаваться в плен. Очередная глупость. Возможность такого решения обсуждалась на общем собрании защитников гарнизона, так как из-за отсутствия воды и продовольствия женщины и дети стали умирать. Об этом собрании тоже ничего внятно не сказано, а именно на нем всеми бойцами и командирами было принято решение драться до конца. Защитники Брестской крепости не испытывали никаких иллюзий насчет немецкого плена. Но из двух зол (остаться и точно погибнуть или сдаться и получить хотя бы один шанс из тысячи спасти хоть кого-нибудь из женщин и детей) выбрали наименьшее. Кстати сказать, многие семьи командиров были выданы полицаями из местных и расстреляны в 1942 году, в том числе и семья лейтенанта Андрея Кижеватого – мать, жена и трое детей. Мое глубокое убеждение, такие значительные исторические события, как оборона Брестской крепости должны освещаться предельно достоверно, а не в угоду существующей конъюнктуре.

В этой связи можно было бы предложить авторам «идеи» фильма пустить в титрах следующие строки: В 1992 году фразу «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» повторил в своём предсмертном письме участник обороны Брестской крепости Тимерян Хабулович Зинатов. По словам научного сотрудника музея, Зинатов служил курсантом, в первые дни обороны был ранен, 30 июня попал в плен, бежал из немецкого концлагеря, закончив войну в действующей армии. За участие в обороне он был награждён орденом Отечественной войны II степени. После войны Зинатов каждый год приезжал в крепость. В сентябре 1992 года Зинатов после посещения крепости бросился под поезд, оставив письмо с посланием «ельцинско-гайдаровскому правительству», в котором писал: «…я хочу умереть стоя, чем на коленях просить нищенское пособие для продолжения своей старости и дотянуть до гроба с протянутой рукой! <…> Мы были героями, а умираем в нищете! Будьте здоровы, не горюйте за одного татарина, который протестует один за всех: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!». На могиле Зинатова были установлены памятники от Брестского горисполкома и от правительства и ветеранов Татарстана. (). Или идти снимать какой-нибудь очередной «Перл Харбор» и не трогать святого. Пока же можно сказать, что первый кинопроект Союзного государства России и Беларуси получился, мягко говоря, не вполне удачным

Редкие фото Брестской крепости времен войны

Вчера была война, а вот вам несколько фото – это Брестская крепость июнь 41-го. Возможно, какие-то из этих фото вы не видели. Да наверняка не видели. И ещё кое-какие факты тех дней, которые вы, возможно, не знаете….
Вот это фото, на котором немцы вешают знамя со свастикой на Брестской крепости датировано 23 июнем 1941 года. Это ошибка конечно. Но представьте 22 июня, в первый же день войны, 70 гитлеровцев прорвались в самое сердце крепости – цитадель и захватили там церковь. По сути, они контролировали все дворы цитадели – и заперли наших наглухо – никаких внутренних ходов между казармами не было. Только потом оказалось, что они мешают своим же – бомбить крепость – свои там! Так что немцы пару дней пытались эвакуировать своих из крепости….

Никакого стратегического значения Брестская крепость не имела. Она и к обороне не предназначалась. Крепость использовали как казарму. Войск в Брест тогда понаехало дофига, нары солдатские в крепости стояли в три-в четыре яруса. По планам войска должны были подняться по тревоге и выходить в районы сосредоточения. Так что в крепости остались те, кто не смог выйти. И легендарный майор Гаврилов побежал в крепость свой 44-й стрелковый полк выводить. Не смог. Поэтому вынужден отбивать атаки, пытаясь всё время из крепости вырваться.

Уже к 7 утра немцы взяли Брест – крепость им не мешала. Больше проблем было от тех, кто засел в подвалах Брестского вокзала — они контролировали железнодорожное сообщение, чем очень немцам досаждали.

Зачистка в крепости

А здесь фотограф выбрал очень удачный ракурс. Можно было подумать, будто это не полуразрушенная Брестская крепость, а постоялый двор с садиком
Майор Гаврилов – это тот, кто дольше всех продержался. О нем бы фильмы снимать – терминатор Безруков отдыхает — там и сопли, и слезы, геройство…. Ну, скажем, на 27 июня было назначено рассмотрение персонального дела коммуниста Гаврилова за «распространение панических слухов о войне с Германией». Где 27 числа были те, кто собирался судить майора, неустановленно. А что было бы с майором, если б война началась допустим 28 июня?
До 23 июля майор прятался в крепостных щелях, в куче конского навоза – в восточном форте были конюшни. По ночам выходил на охоту за немцами. После освобождения из немецкого плена естесстно исключен из рядов КПСС, ну и «в ссылку» — комендантом лагеря японских военнопленных в Сибири. Это ему еще очень повезло!
Гаврилов в Бресте потерял семью — никаких следов жены после войны. В Сибири он снова женился. И вдруг через 15 лет, когда он уже героем Советского Союза приехал в Брест, в гостиницу к нему пришла женщина и рассказала, что его жена жива! Гаврилов забрал парализованную жену Екатерину Григорьевну из дома инвалидов с собой в Краснодар. Прожила она недолго….
А за два года до Великой отечественной Брестскую крепость осаждала… Красная армия. Крепость с недобитыми защитниками-поляками нашим любезно передал сам генерал Гудериан. И позорный фашистко-советский военный парад в Бресте…. Так вот после парада наши еще несколько дней штурмовали Брестскую крепость. А поляки они сражались мужественно, совсем как наши погранцы, отражающие атаки того же немецкого генерала Гудериана в июне 41-го.

Гитлеровцы встречают наших в Брестской крепости. 1939 год. Добро пожаловать!

Тут оговариваются последние детали парада — кто кому отдаёт честь….
А вот вам еще пару любопытных выдержек из дневника генерала Гудериана:
«Наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты войсками. Работы по укреплению берега едва ли хоть сколько-нибудь продвинулись вперед за последние недели. Перспективы сохранения момента внезапности были настолько велики, что возник вопрос, стоит ли проводить артиллерийскую подготовку в течение часа, как это предусматривалось приказом.
… В 6 час. 50 мин. я переправился на штурмовой лодке через Буг. Двигаясь по следам танков 18-й танковой дивизии, я доехал до моста через реку Лесна, овладение которым имело важное значение для дальнейшего продвижения 47-го танкового корпуса, но там, кроме русского поста, я никого не встретил. При моем приближении русские стали разбегаться в разные стороны. Два моих офицера для поручений вопреки моему указанию бросились преследовать их, но, к сожалению, были при этом убиты».

Сдавшиеся в плен были конечно. Гитлеровцы несколько раз останавливали огонь на пару часов – предлагали сдаться. На Северном острове был палаточный лагерь новобранцев, призванных из Западной Беларуси, недавно присоединенной. Они все сдались без боя. Восточный форт сражался дольше всех до 28 июня, пока немцы не сбросили полутонную бомбу на склад боеприпасов, гарнизон остался без оружия — сдался. Все кроме командира майора Гаврилова. И все воспоминания защитников крепости заканчиваются стандартной фразой: «Потом рядом взорвалось, я потерял сознание, очнулся в плену….». Это мало им помогало — почти всех после освобождения отселили куда подальше на восток – это в лучшем случае. Обычно — в лагеря, откуда их вытащили через 10 лет, но героями.

А еще помните же фото американского солдата в Ираке, что выбежал отражать атаку в трусах? Парень там стал героем. Так вот историк Владимир Бешанов несколько лет тому писал книгу о Брестской крепости. И там был такой эпизод. Приводились слова командира 45 немецкой дивизии, которая атаковала крепость: мол, русские в подштанниках выскочили, и стреляли из винтовок. Редакторы на это знаете что сказали? — Ну как это наши советские воины — и в подштанниках?
Это в наше время так редактируют замечательно!

Августовский визит Гитлера в Брестскую крепость – тоже показуха. Специально для фюрера туда свезли орудия и танки.
А вот это письмо мне несколько лет назад чуть не продал генерал, который сейчас командует крепостью. Не письмо, конечно, а право его перефотографировать. А потому что у Брестской крепости план по платным услугам! Министерство культуры, мать его, зарабатывает!
Ну да Бог с ним. Письмо написано за месяц до войны. Оно очень трогательное, мне так кажется. Парень (он погиб в первый же день) пишет своей девушке Ире, флиртует сней. Заканчивает письмо очень пафосно, а все равно это трогательно — особенно, если знать, что дальше. И солдатик это пишет, что офицеры танцевали в крепости чечетку, фокстрот, танго, сам он вальсирует с младшим командиром…. Почитайте!