Коммерческие запуски в космос

Содержание

«Главкосмос пусковые услуги» раскрыла стоимость запуска ракеты «Союз 2.1»

МОСКВА, 2 октября. /ТАСС/. Базовая стоимость запуска российской ракеты-носителя «Союз-2.1» с разгонным блоком «Фрегат» составит около $48,5 млн, сообщила во вторник компания «Главкосмос пусковые услуги».

«В первый день Международного конгресса астронавтики в Бремене наша команда анонсировала базовую цену на запуск ракеты-носителя «Союз-2.1» с разгонным блоком «Фрегат», она составляет $48,5 млн», — говорится в сообщении компании в Facebook.

Отмечается, что запуск ракеты без «Фрегата» будет стоить $35 млн. «Таким образом, доставка 1 кг груза ракетой «Союз-2″ будет стоить $20-30 тыс… что меньше, чем средняя цена на рынке», — уточняется в сообщении.

Ранее руководитель Роскосмоса Дмитрий Рогозин заявил, что глава SpaceX Илон Маск устанавливает стоимость запусков своих ракет Falcon 9 по цене от $40 млн до $60 млн, чтобы выдавить РФ с космического рынка. Подобный подход он назвал демпингом. При этом, по словам Рогозина, Маск получает от Пентагона по $150 млн за старт.

Наиболее успешной с коммерческой точки зрения ракетой в настоящее время является Falcon 9 компании SpaceX. В одной из версий этот носитель имеет многоразовую первую ступень. По данным из открытых источников, запуск Falcon 9, в зависимости от версии, стоит от $55 млн до $65 млн.

Предприятие «Главкосмос пусковые услуги» создано с целью коммерциализации пусковых услуг и является поставщиком пусковых услуг, уполномоченным заключать коммерческие контракты на запуск космических аппаратов с использованием ракет-носителей семейства «Союз-2» с российских космодромов.

Полезная нагрузка космического аппарата

Полезная нагрузка космического аппарата или полезный груз космического аппарата — это количество, тип или масса полезного оборудования, ради которого создается или запускается данный космический аппарат. В технической литературе обычно используются сокращения этого термина: ПН (Полезная нагрузка).

Необходимо учитывать, что «вес, выводимый на орбиту» (например, спутник связи) и «вес, доставляемый к МКС» — это разные вещи. Ведь при доставке к МКС необходимо доставить на орбиту собственную двигательную установку космического корабля (вместе с топливом для неё), систему управления, сам корпус космического корабля и т. д. Так, например, масса КК «Прогресс» составляет чуть больше 7 тонн, но до МКС «долетает» обычно всего 2,5 тонны груза из выведенных на орбиту 7 тонн.

Поэтому, в зависимости от типа космических аппаратов, существует два толкования этого термина: ПН космических аппаратов и ПН ракет-носителей. Используя пример с КК «Прогресс», ПН «Прогресса» составляет 2,5 тонны, в то время как ПН ракеты-носителя — 7 тонн.

Модуль полезной нагрузки КА

Космическая платформа и модуль полезной нагрузки

Применительно к космическим аппаратам, термин ПН относится к массе модуля полезной нагрузки или типу используемого оборудования. Практически все современные космические аппараты строятся на основе двух составных частей: модуля служебных систем и модуля полезной нагрузки.

  • В «Модуль Служебных Систем (МСС)», который также называют «космическая платформа», входят все служебные системы спутника: все двигатели и горючее для них, система энергоснабжения, система управления движением, ориентации и стабилизации, система терморегулирования, бортовой компьютер и другие вспомогательные системы.
  • «Модуль Полезной Нагрузки» (МПН) обычно включает отсек для установки оборудования выполняющего функции, для которых данный КА был создан. Обычно платформы оптимизируются под массу выводимой полезной нагрузки, что в свою очередь определяет массу всего КА и мощность системы энергоснабжения.

Для телекоммуникационных спутников, в модуль полезной нагрузки входят все транспондеры и часть ретрансляционных антенн, используемых на этом спутнике. Антенны, которые служат для телеметрии не являются частью полезной нагрузки и относятся к платформе.

На КА, предназначенном для научных исследований, полезный груз составляют все научные приборы этого исследовательского аппарата, фото- и видео камеры. Антенны в этом случае не считаются полезным грузом, так как они осуществляют сервисную функцию передачи собранных данных на Землю и поэтому являются частью платформы.

При производстве современных телекоммуникационных платформ, таких как Спейсбас или Экспресс, МПН изготавливается отдельно от МСС и общая интеграция производится в последний момент (англ. mating).

Устройство типичного модуля полезной нагрузки

Схема прозрачного модуля полезной нагрузки телекоммуникационного спутника с двойным понижением частоты

В современных спутниках связи, полезной нагрузкой обычно являются ретрансляторы прозрачного типа (англ. transparent или bent-pipe), то есть на борту осуществляется простое изменение (понижение) частоты, усиление и ретрансляция сигнала, без предварительного демодулирования. Преимущество этого подхода в простоте системы и её лучшей приспособленности к изменению стандартов на Земле: даже при смене типа модуляции или стандартов передаваемого сигнала (например DVB-S2 вместо DVB-S) система продолжает успешно работать. Для ретрансляторов работающих в C- и Ku-диапазонах обычно используется однократное понижение частоты, в то время как для систем в более высоких диапазонах (Ka- и Q/V-) — двойное понижение.

В системах с предварительной демодуляцией и последующей ремодуляцией сигнала (англ. on board processing (OBP)), можно достигнуть лучшего отношения сигнал/шум, производить высокоэффективную маршрутизацию сигналов и смешивать сигналы различных типов. В то же время, стоимость таких систем значительно выше простых прозрачных систем и эффективность сильно зависит от возможности перепрограммирования оборудования. Такая возможность в настоящее время сильно ограничена из-за более медленного развития систем с защитой от высокоэнергетического радиоизлучения.

Отношение ПН к общей массе КА

Отношение массы полезного груза коммерческих телекоммуникационных спутников к общей массе КА

Одним из важнейших параметров является отношение массы ПН к общей массе КА. Очевидно, что чем лучше это соотношение, тем эффективнее могут быть выполнены задачи миссии. Обычно грузоподъемность ракеты-носителя определяет максимальную массу КА на орбите. Таким образом, чем меньше весит платформа, тем больше полезного груза может быть доставлено на заданную орбиту.

В настоящее время это отношение составляет примерно 18-19 % для современных тяжелых телекоммуникационных платформ, таких как Спейсбас или Экспресс 2000. Основной технологической проблемой является энергетическая стоимость повышения орбиты с геопереходной до геостационарной. КА должны нести большое количество горючего для повышения орбиты (до 3 тонн и больше). Кроме того, ещё 400—600 кг используется для удержания спутника на заданной орбите за все время активной эксплуатации. В недалеком будущем, широкое использование электрических ионных двигателей, а также уменьшение массы солнечных батарей и аккумуляторов должно привести к улучшению этого соотношения до 25 % и более. Например, электрический ионный двигатель фирмы Boeing XIPS25, использует всего лишь 75 кг горючего для удержания спутника на орбите в течение 15 лет. При возможном использовании этого двигателя для повышения и последующего удержания орбиты, можно сэкономить до 50 млн Евро (хотя в данный момент эта функция полностью не используется).

Полезная нагрузка ракет-носителей

Для ракет-носителей, в качестве полезной нагрузки выступают спутники, космические корабли (с грузами, либо с космонавтами) и т. д. В этом случае, термин «полезная нагрузка» означает полную массу КА выводимого на заданную орбиту. То есть масса корпуса КА и горючего на борту выводимого КА также считается полезной нагрузкой.

Необходимо различать массу ПН на различных орбитах. В общем случае, любая ракета-носитель выводит больше груза на низкую опорную круговую орбиту высотой 200 км, чем на высокоэнергетические орбиты (бо́льшей высоты). Так, РН «Протон» выводит до 22 т на опорную орбиту (в трехступенчатом варианте, без разгонного блока), более 6,0 тонн на геопереходную и до 3,7 тонны на геостационарную орбиту (в четырёхступенчатом варианте, с разгонным блоком Бриз-М или ДМ).

Стоимость доставки грузов на орбиту

Стоимость доставки грузов на орбиту в разных источниках довольно сильно отличается. Часто цифры даны в разных валютах, относятся к разным годам (год определяет как инфляцию, так и мировую конъюнктуру стоимости пусков), относятся к запускам на разные орбиты, некоторые из цифр характеризуют себестоимость пуска по факту «сухой» стоимости ракеты-носителя, другие источники дают стоимость пуска для заказчика, при этом источник не поясняет какая из цифр приведена. Регулярно не учитывается стоимость работы наземных служб, и тем более — страхования, стоимость которого может очень сильно отличаться в зависимости от статистики отказов ракеты. Поэтому сравнивать стоимость пуска ракеты-носителя нужно крайне осторожно, и в открытой информации можно увидеть лишь приблизительные значения.

Современные средства:

Стоимость доставки грузов на низкую орбиту
Носитель Стоимость, долларов за кг Стоимость запуска, млн. долларов Грузоподъёмность, тонн Примечание
«Зенит-2/3SL» 2 567 — 3 667 35 — 50 13,7
«Спейс шаттл» 13 000 — 17 000 500 24,4 До $40–50 тыс./кг при частичной загрузке в 10 тонн. Максимальная масса, доставляемая на орбиту, — около 120-130 тонн (вместе с кораблём), максимальная масса груза, возвращаемого на Землю, — 14,5 тонн.
«Союз-2» 4 242 — 11 265 35
48,5 (с РБ «Фрегат»)
9,2 (НОО с ГКЦ)
8,7 (НОО с космодрома «Восточный»)
3,2 (ГПО с ГКЦ)
2,0 (ГПО с космодрома «Восточный»
До $25 тыс./кг на ГСО. Максимальная масса полезной нагрузки при использовании ТГК «Прогресс» — около 2,5 тонн. Максимальный груз который можно взять в корабль «Союз ТМА», запускаемый РН «Союз» — около 300 кг. В случае использования для вывода спутников, стоимость запуска:

  • В 2002 году составляла $35–40 млн;
  • С космодрома Куру — от 40 до 60 млн € за старт.
«Восток» 1 586 7,5 4,73 В начале 90-х была всего-лишь $7–8 млн для привлечения иностранных клиентов. С 1991 года выведена из эксплуатации.
«Протон-М» 2 826 (НОО)
10 236 — 11 023 (ГПО)
65
80 (с РБ «Бриз-М»)
22,4 (НОО)
6,3 (ГПО)
Стоимость запусков изменяется с годами:

  • В 1999 году стоимость ракеты-носителя «Протон-К» с блоком ДМ составляла $70–90 млн;
  • В 2004 году, ввиду возросшей мировой конкуренции, стоимость «была уменьшена почти до себестоимости» — $25 млн;
  • В 2005 году стоимость «Протон-К» составляла 800 млн руб., а «Протон-М» — 900 млн руб. ($36–40 млн);
  • В 2008 году стоимость на ГПО — «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М» — составляла $100 млн;
  • C началом мирового экономического кризиса в 2008 году, обменный курс рубля к доллару снизился на 33 %, что привело к снижению стоимости запуска до примерно $80 млн;
  • В 2010 году стоимость составляла около $70–100 млн в зависимости от конфигурации;
  • В 2012 году общая стоимость РН «Протон-М» с РБ «Бриз-М» для федеральных заказчиков составляла порядка 2,4 млрд рублей (около $80 млн). Эта цена складывается из самой РН «Протон» (1,348 млрд), РБ «Бриз-М» (420 млн), доставки компонентов на Байконур (20 млн) и комплекса услуг по запуску (570 млн). 2,84 млрд рублей в ценах 2013 года.
  • В 2013 году стоимость ракеты без РБ «Бриз-М» для государственных заказчиков без учета транспортировки на космодром и услуг по запуску составляла 1,5 млрд руб. (около $46 млн);
  • В дальнейшем стоимость повысилась до $90 млн;
  • В 2015 году стоимость была снижена до $70 млн.
«Атлас-5» 6 350 (НОО)
14 400 (ГПО)
187 9,75 — 29,42 (НОО)
4,95 — 13,00 (ГПО)
Только беспилотные спутники.
«Днепр» 2 703 10 3,7 Только беспилотные спутники.
«Ариан-5 ECA» 13 330 — 15 000 (ГПО) 140 — 150 10,5 (ГПО) Данная версия ракеты не используется для вывода спутников на низкие орбиты. Стоимость запуска около 100 млн евро. При выводе одного спутника на ГПО грузоподъемность ракеты 10,5 тонн, при выводе двух спутников их общая масса может составлять до 10 тонн.
Falcon 9 11 273 (ГПО) 62 22,8 (НОО в одноразовой конфигурации)
8,3 (ГПО в одноразовой конфигурации)
5,5 (ГПО)
Ракета-носитель с возвращаемой первой ступенью, что потенциально может снизить стоимость вывода полезной нагрузки.
Falcon Heavy 2 351 (НОО в одноразовой конфигурации)

5 618 (ГПО в одноразовой конфигурации)
11 250 (ГПО)

90
150 (в одноразовой конфигурации)
63,8 (НОО в одноразовой конфигурации)
26,7 (ГПО в одноразовой конфигурации)
8,0 (ГПО)
Стоимость вывода на ГПО спутника массой до 8,0 тонн установлена на уровне 90 млн долларов США, таким образом стоимость вывода 1 кг полезной нагрузки составит 11 250 долларов.

Разрабатываемые средства следующего поколения (планируемые цифры по курсу рубля и доллара 90-х годов, без учёта многомиллиардных расходов на разработку и испытания):

  • МАКС — $1–2 тыс./кг
  • Skylon — $1–2 тыс./кг

Однако следует учитывать, что основная стоимость вывода полезной нагрузки на орбиту заключается в стоимости создания и подготовки к запуску одноразовой ракеты-носителя. К примеру, по фактору топлива стоимость вывода на низкую околоземную орбиту для современных носителей составляет порядка 20-50 $/кг.

Роскосмос отказался от приобретения украинских ракет «Зенит», так как за ракеты была предложена давно сформированная цена, заранее заложенная в бюджет, — около 1,2 млрд руб. за ракету. Однако украинских партнёров предложение не устроило, они попросили больше — порядка 1,4 млрд руб. При таких условиях сделка теряла смысл, поскольку за 1,5 млрд руб. Роскосмос может заказать изготовление «Протона» — носителя большей грузоподъёмности.

Примечания

  1. Boeing 702HP fleet (недоступная ссылка). Boeing. Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 21 июня 2012 года.
  2. Американцам придется уйти с МКС (недоступная ссылка). «Комсомольская правда», 21 Сентября 2008. Дата обращения 20 декабря 2010. Архивировано 24 сентября 2008 года.
  3. Стала известна стоимость коммерческого запуска «Союза» с блоком «Фрегат» (рус.), РИА Новости (20181002T1739+0300Z). Дата обращения 3 октября 2018.
  4. Soyuz-2 launch vehicle (14A14). www.russianspaceweb.com. Дата обращения 3 октября 2018.
  5. 1 2 3 РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ «СОЮЗ-2» — Госкорпорация «Роскосмос». www.roscosmos.ru. Дата обращения 3 октября 2018.
  6. РКЦ Прогресс РН «Союз-СТ». www.samspace.ru. Дата обращения 3 октября 2018.
  7. Российско-французский проект компании «Старсем» по осуществлению запусков РН «Союз» с космодрома Куру во Французской Гвиане (недоступная ссылка). Center for Arms Control, Energy and Environmental Studies. Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 15 марта 2010 года.
  8. Анализ. Прогноз. Комментарии (недоступная ссылка). ИАЦ «Спейс-Информ». Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 11 января 2010 года.
  9. Новости@Mail.Ru: Российские ракеты отправились в тропики (недоступная ссылка). Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 17 ноября 2009 года.
  10. Amos-2 (недоступная ссылка). Теле-Спутник Февраль 2004. Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 11 июля 2007 года.
  11. 1 2 РАКЕТА-НОСИТЕЛЬ «ПРОТОН-М» — Госкорпорация «Роскосмос». www.roscosmos.ru. Дата обращения 3 октября 2018.
  12. Proton-M launch vehicle. www.russianspaceweb.com. Дата обращения 3 октября 2018.
  13. Ракеты-носители»Протон» (недоступная ссылка). Проект «Тихий космос». Дата обращения 20 декабря 2010. Архивировано 5 апреля 2013 года.
  14. Европа ‘запустит ракетой’ в Россию и США, russie.ru, 25.05.2004 (недоступная ссылка). Дата обращения 19 декабря 2010. Архивировано 15 мая 2013 года.
  15. Российские военные отдали последний «Протон». Газета «Коммерсантъ» № 67/П (3398) от 17.04.2006. Дата обращения 20 декабря 2010.
  16. 1 2 Viasat drops Ariane-5 for Lower-Cost Proton Launch, (недоступная ссылка). Space News, 16.03.2009. Дата обращения 11 мая 2010. Архивировано 25 августа 2011 года.
  17. Потеря спутников ГЛОНАСС обойдется России в десятки миллиардов рублей. Комсомольская правда. Дата обращения 20 декабря 2010.
  18. Европа зовет Россию на Марс. деловая газета «Известия» , 16 октября 2011. Дата обращения 18 октября 2011. Архивировано 24 января 2012 года.
  19. МВД завело уголовное дело по факту саботажа в Центре Хруничева — Известия
  20. Стоимость запуска спутников «Протоном-М» снизилась до $70 млн. Interfax.ru. Дата обращения 22 декабря 2015.
  21. United Launch Alliance. Технические данные РН Атлас V. (PDF) (недоступная ссылка). Дата обращения 17 января 2011. Архивировано 26 февраля 2009 года. (en)
  22. Space News. U.S. Air Force To Request $1.8 Billion for EELV Program as Costs Skyrocket (недоступная ссылка). Дата обращения 17 января 2011. Архивировано 8 июля 2012 года. (en)
  23. 1 2 3 4 5 spacexcmsadmin. Capabilities & Services. SpaceX. Дата обращения 22 декабря 2015.
  24. Elon Musk on Twitter (рус.), Twitter. Дата обращения 3 октября 2018.
  25. Россия отказывается от закупки украинских ракет, РБК. Архивировано 9 мая 2015 года. Дата обращения 17 июня 2017.

См. также

  • Космическая платформа
  • Полезная нагрузка

Коммерческий космос. Новые вызовы и ответы на них

В настоящее время на рынке коммерческих запусков космических аппаратов наблюдаются весьма интересные явления. Одна из сравнительно молодых частных коммерческих организаций не просто довела свою ракетно-космическую технику до эксплуатации, но и показывает самые серьезные результаты. Ее доля в сфере коммерческих запусков постоянно увеличивается, тогда как признанным лидерам рынка приходится потесниться. Чтобы справиться с имеющейся конкуренцией и не допустить потери своей доли запусков, старым и опытным организациям придется принять соответствующие меры.
Главной угрозой для коммерческих показателей старых участников рынка в последние годы стала американская частная компания SpaceX. Имея определенную финансовую, организационную и технологическую поддержку, эта организация смогла разработать новые образцы ракетно-космической техники и затем довести ее до стадии использования на практике. Внедрение нестандартных решений и выгодные коммерческие предложения, дополненные агрессивной рекламной кампанией, привели к имеющимся результатам.

С начала 2017 года копания SpaceX выполнила 12 запусков ракет-носителей Falcon 9 с коммерческой нагрузкой на борту. До конца года предполагается запустить еще 11 ракет этого типа. Три пуска в этом году были проведены в интересах NASA. Еще одна ракета несла полезную нагрузку военного назначения. Заказчиками по оставшимся запускам стали различные коммерческие организации из разных стран. Схожим образом обстоит дело и с предстоящими запусками, которые преимущественно будут осуществляться в интересах частных компаний тех или иных отраслей.

Старт ракеты-носителя Falcon 9
Для сравнения, российская космическая отрасль к настоящему времени выполнила 11 запусков, в том числе 2 с космодрома во Французской Гвиане. На осень и зиму запланировано еще 11 стартов. В этом году российские ракеты-носители вывели на орбиту 3 военных аппарата, 4 корабля для Международной космической станции и одну полезную нагрузку научного назначения. Еще два пуска были выполнены при участии организации Arianespace. Лишь один запуск был осуществлен Россией по заказу коммерческой организации.
Не так давно компания SpaceX огласила свои планы на ближайшее время. Ее специалисты полагают, что по итогам 2017 года ракетам Falcon 9 удастся занять 45% международного рынка коммерческих запусков. Европейскому космическому агентству в этом анализе отдается 40%, России – лишь 15%. В следующем 2018 году американские коммерсанты намерены увеличить свою долю на этом рынке до 60-65%. Европейские пуски не будут превышать 30% от общего числа, российские – до 10%.

Не меньший интерес представляют и финансовые показатели ракетно-космической сферы. Так, в прошлом году компании мира в общей сложности заработали на коммерческих запусках 2,5 млрд долларов. Прирост в сравнении с предыдущим годом составил 300 миллионов. Американские предприятия заработали на подобных услугах 1,185 млрд долларов, европейские – 1,152 миллиарда. Коммерческие запуски ракет принесли России лишь 130 млн долларов США. При этом одна только частная SpaceX заработала примерно втрое больше, чем вся российская космическая отрасль.
Следует отметить, что ракетно-космическая сфера не ограничивается одними только коммерческими запусками. Полезная нагрузка военного, научного или иного некоммерческого назначения по-прежнему имеет крупную долю в общей структуре запусков, и потому известным образом влияет на ракетно-космическую сферу. Впрочем, не следует забывать и тот факт, что коммерческие запуски, в отличие от «государственных», позволяют компаниям и странам зарабатывать серьезные деньги на передовых технологиях.
Таким образом, в существующей ситуации признанным лидерам рынка необходимо принимать те или иные меры, направленные на сохранение благоприятной для себя ситуации и получения максимально возможной доли рынка. При этом необходимо принимать во внимание последние успехи коммерсантов из SpaceX, претендующих на лидерские позиции. Учитывая особенности работы этой компании, а также текущие тенденции развития рынка, можно представить, какие именно проекты следует развивать и каким сферам уделять особое внимание.
Как показывают события последних лет, эксплуатантам коммерческих космических аппаратов интересны ракеты-носители среднего класса, способные выводить на низкую околоземную орбиту до 5-10 т. При этом немаловажным фактором, влияющим на выбор подрядчика, является стоимость запуска. Американским специалистам, занимавшимся внедрением идей возвращения отдельных агрегатов, уже удалось получить определенные результаты в этой области, что стало явным конкурентным преимуществом.
В течение нескольких следующих лет России придется использовать уже имеющиеся ракеты-носители нескольких типов. Эта техника уже успела показать себя хорошим образом, и потому может оставаться в эксплуатации. Тем не менее, события последних лет могут показывать, что существующие российские ракеты далеко не в полной мере отвечают требованиям потенциальных заказчиков, и существует необходимость в создании новых образцов.

Принцип построения ракет Proton Medium и Proton Light
Российскими организациями в настоящее время разрабатывается сразу несколько проектов перспективных ракет-носителей, пригодных для решения нескольких основных задач. Благодаря их появлению Россия сможет не только обеспечивать существование группировки космических аппаратов или проводить различные научные программы, но и рассчитывать на увеличение своей доли мирового рынка коммерческих запусков.
Еще в 2015 году руководители ракетно-космической отрасли сообщили о запуске проекта «Союз-5», результатом которого должно стать появление перспективной средней ракеты-носителя. В дальнейшем основные российские предприятия были заняты формированием общего облика ракеты и технического задания на нее. При этом были определены подходы к реализации проекта при определенном участии зарубежных стран, а также оглашены примерные сроки завершения основных этапов проекта.
Буквально пару недель назад стало известно, что проект «Союз-5» перешел в стадию эскизного проектирования. В ходе этих работ планируется проработать вариант ракеты, оснащенной одним двигателем РД-171М на первой ступени и двумя РД-0124 на второй. Сообщалось, что эскизный проект будет готов уже в ноябре этого года. По всей видимости, после этого промышленность сможет приступить к полноценному проектированию и подготовке всей необходимой документации.
Согласно имеющимся планам, в самом начале следующего десятилетия на космодроме Байконур начнется модернизация одного из стартов, после чего он сможет обеспечивать работу ракет «Союз-5». Первый старт состоится не ранее 2022-23 годов. Одной из первых полезных нагрузок для перспективной ракеты станет космический корабль «Федерация». Не ранее середины двадцатых годов ракету примут в полноценную эксплуатацию. Ее можно будет запускать как с Байконура, так и с Восточного. Получив такую ракету-носитель, российские специалисты смогут отправлять на низкую околоземную орбиту до 15-17 т груза того или иного рода.
Чуть больше года назад руководство Государственного космического научно-производственного центра (ГКНПЦ) им. М.В. Хруничева рассказало о планах по созданию перспективных ракет-носителей, изначально предназначенных для коммерческой эксплуатации. Новые ракеты отечественной разработки должны будут конкурировать с зарубежными аналогами в области запуска пятитонных геостационарных искусственных спутников Земли. Примечательно, что, комментируя новые проекты, руководители Центра прямо говорили о создании ответа на разработки компании SpaceX.
ГКНПЦ им. М.В. Хруничева и компания International Launch Services рассказали о разработке сразу двух проектов, обозначенных как «Вариации ракеты «Протон». Эти разработки получили рабочие названия Proton Medium («Протон» средний») и Proton Light («Протон» легкий»). Как ясно из названий проектов, их целью является создателей легкого и среднего класса, способных решать задачи в разных нишах рынка. Для упрощения и удешевления проекта было предложено самым широким образом использовать узлы и агрегаты серийных ракет «Протон-М», эксплуатируемых в настоящее время.
Согласно информации 2016 года, «Протон» средний» должен был представлять собой базовый «Протон-М» без штатной второй ступени. Собственные две ступени должны будут дополняться разгонным блоком «Бриз-М». В рамках «легкого» проекта предлагалось переработать конструкцию серийной первой ступени. Вместо шести двигателей, установленных в боковых агрегатах корпусе, следует использовать лишь четыре, что приведет к соответствующему изменению основных характеристик. Ракета среднего класса, по расчетам, сможет отправлять на геостационарную орбиту до 5,5 т полезной нагрузки, легкого класса – до 4,17 т.

Сравнение новых ракет семейства «Протон» с зарубежными аналогами
Год назад сообщалось, что первая ракета Proton Medium сможет впервые отправиться в космос уже в 2018 году. Запускать ее предполагалось с площадки №24 космодрома Байконур. Первый запуск Proton Light предполагалось выполнить уже в 2019-м. Столь скорой реализации смелого проекта должно было поспособствовать широчайшее применение готовых узлов и агрегатов. Являясь перестроенным «Протоном-М», новые «вариации ракеты» не нуждались в значительном числе специально разработанных деталей. Разработка требуемых новых устройств, в свою очередь, не должна была занять много времени.
Согласно последним сообщениям, поступившим в конце августа, на данный момент для реализации был выбран средний вариант обновленного «Протона». При этом были изменены сроки реализации проекта. Так, первый полет Proton Medium сдвинули на начало 2019 года. Сроки начала сборки и запусков «легкой» ракеты-носителя пока не уточняются. В рамках нового проекта Центр им. Хруничева планирует использовать принцип т.н. диспетчеризации. Таким образом, за внутреннюю и внешнюю кооперацию, а также за технологическую цепочку будет отвечать конкретное лицо.
Проекты модернизации ракеты «Протон-М» пока находятся на стадии разработки и новая техника еще не готова к эксплуатации. Тем не менее, уже известно об их первых коммерческих успехах. Компания International Launch Services, которой предстоит организовывать эксплуатацию ракет Proton Light и Proton Medium, объявила о получении заказа от компании Eutelsat Communications. Один из крупнейших операторов спутниковой связи намерен вывести на орбиту свой новый аппарат именно при помощи перспективной российской ракеты.
В течение нескольких последних лет на международном рынке коммерческих запусков космических аппаратов наблюдаются весьма интересные тенденции. Не так давно частные компании-разработчики попросту не воспринимались всерьез, но теперь ситуация в корне изменилась. Коммерсанты не только сумели вывести на рынок новые образцы техники, но и показать весьма примечательные результаты. За несколько лет наиболее успешная компания, пользуясь определенным содействием третьих организаций, сумела отвоевать заметную часть рынка.
Как долго будет длиться такой передел рынка, и к каким результатам приведет – пока говорить рано. Однако уже сейчас понятно, что признанные лидеры отрасли, позициям которых угрожает деятельность новых участников, предпримут все необходимые шаги и попытаются сохранить наиболее выгодную для себя ситуацию. Это значит, что в самом ближайшем будущем могут быть обнародованы новые сведения о планах ракетно-космической отрасли и ее новых разработках разного рода.
По материалам сайтов:

Освоение космоса, начинавшееся в середине прошлого века как дело, прежде всего, государственного престижа, долгое время было крайне затратным развлечением двух мировых сверхдержав, сражающихся за первенство в этой знаковой сфере, достижения в области которой так легко распропагандировать и популяризовать. Однако ожидавшаяся как писателями-фантастами, так и всей мировой общественностью «космическая эра», с непременной колонизацией других планет и межзвёздными перелётами, так и не наступила: даже для СССР и США такое расширение космической индустрии оказалось затеей чрезвычайно рискованной и, в конечном счёте, убыточной – так что и полёт человека на Марс в качестве события более-менее близкого будущего выглядит пока что весьма сомнительным. Но свято место пусто не бывает: с развитием технологий в этом деле появились новые игроки, потеснившие великие державы, и новые возможности – связанные с чисто практической и коммерческой эксплуатацией космического пространства. Отдельные новости, посвящённые этой теме, достаточно часто появляются на страницах ITC.ua, – но попробуем описать и несколько более общую картину.

Понятно, что частные корпорации, выходящие на арену покорения космоса, преследуют иные цели, нежели сверхдержавы образца 1960-х или даже 1980-х годов: место громких слов и показательных подвигов занимают бизнес-проекты – не такие звучные, но всё же по-своему примечательные. Уже в 2010 году примерно треть от мировых запусков космических ракет (а именно – 23 случая из 74-х) были делом рук частных предпринимателей. При этом исторически первой и до сих пор преобладающей отраслью коммерческого освоения космоса оказывается спутниковая связь.

Первый случай запуска в космос частного аппарата относится ещё к декабрю 1961 года: всего через несколько месяцев после полёта Юрия Гагарина (и через четыре года после «Спутника-1») из Калифорнии на низкую околоземную орбиту был отправлен OSCAR I – любительский радиоспутник. Правда, по сути своей это была скорее игрушка, в течение трёх недель транслировавшая сигнал «HI». Зато совсем скоро началось и использование космического пространства в коммерческих целях: 10 июля 1962 года американские телекоммуникационные компании AT&T и Bell Telephone Laboratories произвели совместный запуск спутника под названием Telstar 1 (от «telecommunications» и «star»), предназначением которого была трансатлантическая передача телевизионного (и не только) сигнала. Помимо тридцати миллионов долларов, потраченных на сооружение аппарата и наземных станций-приёмников (прежде всего, американской, британской и французской), корпорациям пришлось выложить ещё 3 миллиона по договору с NASA за вывод спутника на орбиту. Запуск прошёл успешно, но из-за особенностей этой самой орбиты вести трансляции спутник мог только в течение 20 минут – с перерывом на два часа до следующего витка.

Первый в мире публичный сеанс космического телевещания состоялся 23 июля 1962 года; запланированное приветствие президента США Дж. Кеннеди не поспело к моменту трансляции, и дебютом космической связи стал переданный через Атлантику фрагмент бейсбольного матча. Немного позднее Telstar 1 транслировал также телефонный звонок и позволил синхронизировать время между Америкой и Великобританией с точностью до одной микросекунды. Прогнозируемый срок жизни аппарата должен был составить 10–15 лет упорной борьбы с космической радиацией, – однако всего через несколько месяцев Telstar 1 пал жертвой радиации вполне земного происхождения. По злой иронии судьбы, спутник попал в зону действия последствий испытания американской же ядерной бомбы Starfish Prime, состоявшегося всего за день до его собственного запуска, и впервые замолк в ноябре того же года, а окончательно – в феврале 1963-го (что не мешает ему до сих пор оставаться на орбите). За всего четыре месяца работы Telstar 1 успел передать более четырёхсот телефонных, телевизионных, телеграфных и факсовых сообщений, указав тем самым одно из наиболее перспективных направлений коммерческого освоения космоса.

Telstar – первый коммерческий искусственный спутник Земли

Разумеется, государственные предприятия, такие как NASA, продолжали заниматься спутниковой связью параллельно с частными корпорациями, а часто и в сотрудничестве с ними. Так, компания Говарда Хьюза Hughes Aircraft – а точнее, такие её подразделения как Hughes Space and Communications Group и Hughes Space Systems Division, ставшие едва ли не первым в истории частным космическим предприятием, – разрабатывала серию экспериментальных спутников Syncom, сдаваемых в аренду Министерству обороны США. В отличие от Telstar, они стали первыми аппаратами, вращающимися по геосинхронной орбите, – то есть, остающимися неподвижными для земного наблюдателя, а потому и обеспечивающими теоретически круглосуточную связь. Что и доказал на практике Syncom 3, запущенный 19 августа 1964 года и через два месяца после этого успешно осуществивший со своего «стационарного места» в районе Линии перемены даты трансляцию Олимпийских игр в Токио на телеэкраны североамериканских зрителей.

Вдохновлённая успехом, Hughes Aircraft произвела уже полностью частный спутник связи Intelsat I для телекоммуникационной компании COMSAT, запущенный в апреле 1965-го и доказавший ощутимость коммерческой выгоды от этого направления зарождавшейся космической индустрии. А потому не удивительно, что эксплуатация на околоземной орбите таких спутников, к которым вскоре прибавились и метеорологические станции, и спутниковые телефоны, – такие как дебютировавшее в 1997 году семейство «Иридиум» корпорации Iridium Communications, – продолжает пользоваться популярностью. Та самая Hughes Space and Communications Company по данным на 2000 г., когда она была приобретена компанией Boeing, переименовавшей бывшее подразделение Хьюза в Boeing Satellite Development Center, сконструировала 40% всех существовавших на то время ИСЗ. А с появлением спутников сверхмалых форматов – таких, как CubeSat массой в несколько килограмм, – их запуск стал доступным не только небольшим частным организациям, но даже и, например, средним школам или просто отдельным людям.

Привычная картина XXI века: школьники в качестве домашнего задания запускают спутник («Гостья из будущего», 1984 г.)

Правда, запуск сотен спутников, при всей их коммерческой выгодности, трудно назвать особо зрелищным и эффектным направлением освоения космоса частными компаниями и лицами – в отличие от другой сферы этого занятия: космического туризма. Именно для превращения суборбитального и даже орбитального пространства в популярное место для путешествий были созданы такие известные компании как калифорнийская XCOR Aerospace (1999 г.) или Virgin Galactic Ричарда Брэнсона (2004 г.). Правда, успех в этой отрасли туриндустрии пока что сопутствовал только компании Space Adventures Эрика Андерсена, основанной в 1998 г. в Вирджинии (и обязанная этим успехом не в последнюю очередь тесным сотрудничеством с российским и европейским космическими агентствами). Начиная с Денниса Тито в 2001 году и заканчивая канадцем Ги Лалиберте в 2009-м, в космос по такой путёвке смогли полететь всего семь человек (включая таких знаменитостей компьютерной индустрии как Марк Шаттлворт и Ричард Гарриотт) – заплативших за примерно 10-12 дней пребывания в невесомости от 20 до 40 миллионов долларов.

Майкл Шаттлворт – второй из семи космических туристов

Понятное дело, что массовым и популярным такую отрасль космической индустрии назвать сложно – да и отсутствие новостей за последние семь лет навевает на не самые радостные мысли. Впрочем, Space Adventures по-прежнему рекламируют свои услуги всем желающим, скромно умалчивая при этом о таких мелочах как текущие цены на путёвки. У других потенциальных игроков этой отрасли рынка дела обстоят не менее туманно. XCOR Aerospace уже немало лет пытается реализовать проект собственного суборбитального корабля Lynx: дата первого полёта, запланированного было на 2010 год, сдвинулась сначала на 2012-й, потом на 2013-й, 2015-й… 31 мая 2016-го было объявлено о сокращении значительной части персонала компании и о заморозке проекта Lynx, с целью концентрации усилий на создании ракетного двигателя. Зато веб-сайт XCOR также предлагает пока что ещё всем желающим забронировать билет на космический полёт; по данным на 2012-й год этим предложением уже воспользовались примерно 175 человек, заплативших по 95 тыс. долларов, – что всё-таки намного меньше, чем у конкурентов.

Из этих последних Virgin Galactic мелькает в новостях куда чаще, да и предзаказов на свои услуги набрала намного больше – не менее 700 проданных билетов по значительно более внушительной цене в 200–250 тыс. долл. Первый полёт был намечен на конец 2009-го, а затем по традиции постоянно переносился, пока сконструированный компанией аппарат VSS Enterprise не разбился во время очередного испытания в октябре 2014-го. Тем не менее, Ричард Брэнсон рук не опускает – и, наряду с привычными для себя чисто маркетинговыми ходами, вроде презентации модных лётных костюмов для пилотов будущего корабля, занимается созданием нового аппарата, VSS Unity. Как раз в текущем августе планируется завершить все наземные испытания, но первые пробные полёты ожидаются лишь в конце 2017-го. О сроках же хотя бы примерного начала коммерческой эксплуатации теперь уже благоразумно умалчивается (к некоторому недовольству заплативших за билеты).

VSS Unity, новая надежда Virgin, на презентации в феврале 2016 г.

Среди прочих, менее заметных компаний, пытавшихся или пытающихся организовать космический туризм, можно вспомнить основанную Джоном Кармаком Armadillo Aerospace, деятельность которой приостановлена с августа 2013 г. Спустя год некоторые бывшие её сотрудники сформировали новую структуру под названием Exos Aerospace; судя по всему, эта компания продолжает трудиться над ракетным двигателем для суборбитальных полётов SARGE (наследником кормаковского Stig), хотя заявки на участие в полётах уже принимаются и здесь, даже с возможностью выбрать в качестве возможных вариантов ответа «хочу полететь в этом году» или же «в следующем».

В недавнем прошлом имелись свои планы по активизации космического туризма и на других континентах. Ещё в 2007 году EADS, Европейский аэрокосмический и оборонный концерн, ныне известный как Airbus Group, объявил об открытии посвящённого космическому туризму подразделения Astrium и даже представил на парижском «Авиа-шоу 2007» муляж настоящей ракеты для такого дела – с пассажирским отсёком на 4 места. Примерная стоимость билета должна была составить 200 тыс. евро, включая трансфер в космопорт и обратно, обучение и попутный отдых на тематическом курорте премиум-класса. Начать туробслуживание желающих побывать в космосе клиентов планировалась в 2012 году, а к 2020-му компания даже собиралась довести ежегодное число обслуженных путешественников до 15000 человек, каковой показатель даже смело оценивался как 30% от всего прогнозируемого рынка космического туризма. Пожалуй, можно и не удивляться, что вот уже несколько лет, как об этих планах ничего больше не слышно.

Интерьер четырёхместного пассажирского космического корабля – с презентации проекта EADS Astrium

Впрочем, не ракетами едиными: частная испанская компания Zero2infinity, основанная в Барселоне в 2009 году, занимается разработкой воздушных шаров для суборбитальных полётов (как в научных, так и в развлекательных целях). Проект «почти-космического корабля», позволяющего подняться на сравнительно скромную высоту 36 км, называется «bloon»: оболочка аэростата наполняется инертным гелием, а кабина позволяет разместиться четырём пассажирам. Правда, пока что испытания проходили лишь беспилотные аппараты, но возможность забронировать билет на будущий рейс имеется и здесь – за 110 тыс. долл. К счастью, платить всю сумму заранее не обязательно: 10 тыс. зафиксируют ваше имя в списке приоритетных клиентов, 50 тыс. нужно будет внести в качестве предоплаты после первого успешного испытания аппарата с человеком на борту, а оставшиеся 50 тыс. можно будет заплатить уже при утверждении точной даты вашего полёта.

bloon: в ближний космос – на воздушном шаре. Романтика!

Как ни оценивать реалистичность такого рода проектов, вряд ли стоит сомневаться, что ожидавшегося вроде бы совсем недавно «масштабного обвала цен на рынке космотуризма» из-за появления в этой области настоящей конкуренции, как минимум, в ближайшее время ожидать не стоит. Да и сам космический туризм переживает сейчас не самые лучшие времена – и, очевидно, не из-за недостатка спроса, раз уже немалое число потенциальных космонавтов-любителей охотно готово заплатить за одни только обещания пусть и не десятки миллионов долларов, но всё же сотню-другую тысяч. Понятно, что конструирование собственных ракет, способных вывести в космос как спутники, так и аппараты с экипажем, – куда более сложная задача для частных компаний, нежели создание красочного веб-сайта и рекламного видеоролика на тему скорого взрыва популярности космотуризма.

Зато и результаты, полученные в области ракетостроения, оказываются куда более весомыми и заслуживающими внимания. Первым в истории частным разработчиком космических аппаратов была немецкая компания OTRAG (Orbital Transport und Raketen AG), основанная в 1975 г. в Штутгарте инженером и предпринимателем Лутцем Кайзером. Замысел его заключался в создании ракет многоступенчатого типа для вывода на орбиту небольших (от 1 до 10 тонн) спутников, – аппараты должны были быть серийными, а потому и обходиться на порядок дешевле, чем имеющаяся на то время продукция государственных предприятий. К середине 1980-х Кайзер потратил на свой проект 200 млн. долл. и произвёл почти два десятка опытных запусков на полигонах в Конго и Ливии, прежде чем правительство ФРГ, одно время внимательно следившее за успехами OTRAG, не утратило к нему всякий интерес и, подписав договор с Францией об участии в работах над общеевропейским семейством ракет «Ариан», не принудило частного энтузиаста свернуть все свои дела. Впрочем, и в XXI веке Лутц Кайзер продолжает активно заниматься проектами частных космических аппаратов – и в 2006 г. передал часть своих старых наработок высоко оценившему их Джону Кормаку, тогда ещё вовсю увлечённому планами создания своего собственного корабля.

Испытание двигателей ракет OTRAG в 1972 г.

Однако наибольшие успехи в деле запуска частного космического аппарата связаны не с Armadillo Aerospace, а с компанией Бёрта Рутена Scaled Composites. Ещё с 1982 года она занималась экспериментальным авиастроением, а в 2004-м успешно получила «Ansari Х-Prize» – премию в 10 млн. долларов, предназначенную той неправительственной организации, которая дважды в течение двух недель сможет запустить сконструированный ею пилотируемый космический корабль, способный поднять троих членов экипажа на высоту 100 км или более. Как известно, суборбитальный пилотируемый летательный аппарат SpaceShipOne смог достичь этой цели в аккурат в день 47-годовщины запуска первого искусственного спутника Земли, открыв, по мнению Рутана, начало возрождения «эпохи человека в космосе». Правда, неудачи SpaceShipTwo, ставшего результатом сотрудничества Scaled Composites и Virgin Galactic, напоминают о том, что космонавтика остаётся не только весьма затратной, но и очень рискованной отраслью промышленности, прогнозировать развитие которой – дело не очень благодарное.

Не самым удачным образом складываются дела и у Bigelow Aerospace Роберта Бигелоу, разрабатывающей проекты орбитальных станций для постоянного проживания: в начале 2016 года компания вынуждена была уволить около трети своего персонала. Тем не менее, надувной жилой модуль B330, вдохновлённый оставшимся нереализованным проектом NASA TransHab, ещё в 1990-х годах собиравшимся прийти на смену жёсткой и нерасширяемой структуре МКС, пока что всё ещё планируется к запуску в 2020 году.

Макет расширяемого модуля космического поселения В330 от Bigelow Aerospace

Тем не менее, во многом частные предприятия таки потеснили сверхдержавы: к примеру, с 1996 по 2002 год состоялось 245 запусков космических аппаратов коммерческими компаниями – против 167-ми, совершённых государственными агентствами. Имеются у спонсоров и новые призы для приватных компаний, которые способны стимулировать и развитие качественное, а не только количественное: уже 16 команд соревнуются за Google Lunar X-Prize. 30 миллионов USD будут присуждены конструкторам роботизированного аппарата, который сможет: а) успешно прилуниться, б) проехать не менее 500 метров, и в) передать на Землю фото и видео с поверхности нашего единственного естественного спутника в HD-разрешении. Задача вполне реальная – особенно если вспомнить программы «Аполлонов» и «Луноходов».

Так, буквально несколько дней назад о своих далеко идущих планах поведала компания Moon Express, только что получившая разрешение правительства США на организацию полёта на Луну в конце 2017 года. На этот раз основной целью является не космический туризм и не показательные выступления, а долгосрочная перспектива добычи ресурсов, включая редкоземельные элементы. По мнению со-основателей Moon Express – миллиардера Навина Джейна (эмигранта из Индии и бывшего сотрудника Microsoft, сколотившего состояние в эпоху «доткомов»), увлечённого космосом канадского предпринимателя Боба Ричардса и технического специалиста Барни Пелла, – в ближайшие 15 лет Луна имеет все перспективы стать важнейшей составляющей экономики человечества. Своих ракет для запуска у компаньонов нет – но есть контракт с новозеландским подразделением Rocket Lab.

Ещё одна компания среди шестнадцати, соревнующихся за Lunar X-Prize, и вторая из тех, что планируют запуск своего аппарата уже в следующем году, – израильская SpaceIL, подписавшая договор не с кем-нибудь, а со SpaceX Илона Маска. Не в последнюю очередь благодаря личному обаянию этого знаменитого предпринимателя SpaceX регулярнее всех прочих мелькает в новостях даже далёких от космической тематики ресурсов. Как бы ни относиться к таким проектам и обещаниям Маска как экспедиция на Марс уже в 2024 году или «дешёвые» вакуумные поезда, определённые реальные результаты у компании всё же имеются – та же ракета Falcon 9, столь успешно эксплуатируемая в этом году, – именно она, как ожидается, и доставит израильский луноход на место назначения всего через год с небольшим.

Модель лунохода от SpaceIL, продемонстрированная в октябре 2015 г.

Тем временем как раз добыча ресурсов имеет все шансы стать в скором будущем едва ли не основным из направлений коммерческого освоения космоса частными компаниями – потеснив даже спутники связи и уж точно убрав на третий план эффектный внешне, но совсем не массовый и не очень рентабельный космический туризм. В качестве потенциальных жертв более всего подходят астероиды, кометы и прочие недалёкие космические объекты, богатые такими интересными для землян ресурсами как иридий или палладий, не говоря о золото или платине. Эти благородные металлы планируется доставлять назад на Землю, в то время как железо, никель и алюминий – использовать для строительства баз прямо на местах.

Для этих целей было основаны такие частные американские предприятия как Planetary Resources (2012 г.) и Deep Space Industries (2013 г.) – впрочем, разработки обеих компании пока что находятся на стадии проектирования и предварительных испытаний. Первая о своих планах осторожно помалкивает, а вторая объявила недавно, что запустит экспериментальный роботизированный аппарат Prospector-X для добычи воды и других полезных ресурсов из астероида уже примерно в 2021 году – причём совместно с правительством Люксембурга.

Концепт промышленного освоения астероида от Deep Space Industries

Пока же для такого рода бизнес-проектов подготавливается законодательная база: 25 ноября 2015 г. президент США подписал единогласно принятый законодательным собранием этой страны «Акт о конкурентоспособности коммерческих космических программ», закрепляющий за любыми частными компаниями и американскими гражданами права владения теми космическими ресурсами, которые они смогут добыть, – правда, с оговоркой на тему соответствия международным соглашениям. Ведь ещё в 1967 году Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Советский Союз подписали «Договор о космосе», ратифицированный впоследствии и большинством других стран, – согласно которому ни одно небесное тело не может быть присвоено каким-либо государством, а использование космического пространства является «достоянием всего человечества». На этот случай новый закон США специально оговаривает, что права на ресурсы не означают юрисдикцию этой страны над каким-либо небесным телом.

Комета 67/РЧурюмова-Герасименко: не в последнюю очередь успешная посадка на её ядро спускаемого аппарата и последующие исследования его химического состава как раз и навели как предпринимателей и законодателей на мысль об актуальности эксплуатации космических ресурсов

Таким образом, несмотря на случаи закономерных неудач, от которых никогда не были застрахованы и могущественные супердержавы, частные компании медленно, но неуклонно продолжают коммерческое освоение космоса. После солидных успехов в сфере космической связи и не самых удачных начинаний в отношении космического туризма, конструирование и запуск частных космических аппаратов постепенно становится реальностью – даже если говорить о скорых путешествиях на Марс ещё и преждевременно. Разумеется, проблем остаётся ещё немало – и не только технических или законодательных, но и этических – связанных с планирующейся добычей полезных ископаемых с других небесных тел и требующих с особой осторожностью подходить к делу тотальной коммерциализации космоса и его эксплуатации в частных интересах.

SpaceIL: как попасть на Луну

  • Введение.
  • Рынок пусковых услуг.
  • Рынок наземного оборудования.
  • Рынок производства космических аппаратов.
  • Рынок ДЗЗ.
  • Рынок мобильной связи.
  • Рынок потребительских услуг.
  • Рынок фиксированных услуг.
  • Рынок страхования космических проектов.

Введение

В данном разделе сайта представлена статистическая информация и данные о международном космическом рынке. При этом, начиная с 2017 года, подробные отчеты о космическом рынке, его показателях и тенденциях собираются в виде отчетов, а на данной странице будут представлены только основные статистические данные (за исключением сегмента страхования космических рисков). Старая информация, по возможности, перенесена в содержимое отчета. Все вопросы, предложения и замечания по содержимому Вы можете отправлять по адресу В случае если у Вас есть статья по экономике космической деятельности и Вы хотите его разместить в данном разделе, то Вы можете выслать ее по почтовому адресу приведенному выше.

Перечень отчетов (статей):

Открытая тендерная активность представлена в соответствующем разделе на сайте.

Рис 1. Объем выручки на мировом коммерческом космическом рынке.

Рис 2. Объем выручки на мировом коммерческом космическом рынке (в разрезе США и др. стран).

Рис 3. Объем выручки на мировом коммерческом космическом рынке (в разрезе типов предоставляемых услуг).

Обзор рынка пусковых услуг

За период начиная с 2000 года было осуществлено 1624 запусков РН:

Запуски по ракета-носителям (успешные/неуспешные)

# Наименование РН Всего 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
1 Electron 1/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 1/0 0/0
2 Electron Curie 8/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0 6/0
3 GSLV Mk I 0/1 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
4 GSLV Mk II 4/1 0/1 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 1/0 1/0 0/0 0/0
5 GSLV Mk II 2 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0 0/0
6 GSLV Mk III 4/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0 1/0 1/0
7 H-2B 7/0 0/0 1/0 1/0 1/0 0/0 1/0 1/0 0/0 1/0 1/0
8 H2A202 21/0 2/0 2/0 1/0 1/0 4/0 2/0 2/0 4/0 3/0 0/0
9 H2A204 3/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 2/0 0/0 0/0
10 Hyperbola-1 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0
11 Jielong-1 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0
12 Kaituozhe-2 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0
13 KSLV 1 1/1 0/1 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
14 KT-1 2/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
15 Kuaizhou-1A 7/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 5/0
16 OS-M1 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1
17 PSLV 5/0 0/0 2/0 0/0 2/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
18 PSLV-CA 9/0 1/0 1/0 1/0 1/0 1/0 1/0 0/0 0/0 2/0 1/0
19 PSLV-DL 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0
20 PSLV-QL 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0
21 PSLV-XL 16/1 0/0 0/0 1/0 0/0 2/0 3/0 5/0 2/1 2/0 1/0
22 SS-520-4 1/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 1/0 0/0
23 Super Strypi (Spark-30) 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0
24 Unha 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
25 Unha-3 1/1 0/0 0/0 0/1 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
26 ZQ-1 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 0/0
27 Ангара-А5 c РБ «Бриз-М» 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
28 Антарес 110 2/0 0/0 0/0 0/0 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
29 Антарес 120 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
30 Антарес 130 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
31 Антарес-230 5/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 2/0 1/0
32 Антарес-230 плюс 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0
33 Ариан 5 ECA 49/1 6/0 4/0 6/0 3/0 5/0 6/0 6/0 5/0 4/1 4/0
34 Ариан 5 ES 7/0 0/0 1/0 1/0 1/0 1/0 0/0 1/0 1/0 1/0 0/0
35 Атлас 5 4/0 2/0 1/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
36 Атлас 5 401 29/0 0/0 1/0 3/0 5/0 8/0 4/0 3/0 4/0 1/0 0/0
37 Атлас 5 411 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0
38 Атлас 5 421 4/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0 1/0 1/0 0/0 0/0
39 Атлас 5 431 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
40 Атлас 5 501 4/0 1/0 1/0 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0
41 Атлас 5 531 3/0 1/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
42 Атлас 5 541 5/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 1/0 1/0 0/0
43 Атлас 5 551 9/0 0/0 1/0 1/0 1/0 0/0 2/0 1/0 0/0 2/0 1/0
44 Вега 14/1 0/0 0/0 1/0 1/0 1/0 3/0 2/0 3/0 2/0 1/1
45 Великий поход 11 8/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 3/0 3/0
46 Великий поход 2C 21/1 0/0 3/1 3/0 2/0 4/0 0/0 0/0 3/0 5/0 1/0
47 Великий поход 2C YZ-1S 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0
48 Великий поход 2D 33/0 3/0 1/0 3/0 2/0 2/0 4/0 6/0 3/0 8/0 1/0
49 Великий поход 2F 6/0 0/0 2/0 1/0 1/0 0/0 0/0 2/0 0/0 0/0 0/0
50 Великий поход 3A 11/0 3/0 3/0 1/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0 2/0 0/0
51 Великий поход 3B 9/0 0/0 1/0 3/0 1/0 0/0 2/0 0/0 0/0 1/0 1/0
52 Великий поход 3B (G2) 29/1 1/0 4/0 2/0 2/0 0/0 5/0 3/0 3/1 2/0 7/0
53 Великий поход 3B (YZ-1) 13/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 8/0 3/0
54 Великий поход 3C 11/0 3/0 1/0 2/0 0/0 1/0 0/0 2/0 0/0 1/0 1/0
55 Великий поход 3C (YZ-1) 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0
56 Великий поход 4B 22/1 1/0 3/0 2/0 1/1 5/0 2/0 2/0 1/0 2/0 3/0
57 Великий поход 4C 21/2 3/0 0/0 2/0 4/0 2/0 2/0 1/1 1/0 4/0 2/1
58 Великий поход 5A 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/1 0/0 0/0
59 Великий поход 5А YZ2 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
60 Великий поход 6 3/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0 1/0
61 Великий Поход 7 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0
62 Дельта 2 3/0 1/0 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
63 Дельта 2 7320 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0
64 Дельта 2 7420-10C 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0
65 Дельта 2 7920 2/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0
66 Дельта 4 9/0 1/0 2/0 3/0 2/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
67 Дельта 4 средняя (4.2) 4/0 1/0 0/0 0/0 0/0 2/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0
68 Дельта 4 средняя (4.2) RS-68A 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0
69 Дельта 4 средняя (5.2) RS-68A 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0
70 Дельта 4 средняя (5.4) RS-68A 4/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 1/0 0/0 1/0
71 Дельта 4 тяжелая 5/0 1/0 1/0 1/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
72 Дельта 4 тяжелая RS-68A 3/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 1/0
73 Днепр 9/0 3/0 1/0 0/0 2/0 2/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0
74 Зенит 2S 1/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
75 Зенит 3SL 5/1 0/0 1/0 3/0 0/1 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
76 Зенит 3SLB 4/0 0/0 3/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
77 Зенит 3SLBF 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0 0/0
78 Космос 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
79 Минотавр 1 3/0 0/0 2/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
80 Минотавр 4 3/0 2/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
81 Минотавр 4 Орион 38 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0
82 Минотавр 5 1/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
83 Молния М 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
84 Пегас XL 4/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0
85 Протон-К с РБ «ДМ-2» 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
86 Протон-М с РБ «Бриз-М» 58/6 9/0 8/1 8/2 9/0 6/2 6/1 3/0 4/0 2/0 3/0
87 Протон-М с РБ «ДМ-02» 2/0 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
88 Протон-М с РБ «ДМ-03» 2/2 0/1 0/0 0/0 0/1 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 1/0
89 РН Стрела 2/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
90 Рокот 18/0 2/0 1/0 1/0 4/0 2/0 2/0 2/0 1/0 2/0 1/0
91 Сафир 3/4 0/0 1/0 1/2 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/2
92 Серия РН Великий поход 3 1/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
93 Союз-2.1а 23/1 2/0 1/0 2/0 2/0 3/0 3/1 2/0 2/0 2/0 4/0
94 Союз-2.1а с БВ «Волга» 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
95 Союз-2.1а с РБ «Фрегат» 9/0 0/0 2/0 1/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0 3/0 1/0
96 Союз-2.1б 14/1 0/0 3/1 0/0 3/0 4/0 1/0 1/0 1/0 1/0 0/0
97 Союз-2.1б с РБ «Фрегат» 17/1 0/0 1/0 1/0 1/0 3/0 1/0 2/0 2/1 1/0 5/0
98 Союз-2.1в 6/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 0/0 1/0 1/0 2/0
99 Союз-СТА с РБ «Фрегат» 6/0 0/0 1/0 0/0 0/0 1/0 0/0 1/0 1/0 1/0 1/0
100 Союз-СТБ с РБ «Фрегат» 11/1 0/0 0/0 0/0 0/0 2/1 3/0 1/0 1/0 2/0 2/0
101 Союз-У 29/2 6/0 5/1 5/0 4/0 4/0 3/0 1/1 1/0 0/0 0/0
102 Союз-ФГ 28/1 1/0 4/0 1/0 1/0 2/0 4/0 4/0 4/0 4/1 3/0
103 Союз-ФГ с РБ «Фрегат» 12/0 3/0 0/0 4/0 4/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
104 Спейс Шатл 6/0 3/0 3/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
105 Таурус 3110 0/1 0/0 0/1 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
106 Таурус XL 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0
107 Фалькон 9 (вер 1.0) 8/0 2/0 0/0 2/0 3/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
108 Фалькон 9 (вер 1.1) 5/0 0/0 0/0 0/0 0/0 3/0 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0
109 Фалькон 9 (вер 1.1) R 6/1 0/0 0/0 0/0 0/0 2/0 3/1 1/0 0/0 0/0 0/0
110 Фалькон 9 (вер 1.2) 36/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 7/0 18/0 10/0 0/0
111 Фалькон тяжелая 3/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 2/0
112 Фалькон-9 Block-5 21/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 10/0 11/0
113 Шавит 1 2/0 1/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
114 Шавит 2 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
115 Эпсилон 1/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
116 Эпсилон-2 1/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 0/0 0/0 0/0
117 Эпсилон-2 CLPS 2/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 1/0 1/0

Рис 4. Объем выручки на мировом рынке пусковых услуг (в разрезе США и др. стран, включая государственный заказ).


Рис 5. Объем выручки на мировом рынке коммерческих пусковых услуг (в разрезе стран), без учета пусков осуществленных за счет государственных средств.

>Обзор рынка наземной аппаратуры

Рис 6. Объем выручки на мировом рынке наземного оборудования (в разрезе типов).

Обзор рынка производства космических аппаратов

Рис 7. Объем выручки на мировом рынке производства аппаратов(в разрезе США и др. стран).

>Обзор рынка ДЗЗ
Рис 8. Объем выручки на мировом рынке ДЗЗ.

>Обзор рынка мобильной связи

Рис 9. Объем выручки на мировом рынке мобильной связи.

>Обзор рынка потребительских услуг

Рис 10. Объем выручки на мировом рынке потребительских услуг.

Обзор рынка фиксированных услуг

Рис 11. Объем выручки на мировом рынке фиксированной связи(* c 2017 года в объемы рынка (прочее) включен сегмент предоставления авиасвязи).

Обзор рынка страхования космических проектов

Развитие рынка страхования космических услуг.

1965–1975 гг.

  • С начала 1960 г. появляется необходимость страхования КА, так как начала развиваться КД, начали осуществляться первые запуски. Но никаких методологических разработок в сфере страхования КД не было, поэтому изначально страхование КД осуществлялось по разработанным принципам страховой защиты в авиационном страховании – наиболее близкой к космической отрасли сфере деятельности;
  • Особенностью первых договоров страхования космических рисков была оговорка о франшизе – «привилегия на один запуск». С этим условием были застрахованы две серии из пяти запусков КА типа «Intelsat». Согласно этому условию страхования, страховое возмещение выплачивалось только в случае наступления второго страхового случая в серии из пяти запусков. В ходе проведения запусков, только один из них был неудачным, и потому страховых выплат не проводилось. В 1971 году на подобных условиях осуществлялось страхование следующей серии запусков КА «Intelsat», из которых снова лишь один закончился неудачей.
  • В 1975 году появились первые полисы страхования запуска и полисы страхования КА при изготовлении и эксплуатации на орбите. Можно сказать, что с этого года фактически начал страховаться весь жизненный цикл КА – начиная с их изготовления и заканчивая активным сроком эксплуатации на орбите. Страховая практика изменилась: договоры на запуск стали оформляться без привилегий, покрытие было расширено за счет включения рисков, связанных с производством космических объектов и их функционированием на рабочей орбите.
  • В целом же в период с 1965—1977 гг. проводилось в основном страхование предстартовой подготовки и запусков РКН на базе РН Thor-Delta и Atlas-Centaur и КА типа Intelsat. Страховщиками были страховые компании Лондона и западноевропейского авиационного рынка. Ответственность на себя брали правительства Канады, Индии, Бразилии, Австралии и Японии. Объем рынка составил 20-50 млн. долл. Ставки страхования по предстартовой подготовке и запуску РКН находились в пределах 10–12,5%.

1978—1983 гг.
Этот период характеризуется как «оптимистический» для всех участников космического страхования. Примечательным является повышенный интерес страховщиков к страхованию РКТ, обусловленный низкими тарифными ставками, малым процентом аварийных запусков и значительными прибылями, полученными страховыми компаниями. Объем рынка возрос до 250 млн. долл. Страхуются запуски КА, их работоспособ¬ность на орбите. В качестве страховщиков выступают уже известные компании западноевропейского авиационного рынка, а также страховые компании, занимающиеся страхованием морских судов и грузов. Страхуются запуски на базе РН Thor-Delta, Atlas-Centaur, Ariane, MTKK Shuttle. В данный период развития рынка появляются долгосрочные страховые соглашения (МТКК Shuttle), то есть начала предоставляться услуга покрытия рисков на довольно длительный срок, охватывающий эксплуатацию спутников на орбите.
1984—1986 гг.
В промежуток времени последовала серия крупных аварий и катастроф на РКТ, что привело к значительным финансовым потерями страховых компаний. В начале 1984 года были потеряны на орбите сразу два КА: «Westar-6» и «Palapa В-2». Страховое возмещение составило около 180 млн. долл. США, что являлось рекордным на то время. Период интересен тем, что в результате страховщикам NASA и Hughes удалось договориться о спасении КА. В том же году КА были возвращены шаттлом на землю, отремонтированы и проданы. Позже оба КА уже под другими именами были вновь выведены на орбиту. Вариант со спасением КА стал бы привлекателен и в будущем для страховщиков и страхователей из-за возможности платить более низкие страховые премии. Однако подобные полеты были признаны слишком трудоемкими и дорогостоящими. Объем рынка упал до 100 млн. долл. Тарифные ставки по страхованию запуска выросли до уровня 25–30%.
1987—1992 гг.
В 1987-88 годах страховыми компаниями были проведены специальные исследования с целью поиска возможностей улучшения положения на рынке космического страхования. Компаниям удалось добиться увеличения объема рынка на 15-20%, и к 1988 году объем страхования уже вполне отвечал потребностям клиентов. В этот период начинается страхование запусков КА с РН, произведенных не только США и Европейским космическим агентством, но и Россией — РН «Протон», Китаем — РН CZ-2,3, Уровень ставок снижается до 19-23% при страховании запуска РКН, 1,75-4% при страховании функционирования КА на орбите. Объем рынка возрастает до 200 млн. долл.
1993 – 1997 гг.
Отмечается устойчивый рост объема страховых операций и числа участников рынка космического страхования, в том числе за счет российских страховых компаний и фирм-производителей РКТ. Страхованием покрывается весь спектр коммерческих РН. Доля застрахованных запусков КА превысила 50%. Тарифные ставки стабилизировались на уровне 15-20% для страхования запусков и 1,5-5% для страхования функционирования КА на орбите.
1998 – 2003 гг.
1998 год стал наихудшим годом в истории космического страхования. В 1998 году произошло 24 страховых случая, в результате которых погибли 39 КА, в том числе 8 КА системы «Iridium», переставшие функционировать на орбите, и 12 КА системы «Globalstar», погибшие при запуске. Всего же из 48 застрахованных запусков 10 закончились страховыми случаями, к которым можно добавить повреждения КА, произошедшие ранее, но декларированные 1998 годом. Общий объем страховых возмещений составил около 1,7 млрд. долл., а убыток составил порядка 560 млн. долл.
В 2001 году случилась целая серия страховых случаев: летом в результате аварии РН погибли два КА «Artemis» и «BSAT 2В», а осенью произошли множественные отказы КА «Thuraya-1», «Panamsat-1R», «Galaxy XI» и «ANIK Fl», повлекшие гибель КА и приведшие к убыткам в размере более 1 млрд. долл. США. Все КА были построены на платформах серии Boeing (HS) 702. Кроме того, в 2001 году погиб КА «Panamsat-7» (убыток в 253 млн. долл.) и КА «Orbview 4» и «Quicktoms» при аварии РН (убыток в 100 млн. долл.). Страховая премия, полученная рынком в 2001 году, составила лишь 402 млн. долл. и стала самой маленькой с 1993 года. Аналитики полагают, что такая низкая сумма премий связана не только с тем, что в 2001 году было осуществлено всего 16 запусков, но и с тем, что страховой рынок находился под влиянием террористического акта 11 сентября 2001 года и значительные убытки по разным видам страхования уменьшили емкости рынка космического страхования, а также вызвали повышение размеров страховых ставок и ужесточение условий страхования. К тому же, одновременно с ростом тарифов, происходило сокращение объемов страхового покрытия. Так по целому ряду проектов покрытие обеспечивалось лишь на 75-80%.
2004- 2007гг.
В связи с неблагоприятными результатами деятельности для страховщиков в прошлые годы начиная с 2004 г. начали существенно пересматриваться условия предоставления страховой защиты.
При заключении договоров страхования пуска КА были введены следующие существенные условия:

  • сокращение срока действия страхования – до 180 суток после пуска;
  • применение франшизы для полной гибели (конструктивной и физической) и частичной конструктивной гибели;
  • оплата страховой премии – за 30 суток до даты пуска;
  • отдельная статья в договоре страхования о предоставлении информации (акты приемки-сдачи от изготовителя РН, КА, РБ и ГО, квалификационные испытания, список имевших место отказов), а при несоблюдении этого условия – отказ в страховой выплате;
  • исключение из покрытия рисков терроризма;
  • принятая к размещению доля риска (недострахование);
  • применение суброгации (если однозначно доказана вина).

Страховые тарифы выросли на 30-50%. Стоимость страховой защиты по базовому полису страхования «Пуск + 12 месяцев эксплуатации на орбите» составила от 18,9% до 30% в зависимости от типа РН и КА.
Для экономии средств страхователя применялось покрытие «Пуск + 6 месяцев». Продолжилось ужесточение требований страховщиков по запасам топлива и энергетики на КА, исключению серийных убытков и критических элементов, а также по предоставлению страхователями большего объема соответствующей технической информации. Котировки страховых ставок предоставлялись не ранее, чем за 12 месяцев до пуска, и на короткий срок – от 7 до 30 дней. Также увеличился показатель конструктивной полной гибели КА – с 50% до 75%
2008 г. – настоящее время.
Начиная с 2008 года рынок развивается более-менее стабильно. Страховые тарифы имеют тенденцию к коррекции.

  • постоянно растет степень участия страховых компаний на различных этапах создания РКТ. Как показывает практика зарубежного страхования космических рисков, еще на этапе бизнес – планирования космического проекта уже разрабатывается всеобъемлющий план управления риском, в котором особое внимание уделяется организации страховой защиты;
  • необходимость организации страхового покрытия в большинстве случаев является непременным условием привлечения финансовых средств для реализации проекта. Учитывая значительную капиталоемкость космических проектов, потенциальные инвесторы стремятся максимально снизить свой предпринимательский риск;
  • особо оговариваются санкции в случае невыполнения условий или сроков осуществления проекта;
  • потенциальными страхователями в зависимости от этапа реализации космического проекта выступают его инвесторы, разработчики и производители космической техники, а также организации, осуществляющие запуски РКН. Однако основным носителем риска является собственник космической системы. Расходы на страхование космических рисков включаются в структуру цены космической продукции (услуги, производимой космической системой). Таким образом, финансирование организации страховой защиты возлагается на конечного потребителя.

Также усиливается влияние страховщиков на технологические процессы подготовки и проведения пусков РН. Уже сейчас страховщики требуют от страхователей большего объема предоставляемой технической информации, в том числе данные о резервировании систем КА, запасах топлива, электроэнергии, деградация солнечных батарей и др. Очевидно, что эта тенденция будет развиваться, и объем запрашиваемой технической информации увеличится.
Продолжается процесс разделения условий договоров страхования по различным этапам, на которых будут применяться различные значения ставок, а также включение в тексты договоров страхования новых исключений из страхового покрытия.
Страхование можно разделить на несколько этапов в зависимости от приоритетов – страхования рисков, связанных с проектированием и изготовлением РКТ; рисков, связанных с запуском, выведением КА на орбиту, эксплуатацией и приземлением (выведением с орбиты); экологических рисков; рисков ответственности не связанной с эксплуатацией изделий РКТ.

Рис 12. Средняя тарифная ставка страхования запуска и первого года эксплуатации КА.

Рис 13. Средняя тарифная ставка страхования второго и последующих годов эксплуатации КА.

Рис 14. Профиль рынка страховых услуг, млн. долл.

&nbspРынок коммерческих запусков

Мобильные носители — вещь хорошая, но ненужная

В последние годы некоторые российские фирмы предпринимали попытки «проталкивания» на международный космический рынок так называемых мобильных ракет-носителей — систем, запускаемых с передвижной наземной, плавающей или летающей платформы. Российское космическое агентство, отнюдь не удовлетворенное американским диктатом на этом рынке, поддерживало эти попытки. Однако развитие событий показало, что, увы, этот класс средств выведения не востребуется заказчиком, поскольку, видимо, лежит вне основного направления развития космической техники. Ситуацию комментируют обозреватель СЕРГЕЙ Ъ-МОРГАЧЕВ и эксперт АЛЕКСЕЙ Ъ-РОМАШКИН.
Борьба с янки
Попытки России предложить на международном рынке свои услуги по запуску грузов мобильными ракетами обусловлены ее не слишком удачным положением на рынке коммерческих запусков в целом.
Российские фирмы имеют отлаженные технологии производства всех классов ракет-носителей, используемых для вывода на орбиту коммерческих грузов (см. также Ъ от 7 апреля 1994 года). Несмотря на значительные финансовые проблемы, связанные с поддержанием космодромов «Байконур» и «Плесецк» в рабочем состоянии, Россия пока еще располагает необходимой для бизнеса на коммерческих запусках стационарной инфраструктурой (может производить до 40 коммерческих запусков ежегодно, а это половина мировых мощностей). Однако реальное место России на этом рынке измеряется всего лишь тремя процентами. Ситуация определяется тем, что внутренний спрос на эти услуги ограничивается неплатежеспособностью потенциальных клиентов, а спрос со стороны зарубежных заказчиков блокируется США, использующими свое монопольное положение на рынке коммерческих спутников.
На США приходится, по разным оценкам, 75—90% производства спутников, запускаемых на коммерческой основе. Они имеют возможность контролировать дальнейший путь этих аппаратов на орбиту, выдавая или не выдавая лицензии на их ввоз, для последующего запуска, на территорию той или иной страны. Таким образом, США практически распределяют квоты на рынке коммерческих запусков, и отнюдь не торопятся создавать для России условия для увеличения ее доли на этом рынке. В 1992—1993 годах российские власти вели переговоры с американской администрацией и добились права запускать два иностранных спутника в год, что при нынешнем объеме рынка дает квоту в 20% (однако при росте рынка увеличения количества запусков с территории России не предусмотрено). Речь идет о соглашении на период до 31 декабря 2000 года, подписанном премьер-министром Виктором Черномырдиным и вице-президентом Элом Гором в США в сентябре 1993 года. Очевидно, что это соглашение — немалый прогресс, но российское место на рынке коммерческих запусков по-прежнему далеко не соответствует ее техническим возможностям и ее роли как (пока еще) великой космической державы.

Как выскользнуть из-под жесткой руки американцев? Определенный шанс могла бы дать активная политика на рынке мобильных (транспортабельных) носителей. Идея совершенно прозрачна и логически безупречна: если иностранные спутники нельзя ввозить, их надо запускать с территории заказчика или вообще откуда угодно, лишь бы не с российского космодрома. Движущаяся — наземная, плавающая, летающая — платформа может быть доставлена или может прибыть своим ходом в любую точку земного шара и гастролировать таким образом сколько угодно и где угодно, подобно тому, как это делается сейчас на рынке мобильных буровых платформ для подводной разведки нефти и газа.
Что-то никто не звонит
Российские фирмы предлагают несколько проектов мобильных носителей, находящихся в высокой стадии готовности (см. таблицу и справку) и еще целый спектр перспективных. Увы, все эти проекты практически заморожены за отсутствием каких бы то ни было — российских или зарубежных, коммерческих или некоммерческих — заказчиков.
Демонстрационный запуск ракеты «Старт-1» (Московский институт теплотехники) был осуществлен при немалом паблисити. Руководители проекта сообщали об интересе, проявленном многими потенциальными западными заказчиками, а также о возможном развертывании на базе системы «Старт-1» российской низкоорбитальной системы малых спутников связи «Курьер». Пока все это остается благими пожеланиями.
Проект с воздушным стартом «Аэрокосмос» (КБМ им. Макеева) создается на базе ракеты-носителя «Штиль-3А» (развитие военной модели РСМ-54, или SS-N-23) и самолета Ан-124 или Ил-76. Известно, что Российское космическое агентство планирует начать в 1995 году финансирование этого проекта. Никто не рискнет сейчас гарантировать, что это намерение осуществится.
В прессе не раз сообщалось о других проектах КБМ им. Макеева, связанных с созданием стартового комплекса типа плавучей буксируемой платформы, для запуска переоборудованных ракет SS-N-6, SS-N-8, SS-N-18. По инициативе КБ была учреждена ассоциация «РАМКОН», создавшая совместную фирму с американской компанией Sea Launch Investors. Однако и эти проекты завязли на стадии технических предложений.
В начале 1993 года Reuter и Financial Times распространили информацию о полуофициальных контактах (по инициативе российской стороны) российских космических кругов и частных инвесторов ЮАР. Речь шла о возможном запуске, с территории ЮАР, спутника переоборудованной ракетой SS-20 (проект «И. В. К. — Групп» и Московского института теплотехники). Никакого конструктивного продолжения эти контакты не получили.
Дитя конверсии
Проблема в том, что мобильные носители рождены отнюдь не явными требованиями рынка, а интересами военных фирм в России и США, пытающихся как-то пристроить (и как бы продать второй раз) свои уже отработанные военные разработки.
В настоящее время потребность в выведении спутников до 3 т, составляющих потенциальную нагрузку мобильных носителей, весьма мала: на эту категорию приходится около 1/5 из 100—130 коммерческих аппаратов, запускаемых ежегодно. К концу века специалисты ожидают роста общего количества выводимых спутников в 1,5—2,5 раза, но доля спутников до 3 т, скорее всего, упадет. Число запускаемых аппаратов этого класса все равно не превысит нескольких десятков в год, в то время как для рентабельности бизнеса на мобильных носителях нужно не менее 100 запускаемых аппаратов в год. Но без массовой потребности в выведении малых спутников серийное производство мобильных носителей может остаться лишь проектом. Дело в том, что реализация экономических преимуществ мобильных носителей (дешевизны запуска) требует серийности выпуска этих ракет и серийности их запуска — в противном случае издержки заказчика остаются сопоставимыми с издержками использования уже существующих носителей.
В конечном итоге все определяется тем, что, как оказалось, спутниковая технология на данном витке своего развития имеет тенденцию не к миниатюризации аппаратов, а к их усложнению, многофункциональности и увеличению веса. Если в ближайшие годы не выявятся некие новые технологические идеи, требующие перелома этой тенденции, то мобильным носителям вряд ли суждено полететь.

Маршрутка до МКС за $3,4 млрд, или почему американцы плачут и платят

По данным федерального портала госзакупок США, самый свежий денежный транш от NASA Роскосмосу датируется 28 марта 2016 года — Америка исправно платит за доставку астронавтов к своему сегменту МКС, и это обходится всё дороже. Как рассказали Лайфу в NASA, за последние десять лет полёты на орбиту подорожали в четыре раза — с $21,8 млн с астронавта до $81,9 млн. Именно так Россия компенсирует убытки от продажи американцам советских технологий в 1990-х и бесплатную доставку в начале 2000-х.

Как США скупали космический опыт СССР

В первую январскую неделю 2013 года, когда в России праздновали Рождество, президент США Барак Обама принял трудное решение: он поставил окончательную подпись под законом конгресса, разрешающим NASA до 2020 года платить Роскосмосу ежегодно сотни миллионов долларов за доставку астронавтов на МКС. Иного выбора у американцев нет: ставшие нарицательными шаттлы давно признаны опасными, а другие корабли ещё разрабатываются или обкатываются. Астронавты на МКС ждать не будут — экипаж нужно регулярно обновлять.

Собственной полноценной станции у NASA тоже никогда не было, ведь самый стабильный источник имиджа Национального аэрокосмического агентства — телескопы.

— Ещё во времена Рейгана был амбициозный проект станции Freedom, которая поражала своими размерами и массой в 100 тонн, но когда американцы подсчитали бюджет, то решили, что летать с русскими на станцию «Мир» будет вчетверо дешевле, — рассказывает доцент МАИ Владимир Зернов.

Своего лучшего клиента Российское авиакосмическое агентство нашло почти сразу после его создания. Летом 1992 года было подписано соглашение с NASA по совместному проекту «Мир — Shuttle».

— Американцы всегда были прагматичными, поэтому уже тогда заложились на решение своих вопросов, — говорит один из сотрудников Роскосмоса. — Условия для этого были идеальными: в России началась гласность, технологии стали доступными, космическая отрасль нуждалась в деньгах. Американцы буквально за копейки скупали нужные им технологии и документы.

Это был своеобразный промышленный шпионаж: NASA интересовали манёвры, стыковки, сближение, проживание, медицинское обеспечение полётов. Эксперт Роскосмоса, член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского Андрей Ионин отметил, что американцы особо охотились за опытом длительного пребывания людей в космосе, который был только у СССР. Опыт был бесценным, потому что нарабатывался десятилетиями и был связан с риском для здоровья и жизни людей. У американцев в этой сфере был пробел: почти все их полёты были короткими — в пределах 10 суток.

В марте 1993 года гендиректор Роскосмоса Юрий Коптев предложил главе NASA Дэниэлу Голдину создать Международную космическую станцию (МКС, создана в 1998 году, регулярные экспедиции начались в 2000 году). Американцам проект понравился, и они профинансировали создание первых российских модулей станции.

На заре сотрудничества американские астронавты обычно летали в космос третьим членом экипажа кораблей «Союз». Он хоть и сидит справа от командира, но по обязанностям — пассажир. Затем американцы дошли до второго кресла в кабине — бортинженера. Это уже совсем другой уровень подготовки и допуска, потому что он участвует в управлении космическим кораблём — отдаёт команды, собирает различные параметры. Многие астронавты летали именно в таком качестве. Высшая ступень — командир. Он управляет кораблём, проводит стыковки. Это кресло американцам никогда не занять — российские космические корабли всегда будут пилотировать только россияне. Даже сам корабль внутри устроен таким образом, что главный оптический визир доступен только командиру.

— Американцы тогда внимательно изучали технологии, которые затем использовали для строительства своего модуля МКС, — рассказывает Андрей Ионин. — Самое смешное то, что деньги были возвратные: Роскосмос много лет бесплатно возил астронавтов на «Союзах», отрабатывая этот кредит. Только с 2006 года США стали платить России живые деньги за доставку астронавтов и грузов на орбиту «Прогрессами» и «Союзами» .

Реванш на космических маршрутках

Если раньше американцев интересовали технологии, то теперь — доставка на орбиту единственной «маршруткой», причём опять же советской: первый запуск кораблей серии «Союз» состоялся ещё в 1967 году.

После катастрофы в 2003 году «Колумбии» и последующей приостановки полётов челноков Shuttle у NASA не осталось собственного корабля доставки. Сейчас работают две схемы доставки на МКС: в первом случае космический экипаж состоит из двух русских и одного иностранца, а в другом — наоборот. Обновление экипажа МКС происходит раз в три месяца — это четыре полёта на «Союзе» в год. Таким образом, Роскосмос продаёт иностранцам шесть мест в год.

В Роскосмосе отказались отвечать на вопросы о финансовом аспекте сотрудничества с США, но в NASA дали выкладки.

— Полная стоимость контракта на 2018 год — 491 172 275 долларов за шесть мест, — сообщил Лайфу представитель NASA Дэниел Хуот. — США приобретают места в «Союзах» для астронавтов NASA и международных агентств (европейское ESA, канадское CSA, японское JAXA), они потом компенсируются бартером. Четыре рейса в год: на двух по астронавту NASA, на двух — по одному астронавту и одному партнёру из международных агентств, итого шесть мест. В контракт входят приземление и спасение экипажа в 2019 году, вплоть до 31 декабря 2020 года, все необходимые тренировки и подготовка к запуску и полёту, доставка некоторого багажа экипажа до и от станции, а также дополнительные услуги, связанные с запусками и приземлениями.

Хуот привёл данные по перечислениям NASA Роскосмосу с 2006 года, и вышло, что с тех пор транспортировка подорожала вчетверо (кумулятивная инфляция — 276%):

Итого — $3,4 млрд. Для понимания, последний транш в полмиллиарда долларов — это около трети годового бюджетного финансирования Федеральной космической программы на 2016—2025 годы (104 млрд рублей). На вопрос о том, как Роскосмос обосновывал увеличение цен (при том что доллар с 2006 года девальвировал на 18%, рубль — на 145%), представитель NASA только констатировал, что у Штатов нет выбора.

«NASA нужно обеспечить доставку с помощью квалифицированного подрядчика для поддержания работы многомиллиардного актива и для выполнения обязательств NASA перед российскими, канадскими, европейскими и японскими партнерами. Таким образом, NASA необходимо приобретать места на «Союзах»»

Прибыль Роскосмоса по меньшей мере покрывает расходы на доставку к МКС российских космонавтов: по словам Ионина, «сам «Союз» стоит около $30 млн, запуск — ещё $30—40 млн, значит, одно место стоит уже 25 миллионов долларов, не нужно забывать о расходах на подготовку, адаптацию, возвращение».

«NASA это может себе позволить, учитывая их бюджет в $17-18 млрд и то, что запуск одного Shuttle обходился в начале 2000-х годов в сумму от $450 млн до $1 млрд»

Кстати, для космических туристов путёвка стоит дешевле. В 2001 году Деннис Тито заплатил за кратковременный полёт $20 млн, а в прошлом году в космос должна была лететь известная певица Сара Брайтман, после подготовки она сняла свою кандидатуру. Официальной причиной были названы «семейные обстоятельства», но, по другой версии, она так и не смогла собрать нужные $52 млн.

Американцам придётся продлевать контракт

С одной стороны, американцы попали в зависимость от нас и их гордость ущемлена, а с другой стороны, они в выигрыше, потому что не тратят деньги на дорогостоящие запуски и направляют их на разработку новых кораблей, отметил источник в Роскосмосе. Американцы сейчас разрабатывают одновременно четыре корабля разных серий: государственный проект Orion и три проекта с участием коммерческих структур. На Orion уже потрачено более $11 млрд. Разработка сверхтяжёлой ракеты-носителя Space Launch System (SLS), которая будет способна выводить на низкую орбиту Земли до 100 тонн груза, оценивается в $20 млрд.

Дэниел Хуот сообщил, что американский корабль на коммерческой основе доставит астронавтов к МКС, как ожидается, уже в 2017 году.

Собеседник подчеркнул, что, как только корабль будет готов и будет соответствовать требованиям, он станет приоритетным способом доставки астронавтов на МКС, а места на «Союзах» больше покупаться не будут. Но у Роскосмоса по-прежнему существенные шансы на дополнительную выручку.

— Даже если у них в 2017 году будет готов свой корабль, на его обкатку уйдёт ещё несколько лет — ведь нужно думать о человеческих жизнях, — рассказывает Андрей Ионин.

«Союз» известен не только как корабль доставки и спуска астронавтов, но и как космическая спасательная капсула. Только «Союз» аттестован по всем международным стандартам для нахождения на орбите в течение полугода — люди могут в нём безопасно укрыться и спуститься на Землю. Проекты американских кораблей предусматривают лишь доставку и спуск астронавтов, они не аттестованы для долгого нахождения на орбите. Когда создавался проект МКС, американцы брали на себя создание такой спасательной шлюпки, но затем посчитали бюджет и отказались.

По международным нормам сертификации, беспилотник должен обладать подтверждённым уровнем надёжности не менее 0,95 — это пять отказов при 100 пусках, рассказал доцент МАИ Владимир Зернов. Для обитаемого корабля международная норма составляет 0,99. Шаттлы уже не подходят под эти нормы: на 150 пусков у них было два отказа. Чтобы провести международную сертификацию нового корабля, нужно провести 100 пусков и потратить на это сотни миллионов долларов. У «Союза» такая статистика: более 2 тыс. пусков при двух некатастрофических отказах.

«В ближайшие 10 лет у американцев не появится ничего подобного. «Союз» хоть и считается тесным и некомфортным, но лучше выжить в таких условиях, чем погибнуть в комфортном Shuttle»

С другой стороны, заключает он, у российской космической отрасли тоже есть только максимум 10 лет — потом выехать и заработать на советском космическом наследии уже не получится.

Космические цены: сколько стоит запустить ракету

Телеканал «Мир 24» узнал, сколько стоит запустить космический корабль, и что для этого нужно.
«Союз» позволяет космонавтам находиться на орбите в течение полугода. Однако запуск этой ракеты стоит 30 миллионов долларов. Сюда не входит подготовка к полету, адаптация космонавтов и возвращение на Землю.
В период с 2011-го по 2018-й билеты в космос для астронавтов подорожали в четыре раза. Сейчас место в «Союзе» до МКС стоит около 80 миллионов долларов. Работают две схемы доставки на станцию: двое русских и один иностранец, и наоборот.
У России космодромов больше, чем у любой другой страны – шесть. На четырех из них в космос регулярно отправляют ракеты и спутники. К примеру, Байконур в среднем запускает около 50% космических аппаратов страны. За это Россия платит 115 миллионов долларов в год.
Запуск ракеты в космос – дело крайне ответственное. Необходима техника. Она обслуживает корабль, а после везет его на стартовую площадку. Инженеры с помощью специального устройства переводят ракету в вертикальное положение. Перед стартом ее освещают священнослужители.

Ничтожная доля Роскосмоса

Перед самым Днём космонавтики, когда все уже готовы праздновать очередные успехи России в освоении космических рубежей, в одном из блогов вдруг прогремело: «Роскосмос получил за 2014 год 1 миллиард 209 миллионов долларов, или 0,6 процента от общего рынка космических услуг (совокупная его оценка — 203 миллиарда 320 миллионов долларов)». Более того, у Роскосмоса, оказывается, всего «три процента от всех услуг по выводу в космос «.

Что это? Нелепая ошибка, неправильный подсчёт или действительно в российской космонавтике настолько плачевное положение дел? Тогда откуда же постоянные заявления с телеэкранов о передовой роли в вопросах ракетных двигателей и запусках сверхтяжёлых ракет? А как же МКС, где российское лидерство неоспоримо?

Резюмировал автор свой пост так: «В России всё плохо, а в космонавтике особенно». Очевидно, что подобное заявление было продиктовано скорее политическими взглядами девушки-блогера, нежели трезвой оценкой. Но давайте попробуем разобраться, соответствует ли оно действительности и как на самом деле идут дела в российском космическом секторе.

Данные, на которые опирается автор «шокирующих заявлений», на самом деле уже публиковались в «Российской газете» ещё в сентябре прошлого года и не вызвали тогда никакого ажиотажа. Газета в свою очередь взяла их из отчёта на сайте ecoruspace.me. Все цифры на сайте из открытых источников (основа — глобальный Space Report от уважаемой Space Foundation) с ссылками, с разбивкой по конкретным запускам и не противоречат друг другу. Так как же так получилось?

Во-первых, для начала необходимо разобраться, что же такое рынок космических услуг. Это список из следующих направлений: рынок спутниковых услуг, рынок производства космических аппаратов, рынок наземной аппаратуры и рынок услуг по выведению в космос. Общий объём выручки во всех сегментах рынка колоссален и постоянно увеличивается, в 2014 году он составил 203 млрд долларов. Для сравнения: весь ВВП Российской Федерации в 2014 году всего в 10 раз больше этой цифры.

Львиная доля коммерческого космоса — это спутниковые услуги, 61,5 процента выручки со всего рынка космических услуг, или более 120 миллиардов долларов в год. На самом деле это в большинстве своём информационный рынок. Данные со спутников всё более нужны миру, а следовательно, постоянно продаются. Прогнозы погоды, спутниковые снимки, навигация, передача данных. Весь поток информации, который генерируют спутники и который проходит через них, — всё это часть рынка спутниковых услуг. К сожалению, на нём Россия практически не представлена. Отставая в создании современных электронных компонентов, мы мало что уникального (да и просто востребованного) можем предложить миру.

Рынок производства космических аппаратов — 12 млрд долларов на 2014 год, примерно 6 процентов от общей выручки. Это рынок создания коммерческих спутников, инфраструктуры для их запуска и отслеживания, обработки информации, а также рынок специализированного программного обеспечения для космических аппаратов. И снова, это не совсем наша вотчина. В России нет поставленного на поток производства спутников, большинство электроники мы закупаем за рубежом, а здесь требуется делать их быстро, качественно и дешевле, чем у конкурентов. Мы участвуем в глобальных проектах, у нас есть военные спутники, но это единичные производства, зачастую уникальные, а вовсе не массовые продукты, котирующиеся в коммерческом секторе.

Далее рынок наземной аппаратуры — 57,8 миллиарда долларов, или 28,5 процента от общего. И опять, это не совсем космос как таковой, а скорее рынок высокотехнологичного электронного оборудования. Это производство инфраструктуры для запуска и отслеживания космических аппаратов, обработки информации, постройка дата-центров. И здесь это та отрасль в которой мы безнадёжно отстаём, хоть и стараемся изо всех сил.

Ну и наконец — рынок запуска космических аппаратов. По сравнению с остальными, он небольшой, всего 7,5 миллиарда долларов, меньше четырёх процентов от общей выручки коммерческого космоса. И вот здесь статистика сыграла злую шутку. В 2014 году среди запусков не было ни одного коммерческого большого и тяжёлого спутника. Всего состоялось 19 коммерческих запусков за год, из них девять выиграла SpaceX (американская компания Илона Маска) с носителями Falcon и девять европейская Arianespace (на данный момент лидер рынка) с лёгкими ракетоносителями VEGA. Российский International Launch Services с «Протонами» остался не у дел, хотя обычно брал до трети всех коммерческих запусков. Впрочем, в 2015 году ситуация не выправилась. А как же 37 наших запусков в 2014 году и 29 стартов в 2015-м? Они не входят в рынок коммерческого космоса. Это либо пуски военных спутников, либо программы госсотрудничества в вопросах освоения космоса. Понятно, что Министерство обороны РФ и иностранные государства перечисляют Роскосмосу деньги за них. Но это не тот конкурентный рынок, о котором мы с вами говорили до этого. Это отдельные, зачастую уникальные запуски, это сверхтяжёлая техника. Если провести аналогию с автопромом, то это всё равно как выпускать БелАЗы и военные тягачи, большие, дорогие и сложные, в то время как остальной мир ездит на легковушках.

Есть ещё одна проблема, и кроется она, казалось бы, в очень положительной ситуации. Российский космический сектор получает от государства всё больше денег. По оценке РБК, расходы России на космос за последние десять лет выросли в 14 раз и в 2013 году составили около десяти миллиардов долларов (14 процентов общемировых госрасходов на космос). Согласно открытым данным, только Роскосмос в 2013 году получил из госбюджета более пяти миллиардов долларов. Эти деньги гораздо проще получить, чем 7,5 миллиарда выручки (даже не прибыли) за которые бьётся несколько высокотехнологичных компаний со всего мира. Для Роскосмоса это лёгкие деньги. Чтобы получить их, не надо быть лучше других, предлагать выгодные и эффективные решения, беспощадно бороться с конкурентами. Система распределения финансов предельно непрозрачна, каких-либо открытых дебатов по этому поводу не происходит, а целесообразность трат вполне можно увидеть на примере строительства космодрома Восточный.

Иными словами, проблемы российской космонавтики вовсе не там, где их ищут. Они не в доле рынка, а в отсутствии конкуренции, патернализме, неразвитом секторе производства инфраструктуры, информационных услуг и компьютерных технологий, которые, при наличии открытого рынка, инвестиций и создании особой, не побоюсь этого слова, дружественной инновациям среде, могли бы быть заняты небольшими нишевыми фирмами-стартапами и поддержанными государством спин-офф-компаниями крупных российских технологических университетов. Однако в текущей ситуации об этом можно только мечтать.

На сегодняшний момент непонятно, что же надо сделать государству, чтобы превратить Роскосмос в гибкую коммерческую структуру, действительно желающую стать одним из мировых коммерческих лидеров, а не просто проедать бюджетные средства. Появятся ли у Роскосмоса частные конкуренты внутри России, борющиеся за коммерческие запуски, понимающие цену каждому полученному доллару, но при этом инвестирующие в науку. И пока у России не появится свой SpaceX, рассчитывать на рост доли в доходах от космических проектов вряд ли приходится.