Княгиня вера оболенская

Оболенская, Вера Аполлоновна

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Макарова и Оболенская.

Вера Аполлоновна Оболенская
фр. Véra Obolensky

Вера Аполлоновна Оболенская (Вики)
Имя при рождении Вера Аполлоновна Макарова
Дата рождения 11 (24) июня 1911
Место рождения Баку, Российская империя
Дата смерти 4 августа 1944 (33 года)
Место смерти Плётцензее, Берлин
Гражданство Франция
Род деятельности Участница Парижского подполья
Отец Аполлон Аполлонович Макаров
Супруг Николай Александрович Оболенский
Награды и премии

Ве́ра Аполло́новна Оболе́нская (Вики (фр. Vicky); 11 (24) июня 1911, Баку — 4 августа 1944, Плётцензее, Берлин) — героиня антифашистского движения Сопротивления во Франции.

Биография

Вера Аполлоновна Оболенская родилась в семье Аполлона Аполлоновича Макарова.

С 1920 года жила в эмиграции во Франции. После окончания школы работала манекенщицей, затем секретаршей.

В 1924 году художница Зинаида Серебрякова нарисовала ее портрет.

В 1937 году вышла замуж за князя Николая Александровича Оболенского (1900—1979), сына генерал-майора А. Н. Оболенского, градоначальника Петрограда в годы Первой мировой войны.

С начала оккупации Франции Германией в 1940 году В. А. Оболенская совместно с мужем вступила в Движение Сопротивления и вошла в один из подпольных кружков. Этот кружок после объединения с другой группой стал называться «Гражданская и военная организация» (Organisation Civile et Militaire; сокращённо — OCM).

Вера Оболенская, известная в подполье как Вики, стала одной из ближайших соратниц кружка Жака Артюи, а после его ареста в декабре 1941 года — нового лидера OCM полковника Альфреда Туни, занимая пост генерального секретаря организации.

«Работая в подпольной организации, она собирала информацию о силах оккупантов, помогала советским военнопленным, направленным немцами на строительство Атлантического вала…

Она проявила проницательность, дальновидность и редкое хладнокровие, которое не раз спасало подпольщиков. Её память была феноменальной: она ничего не записывала, но помнила все имена, адреса, пароли.

К лету 1943 года подпольная „Гражданская и военная организация“ насчитывала в своих рядах уже 63 тыс. человек. Они действовали в контакте с подпольным „Братством Нотр-Дам“ и силами „Свободной Франции“, возглавляемыми генералом де Голлем».

ОСМ также занималась разведывательной деятельностью, организацией побегов и вывозом за границу британских военнопленных.

В ведении Веры Оболенской находилась связь с другими подпольными группами и координация совместных действий. Нацисты пытались внедрить своего агента в организацию, но благодаря Вики эта попытка была сорвана.

Вера Оболенская была арестована 17 декабря 1943 года на конспиративной квартире.

В тюрьме ей долгое время удавалось вводить гестаповских следователей в заблуждение, а потом она вообще отказалась давать какие-либо показания. Следователи гестапо прозвали её «Prinzessin — ich weiß nicht» («Княгиня — я не знаю»).

Владимир Путин у кенотафа Веры Оболенской на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в 2000 году

Сохранилось свидетельство о таком эпизоде: немецкий следователь с притворным недоумением спросил её, как это русские эмигранты-антикоммунисты могут оказывать сопротивление Германии, воюющей против коммунизма: «Они с ума сошли, что ли? Какой им смысл быть с голлистами, в этом коммунистическом гнезде? Послушайте, мадам, помогите нам лучше бороться с нашим общим врагом на Востоке». На это Вики заявила: «Цель, которую вы преследуете в России, — разрушение страны и уничтожение славянской расы. Я русская, но выросла во Франции и здесь провела всю свою жизнь. Я не предам ни своей родины, ни страны, меня приютившей». Тогда немцы принялись за неё по «антисемитской линии». «Я христианка, — ответила им на это Вики, — и поэтому не могу быть расисткой». После вынесения смертного приговора Вере Оболенской было предложено написать прошение о помиловании, но она отказалась.

В июле 1944 года после высадки союзников в Нормандии В. А. Оболенскую перевезли в Берлин, где 4 августа 1944 года в 13 часов гильотинировали в тюрьме Плётцензее.

Могилы Оболенской нет, но на русском кладбище под Парижем в Сент-Женевьев-де-Буа в ее память установлен кенотаф. Согласно воле генерала Зиновия Пешкова, он похоронен в изножии кенотафа В. А. Оболенской в знак уважения к ней и её подвигу.

Награды

  • Кавалерский крест ордена Почётного легиона
  • Медаль Сопротивления
  • Военный крест с пальмовой ветвью
  • Орден Отечественной войны I степени (18.11.1965)

Примечания

  1. Портрет Веры Макаровой, 1924 — Зинаида Серебрякова — WikiArt.org. www.wikiart.org. Дата обращения 20 октября 2019.
  2. 1 2 3 Жизнь и подвиг Веры Оболенской. ТАСС. Дата обращения 8 января 2019.
  3. Вики — княгиня Вера Оболенская. (недоступная ссылка). Дата обращения 16 ноября 2011. Архивировано 14 февраля 2011 года.

Литература

Ссылки

  • Людмила Оболенская-Флам. Из истории русского Сопротивления
  • Флам Л. С. Вики. Княгиня Вера Оболенская
  • Вера Оболенская

Вики Макарова до замужества
Дочь бакинского вице-губернатора Аполлона Аполлоновича Макарова Вера родилась 11 июня 1911 года. В возрасте девяти лет — вынужденная эмиграция во Францию вместе с родителями. Семья поселилась в Париже. Окончив французскую среднюю школу, Вера, обладавшая особой внешней привлекательностью, феноменальной памятью и живым умом, стала работать манекенщицей, позже секретаршей.
Вики в Париже перед войной
В 26 лет вышла замуж за воспитанника Пажеского корпуса князя Николая Александровича Оболенского. Ее муж, сын бывшего градоначальника Санкт-Петербурга и дочери светлейшего князя Дадиани Мингрельского, имел определенный доход от приобретенной недвижимости на юге Франции и был одним из тех немногочисленных эмигрантов, о котором русские беженцы в разной «тональности» говорили, что он один из немногих русских, кто ездит в такси, не сидя за рулем.
Недолгое счастье. Николай и Вера Оболенские
Вскоре после оккупации Франции в 1940 году княгиня Вера Оболенская стала участницей подпольной организации, где ее знали под псевдонимом Вики. Возглавлял эту организацию Жак Артюис, успешный предприниматель, состоявший с тридцатых годов в одной из крайне правых группировок Франции. Свои взгляды он излагал в трактатах и писал о необходимости переустройства государства.
По его убеждению, представители индустриально-промышленного комплекса, как наиболее здоровый элемент, должны были играть руководящую роль в управлении государством. Жак Артюис и его единомышленники мечтали о создании Соединённых Штатов Европы и стремились к моральному возрождению страны. Были настроены против коммунистов и левых движений.
Вера Оболенская работала в это время у него секретаршей, дружила с его женой и часто бывала в их доме. Она стала главным доверенным лицом Артюиса и ввела в эту подпольную группу русского эмигранта Кирилла Макинского, как и своего мужа.
По словам Макинского, «она не могла допустить мысли, что оккупация водворится надолго; для нее это был преходящий эпизод в истории; против оккупации необходимо было бороться и бороться тем более неукоснительно, чем борьба становилась труднее».
В конце 1940 года группа Артюиса объединилась с другой подпольной организацией сопротивления и образовавшийся альянс получил название Organisation Civile et Militaire — OСM («Гражданская и военная организация»).
Они наладили связь с представителями де Голля в Лондоне. ОСМ занималась разведывательной деятельностью, организовывала побеги за границу английских военнопленных, готовила резервистов для перехода к активным боевым действиям, добывала оружие.
Круг обязанностей Веры Оболенской был широким: встречи со связными и представителями других подпольных групп, установление контактов с советскими военнопленными, тайная переписка, копирование секретных документов, составление сводок и другое. Вики избрали генеральным секретарем ОСМ и присвоили воинское звание лейтенанта.
Вики — княгиня Вера Оболенская
Через два года ОСМ стала самой крупной организацией Сопротивления, в ней числились тысячи участников. В конце 1942 года арестовали Жака Артюиса, и он погиб в концлагере.
Организацию возглавил полковник Альфред Туни, Вики стала его правой рукой. Помощницей Веры Оболенской по перепечатыванию и переправке секретных сведений была ее подруга Софья Владимировна Носович.
В октябре 1943 года был арестован один из главных руководителей ОСМ Ролан Фаржон. В его кармане нашли квитанцию оплаченного им телефонного счета с адресом его конспиративной квартиры.

Во время обыска было обнаружено не только оружие, но и адреса тайных почтовых ящиков в разных городах, имена участников организации и их конспиративные клички. Гестапо, по известным им соображениям, провело аресты в разных городах, но в Париже пока никого не трогало.
В скором времени один из заключенных членов подпольной организации «сломался» и согласился выйти на явку со связным ОСМ Дювалем, которого захватили во время этой встречи. В кармане Дюваля оказалась записная книжка с адресами, в том числе и Софьи Носович.
Вечером у Оболенских ужинал Кирилл Макинский: «Встав из-за стола, я пошел помогать ей мыть посуду. Передавая мне полотенце, Вики шепнула: „Знаешь, дело дрянь, кругом всех арестовывают“. Я спросил: „Что ты собираешься делать?“. Она посмотрела на меня взглядом, который я никогда не забуду, и пожала плечами».
Вики арестовали 17 декабря 1943 года. В этот день она направилась к Софье Носович, чтобы убедить ее покинуть свою мансарду и «раствориться». Раздался стук в дверь. Софья отворила ее и оказалась перед дулом пистолета. Женщин сковали общей парой наручников. Одновременно был схвачен еще один член ОСМ Мишель Пасто, подымавшийся в это время по ступенькам к Софье Носович.
Арестантов в разных машинах отвезли в парижский особняк, служивший тайным местом «проверки». Здесь им устроили очную ставку. Обе женщины категорически отрицали принадлежность Пасто к ОСМ. Визит его к Софье они объясняли сугубо личными отношениями. Ночью Мишелю Пасто удалось бежать.
Софью Носович пытали и на глазах у Вики избили. От ударов по голове она оглохла на всю жизнь. Веру Оболенскую и Софью Носович отправили в тюрьму Френ. В эту же тюрьму доставили и арестованного князя Николая Оболенского.
Вики «выгораживала» своего супруга, как могла, говоря, что он не имел к организации никакого отношения, так как они уже длительное время, как «разошлись». За недостатком улик князя освободили.
Женщин перевезли в тюрьму города Аррас, где в заключении уже находилось большинство руководства ОСМ. Изнемогая от постоянных допросов, давления и неопровержимых улик, Вика Оболенская избрала особый вид защиты – отказалась давать какую-либо информацию.
По этой причине гестаповские следователи прозвали ее «Princessin — ich weiss nicht» («Княгиня – ничего не знаю»). На попытки психологического воздействия на нее как представителя антибольшевистской эмиграции Вики ответила, что Гитлер не только против большевизма, он преследует цель окончательно ликвидировать Россию и славян. «Как христианка, — заявила княгиня, — я никоим образом не разделяю идею превосходства арийской расы».
Вновь был арестован Николай Оболенский, его отправили в концлагерь Бухенвальд. Здесь же находился и Кирилл Макинский, их освободили американцы в апреле 1945 года.
Веру Оболенскую и Софью Носович приговорили к смертной казни и перевезли в берлинскую тюрьму Плетцензее. В этой же тюрьме была в заключении член ОСМ Жаклин Рамей, которая после освобождения поведала о последних неделях жизни Вики.
4 августа 1944 года, около часа дня, Вики неожиданно вызвали с прогулки в дворике тюрьмы и два надзирателя ввели ее со связанными руками за спиной в «комнату смерти». Палачу по имени Реттгер понадобилось не более 18 секунд для приведения в действие гильотины. За исполнение «работы» ему причиталось 80 рейхсмарок, сподручным – по восемь папирос.
Советские войска освободили тюрьму Плетцензее 25 апреля 1945 года. Во время нацистского режима здесь лишили жизни почти три тысячи человек, последних узников казнили 15 апреля.
София Носович, Жаклин Рамей, Кирилл Макинский и Николай Оболенский дожили до дня освобождения. Они возвратились в Париж и все время пребывали в надежде, что Вики уцелела, они ждали ее.
Николай Оболенский получил от ответственных органов власти оккупационной британской зоны Берлина официальное сообщение, что Вики нет в живых.
5 декабря 1946 года князь написал Мишелю Пасто: «Считаю своим долгом известить Вас о том, что я получил официальное уведомление о ее смерти. Моя бедная жена была расстреляна 4 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в предместье Берлина в возрасте 33 лет».
Пасто отправился в Берлин. Он посетил тюрьму Плетцензее, в которой проходили казни «особо опасных преступников» нацистского режима через повешенье или на гильотине. Помещение с двумя сводчатыми окнами, вдоль стены – шесть крюков, на которые одновременно вешали осужденных. По центру помещения гильотина, металлическая корзина, в которую падала голова, и дыра в полу для стека крови. Мишелю Пасто тюремная администрация сообщила, что Вики казнили на гильотине.
В специальном приказе от 6 мая 1946 года фельдмаршал Б. Монтгомери написал:
«Этим своим приказом хочу запечатлеть моё восхищение перед заслугами Веры Оболенской, которая в качестве добровольца Объединённых Наций отдала свою жизнь, дабы Европа снова могла быть свободной».
На памятнике жертвам войны в Нормандии установили мемориальную доску с ее именем. Заслуги Вики с некоторой «корректировкой» оценили и в СССР. Ее имя включили в список «группы соотечественников, проживавших во время Великой Отечественной войны за границей и активно боровшихся против гитлеровской Германии». Указом Президиум Верховного Совета СССР наградил ее посмертно в 1965 году орденом Отечественной войны I степени.
Французское правительство удостоило Веру Оболенскую высших наград страны: Военного креста, медали Сопротивления и ордена кавалера Почётного легиона с пальмовой ветвью.
Вики – княгиня Оболенская – непримиримо относилась к коммунистическому строю, но в ней пылала русская душа и неподдельная любовь к родной земле, как к матери, которой насильно лишили. Она была человеком двух культур — французской и русской — и любила Францию не менее России. С честью и благородством княгиня Оболенская исполнила долг любящей дочери и патриота – она защитила страну, некогда протянувшую ей руку спасения.
Вики. Последняя фотография
Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Фламм:
«О Вики я впервые услышала спустя десять лет после её казни, когда вышла замуж за племянника её мужа Валерьяна Александровича Оболенского, журналиста, работавшего сперва на Би-би-си, а потом занимавшего одну из руководящих должностей на радиостанции «Свобода».
Вскоре после свадьбы мы поехали из Мюнхена, где тогда жили к бабушке Саломии Николаевне и дяде Нике Оболенским, обосновавшимся после войны в парижском пригороде Аньер. Жили они в небольшой квартире на седьмом этаже без лифта, куда Оболенский взбирался громыхая об ступеньки ортопедическим сапогом, а мать его, которой было тогда за семьдесят, легко взлетала с полными авоськами и кричала мне с верхней площадки: «ма шер, не торопись…» Квартира была заставлена семейными фотографиями, а в Никиной комнате царила Вики: Вики в бальном платье начала 30-х годов, Вики в подвенечной фате, Вики и Ника обнявшись на балконе…

Сам Николай Оболенский также, вслед за Военным крестом и медалью Сопротивления, удостоился Ордена Почётного Легиона в знак признания «выполнения им неоднократных и опасных поручений в ходе подпольной борьбы с противником» и за его «служение делу свободы». Брат его, Александр, за проявленное мужество в рядах французской армии был награждён Военным крестом и двумя боевыми свидетельствами.
…Ко времени моего знакомства с мужем Вики, Николаем Оболенским, он уже знал, что его жена была казнена отсечением головы… Но тем не менее с Ники говорить о Викиной казни мы избегали. Возможно, это было напрасным проявлением тактичности с нашей стороны; мы не знали тогда, что он не отворачивался от случившегося, не старался забыть всё пережитое ими во время войны, а принял трагедию её гибели и невозместимость потери с христианским смирением… После Вики у Николая не было других увлечений, он оставался вдовцом, но круг его знакомых был по-прежнему широким. Чаще всего он встречался с другими уцелевшими членами Гражданской и Военной Организации (O.C.M.), хорошо знавших Вики…
Протоирей Николай Оболенский,
настоятель собора Св. Александра
Невского в Париже, окруженный
мальчиками-прислужниками
В 50-х годах он при своих скромных средствах, выпустил за собственный счёт небольшую книжечку на французском языке «Вики-1911-1944- Воспоминания и Свидетельства». В неё вошли выдержки из мемуаров уцелевших руководителей и членов «О.С. М.» и текст речей, произнесённых при освящении памятника, ей установленного среди могил русских участников Сопротивления на кладбище Сент-Женевьв де Буа. Сборником заинтересовались французские и советские кинематографисты, изъявившие желание поставить о Вики фильм. Оболенский, однако, категорически этому воспротивился, опасаясь не только того, что фильм может опошлить её образ, но и идеологических искажений, появившихся о Вики в советской печати, где её политическим убеждениям придавался «совпатриотический» душок. Так, например, в статье напечатанной в 1964 году в «Огоньке», говорится о её «мечте вернуться на родину», которой она якобы поделилась в тюрьме на Барним-штрассе со своей сокамерницей, русской женщиной-врачом, вскоре тоже казнённой. А между тем из воспоминаний Жаклин Рамей нам известно, что сокамерницей Вики была одна немка из Голландии. Оболенский возмущался: «При всём том, что СССР во время войны был союзником Запада, — говорил он, — Вики никогда не хотела возвращаться в Советский Союз. Никогда!»…
В декабре 1961 года в Париже умерла княгиня Саломия Николаевна, мать Николая Оболенского. Похоронив её, Оболенский стал готовиться к священству. Оказывается, решение стать священником он принял давно — вскоре после того, как узнал о гибели Вики…
Сначала Николай Оболенский был посвящён епископом Мефодием в сан дьякона, потом около года провёл почти в полном уединении, занимаясь изучением богословия и готовясь к рукоположению… Со временем мы убедились, с какой полной отдачей этот общительный и по природе запальчивый человек («кавказская кровь», шутил племянник) посвятил себя пастырской деятельности. Откуда только брались силы и энергия! Очень скоро о. Николай сделался настоятелем Собора на улице Дарю…
30 ноября 1978 года отец Николай потерял старого друга и соратницу по Сопротивлению — Софью Носович.
…Когда хоронили Софью Носович, отец Николай Оболенский был уже тяжело болен раком. Скончался он в сане митрофорного протоиерея 5 июля 1979 года.
Если Викино обезглавленное тело пропало бесследно, то отца Николая торжественно провожал чуть ли не весь русский Париж, начиная с Великого князя Владимира Кирилловича. Провожали его на кладбище Сент-Женевьев де Буа и его товарищи по борьбе».
Самые высокие награды княгиня В.А. Оболенская получила от французского правительства: Военный крест с пальмовой ветвью, Медаль Французского Сопротивления и Рыцарский Орден Почетного Легиона.
Награды Веры Оболенской от Франции
1. Кавалерский крест Ордена Почётного Легиона
2. Военный крест с пальмовой ветвью
3. Медаль Французского Сопротивления
Государственные награды Франции,
присужденные посмертно Вере Оболенской.
Французским военным крестом с пальмовой ветвью награждались, в основном, французы и воевавшие на стороне Франции.
Так же как и французы награждались русские сражавшиеся во Французском Военном Легионе и авиационных частях .
Русское Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа
Кн. Николай Александрович Оболенский при
награждении его Орденом Почетного Легиона
Муж Вики, князь Николай Александрович Оболенский, чудом выжил, хотя и прошел через Бухенвальд. Узнав о смерти Веры, он стал священником. Был настоятелем собора Св. Александра Невского в Париже. Скончался в 1979 году и похоронен здесь же, в Сент-Женевьев-де-Буа, на участке Французского Иностранного Легиона.
Перед смертью Николай завещал, чтобы имя его любимой жены было выбито на его надгробной плите. Это желание было исполнено.
Вера Макарова / Вики Оболенская. Лейтенант военных сил Французского Сопротивления
Мемориальная доска на Русском кладбище во Франции под Парижем .Сент-Женевьев-де-Буа, на участке Французского Иностранного Легиона.

Интересные факты

Герои Французского Сопротивления

Движение Сопротивления, возникшее в оккупированной фашистами Европе, в первую очередь во Франции, оказало сильное влияние и на другие оккупированные государства, в частности, Югославию, Италию, Бельгию. Ответом немецкого командования стала жестокая кампания репрессий, расстрелов заложников и казней тысяч участников групп Сопротивления. Среди тех, кто принял мученическую смерть, было много русских эмигрантов, в том числе и женщины – княгиня В.А. Оболенская, Е.Ю. Кузьмина-Караваева («мать Мария»), Ариадна Скрябина (дочь известного композитора), М.А. Шафрова-Марутаева, А.П. Максимович.

К 20-летию Победы в 1965 году Франция передала СССР документы о работе Движения Сопротивления в годы фашисткой оккупации, благодаря которым и стало известно о подвиге княгини Веры Аполлоновны Оболенской и её трагической судьбе.

ПАМЯТИ ВЕРЫ ОБОЛЕНСКОЙ

17 января 2012 г.

Elena ARVIK

Женщину, о которой я хочу написать в этом посте, можно назвать Легендой. Но в то же время у нас о ней известно далеко не всем, возможно даже немногим ( сейчас более популярны выдуманные герои). А ведь ТАКИЕ люди достойны, чтобы о них не только рассказывали, но и писали стихи, снимали фильмы.

У неё в жизни было несколько имён, но при рождении ей дали символичное и красивое русское имя Вера. Она родилась в Баку 24 июня 1911 года в семье бакинского вице-губернатора Аполлона Аполлоновича Макарова и была названа в честь матери. Макаровы бежали из России, когда девочке исполнилось девять лет, сначала в Константинополь, после семья перебралась в Париж.

Ее имя звучало гармонично только на русском языке, но не на французском, и она стала мадемуазель «Вики» ( с ударением на последнем слоге).

Характер Веры проявился ещё в ранней молодости, когда многие из эмигрантов терялись в жизни, не умея приспособиться. В Вики сочеталась какая-то чисто русская бесшабашность ( чего стоит её связь с компанией молодых прожигателей жизни из русских же эмигрантов) с практическим и острым умом. Вики пошла в манекенщицы — приходилось кормить не только себя, но и своих близких. «Манекеном» Вики пробыла недолго, благодаря своему знанию языков она поступила на работу в контору состоятельного парижанина Жака Артюиса ( встреча с эти человеком станет для неё судьбоносной). Сначала он уступил своей жене Ивонн, которая познакомилась с двадцатилетней Вики на модном показе и решила, что эта девушка — просто находка. Артюис вскоре отметил ее ум и феноменальную память и сделал Вики своей помощницей.

Тогда же Вики Макарова познакомилась с Машей Родзянко, внучкой последнего председателя российской Госдумы, которая стала её лучшей подругой.

Потом она встретила Нику — так все называли князя Николая Александровича Оболенского, сына бывшего градоначальника Санкт-Петербурга. Сначала Вики познакомилась с его сестрами — княжнами Мией и Ниной Оболенскими. Сестры были постарше Вики лет на десять — двенадцать и сделали блистательную карьеру в 20-х годах на пике моды на русских парижанок.

От матери — Саломии Николаевны, фрейлины и первой петербургской красавицы, урожденной светлейшей мингрельской княжны Дадиани- Ника, его сестры и брат унаследовали восточные черты лица. А Нике достался еще и чисто «кавказский» взрывной характер. О некоторых русских дворянках из эмигрантов, я писала в записях , посвященных красавицам начала 20 века (рубрика «Красота»), в т.ч. упоминала и Мию Оболенскую.

К моменту знакомства князя Оболенского с Вики его можно было охарактеризовать как молодого человека без определенных занятий, но он был одним из немногих русских эмигрантов, который не бедствовал. Кроме того, в Банке лежали так называемые «мингрельские сокровища», принадлежащие роду Дадиани. Оболенский был старше Вики на 11 лет. 9 мая 1937 года они обвенчалась в соборе Святого Александра Невского.

Их мирная семейная жизнь продолжалась ровно три года. Вики так же, как и до войны, работала, как и прежде по субботам ходила к чете Артюис — на партию в бридж. Вот только в карты там уже не играли…

В оккупированном Париже спонтанно начали появляться отдельные, не связанные между собой группы Сопротивления. Одной из первых стала О.С.М. — Гражданская и Военная Организация, во главе которой и оказался бизнесмен средней руки Жак Артюис. Его квартира на улице Виктора Гюго превратилась в тайную штаб-квартиру подпольщиков. Скоро О.С.М. стала самой разветвленной и многочисленной — в ней состояло около десяти тысяч человек. Они вызволяли на волю пленных французских офицеров, изготовляли фальшивые удостоверения личности и, самое главное, собирали и передавали в свободную зону ценные сведения, способные пригодиться будущему Второму фронту

Правой рукой Артюиса стала некая «Катрин»- к ней сходились все ниточки. Обладая исключительной памятью, она не записывала ничего , но помнила все пароли и явки и отличалась спокойствием и хладнокровием. Она встречалась со связными других групп Сопротивления, передавала им задания «извне», принимала сообщения, вела обширную тайную переписку, перепечатывала донесения, снимала копии с секретных документов и планов военных объектов. Она умело меняла внешность и описания Катрин у разных людей сильно отличались. Даже князь Ника Оболенский долго не подозревал, о существовании Катрин. А Вики, боясь за него, в свою «вторую жизнь» Нику не посвящала.

Каким-то образом Ника все-таки догадался о том, что Катрин и Вики — одно и то же лицо и что партии в бридж на улице Виктора Гюго — не что иное, как еженедельные собрания верхушки О.С.М. Позже он тоже вступит в организацию, но Вики будет всячески ограждать его от опасных действий, оставляя мужа на второстепенных ролях, а потом и вовсе отошлёт его подальше от Парижа и даже пустит слух об их разрыве.

Последняя фотография Веры Оболенской

Вскоре у самой Вики появилась помощница — Софья Носович, которая до оккупации работала в модном доме «Итеб», где они с Вики когда-то познакомились. Дочь российского сенатора, она была старше Вики лет на десять и до эмиграции успела побывать сестрой милосердия во врангелевской армии.

А зимой 41-го начались повальные аресты. Жак Артюис попал в концлагерь и в 1943-м его расстреляли. Организацию возглавил полковник Туни. Вики быстро ввела его в курс дела. Сама она выбивалась из сил, стремясь с помощью Ивонн восстановить разорванные нацистами каналы информации. Она без колебаний согласилась когда-то на предложение Артюиса, возможно соблазнившись «шпионской» романтикой ( авантюрность была у неё в крови), но теперь все было иначе –опасность была слишком реальна.

Как-то в парижском метро Катрин попала в облаву. У нее с собой был небольшой чемоданчик, доверху набитый листовками. Когда полицай попросил открыть чемодан, она очаровательно улыбнулась, сделала ему глазки и заговорщически прошептала: «Там небольшая бомбочка». В общем, кокетливую мадемуазель, не подвергнув досмотру, под ручку выводят из оцепления и отпускают восвояси.

С Никой они урывками видятся, когда он приезжает в Париж, но поддерживая легенду о разрыве, они встречаются тайком. Немцы, решив всерьез взять О.С.М. в оборот, пустили по следу организации самого Рудольфа фон Мерода. Настоящее его имя было Фредерик Мартэн, в свое время он выдал гитлеровскому командованию план укреплений линии Мажино, которой надлежало сделать неприступной границу Франции. Он был осужден на десять лет за шпионаж, однако гитлеровцы выпустили его на свободу, сделали немецким дворянином и своим человеком в Париже.

Фон Мерод вовсю сотрудничал с гестапо и имел огромную власть. Обработку схваченных подпольщиков часто поручали ему. Арестанты предпочитали попасть в казематы гестапо, нежели в особняк к фон Мероду, который был отъявленным садистом. Мало кто выдерживал. И вот этому-то человеку и поручили изловить загадочную «Катрин» — «Альфу и Омегу» О.С.М.

Однако Катрин каким-то шестым чувством чуяла неладное и уходила от расставленных ловушек. Можно себе представить, как рвал и метал Мерод. Между тем полицейские сумели «взять» двух рядовых членов О.С.М. Один из них имел при себе записную книжку, где в числе прочих адресов значился адрес Софьи Носович…

Князь Кирилл Макинский, один из соратников Катрин однажды обедал вместе с Вики и Никой. Он вспоминал, как Вики, улучив минутку, когда муж отлучился из-за стола, тихо сказала «коллеге»: «Знаешь, дело дрянь…» — и тут же, услышав шаги Ники, приложила палец к губам.

В роковой день 17 декабря 1943 года в мансарду Софьи Носович постучали. Открыв дверь, женщина увидела направленный на нее пистолет. Нервы у нее были крепкие:

— Что за шутки? Кто вы?!

— Гестапо.

Софья невольно побледнела.

— Вижу по вашему личику, что вы обо мне слышали, — издевательским тоном заметил гестаповец.

— А что-нибудь про О.С.М. вы слышали?

— Нет, а что это? — холодно спросила Софья и вернулась в комнату, где сидела эффектная брюнетка.

— Извините меня, мадам, — сказала она, делая вид, что это какая-то случайная посетительница редакции. — Я ничего не понимаю, но здесь гестапо.

Вики тоже удалось справиться с собой:

— Да? Ну, тогда я пойду…

— Позвольте вашу сумку, документы. Ого! Настоящая княгиня!

Когда обеих женщин выводили из дома, скованных одной парой наручников, Вики, увидев на улице свою знакомую, русскую эмигрантку, подняв свою и Софьину скованные руки, пропела из своего любимого романса: «Сегодня нитью тонкою связала нас судьба!»

Та кинулась к Нике, а он опрометью побежал на улицу Кассет — уничтожить бумаги Вики.

Случилось самое худшее: женщины сразу поняли, что везут их не в гестапо, а в особняк фон Мерода. Еще в машине они договорились, что обе будут утверждать, будто бы Вики -просто подруга Софьи Носович.

Остаётся только догадываться, через ЧТО пришлось пройти Катрин -Вики- Вере и ЧТО вытерпеть, о жестокости Мерода ходили легенды. Софья Носович после этих допросов навсегда оглохла – её били по голове. От Веры можно было узнать многое, она была «ходячей базой данных». Ни от Софьи, ни от Вики фашисты так ничего не узнали и не добились. О тактике, которой Вики придерживалась на допросах, можно судить по тому прозвищу, которое дал ей кто-то из следователей «Княгиня Ничего-Не-Знаю»

Их поместили в тюрьму Фрэн под Парижем, в разные камеры. Тюрьма была переполнена заключенными. Вики быстро научилась пользоваться тюремным «телефоном» и была в курсе всех «новостей». Так она узнала, что ее муж тоже арестован и помещен во Фрэн в одиночную камеру. Когда ее спрашивали о Ники и его роли в Сопротивлении, она стояла на своем — они давно расстались и, чем он занимается сейчас, ей совершенно не известно.

Через два месяца Нику Оболенского выпустили на свободу. Это казалось настоящим чудом. Его обязали жить у сестры Нины под полицейским надзором. Конечно, никакого фашистского чуда случиться не могло. Месяца через два Нику снова арестовали. Ему предложили написать письмо жене — о том, что ее выпустят на свободу, если она будет сотрудничать со следствием. Ника написал нечто в высоком стиле о совершенстве немецкого правосудия — надо же было развлечь себя и Вики. Вскоре

Нику отправили в Бухенвальд. Он пробыл в этом аду восемь месяцев, до дня, когда пришли союзные войска, и вышел на свободу чуть живым, его сохранившиеся послевоенные фото ужасающи. Едва подлечившись, он начинает поиски Вики. Вернувшаяся из немецкого концлагеря Софья Носович ничего не знала о Вики: она не видела ее ни живой, ни мертвой.

В концлагере с когда-то легкомысленным повесой Никой произошла перемена: он обратился к вере. В день освобождения из Бухенвальда, 15 апреля 1945 года, он написал Вики письмо в Париж: «Я спасся только благодаря моей вере. У меня есть твердые доказательства, что мертвые живут и нам помогают… Я тебя крепко целую, мою любимую Вики, преклоняюсь перед тобой и тебя благословляю».

Она так и не получила этого письма. Возможно, Ники оказался прав, и его Вики каким-то образом сумела помочь ему Оттуда: ведь к моменту его освобождения из лагеря ее уже не было в живых.

Друзья долго не сообщали Нике, какой страшной смертью погибла его жена. Говорили, что Вики была расстреляна в немецкой тюрьме. Но Катрин, как особо опасному врагу рейха, была уготована другая участь – казнь на гильотине. 4 августа 1944 года в тюрьме Плетцёнзее (Берлин) русская княгиня Вера Апполоновна Оболенская взошла на эшафот. Ей было только 33 года.

Николай Оболенский после войны прожил еще долго. «Я не могу свыкнуться со смертью Вики, навсегда сокрушившей мою жизнь… Я мог бы быть таким счастливым». Со временем его отчаяние сменилось христианским смирением. Он поселился со своей старушкой-матерью в пригороде Парижа Аньере. Его комната представляла собой мемориал памяти Вики: повсюду ее довоенные фотографии, грамоты о посмертном награждении…

Наивысшие награды Вики получила посмертно от французского правительства: оно наградило её Военным крестом, медалью Сопротивления и Орденом Кавалера Почётного Легиона с пальмовой ветвью, который принял за неё Оболенский в 1946 году. Фельдмаршал Б. Монтгомери специальным приказом от 6 мая 1946 г. выразил свое восхищение заслугами Оболенской как «добровольца Объединенных Наций».

Сам Николай Оболенский также, вслед за Военным крестом и медалью Сопротивления, удостоился Ордена Почётного Легиона в знак признания «выполнения им неоднократных и опасных поручений в ходе подпольной борьбы с противником» и за его «служение делу свободы.

Протоиерий Николай с мальчиками церковного хора возле своего храма.

После Вики у Николая не было других женщин, он оставался вдовцом, но круг его знакомых был по-прежнему широким. Чаще всего он встречался с другими уцелевшими членами Гражданской и Военной Организации (O.C.M.), хорошо знавших Вики. Особенно близкими друзьями его были Софья Носович, Ивонн Артюис и Кирилл Макинский.

Возвращение Софьи живой из немецких лагерей смерти было чудом. После того как её смертный приговор был заменён концлагерем и она попала в Равенсбрюк, у неё открылся туберкулёз. Её отправили в изолятор, но перед этим она взяла клятвенное обещание с подруг по Сопротивлению Жаклин Рамей и Жаклин Рише-Сушер, не бросят её, если их будут переводить в другое место.

И вот накануне отправки в Маутхаузен обе Жаклин пришли, чтобы поднять горящую от жара Софку с её сенника. Затем четверо суток в битком набитом товарном вагоне, а потом, под страхом быть добитой в упор из пистолета, если оступится и упадёт, пешком проделала подъём в лагерь Маутхаузен по обледеневшей дороге, вдоль которой лежали трупы тех, кто этого пути не осилил.

«Бедная Софка, — писала Рамей в своих воспоминаниях, — в том состоянии, в котором она находилась, она должна была умереть. Но она всё претерпела, и мы, в конце концов, привезли её во Францию». По возвращении Софью Носович поместили на несколько месяцев в санаторий, и смерть опять от неё отдалилась. Туберкулёз, однако, разыгрался ещё в третий раз, но к тому времени уже были антибиотики и её вылечили.

За заслуги в Сопротивлении, за пытки, которые она претерпела, отказываясь кого-либо выдать, Софья Носович тоже удостоилась Ордена Почётного легиона. «Кто как не она, заслуживает этой награды, — писал, ходатайствующий за неё Оболенский. — Приговорённая к смерти, подвергнутая пыткам, она оставалась твёрдой до самого конца и ни один человек не пострадал из-за неё». . Доброта Софьи была безгранична. Всю свою оставшуюся жизнь она посвятила тем, кто, как и она пострадали во время войны: ослепшим читала вслух, парализованным убирала и готовила, за больными ухаживала…

Связная и подруга Вики Софья Носович ( фото последних лет жизни)

«Чем больше в написании книги о Вики Оболенской и её товарищах я углублялась в их жизнь и размышляла над их характерами, тем больше меня занимала мысль — в каких тайниках человеческого существа заложена способность пойти на подвиг? Ведь никто из знавших Вики и Софку в довоенное время как весёлых и обворожительных женщин, а князя Оболенского — как светского человека без определённой профессии, не мог представить себе, какая им готовится участь и что они способны претерпеть. Думаю, не догадывались об этом и они сами» — пишет в своей книге Людмила Оболенская-Фламм.

Прилетев в Лондон из Бордо 17 июня 1940 года, Шарль де Голль обратился к своим соотечественникам со словами: «Франция проиграла сражение, но не проиграла войну. Пусть люди во главе правительства, поддавшись панике и позабыв о чести, капитулировали и отдали страну в рабство, но ещё ничто не потеряно!..» Призывая каждого француза, где бы он не находился, присоединиться к его действиям де Голль закончил своё выступление: » Наша страна в смертельной опасности. Будем же все бороться, чтобы спасти её. Vive la France!» Ядро одной из самых первых групп Сопротивления и было создано Жаком Артюисом при живейшем участии Вики и нескольких его друзей, убеждённых в необходимости действовать.

Памятник русским воинам, погибшим в рядах французской армии (1939—1945). Кладбище Сен-Женевьев де Буа

Оболенский же принял решение стать священником (сразу после известия о смерти Вики, но долгие годы не мог осуществить: нужно было заботиться о престарелой матери.) Он принял сан только после смерти Саломии Николаевны в 1963 году. Ника, теперь отец Николай, стал настоятелем собора на Рю Дарю — того самого, где он венчался с Вики. Николай Оболенский ушел из жизни в 1979 году, Собор не вместил всех пришедших на отпевание. Отца Николая провожал на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа весь русский Париж, был и Великий князь Владимир Кириллович. Где похоронена Вики, так никогда и не узнали. Ника завещал выбить имя жены на своей могильной плите, что и было исполнено. Так они соединились после смерти.

На памятнике жертвам войны в Нормандии установлена мемориальная доска с ее именем. Заслуги Вики с некоторой «корректировкой» оценили и в СССР. Ее имя включили в список «группы соотечественников, проживавших во время Великой Отечественной войны за границей и активно боровшихся против гитлеровской Германии». В 1965 году Указом Президиума Верховного Совета СССР ее наградили орденом Отечественной войны I степени.

Сослужили Оболенские Франции и России ещё одну службу, правда, непроизвольно. Когда после победы над Германией генерал де Голль отправился с официальным визитом в Москву, вместе с ним поехали и хранившиеся до тех пор во французском Государственном банке ящики мингрельских сокровищ. Их де Голль преподнёс Сталину в знак дружбы между обоими народами.

Источники: Наталья Клевалина -журнал «STORY», ноябрь, 2010г. Воспоминания Людмилы Оболенской-Фламм

Из книги » Княгиня Вера Оболенская». Это стихотворение я посвятила Вики – русской княгине Вере Оболенской,

героине Французского Сопротивления.

Ах, Ваша Светлость, княгиня Вики!
С Вашим изящным движеньем руки,
С гордою поступью, статью царицы
Долго вы будете помниться, сниться.

Вам бы блистать на роскошных балах,
Вас бы мужчинам носить на руках!
Но в 33 года (возраст Христа)
Тень гильотины вместо креста…

Где силы Вы брали, «Княгиня-не-знаю»?
Иль помогала Вам Жанна Святая
Упрямо сжимать окровавленный рот
И словно на трон взойти – на эшафот?!

Вместо послесловия (источник: Елена Прокофьева «Оболенская Вера (Вики) Аполлоновна». сайт «Чтобы Помнили»)

О Вики Оболенской написала книгу «Вики – княгиня Вера Оболенская» Людмила Флам. Она была родственницей Вики. Впервые Людмила Флам услышала о ней в начале 1950-х годов, став женой племянника князя Николая Оболенского — мужа Вики. Николай Оболенский свято берег все, что имело отношение к памяти его жены и ее трагической гибели. Его семейный архив извилистым путем, через Чили, попал в Вашингтон в распоряжение Флам-Оболенской и лег в основу ее исследования.

Бесценным источником достоверной информации послужили воспоминания очевидцев, знавших Вики по подпольной работе. Также в распоряжении Флам-Оболенской оказались ценные воспоминания соратницы Вики — Софьи Носович и рукописные воспоминания Марии Родзянко, знавшей Вики с детства.

Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Флам:

«О Вики я впервые услышала спустя десять лет после её казни, когда вышла замуж за племянника её мужа Валерьяна Александровича Оболенского, журналиста, работавшего сперва на Би-би-си, а потом занимавшего одну из руководящих должностей на радиостанции «Свобода». Вскоре после свадьбы мы поехали из Мюнхена, где тогда жили, к бабушке Саломии Николаевне и дяде Нике Оболенским, обосновавшимся после войны в парижском пригороде Аньер. Жили они в небольшой квартире на седьмом этаже без лифта, куда Оболенский взбирался, громыхая об ступеньки ортопедическим сапогом, а мать его, которой было тогда за семьдесят, легко взлетала с полными авоськами и кричала мне с верхней площадки: «Ма шер, не торопись…» Квартира была заставлена семейными фотографиями, а в Никиной комнате царила Вики: Вики в бальном платье начала 1930-х годов, Вики в подвенечной фате, Вики и Ника обнявшись на балконе…

Сам Николай Оболенский также, вслед за Военным крестом и медалью Сопротивления, удостоился Ордена Почётного Легиона в знак признания «выполнения им неоднократных и опасных поручений в ходе подпольной борьбы с противником» и за его «служение делу свободы». Брат его, Александр, за проявленное мужество в рядах французской армии был награждён Военным крестом и двумя боевыми свидетельствами. …Ко времени моего знакомства с мужем Вики, Николаем Оболенским, он уже знал, что его жена была казнена отсечением головы… Но тем не менее с Ники говорить о Викиной казни мы избегали. Возможно, это было напрасным проявлением тактичности с нашей стороны; мы не знали тогда, что он не отворачивался от случившегося, не старался забыть всё пережитое ими во время войны, а принял трагедию её гибели и невозместимость потери с христианским смирением…»

Собирая материалы о Вики, Флам побывала во Франции, навещала родственников Оболенской, ее знакомых и друзей, переживших голод, бомбежки, тюрьмы и концлагеря… В 1950-х годах Николай Оболенский выпустил книгу «Вики – 1911—1944. Воспоминания и свидетельства». Книгой заинтересовались кинематографисты в СССР, решив снять о Вики фильм. «Оболенский, — писала Людмила Флам, — категорически этому воспротивился, опасаясь идеологических искажений, появившихся о Вики в советской печати, где ее политическим убеждениям придавалось неправильное толкование. Так, например, в статье, напечатанной в 1964 году в журнале «Огонек», говорилось о ее «мечте вернуться на Родину»… Оболенский возмущался: «При всем том, что СССР во время войны был союзником Запада, — говорил он, — Вики никогда не хотела возвращаться в Советский Союз. Никогда!»

Николай Александрович Оболенский остался верен жене до конца своей жизни, он больше так и не женился. Он решил, что посвятит жизнь Богу и будет ждать, когда соединится с Вики на небесах. Но пока была жива его мать, он не мог принять сан. В 1963 году Оболенский похоронил мать и стал священником, а вскоре и настоятелем того самого собора, где он венчался с Вики.

Умер Николай Александрович в 1979 году.

Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Флам:

«30 ноября 1978 года отец Николай потерял старого друга и соратницу по Сопротивлению — Софью Носович. Когда хоронили Софью Носович, отец Николай Оболенский был уже тяжело болен раком. Скончался он в сане митрофорного протоиерея 5 июля 1979 года. Если Викино обезглавленное тело пропало бесследно, то отца Николая торжественно провожал чуть ли не весь русский Париж, начиная с Великого князя Владимира Кирилловича. Провожали его на кладбище Сент-Женевьев де Буа и его товарищи по борьбе».

У княгини Веры Оболенской нет могилы. Есть только памятная доска на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, на мемориале Памятник русским воинам, погибшим в рядах французской армии.

Имя ее также начертано на надгробии Николая Оболенского: это он так пожелал, чтобы их имена были соединены в вечности.

княгиня Вера Аполлоновна Оболенская

Награждена (посмертно):

— Кавалерским крестом ордена Почётного легиона
— Медалью Сопротивления
— Военным крестом с пальмовой ветвью
— Орденом Отечественной войны I-й степени (СССР)

Метки: Вера Оболенская, жизнь, память, подвиг, русский, судьба, эмиграция

>
LiveInternetLiveInternet

Её можно по праву назвать Жанной Д’ Арк Движения Сопротивления. А героическая смерть Вики ставит её в один ряд с Героем Советского Союза Зоей Космодемьянской.

Как писала позже Зинаида Шаховская, сама участница Сопротивления, «Каждый из них считал своим долгом, долгом совести и чести, что-то предпринять для борьбы с той неправдой, которую олицетворял нацизм

Вики / Вера Аполлоновна Оболенская родилась в семье Аполлона Макарова.

С 1920 года жила в эмиграции во Франции.

В 1937 году вышла замуж за князя Николая Александровича Оболенского (1900—1979).

С начала оккупации Франции Германией в 1940 году вступила в Движение Сопротивления Organisation Civile et Militaire «Гражданская и военная организация»).

В подполье была известна как Катрин.

Оболенская была генеральным секретарём организации: в её ведении находилась связь с другими подпольными группами и координация совместных действий. В 1943 году организация стала проводить работу с советскими военнопленными.

Гитлеровцы пытались внедрить своего агента в организацию, но благодаря Вики эта попытка была сорвана.

Вера Оболенская была арестована 17 декабря 1943 года на конспиративной квартире. В тюрьме ей долгое время удавалось вводить гестаповских следователей в заблуждение, а потом она вообще отказалась давать какие-либо показания.

Сохранилось свидетельство о таком эпизоде: немецкий следователь с притворным недоумением спросил ее, как это русские эмигранты-антикоммунисты могут оказывать сопротивление Германии, воюющей против России: «Они с ума сошли, что ли? Какой им смысл быть с голлистами? Послушайте, мадам, помогите нам лучше бороться с нашим общим врагом на Востоке».

На это Вики заявила: «Цель, которую вы преследуете в России, – разрушение страны и уничтожение славянской расы. Я русская, но выросла во Франции и здесь провела всю свою жизнь.
Я не предам ни своей родины, ни страны, меня приютившей».

В июле 1944 года после высадки союзников в Нормандии Оболенская была перевезена в Берлин. 4 августа 1944 года она погибла в тюрьме Плётцензее.

Мемориальная доска на Русском кладбище во Франции под Парижем .Сент-Женевьев-де-Буа, на участке Французского Иностранного Легиона.

Награды Веры Оболенской от Франции

1. Кавалерский крест Ордена Почётного Легиона

2. Военный крест с пальмовой ветвью

3. Орден Отечественной войны I-й степени

4. Медаль Французского Сопротивления

Вера Макарова / Вики Оболенская. Лейтенант военных сил Французского Сопротивления

Родина помнит подвиг Вики

Президент России Владимир Путин возлагает цветы к могиле Вики Оболенской во время визита на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, 1 ноября 2000

Муж Веры — Русский Князь.Н.А.Оболенский во время награждения Орденом Почетного Легиона Франции.

Муж Вики, князь Николай Александрович Оболенский, чудом выжил, хотя и прошел через Бухенвальд. Узнав о смерти Веры, он стал священником. Был настоятелем собора Св. Александра Невского в Париже. Скончался в 1979 году и похоронен здесь же, в Сент-Женевьев-де-Буа, на участке Французского Иностранного Легиона.

Перед смертью Николай завещал, чтобы имя его любимой жены было выбито на его надгробной плите. Это желание было исполнено

Из книги Людмилы Флам «Вики»

О Вики я впервые услышала спустя десять лет после её казни, когда вышла замуж за племянника её мужа Валерьяна Александровича Оболенского, журналиста, работавшего сперва на Би-би-си, а потом занимавшего одну из руководящих должностей на радиостанции «Свобода». Вскоре после свадьбы мы поехали из Мюнхена, где тогда жили к бабушке Саломии Николаевне и дяде Нике Оболенским, обосновавшимся после войны в парижском пригороде Аньер. Жили они в небольшой квартире на седьмом этаже без лифта, куда Оболенский взбирался громыхая об ступеньки ортопедическим сапогом, а мать его, которой было тогда за семьдесят, легко взлетала с полными авоськами и кричала мне с верхней площадки: «ма шер, не торопись…» Квартира была заставлена семейными фотографиями, а в Никиной комнате царила Вики: Вики в бальном платье начала 30-х годов, Вики в подвенечной фате, Вики и Ника обнявшись на балконе — это перед самой войной — и другие напоминания об их недолгом, счастливом супружестве. Тут же были и грамоты о посмертном награждении Вики рядом орденов в знак признания её заслуг как одного из основателей Сопротивления, её роли по сбору и передаче информации, а также за стойкость, проявленную на допросах, в тюрьме и перед лицом казни. На памятнике жертвам войны в Нормандии установлена мемориальная доска с именем Веры Оболенской — Вики, а фельдмаршал английской армии Монтгомери в приказе от 6 мая 1946 года писал: «Этим своим приказом хочу запечатлеть моё восхищение перед заслугами Веры Оболенской, которая в качестве добровольца Объединённых Наций отдала свою жизнь, дабы Европа снова могла быть свободной». Награждена была Вики посмертно и орденом Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1965 года.

Ко времени моего знакомства с мужем Вики, Николаем Оболенским, он уже знал, что его жена была казнена отсечением головы (из-за того, что от него долго скрывали это, в некоторых документах по сей день неверно значится, что она была расстреляна). Но тем не менее с Ники говорить о Викиной казни мы избегали. Возможно, это было напрасным проявлением тактичности с нашей стороны; мы не знали тогда, что он не отворачивался от случившегося, не старался забыть всё пережитое ими во время войны, а принял трагедию её гибели и невозместимость потери с христианским смирением. О глубине его веры догадаться было нелегко: он был занят своей работой в фото архиве иллюстрированного журнала «Пари-Матч», вечно куда-то торопился, часто горячился — политические события приводили его в такой ажиотаж, что его мать, во избежание споров, тайком от него читала французские газеты, чьё направление не соответствовало его убеждениям. После Вики у Николая не было других увлечений, он оставался вдовцом, но круг его знакомых был по-прежнему широким. Чаще всего он встречался с другими уцелевшими членами Гражданской и Военной Организации (O.C.M.), хорошо знавших Вики. Особенно близкими друзьями его были Софья Носович, Ивонн Артюис и Кирилл Макинский, с которыми он познакомил и нас.

Оболенский приложил много усилий к тому, чтобы память о Вики с годами не стёрлась и не исказилась.