Хт 26 танк

ХТ-26

ХТ-26

Химический танк ХТ-26 (ОТ-26)

Классификация

огнемётный танк

Боевая масса, т

Компоновочная схема

классическая, на основе двухбашенного Т-26

Экипаж, чел.

История

Годы производства

с 1932 по 1935

Годы эксплуатации

с 1932 по 1943

Количество выпущенных, шт.

Бронирование

Тип брони

Противопулевая, стальная катаная гомогенная

Вооружение

Пулемёты

1 × 7,62-мм ДТ

Другое вооружение

огнемёт КС-24

Подвижность

Тип двигателя

90-сильный двигатель марки «Т-26»
рядный
4-цилиндровый карбюраторный воздушного охлаждения.

Мощность двигателя, л. с.

Скорость по шоссе, км/ч

Запас хода по шоссе, км

Тип подвески

сблокированная по четыре, на листовых рессорах

ХТ-26/БХМ-3 — советский лёгкий химический (огнемётный) танк, созданный на базе лёгкого танка Т-26. Выпускался несколькими сериями с 1933 по 1936 годы. Достаточно успешно применялся в боях у озера Хасан, в боях у реки Халхин-Гол, Зимней войне и на начальном этапе Великой Отечественной войны.

История создания

11 марта 1932 года Реввоенсовет СССР принял постановление «О придании мехбригаде химических и других средств для борьбы с закрепившейся пехотой противника». В соответствии с этим постановлением Военно-химическому управлению (ВОХИМ) РККА предписывалось «разработать опытный образец химического танка Т-28, оборудовав его прибором дымопуска, огнемётом и приспособив для заражения местности отравляющими веществами», в свою очередь ВОХИМ, доверил эту работу КБ-2 завода № 174 в Ленинграде (основные танковые агрегаты) и КБ завода «Компрессор» (химическое оборудование). БХМ-3 помимо огнемёта оснащалась приборами дымового пуска и распылителями отравляющих веществ, поэтому такие танки именовались не огнемётными, а «химическими».

Летом 1932 года первый образец химического танка на базе Т-26, оборудованный огнеметом пневматического действия, поступил на испытания.

Примерно в это же время для установки на линейные танки был создан танковый химический прибор ТХП-3. Он мог быть смонтирован на любой машине без переделок, был принят на вооружение РККА и выпускался на заводе «Компрессор», Правда, с лета 1934 года ТХП-3 предназначался уже только для «постановки дымовых и огненных завес» и получил индекс ТДП-3 (танковый дымовой прибор). К концу 1936 года завод «Компрессор» изготовил 1503 таких прибора.

Что касается функции выпуска отравляющих веществ, то оказалось наиболее целесообразным придать её танку, оборудованному огнемётом. В 1933 году боевая химическая машина БХМ-3 (ХТ-26) была принята на вооружение. За период с 1932 по 1935 год было изготовлено 605 химических танков ХТ-26.

  • 1932: 53 (переделаны из 2-х башенных Т-26)
  • 1933: 115
  • 1934: 430
  • 1935: 7

В ходе капитальных ремонтов 270 машин были модернизированы до уровня ХТ-130 и ХТ-133.

Особенности конструкции

Химический танк ХТ-26 был создан на базе двухбашенного Т-26 обр. 1931 г.

Левая башня была изъята, а на её месте располагался большой люк с откидной крышкой для доступа к огнемётной аппаратуре. Аппаратура состояла из резервуара для огнесмеси, отравляющего вещества или дымообразующей смеси ёмкостью 360 л, трёх 13,5-литровых баллонов со сжатым до 150 атм воздухом, бензинового бачка емкостью 0,7 л, системы шлангов и вентилей.

Вооружение

В башне танка устанавливались огнемёт и пулемёт ДТ (боекомплект 1512 патронов). Дальность огнеметания смеси мазута и керосина — 35 м. Количество односекундных выстрелов — 70. За один выстрел под давлением сжатого воздуха в 12 кг/см² выбрасывалось 5 л огнесмеси. Поджигалась смесь от факела горящего бензина, а бензин — от электрической запальной свечи.

В зависимости от боевой задачи бак ХТ-26, помимо огнесмеси, мог заполняться дымообразующей смесью типа S-III или S-IV, отравляющими веществами стойкого или нестойкого типа, а также водой или мыльной жидкостью для дегазации местности. Для распыления отравляющего вещества и дымопуска использовался распылитель, располагавшийся в кормовой части машины.

Боевое применение

Отреставрированный танк ХТ-26 в Музее отечественной военной истории

Впервые огнемётные танки были применены в августе 1938 года в боях у озера Хасан. Здесь в составе 2-й механизированной бригады действовали 9 ХТ-26, из которых один был безвозвратно потерян. Следующим театром военных действий для них стали бои на Халхин-Голе по ликвидации 6-й японской армии. В ходе этих боев четверо танкистов-огнемётчиков 6-й танковой бригады: помощник командира роты боевого обеспечения ст. лейтенант Ф. Я. Спехов, командир взвода огнемётных танков мл. лейтенант Д. Ф. Козлов, механики-водители огнемётных танков младший командир И. И. Бранец и младший командир С. Т. Поднавозный, проявившие героизм в боях с японскими самураями, удостоены звания Героя Советского Союза. Безвозвратные потери составили 5 ХТ-26.

В Зимней войне в 1939—1940 гг. в боях принимало участие уже 5 батальонов и отдельных рот огнемётных танков. Потери оказались существенными: списано 118 танков ХТ-26, ХТ-130 и ХТ-133 и 6 ТТ-26. За мужество и героизм, проявленные при прорыве «линии Маннергейма», командиру взвода огнемётных танков 37-й отдельной роты боевого обеспечения 35-й танковой бригады мл. лейтенанту А. Я. Тараканову, командиру огнемётного танка той же роты Ф. П. Павлову и старшему механику-водителю огнеметного танка Ф. Ф. Кротову также присвоено звание Героя Советского Союза.

Опыт применения огнемётных танков на Халхин-Голе и в Финляндии подтвердил высокую эффективность этого вида вооружения, но и поставил перед конструкторами проблему увеличения дальности стрельбы, усиления броневой защиты и указал на необходимость сохранения в танке пушечного вооружения.

Эти проблемы решались уже путём создания огнемётных танков на базе новых танков КВ и Т-34.

На 22 июня 1941 года в механизированных корпусах РККА числилось 994 химических танка на базе Т-26, из них в приграничных военных округах ХТ-26 бало 128 (ЛВО — 64, ПрибОВО — 8, ЗапОВО — 35, КОВО — 16, из которых 5 находились на ремонте на з-де) и ещё 180 — во внутренних округах и рембазах НКО. Об их боевом применении точной информации пока найти не удалось, хотя некоторые данные всё же сохранились. Вот, к примеру, отчет начальника химической службы 1-го мехкорпуса подполковника В.А. Сапцова, в котором организация наступления была подвергнута жесткой критике: «Огнеметный батальон 5 ТП при атаке г. Остров, бывшим командиром 5 ТП был использован преступно. Одну роту огнеметных танков выслал в первый эшелон с задачей уничтожения ПТО противника. Эта рота в течение 30–40 минут была полностью уничтожена в упор артогнем немцев, т.к. огнеметные танки маневрируя подходили на огнеметный выстрел к ПТО.» Примерно так же развивалимсь события и на других участках советско-германиского фронта. Впрочем, достаточно много химических танков было брошено своими экипажами ещё на маршах из-за нехватки топлива или по техническим причинам — об этом свидетельствую немецкие фотографии, сделанные «по горячим следам» летом и осенью 1941 года. Судя по всему, к октябрю ни одного ХТ-26 на центральных участках фронта уже не осталось. Захваченные химические танки ХТ-26 в немецкой армии не использовались. По крайней мере никакой инофрмации на этот счет найти не удалось. Возможно, что их просто не отделяли от Т-26, имевшихся в значительном количестве. Что касается танков ХТ-26, доставшихся в качестве трофеев финской армии, то к 31 мая 1941 г. их имелось 4 единицы. Поскольку их боевая ценность была небольшой ХТ-26 некоторое время находились в резерве и использовались как учебные. Остальные ХТ-26 были подвергнуты модернизации. С химических танков срезали верхний лист подбашенной коробки и устанавливались новый, с вырезом под погон для башни танка Т-26 образца 1933 года. Также с левой стороны корпуса вырезалось отверстие под установку курсового пулемета ДТ. Большей частью такие «гибриды» использовались в 1941-1943 гг., но во время советского наступления в Карелии летом 1944 года в бой пошли и они. Судя по тому, что ни одного финского ХТ-26 ни в каком варианте не сохранилось все эти танки были выведены из строя и после войны разделаны на металл.М.Барятинский «Лёгкий танк Т-26» (Бронеколлекция. Спецвыпуск №2) (недоступная ссылка) (недоступная ссылка)</ref>

Танк применялся на протяжении первой половины Великой Отечественной войны. Подробные данные отсутствуют. Отметить можно трагическое сражение под деревней Карпово, близ города Остров. В начале июля 1941 года бои за город Остров вела 3-я танковая дивизия РККА. В течение одного из боев, по предварительным данным, из немецкого 88 мм орудия, были подбиты 9 советских танков, в том числе 2 КВ-1, 5 Т-26 и 2 ХТ-26.

К концу 1941 года большая часть химических «двадцать шестых» была потеряна. Однако небольшое их количество еще использовалось в боях на Юго-Западном, Южном и Крымском фронтах весной 1942 года.

Семейство огнемётных (химических) танков на базе Т-26

ХT-26 (БХМ-3) — химический (огнемётный) танк (1932 г.). Вооружение: огнемётная установка и пулемёт ДТ. Выпущено 605 машин. TT-26, ТТ-131 — лёгкий химический (огнемётный) телетанк. Вооружение: пулемёт ДТ и огнемётная установка. Выпущено 65 штук. ХT-130 — химический (огнемётный) танк (1936 г.). Вооружение: огнемётная установка и пулемёт ДТ, выпускался серийно. Выпущена 401 штука. ХT-133 — химический (огнеметный) танк (1939 г.). Вооружение: огнемётная установка и 2 пулемёта ДТ, выпускался серийно, выпущено 269 штук. ХT-134 — химический (огнемётный) танк (1940 г.). Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 г., 2 пулемёта ДТ и огнемётная установка, выпущены два опытных образца.

Фотогалерея

  • Вид спереди

  • Двухбашенная модификация (вид сзади)

  • Схема танка

Где можно увидеть

  • Единственный экземпляр танка ХТ-26 представлен в экспозиции Музея отечественной военной истории, в деревне Падиково Истринского района Московской области. Полностью восстановлен, на ходу. При реставрации удалось сохранить более 95% оригинальных деталей.

Примечания

  • Химический танк ХТ-26
  • Бои при г. Остров в июле 1941 г.
  • Огнеметные танки на базе Т-26
  • Химический танк — 26\Боевая химическая машина — 3 (ХТ-26\БХМ-3)

>Текст книги «Огнеметные танки Второй мировой войны»

Автор книги: Алексей Ардашев

Соавторы: Л. Федосеев

Жанры:

Газеты и журналы

,

Технические науки

сообщить о нарушении
Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

Легкие огнеметные танки
Легкий химический танк ХТ-26

Легкий танк непосредственной поддержки пехоты Т-26, выпускавшийся в нескольких модификациях в Ленинграде заводом «Большевик» и машиностроительным заводом № 174 имени К.Е.Ворошилова, был в 1930-е гг. наиболее многочисленным в РККА. Массовый выпуск в сочетании со сравнительно простой и надежной конструкцией шасси обусловил широкое использование его для опытных разработок и создания на его базе специальных машин. Неудивительно, что этот танк был признан предпочтительным для изготовления серийных химических машин. Проект двухместного химического танка Т-26 с установкой для огнеметания и заражения местности предложил еще в июне 1932 г. Г.Е.Шмидт. Но более удачным оказался опытный танк БХМ-3, выполненный на базе двухбашенного варианта Т-26 обр.1931 г. Разработанная на заводе «Компрессор» аппаратура КС-2 допускала использование БХМ-3 для огнеметания, постановки дымовых завес и заражения местности или же, наоборот, дегазации.

Эта машина поступила на вооружение под обозначением «химический танк» ХТ-26 (хотя часто упоминается как огнеметный танк ОТ-26). Левая башня была снята, и на ее месте выполнен люк, а в правой башне установлены брандспойт огнемета КС-24 с дальностью огнеметания 35 м (при встречном ветре заметно меньше) и пулемет ДТ. Лобовая бронировка башни несколько изменилась.

Вид спереди

Вид сзади

В боевом отделении танка под люком разместили остальную химическую аппаратуру, состоявшую из резервуара (бака) для огнесмеси (жидкого ОВ, дегазационной жидкости), трех 13,5-литровых баллонов со сжатым воздухом, бензинового бачка емкостью 0,7 л и системы зажигания, шлангов, трубопроводов, вентилей. Давление в баллонах – 150 кг/см2, рабочее давление – 12 кг/см2. За один выстрел выбрасывалось до 5 л огнесмеси. Для ее поджигания использовался факел горящего бензина, для воспламенения бензина служила электрическая запальная свеча. Запаса огнесмеси (смесь мазута и керосина) хватало на 70 выстрелов. Наведение брандспойта осуществлялось плечевым упором по типу пулемета ДТ.

Танк оснащался системой дымопуска для постановки дымовых завес. Сочетание двух «химических» систем (огнеметной и дымовой) на одном шасси было рационально, так как для дымообразования использовалась та же горючая смесь. Насадок дымопуска монтировался на корме. Эта машина стала первым серийным огнеметным танком, позволила отработать ряд конструктивных решений, но в целом вызвала ряд нареканий. После 1937 г. остававшиеся на службе XT-26 (ОТ-26) модифицировались установкой огнеметной аппаратуры от ХТ-130.

Оригинальный вариант использования огнемета на танке разработали в Научно-исследовательском отделе Военной Академии механизации и моторизации под руководством Ж.Я.Котина в 1936 г. На корме двухбашенного танка Т-26 установили пневматический огнемет с дальностью огнеметания 12 – 15 м для защиты танка со стороны кормы от пехоты противника. Этот вариант остался опытным (занятный факт: почти через 70 лет эта идея своеобразно возродилась в запатентованном в ЮАР «огнеметном приспособлении» для защиты автомобиля от нападения вооруженного преступника).

Фотокопия проектного чертежа

Схема размещения огнеметного оборудования в танке ХТ-26:

1 – резервуар; 2 – воздушный коллектор; 3 – жидкостный коллектор; 4 – трубопровод дымовыпуска; 5 – трубопровод к огнемету; 6 – гибкий шланг; 7 – брандспойт; 8 – зажигалка; 9 – щиток распылителя; 10 – вентиль дымовыпуска; 11 – огнеметный вентиль; 12 – воздушный баллон; 13 – сливной кран; 14 – насадок системы дымопуска

Легкий химический танк ХТ-130

На базе Т-26 обр.1933 г. с одной цилиндрической башней в КБ-2 завода № 174 по проекту СКВ завода «Компрессор» создали химический танк ХТ-130. Башня была смещена вправо от продольной оси машины, что освобождало объем для размещения огнеметной аппаратуры КС-25. В корпусе размещались два резервуара для огнесмеси общей емкостью 400 л (первоначально предполагался меньший запас огнесмеси), в башне – четыре баллона со сжатым воздухом по 13,5 л каждый и бензиновый бачок системы зажигания емкостью 0,8 л. Брандспойт с бронекожухом крепился в одной маске с пулеметом ДТ. Наведение огнемета осуществлялось плечевым упором, прицел – перископический ТОП-1. Угол возвышения брандспойта – до +10°, угол горизонтального наведения без поворота башни – 20°. Автоматический зажигатель на конце брандспойта также имел запальную электросвечу, он защищался бронекожухом. Для заправки резервуаров огнесмесью служили заливные горловины в крыше подбашенной коробки слева от башни. Давление воздуха в баллонах – 150 кг/см2, рабочее давление – 18 кг/см2. За один секундный выстрел огнемет выбрасывал до 9 л огнесмеси (смесь мазута и керосина), при этом дальность огнеметания увеличилась до 45 – 50 м, но число выстрелов уменьшилось до 40 (при заливке 360 л). После выстрела брандспойт автоматически продувался от остатков смеси сжатым воздухом. Упростили процесс очистки резервуара (бака) – для слива остатков смеси; в его днище вместо патрубка установили вентиль. То же оборудование могло использоваться для заражения местности, при этом ширина полосы захвата одним танком составляла 25 м при скорости движения 12 км/ч, а площадь заражения – 20 000 м2. Имелась система дымопуска. ХТ-130 оборудовался танковым переговорным устройством ТПУ-3. При модернизации вооружения танк оснастили вторым пулеметом ДТ, а боекомплект увеличили до 3150 патронов.


Легкий химический танк ХТ-130

Легкие химические танки ХТ-131 – ХТ-133

Установка огнемета в башне вместо пушки допускала круговой обстрел из него. Но огнемет – оружие ближнего боя с радиусом действия несколько десятков метров – бессилен против танков и противотанковой артиллерии. Это ограничивало действия огнеметных танков и делало их почти беспомощными и бесполезными после расхода горючей смеси (пулеметное вооружение уже тогда рассматривалось как вспомогательное). Такие машины требовали поддержки линейных (пушечных) танков для подавления противотанкового огня противника и без их прикрытия легко подбивались. Тем более что огнеметные машины отличались по внешнему виду от линейных, что позволяло противнику заранее определить направление атаки и сосредоточить обстрел именно на них. Поэтому в 1939 – 1940 гг. создавались огнеметные танки, сохранившие пушечное вооружение базовой машины, хотя при этом приходилось жертвовать запасом огнесмеси.

Уже в 1939 г. в КБ-2 завода № 174 разработали и изготовили опытные образцы химических танков ХТ-131 и ХТ-132. В ХТ-131 сохранили пушечное вооружение в башне. Но совместная установка пушечного и пулеметного вооружения с боекомплектом и огнеметной аппаратуры КС-25 с резервуаром и баллонами в столь небольшой машине просто не оставляла экипажу пространства для работы. Поэтому в ХТ-132 от пушечного вооружения все же отказались. Модернизированный вариант этой машины осенью 1939 г., т.е. практически сразу после событий на р.Халхин-Гол и начала Второй мировой войны, поступил на вооружение под обозначением ХТ-133. Этот химический танк строился на шасси Т-26 обр.1939 г. с наклонной установкой бронелистов подбашенной коробки и конической башней, нес огнеметное оборудование и 2 пулемета ДТ – спаренный в единой маске с огнеметом и в шаровой установке в корме башни. Башня ХТ-133 также была смещена вправо, а слева смонтированы резервуар, баллоны и другие элементы огнеметной аппаратуры. Вместо двух приборов ПТК на линейных танках, на башне ХТ-133 монтировался один. Ходовая часть усовершенствована, как и на линейных танках. Серийное производство, начавшееся в сентябре 1939 г., шло с большими трудностями – ХТ-133, по сравнению с Т-26, имел 370 изменений конструкции, часть из которых снижала жесткость элементов корпуса и башни, осложняла монтаж аппаратуры. Как и предыдущие огнеметные танки на шасси Т-26, танк ХТ-133 не оборудовался радиостанцией, но имел ТПУ-3. Первые же выпущенные ХТ-133 пошли в войска, действовавшие на Карельском перешейке, где 17 машин для повышения защищенности от противотанкового огня противника получили экранировку из дополнительных 30 – 40-мм бронелистов.

Вид спереди

Вид сзади

Тактико-технические характеристики огнеметных танков на базе Т-26

Модель танка ХТ-26 ХТ-130 ХТ-133 ХТ-134
Экипаж, чел. 2 2 2 3
Боевая масса, т 9,0 10,2 10,5 10,73
Длина танка, мм 4650 4650 4650 4650
Ширина, мм 2440 2440 2440 2445
Высота, мм 2190 2240 2330 2330
Клиренс, мм 380 380 380 380
Толщина брони, мм:
корпус 15 15 15 15
башня 15 15 15 15
Мощность двигателя, л.с. 90 90 95 95
Максимальная скорость, км/ч 30 30 30 30
Запас хода, км 70—130 150—200 150 —200 150 —200
Среднее удельное давление на грунт, кг/см2 0,7 0,7 0,72 0,72
Преодолеваемые препятствия:
угол подъема, град. 32 20 – 40 20 – 40 40
ширина рва, м 2,0 2,0 2,0 2,0 – 2,65
высота стенки, м 0,75 0,75 0,75 0,75
глубина брода, м 0,82 0,8 0,8 0,8
Вооружение
Пушка 45-мм (обр. 1934/38г.)
1×7,62 мм 1(2)х7,62 мм 2х7,62-мм 2×7,62-мм
Пулемет ДТ ДТ ДТ ДТ
1512 1764(3150) 3528 145 выстрелов
Боекомплект патронов патронов патронов 2709 патронов
Огнемет КС-2 КС-25 КС-25 КС-25
запас огнесмеси, л 360 – 400 393 393 140
дальность огнеметания, м 35 53 50 50

Огнеметный танк ХТ-134 во время испытаний на НИБТПолигоне летом 1940 года. На верхнем лобовом листе корпуса хорошо виден огнемет. Машина прибыла с Карельского перешейка, где она участвовала в боях. Дополнительная экранировка сохранилась только на башне, с корпуса ее сняли перед испытаниями для снижения массы

Легкий химический танк ХТ-134

В январе 1940 г. завод № 174 под обозначением ХТ-134 построил на базе Т-26 с конической-башней новый вариант химического (огнеметного) танка с сохранением пушечного вооружения. Использовалась та же аппаратура КС-25, но теперь поворотный Г-образный брандспойт огнемета монтировался в верхнем лобовом листе корпуса стандартного Т-26 обр.1939 г., а один из двух резервуаров с огнесмесью – снаружи на кормовом листе подбашенной коробки. Запас горючей жидкости 145 л обеспечивал 15 – 18 коротких выстрелов. Диаметр выходного отверстия насадки огнемета составлял 14 мм. Общая масса огнеметной аппаратуры с заправленными резервуарами составляла 568 кг, рабочее давление в баках огнесмеси – 25 – 27 атм. Кроме того, танк вооружался 45-мм танковой пушкой обр. 1934/38 г. и двумя пулеметами ДТ.

Два образца ХТ-134, экранированные 30-мм бронелистами, были направлены в 210-й отдельный химический танковый батальон. Несмотря на успех их применения, танк ХТ-134 не пошел в серию. Во-первых, огнеметные танки нуждались в гораздо лучшей бронезащите, что требовало использования шасси средних или тяжелых танков. Во-вторых, дальность огнеметания 50 м к тому времени считалась уже недостаточной, требовалась замена пневматических огнеметов пороховыми. Да и выпуск базового танка завершался.

Заметим, что химический танк ХТ-46 разрабатывался на базе Т-46 – колесногусеничной модификации того же Т-26.

Всего химических танков было выпущено: ХТ-26 – 552 в 1932 – 1935 гг., ХТ-130 —401 в 1936 —1939 гг., ХТ-133 – 269 в 1939 – 1940 гг., ХТ-134 – 2 в 1940 г.

Колесно-гусеничный огнеметный танк XT-7 (ОТ-8)

Быстроходным колесно-гусеничным танкам БТ в СССР уделялось большое внимание, но химические (огнеметные) танки на их базе остались опытными экземплярами. Уже в 1935 г. на шасси БТ-5 были построены три опытных образца БХМ-2 с огнеметной аппаратурой КС-23 вместо пушечного вооружения, в 1937 г. – ХБТ-5 с аппаратурой КС-34 завода «Компрессор». В 1936 г. СКБ завода «Компрессор» на шасси БТ-7 создало опытный образец танка ХБТ-7 (ХБТ-III) с аппаратурой КС-40, способной выбрасывать струю до 70 м.

В 1940 г., когда на заводе № 174 построили ХТ-134, харьковский завод № 183 им. Коминтерна на шасси БТ-7 обр.1937 г. построил несколько огнеметных танков ОТ-7 с 45-мм пушкой и пулеметом ДТ в «родной» конической башне. Пневматический огнемет КС-63 завода «Компрессор» был установлен в лобовой части корпуса справа от механика-водителя. Два резервуара для горючей смеси емкостью по 85 л каждый вынесли из корпуса танка на надгусеничные полки и защитили 10-мм броней. Пневматическая система огнемета состояла из трех баллонов сжатого воздуха емкостью по 13 литров; двух редукторов, трубопровода и клапана управления. Один редуктор понижал давление до 8 – 10 атм (для подачи бензина к форсунке факела), другой (для выстрела огнесмеси) создавал рабочее давление в баках 20 – 25 атм. Дальность метания струи при этом доходила – до 60 – 70 м (в благоприятных условиях – до 90 м). Установка огнемета в корпусе обусловила мертвую зону обстрела из него в 5,5 м. Запаса горючей жидкости в 170 л хватало на 11 – 17 (по другим данным – 10 – 15) коротких выстрелов, практическая скорострельность составляла 10 – 12 выстр./мин. При этом угол горизонтального обстрела составлял 55°, угол возвышения +12°, склонения -9°. Огнеметанием управлял механик-водитель. В его прибор наблюдения было встроено приспособление для наведения огнемета с прицельными рисками и связанной с огнеметом стрелкой. Но для производства КС-63 просто не нашли соответствующего предприятия.

Опытный образец легкого химического танка ХБТ-7. 1936 год

Огнеметный танк ОП-7. 1939 год

Колесно-гусеничный огнеметный танк ОП-7

В 1941 г. огнеметную аппаратуру КС-63 установили на колесно-гусеничный танк БТ-7М (обр.1940 г.) с дизельным двигателем В-2. Этот огнеметный танк получил обозначение ОП-7. Общая масса КС-63 с заправленными резервуарами составляла 711 кг. Резервуары с огнесмесью по 85 л каждый устанавливались на надгусеничных полках и защищались 10-мм бронелистами. Огнесмесь состояла из смеси мазута М3 (90%) и керосина (10%), ее запаса хватало на 10 – 15 коротких выстрелов. Брандспойт разместили в шаровой опоре в лобовом листе корпуса, диаметр выходного отверстия его насадки – 19 мм. Управление брандспойтом осуществлялось двумя рукоятками. Зажигание смеси производилось с помощью электросвечи, подключенной к танковому аккумулятору. Рабочее давление – 25 – 27 атм. Дальность действия – до 70 м. Как и ОТ-7, танк ОП-7 остался опытным образцом. Он, однако, интересен как пример изменения подхода к созданию огнеметных танков накануне войны.

Тактико-технические характеристики танка ОТ-7 (ОП-8)

Экипаж, чел. 3
Боевая масса, т 14,3 (14,65)
Длина танка, м 5,6 (5,66)
Ширина, м 2,29
Высота, м 2,4 (2,5)
Клиренс, м 0,35
Толщина брони, мм:
корпус 22
башня 15
Мощность двигателя, л.с. 400 (500)
Максимальная скорость, км/ч:
на гусеницах 51(62)
на колесах 72 (86)
Запас хода, км:
на гусеницах 510 (620)
на колесах 500(1070)
Вооружение
Пушка 45-мм обр. 1934 /38 г.
Пулемет 2×7,62-мм ДТ
Боекомплект:
выстрелов 188
патронов 1827
Огнемет КС-63
запас огнесмеси, л 170
дальность огнеметания, м 54 – 60 (70)

Огнеметы на телетанках

Огнеметное вооружение считалось основным для большинства опытных и серийных образцов дистанционно управляемых по радио танков (телетанков), строившихся в СССР в 1930-е гг. – ТТ-26, телетрактор Т-20, ТТ-38, БТ-ТТ. Их планировали использовать для разведки минных полей и противотанковых препятствий и проделывания проходов в них, уничтожения дотов, огнеметания с малой дальности, постановки дымовых завес. Так, телетанк 1935 г. с телемеханической аппаратурой ТОЗ-IV нес огнеметное и пулеметное вооружение по типу ХТ-130. Завод № 174 построил 37 телемеханических групп «телетанк – танк управления». В 1938 г. было построено также 28 телетанков с аппаратурой ТОЗ-VI и химическим прибором КС-25 для огнеметания или постановки дымовых завес. Всего в 1933 – 1938 гг. несколькими партиями изготовили 162 телетанка ТТ-26 и танка управления ТУ-26.

К началу Великой Отечественной войны на большей части телетанков телемеханическая аппаратура вышла из строя, а имевшиеся в приграничных округах телетанки были потеряны в первые недели, по-видимому, не успев принять участие в боях.

Огнеметы и позднее рассматривались в числе вооружения дистанционно управляемых наземных машин (в частности, журнал «Радио-Крафт» уже в 1945 г. сразу после окончания войны опубликовал проект радиоуправляемой танкетки – в развитие германской B-IV, – оснащенной пневматическим огнеметом с дальностью огнеметания до 40 м и мощным зарядом ВВ).

Телеуправляемый танк (по-видимому, ЛТ1-26), оборудованный огнеметом для испытаний на НИБТПолигоне.

1936 год (вверху). Эта же машина с демонтированным вооружением в экспозиции танкового музея в Кубинке. 2001 год (в центре). Заправка телеуправляемого танка ТТ-БТ-7 спецжидкостью. 1940 год (внизу)

Химическая прицепка

Для поражения живой силы противника огнеметанием, производства дымопуска и заражения местности боевыми ОВ, а также ее дегазации в 1939 – 1940 гг. на Выксинском заводе ДРО ведущим конструктором М.В.Суховым под руководством начальника СКБ М.У.Мирошина разработали специальные химические прицепки (ХП). Прицепка ХП-2 представляла собой одноосный прицеп на колесном ходу со специальным оборудованием, контрольно-измерительными приборами и резервуаром емкостью 600 л, которые были защищены броней толщиной 6, 9 и 10 мм. Выброс спецжидкости производился с помощью сжатого воздуха. На прицепке устанавливалось приспособление, обеспечивавшее ее сцепку с танком, а в случае необходимости и отцепку без выхода экипажа из танка. Серийно не производилась.

Танк ХТ-130 210-го отдельного химического танкового батальона ведет огонь по финскому доту. 1940 год

Боевое применение химических танков на базе Т-26

Химические танки поступали на вооружение рот боевого обеспечения танковых бригад (9 единиц – три взвода по три машины), а с 1935 г. – отдельных химических танковых батальонов, сводившихся в химические танковые бригады по 150 танков в каждой.,К 1939 г. в РККА имелось три такие бригады – в Московском военном округе, в Поволжье и на Дальнем Востоке.

Еще в 1938 г. 9 ХТ-26 использовали в боях против японских войск в районе оз.Хасан. А в 1939 – 1940 гг. советские войска приобрели весьма ценный опыт боевого применения огнеметных танков как против полевых (на р.Халхин-Гол), так и против долговременных (на Карельском перешейке) укреплений. В боях на р.Халхин-Гол в мае – августе 1939 г. действовали 10 танков ХТ-26 роты боевого обеспечения 11-й танковой бригады и 9 ХТ-26 из 6-й танковой бригады, а также 18 ХТ-130 из состава 2-й химической танковой бригады. Эти танки применялись в качестве огнеметных для поддержки пехоты, уничтожения противника при штурме укрепленных позиций. Обычно огнеметный танк направлялся на долговременное огневое сооружение противника, являвшееся ключевым на данном участке обороны, а после его по давления разворачивался и двигался вдоль траншеи, выжигая из нее живую силу. При этом для прикрытия огнеметных танков выделялись линейные пушечные танки или бронеавтомобили – как правило, взвод танков или БА-10 на взвод (3 машины) огнеметных танков. В «Отчете о действиях химических войск в ходе боев у р.Халхин-Гол» говорилось: «Химические танки получили широкое применение и в полной мере оправдали себя, завоевав себе прочный авторитет среди стрелковых частей».

Во время советско-финляндской войны 1939 – 1940 гг. в операциях на Карельском перешейке участвовали химические танки 201,204, 210-го и 218-го отдельных химических танковых батальонов, а также рот боевого обеспечения танковых бригад. К началу войны в войсках, принявших участие в боях, имелось 208 танков ХТ-26 и ХТ-130 (последние составляли большинство), впоследствии их количество постоянно увеличивали, в том числе поставкой танков ХТ-133. Танки весьма эффективно выжигали пехоту противника как в дотах и блиндажах линии Маннергейма, так и на открытой местности. Сам К.Г.Маннергейм, вспоминая о штурме советскими войсками финских укреплений, отмечал: «Новым было то, что во многих местах пехоту везли на бронированных санях, прицепленных к танкам, или же на броне танков. Новинкой явились и самоходные огнеметы, извергающие горящую нефть». Своеобразие театра военных действий и специфика наступления на укрепленный район противника определили особенности применения огнеметных танков в их тесном взаимодействии с линейными танками, пехотой и артиллерией. Наиболее успешно огнеметные танки действовали против отдельных укреплений в составе штурмовых (блокирующих) групп, в которые вводились вместе с линейными танками, пехотой и саперами, при поддержке артиллерии. Танки под огнем противника подходили к доту на дистанцию огнеметного выстрела и поражали амбразуру струей огнесмеси, уничтожая или подавляя гарнизон сооружения. Однако при всей эффективности огнеметных танков они оказались более уязвимыми – из-за повышенной огнеопасности, – и процент их потерь был почти в 2,5 раза выше, чем у линейных Т-26. Из 446 химических танков, участвовавших в боях на Карельском перешейке, потеряно было 124. Опыт войны показал, что огнеметные танки становятся первой целью для противотанковой артиллерии.

Боевые действия 1939 – 1940 гг. позволили уточнить роль химических танков, тактику их применения и требования к ним. Огнеметание стало главным их назначением. Использование огнеметных танков в прорыве обороны противника рассматривалось среди прочих важных вопросов. На совещании высшего руководящего состава РККА 23 – 31 декабря 1940 г. об этом докладывали командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д.Г.Павлов и командир 5-го механизированного корпуса Забайкальского военного округа генерал-лейтенант М.Ф.Терехин. В «Пособии для бойца-танкиста», изданном в 1941 г. накануне войны, о действии огнеметных танков говорилось кратко: «Огнеметание применимо при любой обстановке: наступающими войсками огнеметание применяется по живой силе, находящейся открыто и в укрытиях, по танкам противника, по тыловым колоннам, для поджигания складов и сооружений».

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в Красной Армии имелись вполне сложившиеся взгляды на применение огнеметного вооружения в бою. Считалось, что огнеметы не решают самостоятельных боевых задач, а потому должны использоваться только в тесном взаимодействии с пехотой и танками, артиллерией и саперами. Огнеметание требовалось комбинировать с ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом. Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий. Практика применения их в боях показала, что после огнеметания непораженная живая сила, как правило, покидала укрытия и попадала под огонь стрелкового оружия и артиллерии. В обороне огнеметы предполагалось использовать внезапно и массированно в тот момент, когда атакующий противник приблизится на дальность огнеметного выстрела.

Огнеметный телетанк ТТ-26 из состава 217-го отдельного химического танкового батальона, подбитый в районе высоты 65,5. Карельский перешеек, февраль 1940 года

Захваченный финнами советский танк ХТ-26 на ремонтном заводе в Варкаусе. Весна 1940 года. В лобовом листе башни видна пробоина от противотанкового снаряда

В 1940 г. у нас в стране пересмотрели организационную структуру танковых войск. Химические танковые бригады были расформированы, а их материальная часть с лета передавалась в танковые дивизии создаваемых механизированных корпусов. В состав каждой танковой дивизии ввели два батальона химических танков по 54 машины с непосредственным подчинением командиру дивизии. Но, по данным 1-го Отдела ГАБТУ Красной Армии, в механизированных корпусах на 22 июня 1941 г. имелось химических танков на шасси Т-26: в I– м – 104, во 2-м – 6, 3-м – 12, 4-.М – 23, в 5-м – 59, в 6-м – 44, в 7-м – 68, в 8-м – 50, в 9-м – 4, в 10-м – 38, в II– м – 20, в 13-м – 20, в 14-м —25, в 15-м – 9, в 16-м – 32, в 17-м – 2, в 18-м – 12, в 19-м – 47, в 20-м – 3, в 21-м – 30, в 22-м – 49, в 24-м – 4, в 27-м – 4, в 28-м – 131, в 30-м – 108. 57-я танковая дивизия имела 42, а 59-я – 48 химических танков. Как видим, укомплектованность была весьма неодинакова и сильно отличалась от положенной по штату. Так, в мехкорпусах 5-й армии Киевского особого военного округа некомплект химических танков составлял 84%. Всего в мехкорпусах РККА имелось 994 химических танка на шасси-Т-26.

Большая часть легких химических танков была потеряна в боях лета 1941 г., причем многие выходили из строя по техническим причинам. Весьма характерно для начала войны, например, донесение о боевых действиях огнеметных батальонов 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса: «К началу боевых действий 5-й и 6-й танковые полки имели по одному батальону (24 XT и 8 пушечных Т-26). Первый бой батальоны провели за город Остров 5 июля 1941 г.

Огнеметный батальон 6-го танкового полка действовал во втором эшелоне. В момент атаки собранная из различных частей пехота отстала и в атаку не пошла, поэтому танки действовали одни. Батальон был выдвинут вслед за тяжелыми танками, уничтожая огнем бегущую в панике немецкую пехоту и успешно поджигая постройки, где были установлены противотанковые орудия и пулеметы. Ввиду того, что в ходе боя огнеметные танки отстали от своих тяжелых танков и не имели пехотной поддержки, было потеряно 10 огнеметных машин и шесть Т-26.

7 июля 1941 г. огнеметный танковый батальон участвовал в бою по уничтожению немецкого десанта в районе поселка Чисре. Вследствие поджога леса и морального воздействия, мотопехота противника была рассеяна. Ввиду того, что огнеметные тапки отходили из боя по болотистой местности, пять танков завязли в болоте и были подорваны экипажами.

В районе деревень Бровино, Удоха, Ситня 9 – 10 июля три огнеметных танка 6-го-танкового полка действовали из засад, уничтожив до 30 мотоциклистов и три грузовика с пехотой. В последних боях огнеметные танки действовали как линейные.

5 июля в бою за город Остров командиром 5-го танкового полка батальон был использован преступно. Одну роту он поставил в первый эшелон с задачей: уничтожать противотанковые орудия. Эта рота в течение 30 – 40 минут боя была полностью уничтожена. Остальные роты из-за невозможности огнеметания использовались как линейные (вели пулеметный огонь).

В ночь на 15 июля при совместной атаке тяжелых и легких танков огнеметный танковый батальон в составе 10 танков действовал по уничтожению тылов противника в районе деревни Строкино. Огнеметные танки использовались на огнеметание, уничтожая машины противника с боеприпасами и горючим. Противник был обращен в паническое бегство, оставив на поле боя 240 автомашин с горючим и боеприпасами. Среди трофеев была взята машина с секретными документами 52-го химического минометного полка».

Трофейный советский огнеметный танк ХТ-133 на выставке в Хельсинки. Весна 1942 год

Огнеметный танк ХТ-26 выдвигается на боевую позицию. Лето 1941 года

12-й механизированный корпус с 22 июня по 7 июля 1941 г. потерял все семь выведенных по тревоге химических танков, причем три относились к боевым потерям, а четыре оставлены на поле боя по техническим причинам.

А вот отрывок из «Донесения о действиях 116-го отдельного танкового батальона»: «116-й отдельный танковый батальон, прибыв на фронт 11 сентября, имел в своем составе: а) личного состава – 440 человек; б) танков – 31, из них Т-34 – 9, Т-26 – 4, ХТ-26 – 18… 12 сентября 1941 года батальон… впервые вступил в бой с немецкими фашистами… В результате первых боев с противником батальон поставленной задачи не выполнил, понеся потери: а) в личном составе: убито 10, ранено 10, пропало б/вести 47, итого 67; б) в материальной части и вооружении: осталось на поле боя и в районах, занятых противником: танки Т-34 – 8, из них наскочили на свое минное поле – 2, застряли в болоте и на мосту – 2, попали в противотанковый ров – 1, подбиты ПТ артиллерией противника – 3, танки Т-26 – 3, танки ХТ-26 – 15, всего – 26. Танки ХТ-26 сгорели от собственной горючей смеси вследствие попадания в них снарядов и бронебойных пуль…

Причины больших потерь батальона:

а) вследствие неоднократно изменявшихся задач и исходных позиций для наступления, а также несерьезного отношения к этому важнейшему элементу боевой деятельности танкистов. Личный состав экипажей плохо знал свои задачи, а экипажи 3-й роты совершенно ее не знали. Танки 3-й роты не были подготовлены к огнеметанию (не было создано давление)…

б) … не было организовано никакой разведки огневых точек противника…

г) огнеметные танки ХТ-26 использовались неправильно, как артиллерийские…»

Захваченные германской армией советские огнеметные танки получили обозначение Flam.Pz.Kpfw. Т-26 739 (г), хотя об их боевом применении немцами неизвестно. Огнеметные танки, захваченные финнами во время советско-финляндской и в начале Великой Отечественной войны, были восстановлены и использовались в финской армии. По состоянию на 31 мая 1941 г. у финнов в эксплуатации находились 4 ХТ-26 и 2 ХТ-130, к осени 1941 г. к ним добавилось еще 3 ХТ-133. Но уже к осени 1942 г. эти танки финны переделали в пушечные.

Первые танки СССР

Первые танки СССР

Творческий процесс

Осенью 1919 года Совет военной промышленности РСФСР принял решение начать выпуск собственных танков по типу французского «Рено» FТ-17. В качестве образцы был взят трофейный танк, который на сормовском заводе в Нижнем Новгороде разобрали на части и тщательно измерили каждую деталь. В создании первого отечественного танка участвовал также Ижорский завод и московский АМО, поставлявшие броню и двигатели, тогда как в Сормове делали шасси и проводили окончательный монтаж. Головную машину, получившую имя «Борец за свободу тов. Ленин», сдали армии 15 декабря 1921 года, после чего последовали еще 14. «Русский Рено» (танк «М» — малый; или «КС» — «Красное Сормово»), отличался от французского наличием собственного двигателя и клепаной башни. Максимальная скорость у него составляла 8,5 км/ч, запас хода — 60 км, толщина брони — 8-6 мм, экипаж 2 человека.

На первом танке стояла трофейная французская пушка, но затем добавили пулемет, установленный в боковом листе башни справа. Серийное производство этих машин в дальнейшем не было развернуто. Кроме экономических проблем, выяснилось, что броня корпуса и башни пробивается бронебойными пулями, проходимость и маневренность недостаточны, скорость на местности мала, а расположение вооружения мешает его применять. В танке было очень душно и жарко, что затрудняло работу экипажа.

Первый советский танк


Первый советский танк «Борец за свободу тов. Ленин», 1919 год.

В постановлении ЦК ВКП(б) «О состоянии обороны СССР» от 15 июля 1929 года ставилась задача наряду с модернизацией существующего вооружения добиться в течение ближайших двух лет получения опытных образцов, а затем внедрения в армию современных типов артиллерийских орудий, танков и самолетов. При разработке и пересмотре плана военного строительства в 1931 году ЦК ВКП(б) и советское правительство потребовали от Реввоенсовета СССР руководствоваться следующими положениями:

  • по численности — не уступать вероятным противникам на главнейшем театре войны;
  • по технике — быть сильнее противника по решающим видам вооружения: самолетам, артиллерии и танкам.

Танк «Русский Рено»


Схема внутреннего устройства танка «Русский Рено»

В качестве первоначальной главной задачи предусматривалось полностью перевооружить армию новейшими образцами боевой техники и оружия, обратив особое внимание на развитие артиллерийской, бронетанковой и авиационной техники, а также автоматического стрелкового оружия. По указанию ЦК ВКП(б) в первой половине 30-х годов организуются специализированные (по видам боевой техники) научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и лаборатории, которые развернули работу по созданию новых видов вооружения.

  • Для непосредственного руководства техническим перевооружением Красной армии в июле 1929 года учреждается должность начальника вооружений РККА. До 1931 года ее занимал И. Уборевич, затем М. Тухачевский, который одновременно являлся заместителем наркома по военным и морским делам.
  • В ноябре того же года было образовано специальное управление в системе центрального военного аппарата по вопросам моторизации и механизации Красной армии. Начальником управления стал И. Халепский.

За первую пятилетку планировалось изготовить 1075 танков. А ведь в это время танковый полк Красной армии полностью состоял из трофейных машин, включая 45 танков «Рикардо», 12 «Тейлор» (английские танки Первой мировой войны Мk.V и Мk.А) и 33 французских «Рено». Разрабатывать танки должна была специальная организация Главное конструкторское бюро Орудийно-арсенального треста (ГКБОАТ), которое к этому времени представило проекты танкетки Т-17, легкого танка сопровождения пехоты Т-16 и более тяжелого «маневренного» танка Т-12. Две первые машины должен был выпускать ленинградский завод «Большевик» (бывший Обуховский сталелитейный), а Т-12 — Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ) на Украине.

Танк МС-1


Советский танк МС-1, 1929 год.

Т-16 скоро улучшили и переименовали в танк Т-18/МС-1, «малый сопровождения». В 1927-1928 гг. планировалось выпустить 23 танка, на следующий год — еще 110, однако первые 30 машин подготовили лишь к 1 мая 1929 года. Для своего времени это была довольно совершенная машина, сохранявшая, тем не менее множество конструктивных решений, взятых от «Рено», включая хвост для преодоления траншей. Однако наш танк оказался короче и легче (двигатель установлен поперек корпуса в одном блоке с коробкой передач). 37-мм пушка и пулемет размещались под углом друг к другу, и наводить их на цель одновременно было невозможно. С 1930 года танк получил новую башню с кормовой нишей для размещения боеприпасов, модернизированную ходовую часть и более мощный двигатель, что увеличило скорость до 22 км/ч. Всего до конца 1931 года, когда танки МС были сняты с производства, было построено более 900 машин, ставших на первое время основой танкового парка СССР. Достаточно успешно эти машины опробовались во время конфликта на КВЖД — Китайско-Восточной железной дороге, подвергшейся в 1929 году нападению китайских милитаристов. Многие танки вышли из строя из-за технических неполадок, но в целом они показали себя достаточно хорошо. Затем их использовали в качестве учебных, а башни от МС нашли применение в начале Великой Отечественной войны. Их установили на местности как закрытые огневые точки.

Вскоре на ХПЗ начали делать Т-12, который по проекту должен был весить 16 тонн, но в действительности весил 19,5. В экипаже танка было 4 человека, а вооружить его планировали 45-мм пушкой и тремя пулеметами. Танк приняли на вооружение под маркой Т-24 в 1929 году. Особенностью нового танка стало трехъярусное расположение вооружения: пулемет в лобовой части корпуса, 46-мм пушка и два пулемета в основной башне, один под углом к основному вооружению, и четвертый пулемет в маленькой башенке кругового вращения на крыше главной башни. Экипаж танка составлял 5 человек. Боевая масса — 18,5 т, скорость — 22 км/ч, бронирование до 20 мм. Всего было выпущено 25 танков этого типа. Отмечалось, что танк получился сложным и малонадежным.

Назад —