Хаджи мамсуров биография

Мамсуров, Хаджи-Умар Джиорович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мамсуров.

Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров
Псевдоним «полковник Ксанти», «Фабер»
Дата рождения 2 сентября 1903
Место рождения с. Ольгинское, Терская область, Российская империя (ныне Правобережный район Северной Осетии)
Дата смерти 5 апреля 1968 (64 года)
Место смерти Москва, СССР
Принадлежность СССР
Годы службы 1918—1968
Звание генерал-полковник
Сражения/войны Гражданская война в России,
Гражданская война в Испании,
Советско-финская война,
Великая Отечественная война,
Венгерское восстание 1956 года
Награды и премии

Медали

Хаджи-Умар (Хаджиумар) Джиорович Мамсуров (2 сентября 1903 — 5 апреля 1968 года, Москва) — генерал-полковник, участник Гражданской войны в Испании, советско-финской войны, Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, первый заместитель начальника ГРУ.

Довоенное время

Осетин, родился в селении Ольгинском Правобережного района (Северная Осетия) в крестьянской семье.

В Красной Армии с 1918 года. Участник Гражданской войны. Член РКП(б) с 1924 года. В 1924 году окончил военно-политическую школу, в 1932 году — Курсы усовершенствования политического состава, в 1941 году — Курсы усовершенствования командного состава (КУКС) при Военной академии имени М. В. Фрунзе.

1930—1940-е годы

Под псевдонимом «полковник Ксанти» участвовал в Гражданской войне 1936—1939 годов в Испании. Военный советник штаба республиканской армии, советник Б. Дурутти и руководитель отрядов «герильерос» (диверсантов, «14 корпус»). В советской и российской литературе встречаются утверждения о том, что Мамсуров послужил прототипом одного из героев романа Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол»: Илья Эренбург полагал, что «многое из того, что Хемингуэй рассказал в романе „По ком звонит колокол“ о действиях партизан, он взял со слов Хаджи», а Роман Кармен утверждал, что «два вечера Эрнест Хемингуэй просидел с ним в отеле „Флорида“ и впоследствии сделал смелого Хаджи прообразом одного из героев романа». Однако биограф Мамсурова М. Болтунов отмечает, что «Хемингуэй наделил чертами Хаджи Мамсурова многих героев своего романа», но о прямом его изображении в книге речь не идёт.

Затем участвовал в советско-финской войне 1939—1940 годов. С 1941 года — на фронтах Великой Отечественной войны. Мамсуров 4 июля 1941 года по приказу Сталина арестовал командующего Западным фронтом генерала армии Д. Г. Павлова. Затем командовал 2-й гвардейской кавалерийской дивизией (1-й гвардейский кавалерийский корпус, Первый Украинский фронт). Отличился в ходе Берлинской операции. С вводом в бой в середине апреля 1945 года на Дрезденском направлении дивизия умелыми действиями в тылу противника нанесла ему большой урон и освободила два гитлеровских концентрационных лагеря (около 16 тысяч человек). 20 мая 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Военным Советом 1-го Украинского фронта он был назначен командиром батальона сводного полка фронта, с которым 24 июня 1945 года участвовал на параде Победы.

После войны

После войны продолжал службу в армии. В 1948 году окончил Военную академию Генштаба.

Могила Мамсурова на Новодевичьем кладбище Москвы.

Командир 3-й отдельной гвардейской Евпаторийской стрелковой бригады Московского военного округа в Брянске (сентябрь 1946 — март 1947), 27-й механизированной дивизии 38-й армии (1948—1951), 27-го стрелкового корпуса 13-й армии (1951—1955), командующий 38-й армией Прикарпатского ВО (июнь 1955 — июль 1957). Генерал-лейтенант (1953).

В 1956 году лично участвовал в подавлении восстания в Венгрии, по возвращении тяжело заболел.

С октября 1957 по 1968 год — начальник Центра особого назначения, первый заместитель начальника ГРУ Генштаба Вооружённых Сил. Генерал-полковник (1962).

С Мамсуровым связана внезапная отставка Георгия Жукова с поста министра обороны в 1957 году. Согласно выступлению М. А. Суслова на пленуме ЦК КПСС 28 октября 1957 года:

Недавно Президиум ЦК узнал о том, что товарищ Жуков без ведома ЦК принял решение организовать школу диверсантов в две с лишним тысячи слушателей… О её организации должны были знать только три человека: Жуков, Штеменко и генерал Мамсуров, который был назначен начальником этой школы. Но генерал Мамсуров как коммунист счел своим долгом информировать ЦК об этом незаконном действии министра.

Эта версия событий оспаривается рядом специалистов — например, журналистом Л. Млечиным, полагающим, что «генерал всего лишь обратился в отдел административных органов ЦК КПСС с резонным вопросом, почему так долго его не утверждают в должности», однако те сотрудники, с которыми он имел дело, были не осведомлены о планах Жукова, а высшее руководство просто воспользовалось этой ситуацией как поводом для удаления маршала.

Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Дочь Ася.

Награды и звания

  • Герой Советского Союза,
  • три ордена Ленина (03.01.37, 29.05.45, 05.11.46),
  • пять орденов Красного Знамени (21.06.37, 21.05.40, 03.11.44, 20.06.49, 22.02.68),
  • орден Кутузова I степени (18.12.56),
  • орден Суворова II степени (13.11.43),
  • орден Отечественной войны I степени (20.09.44),
  • медали СССР,
  • а также иностранные ордена и медали.

Память

Памятник Мамсурову в Аджимушкае

  • Мамсурову посвящён документальный фильм «У времени в стременах».
  • Его именем названы улицы во Владикавказе, Грозном, Беслане, Луцке, Цхинвале.
  • В селении Ольгинском Правобережного района Северной Осетии, где родился и вырос Мамсуров, открыт мемориальный дом-музей, здесь же, во дворе средней школы, установлен памятник.
  • К 100-летию выдающихся осетинских генералов Плиева, Мамсурова и Хетагурова в 2005 году вышла книга о них под названием «Гордость Осетии».
  • О Мамсурове сложена осетинская героическая песня: музыка Дудара Хаханова, слова Гиго Цагараева.
  • В 2015 году Мамсурову в Испании открыт памятник в пригороде Мадрида.
  • В 2015 году средней школе № 42 во Владикавказе присвоено имя Хаджи-Умара Джиоровича Мамсурова
  • 19 мая 2017 года памятник Мамсурову был открыт в Аджимушкае.

> См. также

  • Мамсуровы.
  • Список Героев Советского Союза (Северная Осетия).

Примечания

  1. по другим данным в селении Шанаевское, а в 1914 году семья переехала в селение Ольгинское.
  2. И. Эренбург. Люди, годы, жизнь. — М.: Текст, 2005. — Т. 2 (Книги четвёртая, пятая). — С. 152.
  3. М. Болтунов. Диверсант — Litres, 2014.
  4. В. О. Дайнес. Жуков. — М.: Молодая гвардия, 2005. — С. 504. (Серия «Жизнь замечательных людей»).
  5. Л. Млечин. Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы. — М.: Центрполиграф, 1999. — С. 415.
  6. Наградной лист. Подвиг народа. Дата обращения 10 января 2014.
  7. В Испании открыли памятник герою СССР Хаджи-Умару Мамсурову. Взгляд (16 февраля 2016). Дата обращения 17 февраля 2016.
  8. В Аджимушкае открыли памятник разведчику Мамсурову

Литература

  • Лурье В. М., Кочик В. Я. Мамсуров Хаджи-Умар Джиорович (Фабер, «Ксанти») // ГРУ: дела и люди / Составитель Колпакиди А. И. — М., СПб.: «ОЛМА-Пресс», «Нева», 2003. — С. 126—127. — (Россия в лицах). — ISBN 5-7654-1499-0, ISBN 5-224-03528-7.
  • Софронов И. Горец Ксанти // Братишка : Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. — М.: ООО «Витязь-Братишка», 2012. — № 7. — С. 40—44.
  • Колпакиди А. И. ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза: Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ) — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8.
  • Глушко Н. И. Наш комдив: . — Орджоникидзе: Ир, 1988. — 87 с.

Ссылки

  • Мамсуров, Хаджи-Умар Джиорович. Сайт «Герои страны».
  • Биография на сайте клуба «Память».
  • Статья Ю. Ф. Гаврюченкова на сайте «Литсовет».
  • Хаджи-Умар Мамсуров по итогам проекта «Наше достояние» попал в тройку самых знаменитых осетин.
  • Биография Хаджиумара Мамсурова на сайте Осетинского радио и телевидения.

ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ СЕГОДНЯ

Хаджи-Умар Мамсуров (1904-1968) – один из самых известных и почитаемых героев Осетии.

На его долю выпало четыре войны. Ему довелось быть и связным партизанского отряда, и разведчиком, и диверсантом, командовать небольшими подразделениями и кавалерийскими соединениями. Самому закладывать фугасы и организовывать партизанскую работу на огромной территории. Общаться с сильными мира сего и простыми солдатами — тружениками войны.

Каковым, по сути дела, он и сам оставался всю свою жизнь…

Хаджи-Умар Мамсуров был асом диверсионной работы и прародителей советского спецназа Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров родился 15 сентября 1903 года в селении Ольгинское Владикавказского округа Терской губернии в крестьянской семье.

В начале лета 1918 года юноша приехал во Владикавказ, поступил рабочим в железнодорожное депо. В августе, когда Северный Кавказ захлестнули революционные события, примкнул к красным, стал бойцом горской кавалерийской сотни 11-й Красной армии, где провоевал несколько месяцев. Но, заболев тифом, был оставлен отступавшими сослуживцами в одном из владикавказских госпиталей. Город заняли белогвардейцы, в нем началась дикая резня.

В январе 1919-го в столице Осетии и ее окрестностях без суда и следствия было убито почти 17 тысяч красноармейцев, в основном раненых и больных. Лишь по счастливой случайности Хаджи удалось избежать кровавой расправы.

С апреля 1919 года Мамсуров – разведчик и связной партизанского отряда, действовавшего в районе Владикавказа и Грозного. Не раз он отличился в лихих налетах на подразделения и штабы белых, а также в боях за Кисловодск, Пятигорск, Георгиевск, Невинномысск. В 1920-м, после возвращения регулярных войск красных на Северный Кавказ, стал сотрудником Терской ЧК. В составе ее опергрупп участвовал во многих спецоперациях по ликвидации уцелевших белогвардейских отрядов. В марте 1921 года, уже имея в кармане билет члена РКП (б), стал оперуполномоченным особого отдела 11-й Красной армии.

Имя отважного юноши было на слуху не только у горцев, поддерживавших советскую власть. Впрочем, судьба предоставила Хаджи шанс «засветиться» и на самом высоком уровне.

В середине 1921 года он уехал учиться в Москву, в Коммунистический университет трудящихся Востока. Казалось, теперь его жизнь будет далека от армии. Но судьба распорядилась иначе. Через полтора года его вызвали в Главное политуправление РККА и направили в распоряжение военного совета Северо-Кавказского военного округа, предварительно предоставив отпуск. Хаджи отдыхал в родном доме, когда стало известно, что в середине мая на праздник объединения народов Горской АССР приедет сам всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин. Празднование должно было проходить между осетинским селением Ольгинское и ингушским аулом Базоркино, куда собирались прибыть представители многих горских народов.

Однако накануне приезда высокого гостя в Ольгинское пришла тревожная весть: крупная банда белоказаков готовится к нападению на всесоюзного старосту. Времени на сбор больших сил не было. Но дать напасть на гостей в собственном доме значило нарушить древний закон гор, покрыть себя позором.

Хаджи собрал два десятка местных удальцов и устроил засаду. Как только казаки приблизились к станице, отряд Мамсурова со свистом и гиканьем ударил им во фланг. В ходе короткой, но жестокой кавалерийской сшибки нападавшие были опрокинуты и бросились наутек. У горцев был ранено несколько человек, в том числе и командир отряда Хаджи Мамсуров: пуля разворотила бедро, к счастью, не задев кость.

Праздник состоялся. Уезжая в Москву, председатель ВЦИК забрал с собой раненого горца, пролившего кровь ради его спасения, и определил его в одну из лучших столичных клиник.

Немудрено, что столь насыщенная событиями биография открыла молодому кавалеристу путь в элиту РККА. В 1929 году Хаджи-Умар (в 26 лет!) становится командиром кавалерийского полка, а еще через два года, окончив курсы усовершенствования командного состава при Военно-политической академии имени Ленина, переводится на работу в Разведывательное управление Красной Армии. Отныне его жизнь будет связана с военной разведкой.

Испанская баллада

В начале 1930-х очаг международной напряженности переместился на Пиренейский полуостров. В Испании пала монархия и была установлена республика. Однако 18 июля 1936 года в стране вспыхнул мятеж, поднятый генералом Франко. Часть страны оказалась под контролем профашистски настроенных военных. В страну на помощь мятежникам прибыл 200-тысячный итальянский экспедиционный корпус и 50-тысячный германский легион «Кондор». Не стоял в стороне и Советский Союз, пришедший на помощь республиканцам.

В этом кипящем котле оказался и майор советской военной разведки Хаджи-Умар Мамсуров – к тому времени уже ставший специалистом по организации партизанской борьбы и диверсионной работы.

На Пиренеях он действовал под именем международного террориста Ксанти, македонца по национальности, чему в немалой степени способствовало внешнее сходство между кавказцами и левантийцами. Напомним, что в то время понятие «террорист» означало принадлежность к крайне левым политическим партиям – социал-революционерам и анархистам, легально существовавшим во многих странах и исповедовавшим вооруженные способы достижения власти. Прибыв в Испанию, «полковник Ксанти» занял должность начальника разведки XIV корпуса, сконцентрировав в своих руках, по сути, всю разведывательно-диверсионную работу в республиканской армии.

Дела республиканцев на первом этапе войны шли из рук вон плохо. Более-менее стойко сражались лишь бригады добровольцев-интернационалистов. Но и их кадровые подразделения франкистов, усиленные итальянскими и немецкими частями, оттесняли к побережью и в горы. Единственной эффективной тактикой, срывавшей планы противника и дававшей время на организацию обороны крупных городов, все еще подконтрольных революционным властям, и формирование регулярных батальонов и полков республиканской армии, в тот период могло стать лишь проведение хорошо организованных диверсий. Этим и занялся «полковник Ксанти».

На его счету был не один десяток успешных диверсионных операций. Расскажем лишь об одной из них, едва не стоившей Мамсурову жизни.

Во второй половине ноября 1936 года намечалось генеральное наступление франкистов на Мадрид. Хаджи выслал в тыл противника несколько разведгрупп с задачей узнать точные сроки удара. Вернулась лишь одна, которая приволокла с собой мертвого языка – офицера. При нем, на счастье республиканцев, находился приказ самого Франко, гласивший: начать наступление 25 ноября.

Упреждающий удар «полковник Ксанти», придерживавшийся выверенного принципа, что «у каждой диверсии свой час», нанес сутками ранее. Его диверсионный отряд, перейдя линию фронта, взорвал четыре моста на железных и шоссейных дорогах, а в конце рейда напал на аэродром, уничтожив почти три десятка транспортных самолетов. При отходе с аэродрома Мамсуров был ранен в плечо, тяжело контужен близким разрывом гранаты, потерял сознание и… остался лежать на поле боя.

Потеря командира обнаружилась лишь во время сбора диверсантов в условленном месте. Неизвестно, как бы дальше сложилась судьба «полковника Ксанти», не будь к нему приставлена отважная переводчица аргентинка Паулина-Марианна, направленная в Испанию Коммунистическим интернационалом молодежи. Удостоверившись в отсутствии Мамсурова на точке сбора, девушка прыгнула за руль случайно подвернувшейся машины, вернулась к дымящемуся аэродрому и буквально из-под носа у прочесывавших местность франкистов вывезла беспомощного Хаджи. После возвращения из Испании в Советский Союз Ксанти и Лина, как называли ее между собой соратники-интернационалисты, стали мужем и женой.

Еще одним знаковым событием была встреча разведчика с писателем Эрнестом Хемингуэем, находившимся в то время на Пиренеях в качестве военного корреспондента нескольких американских газет. Общеизвестно, что именно «полковник Ксанти», настоящего имени которого американец так никогда и не узнал, стал прообразом главного героя романа «По ком звонит колокол». Интересно, что сам диверсант, никак не оценивая литературные таланты своего именитого знакомого, в мемуарах выразился о Хемингуэе-человеке коротко и конкретно: «Слишком много пьет и много болтает».

И такая резкость вполне объяснима: люди военной профессии, которую избрал для себя Хаджи-Умар Джиорович, никогда не стремились к широкой известности и дешевой популярности.

Самого же Мамсурова, получившего после возвращения с Пиренейского полуострова два боевых ордена и третью шпалу на петлицы, уже ждал новый театр военных действий. После знойных гор Испании ему предстояло оказаться в заснеженных лесах и болотах Карельского перешейка.

«Ксанти, ты дурной или бессмертный?»

В 1938 году Хаджи-Умар был назначен руководителем одного из подразделений, отвечавшего в Разведывательном управлении РККА за организацию диверсионной работы в тылу армии противника после начала боевых действий. И потому, как только в карельских лесах зазвучали первые выстрелы, выехал на фронт.

Зимой 1939-1940 года Мамсуров командовал особой лыжной бригадой, состоявшей из кадровых красноармейцев и добровольцев, отобранных командованием из студентов Ленинградского института физкультуры. Ее отряды уходили в финский тыл на 60-80, порой на 120, а то и все 150 километров.

К наиболее громким делам диверсантов Мамсурова можно отнести уничтожение линии связи между пуоланкской и кухмониемской группами войск противника. Для этого лыжникам вместе со своим командиром пришлось преодолеть за пять суток по абсолютно безлюдной местности в сорокапятиградусный мороз около 200 километров, отыскать выполненные из прочного бетона, скрытые глубоко под снегом и землей кабельные каналы, заложить в них принесенную с собой взрывчатку…

Кроме того, лыжники Мамсурова разгромили штаб 9-й пехотной дивизии финнов, уничтожили армейский узел связи, основательно потрепали пункты управления трех пехотных полков, уничтожили склады боеприпасов 9-го артиллерийского полка противника. И это – помимо рядовых засад и налетов, устраиваемых в 6-8 километрах от линии фронта.

Не обходилось и без потерь, порой весьма досадных. 18 февраля 1940 года Мамсуров был вызван в политотдел 9-й армии, где получил задачу «преподнести финнам подарок к годовщине Красной Армии», то есть устроить громкую диверсию именно 23 февраля. Хаджи-Умар пытался убедить политотдельцев, что они мыслят слишком примитивно и стандартно, что именно в этот день финны утроят посты, усилят бдительность. Все как об стену горох! В итоге группа из 50 лыжников, посланных в финский тыл, была легко обнаружена, окружена и полностью уничтожена. Люди Мамсурова трое суток вели неравный бой в окружении, последние двое из остававшихся в живых диверсантов подорвали себя гранатами.

Обо всем этом, как и о многом другом, Хаджи-Умар Джиорович говорил в апреле 1940 года в Москве, на совещании начальствующего состава Красной Армии, где обобщался опыт советско-финляндской войны.

Тогда на трибуну выходили многие. Но именно выступление полковника Мамсурова стало наиболее ярким и резонансным. Ему, как и большинству военачальников, сидевший в президиуме Сталин задал вопрос: «Скажите, а вам кто-нибудь мешал командовать?» Любопытство вождя было не праздным: до руководства страны дошли слухи о том, что начальник Политуправления РККА армейский комиссар 1-го ранга Лев Мехлис и некоторые его подчиненные политработники позволяли себя вмешиваться в руководство войсками, командование полками и дивизиями.

Вопрос именно Мамсурову был задан не случайно: на фронте Мехлис был членом военного совета именно 9-й армии, в полосе которой действовали диверсанты Хаджи-Умара. И именно Мехлис стал инициатором того самого «подарка финнам на 23 февраля», стоившего жизни полусотни бойцов Мамсурова.

До этого, как впоследствии вспоминал генерал армии Павел Батов, на вопрос вождя все выступавшие командармы высоких рангов, героические комкоры, комдивы и комбриги отвечали отрицательно. И только командир лыжной бригады произнес: «Порой, товарищ Сталин, мешали. И сильно мешали».

На несколько секунд в зале повисла тишина. А потом Мамсуров стал рассказывать о своей работе на фронте, резко критикуя Мехлиса и некоторых других высокопоставленных политработников за то, что насаждали в армии порядки, связывающие творческие возможности и инициативу командиров.

Впрочем, самим командирам, особенно низового звена, от Мамсурова тоже досталось. «Мне дали лейтенантов из Тамбовского пехотного училища, – привел пример полковник. – Эти люди не были командирами, они даже бойцами не могли быть. Они оказались хорошо вымуштрованы, умели ходить по плацу, лихо козырять начальству, но не знали ни оружия, ни карты, ни движения по компасу. Многие из них идти к финнам в тыл откровенно боялись. Первые же боевые действия показали, что командиром взвода, группы в рейде фактически становился не лейтенант, а красноармеец, боец, который имел хотя бы двухнедельный боевой опыт».

Далее Мамсуров говорил о том, что своих диверсантов-лыжников он готовил всего месяц, но им все равно удалось многого добиться. И подытожил свой доклад предложением, вызвавшим неоднозначную реакцию в зале: «Считаю, что если бы у меня были подготовленные еще в мирное время бойцы, то нам удалось бы нанести противнику более существенный урон. Предлагаю поставить и решить вопрос о создании специальных частей в ряде округов. Надо начинать их готовить до войны, с кем бы она ни случилась. В составе армий эти части принесут большую пользу, выполняя, помимо специальной работы, задачи дальней разведки».

Так впервые в присутствии всей военной, партийной и государственной верхушки было высказано предложение о создании армейского спецназа.

В перерыве совещания армейский комиссар 1-го ранга Мехлис, проходивший мимо Мамсурова, недобро смерил полковника испепеляющим взглядом. А начальник автобронетанковых войск РККА Герой Советского Союза командарм 1-го ранга Павлов, соратник Мамсурова еще по Испании, правой пожимая Хаджи-Умару руку, левой крутанул несколько раз у виска и тихо спросил: «Ксанти, ты дурной или бессмертный?»

После того апрельского совещания многие ожидали если не ареста, то уж как минимум перевода Мамсурова с понижением куда-нибудь на периферию. А он стал начальником 5-го отдела Разведупра Красной Армии и был направлен на курсы усовершенствования командного состава при Военной академии им. М. В. Фрунзе.

Полвойны – партизан, полвойны – кавалерист

22 июня Хаджи-Умар Джиорович лежал дома с высокой температурой, глотал таблетки, грел шею, которую невозможно было повернуть от дикой боли. Но оказалось, что война – лучшее лекарство для диверсанта: первое потрясение от страшного известия было столь велико, что болезнь мгновенно отступила.

Уже 24 июня практически все подчиненные Мамсурова во главе с ним оказались в Белорусском особом военном округе. Теперь уже никто не спорил с Хаджи-Умаром о необходимости развертывания партизанской войны и диверсионной работы в тылу агрессора. Но где было взять этих самых командиров партизан и профессиональных диверсантов? После 1938 года их в Советском Союзе днем с огнем было не сыскать. По сути, 5-й отдел Разведупра – отдел Мамсурова – оказался единственным подразделением в верхушке РККА, способным хоть чему-то обучить людей, оставляемых партийными и государственными органами в тылу врага.

«Вся наша особая группа, – вспоминал после войны Хаджи-Умар Джиорович, – в те дни работала по организации специальной сети агентуры в районе Рогачева, Могилева, Орши. В первую же встречу с секретарем ЦК Компартии Белоруссии Пономаренко мы обговорили вопросы организации партизанского движения и срочной подготовки специальных разведывательно-диверсионных кадров, набросали план мероприятий. Разумеется, руководство Белоруссии нашло, организовало людей. Но их надо было ознакомить с тактикой партизанской войны, установить явки, связи, конспиративные квартиры, тайники, подготовить агентов для деятельности в подполье. Кроме нас сделать это было некому.

Сам я выехал под Могилев в район подготовки партизанских отрядов, где проводил занятия по тактике диверсионных действий. Обучение шло днем и ночью. Уже утром 29 июня мы направили на выполнение боевых задач в тылу противника первую группу – около 300 человек. Так зарождалось партизанское движение в Белоруссии».

На Западном фронте Мамсуров находился до 7 июля, пока шифрограммой не был отозван в столицу, где получил новое предписание – убыть в Ленинград для организации партизанского движения на Северо-Западном фронте.

Увы, там долго заниматься своим делом полковнику Мамсурову не пришлось. После прорыва немцев под Чудовом Хаджи-Умар был вынужден принять под свое командование остатки 311-й стрелковой дивизии, организовывать оборону на новом рубеже и руководить тяжелыми оборонительными боями соединения. 24 августа новоиспеченный комдив был тяжело ранен осколками снаряда – сразу в обе ноги и руки.

После выписки из госпиталя полковника назначили в штаб партизанского движения, где Мамсуров возглавил оперативный отдел, лично готовил будущих командиров партизанских отрядов.

Когда наши дела на юге пошли из рук вон плохо, постановлением Государственного комитета обороны от 3 августа 1942 года для руководства партизанской борьбой на Северном Кавказе и в Крыму при военном совете Северо-Кавказского фронта был создан Южный штаб партизанского движения. Возглавил его полковник Мамсуров. При штабе он организовал школу по подготовке диверсионных кадров, к преподавательской работе привлек многих бывших бойцов интербригад, которых знал еще по Испании.

Одновременно Хаджи-Умар подал предложение о формировании легких кавалерийских дивизий, предназначенных, в условиях отсутствия сплошной линии фронта, для глубоких стремительных рейдов по тылам противника. Идея понравилась, была одобрена на самом верху, и в марте 1943 года полковник Мамсуров вступил в должность командира 2-й гвардейской Крымской кавалерийской дивизии, с которой воевал до Победы.

И как воевал!

В начале октября 1943-го конники Мамсурова форсировали Днепр севернее Киева, расширили плацдарм для войск 60-й армии и пошли гулять по фашистским тылам. 11 ноября они овладели городом Коростень, а 12 ноября – Житомиром. Имея в распоряжении лишь трофейную артиллерию, кавалеристы-гвардейцы в течение шести дней удерживали Житомир, уничтожив при этом более 50 танков и свыше трех тысяч солдат и офицеров противника. Город был все же сдан, однако измотанный враг не успел на помощь своим частям, дерущимся под Киевом. Наступление гитлеровцев в фастовско-киевском направлении было сорвано. За отличное руководство боевыми действиями дивизии Хаджи-Умар Джиорович был награжден орденом Суворова 2-й степени и произведен в генерал-майоры.

В конце января 1944 года конники Мамсурова переправились через реку Стырь и, оказавшись в тылу врага, стремительно двинулись в южном направлении. Дивизия, соединившись с несколькими партизанскими отрядами, разгромила 19-ю пехотную дивизию венгров и 143-ю пехотную немцев, освободила многие населенные пункты и 1 февраля 1944 года подняла красное знамя над Луцком. Двигаясь на соединение с наступавшими частями 1-го Украинского фронта, кавалеристы основательно потрепали тылы дубненской группировки противника.

В ходе Львовско-Сандомирской операции дивизия Мамсурова овладела городом Каменка-Струмилово, уничтожив более 8 тысяч гитлеровцев, захватив свыше 2 тысяч пленных, в том числе двух генералов.

В сентябре 1944 года, прорвав оборону противника, конники Мамсурова в составе 1-го гвардейского кавалерийского корпуса успешно действовали на территории Чехословакии. Прорвав оборону гитлеровцев на реке Нейсе, овладели рядом городов и устремились к Берлину с юго-запада. А 24 апреля южнее Торгау они провели свой последний бой, в ходе которого, помимо захвата богатых трофеев, освободили из двух концлагерей 15600 узников.

29 мая 1945 года Хаджи-Умар Джиорович был удостоен звания Героя Советского Союза. В тот же день он был назначен командиром батальона сводного полка 1-го Украинского фронта, с которым 24 июня участвовал в параде Победы.

После войны

В 1948 г. генерал окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал корпусом, армией. Вновь повоевать ему пришлось осенью 1956-го, когда в Венгрии вспыхнул военный мятеж и в страну были введены советские войска. Части Мамсурова принимали участие в восстановлении порядка в Дебренце, Мишкольце и Дьере, где за неделю без особого труда и потерь справились с поставленной задачей.

В 1957 году Хаджи-Умара Джиоровича назначили на должность заместителя начальника ГРУ. Одновременно возглавлял Центр особого назначения.

Генерал, всю жизнь отдавший советской военной разведке и ставший одной из ее легенд еще при жизни, скончался 5 апреля 1968 года и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Было бы замечательно установить аналогичный памятник и в Цхинвале на небольшой площади с которой берет свое начало обновленная улица Мамсурова.

Было бы замечательно установить аналогичный памятник и в Цхинвале на небольшой площади с которой берет свое начало обновленная улица Мамсурова.

Память о легендарном разведчике увековечена в названиях улиц во Владикавказе и Цхинвале, детской библиотеки во Владикавказе. В Москве на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.

В Испании, в городе Фуэнлабрада был открыт монумент уроженцу Осетии, герою Советского Союза Хаджи-Умару Мамсурову. День памяти легендарного советского разведчика генерала Хаджи-Умара Мамсурова, известного в Испании как полковник Ксанти, внесен в календарь ежегодных официальных мероприятий испанского города Фуэнлабрада.

Хаджи-Умар Мамсуров (1904-1968) — один из самых известных и почитаемых героев Осетии, память о нем увековечена в названиях улиц в Цхинвале и во Владикавказе. В Москве на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.

Генерал-полковник Мамсуров умер 5 апреля 1968 года и покоится в Москве на Новодевичьем кладбище. Документы о деятельности знаменитого разведчика не рассекречены до сих пор.

Было бы замечательно установить памятник легендарному разведчику и в Цхинвале на небольшой площади с которой берет свое начало улица Мамсурова. В то время, как в некоторых странах сносят памятники советским освободителям, мы открываем памятник герою, воевавшему против нацистов. В условиях возрождающегося неофашизма памятник борцу с “коричневой чумой” еще раз подчеркнет стремление всех народов жить в мире.

Наверх

domostroy_blog

К сожалению, еще не настало время, чтобы в полный голос рассказать о деятельности этого человека, а когда настанет время — многие будут читать , удивляться и радоваться тому, что наш народ вырастил таких прекрасных людей…
Осетина Хаджи Мамсурова в Испании звали Ксанти. Кавалерист, участник гражданской войны, он славился той отчаянной кавказской храбростью, которой восторгались Пушкин, Лермонтов, Лев Толстой. Будь он актером, он был бы совершенным Хаджи-Муратом (наибом Шамиля, героем повести Л. Толстого «Хаджи-Мурат»). Однако в его храбрости ничего не было показного. Она была воздухом, которым он дышал. Ксанти умел воевать не только на коне,- он был одним из самых одаренных советников на войне. Осетин, могучего телосложения, с теплым взглядом черных глаз, он был неразговорчив. Дипломатом он не был, но его храбрость, прямота, дружеское расположение к людям достигали большего, чем дипломатия… Страстный интернационалист, Ксанти такой же страстный патриот. Он был совершенно убежден и доказывал это цитатами из истории и литературы, что Осетия — родина всей европейской — да что европейской? — мировой культуры. И тогда изумленные собеседники узнавали, что… Ксанти прочел горы книг, разбирается в живописи, архитектуре, в мировой истории, археологии. В Отечественную войну он стал генералом и Героем Советского Союза…
Товарищи и испанские друзья восхищались храбростью Хаджи, его умением все делать точно и в срок. Испанцы о нем говорили: «Вообще же Фаберу (Фабер, как и Ксанти, — псевдоним Хаджи) вполне подошли бы и три конспиративные клички: он ведь за двоих, если не за троих действует, да и деятельность у него сверхсекретная. Прадос честно признался, что сам он о ней не знает, но друг его работает с Педро Чека, членом Политбюро. Так вот Педро Чека… считает, что из находившихся в столице (в Мадриде) советских товарищей наибольшую пользу принес Фабер. И еще Педро Чека говорит, что Фабер самый отчаянный, самый находчивый, а в момент опасности и самый хладнокровный из всех, с кем он имел в своей жизни дело.
В том, что штабу Мадридской обороны удалось отстоять столицу, была и его, и притом немалая, заслуга. Он из тех людей, которым можно доверить любой участок работы, лишь бы работа была живая.
О хладнокровном мужестве Хаджи передавали шепотом удивительные истории. Не зная испанского языка (позже он овладел испанских языком), он ходил по фашистским тылам с небольшой группой отобранных им отчаянных храбрецов-испанцев. Его возвращение в Мадрид после очередного рейда опережалось известиями о сумасшедших по дерзости и отваге делах: летели в воздух артиллерийские склады, рвались на фашистских аэродромах начиненные бомбами немецкие бомбардировщики, взрывались эшелоны с оружием Гитлера и Муссолини, стратегические мосты… В романе «По ком звонит колокол» классик мировой литературы Эрнест Хемингуэй описывал подвиги Хаджиумара Джиоровича, не подозревая, что фамилия человека, чья смелость и отвага восхищали его,— Мамсуров.
Интересна история создания этого произведения. Роман воскрешает в нашей памяти те полные напряженной борьбы дни 1936 года, когда весь мир с волнением ожидал вестей с Пиренейского полуострова. Тогда у всех людей земли на.устах было слово «Мадрид». Испанские «патриоты с оружием в руках отстаивали свою свободу. К ним на помощь из всех стран спешили честные люди, знавшие, что несет миру фашизм. Одна за другой создавались интернациональные бригады антифашистов.
Они сходу влились в ряды защитников свободы испанского народа.
Много героев дали бои под Мадридом. О них говорил весь мир. Особенно поражали воображение всех подвиги некоего полковника Ксанти. О нем слагались целые легенды. Ксанти наводил ужас на франкистов. Поговаривали даже, что пуля его не берет.
В «Гайлорде» Э. Хемингуэй встречался с нашими военными. Ему нравился Хаджи, человек отчаянной смелости, который ходил во вражеский тыл (он был родом с Кавказа и мог легко сойти за испанца). Многое из того, что Хемингуэй рассказал в романе «По ком звонит колокол» о дейст¬виях партизан он взял со слов Хаджи.
Хемингуэй, находившийся в это время в Испании, очень хотел познакомиться с легендарным Ксанти. Но скромный Хаджи-Умар не любил давать интервью и поэтому обходил журналистов и писателей… После долгих уговоров товарищей, которые убедили его, что интервью, опубликованное всемирно известным писателем, может сослужить добрую службу испанским патриотам. Хаджи согласился рассказать о своих делах Хемингуэю. Два вечера беседовали они за чашкой кофе в отеле «Флорида». Хемингуэй был восхищен своим собеседником. Его рассказы произвели на него огромное впечатление. И задумав роман «По ком звонит колокол», Хемингуэй решил создать храброго полковника Ксанти прообразом главного героя.
Хаджи-Умара «открыл» Михаил Иванович Калинин. Во время одной из его поездок по еще неспокойной стране в 1922 году на Калинина в какой-то кавказской деревне напала банда. Среди красноармейцев, давших отпор бандитам, был и Умар. Возвращаясь в Москву, Калинин взял с собой молодого раненого коммуниста, которому и всего-то было лет двадцать, и рекомендовал его Берзину (генерал Я. К. Берзин — начальник Главного разведывательного управления Наркомата обороны СССР, руководитель и близкий друг Рихарда Зорге). Так началась карьера этого замечательного советского разведчика.

Tags: спецназ ГРУ