Богучар в ч

Это очко, а не воинская часть!

Воинская часть под городом Богучар в Воронежской области снова оказалась в центре скандала. Там при не выясненных до конца обстоятельствах погиб военнослужащий-контрактник. Сослуживцы говорят, что он покончил с собой из-за тяжелых условий службы. В пресс-службе Западного военного округа категорически отвергли подобную трактовку событий.
У парня были проблемы в личной жизни: от него ушла жена, у которой был от него ребенок. Ушла она, сказав следующее: «Мне не нужен мужчина, которого сутками не бывает дом.Один из военных рассказал:»Мы живем в палатках круглый год. Семью с детьми в такие условия, сами понимаете, не привезешь.Срочников к зиме обещали поселить в более приемлемые условия, а вот что будет с контрактниками — неясно», — сказал он.
Источник, знакомый с документацией части, также сказал, что недавно там якобы произошла еще одна смерть.»В начале сентября, 9-го или 11-го числа, в госпитале умер солдат Игорь П. Причины его гибели называют разные. Кто-то говорит, что он подрался где-то с гражданскими в городе Богучар, но у меня есть информация, что его якобы случайно переехал на личной машине пьяный офицер».
Если смерть сержанта-контрактника подтвердится, то это будет уже как минимум четвертая смерть военнослужащего в в/ч 54046.В июле нынешнего года неподалеку от места расположения части нашли тело младшего сержанта бригады Александра Рихерта. По словам родственников погибшего, у того был конфликт с одним из офицеров части, а незадолго до смерти его должны были перевести в другое место службы. А в конце апреля смерть настигла рядового Ильдара Абдразакова, уроженца Уфы. До «дембеля» ему оставалось всего 23 дня.Следствие отказало в возбуждении дела по факту смерти Абдразакова в связи с отсутствием состава преступления. Аналогичный ответ, только спустя более длительное время, прислала и Главная военная прокуратура.
Еще одна смерть солдата из этой части произошла весной 2015 года, и о ней очень мало информации. Известно, что погибшего звали Роман Шутихин, он был призван в Вооруженные силы из Череповца.Военнослужащие, которые в разное время проходили срочную службу в в/ч 54046, привели различные примеры неуставных отношений в части. Некоторые из них служили в этой части с 1 декабря 2014 года по 1 декабря 2015-го, другие продолжают службу и сейчас.
«Призвался я в часть №54046 в город Нижний Новгород. Поначалу все было неплохо. Самое шикарное началось в Богучаре. Если честно, то это просто кошмар, из-за отсутствия нормальных кроватей мы спали на топчанах, так еще и вдвоем. Форму покупали мне родители сами, потому что в Нижнем ее не выдали. У моего друга (мы еще в Нижнем сдружились) была проблема с коленом. Направление в госпиталь выдали еще там, но так как там часть расформировывалась, то его должны были положить под Воронежем.Однако, по слухам, за это тоже нужно было заплатить.
Направление один из командиров просто отобрал до того момента, когда он будет оплачен. Парень неоднократно звонил родителям с разных мобильных, прежде чем через месяц (!) его наконец-то положили в госпиталь. Ходил он к тому моменту уже с трудом», — рассказал рядовой Олег Купеев.Более эмоционально рассказал о происходящем Сергей Харитонов, который уже «дембельнулся».
«Это «очко», а не часть! Военнослужащие зачастую оказываются со своими проблемами наедине. Есть целый ряд командиров, которые позволяют себе бить и унижать подчиненных. Особенно это распространено в Гаубично-самоходном артиллерийском дивизионе», — сказал он.
Подробнее всего о порядках в Богучаре рассказал Александр Никифоров, который также уже не служит в ВС РФ.»Я был писарем в одном из взводов этой части и имел доступ ко многим ее документам. Могу сказать, что один из комбатов имеет статью за превышение полномочий. В целом в части практикуется составление двух медкарт на военнослужащего: по одной он полностью здоров (это для проверок), а в другой, для внутреннего пользования, фиксируются его заболевания», — рассказал Никифоров.
По его словам, командование части, как правило, в курсе большинства прокурорских или иных проверок и принимает накануне этих мероприятий необходимые меры, чтобы никто из командования не был привлечен к ответственности.»Командование было всегда в курсе предстоящей проверки, и когда приедет прокуратура, то можно было не сомневаться, что солдаты, которых опрашивают прокуроры, будут достаточно напуганы и затравлены, потому как они воспринимаются офицерами как скот, который еще и денег дает раз в месяц», — сказал бывший солдат части.
«Дембель» Харитонов в свою очередь припомнил некоторые особенности пыток и побоев, которые, по его словам, командиры в/ч якобы применяли к солдатам.»В 54046 я ощутил на своей собственной шкуре, что такое пытка «тапиком» (военно-полевой телефон). Он применялся эпизодически многими офицерами по отношению к личному составу за «косяки» и «залеты».
Например, попался с телефоном, не выполнил поставленную задачу, не сдал вовремя денег (а сдавали мы их регулярно — на нужды роты, а также на другие дела. Вплоть до того, что даже за законное увольнение надо дать командиру 500 рублей). «Прелесть» «тапика» в том, что даже при длительном его применении на теле человека остаются всего две крохотные точки в месте присоединения контактной группы, которые исчезнут на следующий же день, и никто ничего и никогда не докажет. А боль от него страшная!»
По его словам, руководство части якобы создало из некоторых служащих специальную структуру, которая «надзирала» за остальными солдатами и держала их в повиновении.»Некоторых собрали в батальон обеспечения, они следили за порядком у «чипка» (солдатский буфет), чтобы солдаты не воровали и не хулиганили. Сам же «чипок» как бы был и его как бы не было: он существовал по личной договоренности с комбатом, по сути это была выездная торговая точка, доход от которой получали командиры части. Короче, с одной стороны, эти избранные служили централизованно и отдельно от общей массы, с другой стороны, их можно было использовать как надзирающую структуру, дабы держать солдат в узде, и горе тем, кто по какой-то нелепой случайности к ним попал», — отметил бывший военнослужащий.
По словам другого «дембеля», Никифорова, именно факт службы в Богучаре удержал его от того, чтобы подписать контракт с Минобороны на пять лет.
«Адаптироваться к армии мне труда не составило, а вот процесс возвращения занял у меня около трех месяцев. Считаю, что, безусловно, армии нужна жесткость, порой даже жестокость, только вот не такая, как там. Знаете, я ни с одним из наших офицеров под страхом смерти ни в бой, ни в разведку не пошел бы. И это при том, что я пошел служить уже после вуза, а представьте, что происходит с детьми 18 лет, у которых психика еще не окрепла. На моих глазах армия и условия Богучара превращали домашних мальчиков не в мужиков, но в мразей и тварей, которым по возвращении одна дорога — тюрьма, алкоголизм или наркомания. В армии сейчас нет почти прослойки между офицером и солдатом, а вся работа с личным составом, на мой взгляд, «отмаз» и показуха», — отметил он.
Глава правозащитной организации «Союз солдатских матерей» Валентина Мельникова отметила , что недавно была в части 54046.»Бытовые условия там действительно чудовищные. Люди живут в палатках, с полами, не подбитыми досками.
Питьевая вода в части привозная, на четыре тысячи человек установлена только одна водозаборная точка. При этом заявлено, что солдаты так и будут зимовать, в таких условиях», — сказала она. По ее словам, она лично пока не получала жалоб на пытки военнослужащих или на поборы со стороны офицеров. «Суициды же комментировать трудно, каждый случай надо рассматривать в отдельности», — резюмировала правозащитник.

За год в бригаде под Воронежем погибли несколько призывников

В 9-й отдельной Краснознаменной ордена Суворова мотострелковой бригаде (или в/ч 54046), которая находится в Богучаре Воронежской области, стали часто умирать солдаты. Только за три месяца 2016 года там преждевременно ушли из жизни двое военнослужащих-призывников. Обстоятельства их смерти до сих пор не выяснены до конца.

Реклама

В июле нынешнего года неподалеку от места расположения части нашли тело младшего сержанта бригады Александра Рихерта. Как рассказали «Газете.Ru» родственники погибшего, до дембеля ему оставалось шесть месяцев.

«Следователь нам сказал, что это на 99% самоубийство, но мы в этом серьезно сомневаемся. У Саши были большие планы на будущее, кроме того, на днях его должны были перевести в другую часть в Астрахань.

Зачем в этой ситуации сводить счеты с жизнью?» — отметила тетя покойного Мария Гаврилова. По ее словам, в тот день у солдата был конфликт с одним из офицеров. Якобы тот приказал почистить картошку, а когда Рихерт отказался, стал издеваться над ним.

«Как нам сообщил следователь, этот офицер систематически «доставал» Сашу», — отметила Гаврилова. Женщина также добавила, что некоторые детали смерти ее родственника точно неизвестны.

«Каждый раз нам говорили разные вещи: то его телефон был найден в личных вещах Саши в тумбочке, то он стоял на зарядке. И главное, телефон был «почищен», никакой информации в нем не было.

Незадолго до гибели, как утверждает следователь, офицер его «морально унизил», затем якобы Саша сказал, что пойдет покурить, хотя он у нас не курил, и покинул часть.

Через полчаса обнаружили, что его нет, поискали своими силами, не нашли, и все спокойно легли спать, только наутро, 12-го числа, сообщили командиру части, он собрал своих людей, и те нашли его в лесополосе повешенным», — рассказала Гаврилова.

По ее словам, один из офицеров части заявил родственникам погибшего, что офицер сейчас арестован, однако другие сослуживцы военнослужащего ей сообщили, что его просто перевели в другую часть.

«Вообще-то на него давил морально еще один офицер. Вот нервы парня и не выдержали. Так, по крайней мере, нам сказал комбат», — сообщил «Газете.Ru» один из сослуживцев погибшего.

Рихерт — не первый срочник, внезапно лишившийся жизни в части 54046. В конце апреля смерть настигла рядового Ильдара Абдразакова, уроженца Уфы.

«Мой сын сам пришел в районный военкомат за повесткой, и в целом служба ему нравилась. Мы с ним созванивались, и он заявил, что даже подумывает остаться служить по контракту. Правда, после перевода в Богучар Ильдара постоянно привлекали к самым разным мероприятиям: операциям «антитеррор», охране каких-то объектов и так далее», — рассказала «Газете.Ru» мать военнослужащего Амина Выдренкова.

Как отметила женщина, сын погиб всего за 23 дня до дембеля.

«По телефону он мне сообщил, что его в составе подразделения направляют в выездной караул. В последний раз он написал, что их поезд тронулся со станции Кантемировка. Потом уже я узнала, что поздно вечером 29 апреля эшелон по сопровождению воинского груза совершил остановку на станции Макарово. Там и погиб Ильдар», — отметила Амина. По ее словам, командование части все время высказывало ей и другим людям разную информацию по поводу случившегося.

«Когда его только привезли, сказали, что он ударился головой о поезд, когда проверял сцепление вагонов. Потом сказали, что попал под поезд, когда колол дрова.

Сослуживцам же сообщили (переписка есть в распоряжении «Газеты.Ru»), мол, «на остановке поезда вышел в туалет, и его засосало воздушной струей под другой поезд», — заявила Выдренкова.

Как стало известно «Газете.Ru», после этого инцидента была проведена доследственная проверка в отношении командира Абдразакова, старшего лейтенанта Гуськова, однако в возбуждении уголовного дела было отказано (копия отказного материала есть в распоряжении «Газеты.Ru»). В этом документе говорится, что смерть солдата наступила в результате травмы груди и живота, которая сопровождалась переломами ребер. Также в документе написано, что при осмотре тела рядового были обнаружены ссадины у левого угла рта, на голове и на левом локте.

«Указанные повреждения не являются характерными для железнодорожной травмы, так как могут быть причинены в иных обстоятельствах, что не исключает их образования при указанных выше обстоятельствах», — отмечается в постановлении.

Третья смерть солдата — предположительно, из этой части — произошла весной 2015 года, и о ней очень мало информации. До сих пор не точно неизвестно, служил ли солдат именно здесь: по словам сослуживцев, да, источники же в военной прокуратуре утверждают, что нет. Известно, что погибшего звали Роман Шутихин, он был призван в Вооруженные силы из города Череповца. Бывшие сослуживцы молодого человека рассказали «Газете.Ru», что командование части сообщило о «внезапном кровоизлиянии в мозг», от которого якобы умер военнослужащий.

«В истории его смерти не все ясно, и не исключаю, что с ней так или иначе могут быть связаны командиры Ромы», — рассказала девушка солдата, которая просила не указывать ее имя. Родственники и друзья Шутихина наотрез отказались обсуждать эту тему.

«Газета.Ru» сделала письменный запрос в Главную военную прокуратуру и Главное военно-следственное управление, где просила дать комментарий по поводу смерти этих военнослужащих. На момент публикации статьи эти ведомства ответ не предоставили. Между тем

дембеля этой бригады отзываются о богучарской мотострелковой бригаде далеко не лестным образом.

«Там есть офицеры, которые систематически бьют и унижают солдат. Впрочем, и нормальные командиры там, конечно же, есть. Тяжелее всего приходится тем, кому выпадает служить в 1-м Гаубичном самоходно-артиллерийском дивизионе», — сказал бывший рядовой части Александр. Другие — как бывшие, так и нынешние — солдаты бригады рассказали, что в подразделении вошло в систему вымогательство денег у рядовых и сержантов со стороны офицеров.

«Солдат получает в месяц две тысячи рублей. В моем взводе мы должны автоматически отдать тысячу «на нужды роты». Если ты отказываешься, то тебе начинают устраивать «веселую жизнь»:

могут обеспечить тебе бег в противогазе на жаре, другие физические нагрузки. Это сопровождается моральными унижениями», — рассказал сослуживец Абдразакова Марат (имя изменено по просьбе солдата). Жена одного из солдат-контрактников Елена добавила, что деньги вымогают не только у рядовых срочной службы и что еще одной проблемой стало отсутствие нормального жилья для солдат и сержантского состава бригады.

«Я всем, кто собирается служить по контракту, рекомендую обойти эту часть стороной. Солдаты живут в палатках, жилья для семей военнослужащих тоже нет. Слава богу, у моего сына никто не требует денег, но про ситуацию в этой бригаде в целом я наслышана», — сказала «Газете.Ru» Ирина (имя изменено по просьбе женщины), у которой в в/ч 54046 сын служит срочную службу.

О вымогательствах «Газете.Ru» рассказали и родственники погибших — Рихерта и Абдразакова.

«Саша, как перевелся туда, часто стал просить деньги, всегда говорил, что срочно нужно. Просил то на булочки, то на носки, а срочно — потому что чипок (солдатский магазин-буфет. — «Газета.Ru») «сейчас закроется», но мы так и думали, что с него их «тянут». Вроде суммы это были небольшие — то 200, то 300 рублей, но просьбы эти от него поступали почти каждый день», — в частности, пояснила тетя Рихерта.

Один из старших офицеров богучарской бригады, подполковник Михаил Русаков, отметил в разговоре с «Газетой.Ru», что не считает сложившуюся в части ситуацию серьезной.

«По поводу смертей ничего комментировать не буду. Что касается вымогательств, то в таких случаях вообще-то возбуждаются уголовные дела. Обратитесь в прокуратуру, но я ничего не слышал ни об одном уголовном деле, возбужденном на основании сведений, о которых вы говорите. Так что все это «одна бабка сказала», — заявил офицер. По просьбе «Газеты.Ru» эту тему прокомментировал и высокопоставленный источник в штабе Западного военного округа.

«Шутихин в данной части не служил.

Что касается Рихерта, то здесь имел место суицид. Смерть же Абдразакова произошла в результате несчастного случая.

Что же касается поборов денег, то пока в адрес командования и военной прокуратуры обращения от пострадавших не поступало. Как только они поступят, на них обязательно последует реакция»,

— сказал собеседник «Газеты.Ru».

Воинская часть в Богучаре — не единственная, где имели место странные смерти солдат в 2016 году. В мае в воинской части 03213-2 под Санкт-Петербургом с собой покончил рядовой-срочник Константин Золотарев, которому оставалось дослужить до дембеля всего 10 дней. Незадолго до смерти он писал своей девушке, что подвергается унижениям и побоям со стороны одного из командиров. Источник, знакомый с ходом следствия, отметил в беседе с «Газетой.Ru», что после смерти Золотарева было возбуждено уголовное дело и даже «есть подозреваемый, вина которого подтверждается лишь косвенно».

А в апреле совершил суицид рядовой роты охраны воинской части 93766 Дмитрий Монастыренко. После этого было возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» в отношении командира этого солдата — старшего лейтенанта Адраника Мовсисяна. Но как утверждают родственники погибшего, по этому делу пока никто не задержан.