Битва при красном

Содержание

Сражение под Красным в ноябре 1812 года

Одновременные сражения каждого дня были отчасти не связаны друг с другом. Главный и решительный пункт борьбы находился за селением Красный, где находился французский император, окруженный своей Старой и Молодой гвардиями. Последней было поручено задержать армию Кутузова.

15 (3 по ст. ст.) ноября у села Красное отряд генерала Михаила Милорадовича, воспользовавшись тем, что Наполеон разделил свою армию на четыре колонны, атаковал французов и захватил в плен две тысячи человек и 11 орудий. Это заставило Наполеона приостановить дальнейшее продвижение, чтобы подтянуть остальные эшелоны.

16 (4 по ст. ст.) ноября корпус Евгения Богарне при подходе к Красному был встречен сильным ударом Милорадовича и разбит. Такая же участь постигла корпуса Луи-Николя Даву и Мишеля Нея. Не дождавшись арьергарда Нея, французский император вместе со Старой гвардией и остатками корпуса Даву прорвался сквозь заслоны войск Александра Тормасова и ушел к Орше (ныне город в Белоруссии).

Отступавший от Смоленска последним, корпус Нея наткнулся на превосходящую группировку Милорадовича. В скоротечном бою французы были отброшены. Большая часть корпуса сдалась в плен. Маршал Ней с тремя тысячами боеспособных солдат решил обойти Милорадовича с севера. С большими потерями французам удалось по тонкому льду перейти через Днепр и, отбивая атаки казаков под командованием Матвея Платова, вырваться из окружения.

Битва закончилась победой армии Кутузова. Всего от Смоленска до Красного французы потеряли более шести тысяч человек убитыми и 26 тысяч пленными, лишившись почти всей артиллерии и кавалерии. В бою был захвачен жезл маршала Даву. Практически были уничтожены 4-й итальянский корпус Богарне и корпус маршала Нея.

Русские потери составили около двух тысяч человек убитыми и ранеными.

За победу русской армии под Смоленском император Александр I указом от 18 (6) декабря 1812 году пожаловал главнокомандующему — князю Михаилу Голенищеву-Кутузову титул Смоленского.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Отступление армии Наполеона из Москвы (октябрь — декабрь 1812 года)

Главная армия Наполеона глубоко врезалась в Россию подобно клину. В то время, когда Наполеон входил в Москву, над его левым флангом на севере в районе Полоцкависела армия генерала Витгенштейна, удерживаемая французскими корпусами маршалов Сен-Сира и Удино. Правый фланг Наполеона топтался близ границ Российской империи в Белоруссии. Армия генерала Тормасова связала своим присутствием австрийский корпус генерала Шварценберга и 7-й корпус генерала Ренье. Французские гарнизоны вдоль Смоленской дороги охраняли коммуникационную линию и тыл Наполеона.
Стратегические планы сторон после отступления из Москвы
Наполеон

Не сохранилось документов с точными планами Наполеона на продолжение кампании. Все планы ограничиваются туманным фразами о том, что армия будет зимовать где-то между «Смоленском, Могилевом, Минском и Витебском. … Москва не представляет больше военной позиции. Иду искать другой позиции, откуда выгодней будет начать новый поход, действие которого направлю на Петербург или Киев»

Кутузов

Кутузов предполагал, что Наполеон станет отступать скорее всего на юг или по Смоленской дороге. Юго-западное направление все чаще фигурировало в показаниях пленных и дезертиров. Кутузов поставил под наблюдение все возможные пути отхода наполеоновской армии из Москвы. Одновременно укреплялась оборона северных границ Волынской, Киевской, Черниговской и Калужской губерний.
В декабре 1812 года Кутузов представил Александру I рапорт, в котором дал стратегический обзор кампании со дня отступления армии в Тарутинский лагерь и до изгнания вражеских войск из России. Касаясь замыслов Наполеона после выступления из Москвы, Кутузов писал, что тот собирался «Боровскою дорогою пройти в Калугу, и есть ли бы удалось ему разбить нас при Малом Ярославце, опрокинув нас за Оку, расположиться в богатейших губерниях наших на зимовые квартиры». Дальновидность Кутузова проявилась в том, что по движению французских войск к Малому Ярославцу он понял замысел Наполеона.
От Москвы до Малоярославца

19 октября французская армия (110 тысяч) с огромным обозом стала покидать Москву по Старой Калужской дороге. Наполеон планировал добраться до ближайшей крупной продовольственной базы в Смоленске по не разоренной войной местности — через Калугу.
Дорогу на Калугу Наполеону заслонила армия Кутузова, расположившись под селом Тарутино на Старой Калужской дороге. Из-за недостатка лошадей артиллерийский парк французов сократился, крупные кавалерийские соединения практически исчезли. Не желая прорываться с ослабленной армией через укреплённую позицию, Наполеон свернул в районе села Троицкого (современный Троицк) на Новую Калужскую дорогу (современное Киевское шоссе), чтобы обойти Тарутино. Однако Кутузов перебросил армию под Малоярославец, перерезав французам пути отступления по Новой Калужской дороге.
24 октября состоялось сражение под Малоярославцем. Город восемь раз переходил из рук в руки. В конце концов французам удалось захватить Малоярославец, но Кутузов занял укреплённую позицию за городом, которую Наполеон не рискнул штурмовать. Армия Кутузова к 22 октября насчитывала 97 тысяч регулярных войск, 20 тысяч казаков, 622 орудия и более 10 тысяч ратников ополчения. Наполеон имел под рукой до 70 тысяч боеспособных солдат, кавалерия практически исчезла, артиллерия была значительно слабее русской. Ход войны теперь диктовала русская армия.
26 октября Наполеон приказал отступать на север на Боровск—Верею—Можайск. В боях за Малоярославец русская армия решила крупную стратегическую задачу — сорвала план прорыва французских войск на Украину и заставила врага отступать по разоренной им Старой Смоленской дороге. Из Можайска французская армия возобновила движение кСмоленску той дорогой, по которой наступала на Москву.
От Малоярославца до Березины

Ровно 202 года назад Наполеон переправился через реку Березина
От Малоярославца до села Красного (в 45 км к западу от Смоленска) Наполеона преследовал авангард русской армии под командованием генерала Милорадовича. Со всех сторон отступающих французов атаковали казаки генерала Платова и партизаны, сильно затрудняя снабжение армии. Основная армия главнокомандующего Кутузова двигалась южнее параллельно Наполеону, совершая фланговый марш.
1 ноября Наполеон прошёл Вязьму, 8 ноября вступил в Смоленск, где провёл 5 дней, поджидая отставших. 3 ноября русский авангард сильно потрепал замыкающие корпуса французов в сражении под Вязьмой. В распоряжении Наполеона в Смоленске оставалось до 50 тысяч солдат под ружьём (5 тысяч кавалерии), и примерно столько же небоеспособных солдат, раненых и потерявших оружие.
Части французской армии, поредевшие на марше из Москвы, входили в Смоленск целую неделю с надеждой на отдых и питание. Больших запасов провианта в городе не оказалось, а то, что было, разграбили толпы неуправляемых солдат. Наполеон приказал расстрелять французского интенданта Сиоффа, который столкнулся с сопротивлением крестьян и не сумел организовать сбор продовольствия.
Стратегическое положение Наполеона сильно ухудшилось: с юга приближалась Дунайская армия адмирала Чичагова, с севера наступал генерал Витгенштейн, авангард которого 7 ноября захватил Витебск, лишив французов накопленных там продовольственных запасов.
14 ноября Наполеон с гвардией двинулся из Смоленска вслед за авангардными корпусами. Корпус маршала Нея, находившийся в арьергарде, покинул Смоленск лишь 17 ноября. Колонна французских войск сильно растянулась в силу трудностей марша компактных масс людей в условиях надвигающейся зимы и недостатка снабжения. Этим обстоятельством воспользовался Кутузов, перерезавший французам путь отступления в районе села Красного. 15—18 ноября в результате боёв под Красным Наполеону удалось прорваться, потеряв много солдат и большую часть артиллерии.
Дунайская армия адмирала Чичагова (24 тысячи) захватила 16 ноября Минск, лишив Наполеона крупнейшего тылового центра. Более того, 21 ноября авангард Чичагова захватил город Борисов, где Наполеон планировал переправиться через реку Березину. Авангардный корпус маршала Удино выбил Чичагова из Борисова на западный берег Березины, однако русский адмирал с сильной армией стерёг возможные места переправы.
24 ноября Наполеон подошёл к Березине, оторвавшись от преследовавших его армий Витгенштейна и Кутузова.
От Березины до Немана

25 ноября рядом искусных манёвров Наполеону удалось отвлечь внимание адмирала Чичагова к городу Борисову и к югу от Борисова. Чичагов полагал, что Наполеон намерен переправиться в этих местах, чтобы выйти коротким путём на дорогу к Минску и затем направиться на соединение с австрийскими союзниками. Тем временем французы навели 2 моста севернее Борисова, по которым 26—27 ноября Наполеон переправился на правый (западный) берег реки Березины, отбросив слабое сторожевое охранение русских.
Осознав заблуждение, адмирал Чичагов безуспешно атаковал Наполеона основными силами 28 ноября на правом берегу. На левом берегу французский арьергард, оборонявший переправу, был атакован подошедшим корпусом генерала Витгенштейна. Основная армия главнокомандующего Кутузова отстала позади.
Не дождавшись переправы всей огромной толпы отставших французов, состоявшей из раненых, обмороженных, потерявших оружие и гражданских, Наполеон приказал сжечь мосты утром 29 ноября. Основным итогом сражения на Березине явилось то, что Наполеон избежал полного разгрома в условиях значительного превосходства русских сил. В воспоминаниях французов переправа через Березину занимает не меньшее место, чем крупнейшее Бородинское сражение.
Потеряв на переправе до 30 тысяч человек, Наполеон с 9 тысячами оставшихся под ружьём солдат двинулся к Вильно, присоединяя по пути французские дивизии, действовавшие на других направлениях. Армию сопровождала большая толпа небоеспособных людей, главным образом потерявшие оружие солдаты из союзных государств. Ход войны на заключительном этапе, 2-х недельное преследование русской армией остатков наполеоновских войск до границы Российской империи, изложен в статье «От Березины до Немана». Сильные морозы, ударившие ещё во время переправы, окончательно истребили и без того ослабленных голодом французов. Преследование русских войск не дало возможности Наполеону собраться хоть немного с силами в Вильно, бегство французов продолжилось к реке Неману, разделявшей Россию от Пруссии и буферного государства Варшавское герцогство.
6 декабря Наполеон покинул армию, отправившись в Париж набирать новых солдат взамен погибших в России. Из 47 тысяч гвардии, вошедшей в Россию с императором, через полгода осталось несколько сотен солдат.
14 декабря в Ковно жалкие остатки Великой Армии в количестве 1600 человек переправились через реку Неман в Варшавское герцогство, а затем в Пруссию. Позднее к ним присоединились остатки войск с других направлений. Отечественная война 1812 года завершилась практически полным уничтожением вторгнувшейся Великой Армии.
Последний этап войны прокомментировал беспристрастный наблюдатель Клаузевиц:
«Русские редко опережали французов, хотя и имели для этого много удобных случаев; когда же им и удавалось опередить противника, они всякий раз его выпускали; во всех боях французы оставались победителями; русские дали им возможность осуществить невозможное; но если мы подведём итог, то окажется, что французская армия перестала существовать, а вся кампания завершилась полным успехом русских за исключением того, что им не удалось взять в плен самого Наполеона и его ближайших сотрудников…»
Северное направление

После 2-го сражения за Полоцк (18-20 октября), произошедшего спустя 2 месяца после 1-го, маршал Сен-Сир отступил на юг к Чашникам, опасно приблизив наступающую армию генерала Витгенштейна к тыловой линии Наполеона. В эти дни Наполеон начал отступление из Москвы. На помощь был немедленно послан из Смоленска 9-й корпус маршала Виктора, прибывший в сентябре как резерв Наполеона из Европы. Соединённые силы французов достигли 36 тысяч солдат, что примерно соответствовало силам Витгенштейна. Встречное сражение произошло 31 октября под Чашниками, в результате которого французы потерпели поражение и откатились ещё дальше на юг.
Витебск остался неприкрытым, отряд из армии генерала Витгенштейна 7 ноября взял город штурмом, захватив в плен 300 солдат гарнизона и запасы продовольствия, подготовленные для отступающей армии Наполеона. 14 ноября маршал Виктор в районе деревни Смоляны попытался отбросить Витгенштейна обратно за реку Двину, однако безуспешно, и стороны сохраняли свои позиции до подхода Наполеона к реке Березине. Затем маршал Виктор, соединившись с основной армией, отступал к Березине в качестве арьергарда Наполеона, сдерживая давление Витгенштейна.

В Прибалтике под Ригой велась позиционная война с редкими вылазками русских против корпуса маршала Макдональда. Финляндский корпус генерала Штейнгеля (12 тысяч) подошёл 20 сентября на помощь гарнизону Риги, однако после удачной вылазки 29 сентября против французской осадной артиллерии Штейнгель был переброшен к Витгенштейну в Полоцк на театр основных боевых действий. 15 ноября маршал Макдональд в свою очередь удачно атаковал русские позиции, едва не уничтожив крупный русский отряд.
10-й корпус маршала Макдональда стал отходить из-под Риги в сторону Пруссии только 19 декабря, уже после того, как жалкие остатки главной армии Наполеонапокинули пределы России. 26 декабря отрядам Макдональда пришлось вступить в бой с авангардом генерала Витгенштейна. 30 декабря российский генерал Дибичзаключил с командующим прусского корпуса генералом Йорком соглашение о перемирии, известную по месту подписания как Таурогенская конвенция. Таким образом, Макдональд лишился своих основных сил, ему пришлось спешно отступать через Восточную Пруссию.
Южное направление

18 сентября 38 тысячная армия адмирала Чичагова подошла с Дуная к южному фронту возле Луцка. Соединённые силы адмирала Чичагова и генерала Тормасова (65 тысяч) атаковали австрийского генерала Шварценберга (40 тысяч), заставив его в середине октября отступить в Варшавское герцогство. Адмирал Чичагов, принявший главное командование, дал войскам 2-х недельный отдых, после чего 27 октября из Брест-Литовска двинулся на Минск с 24 тысячами солдат, оставив против австрийцев генерала Сакена с 27-тысячным корпусом.
Генерал Шварценберг попытался преследовать Чичагова, обойдя позиции Сакена и прикрываясь от его войск Саксонским корпусом генерала Ренье. Ренье не сумел удержать превосходящие силы Сакена, и Шварценберг был вынужден ему помочь. Совместными силами Ренье и Шварценберг вынудили отступить Сакена южнее Брест-Литовска, тем не менее, в результате армия Чичагова прорвалась в тылы Наполеона и 16 ноября заняла Минск, а 21 ноября подошла к городу Борисову на Березине, где отступающий Наполеон планировал переправляться.
27 ноября Шварценберг по приказу Наполеона двинулся на Минск, но остановился в Слониме, откуда 14 декабря отступил через Белосток в Варшавское герцогство.
Блог про Омск и не только… в других социальных сетях:

Отечественная война: последнее сражение Великой армии

В истории Отечественной войны битва под Красным занимает особое место, положив предел всем мечтам Наполеона о продолжении войны на территории Российской империи. Ослабленная голодом, бескормицей, отсутствием лошадей, холодами, подавленная бесконечными сражениями, упорством, с которым сражались русские, отношением населения, ненавидящем вторгшихся иноземцев, Великая Армия таяла на глазах. Из 110 тысяч человек, вышедших из Москвы, к началу ноября в распоряжении Наполеона оставалось около 60 тысяч, из которых только две трети были боеспособны и ещё сохраняли какое-то подобие военной организации, прочие же тянулись за армией неорганизованной толпой.

Гроза Двенадцатого года: от Москвы до Смоленска

После тяжёлых сражений при Малоярославце и Вязьме Великая армия прибыла в Смоленск — крупный узел снабжения армии после взятия города французами в августе 1812 года. Здесь император рассчитывал дать отдых войскам, привести в части в порядок, пополнить запасы провианта, фуража и боеприпасов. Дело осложнялось тем, что армия шла по уже разорённым войною территориям и не могла снабжаться за счёт местных ресурсов во время марша.
По прибытии в Смоленск выяснилось, что заготовленных припасов едва хватило на гвардию, а остальное было растаскано солдатами без какой-либо системы — падение дисциплины в армии было катастрофическим. О продолжении кампании можно было и не думать: Наполеон надеялся отступить в западные губернии Российской империи, вновь пополнить запасы и разместиться на зимние квартиры, готовясь к продолжению войны на следующий год. В случае активного преследования русскими, главной задачей было вывести армию на квартиры за Неман, сохранив костяк войск для продолжения войны в 1813 году.

Карта отступления Великой армии. Источник: dlib. rsl.ru

Предполагая, что противник ещё достаточно далеко, чтобы перерезать пути отступления Великой армии, император продолжил отступать на запад. Путь армии пролегал через местечко Красное — летом 1812 года здесь произошло упорное сражение, навечно покрывшее неувядаемой славой генерала Неверовского и его дивизию. Теперь противники поменялись ролями — вместо решительного наступления французы были вынуждены бежать из неприятельской страны, а русские наседали на некогда грозного неприятеля, нанося тому чувствительный урон.

Отступление Наполеона: Смоленск, Витебск, Минск?

Наполеон рассчитывал пройти по дороге на Красный до подхода русских — будучи уверен, что противник зализывает раны после тяжёлых боёв сентября-октября и не способен нагнать отступающих, император надеялся, что ему будут противостоять только партизаны и казаки, однако в реальности всё оказалось совсем иначе. К моменту, когда авангард французов только вышел из Смоленска, к Красному форсированным маршем двигался корпус генерала Милорадовича (того самого, что погибнет 14 декабря 1825 года на Сенатской площади), вслед за которым шли основные силы Кутузова, сосредоточенные у Щелканово. В случае, если Наполеону удалось бы провести войска к Орше не вступая в бой с русскими, можно было надеяться на сохранение более-менее значительных сил армии и их снабжение в литовских и польских землях. Однако расчёт императора оказался неверным, что и привело к череде боёв под Красным.

Отступление Великой армии всё больше походило на бегство. Источник: историк. рф

Попытка Наполеона направить части по нескольким операционным направлениям не привела к желаемому результату: 12 ноября польский корпус Зайончека (замещавшего Понятовского во время болезни последнего) попытался двинуться в южном направлении на Могилёв, но был отбит и вынужден повернуть на Красный. В тот же день из Смоленска на Оршу выступил генерал Жюно с отрядом вестфальцев и спешенных кирасир, прикрывавших артиллерийский парк. На следующий день дивизия генерала Клапареда с казной и обозом. Молодая гвардия под командованием Мортье, Старая гвардия и сам император выступили только 14 ноября.
Таким образом, рассредоточенное положение французской армии, выдвигавшейся из Смоленска покорпусно с интервалом в день, давало русским войскам отличный шанс атаковать противника по частям и разгромить главные силы неприятеля не прибегая к генеральному сражению. Впрочем, Кутузов не предполагал, что вся французская армия будет двигаться по одной дороге — командующий был уверен, что Наполеон выберет две-три операционные линии, по которым корпуса будут отступать на запад, сохраняя подобие взаимодействия, и высокую скорость марша. Движение всех войск противника по дороге на Оршу стало неожиданностью для русских. 15 ноября вблизи Красного появился авангард Милорадовича, как раз в тот момент, когда по дороге шла гвардия с императором во главе — самое полнокровное и боеспособное соединение французской армии (около 14 000 человек).

Фельдмаршал Кутузов, генерал Мороз, атаман Платов

Стоит отметить, что к моменту выступления из Смоленска знаменитые французские корпуса представляли лишь жалкую тень своего былого великолепия. Так корпус Даву — лучшего из полководцев Наполеона — был расстроен русскими при Вязьме, что тяжело отразилось на моральном состоянии всей Великой армии, и насчитывал только 7 000 человек, Ней потерпел тяжёлое поражение под Дорогобужем и вынужден усиливаться за счёт отставших и ганизонных частей. Корпус Понятовского по числу строевых (около 700 человек) едва превышал штатный батальон, Жюно не дотягивал до полка (около 1 500 человек).
Падение дисциплины достигло своего предела, распространившись на весь организм армии. Один из участников похода пишет: «Маршал Даву шел во главе остатков своей части армии. К нему подошел генерал, теперь член палаты депутатов, чтобы отдать отчет в исполненном им поручении. «Это еще не все , — сказал маршал, выслушав его, — теперь Вы возвратитесь назад…» Тут генерал прерывает маршала: «С Вашего позволения я не возвращусь назад».- «Как это ?» — Я командую бригадой, и мое место впереди. — Я Вам приказываю повиноваться. — Нет, я не стану… нет, г-н маршал. Даву, в бешенстве, велит вызвать роту саперов, спрашивает саблю упрямого генерала, ломает ее на своем колене и бросает ее обломки далеко в сторону, потом приказывает саперам взять генерала, который шел потом всю ночь между двойным рядом солдат».
Если такое положение сложилось в I корпусе, который всегда славился своей дисциплиной, то что говорить об остальных соединения Великой армии? Люди были измотаны до предела, многие почитали за лучшее умереть от мороза, чем продолжать влачить жалкое существование, постоянно испытывая чувство голода и холода.

По пути армия теряла тысячи человек убитыми, ранеными, пленными. Источник: warfiles.ru

Чуть лучше была ситуация в арьергардных корпусах Нея и Евгения Богарне, но даже они едва дотягивали до штатной дивизии. Армия таяла на глазах — к моменту выхода армии из Смоленска она насчитывала лишь 40 тысяч человек, потеряв в дороге погибшими, пленными и дезертировавшими почти две трети своего состава. Однако даже сейчас французы оставались опасным врагом. Требовалось ещё одно усилие, чтобы рассеять и разгромить остатки вражеских войск.
Вот как описывает положение армии один из участников похода Доминик Пьер де ля Флиз: «В этом общем бедствии чувство жалости и сострадания притупилось; равнодушие заменяло всякое обыкновенное и естественное в человеке участие. Люди равнялись зверям, готовым растерзать друг друга, чтоб утолить свой голод. Едва ли, как в древних, так и в новейших войнах встречались ужасы, подобные тем, которыми отмечено наше отступление из Москвы». Или ещё одно свидетельство очевидца: «Армия забыла всю дисциплину, порядок и расчетливость, каждый живет так, как будто сегодняшний день последний в его жизни. Эти до настоящего времени храбрые и послушные воины поражены таким ужасом и сумасшествием, что сами добровольно ускоряют свою смерть».

Нужда и истощение людей доходили до крайней степени. Источник: e-libra.ru

Узнав о движении противника, Кутузов переоценил степень мобильности французов, предположив, что головные корпуса и гвардия уже прошли Красный и находятся на пути к Орше. В этих условиях главной задачей русских было отрезать замыкающие корпуса Богарне, Даву и Нея, рассеять и разгромить их.

Бои под Красным: разгром Богарне

14 ноября генерал Ожаровский с небольшим отрядом пленил гарнизон Красного (около тысячи человек) и занял город как раз перед прибытием гвардии, которая сходу атаковала русский отряд и заставила его отступить. 15 ноября для русского командования обстановка оставалась невыясненной: стало понятно, что вся французская армия движется по дороге Смоленск-Красный-Орша, но вот осталась ли гвардия в городе и как скоро подойдут остальные корпуса было неясно.

Командующий авангардом генерал Милорадович. Источник: wikimedia.org

16 ноября авангард Милорадовича (18 000 при 100 орудиях) вступил в бой с корпусом Евгения Богарне, преградив ему дорогу на Красный. Командир 4-й дивизии Евгений Вюртембергский прямо на дороге развернул 44-орудийную батарею, встретившую итальянцев и французов картечью. Головные части корпуса Богарне были рассеяны, а подошедшим главным силам была предложена капитуляция.
Вице-король не мог и подумать о позорном плене и решил пробиваться силой, сформировав три ударные колонны. Впрочем, прорваться удалось лишь частям правой колонны, обошедшей дорогу через лес. Центральная и левая колонны были рассеяны и взяты в плен (вся корпусная артиллерия, обоз и более 2 000 солдат и офицеров). Любопытно, что в бою в должности командира 26-й дивизии участвовал генерал-майор Паскевич, впрочем, его час в этом сражении ещё не пробил.
После разгрома IV корпуса Богарне Наполеон осознал, что может лишиться корпусов, замыкавших движение армии. Жюно и поляки продолжили движение на Оршу, а гвардия осталась в Красном для оказании помощи Нею и Даву, которым угрожала участь корпуса Богарне. Кутузов о решении императора осведомлён, разумеется, не был и на основании донесений предыдущего дня начал планировать мощный удар по отставшим французам. Главной колонне Тормасова (более 20 тысяч штыков и сабель и 120 орудий) предписывалось атаковать неприятеля по выходе из Красного, вспомогательная колонна Голицына наносила отвлекающий удар у деревни Уварово, а отряд Милорадовича должен был, пропустив неприятеля перед собой, ударить в тыл частям противника, скованных боем.
Наутро, едва колонны русских двинулись на предписанные позиции, на дороге на Красный показался корпус Даву. Потрёпанный в боях, I корпус благодаря деятельному Даву сохранил относительную боеспособность, насчитывая 7 500 человек и даже несколько орудий. Милорадович, как и предполагалось, пропустил Даву перед собой, ограничившись артиллерийским огнём. Однако и этого оказалось достаточно для разгрома замыкающих частей.

Схема Сражения при Красном. Источник: runivers.ru

Так описывает этот бой один из высокопоставленных офицеров французской армии, взятый в плен на следующий день. «Но лишь только половина l -гo корпуса прошла мимо неприятеля (имеется в виду отряд Милорадовича — В. Ш.), как он открыл по нас сильный картечный огонь из 50 пушек, который был тем убийственнее, что неприятельские орудия находились от нас не далее как на половину пушечного выстрела. Все вокруг нас пало. Затем, в самое короткое время, неприятель поставил несколько орудий на большой дороге впереди и позади той густой колонны, в которой находились и мы, и открыл по нас сильный картечный огонь. Мы были с трех сторон окружены пушками; картечь сыпалась на нас градом, нам оставалось одно средство — искать спасения в ближайшем лесу. Не успели мы добраться до леса, как вдруг налетели на нас казаки и изрубили всех, которые остались на дороге».

Старая гвардия: спасение Даву

Заслышав канонаду, Наполеон понял, что части Даву уже на подходе к Красному. Для спасения «Железного маршала» император бросил гвардию в атаку на колонну Голицына, занявшего Уварово. Гвардейцы атаковали со всей решимостью и отвагой, опрокинув русские части они заняли Уварово и продолжили развивать успех пока не были остановлены частями III корпуса русской армии. Узнав о том, что Наполеон с гвардией не только не покинул Красный, но и решился атаковать Голицына, Кутузов решил, что все силы французов остались в городе для помощи отставшим. Не зная действительной численности корпусов Жюно и Зайончека, командующий приказал Тормасову прекратить охватывающее движение и вернуться на помощь атакованным русским частям.

Гвардия в сражении под Красным. Источник: iknigi. net

Наполеон же, с свою очередь, узнал о манёвре Тормасова, направленного для перехвата сообщений с Оршей и, осознав всю тяжесть положения, в которое могла попасть армия, решил срочно выводить все наличные войска из боя. Большей части корпуса Даву, впрочем, действительно удалось пройти Красный, только арьергардные части были изрядно потрёпаны атакой русских, которые торопились нагнать добычу, всё-таки ускользнувшую от них. Упустив возможность окружить всю армию вместе с гвардией и Наполеоном, русские обернули все свои силы против корпуса Нея, замыкавшего движение Великой армии. На следующий день самому многочисленному армейскому соединению французов предстояло встретиться с главными силами русских. Впрочем, об этом в следующий раз. Продолжение следует.

Как и когда Красная армия стала “всех сильней” и другие интересные подробности истории РККА

В 1918 году в России была создана Красная Армия, которая, победив в гражданской войне, стала во время Второй мировой сильнейшей армией мира.

Вначале РККА была добровольческой

15 января 1918 года Совет народных комиссаров РСФСР во главе с Лениным издал декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии «из наиболее сознательных и организованных элементовъ трудящихся классовъ», но в которую в то же время предлагалось вступить всем гражданам страны, желающим “отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеванной Октябрьской Революции и власти Советов и социализма”.

Декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии. Январь 1918 года

Ядром её стали возникшие еще во время Февральской революции отряды Красной гвардии, на 95% укомплектованной из рабочих, почти половина которых состояли в большевистской партии. Но для войны с многочисленной, технически оснащенной армией Красная гвардия не годилась.

РККА же создавалась как орудие диктатуры пролетариата, как армия рабочих и крестьян, фундамент для замены постоянной армии всенародным вооружением, которое в ближайшем будущем должно было послужить поддержкой грядущей социалистической революции в Европе.

Поэтому каждый доброволец должен был представить рекомендации войсковых комитетов, партийных и других организаций, поддерживающих советскую власть. А если вступали целыми группами, требовалась коллективная порука. Бойцам РККА обещали полное государственное обеспечение и сверх того, платили 50 рублей в месяц, а с середины 1918 года 150 рублей одиноким и 250 рублей – семейным. Помощь сулили и нетрудоспособным членам их семей, находившимся на иждивении.

При этом императорская русская армия официально была распущена 29 января 1918 года приказом революционного главковерха бывшего прапорщика Николая Крыленко. “Мир. Война кончена. Россия больше не воюет. Конец проклятой войне. Армия, с честью несшая три с половиной года страданий, дождалась заслуженного отдыха”, – говорилось в разосланной радиограмме.

+2

Впрочем, к этому времени от старой армии фактически остались лишь отдельные части: солдаты, которым донельзя надоело сидеть в окопах, еще осенью 1917-го, услышав о принятии декрета о мире, решили, что война закончилась, и начали расходиться по домам,

В то же время генералы Михаил Алексеев и Лавр Корнилов на юге России по тому же принципу создавали офицерскую армию, так и названную – Добровольческой.

Противники советской власти тоже думали, что вооруженное противостояние будет недолгим. В Самаре эсеровская Народная армия Комитета членов Всероссийского учредительного собрания набиралась в начале всего на три месяца службы.

Порядки в этой армии напоминали времена Керенского: начальники обладали властью лишь в походе и в бою, в остальное же время действовал «Товарищеский дисциплинарный суд».

Доходило до курьезов – среди офицеров не нашлось желающих командовать самарскими добровольцами. Было предложено бросить жребий. Тогда встал скромный на вид подполковник, недавно прибывший в Самару, и сказал: “Раз нет желающих, то временно, пока не найдётся старший, разрешите мне повести части против большевиков”.

Это был Владимир Каппель, впоследствии один из лучших белогвардейских генералов в Сибири.

После этого ядром формирующейся армии стали уже не эсеры, а кадровые офицеры, не пробившиеся на юг России и осевшие на Волге. И через несколько недель была проведена мобилизация среди гражданского населения, а еще через месяц – среди тамошних офицеров.

Система военкоматов отметит столетие в мае

Начал иссякать и приток добровольцев в РККА. Видя это, ВЦИК специальным декретом ввел в стране всеобщее военное обучение трудящихся (всевобуч). Каждый трудящийся в возрасте от 18 до 40 лет без отрыва от основной работы должен был за 96 часов пройти курс военного обучения, стать на учет как военнообязанный и по первому призыву советского правительства вступить в ряды Красной армии.

Но желающих вступить в её ряды становилось все меньше и меньше. Провалилась даже провозглашенная ударная неделя создания РККА под лозунгом «Социалистическое отечество в опасности!» с 17 по 23 февраля 1918 года. И правительство, отложив на время лозунг «мировой революции» и подняв на щит старорежимное слово «отечество», стремительно перешло к принудительному формированию армии.

29 мая 1918 года объявляется «принудительный» (так и написано в декрете ВЦИК) набор в РККА лиц в возрасте от 18 до 40 лет и для выполнения этого декрета создается сеть военных комиссариатов. Кстати, система военкоматов оказалась столь совершенной, что существует и по сей день.

Выборность командиров отменялась, вводилась система назначения командного состава из тех, кто имел военную подготовку или хорошо проявил себя в боях. V Всероссийский съезд Советов принял постановление «О строительстве Красной армии», в котором говорилось о необходимости централизованного управления и революционной железной дисциплины в войсках.

Съезд потребовал строить Красную армию, используя опыт старых военных, хотя многим казалось, что в армии диктатуры пролетариата не место бывшим «золотопогонникам». Но Ленин настаивал, что регулярную армию без военной науки построить нельзя, а ей можно научиться только у военных специалистов.

Дата 23 февраля появилась случайно, но ее мифологизировали

Никаких побед в этот день в 1918 году РККА одержано не было. Поэтому на сей счет существуют самые разные версии. Например, что дата установлена по напечатанному в этот день в газете “Правда” призыву к рабочим, солдатам и крестьянам выступить на защиту Советской республики от ударных немецких батальонов, названных в воззвании “германскими белогвардейцами”.

23 февраля 1918. Кадр из советского диафильма, показывающего бой, которого не было. “Приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами”, – признавал в 1933 году Клим Ворошилов

Однако, согласно идеологическому мифу, насаждавшемуся в 1930-40-е годы, 23 февраля 1918 года первые, едва сформированные отряды красноармейцев остановили немецкое наступление под Псковом и Нарвой. Эти якобы «суровые бои» стали боевым крещением Красной армии.

На самом деле, после того как Троцкий фактически сорвал первую попытку мирных переговоров с немцами и заявил, что Советская Россия войну прекращает, армию демобилизует, но мира не подписывает, немцы расценили это как автоматическое «прекращение перемирия» и начали наступление по всему Восточному фронту.

К вечеру 23 февраля 1918 года они находились в 55 км от Пскова и более чем в 170 км от Нарвы. Никаких боев в этот день ни в немецких, ни в русских архивах не зафиксировано.

Псков был занят немцами 24 февраля. А 25 февраля они остановили наступление на этом направлении: в ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК РСФСР приняли германские условия мира и немедленно сообщили об этом германскому правительству. 3 марта 1918 года был подписан Брестский договор.

Нарва – второй город, который долгое время фигурировал как место героической победы Красной Армии – был взят немцами вообще без боя. Краснофлотцы Дыбенко и венгерские интернационалисты Бела Куна, которые должны были ее оборонять, опасаясь окружения, бежали в Ямбург, а потом дальше, в Гатчину. Хотя после вступления в силу Брестского договора немцы (у которых было множество собственных проблем) сами остановились на линии Нарва-Псков и не делали никаких попыток преследовать противника.

Несколько лет ни о какой памятной дате вообще не вспоминали – до 27 января 1922 года, когда Президиум ВЦИК РСФСР распорядился отмечать 23 февраля как День Красной армии и флота.

Сам Клим Ворошилов в 1933 году на торжественном заседании, посвященном 15-летней годовщине РККА, признался: «Кстати сказать, приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами».

Утверждение о «победе под Псковом и Нарвой» впервые появился в материале, опубликованном в «Известиях» 16 февраля 1938 года под заголовком «К 20-летию РККА и ВМФ. Тезисы для пропагандистов». А в сентябре того же года был закреплен в опубликованной в «Правде» главе «Краткого курса истории ВКП(б)». При этом “Краткий курс” под редакцией Сталина, вообще не упоминает январский ленинский декрет о создании РККА, изданный в 1918 году.

Позднее, в своем приказе от 23 февраля 1942 года Сталин так объяснил, что произошло в этот день 24 года назад: “Молодые отряды Красной армии, впервые вступившие в войну, наголову (курсив мой – С.В.) разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года. Именно поэтому день 23 февраля 1918 г. был объявлен днём рождения Красной армии”.

Возражать против этого никто не решился. Именно эта версия вошла в школьные и вузовские учебники. И лишь 18 января 2006 года Госдума РФ постановила исключить из официального описания праздника в законе слова «День победы Красной армии над кайзеровскими войсками Германии (1918 год)».

Гражданская война в России во многом повторяла американскую

В начале войны в США 1861-1865 годов Север и Юг тоже набирали в свои армии добровольцев. Мобилизацию и те и другие начали лишь после ряда ожесточенных сражений, когда стало понятно, что война продлится не несколько месяцев, а гораздо дольше. Джонни (так противники звали южан) сделали это в апреле 1862 года, янки (северяне) – в июле того же года.

Дон Трояни. Иллюстрированная история гражданской войны в США. Та гражданская война имеет много параллелей с нашей.

Мобилизация в Красную Армию была объявлена 29 мая 1918 года. К этому времени полки Деникина захватили Екатеринодар, мятеж 40-тысячного чехословацкого корпуса отрезал Поволжье, Урал и Сибирь от европейской части РСФСР, а войска Антанты оккупировали Мурманск и Архангельск. К мобилизационному принципу перешли и противники Советской республики, когда поняли, что добровольцы не восполняют потери.

Схожи у россиян и американцев были и идеологические установки противоборствующих сторон – белые, как и южане, выступали за сохранение «традиционных ценностей», тогда как красные, как северяне, ратовали за активные перемены и всеобщее равенство.

При этом одна из сторон конфликта отказалась от погон – в России их не носили красноармейцы, в США – солдаты и офицеры Конфедерации, противостоящие федеральному правительству.

Танкисты отдельного Танкового полка РККА на фоне своих боевых машин

Деникинцы, подобно бойцам генерала Роберта Эдварда Ли, несмотря на превосходство противника в живой силе, долгое время наносили врагу поражение за поражением, воюя по-суворовски – “не числом, а умением”. Одним из главных их козырей поначалу было преимущество в кавалерии.

Однако революционные силы быстро учились. А перевес в вооружении и боеприпасах изначально был на их стороне, поскольку (опять-таки, по аналогии с США) за ними были промышленные центры с крупнейшими оружейными заводами и военными складами. В России под контролем большевиков были Москва, Петроград, Тула, Брянск, Нижний Новгород.

Как и южане, белогвардейцы снабжались Великобританией и Францией, но помощь эта была явно недостаточной, что в итоге привело к стратегическому поражению и Северовирджинской армии Ли, и ВСЮР Деникина.

Был и ещё один «аргумент» в пользу РККА: ее поддержала часть офицерского корпуса бывшей царской армии.

Царские офицеры воевали и за белых, и за красных

Стержнем РККА стали бывшие офицеры, генералы, военные чиновники и военные врачи, которых наравне с остальными категориями населения начали активно призывать в Вооруженные силы РСФСР, хотя они и относились к «враждебному эксплуататорскому классу».

+1

На этом настояли Ленин и Троцкий. В 1919 году на VIII съезде РКП(б) по поводу привлечения военных специалистов произошла острая дискуссия: по мнению оппозиции «буржуазных» военспецов нельзя было назначать на командные посты. Но Ленин убеждал: «Вы, будучи связаны с этой партизанщиной своим опытом… не хотите понять, что теперь период другой. Теперь на первом плане должна быть регулярная армия, надо перейти к регулярной армии с военными специалистами». И убедил.

Впрочем, само решение было принято раньше. Еще 19 марта 1918 года Совет народных комиссаров принял решение о широком привлечении в Красную армию военспецов, а 26 марта Высший военный совет издал приказ об отмене выборного начала в армии, что открыло доступ в армию бывших генералов и офицеров.

К лету 1918 года в РККА добровольно вступили несколько тысяч офицеров. Среди них были ставшие затем известными советскими военачальниками Михаил Бонч-Бруевич, Борис Шапошников, Александр Егоров, Дмитрий Карбышев.

Чем дольше шла гражданская война, чем многочисленней становилась Красная армия, тем больше становилась потребность в опытных военных кадрах. Принцип добровольности уже не устраивал большевиков, и 29 июня 1918 года Совнарком издал декрет о мобилизации бывших офицеров и чиновников.

До конца гражданской войны в ряды РККА было призвано 48,5 тысяч офицеров и генералов, а также 10,3 тысяч военных чиновников и около 14 тысяч военврачей. Кроме того, в Красную армию до 1921 года было зачислено до 14 тысяч офицеров, служивших в белых и национальных армиях, в том числе будущие маршалы Советского Союза Леонид Говоров и Иван Баграмян.

В 1918 году военспецы составляли 75 % командного состава РККА. А их общая численность в Красной армии в итоге, превысила 72 тысячи человек, составив примерно 43% общего офицерского корпуса царской армии.

На разных должностях, в том числе ключевых, служили 639 человек (в том числе 252 генерала) из числа офицеров Генерального штаба, которые во все времена и во всех армиях считаются военной элитой.

И первым главнокомандующим всеми Вооружёнными силами РСФСР стал бывший Генерального штаба полковник Иоаким Вацетис. А потом на этом посту его сменил бывший Генерального штаба полковник Сергей Каменев.

Для сравнения, в годы гражданской войны в рядах противобольшевистских формирований, прежде всего в Добровольческой армии, воевало около 100 тысяч офицеров, генералов и военных специалистов. То есть, примерно 57% от общего числа царских кадровых военных. Из них офицеров Генштаба – 750 человек. Больше, чем в РККА, конечно, но разница не настолько принципиальная.

Заградотряды и штрафные части для укрепления дисциплины введены Троцким

Одним из основателей Красной армии по праву считается Лев Троцкий, который в годы гражданской войны был наркомом по военным и морским делам, председателем Высшего военного совета и руководителем Революционного военного совета РСФСР.

Несмотря на то, что к началу кровавой междоусобицы за плечами Льва Давыдовича не было военных академий, что такое армия и война он знал не понаслышке.

Л. Д. Троцкий в Красной армии в 1918 году

Во время Балканских войн в 1912-1913 годах (в ходе которых Балканский союз – Болгария, Сербия, Черногория, Греция и Румыния – отвоевал у Османской империи практически все ее европейские территории) Троцкий в качестве военного корреспондента либеральной газеты “Киевская мысль” был в зоне боевых действий и даже написал ряд статей, которые стали для жителей многих стран серьезной информацией о происходящем. А в Первую мировую войну он как спецкор той же “Киевской мысли” находился на Западном фронте.

Кроме того, именно под его непосредственным руководством как председателя Петросовета большевики в октябре 1917 года взяли власть в Петрограде и отбили попытки генерала Краснова взять город штурмом. Последнее обстоятельство впоследствии отмечал даже его будущий злейший враг Сталин.

“Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана, прежде всего, и главным образом тов. Троцкому”, – отмечал он.

14 марта 1918 года Троцкий получил пост наркома по военным делам, 28 марта – председателя Высшего военного совета, в апреле – народного комиссара по морским делам, и 6 сентября – председателя Реввоенсовета РСФСР.

Он последовательно отстаивает широкое использование в Красной армии военспецов, а для контроля за ними вводит систему политических комиссаров и… заложников. Офицеры, принятые на службу знали, что их семьи расстреляют, если они перейдут к врагу. В приказе Троцкого объявлялось: “пусть же перебежчики знают, что они одновременно предают и свои собственные семьи: отцов, матерей, сестер, братьев, жён и детей”.

Убедившись, что армия, построенная на началах всеобщего равенства и добровольности, оказалась небоеспособной, именно Троцкий настаивал на её реорганизации, восстановлении мобилизации, единоначалия, знаков отличия, единой формы, воинских приветствий и парадов.

И конечно, энергичный и деятельный “демон революции” взялся за укрепление революционной дисциплины, устанавливая ее самыми суровыми методами.

С его подачи уже 13 июня 1918 был принят декрет о восстановлении смертной казни, отмененной в марте 1917-го. И уже в июне 1918 года был казнен контр-адмирал Алексей Щастный, спасший Балтийский флот от немцев в ходе Ледового похода в 1918 году. Он не признал свою вину, но был приговорен к смертной казни на основании показаний Троцкого, который заявил на суде, что Шастный претендовал на роль морского диктатора.

Штрафные части (которые поначалу именовали «опороченными частями») впервые появились в Красной армии не при Сталине в 1942 году, а в 1919-м – по распоряжению Троцкого. А подразделения, которые официально были названы заградотрядами – еще в 1918-м.

Троцкий 11 августа 1918 года подписал знаменитый приказ №18, в котором было написано: «Если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым – командир». И под Свияжском, когда с передовой самовольно отступил 2-й Петроградский полк, после боя все беглецы были арестованы, преданы суду военного трибунала, и командир, комиссар и часть бойцов полка были расстреляны перед строем.

В итоге только за первые семь месяцев 1919 года было задержано полтора миллиона красноармейцев, из которых злостными дезертирами были признаны почти 100 тысяч человек, а 55 тысяч были отправлены в штрафные роты и батальоны.

Несмотря на все драконовские меры, солдаты, часто насильно мобилизованные, продолжали дезертировать при первой же возможности, а родственники прятали беглецов.

Поэтому в одном из своих следующих приказов Троцкий предусматривал строгие наказания не только дезертирам, но и лицам, их укрывающим. В частности, в приказе говорилось: «За укрывательство дезертиров виновные подлежат расстрелу… Дома, в которых будут открыты дезертиры, будут подвергнуты сожжению».

“Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни”, – утверждал наркомвоенмор РСФСР.

Данные меры позволили покончить с партизанщиной в армейских рядах и, в конечном счете, добиться перелома в войне с белыми.

РККА не смогла стать фактором мировой революции

В логике революции такая победа должна была оказаться прелюдией к новым революционным войнам, а в итоге, общемировым переменам. И казалось, для развития этого сценария имеется реальная возможность.

25 апреля 1920 года польская армия, снаряжённая на средства Франции, вторглась в пределы Советской Украины и 6 мая захватила Киев.

Красноармейцы в польском плену. История тысяч и тысяч пленных оказалась трагической

14 мая началось успешное контрнаступление войск Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского, а 26 мая – Юго-Западного, которым командовал Александр Егоров. В середине июля они подошли к рубежам Польши.

И тут Политбюро ЦК РКП(б) поставило перед командованием РККА новую стратегическую задачу: с боями войти на территорию Польши, взять её столицу и создать условия для провозглашения в стране советской власти. По заявлениям самих партийных вождей, это была попытка продвинуть «красный штык» вглубь Европы и тем самым «расшевелить западноевропейский пролетариат», подтолкнуть его на поддержку мировой революции, одной из главных надежд большевиков в первые годы существования РСФСР.

Приказ Тухачевского войскам Западного фронта № 1423 от 2 июля 1920 года гласил: «На Западе решается судьба мировой революции. Через труп белопанской Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесём счастье трудящемуся человечеству!»

Закончилось все катастрофой. Уже в августе войска Западного фронта были наголову разбиты под Варшавой и откатились назад. Из пяти армий уцелела только третья, которая успела отступить, остальные были уничтожены. В плен попало более 120 тысяч красноармейцев, ещё 40 тысяч бойцов оказались в Восточной Пруссии в лагерях интернированных. До половины их погибли от голода, болезней, пыток и казней.

В октябре стороны заключили перемирие, а в марте 1921 года – мирный договор. По его условиям к Польше отходила значительная часть земель на западе Украины и Белоруссии с населением 10 миллионов человек.

Вступили в силу и внутренние факторы. Белое движение было разгромлено, однако в отчаянную борьбу вступило крестьянство, породившее собственное повстанческие движение. Это был протест против политики реквизиции продовольствия и запрета свободной рыночной торговли. Кроме того, нищая страна попросту не могла одевать и кормить более чем пятимиллионную Красную армию.

С мест в Москву (наряду с вестями о крестьянских восстаниях) шли тревожные сообщения: дисциплина падает, красноармейцы из-за начавшегося в стране голода и ухудшения снабжения грабят население, а командиры постепенно начинают возвращать в армию старые порядки вплоть до мордобоя. Партия и высшее армейское начальство решили исправить ошибку и запретили демобилизацию коммунистов, но в ответ началось то, что Троцкий назвал духовной демобилизацией: красноармейцы начали массово выходить из РКП(б).

Пришлось срочно искать решение крестьянского вопроса (карательные меры в сочетании с НЭПом, новой экономической политикой). И параллельно – сокращение состава РККА и подготовка военной реформы. Председатель Реввоенсовета республики Троцкий писал: «В декабре 1920 года открылась эпоха широкой демобилизации и сокращения численности армии, сжатия и перестройки всего ее аппарата. Этот период длился с января 1921 г. до января 1923 г. армия и флот сократились за это время с 5 300 000 до 610 000 душ”.

Наконец, с марта 1924 года начался решающий этап военной реформы. Фрунзе 1 апреля 1924 года был назначен начальником и комиссаром Штаба РККА. Его помощниками стали Тухачевский и Шапошников. Лимит постоянной численности Красной армии был установлен в 562 тысяч человек, не считая переменного (приписного) состава.

Для всех родов сухопутных войск определялся единый двухгодичный срок службы, для воздушного флота – 3 года и военно-морского флота – 4 года. Призыв на действительную службу проводился один раз в год, осенью, а призывной возраст был повышен до 21 года.

Следующий этап кардинальной перестройки РККА начался в 1934-м и продолжался вплоть до 1941-го – с учетом опыта боевых действий на Халхин-Голе и Финской войны. Реввоенсовет был расформирован, штаб Реввоенсовета переименован в Генеральный штаб, а наркомат военных и военно-морских дел превратился в наркомат обороны. Идею скорой «мировой революции» больше не вспоминали.

С РККА покончил Сталин по итогам победы над Германией и Японией

Это произошло 25 февраля 1946 года, когда было опубликовано его распоряжение о преобразовании Красной армии в Советскую.

Официально это объяснялось тем, что в годы Великой Отечественной войны советский строй выдержал серьезнейшее испытание, его позиции должны быть еще больше укреплены, а новое название армии должно ярко подчеркнуть выбранный страной путь социализма.

На самом же деле, Сталин еще с 1935 года взял курс на свертывание революционных традиций в РККА, введя персональные воинские звания, в том числе, вернув “белогвардейские” названия – в виде “лейтенанта”, “старшего лейтенанта”, “капитана”, “полковника”, а с 1940 года — генеральские и адмиральские звания. Позднее всех появилось звание “подполковник”.

В 1937 году дошла очередь до многих видных деятелей РККА, сделавших стремительную военную карьеру в годы гражданской войны. В ходе Большого террора они были обвинены НКВД в контрреволюционной деятельности и расстреляны. Среди них – маршалы Михаил Тухачевский и Александр Егоров, командармы 1-го ранга Иона Якир и Иероним Уборевич, комкор Виталий Примаков, комдив Дмитрий Шмидт и многие другие.

Репрессии касались и военспецов из кадровых офицеров царской армии: их основательно «вычистили» еще в 1929 – 1931 годах, а многих «дочистили» в 1937 – 1938-м. Впрочем, не всех. Участвовать в Великой Отечественной войне будет и подполковник царской армии Шапошников (в 1941-1942 годах — начальник советского Генерального штаба) и сменивший его на этом посту бывший штабс-капитан Александр Василевский.

Наконец, «Закон о всеобщей воинской обязанности» в 1939-м юридически оформил создание массовой призывной армии. Срок действительной военной службы составил в сухопутных войсках и ВВС – 3 года, в ВМФ – 5 лет. Призывной возраст установлен с 19 лет, а для окончивших среднюю школу – с 18 лет.

Командиры и бойцы РККА в 1930 году…

А к 1940 году РККА исподволь лишилась определения «рабоче-крестьянская», превратившись даже в официальных документах просто в Красную армию.

В январе 1943 года Сталин ввел погоны, дореволюционные гимнастерки со стоячим воротником, а также обращение “солдаты” и офицеры” – то есть, атрибуты старой, царской армии. Институт комиссаров был отменен, и политработники превратились в замполитов.

Многие военные встретили новшество с одобрением, хотя кое-кому оно не нравилось. Так, Семен Буденный возражал против новых гимнастерок, а Георгий Жуков против погон.

Одним словом, после того, как стало ясно, что скорой «мировой революции» не получится, а мир вступает в фазу нового, чрезвычайно сложного системного противостояния, Сталин, взял курс на новый облик страны в целом. Советский Союз, победив во Второй мировой войне, превратился в мировую сверхдержаву, нуждавшуюся в соответствующих его новому статусу символах, в воссоединении связи между многовековым опытом российской армии и современностью.

…А вот групповой портрет бойцов взвода разведки 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады. 1945 год. Сравните фото со снимком 1930-х. Наглядный “портрет” реформы Красной армии

Не случайно во время Великой Отечественной легендарных героев гражданской в официальной риторике серьёзно потеснили не только «царские полководцы» Суворов и Кутузов, но и «князья-эксплуататоры» Дмитрий Донской и Александр Невский.

Этот процесс пересмотра военной истории отражался и в литературе, искусстве, и в учебниках истории, и во всестороннем изменении восприятии Белого движения и опыта Первой мировой войны. Переосмысление не завершилось с распадом СССР, оно продолжается и поныне, порождая острые споры и разногласия.

Стратегическая победа в Второй мировой войне привела к новому положению Советского Союза в мировой системе. И этим объясняются многие процессы – от переименования наркоматов в министерства, до замены государственного гимна с “Интернационала” на “Гимн партии большевиков” на слова Сергея Михалкова и Эль-Регистана, впервые исполненный в ночь на 1 января 1944 года. Гимн, который (с измененным текстом, но прежней музыкальной основой) является официальным гимном современной России.

Вооруженные силы РФ – наследники не только РККА, но и дореволюционной армии России

Послевоенная Советская армия серьезно отличалась от Рабоче-крестьянской красной армии 1918 — 1943 годов. И продолжала меняться. Ещё задолго до распада СССР и образования современных Вооруженных сил России происходил поиск необходимого баланса между дореволюционными традициями и опытом кровавого ХХ века.

В результате, например, в брежневские времена мало кто помнил, что слово «офицер» когда-то являлось бранным. А в наше время офицеров и солдат не смущает наличие в их среде военных священников.

Однако есть и чрезвычайно важный урок, забыть о котором было бы огромным упущением. Это, прежде всего, восприятие нашей армии как истинно народной, с чрезвычайно высоким уровнем доверия к ней со стороны общества. И, во-вторых – отсутствие кастовости: жесткого разделения между солдатами и офицерами, которое было характерным (за исключением некоторых эпизодов) для царской армии. Что внешне по-прежнему выражается в обращении “товарищ (сержант, лейтенант, капитан, генерал)”.

За 100 лет отечественная армия прошла сложный путь от радикальной и атеистической силы, призванной участвовать в мировой революции, до возвращения к идее защиты своего отечества и всех жителей России, вне зависимости от их имущественного статуса и вероисповедания, на ближних и дальних рубежах. Хотя стратегические ядерные силы и воздушно-космические войска придают и этим новым задачам тот же мировой масштаб.

Сражение под Красным — Battle of Krasnoi

Координаты : 54 ° 33’36 «N 31 ° 25’48» в.д. / 54,56000 ° N 31,43000 ° E

15-18 ноября 1812

Красный , русский ампир

России тактическая победа

Сражение под Красным
Часть вторжения Наполеона в Россию

Сражение под Красным , на Петера фон Гесса
Дата Место нахождения Результат
Воюющие
Первая Французская империя Варшавское княжество Российская империя
Командующие
Наполеон I Даву Эжен Богарне Ней Михаил Илларионович Кутузов Милорадович
Прочность
42000 завсегдатаи,
39000 отставших
60,000-80,000
Потери и убытки
6,000-13,000 убитый и раненые,
20,000-26,000 захватил (~ почти все отставшие)
2,000-5,000 убитых и раненых

Сражение под Красным ( Красный ) (15 ноября по 18, 1812) был ряд стычек воевавших в финальной стадии отступления Наполеона из Москвы . Русские под командованием генерала Михаила Илларионовича Кутузова нанесли тяжелые потери остатков Великой армии . Не имея достаточную артиллерию, кавалерию и поставки , чтобы вести бой, Наполеон цель «s в Krasnoi была собрать свои рассеянные войска и возобновить его отступление. Несмотря на огромное превосходство своих сил, Кутузов отказался от запуска полномасштабного наступления в течение четырех дней боев.

Кульминации зацепления произошли 17 ноября, когда агрессивный финт по французской Imperial Guard индуцированного Кутузов задержать потенциально решающее окончательное нападения России. Таким образом , Наполеон смог вывести часть своей армии до того , как русские захватили Krasnoi.

Несмотря на успех Наполеона в откладывая часть своей армии от разрушения в Krasnoi, в целом встреча была разорительной для французов. В течение четырех дней боевых действий подчиненных командиров Наполеона потерпела тяжелые поражения в отдельных действиях, и большое количество французских отставших были захвачены русскими. Grande Armée был также вынужден отказаться от большей части своего оставшейся артиллерии и обоза.

Силы сходятся Красный

Наполеон отступает от Смоленска

После отъезда из Москвы 18 октября с 100 000 боеспособными , но ненасыщенными войсками, стратегический объектом Наполеона был четверть его армия на зиму в ближайшем французском складе снабжения, который был в Смоленске , 430 км (270 миль) к западу. В течение трех недель похода на Смоленск, однако, Grande Armée был опустошен сочетанием факторов: холод, голод, деморализация, пробивной в войсковой дисциплине, повреждая потерю лошадей и основных поставок, атаки из российской армии и постоянного преследования его казачьим иррегулярные и партизаны .

Состояние Grande Armée дополнительно понижено минусовой температурой в течение первых двух недель ноября .

Grande Armée был опустошен элементами, прежде чем он достиг Krasnoi.

К тому времени французы прибыли в Смоленске 9 ноября, стратегическая ситуация в России была решительно повернулась против Наполеона. Только 40% мужчин из того, что осталось от великой армии все еще под ружьем в этой точке. Разорили состояние своих сил и французских поражения на других фронтах , Наполеон понял , что его позиция в Смоленске оказалась несостоятельной в окружении русских войск, угрожая его отступление. Новая стратегическая цель состояла в том, чтобы поставить Великую Армию в зимовку дальше на западе, в районе массивного французского депо питания Минска .

Потеряв контакт с Кутузовым в течение предыдущих двух недель, Наполеон ошибочно полагал , что русская армия должна была , как опустошены элементами , как его собственные. Не ожидая наступления Кутузова, Наполеон сделал стратегическую ошибку, возобновляя свое отступление, направив корпус Великой армии в индивидуальном порядке из Смоленска на четыре последовательных дней, начиная с 13 ноября Наполеон оставил 14, Дав на 15, Богарне 16, Ней на 17 вместе с Барбанеграми , комендантом города. Таким образом, французский подошел Krásný по частям 53 км (33 миль) в длине столб отключенного корпуса, а не массированные вместе в ходе подготовки к бою.

14 ноября корпус Зайончек ( V корпус ) и Жюно , как авангард отступающей французской армии, прошел через Красный и продолжили маршировать на запад к Орше . На следующий день, 15 ноября, сам Наполеон прибыл в Красном с его 16 000-сильной императорской гвардией. Там Наполеон планировал остаться на несколько дней , так что 6000 войска IV корпуса Женьки, 9,000 войска Даву «s I корпуса, и 8000 войск Нея III корпуса может объединиться с ним , прежде чем он возобновил свое отступление. Корпус Нея сформировали арьергард , и не должно было оставить Смоленск до 17 ноября, после разрушения городских стен.

Идущей между и вокруг этих французского корпуса были почти 40 тысяч военнослужащих, которые распадались на моб безоружного, неорганизованных отставших, ища что-то еще, чтобы поесть, чем конины.

южный марш Кутузова

Вьет де Красные (1840) Печать на Бартелом Lauvergne

За тот же период, основная русская армия под Кутузовым следовал французский на параллельной южной дороге. Поскольку этот маршрут проходил через сельскую местность незатронутой предыдущей кампании, русская армия подошла Красный гораздо менее ослаблены истирания, чем Grande Армией.

На основании ошибочных донесений разведки, Кутузов считал, что только одна треть французской армии отступал через Красный в сторону Орши, с Наполеоном и баланс своих сил маршируют гораздо дальше на север. Поэтому Кутузов принял план, предложенный его штабным офицером, полковником Toll, маршировать на Красный, чтобы уничтожить то, что, как полагают, является изолированным французская колонна.

Позиция России в Красном начала формироваться на 15 ноября, когда 3500-сильный летающий авангард Адам Ожаровского захватил город. В тот же день, 16,000 войска Милорадовича занял позицию в Rshavka, деревне , расположенной рядом с восточной дороге , ведущей в Красный. В то же время, Кутузов 35 000-сильный главная сила медленно приблизилась Krásný с юга, принимая позицию в нескольких милях от города.

В целом, Кутузов имел 50 000 до 60 000 регулярных войск в его распоряжении в Красном, в том числе большого отряда конницы и около 500 пушек. Еще 20000 казачьих иррегулярных, работающих в основном в небольших группах, дополняли основную армию беспокоящие французов во всех точках вдоль 53 км (33 миль) длинной дороге из Смоленска в Красный. Основной корпус Кутузова был разделен на две колонки. Чем больше сила, во главе с генералом Александром Тормасова , образовали левый фланг. Второй колонке, под командованием князя Дмитрия Голицына , провел центр армии. Позиция Милорадовича на Rshavka представлял российский правый фланг.

15 ноября: разгром Ожаровский

15 ноября появились первые действия в Красный и вокруг него, как 16 000-сильной императорской гвардии, во главе лично Наполеоном, прошли мимо Милорадович войск «s, которые были расположены на высоком первом параллельно дороге. Пораженный порядок и хладнокровие элитных гвардейцев, Милорадович решил не атаковать их, и поселились вместо для бомбардировки французов в крайнем диапазоне. России канонада нанесли небольшой урон гвардеец, который продолжил движение в направлении Красный.

Во второй половине 15 — го, императорская гвардия беспокоила на дороге между Николина и Лысково казаками генералом Василием Орловым-Денисовым . Описание очевидца этой встречи российского партизанского лидер Денис Давыдов , который красноречиво изображает поведение старой гвардии и Наполеон, стало одним из наиболее часто цитируемых в истории войны 1812 года:

… после полудня, мы увидели старую гвардию, с Наполеоном верхом среди них … вражеские войска, прицельно нашу непослушную силу, получили свои мушкеты на изготовку и гордо продолжили свой путь, не торопясь их шаг … Как блоки из гранита, они оставались неуязвимыми … Я никогда не забуду, неторопливый шаг и удивительное разрешение этих солдат, для которых угроза смерти была ежедневным и знакомым опыт. С их высоких медвежьих шапках, синие мундиры, белые пояса, красные шлейфов, и погоны, они выглядели как маки на заснеженном поле боя … Колонка последовал на колонке, разгоняя нас ружейного огня и высмеивая наш бесполезный дисплей рыцарства .. . Имперская гвардия с Наполеоном пахали через наших казаков, как на 100-пушечный корабль через рыболовецких лодках.

Позже в тот же день, Наполеон и его гвардии вошли Красна, и его войска форсировали вывод эскадронов казаков под Ожаровским , которые находились во владении деревни. Наполеон быстро планировал оставаться в Красный в течение нескольких дней , так что остальная часть его армии могли догнать его.

Вскоре после полуночи, Наполеон обнаружил костры 3500-сильную силы Ожаровской возле Kutkovo, к югу от Красный. Признавая , что позиция Ожаровской была опасно изолирована от основной армии Кутузова, Наполеон отправил Молодую гвардию на внезапное нападении против русского лагеря, который не был защищен от пикетов. Операция была первой доверена генерал Жан Рапп , но в последний момент Наполеон заменил Rapp с генералом Roguet. Франсуа Roguet затем разделил гвардеец на три колонны и начал беззвучное наступление на лагере Ожаровского в. В ходе последовавшего боя, русские были застигнуты врасплох и, несмотря на ожесточенное сопротивление, были полностью разбиты. Целых половина войск Ожаровский были убиты или захвачены в плен, а остальные бросали оружие в озере близлежащий Красный и бежал на юг. Не имея конницы, Roguet не смогло продолжить оставшиеся войска Ожаровских в.

16 ноября: поражение Эжена

Милорадович атаки

На следующий день, 16 ноября, однако, пошел гораздо лучше для русских , как солдаты Милорадовича перерезать дорогу , ведущую к Красный и нанесли тяжелые потери французского корпуса принца Эжена де Богарне . В этом стычек, Юджина IV корпус потерял одну треть своей первоначальной силы 6000, а также его обоз и артиллерию. Эжен обманывайте русского генерала атакующие свою армию на левый фланг, но ему удалось избежать высоты на правой стороне , и удалось соединиться с Наполеоном и его императорской гвардии. Он был спасен от полного уничтожения только потому , что Кутузов, который не хотел, чтобы перестрелка расширяться в полномасштабном бою, приказал Милорадович сдерживать себя и переместить свои войска ближе к главной армии в Шиловом. Сила казаков была оставлена изводить Eùgene в то время как окончательное нападение Милорадовича было перенесено на следующий день.

Кутузов в ЖУЛИ

Ранее в тот же день, основная армия Кутузова, наконец, прибыл в 8 км (5,0 миль) Красный, занимая позиции вокруг деревень Новоселье и ЖУЛИ. Кутузов мог напасть Krásný сразу, но он предпочел не делать этого.

В тот же вечер, под давлением со стороны своих агрессивных подчиненных генералов двигаться решительно против французов, Кутузов наконец планы наступления, но он твердо запретил своим командирам от не выполнения атаки до рассвета на 17 ноября, что означало, французы бы весь вечер эвакуировать Krásný unharrassed русскими.

План России боя призвал армию выполнить три двойственное нападение на Красном. Милорадович должен был оставаться к востоку от деревни близ Лысково, и атаковать Юджина IV корпус и Даву I корпуса. Основная армия в Новоселье и ЖУЛ бы разбить на две группы: князь Голицын будет продвигаться прямо на западе через Уварово против Красных 15000 войск. Тормасы 20000 войск были окружить Krásný с запада марширует через Kutkovo в Добрый, где они бы сократить французский маршрут отступления к Орше. Ожаровская Летающая Колонка армированной с момента его поражения молодой гвардии будет работать независимо друг от друга на западе и к северу от Красный.

Через некоторое время после 1:00 утра 17 ноября Кутузов узнал от пленных, что Наполеон будет оставаться в Красном, а не снятии до российского нападения, как ожидал Кутузов. Кутузов теперь имел вторую мысль о выполнении запланированного наступления русской армии.

17 ноября: Финт стражника

Дав в опасности

На 33-й полк в carré в битве Красный. Картина Жан Антуан Симеона Форт

В 3:00 утра 17 ноября, 9000 войска Даву I корпуса убрались из их бивуака близ Ржавки и начал форсированный марш к Красным. Доклады о поражении Женьки в предыдущий день были настолько пугающей, что Даву счел необходимым отказаться от своего первоначального плана откладывая его движения до III корпуса Нея, еще в Смоленске, догнал его.

Милорадович, разрешенный Кутузовым возобновлять свою атаку, открыл массированный артиллерийский обстрел на Даву около Yeskovo. Панических французские войска начали бежать от дороги, а также российские пехотные и кавалерийские атаки, скорее всего, следовать, то я корпус был вскоре под угрозой уничтожения.

«Первый корпус был, таким образом, сохраняется, но мы узнали, в то же время, что наш арьергард уже не мог защитить себя в Krasnoi;., Что Ней была, вероятно, еще в Смоленске, и что мы должны отказаться от его ждем больше Наполеона однако, все еще колебался, он не мог определить, на что делает эту великую жертву «.

авантюра Наполеона

опасность Дава, и печальные события предыдущего дня предупредили Наполеон серьезной опасности, стоящей перед Грандом Армию. Ожидание Даву и Нея в Красный уже не представляется возможным, учитывая, что любой вид определенной атаки Кутузовым разрушит Великую Армию. Голодающие французские войска также необходимы, чтобы достичь их ближайшего источника питания 40 км (25 миль) к западу в Орша, прежде чем русские захватили город перед ним.

В этот критический момент, чувство Наполеона инициативы вернулась к нему в первый раз за несколько недель. По словам Caulaincourt в: » Этот поворот событий, которые нарушают все расчеты императора … был бы перегружен любого другого генерала Но император был сильнее , чем невзгоды, и стал более упорным , как опасность казалась более неизбежной. «.

Сразу же, до рассвета, Наполеон готовил свою имперскую гвардию, чтобы сделать агрессивную финт против Милорадовича и главной русской армии, играя в азартные игры, что этот неожиданный маневр отвратить русских от нападения Даву. Оставшаяся артиллерия Grande Armee была массированная для боя, и гвардейцы объединялись в атаке колонны.

Одновременно остатки IV корпуса Женьки было приказано наступать на запад от Красный, чтобы обеспечить пути эвакуации в Grande Armee, чтобы Орше.

надежда Наполеона был парировать русских только достаточно долго, чтобы собрать войска Даву и Нея, и немедленно возобновить его отступление перед тем Кутузов напал или обойдены его, сдвинув на Оршу.

Авансы Guard

План на Сражение под Красным из Атласа в истории Элисон Европы

В 5:00 утра 11 000 Имперский гвардеец вышли из Красный намереваясь обеспечить местность непосредственно к востоку и юго — востоку от деревни. Эти войска разделились на две колонны: одна 5000 сильный Двигаясь по дороге в Смоленск, другой 6000 Молодые гвардейцы во главе с Roguet, идя к югу от дороги в сторону Уварово. Левый фланг колонны молодогвардейцев был защищен от батальона элитных гренадер старой гвардии, описываемых Сегюрами как формирование » крепости как квадрат .» Размещенные на праве этих колонн были слабые остатки кавалерии гвардии. Общее руководство операцией было поручено маршалу Мортье.

Этот смелый, неожиданный финт гвардейца был одолжили дополнительную мелодраму личного присутствия Наполеона. С его березовой тростью в руке, Наполеон поставил себя во главе своих гренадер старой гвардии, заявив , » Я играл Император достаточно долго! Пора играть вообще !»

Облицовочные рваные, но решительные имперских гвардейцев были плотно концентрированные русские пехотные колонны на юг и восток, поддерживаемый массивными, мощные артиллерийские батареи.

Не имея достаточной пушки своего, гвардейцы были сильно огневое превосходство противника. Как описано Сегюр: » Русские батальоны и батареи запретили горизонт на всех трех сторон-спереди, справа от нас, и за нами »

реакция Кутузова к движению вперед императорской гвардии привела к самому решительному и противоречивому развитию боя: он немедленно отменил запланированное наступление его армии, даже несмотря на подавляющем превосходстве русских в силе.

Для большинства остальных этот день русские оставались на безопасном расстоянии от Guard, вне досягаемости французских ружей и штыками, и просто взорвали врага пушечным огнем издалека.

Бой возле Уварово

Сражение у Losvinka Питер фон Гесса

Ограничивается близкими четверти боя, которые имели место в этот день разворачивались в первой половине дня и ранним днем ​​около Уварово. Имперская Гвардия напала Уварово, чтобы использовать в деревню, чтобы покрыть отступление Дава в Красный.

Уварово было проведено два батальона пехоты Голицын, который образуется слабый вперед форпост заранее остальной части российской армии. Русские были вскоре изгнаны из Уварово, а Кутузов запретил Голицын из усиливающих свои войска. Голицын отреагировал, начав разрушительный артиллерийский обстрел на Уварово, который принял ужасную пошлину на молодых гвардейцев.

Кутузов, для того, чтобы массы, как много сил, насколько это возможно за Голицын, в этот момент приказал Милорадович сместить свою позицию на западе, так что он связан с линиями Голицына в. Решение Кутузова перестраивать войска Милорадовича примечательно, так как большая часть русской армии-Голицын-х и команда-были Тормасы уже объединена в мощной оборонительной позиции. Милорадович был таким образом лишен возможности завершить уничтожение Даву.

В то же время, на севере войска Даву начали стекаться в Красный, преследовали рои казаков, которые не сделали никаких серьезных попыток остановить их. Русская артиллерия продолжала растирать корпус Даву с картечью, нанося разорительные потери на I корпуса. Большая часть обоза Дава был потерян, но значительное число его пехотинцев было спасено, и они сплотились своими офицерами в Красном.

Далее генерал Беннигсен , второй по старшинству только Кутузову среди русских генералов, приказал Голицын вернуть Уварово. Атака Голицына была встречена одновременной контратакой колонком гвардейских вольтижеров .

Голицын атаковал Вольтижер с двумя полками кирасир ; французы сформировали квадраты и отразили нападение. Во время третьего нападения России они стали в ловушке и без боеприпасов, и вскоре весь контингент Light Infantery был убит или захвачен; 33 — й полк легкой пехоты перестал существовать. Вторая линия (голландские) гренадер, которые были наступающими поддержать Вольтижер, затем упала назад под сильным русским пушечного огня. Гренадеры были вытеснены из критической оборонительной позиции с массивными потерями. Roguet пытался поддержать голландец, нападая на российские артиллерийские батареи, но это наступление распыляли российской картечь и кавалерийские заряды. Только пятьдесят солдат и одиннадцать офицеров Гренадерского пережили эту встречу.

Наполеон отступает

Казаки преследуют отступающую французскую армию; по Огюст-Джозеф Desarnod

Около 11:00 утра, как Имперская Гвардия держит фирму возле Уварово , несмотря на увядание потери, Наполеон получил разведданные , что войска Тормасов были готовя к походу на запад от Красный. Эта новость, в сочетании с монтажными потерями Молодой гвардии, в вынудил Наполеона отказаться от своей конечной целью стоя вниз Кутузов достаточно долго III корпуса Нея , чтобы прибыть в Красный. Если Кутузов решил атаковать, Гранд Armée будет окружен и уничтожен. Наполеон приказал немедленно старую гвардию , чтобы отступить на Красный, а затем присоединиться к Юджина IV корпуса в походном на запад в сторону Ляд и Орше . Молодая гвардия, приближается к переломному, будет оставаться около Уварово , чтобы быть освобождена вскоре после этого реорганизуемых войск Дава с Красного.

Решение Наполеона не было легким, чтобы сделать. Сегюр описывает затруднительное положение осажденного Императора следующим образом:

Таким образом, 1-й корпус был спасен; но в то же время мы узнали, что наш арьергард был в конце своего сопротивления на уровне Красного, что Ней, вероятно, не из Смоленска еще, и что мы должны отказаться от всех идеи его ждет. Тем не менее, Наполеон колебался, не решаясь сделать эту великую жертву. Но в конце концов, как и все казалось потерянным, он решил, что делать. Он назвал Мортье к нему, взял его за руку ласково и сказал ему: «Существует не терять ни минуты! Противник прорывается на каждой стороне. Кутузов может достигать Ляд, даже Оршу и последний изгиб Днепра до меня. Я должен быстро двигаться со старой гвардией, чтобы занять то место. Дав избавит Вас. Вместе вы должны попробовать продержаться на Красном до наступления темноты. Тогда вы будете воссоединиться со мной. Его сердце тяжело с отчаянием в связи с необходимостью отказаться от несчастной Неи, он медленно удалился с поля боя, вошел Красна, где он сделал короткую остановку, а затем сократить свой путь через, насколько Ляд

В короткие сроки, Старая гвардия вслед за IV корпус движется на запад от Красный, и дорога в Орше был забит солдатами и их wagonry. Огромные толпы гражданских лиц, скрывающихся от правосудия, и отставших предшествовали отступающие французские войска.

В то же время, около Уварово способность молодой гвардии, чтобы противостоять русским быстро ухудшалось, и Мортье приказал отступить прежде, чем его остальные войска были окружены и уничтожены. Как будто на параде земляного бура, то прекрасно дисциплинированные Гвардейцы затем повернулся лицом и пошел обратно в Красный, поглощая последний, страшный шквал русской cannonshot, как они удалились.

Только 3000 оригинальных 6000 военнослужащих юная гвардейского выжили российский обстрел вблизи Уварово. 17 ноября, возможно, был самым кровавым днем ​​за всю историю Молодого гвардии.

отступление Молодой гвардии не закончилось, когда он вернулся в Красный. Мортье и Даву были настолько осторожны возможности того, что инертный Кутузов может атаковать, что они сразу же присоединились к толпе войск, мобов и вагонов бросаясь в этот момент Ляд. Только слабый арьергард под командованием генерала Фридриха осталось провести Красны. Нея III корпус, отойдя Смоленск только утром, не нашел бы Дав I корпуса в Красном его ждет.

Кутузов задерживает преследование

Большая часть боевых действий в Krasnoi состоял из казаков, захватив французские отставшие.

Милорадович и Голицын не разрешались Кутузовым атаковать Krásný еще в течение нескольких часов.

В 2:00 вечера, удовлетворен тем, что французы были в полном отступлении и не намерены противостоять продвижению своих войск, Кутузов наконец позволил Тормасов начать свое обволакивающее движение на запад через Kutkovo и с севера Доброе. Это займет Тормасам два часа, чтобы добраться до места назначения, однако, к тому времени возможности окружить и уничтожить Великую Армию бы мимо.

Где-то около 3:00 вечера, войско Голицына бросилось в Красный, как поток, и арьергард Фридриха быстро рассыпалось.

Одновременно на западной дороге к Ляд, французский первоначально обнаружил засаду малыми отрядами Ожаровский и Розен. Бедлам взорвавшейся картечью, перевернутые вагоны, килевой вагонов и толпами беглецов бросаясь в панике последовало. Но войска Коберт и Латур-Maubourg заставили русских в сторону, и Наполеон был окончательно маршируют на Оршу.

Окончательное примечательное событие дня произошло, когда Добрый задний конец обоза I корпуса, в том числе персональных вагонов Дава, упал на казак. Среди трофеев , захваченных русскими были войны грудь Даву, множество карт , Ближнего Востока, Средней Азии и Индии, и Даву маршала дубинки .

К вечеру 17 ноября Кутузов занимал Красна и его окружение с его 70000 войск. Маршал Ней, по-прежнему наступал на Красном с востока, еще не была известна Гранд Armée уже не в Красном получить его III корпус.

18 ноября: уничтожение Нея

Эпопея отступление арьергарда маршала Нея на Krasnoi; по Адольфу Ивон .

В 3:00 вечера 18 ноября, Нея III корпус, наконец, вступил в контакт с Милорадович, который разместил 12,000 войска на холме с видом на овраг с ручьем болотистой Losvinka. Ней было 8000 бойцов и 7000 отставших под его командой в этой точке.

Полагая , что Даву был еще в Красном, прямо за колоннами Милорадовича, Ней отклонила предложение России о почетной капитуляции, и смело пыталась таранить свой путь через враг. В упорных французские войска тогда удалось прокалывания первые две линии русской пехоты. Третья линия, однако, оказалась неукротимой, и в решающий момент, русские контратаковали (бой у ручья Losvinka). Очевидец этого взаимодействия, английский генерал сэр Роберт Уилсон , описывает это следующим образом:

Сорок частей пушки, нагруженные виноград, одновременно на мгновении, рвали их пламя и выливают их смертельный душ на французских нападающих. Россияне больше всего заранее, выкрикивая их «Hurra», прыгнул вперед с штыками, и без стрельбы из мушкета. Кровопролитная, но короткая борьба развернулась; противник не может сохранить свою опору, и были вытеснены стремглав вниз по оврагу. Лоб и бок горы были покрыты французскими мертвые и умирающих, все русское оружие капало с кровью, и ранеными, так как они лежали кровотечение и дрожа на снеге, призвали к «смерти», как величайшая милость, которые могли бы Ему служили в их безнадежном состоянии.

Страшное поражение III корпуса было достаточно тщательно , чтобы побудить рыцарский Милорадовича продлить еще почетную капитуляцию Нея. В начале вечера Ней решила бежать молча проходя русский и после ручья Losvinka. Когда казаки появились в течение ночи Ней удалось пересечь Днепр , один за другим, но потерял тысячу человек в ледяных трещин при пересечении реки, оставив пушки и повозки позади. Элементы и казаки уменьшенный контингент Нея только 800 зубров.

В течение следующих двух дней небольшой отряд Неи смело стоял от казацких нападений , как он шел на запад вдоль реки в поисках армии Наполеона. Опять же , Ней отказался подчиниться, и с 2000 беженцев-все , что осталось от его корпуса, он скрывался в лесах , преследуемых Платова казаков «s. 20 ноября, Ней и Наполеон воссоединились под Оршей, событие , которое деморализованные французские войска рассматривать как эмоциональный эквивалент великой победы.

В Красный, стальное мужество Нея в поражении увековечили его в анналах военной истории, ведущий Наполеон даровать ему прозвище «храбрейший из храбрых».

Обобщение результатов

Кутузов решил не вести главный бой в Krasnoi, несмотря на превосходство в силе своей армии

Всего французские потери в стычках Krásný оценивается между 6000 и 13000 убитыми и ранеными, с другой 20000 до 26000 потеряли в плен к русским. Почти все французские заключенные были отстающие. Французы потеряли около 130 артиллерийских орудий и огромная часть их питания поезда. Российские потери оцениваются не было не более 5000 человек убитыми и ранеными.

Существенная однако в том, что Наполеон успешно руководил 75% комбатантов I и IV корпуса и императорской гвардии из Красного, тем самым спасая свою надежду на использование этих войск в качестве ядра, вокруг которого он мог восстановить свою армию в следующем году.

Красный был победа России, но в высшей степени неудовлетворительным. Царь Александр I рассвирепел Кутузов , узнав старый фельдмаршал уязвимой s , чтобы полностью уничтожить француз. Тем не менее, из — за огромной популярности Кутузова с русской аристократии, Александр дал ему титул победы князя Смоленского за то , что было достигнуто в этом бою.

Источники неясны, почему Кутузов не решил уничтожить последние оставшиеся французские войска во время наступления. Русский военный историк генерал Николай Михневич указал на нежелание Кутузова рисковать жизнью своих истощенных и обмороженных солдат и привел слова фельдмаршала, » Все , что развалится без меня «. Общий Роберт Уилсон , британский офицер связи присоединен к Российской армии, записанная Кутузов , как прокомментировав в конце 1812 года,

Я предпочитаю давать мой противник «понт d’или» , как вы это называете, на прием «переворот де угольщик» : кроме того, я скажу, как я уже говорил, что я ни в коем случае не уверен , что полное уничтожение императора Наполеона и его армии была бы такой пользы для мира; его последовательность не будет падать в России или любой другой континентальной державы, но и то , что команды на море , и чье господство было бы тогда быть невыносимым.

Рекомендации

  • С Наполеоном в России , Коленкуром , Уильям Морроу и компании, Нью — Йорк, ISBN 0-486-44013-3
  • Наполеон в России: Краткая история 1812 , Дигби Смит, Pen & Sword Военные, ISBN 1-84415-089-5
  • Война двух императоров , Curtis Cate, Random House, Нью — Йорк, ISBN 0-394-53670-3
  • Повествование событий во время вторжения в Россию Наполеона Бонапарта и отступлении французской армии 1812 года , сэр Роберт Уилсон, Elibron Classics, ISBN 978-1-4021-9825-0
  • Москва 1812: Наполеон Fatal марта , Адам Замойский , Harper Collins, ISBN 0-06-107558-2
  • Лиса Севера: Жизнь Кутузова, генерал войны и мира , Роджер Паркинсон, Дэвид Маккей Компания, ISBN 0-67950-704-3
  • Наполеон 1812 , Найджел Николсон, Harper & Row, ISBN 0-06-039043-3
  • Наполеоновские войны, Взлет и падение империи , Грегори Фримонт-Barnes & Тодд Фишер, Osprey Publishing, ISBN 1-84176-831-6
  • Гринхилл Наполеоновские войны Источник данных , Дигби Смит, Greenhill книги, ISBN 1-85367-276-9
  • Кампания Наполеона , Дэвид Чандлер , Макмиллан Company, ISBN 0-02-523660-1
  • Наполеон Вторжение в Россию 1812 года , Евгений Тарле , Oxford University Press, ISBN 0-374-97758-5
  • Русская кампания Наполеона , Филипп-Поль де Сегюр, Time-Life Books, ISBN 0-8371-8443-6
  • Русская кампания 1812 Наполеон , Ричард К. Riehn, John Wiley & Sons, Inc., ISBN 0-471-54302-0
  • Наполеон в России , Алан Палмер, Кэррол & Graf Publishers, ISBN 0-7867-1263-5
  • В службе царя против Наполеона , по Д.В.Давыдову , Гринхиллы книги, ISBN 1-85367-373-0
  • Атлас мировой военной истории , Брукс, Ричард (редактор), Лондон: HarperCollins., 2000. ISBN 0-7607-2025-8

внешняя ссылка

  • Во время Отечественной войны 1812 года воевал второй битве при селе Красное
  • Сражение под Красным. Эрмитаж продолжает представлять батальные картины Петера фон Гесса
  • Жизнь Наполеона Бонапарта, императора французов. Автор «Уэверли» (Sir Walter Scott) Сокращенный американским джентльменом (1827)
  • Кампань де Russie-де-1812
  • Анатомия славы; Наполеон и его гвардия, Этюд в Лидерстве коменданта Анри Lachouque

Четыре дня боёв под Красным

Сражение 15 ноября 1812 года под Красным было первым в Отечественной войне, которое фельдмаршал Кутузов дал по полностью собственному плану. И бой закончился катастрофическим разгромом французов. Однако Наполеону Кутузов позволил уйти…
Если взглянуть на ту кампанию глазами Наполеона, то именно в сражении под Красным он лишился последних шансов как-то зацепиться в России, пересидеть зиму на зимних квартирах, а на следующий год, собрав новые войска, устроить новый поход. Например, на Петербург. Но русская армия под командованием фельдмаршала Михаила Кутузова не позволила ему этого сделать.
Она, словно бы не обращая внимания на то, что французы ещё остаются в Смоленске, продолжала свой параллельный марш на запад, попросту окружая врага. И Бонапарт должен был буквально срываться с места, чтобы успеть выскользнуть из жёстких объятий русского полководца. И это ему счастливо удалось, он выскользнул из петли вместе с гвардией и самой боеспособной частью армии. Оставив, таким образом, противника с носом.
Это с точки зрения Наполеона. А с точки зрения Кутузова?
Первую возможность пленить Наполеона получил 15 ноября генерал Милорадович. Следуя через Ржавку на Красненскую дорогу, в 4 часа пополудни он приблизился к столбовой дороге, на которой увидел французский отряд. Поначалу, по его донесению, он не знал, кого обнаружил, но вскоре объявилось, что это гвардия, ведомая самим Наполеоном. Это не смутило русского генерала. Он выставил пушки, открыл огонь, произвёл тем самым сильное, по его словам, расстройство в колоннах неприятельских и затем атаковал их конницею. А вот пехоту в дело не ввёл, благодаря этому сам Наполеон прошёл к Красному. При этом одна из задних колонн французов была принуждена к сдаче, другие побежали назад, к Смоленску, а часть рассыпалась по лесам, прилегающим к Днепру. Где потом, скорее всего, они и умерли, ибо температура воздуха упала в тот вечер до минус 18 градусов.
Почему Милорадович не использовал пехоту? А на то у него был самоличный приказ Кутузова беречь людей, с коими надо было ещё гнать и гнать французов до границы.
На него за это ворчали, строчили доносы царю, упрекали в лицо за то, что приказал не напирать крепко на отступающих французов. Но полководец был непоколебим: не бой главное, а манёвр. Подчас и боя не нужно, когда манёвр удачно совершён. Результат тот же, что при выигранном сражении – вот только без напрасных потерь. За Отечество пасть – заслуга невелика; да и заслуга она солдатская. Заслуга генеральская – сделать так, чтобы за Отечество своё неприятеля пасть заставить.
Вот этот замысел свой Михаил Кутузов и реализовал. В следующие дни сражения.
16 ноября началось с достижения Красного французской гвардией. Дойдя до городка в ночь, генерал Роге, начальствующий дивизией молодой гвардии, обнаружил там на ночёвке русский отряд Ожаровского. Тут же развернулось сражение за дома, за тепло. В итоге боя русских отбросили от города, что и закономерно в условиях, когда французы имели большое численное превосходство. Очевидно, что такой исход столкновения только укрепил русского фельдмаршала в намерении в прямой фронтальный бой с французами отнюдь не вступать, а громить их с флангов, оседлав высоты вдоль главной дороги от Смоленска к Красному.
Всё утро 16 ноября не показывалось ни одного француза по дороге из Смоленска. Только в три часа пополудни казаки донесли, что корпус Евгения Богарне тянется густыми колоннами из Ржавки. Милорадович расположил корпуса Долгорукова и Меллер-Закомельского поперёк дороги, а параллельно с нею поставил 26-ю дивизию Паскевича и 12-ю дивизию Колюбакина.
Видя себя отрезанным от Красного, Богарне построил корпус в боевой порядок и послал одну колонну атаковать Паскевича, другая пошла напролом по большой дороге, а третья осталась в резерве.
Завидев неприятеля, командир 4-й дивизии Евгений Вюртембергский выдвинул вперёд 44 орудия и стал расстреливать наступающих французов прямо в лоб. Милорадович предложил французам капитулировать, но Богарне решил пробиваться. Устремившаяся в атаку дивизия Брусье была почти вся уничтожена огнём артиллерии, а посланную ей на помощь дивизию Орнано встретили гусары Сумского полка. Бой продлился недолго; неприятель был везде опрокинут. Лишь пользуясь темнотой, Богарне двинулся вправо и буквально полями с остатками своего корпуса просочился в Красный, потеряв в бою знамя, 2000 человек (из них 1500 пленных) и все свои 17 орудий. Наши потери составили 800 человек.
А в это время сам Кутузов с главными силами армии блокировал все попытки Наполеона оказать помощь корпусу Евгения Богарне. Французы заняли позиции впереди Красного, фронтом к деревне Уварово. Здесь выстроились гвардия, часть корпуса Жюно, отряд Зайончека под предводительством самого Наполеона. Тут и столкнулись мозги двух полководцев.
Кутузов обозначал Наполеону угрозу обойти его в Красном, заставляя держать войска в довольно пассивной позиции, не отходя далеко от города. Тем самым Бонапарт оказался связан по руками и ногам, оставляя свои корпуса, от Смоленска идущие, на полный произвол Милорадовича. Со своей же стороны русский полководец оставил за собой полную свободу рук – в том числе и помогать Милорадовичу резервами.
Единственное, что потребовал Кутузов от своего генерала, – не ввязываться лишь в фронтальный бой с бредущими от Смоленска корпусами Даву и Нея. Достаточно было, с точки зрения полководца, чтобы Милорадович максимально обескровил проходящие мимо него французские войска. Что и было исполнено.
17 ноября — этот день на Кутузова буквально насели его генералы, требуя отдать приказ о решительном натиске, в результате которого Красный будет взят, Наполеон окружён, неприятель полностью разбит и уничтожен.
Особенно усердствовали ненавидевший Михаила Кутузова его начштаба генерал Беннигсен и представитель английского посла, а заодно и комиссар русского царя с широчайшими полномочиями (вплоть до отрешения русского главнокомандующего от должности) – генерал Вильсон. Первому Кутузов ответил коротко и очень грубо (не будем даже переводить этих слов): «Je m′en fous!». Второму, прибежавшему с криком, что, дескать, Наполеон обречён и одна-единственная команда «марш вперёд» закончит войну в течение часа, Кутузов, который был не только гениальным военным стратегом, но и выдающимся политическим мыслителем, ответил лишь предельно холодно: «Я уже всё сказал вам в Малоярославце».

А в Малоярославце, в похожей ситуации, когда англичанин рвался уничтожить Наполеона до последнего русского солдата, Кутузов и сказал свою знаменитую фразу о том, что полное уничтожение Наполеона ничего не принесёт России, а только сделает Англию единственной владычицей мира – и вот тогда-то её владычество будет непереносимо! А потому русский полководец, судя по всему, и не собирался отрезать Наполеона. Тот должен был в Европу вернуться. Голым и босым, фигурально говоря, то есть без войск; но целым и принимающим решения. Чтобы было чем заниматься Лондону, покамест Россия крепнет и восстанавливается после войны.
Заодно дела свои на азиатских театрах решая. Разбитый, но принимающий решения Наполеон пригоден для целей русских; но ежели в плену он окажется, то Александр с головою выдаст его Англии; следственно, разговаривать окажется не с кем, а Россия, понеся неслыханные жертвы и убытки, останется вообще с носом!
К сожалению, не послушал Александр I мудрого человека, пошёл всё-таки добивать Наполеона в Париж – и действительно подарил Великобритании весь XIX век и всю планету. Знатно Англия отблагодарила Россию в Крымской войне, в русско-японской, в Центральной Азии…
Словом, русские войска действовали в соответствии с железной волей своего командующего. То есть не встревая в прямое линейное сражение с Наполеоном и гвардией его, они попросту потрошили те корпуса, кои подтягивались из Смоленска, пропуская их буквально сквозь строй, а самого Наполеона удерживая угрозой охвата его с фланга. Кроме того, Кутузов отправил три корпуса в обход Красного с юга с задачей выстроить далее на главной дороге заслон возле местечка Доброе.
Второй отряд под командованием князя Голицына Кутузов поставил удерживать Уварово и тем самым сохранять угрозу для Красного, не позволяя войскам Наполеона выйти на спасение приближающегося корпуса Даву. Ну, а с тем должен был встретиться Милорадович. Ему фельдмаршал вновь дал приказание в прямой бой отнюдь не вступать, а встречать и провожать неприятеля огнём орудийным: «При приближении неприятеля к Красному не тревожьте его в марше, но как он вас минет, дабы, поставив его между вашим и нашим огнем, заставить сдаться».
Так и произошло. Наполеон, правда, попытался атаковать Уварово, на что Кутузов приказал Голицыну оставить деревню, чтобы поберечь солдат.
Он был уверен, что Наполеон, как и прежде, далее рваться не будет, рискуя угодить в окружение.
Даву имел в строю 9 тысяч боеспособных солдат, с коими и тронулся в путь от Ржавки в 3 часа пополуночи. Милорадович держал дорогу под важным артиллерийским огнём; пушки расстреливали отступавших французов прямо в упор. Тем не менее первые части французов сумели дойти до авангарда Наполеона, после чего тот, увидя невозможность пробиться далее Уварово, приказал отступать. Лицо он сохранил, но остатки корпуса Даву были почти полностью истреблены. Милорадович и Голицын продолжали наступать, не давая французам укрепиться в Красном. Те стали отходить к Доброму, и отступление стало всеобщим, постепенно переходя в бегство. Вот тут русские сумели также сильно потрепать саму наполеоновскую гвардию: от Молодой гвардии осталась всего половина, да и Старая оказалась серьёзно обескровленной.
В итоге русским досталось в качестве трофеев 3 знамени, 3 штандарта, маршальский жезл самого Даву и 70 орудий. Пленными взяли двух генералов, 52 офицера, более 9 000 нижних чинов. Потери русских войск оказались ничтожны по сравнению с такими трофеями – всего 800 человек.
Но где-то позади ещё брёл от Смоленска корпус Нея…
18 ноября кррпус Нея выступил из Смоленска в 2 часа пополуночи вчерась всего с 6000 солдат; за ним плелись 7000 безоружных. Дойдя до Корытни и ничего не зная об общей обстановке, он буквально наткнулся на авангард Милорадовича. Русские успели развернуть орудия, которые начали громить толпы французов, проходивших мимо них. Повторялся сценарий, по которому разгромили Даву.
Ней в последней надежде прорваться собрал остатки корпуса и пошёл напролом, но был вновь отбит и отброшен. Милорадович потребовал сдачи; Ней отказался, после чего, собрав 3 000 надёжных людей, бежал с ними к Сыро-Коренью, покинув остатки корпуса своего на произвол судьбы. В плен к русским попали 100 офицеров, 12 000 нижних чинов и 27 орудий. Сам Ней ушёл, переправившись через Днепр. Но корпуса его не стало физически: маршал привёл с собой к императору всего 600 человек.
Всего же за четыре дня боёв под Красным русскими было взято 116 орудий, не считая ещё 112, брошенных неприятелем, пленных захвачено более 26 тысяч, в том числе семь генералов и 300 офицеров, убито и ранено до 6000. Урон русской армии составил до 2000 человек.
Таким образом, в целом замысел фельдмаршала Кутузова удался: не вступая в прямое линейное дело с отчаявшимися, рвущимися к дому и теплу французами, русской армии удалось устроить им ряд локальных сражений, перехватывая корпуса неприятельские по очереди на переходе. В итоге французы прорывались, но в таком виде, что о боеспособности их говорить уже не приходилось. Можно сказать, что именно под Красным французская Великая армия перестала существовать как армия.