Атака красной кавалерии

Алфред, Лорд Тениссен Атака Легкой Бригады

1.
Пол-лиги, пол-лиги,
Пол-лиги, вперёд.
Вот в Долину Смерти
Вступили шесть сот
«Легкая Бригада, в атаку!»
Время в войну не ждёт:
Так в Долину Смерти
Ворвались шесть сот
2.
«Легкая Бригада, в атаку!»
Был кто спасовал?
Или кто понимал,
Что это чей-то просчёт:
Им не положено знать,
Им — приказ не обсуждать,
Им — лишь идти умирать:
В самую Долину Смерти
Ворвались шесть сот.
3.
Пушки справа от них,
Пушки слева от них,
Пушки прямо на них
Под залпов вспышки и грохот;
Под градом пуль и снарядов,
Смело ворвались они,
В самые врата смерти,
В самую пасть Ада
Ворвались шесть сот.
4.
Сабли достали они
Сталью сверкнули клинки
Рубя направо, налево,
В атаку ринулись смело
Что был мир потрясён:
Прямо на дым батарей
Прямо на русских штыки;
Русские и казаки
Под тем внезапным ударом
Рассеялись кто куда мог
Затем они отошли
Но уже не шесть сот.
5.
Пушки справа от них,
Пушки слева от них,
Пушки сзади на них
Под залпов вспышки и грохот;
Под градом пуль и снарядов,
Падал конь и герой
И вот уж идут назад
Через врата Смерти
Прямо из пасти Ада
Все, что остались от них,
От тех шести сот.
6.
Слава ли их померкнет?
Вызов бросивших смерти!
Что был мир потрясён.
Той внезапной атакой,
Дерзостью Лёгкой Бригады,
Доблестью тех шести сот.

Британская легенда о Балаклаве: «тонкая красная линия» и атака лёгкой бригады

Тонкая красная линия
В это же время, пока гусарская бригада генерал-лейтенанта Рыжова рубилась с британскими драгунами, 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошхина (около 600 всадников) атаковал 93-й шотландский пехотный полк Колина Кэмпбелла (650 солдат, плюс 100 инвалидов и несколько сотен османов на флангах).
93-й шотландский полк выстроился в линию впереди селения Кадикиой. Солдат было мало, при этом необходимо было занять широкий фронт, поэтому командир 93-го шотландского пехотного полка баронет Колин Кэмпбелл отдал приказ солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре. Считается, что Кэмпбелл сказал своим солдатам: «Парни, приказа отступать не будет. Вы должны умереть там, где стоите». Его адъютант Джон Скотт ответил за всех: «Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы это сделаем». Солдаты были в красных мундирах, и корреспондент «Таймс» Уильям Рассел описал потом шотландцев в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Выражение «тонкая красная линия» или «красная линия» вошло в историю.
Шотландские стрелки отразили атаку казаков. 93-й полк дал три залпа, с 800, 500 и 350 ярдов, и казачий полк отошёл. Надо сказать, что воспоминания участников сражения с русской стороны — генерал-лейтенанта И. Рыжова, штабс-ротмистра Е. Арбузова, а также исследования ряда российских историков, — ставят под сомнение британскую версию событий. Британцы уже тогда успешно вели информационную войну, и даже неудачи, провалы командования использовали в пропагандистских целях. В частности, есть данные, что шотландский полк атаковали не казаки, а 4 эскадрона гусар Саксен-Веймарского (Ингерманландского) полка. Их атака была отражена штуцерным огнем и картечью.

«Тонкая красная линия». Картина Роберта Гибба
Атака лёгкой кавалерийской бригады
Продолжались и кавалерийские схватки. Британская тяжелая бригада атаковала на Кадикиойских высотах нашу кавалерию, которая стояла неподвижно. Генерал Рыжов, теснимый драгунской бригадой, отступил. При этом Рыжов с умыслом прошёл между двумя отбитыми утром у турок редутами (вторым и третьим), завлекая англичан в опаснейшее положение. Неожиданно ударили справа и слева в колонну Скарлетта русские пушки. Английские драгуны, потеряв убитыми и ранеными несколько десятков человек, быстро отступили.
Французский и британский командующие Канробер и Раглан наблюдали за боем. Британский лорд увидел, что русские начали стаскивать пушки с взятых ими утром редутов. Раглан сказал Канроберу, что жаль отдавать русским орудия. Для Раглана это был позор — отдать английские орудия врагу. Канробер же мыслил более здраво и сказал: «Зачем идти самим на русских? Предоставим им идти на нас: мы на превосходной позиции, не будем отсюда трогаться!» Однако Раглан поступил по-своему. Канробер не имел авторитета Сент-Арно и Раглан его не послушал. 1-я и 4-я британские дивизии ещё не подошли, поэтому лорд приказал командиру британской кавалерией графу Лукану выдвинуть кавалерию вперёд и воспользоваться случаем для взятия высот. Кавалерию должна была поддержать пехота, которая получила указание наступать двумя колоннами.
Русские войска были расположены углубленной «подковой». Один её конец ее располагался у Кадикиоя около взятых утром редутов, второй — у подножия Федюхиных гор. Лукан понимая, что такая атака таит большую угрозу, вместо выполнения приказа ограничился демонстрацией. Командующий кавалерией приказал сесть верхом всей своей коннице, перевел легкую бригаду влево на некоторое расстояние, а драгун оставил на месте, в ожидании пехоты. Граф Лукан решил, что следует подождать подхода и наступления пехоты, а затем поддержать её кавалерией. Позднее Раглан и Лукан попытаются свалить вину за поражение друг на друга. Так, Лукана обвинили в том, что он якобы упустил удобный момент для атаки.
Чтобы побудить своего командира кавалерии к более активным действиям, Раглан прислал ему более определённый приказ. Лорд Раглан позвал начальника штаба английской армии генерала Эйри и дал указание, чтобы конница «выдвинулась к линии фронта, преследуя противника, и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия». Адъютант начальника штаба, капитан Нолэн передал приказ Лукану.
Лукан передал приказ командиру лёгкой бригады лорду Кардигану перейти в наступление. Бригада должна была нанести удар по долине между Федюхиными высотами и захваченными утром редутами. Джеймс Кардиган пытался возражать, говоря, что «Русские имели батарею в долине, против фронта английской кавалерии, а другие батареи и стрелков на обоих флангах». Лукан сказал: «Знаю, но нам ничего не остается, как исполнить волю главнокомандующего». Кардиган скомандовал: «В атаку!» В первой линии наступал 13-й легкий драгунский и 17-й уланский полки во второй — 11-й гусарский, в третьей — 4-й легкий драгунский и 8-й гусарский. Тяжёлая бригада, при которой остался Лукан, должна была поддерживать атаку бригады Кардигана.
Порядок в полках был блестящий, а сам командир бригады Кардиган ехал впереди. По вражеской кавалерии открыла огонь русская артиллерия. Сначала стреляли ядрами и гранатами, затем перешли на картечь. Затем к обстрелу подключились и стрелки-штуцерники, рассыпанные на склонах высот. Одним из первых был убит капитан Нолэн, ехавший в передней линии 17-го уланского полка. Около него разорвалась граната, выпущенная с Федюхиных высот. Осколок гранаты пробил грудь храброго англичанина. Когда русские ядра стали доставать тяжёлую бригаду, командующий кавалерией Лукан был ранен в ногу, его адъютант и племянник капитан Чартерис погиб. По приказу Лукана тяжёлая бригада Скарлетта остановилась, а затем в полном порядке вернулась на прежние позиции. В результате легкая бригада была лишена поддержки драгун.
Отборная английская кавалерия понесла некоторые потери от ружейно-артиллерийского огня. Но он не остановил конницу, а только разозлил англичан, которые мечтали добраться до русских орудий и отомстить за павших товарищей.

Атака лёгкой бригады. Английский художник Ричард Кейтон Вудвил
Как только было обнаружено движение вражеской кавалерии, Одесский егерский полк отошёл к редуту № 2 и построился в каре. Поэтому британская кавалерия атаковала донскую батарею, которая располагалась поперек долины. Русская батарея дала свой последний залп — картечью в упор. Но разъярённые англичане не остановились. Генерал Кардиган один из первых ворвался на батарею. Батарею прикрывали шесть сотен 1-го Уральского казачьего полка под началом подполковника Хорошхина. Они стояли всего в нескольких десятках шагов. Однако Уральский полк в этот день показал себя не лучшим образом. Казаки переоценили силы противника, внезапно запаниковали и побежали. Только часть казаков пришла на помощь товарищам. Короткий, но яростный бой завершился в пользу англичан. Англичане захватили два орудия, ещё два орудия русские артиллеристы спасли. От полного уничтожения донскую батарею спасла контратака 53-го Донского казачьего полка.

После этого британская бригада продолжила наступление. Далее стояли гусары Рыжова, русская кавалерия была готова к бою, но получила указание отступать, чтобы заманить англичан под перекрестный огонь наших батарей. Англичане стали преследовать русскую конницу в сторону Чоргунского моста. Пока английская конница, увлеченная первоначальным успехом, продолжала преследование русских гусар, русское командование готовилось захлопнуть ловушку. Генерал Липранди приказал полковнику Еропкину, командиру Сводного уланского полка (шесть эскадронов улан стояли у редутов № 2 и 3), ударить по врагу.
Когда английская конница возвращалась, русские уланы ударили во фланг врагу. Сам полковник Еропкин, окруженный тремя английскими всадниками, убил одного и свалил с коня другого. Одновременно по британцам открыла сильный огонь пехота и артиллерия (от её «дружественного огня» пострадала и русская кавалерия, которую по ошибке приняли за англичан). Офицерский состав английской бригады в несколько минут был наполовину перебит и изранен. Лёгкая бригада была разгромлена. Русские уланы преследовали остатки бригады противника до редута № 4. Поле битвы было усеяно трупами и ранеными. Этот бой продолжался всего около 20 минут, и за это время погибло и попало в плен 365 человек. Англичане потеряли и почти 500 своих лошадей. Поэтому остатки бригады отступали в значительно мере пешком.
Возможно, английскую бригаду уничтожили бы полностью, если на выручку не пришли африканские конные егеря генерала д’Алонвиля. Французские егеря атаковали двумя эшелонами: первый эшелон под командованием дивизионера Абделаля атаковал стоящую на Федюхиных высотах артиллерию отряда Жабокритского, а второй, под началом д’ Алонвиля ударил по пехоте, прикрывавшей орудия. Кроме того, против отряда Жабокритского были направлены 4-я британская дивизия под началом генерала Джорджа Каткарта и бригада Эспинасса. 1-я британская дивизия Георга, герцога Кембриджского была направлена на редуты, против войск Липранди.
Первые два эскадрона д’Алонвиля прорвали стрелковую цепь, прикрывавшую артиллерию Жабокритского, и стали рубить артиллерийскую прислугу. Два других эскадрона ринулись на два батальона прикрытия. Но генерал Жабокритский успел построить солдат Владимирского полка, и они встретили врага дружными залпами. Французские егеря, поражаемые меткими выстрелами пластунов (2-й линейный (пластунский) батальон Черноморского казачьего войска) и стрелков, отошли к Сапун-горе. Таким образом, французская атака хоть и не достигла поставленной цели, но ослабила огонь отряда Жабокритского, направленный против британской лёгкой бригады. План же наступления союзной пехоты, был отменён с общего согласия Раглана и Канробера.
Дальнейшее сражение ограничилось перестрелкой частей дивизии Каткарта, которая вышла к редуту № 4 со стрелками Одесского полка. Бой прекратился в 16 часов. Союзное командование решилось ограничиться обороной внутреннего кольца укреплений и не идти на штурм внешних редутов. Подошедшие подкрепления были сосредоточены у Балаклавы. Генерал Липранди также довольствовался первым успехом и не стал развивать наступление. Русская пехота занимала линию редутов. Один батальон был в резерве у Чёрной речки. Отряд Жабокритского занимал Федюхины высоты. Конница располагалась за правым флагом отряда Липранди.
Таким образом, русские войска утвердились на левом берегу Черной речки. Они занимали позиции всего в двух с небольшим километрах от Балаклавы. Липранди ждал подкреплений и артиллерию, чтобы атаковать врага и взять город.

Поль Филиппото. Атака бригады во главе с генералом Аллонвиллем
Итоги сражения
Русские войска потеряли около 600 человек. Союзники сообщили о потере 600 человек. Однако эти цифры явно занижены. Турки только при взятии редутов потеряли 170 человек, ранено было около 300 человек. Надо отметить, что турецкий экспедиционный корпус, который и ранее не блистал, в ходе Балаклавской битвы был полностью деморализован и как самостоятельная боевая единица больше ничего из себя не представлял.
Безрассудная атака легкой кавалерийской бригады Кардигана стоила англичанам одними убитыми около трехсот человек, в плен попало около 60 человек. Всего английские войска потеряли в этот день только убитыми около 550 человек. Французские потери были небольшими — около 50 человек. Всего союзники потеряли около 1-1,5 тыс. человек. Русскими трофеями стало одно знамя, захваченное при взятии редута № 1, 11 орудий, десятки патронных ящиков, всё турецкое имущество и шанцевый инструмент.
Сражение принесло русской армии пользу и с тактической стороны. Англо-турецкие силы понесли чувствительный урон и были вынуждены ограничиться свой круг действий, сосредоточившись на обороне Балаклавы. Сражение укрепило боевой дух русской армии. Русская армия убедилась в том, что может противостоять сильному врагу и почувствовала вкус победы. В Севастополе и в армии Меншикова много говорили о сотнях погибших английских кавалеристах и о взятых трофеях. Пересказывались многочисленные случаи, которые показывали высочайшую храбрость, с которой в этот день билась русская армия. Так, ординарец генерала Жабокритского, казак и урядник Донского полка втроем опрокинули вражеских всадников, которые окружили генерала и спасли его.
Раненные солдаты массово отказывались уходить со своих позиций. Рядовой Днепровского пехотного полка Клим Ефимов участвовал во взятии селения Комары и был ранен осколком гранаты в лицо. Но после перевязки попросил врача отпустить его в роту, где пробыл до конца сражения. Рядовому 5-й егерской роты Дмитрию Комиссарову в бою оторвало два пальца на руке, но он не хотел оставлять позицию. Однако льющаяся кровь мочила патроны и мешала заряжать штуцер. Как отмечал Липранди в рапорте Меншикову, Дмитрий попросил офицера «пострелять пока из моего штуцера» и отправился на перевязку. Через несколько минут вернулся с перевязки и продолжал вести огонь до конца боя. Рядовой 4-й карабинерной роты Цветковский был тяжело ранен в ногу и лежал, когда разбитая английская кавалерия бросилась назад. Цветковский, увидев скачущего на великолепном коне англичанина и сказал: «Ах, батюшки, не дайте ему выскочить! Он славно напирал, пусть же хоть на отъезде попробует русского свинца!» Метким выстрелом рядовой свалил врага, а только затем разрешил отнести его на перевязку.
Таких случаев была масса. Солдаты и офицеры как во всех войнах и во все времена проявляли лучшие качества русского человека. Генерал Липранди отмечал, что всё войско горело нетерпением сразиться с врагом. «Все сражение можно назвать одним геройским подвигом, и вообще весьма трудно отдать кому-либо особое преимущество перед другими. Соревнование было общее как между каждым родом войск, так и между всеми чинами вообще», — писал генерал.
Союзное командование стало сомневаться в успехе осады Севастополя. Союзникам пришлось окончательно отказаться от планов немедленного штурма Севастополя и перейти к позиционной осаде. У англичан возникло ощущение поражения, причем болезненного, усугубленного осознанием бессмысленно загубленных жизней, потерь, вызванных бездарностью и военным невежеством генералов. Раздражение и недоумение вызывали не сотни погибших людей, на войне это было обычным делом, а легкомысленность командования, которая привела к поражению.
Обе стороны отметили храбрость английской лёгкой кавалерии. Однако справедливо отмечали неразумность и обречённость атаки конницы Кардигана. Французский генерал Пьер Боске подвел итог этому эпизоду сражения: «Это славно, но так нельзя воевать». Лорд Раглан свалил всю вину на подчиненных. Якобы они не поняли его правильных указаний. Лорду Кардигану он сказал, выражая своё недовольство: «как могли вы атаковать батарею с фронта, противно всем военным правилам?» А графу Лукану сказал: «Вы погубили легкую бригаду». Командование и пресса приняли сторону Раглана, чтобы не подрывать престиж армии. Общественное мнение в Англии обрушило на двух генералов вал критики. В результате генерал Лукан был вынужден просить об учреждении комиссии для расследования его действий в битве при Балаклаве.
При этом не стоит забывать и об ошибках русского командования. При более умелых действиях это сравнительно небольшое сражение могло привести к более решительным результатам. Александр Меншиков, не веря в успех дела под Севастополем, не привлёк к удару более серьёзные силы, что могло поставить англо-турецкие силы в Балаклаве на грань гибели. Их могли уничтожить до подхода подкреплений. Подождав подхода 10-й и 11-й пехотных дивизий, русский командующий мог устроить не атаку одного отряда, которому не ставили решительных целей, а дать врагу решительное сражение, создав на балаклавском направлении решительный перевес в силах. Англичане, как показала Балаклавская битва, не были готовы к нападению русских войск и не успели укрепить позиции у Балаклавы. Разгром британского лагеря поставил бы английскую армию в очень тяжёлое положение. Теперь же союзное командование определило свой слабый пункт и предприняло меры для его укрепления.
Весь мир благодаря этому сражению получил несколько великих легенд и расхожих крылатых выражений. Тонкая красная линия, атака лёгкой кавалерийской бригады и Балаклава вошли в историю.

Памятник Балаклавской битве к 50-летию Севастопольской обороны на высоте Араб-табиа (редут № 3)

Тонкая красная линия

У этого термина существуют и другие значения, см. Тонкая красная линия (значения). «Тонкая красная линия». Картина Роберта Гибба

Тонкая красная линия (англ. The Thin Red Line) — историческое событие, оборона 93-го шотландского пехотного полка горцев в битве при Балаклаве 25 октября 1854 года. Этот эпизод Крымской войны был приукрашен англичанами и в дальнейшем стал явлением английской и американской культуры.

Для того, чтобы прикрыть слишком широкий фронт возможной атаки русской кавалерии, генерал-майор сэр Колин Кэмпбелл приказал своим солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре. Мундиры британской армии были красного цвета, отсюда и пошло название «Тонкая красная линия», которое стало художественным образом — символом стойкости и самопожертвования. При этом сама атака так и не произошла.

Сражение

Отряд русской кавалерии численностью около 2000 сабель продвигался к английскому лагерю, располагавшемуся возле деревни Кадыкой (ныне часть Балаклавы). Русская кавалерия разделилась на три группы, и лишь около 600 из них двинулись к небольшой возвышенности, за которой скрытно располагалась «Тонкая красная линия». Это были 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошихина и 3 сотни 53-го Донского казачьего полка полковника Александрова. Остальные силы русской кавалерии, Саксен-Веймарский и Лейхтенбергский гусарские полки 6-й лёгкой кавалерийской дивизии, под командованием генерала Рыжова в это время вели бой с тяжёлой кавалерийской бригадой генерала Скарлета. Отряд Рыжова входил в 23-тысячную армию генерала Павла Липранди.

Это было ранним утром, и перед приближающимися уральскими и донскими казаками скрытно занял оборону 93-й шотландский полк численностью около 500 человек. Ряд российских и зарубежных историков утверждают, что на флангах шотландцев стояли турецкие солдаты, выздоравливающие, солдаты из разных частей, ветераны-инвалиды (всего, вместе с шотландцами, около 1000 человек). Кроме того, рядом были 2 батареи из 10 орудий. В самой Балаклаве находился отряд Королевской морской пехоты (1100 человек). Кэмпбелл сказал своим солдатам: «Приказа к отходу не будет, парни. Вы должны умереть там, где стоите». Адъютант Кэмпбелла, Джон Скотт, ответил: «Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы готовы». По уставу Кэмпбелл должен был построить полк глубиной в четыре шеренги, но он понимал, что фронт его обороны слишком широк, а людей недостаточно для такого построения. Чтобы удержать занимаемые позиции, Кэмпбелл построил полк только в две шеренги. Подобный вид боевого построения был признан в Англии нормальным в 1808 году. Кэмпбелл понимал, что обученная и сплочённая пехота огнём с места без особых проблем справится с любой кавалерийской массой, если, конечно, последняя не решится своими трупами завалить взятую позицию. Тоже самое понимали и русские военачальники.

Казаки, продемонстрировав намерение сокрушительной атаки, внезапно от неё отказались, остановившись в 500 метрах от холма. Шотландцы не выдержали нервного напряжения и открыли огонь, тем самым раскрыв свои позиции. 93-й полк дал три недружных залпа: с 800, 500 и 350 ярдов. С такой дистанции было трудно попасть в противника и нанести существенный урон. Казаки выкрикивали оскорбления в сторону шотландцев и затем отступили, тем более что они могли уже получить сведения, что отряд Рыжова рассеян и тяжелая бригада Скарлета в любой момент может оказаться у них тылу. Некоторые шотландцы будто бы попытались контратаковать, но сэр Колин остановил их с криком: «Девяносто третий, к чёрту вашу нетерпеливость!»

Ранее горцы Кэмпбелла принимали участие в битве на Альме и осаде Севастополя. Многие бойцы полка были представлены к Кресту Виктории.

Корреспондент «Таймс» Уильям Рассел, который не присутствовал при этом событии, описал потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Со временем это выражение перешло в устойчивый оборот «тонкая красная линия», обозначающий оборону из последних сил. Эта фраза стала символом британского хладнокровия в сражениях.

Английский историк Дж. Денисон, чей фундаментальный труд по истории конницы был издан в 1877 году, писал, что «русские эскадроны совсем не собирались атаковать, а просто производили демонстрацию с целью побудить противника развернуть свои силы».

«Тонкая красная линия» в искусстве

Битва увековечена в 1881 году на картине Роберта Гибба под тем же названием, которая выставлена в шотландском Национальном военном музее в Эдинбургском замке. Другое живописное полотно висит в актовом зале Высшей школы Глазго, где учился Кэмпбелл. На картине изображены падающие от выстрелов в упор русские кавалеристы, чего в действительности не было.

Джеймс Джонс написал роман об американских солдатах, сражавшихся за Гуадалканал в годы Второй мировой войны, под названием «Тонкая красная линия». По роману были сняты художественные фильмы в 1964 и в 1998 году.

На альбоме 1997 года Unleash the Beast английской хеви-метал-группы Saxon есть песня «The Thin Red Line», посвящённая событиям Балаклавского сражения.

См. также

  • Крымская война
  • Атака легкой бригады
  • Балаклавское сражение
  • Тонкая красная линия (фильм)
  • Корибут-Кубитович. Воспоминания о балаклавском деле, 13-го октября 1854 года. ВС, 1859, т.-7, № 5, с. 147—166.
  • Дубровин Н. Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя. Том IІ. / Н. Ф. Дубровин — СПб.: Тип. Товарищества «Общественная Польза», 1900. — 524 с.
  • Арбузов Е. Ф. Воспоминания о кампании на Крымском полуострове в 1854 и 1855 годах. — . — С. 389—410. — Вырезка из журн. «Военный сборник». — 1874. — № 4.
  • О сражении под Балаклавой (записка генерал-лейтенанта Рыжова) / Дубровин Н. Ф. Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя. Выпуск IV. — СПб.: Тип. Департамента уделов, 1872. — С. 73—80.

Примечания

  1. Тревор Ройл. Крым: Великая Крымская война 1854-56, стр. 266—268
  2. 93-й шотландский полк сазерлендских горцев. Вероятно, имел не более нескольких сотен пехотинцев. Полк входил в состав армии союзников при Балаклаве, общая численность которой составляла около 21 тыс. человек.
  3. The Argyll and Sutherland Highlanders (Princess Louise’s) — Scottish Regiments, 1st Battalion A&SH, National Service
  4. Б. Перретт, «Любой ценой!», 1994.
  5. Война в Крыму — от нашего специального корреспондента — с высот перед Севастополем, «Таймс» 14 ноября 1854 ,Таймс Архив
  6. Денисон Дж. История конницы. — М., 2001. — Т. 1. — С. 384–385.

Ссылки

  • История 93-го пехотного полка сазерлендских горцев
  • История 5-го батальона Королевского Шотландского полка

Гибельная атака англичан

Тем временем, к полю боя прибыли оба союзных главнокомандующих – лорд Реглан и французский дивизионный генерал Франсуа Канробер. Было ещё только около одиннадцати часов утра. Битва, однако, казалось, уже завершилась успешно для союзников. Несмотря на потерю передовых редутов, русские войска затем были отражены по всей линии. Само русское командование, добившись ограниченного успеха, уже не помышляло о дальнейших попытках наступления. Более того, оно намеревалось покинуть и взятые в начале боя турецкие редуты, увезя с них трофейную артиллерию.

Вот ради этих-то девяти пушек и разгорелся финальный эпизод Балаклавского сражения, превративший победу союзников в пиррову. Увидев, что русские собираются увозить пушки, лорд Реглан отдал приказ начальнику кавалерийской дивизии генерал-лейтенанту лорду Джорджу Льюкану немедленно атаковать и отбить орудия.

Чтобы напасть на позиции русских, кавалеристам требовалось проскакать не менее трёх километров по узкой долине, сжатой с севера Федюниными высотами, а с юга – возвышенностью, по которой проходила Воронцовская дорога, к востоку от Сапун-горы. В конце долины атакующие попадали в своеобразную подкову, окружённую высотами, на которых стояли русские пушки. Тем не менее, Льюкан не оспорил приказ, а поручил его выполнение генерал-майору лорду Джеймсу Кардигану, командиру бригады лёгкой кавалерии.

Впоследствии говорили о том, что капитан Луис Нолан, передавший Льюкану письменный приказ об атаке, не сообщил ему устного приказа Реглана: «Если возможно». То есть окончательное решение об атаке должен был якобы принять сам Льюкан. Нолан погиб в ходе этой атаки, поэтому он никак не мог подтвердить или опровергнуть это свидетельство.

В начале атаки Льюкан приказал драгунской бригаде Скарлетта поддержать её, но увидев, что она подвергается сильному перекрёстному огню русских, велел ей отступить. Однако он почему-то не отдал такой приказ бригаде Кардигана, в одиночку продолжавшей атаковать. Сам Кардиган утратил контроль над ситуацией, потерял свою часть, и после боя ему даже хотели предъявить обвинение в трусости.

Первый порыв англичан, опрокинувших и погнавших перед собой уральцев и гусар, был неудержим. Но атака, приведшая вначале к ограниченному успеху, закончилась тем, чем и должна была завершиться. Из 670 человек бригада потеряла 110 убитых, 160 раненых и 60 пленных. Благодаря помощи французов ей удалось отбить русскую контратаку, избежать полного уничтожения и отойти. Всего в битве под Балаклавой погибло и пропало без вести 146 русских, 122 британских, 13 французских и 170 турецких солдат и офицеров.

«ТОНКАЯ КРАСНАЯ ЛИНИЯ», или ЕЩЕ ОДИН КРАСИВЫЙ МИФ БАЛАКЛАВСКОГО СРАЖЕНИЯ

«Шедвелл! А этот парень хорошо знает свое дело!»

Генерал-майор К. Кемпбел своему адъютанту 25 октября 1854 г.

Описывая Балаклавское сражение, нельзя в очередной раз не вспомнить о легендарной «Тонкой красной линии» у деревни Кадыкой. С таким названием вошел скорее в мировую лингвистику, чем в военную историю, совершено незначительный эпизод сражения под Балаклавой, который по абсолютно необоснованным причинам возведен в ранг эпического подвига. На самом деле за красивым мифом скрывается еще одна великолепно проведенная пиар-кампания, возвеличившая стойкость полка, который в этот день даже толком под огнем не побывал. Для англичан, помня их манеру отмечать в числе героев даже тех, кто «просто рядом проходил» (упомянутые выше 46-й полк при Альме, 57-й полк при Балаклаве и т.п.), история совершенно типичная.

На протяжении всего существования мифа исследователей не смущал факт, что первоисточником информации об этом эпизоде стал не какой-либо военный документ, не рапорт какого-либо военачальника с места сражения, даже не воспоминания какого-нибудь сержанта или рядового, а статья британского корреспондента Рассела в «Таймс», находившегося в этот день рядом с главнокомандующим и его штабом, и последующие ее многочисленные компиляции ура-патриотического характера.

Прочие упоминания об этом бое шотландской пехоты с российской кавалерией появились много позже окончания войны и были гораздо сдержаннее чем первые — переполненные эмоциями репортажи.

Но газетной статьи для английских историков оказалось достаточно, чтобы навсегда записать этот эпизод не только в полковую историю 93-го полка, но и в британскую военную историю как проявление выдающихся храбрости и стойкости. До сих пор зарубежные исследователи обязательно упоминают газетный текст в своих трудах о событиях в Крыму в 1854–1855 гг. как едва ли не официальной отчет о сражении под Балаклавой. К сожалению, в числе «подпевающих» оказались и многие наши соотечественники, с упоением смакующие набившие оскомину фантастические детали британского военно-патриотического эпоса.

«Тонкая красная линия». Художественная иллюстрация одного из самых успешных мифов Крымской войны и Балаклавского сражения, ничего общего не имеющая с реальными событиями 13(25) октября 1854 г.

Так что же произошло на самом деле. Думаю, если все рассказать по порядку, то от яркого события останется сплошная, в чем-то совершенно скучная банальность. Оговорюсь, современными крымскими исследователями это событие изучено досконально и, опираясь на их работы, я лишь дополню происходившее некоторыми интересными, на мой взгляд, деталями.

Начнем с главных героев. Раннее утро 25 октября 93-й полк встретил в своем лагере и с первыми выстрелами был поднят по тревоге. Тренированные солдаты не измотанного на траншейных работах полка быстро экипировались, вооружились и двинулись к линии редутов. У Кемпбела давно был выработан план действий на подобный случай. Выстрелы у редутов не стали для него и подчиненных большой неожиданностью.

Горцы прибыли к месту сражения, когда четыре из шести редутов были заняты русскими, уже прочно устроившимися на Воронцовской дороге. Полк вышел на линию, позволявшую ему перекрыть фронт Балаклавской позиции, и стал терпеливо ожидать дальнейших событий, готовясь ко встрече с превосходящими русскими силами. В том, что это случится, никто из находившихся в строю не сомневался.

Кавалерия Рыжова начала проявлять активность: «…после непродолжительного бездействия, последовавшего за занятием редутов, генерал-лейтенант И.И. Рыжов, начальник кавалерии нашего отряда, получил приказание произвести атаку с Лейхтенбергским и Веймарским гусарскими, Уральским казачьим полками и с конною № 12-го батареею».{576}

Движение больших масс конницы не осталось незамеченным Луканом и Кемпбелом. Последний предложил командиру кавалерийской дивизии отодвинуть кавалерию к краю долины, открыв пространство для ведения огня 93-му горскому полку, который разместил на середине дистанции от редутов до укреплений Балаклавы в таком месте, которое позволяло ему быстро менять фронт, разворачивая его в любую сторону, откуда мог атаковать противник, одновременно закрывая главную базу.{577}

Кемпбел оказался едва ли не самым разумным командиром, понявшим, что имея в руках мощное и дальнобойное стрелковое оружие, обученная и сплоченная пехота огнем с места без особых проблем справится с любой кавалерийской массой, если, конечно, последняя не решится своими трупами завалить взятую позицию. А если эта пехота еще и организованна — то это худший кошмар для решившегося на ее атаку кавалерийского начальника. Да и кавалерия, действующая в одиночку, всегда была в очень невыигрышном положении против стойкой пехоты.

Кептен Пиль. В 1854 г. командир HMS “Diamond”. В сражении под Балаклавой командовал «Алмазной» батареей.

В то, что под Балаклавой русские решатся повторить самоубийственный бросок наполеоновских кирасир при Ватерлоо, он, видимо, сильно не верил, но на всякий случай канаву перед строем горцев присмотрел. Хотя на эту самую канаву, если она и была, он сильно не полагался. Кемпбел был прекрасным пехотным командиром и умел видеть перспективы новых типов вооружения. В его понимании век кавалерийских атак уже давно прошел, а звуки призывающих в атаку рожков под Балаклавой будут играть поминальную песню любому, решившемуся на действия в конном строю против пехоты.

Для скептиков могу лишь сказать, что плотность огня, создаваемая в данном случае горской пехотой, вполне могла создать по всем даже современным канонам расчета устойчивости непреодолимую оборонительную линию.

В успехе своего предприятия Кемпбел был совершенно уверен, положившись не только на эффективность стрелкового оружия, но и на традиционную дисциплину горцев, помноженную на количество одновременно задействованных стволов. А их у него действительно было немало.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Атака лёгкой бригады

Запрос «Атака лёгкой кавалерии» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Атака лёгкой кавалерии
Основной конфликт: Балаклавское сражение, Крымская война

Картина «Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой» Вильяма Симпсона (1855), изображающая атаку лёгкой кавалерии по Долине смерти.
Дата 13 (25) октября 1854
Место 44°32′16″ с. ш. 33°37′27″ в. д.HGЯOL
Итог Победа России
Противники

Соединённое королевство

Российская империя

Командующие

лорд Кардиган

Павел Липранди

Силы сторон

670+

неизвестно

Потери

102 убитых (из них 9 офицеров), 129 раненых (из них 11 офицеров) и 58 пленных (в том числе 2 офицера), причём последние были также почти все ранены. Позже ещё 16 человек умерли от ран (9 из них в русском плену). Англичане потеряли 362 лошади.

33 убитых и раненых (3-я Донская батарея)

Медиафайлы на Викискладе

Атака лёгкой бригады на картине Ричарда Кейтона Вудвила (1825—1855)

Атака лёгкой бригады (англ. The Charge of the Light Brigade) — героическая, но катастрофическая по последствиям атака британской кавалерии под командованием лорда Д. Кардигана на позиции Русской армии во время Балаклавского сражения 25 октября 1854 года в ходе Крымской войны.

Атака вошла в историю также благодаря стихотворению Альфреда Теннисона «Атака лёгкой бригады».

Предыстория

Кавалерийская дивизия британской «Восточной армии» стояла лагерем в Балаклавской долине, охраняя пути, соединяющие английскую армию под Севастополем с морской базой в Балаклаве. В состав дивизии входили тяжёлая и лёгкая бригады, каждая имела по 5 полков кавалерии (всего около 1500 всадников). Дивизии были приданы две артиллерийские батареи (12 орудий). Во главе дивизии находился генерал-лейтенант Чарльз Бингэм, граф Лукан, а тяжёлой и лёгкой бригадами командовали генерал-майор Джеймс Скарлетт и генерал-майор Джеймс Браднелл, граф Кардиган. До Крымской войны Кардиган никогда не участвовал в боевых действиях.

В состав лёгкой бригады входили 4-й и 13-й лёгкие драгунские полки, 17-й уланский полк, 8-й и 11-й гусарские полки.

25 октября главнокомандующий русскими войсками в Крыму А. С. Меншиков решил нанести удар по коммуникациям противника. На Чёрной реке был собран отряд под командованием генерала П. П. Липранди, около 16 000 человек. В 05:00 отряд перешёл в наступление, и в 07:30 Азовский пехотный полк штурмом взял турецкий редут № 1 на Кадыкёйских высотах. Турки бежали, бросив ещё три редута. Англичане в этом бою потеряли около 9 орудий.

Артиллерийское оружие в те годы было больше чем средство ведения боя — это был своеобразный символ. Артиллерийские части не имели знамён, а на стволах орудий стояли эмблемы армии и государства. Даже повреждённая вражеская пушка забиралась в качестве трофея. Именно из русских бронзовых пушек была отлита часть высших военных наград Великобритании — Кресты Виктории.

В 8:00 на место боя прибыли командующие — английский генерал лорд Реглан и французский генерал Канробер. Лорд Реглан, указывая Канроберу на русских, увозящих орудия с редутов, сказал, что жаль отдавать им эти орудия. Канробер ответил: «Зачем идти самим на русских? Предоставим им идти на нас: мы на превосходной позиции, не будем отсюда трогаться!» Однако Реглан позвал генерала Эйри и продиктовал ему несколько строк. Эйри передал бумажку капитану Нолэну и велел передать её командиру кавалерии, лорду Лукану. В приказе Лукан прочитал:

Лорд Реглан желает, чтобы кавалерия быстро выдвинулась к линии фронта, преследуя противника, и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия. Отряд конной артиллерии также может присоединиться. Французская кавалерия находится на вашем левом фланге. Немедленно.

Оригинальный текст (англ.) Lord Raglan wishes the Cavalry to advance rapidly to the front, follow the enemy, and try to prevent the enemy carrying away the guns. Troop Horse Artillery may accompany. French Cavalry is on your left. Immediate.

Впоследствии Реглан утверждал, что капитан Нолэн забыл прибавить устно, что ему было приказано: «если возможно (if possible)». Лукан же выражал готовность под присягой засвидетельствовать, что этих слов («если возможно») Нолэн ему не показал.

Атака

Схема балаклавского боя

Получив приказ атаковать, лорд Лукан спросил Нолэна, какие именно орудия имеются в виду в приказе. Нолэн показал рукой, причём вроде бы на позиции в дальнем конце долины. Сам Нолэн погибнет во время атаки и суть его жеста останется неизвестной. Лукан приказал лорду Кардигану возглавить бригаду, численностью 673 человека (по другим данным 661 или 607) и атаковать по долине между Федюхиными горами и захваченными утром редутами. Кардиган пытался возразить, что на равнине находятся тяжёлые русские пушки, которые защищены с обоих флангов пушечными батареями и стрелками на окружающих холмах. Лукан ответил: «Тут нет выбора, кроме как повиноваться (we have no choice but to obey)». Затем Кардиган скомандовал: «В атаку!»

В десять минут двенадцатого в атаку пошла наша бригада лёгкой кавалерии… Когда она двинулась вперёд, русские встретили её огнём пушек с редута справа, ружейными и штуцерными залпами. Наши кавалеристы гордо промчались мимо; их амуниция и оружие сверкали под утренним солнцем во всём великолепии. Мы не верили своим глазам! Неужели эта горстка людей собралась атаковать целую армию, выстроенную в боевой порядок? Увы, так оно и было: их отчаянная храбрость не знала границ, настолько, что позабыто было то, что называют её самым верным спутником — благоразумие (Уильям Рассел).

Атака началась внезапно для самих русских. Английской лёгкой кавалерийской бригаде удалось пройти под перекрёстным огнём русской артиллерии и пехоты с Федюхиных и Балаклавских (Кадыкёйских) высот и прорваться к пушкам 3-й Донской батареи. Стоявшие за батареей Киевский и Ингерманландский гусарские полки, а также Уральский казачий полк, не смогли организовать контратаку английской лёгкой кавалерийской бригаде и в беспорядке отступили. Но, в результате фланговой атаки трёх эскадронов Сводного уланского полка подполковника Еропкина, возвращавшиеся подразделения лёгкой кавалерийской бригады англичан были рассеяны и понесли дополнительные потери. Отступать пришлось опять под перекрёстным огнём русской артиллерии и пехоты, что ещё больше увеличило количество убитых и раненных.

Впечатление на современников

Выжившие офицеры и солдаты 18-го лёгкого драгунского полка

Английский журналист Уильям Рассел, очевидец, в своём репортаже для газеты «Таймс» описал окончание атаки в следующих словах:

«Итак, мы наблюдали, как они ворвались на батарею; затем, к восторгу своему, мы увидели, что они возвращаются, пробившись сквозь колонну русской пехоты, разметав её как стог сена. И тут их — потерявших строй, рассеявшихся по долине — смёл фланговый залп батареи на холме. Раненые и потерявшие коней кавалеристы, бегущие к нашим позициям, красноречивее любых слов свидетельствовали об их печальной судьбе — да, они потерпели неудачу, но даже полубоги не смогли бы сделать большего… В 11:35 перед проклятыми московитскими пушками более не осталось британских солдат, кроме мёртвых и умирающих…».

Участник сражения, французский генерал Пьер Боске, произнёс по поводу действий британской кавалерии знаменитую фразу: «C’est magnifique, mais ce n’est pas la guerre: c’est de la folie» («Это великолепно, но это не война: это безумие»).

Потери

Английский корреспондент Рассел на месте событий, по количеству вернувшихся к двум часам дня кавалеристов, оценивал потери в 409 человек. Кардиган, на следующий день после битвы, в личном дневнике записал потери общей цифрой в 300 человек убитыми, ранеными и взятыми в плен, а также отметил потерянными 396 лошадей. Калторп, личный помощник Реглана, в своей книге, изданной в 1856 году, назвал цифру 156 убитыми и пропавшими, 122 ранеными и 335 лошадей потерянными. Современный британский исследователь Марк Адкин, основываясь на полковых записях, оценивает потери в 103 убитыми непосредственно в битве, 7 человек умершими вскоре после неё от ран, 130 ранеными, 58 попавшими в плен. Похожих цифр, что у Адкина, придерживается и российский исследователь Алексей Васильев, определяя потери бригады в 102 убитых (из них 9 офицеров), 129 раненых (из них 11 офицеров), 58 пленных (в том числе 2 офицера), 16 человек умерших от ран (9 из них в русском плену) и потерянными 362 лошади.

В кино, литературе и музыке

Этому событию посвящены:

  • «Атака лёгкой бригады» — стихотворение лорда Теннисона (1854);
  • стихотворение Редьярда Киплинга «Последние из лёгкой бригады» (The Last of the Light Brigade);
  • художественный фильм «Атака лёгкой кавалерии» 1936 года;
  • художественный фильм «Атака лёгкой кавалерии» 1968 года;
  • песня «The Trooper» группы Iron Maiden с альбома «Piece of Mind».
  • песня «Massacre» группы Thin Lizzy c альбома Johnny The Fox 1976 года.
  • мотив использован в сцене атаки кавалерии гондорцев на Осгилиат — фильм «Властелин колец: Возвращение короля»
  • телефильм Леонида Парфенова Война в Крыму — всё в дыму (к 150-летней годовщине Крымской войны) 2005 года, съемки непосредственно на поле битвы.
  1. Тарле называет его «лорд Лекэн», что однако не соответствует традициям перевода (см. А. И. Рыбакин. Словарь английских фамилий)
  2. Атака Лёгкой бригады под Балаклавой
  3. 1 2 Триумф и трагедия Лёгкой бригады
  4. 1 2 Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. — М.-Л.: 1941—1944.
  5. The Maxse Letter
  6. The Charge of the Light Brigade
  7. Атака лёгкой бригады. ИноСМИ.ру (25 октября 2007). Дата обращения 13 августа 2010. Архивировано 4 мая 2012 года.
  8. Raugh, Harold E. The Victorians at War, 1815–1914: An Encyclopedia of British Military History. — Santa Barbara, CA : ABC CLIO, 2004. — P. 93.
  9. William Howard Russell. Battle of Balaclava // The mammoth book of journalism / Jon E. Lewis. — Hachette UK, 2011.
  10. 1 2 Adkin, 1996, p. 217.
  11. Somerset John Gough Calthorpe. Letters From Headquarters, or the Realities of the War in the Crimea, by an Officer on the Staff. — London: John Murray, 1856. — Vol. 1. — P. 320.
  12. Васильев А. Долина смерти // Родина: Российский историко-публицистический журнал. — 1995. — № 3-4. — С. 57.
  13. Российскую историю телевидение показывает лучше и правдивее современности. Известия (6 октября 2005).

  • Mark Adkin. The Charge: The Real Reason Why the Light Brigade was Lost. — London: Leo Cooper, Pen & Sword Books, 1996. — 289 p. — ISBN 0-85052-469-5.
  • Триумф и трагедия Лёгкой бригады
  • Заседание Палаты Общин, посвященное расследованию атаки (англ.)
  • Атака Лёгкой бригады под Балаклавой
  • Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. — М.-Л.: 1941—1944.
  • Дубровин Н. Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя. Том IІ. / Н. Ф. Дубровин — СПб.: Тип. Товарищества «Общественная Польза», 1900. — 524 с.
  • Арбузов Е. Ф. Воспоминания о кампании на Крымском полуострове в 1854 и 1855 годах. — . — С. 389—410. — Вырезка из журн. «Военный сборник». — 1874. — № 4.
  • О сражении под Балаклавой (записка генерал-лейтенанта Рыжова) / Дубровин Н. Ф. Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя. Выпуск IV. — СПб.: Тип. Департамента уделов, 1872. — С. 73—80.
  • Хибберт Кристофер. Крымская кампания 1854—1855 гг. Трагедия лорда Раглана / Кристофер Хибберт . — М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. — 348 с.
  • Ананьин О. Российская кавалерия в Балаклавском сражении / О. Ананьин // Military Крым. Военно-исторический журнал № 24 — 2013.

Матчасть нацизма_тонкая красная линия

Эпиграф, Киплинг:
The drums begin to roll, my boys, the drums begin to roll,
O it’s «Thin red line of ‘eroes» when the drums begin to roll.
Кто не знал:
Термин «Untermensch» был заимствован нацистами из книг американского расиста Лотропа Стоддарда, который в своей книге «The Revolt Against Civilization: The Menace of the Under-Man» («Бунт против цивилизации: угроза подчеловека», 1922) утверждал, что после прихода к власти большевиков Россией стал управлять один из самых дегенеративных народов на Земле.
Он считал, что комбинация из предполагавшейся врождённой расовой неполноценности русских славян, идиотизма политической доктрины, взывавшей к низшим человеческим инстинктам, а также тот факт, что ряды коммунистической партии состояли, по его мнению, из «врождённых преступников» в самом обычном смысле этого слова, требовали абсолютно нового понятия для описания этого феномена: «the Under-man» (досл. «подчеловек»).
В этом смысле Октябрьская революция была по Стоддарду боевым кличем на приближающуюся неотвратимую битву между цивилизованными нациями и «массами с Востока».
И если белой расе предстояло одержать победу в этой войне с «подчеловеком», то — так аргументировалось в книге — ей следовало отказаться от непродуманных либеральных идей и поскорее перейти к решительным политическим мерам, таким, например, как внедрение долгосрочных евгенических программ.
Слово «Untermensch» вошло в нацистский лексикон из названия немецкого перевода книги Стоддарда «Der Kulturumsturz: Die Drohung des Untermenschen» (1925).
Нацистское понятие «Untermensch» было изначально изобретено американцем.
Обратный перевод слова с немецкого на английский зачастую звучит как «subhuman» («подчеловек»).
Ведущий нацистский идеолог, зафиксировавший концепцию славянского «подчеловека» за авторством Стоддарда, — Альфред Розенберг, в своей книге «Миф 20-го века» (1930) пишет, что русский большевик — это тот вид человека, «которого Лотроп Стоддард обозначил как „недочеловека“» .
Некоторые отрывки о недочеловеках из «Бунта» — речь в книге шла не только в России.
Стилистика, конечно, потрясает (размножение, качество человеческого материала и т.д.) — Гитлеру и Розенбергу далеко до «полета духа и ума» Стоддарда:
«Быстрота, с которой распространяется слабоумные группы людей, и ущерб, который они наносят, ярко иллюстрируется многочисленными научными исследованиями, которые были собраны.
И в Европе, и в Америке исследования говорят следующее: слабоумные личности, сосредоточенные в «кланы», распространяются как раковая опухоль, нарушая общественную жизнь и заражая кровь целых общин, и процветают от ошибочных усилий по «лучшему своему состоянию», от благотворительности и других форм «социальных служб».
Типичным случаем вышеназванного является «семья Джуки», впервые была исследованная в 1877 году и вновь изученная в 1915 году.
Цитата из оригинального исследования: «Один ленивый бродяга по прозвищу Джуки родился в сельском Нью-Йорке в 1720 году, его два сына женились на пяти вырожденных сестрах, были шесть поколений численностью около 1200 лиц всех категорий безделья, порочности, разврата, пауперизма, болезней, идиотизма, маразма, также они были поражены склонностью к преступности.
Из общего числа семи поколений 300 умерли в младенчестве, 310 были профессиональными нищими, жившими в богадельнях в общей сложности 2300 лет, 440 были физически разрушены их собственной «больной злобой», более половины женщин занимались проституцией, 130 были осужденными преступниками 60 были ворами, 7 были убийцами только 20 занимались торговлей, 10 из них были в тюрьме государства, и все обошлись государству стоимостью более $ 1,250,000″.
К 1915 году клан достиг своего девятого поколения, и уже значительно удлинилась его злая летопись. Затем были пронумерованы 2820 лиц, половина которых были живы. В 1880 году Джуки оставили свою родину и были широко разбросаны по всей стране, но изменение окружающей среды не сделало никаких изменений материала в их природе, ибо они всё ещё показывали «те же слабоумие, лень, распущенность и нечестность, даже когда не сдерживаются ассоциациями своей плохой семьи, и несмотря на факт своего окружения лучшими социальными условиями». Стоимость государству теперь возросла до 2 500 000 долларов. Как следовало замечание, это бедствие можно было бы предотвратить путём предотвращения воспроизведения первого Джуки. Проблема Джуки является всё ещё в растущей степени тяжести, так как в 1915 году «из примерно 600 проживающих слабоумных и эпилептических Джуки есть только трое в настоящее время, получающих медицинскую помощь и находящихся под стражей».
Ярким примером превосходства и вырождения, которые так жёстко определяются наследственностью, обеспечиваются «семьёй Кэлликак», Нью Джерси.
В ходе Войны за независимость один Мартин «Кэлликэк», молодой солдат из хорошей семьи, имел незаконные отношения со слабоумной служанкой, от которой у него был сын.
Несколько лет спустя Мартин женился на женщине из хорошей семьи, от которой у него было несколько законных детей.
Теперь то, что случилось: законные дети Мартина от женщины хорошего происхождения оказались хорошими и основали одну из самых выдающихся семей в Нью Джерси…
«В резком контрасте с этой ветвью семьи стоят потомки слабоумной девушки. Из них 480 были прослежены. О них записано: 143 слабоумных, 36 незаконнорожденых, 33 грубо аморальных лица (в основном проститутки), 24 подтверждённые алкоголики, 3 эпилептика, 82 умерли в младенчестве, 3 преступника, 8 человек держались дома с дурной славой.

В Соединённых Штатах общее количество явно слабоумных, безумных и эпилептических оценивается полностью в 1 000000 человек. И, как уже говорилось, даже это вызывает тревогу, общая сумма представляет собой лишь лиц, страдающих от наиболее крайних форм пороков, являющихся транслируемыми через общее население.
Степень такого загрязнения выявлена несколькими оценками, сделанными независимо компетентными исследователями, которые все считают, что около 30 процентов от всего населения Соединенных Штатов несёт некоторую форму психического дефекта.
В большей части дефект скрывается в зародышевой плазме и не причиняет носителям никакого вреда. Тем не менее, пороки есть, и они склонны проявляться в детях, особенно если они вступают в брак с лицами, обладающими подобным дефектом в своём наследовании.
И даже если исключить из рассмотрения все чисто скрытые дефекты, проблему представляют и те, кто на самом деле страдают от менее острых форм дефекта, чем описанные ранее, являющиеся одной из почти неисчислимых тяжестей для общества и для расы.
Здесь не может быть никаких сомнений, что неэффективность, глупость, нищета, преступность и другие формы антиобщественного поведения в значительной степени (возможно, в основном) связаны с врождённым вырождением.
Заботливые научные исследования, проведённые во многих странах на нищих, бродягах, преступниках, проститутках, хронических алкоголиках, наркоманах и т. д., показали высокий процент психического дефекта.
Когда к этим социальным неудачам мы добавляем бесчисленные неудачи, сортировка всего пути от «нетрудоспособных» временных работников в «неустойчивых гениев», тратящих или извращающих свои таланты, мы начинаем понимать по настоящему ужасное действие, унаследованное вырождение, работающее из поколения в поколение, загрязняющее и портящее хорошие запасы, усиливающее социальную нагрузку и угрожающее будущему цивилизации.
Вырождение делает угрозу цивилизации. Наличие обширных орд врожденных подчинённых неспособных, неприспосабливаемых, недовольных, и непослушных несёт угрозу общественному порядку и упадок и разрушения.
Биолог Хамфри хорошо описывает опасности ситуации. «Так», пишет он, «армия плохо обеспеченных растёт в каждой цивилизованной стране, путём добавления, раскрывая новые некомпетентности и увеличиваясь своим собственным быстрым размножением, и к этому уровню человеческого осадка от каждого дегенеративного влияния в цивилизации в конечном итоге оседает. Эта угроза уже огромных размеров, но мы хорошо преуспели в Америке в освещении степени и скорости её роста в спокойных проектах благотворительности. И большинство из нас хотело бы оставаться слепыми к увеличению доли бедного человеческого материала. Человек делает ставку на бодрость, силу, достижения. Он повёрнут спиной к тем, кто не в состоянии совершить достижения».
Одно можно сказать наверняка: наши более гуманные методы приближают нас к роковым дням более быстрыми темпами, а наш хвастливый американизм не лекарство от психической некомпетентности. Политика промокательной бумаги наших городов показывает, что толпы, обычно произрастающие из ниоткуда при малейшем прекращении деятельности полицейского контроля, в основном американского происхождения едва ли есть грамотные среди них; всё же они возвращаются к влиянию своих животных инстинктов спонтанно, как ввергнутые во мрак революцией русские.
«Глупо идти в ногу с заблуждением, что увеличение демократии и увеличение образования сделают плохо рождённых хорошими гражданами. Демократия никогда не была предназначена для дегенератов, и нация размножается свободно из тех, что должны постоянно быть репрессированными, не направляясь к расширению демократических свобод. Скорее это неизбежно, потому что линия класса ожесточается в качестве защиты от растущего числа непородистых, как и во всех предыдущих культурах. Дистанционный катаклизм может быть нашей настоящей расовой тенденцией к социальному хаосу или диктатуре.
Между тем, мы вызываем социальные потрясения, продвигая путаные представления о равенстве и демократии, поскольку свободная идеализация в настоящее время является овердрафтом картины земного блаженства; это мешает некоторым мозгам надеяться на невозможное выравнивание людей самими нами. Можно честно рассчитывать на достижение справедливого выравнивания возможностей, но каждый шаг в этом направлении выявляет более отчётливо те основные неравенства наследования, которые никакое усилие окружающей среды не может улучшить. Так недовольство усиливается у тех, кто менее способен использовать возможность, когда она предлагается…»
В связи с этим мы никогда не должны забывать, что именно есть «полноценные» с неисправностями, которые наиболее опасны для общественного порядка. Этот «почти гений» — человек со смертельным налётом, извращающий свои таланты, что часто пробуждает и заводит толпу. Социальные революционные доктрины выравнивания в наши дни, такие как синдикализм, анархизм, и большевизм, внешне заманчивые, а в основном ложные и разрушительные, являются продуктами распада мышления несостоятельных мозгов Социолог Нордау умело анализирует огромный вред таких лиц и доктрин, не только возбуждающих элементы вырожденных, но и ведущих в заблуждение огромное число обычных людей, биологически нормальных с интеллектом, всё же недостаточно высоким для защиты их от умных заблуждений, одетых в пылкие эмоциональные призывы.
Нордау сказал: «Помимо крайних форм вырождения есть более мягкие формы, более или менее незаметные, не бывающие диагностированными на первый взгляд, самые опасные для общества, потому что их деструктивное влияние лишь постепенно дает о себе знать; мы не стоим на страже против него; действительно, во многих случаях мы не признаем его как реальную причину зла, она вызывает в воображении зло, в серьезной важности которой никто не может сомневаться».
«Психопат или наполовину дурак, кто полон органического чувства неприязни, обобщает своё субъективное состояние в систему пессимизма, «Weltschmertz» усталости от жизни. Другой, в ком эгоизм без любви доминирует во всех мыслях и чувствах, потому что весь внешний мир кажется ему враждебным, организует свои антисоциальные инстинкты в теорию анархизма.
Третий, страдающий от моральной бесчувственности, так, что узы симпатии не связывают его со своим ближним или с любым живым существом, и одержимый тщеславием в размере мании величия, проповедует учение о Супермене, который должен знать, что никакие соображения и сострадание не бывают связанными с не моральным принципом, но живут своей собственной жизнью «без оглядки на других».
Когда эти полу-дураки, как это часто бывает, говорят возбуждённо, когда их воображение, необузданное логикой или пониманием, снабжает их нечеткими поразительными фантазиями, удивительными ассоциациями и образами, их сочинения производят сильное впечатление на неосторожных читателей и легко оказывают решающее влияние на мысли в культурных кругах своего времени».
«Таким образом, под влиянием учения вырожденных полудураков возникают условия, которые не допускают, как в ситуациях с безумием и преступлением, выражения в цифрах, но, тем не менее, могут в конце концов быть определены через их политические и социальные последствия. Мы постепенно наблюдаем общее ослабление нравственности, исчезновение логики мысли и действия, болезненное раздражение и шатания общественного мнения, релаксацию характера. К преступлениям относятся с легкомысленной или сентиментальной снисходительностью, которая поощряет мошенников всех видов.
Люди теряют силу морального негодования и приучают себя презирать её как нечто банальное, неуспевающее, безвкусное и неразумное.
Дела, которые ранее дисквалифицировали бы человека навсегда из общественной жизни, больше не являются препятствием в его карьере, так что подозрительные и испорченные личности найдут возможности подняться на ответственные посты, иногда с контролем национального бизнеса. Звук здравого смысла становится реже и менее достойно оцениваемым и всё более и более подло по рейтингу.
Никто не находится в шоке от самых абсурдных предложений, мер и моды, а также правил безумия в законодательстве, администрации, внешней и внутренней политике.
Каждый демагог находит следующего, каждый дурак собирает сторонников, каждое событие производит впечатление сверх всякой меры, разжигает смешной энтузиазм, распространяющий болезненное оцепенение, приводит к насильственным проявлениям в одном или другом смысле И на официальных разбирательствах, по крайней мере, бесполезные часто прискорбны и опасны все пропагандисты его «прав» и повстанцы против каждого ограничения его произвольных желаний по закону или обычаю. Каждый старается уйти от принуждения дисциплины и стряхнуть с себя бремя долга».
Таково разрушительное действие вырождения, распространяющееся как раковая опухоль и угрожающее коррозией обществу.
Где стройные ряды расово превосходных — тех, кто в группах «А» и «В», которые в Америке, мы знаем, сегодня составляют едва 13 процентов населения?
Именно эта «тонкая красная линия» богатой, незапятнанной крови лежит между нами и варварством или хаосом.
Там лежит наша надежда.
Давайте не будем обманывать себя на примере «правительства», «образования», «демократии»: наши законы, наши конституции, наши очень священные книги являются, в конечном счете, простыми бумажными барьерами, держащими только до тех пор, пока за ними стоят мужчины и женщины с умом для понимания и характером для их сохранения.
Тем не менее, эта жизнь линия цивилизации, не только тонкая, но и ужасная для тех, кто полностью осведомлены о фактах.
Мы уже говорили, что, вероятно, никогда прежде в истории человечества социальные условия не были настолько разрушительными для расовых ценностей, как сегодня из-за ликвидации высших слоёв и умножения подчинённых.
Одно опасное заблуждение, которое мы должны выкинуть из наших голов, — ошибочность суждения о человеческой популяции, как мы видим среди диких сортов растений и животных.
Среди этих последних мы наблюдаем заметную стабильность типа, и мы склонны сделать вывод, что для человека, как и для других форм жизни, «эволюция является медленным процессом», когда несколько поколений рассчитывают на малое, и поэтому мы не должны слишком беспокоиться о мерах расового улучшения, потому что у нас есть «много времени».
..Мы считаем, что в Европе (за исключением наиболее отсталых стран) у высших элементов в среднем населении от двух до четырех детей в браке, у посредственных элементов — в среднем от четырех до шести детей в браке, а у низших элементов, рассматриваемых в целом, в среднем от шести до семи с половиной детей на брак, у наиболее низших элементов, таких как временные работники, нищие и слабоумные, дефективные, рассматриваемые отдельно, в среднем около семи восьми детей (незаконные рождения входят в комплект).
В Соединённых Штатах условия не лучше чем в Европе — в некоторых отношениях они кажутся скорее худшими. За пределами Юга и частей Запада старая родная американская человеческая самобытность не самовоспроизводится. Рождаемость среди групп иммигрантов из Северной и Западной Европы стремительно падает, а рождаемость среди групп иммигрантов из Южной и Восточной Европы остаётся высокой и показывает сравнительно небольшое уменьшение. Американские интеллектуальные группы гораздо менее плодовиты, чем аналогичные европейские группы. …В Массачусетсе рождаемость среди женщин иностранного происхождения в два с половиной раза выше, чем рождаемости среди коренных уроженок; в Нью-Гемпшире — в два раза; в Род-Айленде в полтора раза самые плодовитые из чужеродных элементов поляки, польские и российские евреи, южные итальянцы и франко канадцы. Что это может означать, через несколько поколений обозначается расчётом, сделанным биологом Дэвенпортом, заявившим, что при нынешних темпах воспроизводства 1000 выпускников Гарварда сегодня бы имели только пятьдесят потомков через два века, следовательно, на 1000 румынов сегодня в Бостоне при их нынешних темпах размножения придётся 100 000 потомков за тот же промежуток времени.
Вернувшись к более общему аспекту проблемы, становится ясно, что и в Европе и Америке качество населения ухудшается, наиболее умные и талантливые штаммы относительно или абсолютно идут на убыль.
Теперь это не может означать ничего иного как смертельную угрозу для цивилизации и расы…
Страшная война просто ускорила расовое обнищание, долго работавшее до неё; сделала несколько тоньше жизненную линию цивилизации, уже бывшую тонкой, и дала толчок ожесточенной энергии тех, наделив полномочиями варварства и хаоса, кого мы сейчас непосредственно рассматриваем.
===================
Но полностью отрицая высокомерие и нацизм американского философа (который любому нацисту даст фору) можно обратить внимание на некоторые мысли:
«страдающий от моральной бесчувственности, так, что узы симпатии не связывают его со своим ближним или с любым живым существом, и одержимый тщеславием в размере мании величия, проповедует учение о Супермене, который должен знать, что никакие соображения и сострадание не бывают связанными с не моральным принципом, но живут своей собственной жизнью «без оглядки на других. Когда эти полу-дураки, как это часто бывает, говорят возбуждённо, когда их воображение, необузданное логикой или пониманием, снабжает их нечеткими поразительными фантазиями, удивительными ассоциациями и образами, их сочинения производят сильное впечатление на неосторожных читателей и легко оказывают решающее влияние на мысли в культурных кругах своего времени»
==============
Есть один момент, на который возможно никто не обращал внимание: Стоддард часто упоминает «тонкую красную линию» — некий маркер расового превосходства «людей полноценных» (полноценных именно в силу своеё крови)).
Тонкая (биологическая!) красная линия, прослойка сохранившихся расово полноценных отделяет цивилизацию от хаоса, недочелорвеков от настоящих людей.
В дальнейшем, это выражение, «тонкая красная линия» использовалось, например, в творчестве — см. фильм Т.Малика, в котором «расово полноценная» группа американцев оказывается не такой уж и «эффективной».
Но выразительна и сама история появления этого выражения:
Тонкая красная линия (англ. The Thin Red Line) — историческое событие, отражение 93-м шотландским пехотным полком горцев казачьей кавалерийской атаки в битве при Балаклаве 25 октября 1854 года.
Этот эпизод Крымской войны стал явлением английской культуры.
Для того, чтобы прикрыть слишком широкий фронт атаки русской кавалерии, генерал-майор сэр Колин Кэмпбелл приказал своим солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре.
Шотландские мундиры были красного цвета, отсюда и пошло название «Тонкая красная линия», которое стало художественным образом — символом стойкости и самопожертвования.
Отряд русской кавалерии численностью около 2000 сабель продвигался к английскому лагерю, располагавшемуся возле Балаклавы.
Русская кавалерия разделилась на две группы, и лишь около 600 из них участвовали в атаке на «Тонкую красную линиию».
Это был 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошхина.
Остальные силы русской кавалерии, Киевский и Ингерманландский гусарские полки гусарской бригады 6-й лёгкой кавалерийской дивизии, под командованием генерала Рыжова в это время вели бой с тяжёлой кавалерийской бригадой генерала Скарлета и в атаке на «Тонкую красную линию» участия не принимали.
Ранним утром атаку 1-го Уральского казачьего полка встретил 93-й шотландский полк.
Кэмпбелл сказал своим солдатам: «Приказа к отходу не будет, парни. Вы должны умереть там, где стоите».
Адъютант Кэмпбелла, Джон Скотт, ответил: «Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы это сделаем».
По уставу Кэмпбелл должен был построить полк глубиной в четыре линии.
Но он понимал, что фронт его обороны слишком широк, а людей слишком мало для такого построения. Чтобы удержать занимаемые позиции, Кэмпбелл построил полк только в две линии. Вопреки распространенному мнению, 93-й полк дал три залпа, с 800, 500 и 350 ярдов, и ни одного в упор.
Несмотря на потери, нанесенные казакам, те не переставали атаковать 93-й полк, но ещё несколько попыток остались безуспешными, что заставило казаков отступить.
При этом некоторые шотландцы попытались контратаковать, но сэр Колин остановил их с криком «Девяносто третий, к чёрту вашу нетерпеливость!».
Корреспондент «Таймс» Уильям Рассел описал потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью».
Со временем это выражение перешло в устойчивый оборот «тонкая красная линия», обозначающий оборону из последних сил.
Эта фраза стала символом британского хладнокровия в сражениях.
Однако, в современной историографии Крымской войны, ряд российских историков и исследователей ставят под сомнение английскую версию событий, ссылаясь на опубликованные, в разное время, воспоминания участников сражения с российской стороны (генерал-лейтенант И. Рыжов, штабс-ротмистр Е. Арбузов)
========
Вот и получается, что одна из важнейших метафор американской расовой теории, укоренившейся в нацистской расовой теории фашистской Германии, разделившей человечество на «расово полноценных» и «недочеловеков», родилась здесь у нас в Крыму, когда шотландцы мужественно сдерживали атаки казаков.
Конечно, заслуга в культивировании выражения принадлежит СМИ — конкретному человеку, корреспонденту «Таймс» Уильяму Расселу.
Конечно, это был отчасти пиар — 93-й полк не был последней линией обороны:
— в тылу у него располагались позиции английской артиллерии,
— в самой Балаклаве готов был вступить в бой отряд Королевской морской пехоты.
— большая часть русской кавалерии была занята боем с бригадой тяжёлой кавалерии англичан, потому силы атакующих тоже были ограничены.
(по мнению ряда историков, шотландский полк оборонялся не в одиночку, а с частью отступивших с редутов турецких подразделений).
Получается, что «тонкая красная линия» «расово полноценных» сразу началась с определенного подлога, оказавшего влияние на умы философов, давших толчок к формированию нацизма.
И еще один иррациональный момент — художник, написавший картину, вероятно неосознанно уловил момент: «расово неполноценных» вроде как меньшинство, но кто их атакует почти не видно + первый ряд нападающих русских солдат уже сражен.