26 мая 2014

Википедия:К переименованию/26 мая 2014

Начинающим · Сообщество · Порталы · Избранное · Проекты · Запросы · Оценивание

К переименованию: 29 ноября • 30 ноября • 1 декабря • 2 декабря • 3 декабря • 4 декабря • 5 декабря • 6 декабря • 7 декабря • 8 декабря • 9 декабря • 10 декабря • 11 декабря • 12 декабря • 13 декабря • 14 декабря • 15 декабря • 16 декабря • 17 декабря • 18 декабря • 19 декабря • 20 декабря |

Здесь находятся завершившиеся обсуждения. Просьба не вносить изменений.

Новороссия (государство) → Новороссия (союз) или Новороссия (конфедерация)

Сложное обсуждение. Некоторые участники считают данное обсуждение сложным. Требуется подведение итога администратором или опытным участником.

Здесь находятся завершившиеся обсуждения. Просьба не вносить изменений.

Как следует и из самой статьи и из заявлений представителей республик, это объединение является не непризнанным государством, а союзом непризнанных государств (конфедерацией). Прошу переименовать. Seryo93 (обс.) 13:33, 26 мая 2014 (UTC)

  • Не переименовывать. В официальном подписанном документе используется название именно «государство Новороссия».—yalagch 13:55, 26 мая 2014 (UTC)
  • OK. Seryo93 (обс.) 13:58, 26 мая 2014 (UTC) Кстати в английской Википедии вообще «Federal State of New Russia». По сути название верно — Федеративное государство Новороссия.—yalagch 14:02, 26 мая 2014 (UTC)
  • Причём здесь вообще английская Википедия? Spillik 12:08, 27 мая 2014 (UTC)
  • Не переименовывать Нет смысла заниматься сменой названий. Название полностью отвечает реальной ситуации. Новороссия имеет несколько значений и одно из них государство. Соответственно пометка — государство абсолютно верна. fruhling
  • Не уверен, что переименование что-то решит. Главное, что ныне в статье отражено, что это именно союз.—Daemon2010 15:19, 26 мая 2014 (UTC)
  • Не переименовывать. Согласен с аргументами выше. —u-leo ✉ 15:48, 26 мая 2014 (UTC)
  • Не переименовывать. Новороссия — это государство (на сегодняшний день не признанное, но вместе с этим реально существующее), а какое это государство — союзное, федеративное, конфедеративное, унитарное, монархическое — это вопрос вторичный и об этом указывается в статье. Предлагаю следующую формулировку: «Новороссия — государство в Восточной Европе, конфедеративный союз народных республик с правом сецессии» (или просто: «конфедерация народных республик с правом сецессии», или ещё проще: «конфедерация с правом сецессии»). —Орден Ленина 02:45, 27 мая 2014 (UTC)

Имеем ли мы право называть это государством?

«Государство» это весьма нагруженный термин, предполагающий наличие функционирующих государственных институтов, хотя бы частичного признания и еще много всего.

Есть ли АИ, в которых утверждается, что это — настоящее государство? Причем нужно что-то более весомое чем «пара мужиков с автоматами объявили, что создали новое государство». Признает ли эту структуру государством хоть кто-то кроме самих организаторов?

Может это «государственное образование» как Чеченская Республика Ичкерия или «виртуальное государство» как Силенд или даже «шуточное государство» как Хей-он-Уай? —Zhitelew 21:23, 27 мая 2014 (UTC)

  • Повторяю в официальном подписанном документе было название «государство Новороссия». Именно согласно этому дано название статьи. А в самой статье уже можно как угодно писать. Но статья называется согласно официальному названию.—yalagch 22:22, 27 мая 2014 (UTC)

Тогда и статью нужно называть «государство Новороссия», а не «Новороссия (государство)». Первый вариант более нейтральный, так как не подразумевает, что Википедия относит это к категории «государство». —Zhitelew 07:51, 28 мая 2014 (UTC) А в каком конкретно документе «было название «государство Новороссия»»? —Finland 21:56, 24 июня 2014 (UTC) Согласен, это уже более разумно, чем выше предложенные варианты.—yalagch 10:38, 28 мая 2014 (UTC)

Новороссия (государство) → Государство Новороссия

По результатам обсуждения выше предлагается такой вариант.—yalagch 10:40, 28 мая 2014 (UTC)

Кто-то бился в грудь по поводу закрытия обсуждений. Spillik 10:43, 28 мая 2014 (UTC) В данном случае мы не закрываем обсуждение, а продолжаем дискуссию, прийдя к выводу, что вышей представленный вариант более разумен.—yalagch 12:21, 28 мая 2014 (UTC) Я бы сказал, что это похоже на игру с правилами, с таким то подходом. Spillik 15:02, 28 мая 2014 (UTC)

  • Такой вариант названия допустим. В конечном итоге, указывается сама суть статьи — государство. Чем Новороссия и является. fruhling
  • Такой вариант допустим, согласен с fruhling. Самый разумный вариант Переименовать с оставлением перенаправления.—yalagch 13:04, 28 мая 2014 (UTC)
  • Это плохой вариант. В Википедии принято страны называть по короткому названию, а не Республика Украина, Федеративная Республика Германия или Королевство Нидерландов. Очевидно, что короткое название — Новороссия. GAndy 12:07, 29 мая 2014 (UTC)
    • Так оно и есть, когда название государства и название местности не совпадают. Контрпример: Государство Палестина. Лично я разницы между «Государство Новороссия» и «Новороссия (государство)» не вижу. TarasovOleg 12:19, 29 мая 2014 (UTC)
  • Переименовать в Новороссия (государственное образование) —Аркадий Белов 15:31, 30 мая 2014 (UTC)
  • Пустое буквоедское обсуждение. Нынешнее название ничему не противоречит и вполне отражает реалии. GAU-19 20:56, 30 мая 2014 (UTC)
  • Против. В таком сочетании не встречается нигде.—Игорь 08:41, 31 мая 2014 (UTC)
  • За И оставить перенаправление с прошлой версии. —MrTNTCat 10:12, 1 июня 2014 (UTC)
  • Переименовать Nsolohin 04:28, 4 июня 2014 (UTC)
  • За. Это более подходящее название, так как 1) в они сами себя называют «Государство Новороссия» в их документах, 2) это более нейтральный вариант. —Zhitelew 10:29, 10 июня 2014 (UTC)
  • Лучше переименовать в Конфедерация Новороссия. Так и звучит, и подчёркивает её государственное устройство и государственность, в целом.—Лепорский С.
  • Против, ибо 1) никаких внятных аргументов за переименование (кроме заявления о неком «договоре», ссылку на который никто так и не предоставил и статьи «Новое «государство» Новороссия» в The Kiev times от 24 мая) приведено не было. 2) Выше было предложено сразу два других варианта. 3) Кроме того, как заметил участник GAndy «В Википедии принято страны называть по короткому названию…». —Finland 22:06, 24 июня 2014 (UTC) Вообщем предлагаю оставить так как есть, в связи с отсутствием консенсуса.—ylgcha/ɐ 18:53, 25 июня 2014 (UTC)
  • Номинация уже неактуальна. Они отказались от названия «Новороссия» в пользу «Союз Народных Республик». — GAU-19 18:55, 26 июня 2014 (UTC) Пора начать новую с предложением переименования в СНР —ylgcha/ɐ 08:37, 27 июня 2014 (UTC)

Итог

Номинация более неактуальна, так как Новороссия теперь именуется Союзом Народных Республик, соответственно, вопросы, обсуждаемые здесь, потеряли актуальность в связи с переименованием статьи в «Союз Народных Республик». —Полиционер 17:15, 27 июня 2014 (UTC)

Месторождение природного газа → Крупнейшие газовые месторождения мира

Здесь находятся завершившиеся обсуждения. Просьба не вносить изменений. Перенесено со страницы Википедия:К переименованию/»Крупнейшие газовые месторождения мира».

Значимость предмета статьи поставлена под сомнение. Возможно, и будут удалить. Т.к. имеется совпадающая статья: Месторождение нефти и газа. Лучше переименовать на «Крупнейшие газовые месторождения мира». Статья в таком формате имеет значимость для Википедии. Тем более есть аналогия: «Крупнейшие нефтяные месторождения мира». Тёрнер 04:51, 15 мая 2014 (UTC)

Обсуждение было открыто вне структуры ВП:КПМ. GAndy 17:55, 26 мая 2014 (UTC)

Бои в Донецком аэропорту

Бои в Донецком аэропорту
Основной конфликт: Вооружённый конфликт на востоке Украины

Новый терминал. 16 октября 2014 года
Дата 26—27 мая 2014 года (первый этап)
28 сентября 2014 года — 21 января 2015 года (второй этап)
Место Аэропорт «Донецк», посёлки Пески, Спартак, город Авдеевка, Донецкая область
Итог Победа ДНР. Взятие аэропорта. Бои в окрестностях аэропорта продолжились
Противники

Украина

ДНР

Командующие

Виктор Муженко (с 16 января)
Виталий Пикулин

  • Дмитрий Ярош

Игорь Довгань
Руслан Хомчак
Олег Микац

Арсений Павлов
Михаил Толстых
Ахра Авидзба
Артем Мястковский†
Борис Сысенко†

Силы сторон
ВСУ:

  • 3-й отдельный полк СН
  • 8-й отдельный полк СпН
  • 10-й отдельный аэромобильный отряд ГУР МОУ
  • 93 омехбр
  • 95 оамбр
  • 30 омехбр
  • 79 оамбр
  • 80 оамбр
  • 81 оамбр
  • 17 отбр
  • 1 отбр

Неправительственные добровольческие формирования:
Правый сектор

    • ДУК «Правого сектора» (до 17 октября)
  • Армейский корпус ДНР:
    • Батальон «Оплот»
    • Батальон «Смерть»
    • Батальон «Восток»
    • Батальон «Спарта»
    • Батальон «Сомали»
Потери

По данным Украины: (за все время боев)
более 200 человек погибло, около 500 раненых.
По данным ДНР (за все время боев):
597 погибших, 44 попало в плен.

По данным Украины: (за все время боев)
Около 800 человек убитыми, еще 1500-2000 получили ранения, сотни единиц техники.

Медиафайлы на Викискладе

Башня управления полётами (3 октября 2014 года, фото «Рейтер») Боец батальона «Сомали» в аэропорту. 16 октября 2014 года.

Бои в Донецком аэропорту — боевые действия между вооружёнными формированиями непризнанной ДНР и вооружёнными силами Украины за контроль над стратегическим объектом — международным аэропортом «Донецк» — в ходе конфликта на востоке Украины (2014—2015). Длительное противостояние закончилось отходом украинских подразделений с территории аэропорта в середине января 2015 года.

Сам аэропорт не используется по прямому назначению с 26 мая 2014 года. В результате многомесячных боевых действий здания и сооружения аэропорта были полностью разрушены.

Весна 2014 года

С конца апреля 2014 года внутренний периметр аэропорта находился под охраной подразделений 3-го полка спецназначения (Кировоград).

В ночь с 25 на 26 мая вооружёнными сторонниками ДНР была осуществлена попытка захвата аэропорта. Целью операции было установление контроля над диспетчерской вышкой и взлётно-посадочной полосой, чтобы прекратить переброску по воздуху войск и грузов военного назначения. В операции, планированием и руководством которой занимался командир батальона «Восток» Александр Ходаковский, был задействован переданный в его подчинение сводный отряд российских и украинских добровольцев, прибывший в Донецк из Ростовской области 25 мая

Примерно в три часа ночи 26 мая передовой отряд из 80 человек частично занял здание нового терминала. Эта часть операции прошла без боестолкновений:

Мы спокойно зашли, поставили перед фактом украинскую сторону, что мы здесь, мы контролируем взлётно-посадочную полосу, у нас для этого есть все силы и средства… Мы понимали, что выдворить их за пределы города можно будет только измором, когда они поймут бессмысленность и нецелесообразность их нахождения в аэропорту, потому что они свои функции не выполняют

Кировоградский спецназ при этом продолжал контролировать старое здание аэропорта и его окрестности. Примерно в 7 часов утра прибыло подкрепление, в состав которого входили, в том числе, добровольцы из России. С 7 часов утра прекратилось обслуживание регулярных рейсов, пассажиры покинули аэропорт.

Ходаковский, прибывший на территорию аэропорта, провёл переговоры с командованием спецназа:

Мы не собирались никого убивать. У нас была договорённость с военными, которые охраняют аэропорт… Мы поставили их в известность, что будем здесь находиться, берём под контроль доминирующую высоту и не собираемся причинять им никакого вреда. Я сказал командиру кировоградской части, что мы бережно относимся к жизни тех кадровых военных, которые нам противостоят подневольно… Это обычные нормальные люди, мы не хотим их смерти. Но все эти договорённости были отменены одной стороной, которая применила авиацию

К десяти часам утра Ходаковский, уверенный, что силовики будут соблюдать достигнутые договорённости и не будут открывать огонь по повстанцам, вместе с бойцами бывшей донецкой «Альфы» покинул аэропорт. В здании нового терминала оставалось около 120 вооружённых сторонников ДНР. Тем временем спецназовцы оборудовали огневые позиции для миномётов и АГС-17 «Пламя», рассредоточили снайперов.

Примерно в 11 часов утра по новому терминалу был нанесён авиаудар штурмовиками Су-25 и вертолётами Ми-24, что привело к значительным потерям среди тех, кто находился на крыше здания. Повстанцы не были в состоянии организовать оборону от авиаударов — Ходаковский перед началом операции распорядился не брать с собой имевшиеся в батальоне ПЗРК:

Я был убеждён, что украинская власть не пойдёт на применение авиации в отношении аэропорта… У нас есть «Иглы». Но мы даже не брали их с собой — не предполагали, что у Украины хватит ума применить авиацию. Всё-таки аэропорт — это многомиллиардный проект. Его только к «Евро-2012» сделали… А украинская власть решила пойти на принцип

Завязался ожесточённый бой. Новый терминал обстреливали снайперы, с земли по зданию был открыт огонь из зенитных орудий и гранатомётов. Отряд, оказавшийся в огневой ловушке, остался без единого командования, действуя разрозненными группами. Кроме того, из тяжёлого вооружения отряд имел только один 82-мм миномёт (оказавшийся бесполезным, поскольку мины не имели взрывателей) и один АГС-17 «Пламя». После отхода части отряда с крыши там остались раненые и убитые. Раненых долго не удавалось вынести из-за плотного огня.

К этому времени в Донецке уже знали о провале операции по захвату аэропорта. Спешно готовилась операция по деблокированию отряда, занявшего аэропорт, однако главной проблемой оставалось отсутствие координации и единого командования. Бои в окрестностях аэропорта 26 мая вели сразу несколько отрядов повстанцев, которые также несли потери.

Во второй половине дня отряд получил приказ немедленно идти на прорыв в сторону Донецка, не дожидаясь темноты, пока аэропорт не взят украинскими военными в кольцо. Погрузившись вместе с ранеными в два «Камаза», повстанцы, оставив группу прикрытия, в 18:30 пошли на прорыв. Грузовики шли на полной скорости, при этом бойцы, находившиеся в кузовах, вели непрерывную беспорядочную стрельбу. При въезде в город грузовики были обстреляны из гранатомётов и пулемётов повстанцами, полагавшими, что на прорыв в Донецк со стороны аэропорта идут бойцы Национальной гвардии Украины. Впоследствии Александр Ходаковский и командир российских добровольцев Александр Бородай возложили ответственность за инцидент друг на друга.

В результате силы ВСУ сохранили контроль над аэропортом, при этом сторонники ДНР потеряли более 50 человек убитыми. Повстанцы, тем не менее, закрепились на подступах к аэропорту.

Аэропорт до войны.

С 3 июня 2014 года Государственная авиационная служба Украины отозвала сертификат эксплуатанта аэропорта.

Лето 2014 года

В течение последующих двух месяцев подразделения ВСУ были блокированы на территории аэропорта отрядами ДНР, которые неоднократно пытались взять аэропорт штурмом. Только в конце июля в результате успешных деблокирующих действий украинской армии и отступления сил ДНР в пределы городской черты силовикам удалось пробить «коридор» и доставить на территорию аэропорта тяжёлое вооружение.

В конце августа повстанцы возобновили штурм аэропорта. Для подавления наземных опорных пунктов и огневых точек использовались установки РСЗО и тяжёлая артиллерия. Обстрел привёл к сильному пожару в главном здании аэропорта. После артподготовки, как утверждают повстанцы, от 20 до 50 украинских военнослужащих покинули аэропорт и сдались. 2 сентября, по утверждениям повстанцев, под их контроль перешла часть лётного поля и часть наземных сооружений.

Осень 2014 года

Минское соглашение, подписанное 5 сентября 2014 года, оставляло территорию, на которой расположен аэропорт, за ДНР в обмен на несколько населённых пунктов, занятых повстанцами. Однако взаимные обязательства выполнены не были.

В ночь с 12 на 13 сентября часть аэропорта, находящаяся под контролем украинских военных, вновь подверглась мощному артиллерийскому обстрелу и штурму с участием танков. Нападение удалось отбить. О попытках штурма здания старого терминала, которое продолжали удерживать украинские силы, сообщалось 28 сентября, 2 и 3 октября. 6 октября повстанцы заявили, что вся территория аэропорта, включая ангары, строения и подземные коммуникации, полностью находится под их контролем.

В свою очередь, Совет национальной безопасности и обороны Украины заявил, что Донецкий аэропорт «до сих пор является главной целью» противника и за 9 октября был обстрелян 5 раз из миномётов и стрелкового оружия.

Согласно данным украинских СМИ, по состоянию на 16 октября аэропорт находился под контролем украинской армии; в сюжете ТСН рассказывалось о том как украинские бойцы вывесили на здании украинский флаг и спели гимн Украины. В то же время, по заявлению командующего батальона ДНР «Сомали» с радиопозывным «Гиви», украинская сторона обнародовала фото и видеоматериалы месячной давности. Также он добавил, что повстанцы давно контролируют аэропорт и в настоящее время держат оборону, на случай контратак украинских военных. Однако, в заявлении СНБО Украины от 17 октября продолжались утверждения, что аэропорт находится под контролем украинских военных. По каналу ТСН был показан сюжет об артиллеристах 93-й механизированной бригады ВСУ, поддерживающих огнём оборону аэропорта. СНБО Украины сообщил об очередном штурме аэропорта 20 октября, который был успешно отбит. Согласно его данным, по состоянию на 28 октября аэропорт продолжал находиться под контролем украинских сил. Сам аэропорт и прилегающие населённые пункты Авдеевка и Пески были обстреляны из артиллерии, гранатомётов и стрелкового оружия.

Зима 2014/2015 годов

Схема зданий и сооружений Донецкого аэропорта в период боёв за него

В течение двух суток (с 30 ноября по 1 декабря) за аэропорт шли ожесточённые бои. На 8 декабря, по заявлению украинской стороны, аэропорт находился под их контролем. По заявлению представителей ДНР, старый терминал находился под их контролем, новый — под контролем ВСУ.

В середине декабря украинские силовики ещё сохраняли контроль над новым терминалом, повстанцы контролировали старый терминал. После достижения договорённостей о прекращении огня, 12 декабря силы ДНР предоставили гуманитарный коридор украинским силовикам для проведения ротации личного состава, во время проведения которой, под камеру российского телеканала Lifenews, командир повстанцев с позывным «Моторола» и и. о. командира батальона из 93-й отдельной механизированной бригады с позывным «Купол» пожали друг другу руки. В дальнейшем были проведены ещё 2 ротации украинских военных через подконтрольный ДНР Донецк — 22 декабря и 6 января.

13 января 2015 года после двухдневных обстрелов Донецка украинскими войсками силы ДНР перешли в наступление, завязав бои за новый терминал. В этот же день была уничтожена диспетчерская вышка аэропорта.

14 января официальный представитель ДНР Д. В. Пушилин заявил об отступлении украинских военных из аэропорта, но штаб АТО опровергал информацию о том, что украинские части покинули аэропорт Донецка.

15 января глава ДНР Александр Захарченко также заявил об установлении контроля над Донецким аэропортом. Штаб АТО продолжил опровергать заявления повстанцев о захвате Донецкого аэропорта. Однако, украинские военные сообщили о полученном приказе об отступлении из посёлка Пески, который прикрывал аэропорт, при этом они сообщили, что при попытке занятия аэропорта повстанцы пустили в ход слезоточивый газ.

16 января ожесточённые бои за аэропорт («новый терминал») продолжились. Украинскими силами руководил комбриг 93-й бригады Олег Микацruuk. По данным повстанцев, в ходе боя погибли 10 украинских силовиков, кроме того, шесть обгоревших тел были обнаружены в самом здании. Свои потери повстанцы оценили в одного погибшего и восемь раненых. В тот же день батальоны «Спарта» и «Сомали», по их словам, подавляли очаги сопротивления украинской армии и отбивали контратаки ВСУ со стороны посёлка Пески. По сообщению министра обороны ДНР, украинские войска применили при обстреле аэропорта фосфорные боеприпасы.

17 января министерство обороны ДНР заявило, что украинские силовики при поддержке 10 танков и БМП и роты мотопехоты предприняли контрнаступление на Донецкий аэропорт, при этом потеряв 4 танка, 1 БМП и 15 солдат. На следующий день представители СНБО Украины заявили о принятии решения о начале массированной операции по возвращению старого терминала аэропорта, занятого повстанцами, под собственный контроль. Советник президента Украины Юрий Бирюков написал на своей странице в Фейсбук:

Доброе утро, страна. 08:01, уже можно сказать о том, что два часа назад вся группировка наших войск в секторе Б получила приказ и открыла массированный огонь по известным позициям сепаров. …сегодня мы покажем НАСКОЛЬКО мы умеем бить по зубам. …Вам казалось, что #нассливают? Нет, мы просто завязывали шнурки. Stay tuned («оставайтесь в теме»), буду информировать раз в час. …

21 января украинские СМИ со ссылкой на очевидцев заявили о провале попытки украинских военных овладеть аэропортом. Украинские войска с тяжёлыми потерями отступили в сторону Песков и Авдеевки на подготовленные позиции.

22 января украинская сторона признала, что полностью утратила контроль над Донецким аэропортом, также сообщив о гибели 6 и ранении 16 военнослужащих. Последние защитники аэропорта частично погибли под завалами, частично были взяты в плен.

В тот же день, в связи с обстрелом остановки общественного транспорта в Донецке, пленные из аэропорта были проведены по улицам Донецка и, далее, переданы украинской стороне, вместе с флагом их подразделения и гробами погибших, по которым священник отслужил панихиду.

С 20 февраля 2015 года представители ДНР начали разбор завалов аэропорта. К 1 марта 2015 года, по словам замминистра обороны ДНР Эдуарда Басурина, повстанцы обнаружили тела 373 украинских военных, 306 из которых уже передали украинской стороне. По данным ДНР, общее число потерь украинской армии в окрестностях аэропорта составляет около 600 человек; поисковая операция на территории аэропорта в октябре 2015 года продолжалась.

Согласно официальным данным Украины, за все время боев потери противника составили около 800 человек убитыми, ещё 1500—2000 получили ранения, сотни единиц сожженной техники.

В массовой культуре

Событиям в аэропорту (с украинской точки зрения) посвящён фильм «Киборги» (2017), а также книга С. Лойко «Аэропорт» (2015).

Памятники

  • Мемориальная доска в память о погибших россиянах во время первого боя за Донецкий аэропорт — открыт 28 мая 2016 года в храме подворья Троице-Сергиевой лавры РПЦ в селе Глинково Сергиево-Посадского района Подмосковья.
  • Памятный барельеф работы А.Ю. Голубева-Бродского «26.05.2014. Донецк. Аэропорт.» https://chervonec-001.livejournal.com/1361977.html?thread=20830265

Примечания

  1. Pro-Russia separatists vow further advances into Ukraine after taking Donetsk airport, The Daily Telegraph (22 января 2015). Дата обращения 23 января 2015.
  2. Shaun Walker, Oksana Grytsenko. Ukraine forces admit loss of Donetsk airport to rebels (21 января 2015). Дата обращения 29 апреля 2015.
  3. Украинские войска уступили аэропорт Донецка сепаратистам. Русская служба Би-би-си (22 января 2015). Дата обращения 23 января 2015.
  4. За сдачу аэропорта Донецка на Генштаб подают в военную прокуратуру — Центр журналистских расследований
  5. Кіровоградські кіборги зазнали втрат, обороняючи донецький аеропорт Архивная копия от 9 октября 2014 на Wayback Machine
  6. «Правий сектор» вирішив вивести бійців з аеропорту Донецька — УНІАН, 12.11.2014
  7. Батальон «Смерть»: «У Новороссии будет свой гимн» Архивная копия от 27 февраля 2015 на Wayback Machine — Спектр, 19 НОЯБРЯ 2015
  8. Понад 200 українських бійців загинуло у боях за донецький аеропорт, — військовий експерт. Телеканал новини «24» (23 января 2015). Дата обращения 9 октября 2017.
  9. ДНР: 44 украинских военных сдались в плен ополченцам. TV Russia Today (22 января 2015). Дата обращения 22 января 2015.
  10. Украинский Сталинград: 242 дня обороны донецкого аэропорта — KP.UA
  11. Без окон и в крови: аэропорт Донецка после боёв стал зданием-призраком. Подробности.ua — Статьи (28 июня 2014). Дата обращения 13 сентября 2014.
  12. 1 2 3 Командир батальона «Восток»: Киев счел, что для него регион потерян. РИА Новости, 04.06.2014
  13. 1 2 Александр Проханов. «Я брал аэропорт». Завтра. 4 декабря 2014 года.
  14. Рассказ врача с Чукотки о том, как месяц был добровольцем в Донбассе — Русская планета
  15. Вниманию пассажиров! Архивная копия от 8 октября 2014 на Wayback Machine
  16. Аэропорт Донецка временно приостановил обслуживание рейсов. Газета.ru — Политика (26 мая 2014). Дата обращения 13 сентября 2014.
  17. Бойцы АТО ликвидировали блокпост боевиков на въезде в Донецк — журналист
  18. В донецком аэропорту идет ожесточённый бой
  19. Мумин Шакиров «ДНР — фикция. Решения принимают другие» // Радио Свобода, 27.06.2014
  20. Дайджест за 15.08.2014 — Дайджесты — Глобальная Авантюра
  21. More than 50 rebels killed as new Ukraine leader unleashes assault
  22. Под Донецком погибли около 50 ополченцев, в том числе россияне
  23. Fighting rages in eastern Ukraine city, dozens dead
  24. На территории аэропорта «Донецк» продолжается АТО Архивная копия от 17 октября 2014 на Wayback Machine
  25. Госавиаслужба закрыла аэропорты Донецка, Луганска и Мариуполя. Подробности.ua (19 июня 2014). Дата обращения 13 сентября 2014.
  26. 1 2 3 Армия Новороссии взяла под контроль луганский аэропорт и полностью блокировала донецкий. Военный обозреватель (1 сентября 2014). Дата обращения 2 сентября 2014.
  27. Новороссия: оперативная сводка за 1 сентября 2014 года. Военный обозреватель (2 сентября 2014). Дата обращения 2 сентября 2014.
  28. Минский меморандум отдавал Донецкий аэропорт боевикам «ДНР» — документ
  29. СМИ сообщают о стрельбе в Донецке и штурме аэропорта (недоступная ссылка). Дата обращения 13 сентября 2014. Архивировано 29 декабря 2014 года.
  30. Киев: нападение на аэропорт Донецка отбито. Дата обращения 13 сентября 2014.
  31. Журналист сообщил о гибели командира роты 93-й днепропетровской бригады в аэропорту Донецка
  32. Утро в Донецке началось с массивного штурма аэропорта
  33. Силы ДНР начали штурм донецкого аэропорта
  34. ДНР: Аэропорт и подземные коммуникации взяты ополченцами.
  35. Оперативна інформація Інформаційно-аналітичного центру РНБОУ за 9 жовтня
  36. Флаг над аэропортом Донецка и третья сепаратистская «республика»
  37. Гиви о режиме тишины Архивная копия от 21 октября 2014 на Wayback Machine
  38. Артилеристи 93-ої бригади виграють затяжну дуель у ворога за донецький аеропорт
  39. Оперативна інформація Інформаційно-аналітичного центру РНБОУ за 21 жовтня
  40. Оперативна інформація Інформаційно-аналітичного центру РНБОУ за 28 жовтня + Карта
  41. В аэропорту Донецка разрушены оба терминала, но «киборги» держат оборону
  42. Киев проведет ротацию силовиков в донецком аэропорту // РИА Новости, 29.11.2014
  43. Гриша в Новороссии #31 — 50 Минутах в Аэропорт Донецка
  44. Командир силовиков в аэропорту Донецка надеется на мир
  45. Украинские силовики меняют личный состав в аэропорту Донецка, ополченцы наблюдают // 1tv.ru
  46. Пушилин сообщил об отступлении украинских военных из аэропорта
  47. Штаб АТО опровергает информацию об отводе украинских военных из донецкого аэропорта
  48. Конец «киборгов»: Украинские силовики сдали донецкий аэропорт.
  49. Донецкий аэропорт полностью контролируется ополченцами.
  50. Бой за Донецкий аэропорт: сепаратисты заявляют о захвате, в АТО опровергают.
  51. Донецкий аэропорт полностью контролируется ополченцами
  52. В штабе АТО опровергают заявления боевиков о захвате Донецкого аэропорта
  53. Украинскую армию выводят из Песок
  54. Ситуация в Донецком аэропорту остается сверхсложной, боевики пустили в ход слезоточивый газ — Минбороны
  55. События в Донецком аэропорту. Хроника
  56. Роман Крецул. «Эпическая битва за избушку лесника». Взгляд (16 января 2015).
  57. В ДНР обвинили силовиков в использовании фосфорных боеприпасов. Газета.ру (16 января 2015).
  58. МО ДНР: ВСУ обстреливали донецкий аэропорт фосфорными боеприпасами. РИА Новости (16 января 2015).
  59. ДНР обвинила украинскую армию в использовании фосфорных боеприпасов. Интерфакс (16 января 2015).
  60. Украинская армия начала контрнаступление на аэропорт Донецка. LifeNews (16 января 2015).
  61. В ДНР заявляют о танковой атаке силовиков на донецкий аэропорт. РИА Новости (17 января 2015).
  62. Силы АТО заявили о начале массированной операции по возвращению аэропорта
  63. Скоробогатый П. От ополчения к армии: различия летней и зимней кампаний на Донбассе // Россия в глобальной политике : журнал. — 2015-01-30.
  64. https://ru-ru.facebook.com/yuri.biriukov/posts/1549332092002269
  65. Волонтер сообщил о захлебнувшейся контратаке ВСУ
  66. Ukraine crisis: Army retreats at Donetsk airport // BBC News, 22.01.2015
  67. Мариуполь обстреляли из «Градов», не менее 15 погибших. Русская служба Би-би-си (24 января 2015). Дата обращения 24 января 2015.
  68. Донецкий аэропорт грозит превратиться в большую братскую могилу
  69. Российские СМИ сообщили о взятии в плен 16 «киборгов»
  70. Остановка на пути урегулирования. Новая трагедия в Донецке поставила под вопрос примирение на Украине // Газета «Коммерсантъ» №10 от 23.01.2015
  71. Александр Коц, Дмитрий Стешин. Украинская артиллерия специально обстреляла людей, уезжающих на работу (рус.), Комсомольская правда (22.01.2015). Дата обращения 23 января 2015.
  72. Александр Коц, Дмитрий Стешин. Погибших «киборгов» вернули домой, а выживших прогнали по Донецку (рус.), Комсомольская правда (22.01.2015). Дата обращения 23 января 2015.
  73. Арсений Беркан, Сергей Рюмочкин. «Чёрный» четверг: все подробности трагедии в Донецке (фото,видео), Сегодня (газета, Украина) (23.01.15).
  74. ДНР сообщила об обнаружении в аэропорту Донецка почти 400 тел украинских военных // Интерфакс, 01.03.2015
  75. В донецком аэропорту начались поиски тел погибших // Вести, 13.10.2015
  76. Украинский Сталинград: 242 дня обороны донецкого аэропорта (рус.). Дата обращения 9 октября 2017.
  77. https://korrespondent.net/ukraine/3689881-zhurnalyst-pokazal-foto-pamiatnoi-dosky-rossyian-pohybshykh-v-donetske

Ссылки

  • «Под завалами в донецком аэропорту осталось больше 100 человек»
  • Песня «Донецкий Аэропорт» (Марк Эпельзафт)
  • Старый терминал ДАП: Ноябрь 2014, последствия артабстрела. Видео командира отделения 79-й бригады Виталия Горкуна
  • «Друг узнал меня в прицел». Как солдат ВСУ выбивали из аэропорта Донецка // Лента. Ру, 26 мая 2019

Первый бой за Донецкий аэропорт: Жертвенный подвиг добровольцев

Позже стало известно: бойцы попали под так называемый «дружественный огонь». Но до сих пор не названы имена тех, кто в тот день отдавал противоречивые приказы и как получилось, что стреляли в своих. Нет ответа и на вопрос, почему журналисты иностранных агентств оперативно были допущены на позиции защитников аэропорта, а позже – в морг Донецка. В современной информационной войне такие «картинки» случайно не появляются. Царьград вспоминает трагические события вместе с выжившим участником боя и родственниками погибших.

Александр Ефремов и Алексей Юрин – добровольцы, погибшие 26 мая 2014 года в первом бою за аэропорт Донецка. Фото: Телеканал «Царьград»

Этот день теперь уже навсегда останется в истории как дата первого боя за воздушную гавань, ставшую символом сопротивления Донбасса. Ещё рано утром со взлётно-посадочной полосы нового терминала аэропорта «Сергей Прокофьев» взлетал борт, следующий рейсом Донецк – Киев. Пассажиры не знали, что это был последний мирный самолёт, соединявший мятежную столицу украинского государства с замершим в ожидании Донбассом.

В ночь на 26 мая по нашей базе в Донецке, где мы расположились, начали работать снайперы, – рассказал Царьграду доброволец Антон Т. – В три часа ночи поступил сигнал тревоги и первая группа «Искры» отправилась на штурм аэропорта.

До мая 2014 года Антон Т. был обычным пареньком из Харькова, никогда не держал в руках боевое оружие. Разве что молодой человек интересовался политикой, работая в молодёжном крыле организации «Молодые регионы». Антон собирался жениться, осесть в Киеве. Но тут случился Майдан, потом начались беспорядки в его родном Харькове. Как и многих добровольцев, парня обожгла трагедия в Одессе. Антон вместе с земляками-единомышленниками тайно поехал в Крым. В середине мая ребята оказались в Ростове, где формировались первые отряды добровольцев – будущих защитников Донбасса. 25 мая они приехали в Донецк в составе 1-й интернациональной бригады Юго-Востока и сразу попали на митинг, где дончане встречали их объятиями, как родных.

«Я поняла, что мой сын в последние часы жизни был счастлив, – рассказала Царьграду мать погибшего 26 мая добровольца Александра Ефремова Наталья Александровна. – Потому что, когда они приехали 25 мая в Донецк, их дончане встречали с цветами, как настоящих освободителей. Как встречали наших дедов – участников Великой Отечественной войны. Он это пережил, это многого стоит. Я сегодня пересматривала те кадры, узнала его в балаклаве и увидела, что он был счастлив».

Руины Донецкого аэропорта. Фото: Exclusive Dn/shutterstock.com

Моей группе приказ выдвигаться поступил около 9 утра, – продолжил свой рассказ Антон Т. – Форма одежды боевая, едем в аэропорт на подкрепление своим парням. На двух «КамАЗах», в составе группы «Крым». Мы думали, что в аэропорту уже вовсю идут боевые действия, взрывы, стрельба. Но приехали – а там всё спокойно. На самом деле терминал был захвачен нашими без единого выстрела. Ребят провели через подвалы: в службе безопасности, которая ещё подчинялась СБУ, оказались свои люди. Когда мы рассредоточились по позициям, нам сказали, что ведутся какие-то переговоры с той стороной. А на самом деле приезжали журналисты, им показывали наших бойцов, их позиции на крыше и в здании терминала, кто где рассредоточен. Я тогда ещё не понимал всей странности такой ситуации, уже потом более опытные ребята объяснили, что это значило и чем это грозило.

Через час, как только территорию аэропорта покинули журналисты, пространство воздушной гавани разорвали удары с воздуха украинских ВВС. Власти Киева предпочли уничтожить новенький аэропорт Донецка, атакуя немногочисленный легковооружённый отряд добровольцев штурмовиками СУ-25, вертолётами Ми-24, а с земли – зенитными орудиями и гранатомётами.

«Моя позиция была на многоярусной парковке через дорогу от нового терминала, – вспоминал Антон Т. – Как вдруг по этому паркингу пришёл первый удар с воздуха – прилетела ракета с одного из украинских Су. С нами находился командир одной из групп, позывной «Рос», Ярослав, крымчанин, беркутовец (он погибнет позже, в декабре). «Рос» начал созваниваться с командованием операции, мол, что происходит, какие переговоры? По нам авиация бьёт! После чего он дал команду собирать пацанов для организации защиты аэропорта. Я побежал по паркингу к командиру своего штурмового отделения, мол, так и так. Но он нам скомандовал отступать из аэропорта. Я ещё переспросил – ты уверен? В итоге «Рос» со своими ушёл в здание нового терминала, а мы начали отступать в «зелёнку». Пробираемся через зелёные насаждения, идут обстрелы, плотный огонь с украинских вертолётов по крыше аэропорта. Тогда уже появился у наших один «двухсотый» и один тяжелораненый. И мы в «зелёнке» одного потеряли – харьковчанина, моего земляка. Так называемый «командир», когда всё это увидел, бросил нас и сбежал. Мы несколько часов лежали под обстрелом, потом сами приняли решение выбираться из «зелёнки». Я встал первым, за мной – мои товарищи, имён не называю, потому что у них потом получилось вернуться в Харьков. В итоге мы с горем пополам пробрались обратно в паркинг. Оттуда – в здание аэропорта».

Фото: Exclusive Dn/shutterstock.com

«Когда заходили, из-за того, что были неопытные, чуть не попали в переплёт. Я по пути, когда дорогу перебегали, обнаружил СВД (снайперскую винтовку Драгунова) в припаркованном автомобиле, ну и прихватил с собой. Я ещё не знал, что когда заходишь к своим – надо обязательно магазины вытаскивать. Нам сразу – кто такие? Боец с позывным «Гранит» увидел нашивки с георгиевскими ленточками, давай нас расспрашивать. Я сказал, что командир отделения нас кинул, что мы пришли помогать. Нас пропустили, попеняв, мол, магазины-то в следующий раз отстегивайте, когда к своим заходите. Подошли мы к командиру группы «Искра», царствие ему небесное. Он сказал: пока ждите указаний.

Я пошёл в медпункт, там оказались мои близкие друзья из Харькова, благодаря которым потом многие из второго «КамАЗа», в котором вывозили раненых, выжили. Я начал им помогать. А потом поступил приказ выезжать из аэропорта. Мы хотели дождаться темноты, всё-таки в темноте легче прорываться, но в итоге первая машина с «Искрой» выехала и приняла огонь на себя. Я ехал во втором «КамАЗе», который вывозил раненых. У меня была позиция – вторым за пулемётчиком по левому борту. Мы несёмся, в нас стреляют, ты тоже пытаешься отстреливаться с двумя магазинами, быстро перезаряжая. И тут я услышал: первого «КамАЗа» больше нет. Все «двухсотые». А я ещё даже не понимал, что это такое – «двухсотые».

Гробы с телами ополченцев, погибших в бою за Донецкий аэропорт. Фото: www.globallookpress.com

По словам Антона Т., получилось, что под расстрел они «попали от своих»:

Поступила информация, что мы якобы находимся в трёх кольцах окружения: ВСУ, «правосеки» и «Айдар». А по факту не было никакого окружения. Парням же (из бригады «Восток» под командованием Ходаковского – прим. ред.), которые сидели в «зелёнке», было сказано, что из аэропорта прорываются два «КамАЗа» «правосеков» – зачистить! В результате случилась эта трагедия. Нам объяснили, что это был «дружественный огонь». Но на мой личный взгляд, это была подстава. 26 мая – это ведь были уже не первые случаи смертей в Донбассе. Но впервые это произошло в таком масштабе… Я уже потом понял, что мы были информационной «картинкой» для мировых СМИ, мол, вот доказательства, что Россия – оккупант. Меня ранило, я лечился в госпитале. И постепенно пришло осознание, что без странностей, а возможно, и предательства в этой трагедии не обошлось.

Мемориал памяти павших бойцов-добровольцев

Алине Семиниченко пришлось проводить на Донбасс сразу трёх своих близких друзей. Александра Морозова девушка знала с 11 лет, парня принимали в её семье как родного. Алина всегда считала его братом. С Александром Власовым и Николаем Леоновым она познакомилась за год до начала военных действий. Как она вспоминает сегодня, всех троих надломила Одесса: внезапно они приняли решение идти добровольцами в Донбасс. Алина пыталась их остановить, но понимала: её друзья — настоящие воины.

Последний раз она видела парней 25 мая по телевизору на митинге в Донецке. Вечером следующего дня девушка с ужасом узнала друзей на тех самых леденящих душу кадрах из морга, жестоко растиражированных всеми новостными ресурсами. Кому была выгодна именно такая братоубийственная бойня, больше похожая на подло срежиссированную западню? Пока чёткого ответа на этот вопрос нет, но каждый может составить свое мнение, критически изучив открытые источники в интернете.

39 имен русских воинов-добровольцев высечено на мемориальной доске, посвящённой памяти погибших в первом бою за Донецкий аэропорт. Мемориал установлен на территории храма подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в честь Корсунской иконы Божией матери в селе Глинково Сергиево-Посадского района. Теперь каждый год в мае сюда приезжают на литургию все, кто помнит о трагическом дне 26 мая 2014 года.

Всероссийская общественная организация «Боевое братство» вручает Наталье Ефремовой памятную награду за погибшего сына. Фото: Телеканал «Царьград»

Наталья Ефремова рассказала Царьграду о том, как родственники создавали мемориал:

Ведь даже никаких списков бойцов тогда не осталось. Мы двое суток бились в Ростове возле стен госпиталя, я даже не понимала, может, нам нужно быть не здесь, а в Донецке. Мы ничего не знали. Мама одного из бойцов, Игоря Кокошникова, искала потом своего сына полтора года. Он умер от ранений в госпитале Донецка 27 мая, но его перепутали и захоронили на Украине. Мы искали в интернете, собирали информацию о наших мальчиках по крохам. И нашли ещё несколько человек чеченцев. Решили их тоже увековечить, поэтому на доске есть несколько мусульманских имен. Установить памятную доску в селе Глинково помогла Всероссийская организация ветеранов «Боевое братство». Они написали письмо-ходатайство владыке, наместнику Троице-Сергиевой Лавры, чтобы разрешили разместить мемориал. В этом храме читается круглосуточно неусыпаемый Псалтырь с именами наших мальчиков, на каждой литургии они поминаются. Любят там наших ребят и помнят.

За это время стало известно многое об этом событии. В интервью «Цензор.НЕТ» офицер 3-го полка с позывным Турист поделился своими воспоминаниями — именно этот человек дал команду открыть огонь в Донецком аэропорту.

«Вечером 26 мая мне удалось попасть в кабинет и.о. президента Александра Турчинова, — пишет шеф-редактор интернет-ресурса Юрий Бутусов. — И общение он начал так: «Донецкого аэропорта больше нет. Сегодня я дал приказ нанести ракетный удар по новому терминалу стоимостью в 200 миллионов долларов. Там были российские диверсанты. Теперь это поле боя». А затем из донецких моргов поступили фотографии и списки убитых — и впервые Украина сумела показать всему миру, какие тяжелые потери несут боевики, и что большая часть убитых — россияне. Бой 26 мая стал, таким образом, одним из переломных моментов войны. Страна, общество, армия, получили наглядный пример — врага можно и нужно бить — без всяких компромиссов. Тогда никто не мог еще знать, что это был первый день сражения за Донецкий аэропорт, которое будет длиться 242 дня.
Сегодня известен замысел операции противника:
1. Занятие превосходящими силами нового терминала аэропорта, демонстрация силы.
2. Окружение украинских подразделений, которые находились в старом терминале.
3. Блокирование работы аэропорта для посадки самолетов и вертолетов ВСУ.
4. Пленение или выдавливание украинских военных, разоружение.
Состав сил противника:

1. Отряд специального назначения «Искра», сформированный спецслужбами РФ. Командир отряда — российский офицер А.Горшков. Численность — 45 человек, три боевых группы. Личный состав — граждане РФ, до пяти граждан Украины из Днепропетровска и Крыма. Все россияне имели опыт боевых действий, и немалый. Большинство в прошлом служило в частях спецназа, включая центр специального назначения ФСБ, 45-й полк спецназа ВДВ. Вот сайт, посвященный разгрому отряда «Искра» 26.05.2014.
2. Кадыровский спецназ — отряд наемников, завербованных в Чечне среди бандформирований Рамзана Кадырова. Численность — 26 человек. Все также имели значительный боевой опыт войны на Кавказе.
3. Боевые группы бригады наемников «Восток» под командованием Александра Ходаковского — командира отдела управления «Альфа» СБУ в Донецке. Численность до 120 человек.
4. Боевые группы бригады наемников «Оплот» — численность до 30 человек.

Состав украинских сил в Донецком аэропорту 26 мая 2014-го:

1. Подразделения из состава 3-го кировоградского полка спецназа — 64 военнослужащих.
2. Зенитно-артиллерийский взвод из состава 25-й воздушно-десантной бригады — 15 человек.
Важно отметить, что ни один украинский военнослужащий не имел реального боевого опыта, для всех это первый бой. Один из героев этого боя — офицер Турист- принимал участие в миротворческой миссии в Африке, но разумеется, прямого участия в аналогичных операциях там не принимал.

Анализ тактической обстановки с точки зрения украинских сил:
1. Украинские силы находились в крайне невыгодном положении. Они занимали старый терминал Донецкого аэропорта. Их численность была недостаточной для контроля других объектов.
2. Вооружение было очень слабым. Ни одной единицы бронетехники. Всего две легких артустановки ЗУ-23. Не было тяжелого пехотного вооружения — отсутствовали автоматические и станковые гранатометы, минометы, крупнокалиберные пулеметы.
3. Поскольку Донецкий аэропорт продолжал работу, спецназовцы размещались в старом терминале, а новый терминал не был никем прикрыт. Новый терминал — более выгодная тактически позиция, более высокая по сравнению со старым терминалом, и вплотную к нему примыкает. Более того, вокруг множество других зданий и построек. Противник имел все условия для скрытного наращивания сил и подготовки внезапной атаки.
4. Поскольку вокруг старого терминала работало множество людей, вокруг было множество зеленых насаждений, никто до сих пор не стрелял, агентура противника перемещалась свободно, и враг располагал полной информацией о численности, вооружении, расположении наших подразделений и сохранял свободу передвижения. На стороне врага действовали сотрудники СБУ и МВД Донецка.
Как это было:
Ночью 25 мая предатель — офицер СБУ Александр Головура завел в новый терминал диверсионный отряд «Искра», кадыровский спецназ, боевую группу «Востока». Дополнительные силы боевиков были развернуты в посадке в районе гостиницы «Полет».

Вот уникальное видео захода диверсионных групп в новый терминал, которое передали «Цензор.НЕТ» источники в спецслужбе:

Что произошло потом? Об этом в интервью «Цензор.НЕТ» рассказывает офицер 3-го полка с позывным Турист- именно этот человек дал команду открыть огонь в Донецком аэропорту:

Украинские Ми-24 наносят удар по позициям боевиков в районе нового терминала

«Мы понимали, что нас могут атаковать. Ведь мы находились в пригороде Донецка, а огромный аэропорт продолжал работу, в каких-то ста метрах от нас перемещалось множество людей. Нас было мало — всего две смены, чтобы с трудом контролировать огромную территорию. Незадолго перед боем в Донецк должна была прилететь Юлия Тимошенко, и мы получили задачу обеспечить ее безопасность. В гражданской одежде, выдавая себя за охрану, мы обошли весь новый терминал, и особое внимание уделили крыше здания. Новый терминал был выше нашего здания. Но ограждение крыши было не бетонным, его вполне могла пробить бронебойная пуля.
В три часа ночи 26 мая я занял позиции на крыше старого терминала — здесь был лучший обзор всей обстановки. Со мной было четверо моих снайперов, а также еще четверо бойцов из другого подразделения. Я даже не знал имена этих ребят — но учили их другие командиры как видно, на совесть.

Автоматический гранатомет АГС-17 отряда «искра», установленный на крыше нового терминала, и наведенный на старый терминал, где на крыше заняла оборону группа Туриста

Мы увидели, как к новому терминалу подъезжают грузовики с боевиками. Но команды открыть огонь не последовало. Мы продолжали наблюдение.
Обнаружили, как боевики выгружают вооружение из машин — огнеметы «Шмель», гранатометы. Один из боевиков едва не выронил длинную двухметровую трубу — мы четко разглядели переносной зенитно-ракетный комплекс. Я доложил об этом, но приказ открывать огонь не поступил. Мне сказали, что в терминале возможно могут оставаться мирные люди, я так понял, что никто не хотел рисковать людьми. Мы продолжали наблюдение, никто не покидал позиций (последний самолет из Донецкого аэропорта вылетел в 7.10 утра)
К утру группа боевиков численностью до 25 человек заняла крышу нового терминала. Они установили там автоматический гранатомет, у них были пулеметы, снайперы. Дистанция до наших позиций была небольшой — около 100 метров, хорошо были слышны команды, заметны лица. Противник развернулся на крыше, и если бы поступила команда стрелять, то мы бы оказались в невыгодном положении — их больше, они расположены выше, у них гораздо больше огневых средств. Поэтому я переместил свою группу чуть дальше по крыше — мы укрылись за конструкцией ребра жесткости крыши. Я измерил по дальномеру дистанцию до противника — 213 метров.
Одна пара снайперов контролировала крышу нового терминала, другой я дал сектор по направлению зеленки у гостиницы «Полет». Я попросил помощи — нам был нужен пулемет. И вот к моей группе присоединился пулеметчик с ПКМ. Мы оборудовали позиции для стрельбы — единственный материал на крыше для этого был — куски пенопласта и утеплителя, которые мы на виду противника таскали для оборудования укрытий.
Наше командование запросило поддержку. И мне передали информацию, что к нам на помощь летит десант. Над нами пролетел наш боевой самолет, он не стрелял, но выпустил тепловые ловушки. Лежим в готовности вдесятером, выпили уже всю воду. Последнюю шоколадку, которая у меня была, я разломил на несколько маленьких кусочков, раздал ребятам.
Было около 12 часов дня, когда мы увидели группу вертолетов, которые шли нам на помощь. Впереди боевого порядка шла пара боевых Ми-24, за ними шли Ми-8. Последняя команда, которую я получил — «Прикрыть высадку десанта». После этого мне не удалось уже ни с кем связаться. Но я не хотел бы, чтобы возникло впечатление, как это может показаться с точки зрения простого солдата, что управление было утрачено. На каждом посту были офицеры, которые получили задачу, у нас была грамотно организована оборона. Боевую задачу получил и я. И хотя приказа открыть огонь не было, меня это не могло остановить.
Честно скажу, хотелось бить этих тварей. Мы же видели, как убивали наших людей, как сбивали вертолеты. Мы видели, как сдались в плен десантники на БМД. Это было самое обидное, мы такого допустить не могли.
«Вертушки» по дуге с запада обходили аэропорт, и тут на крыше мы заметили оживление. Группа диверсантов сосредоточилась у шахты лифта, которая выходила на крышу. И тут снайпер Володя К. кричит: «Вижу ПЗРК!» Один из бандитов взял ракетный комплекс, встал за шахтой и прицелился. Вертолеты облетали взлетную полосу. Они были от него закрыты стенкой шахты, но еще несколько секунд и они могли войти в его сектор стрельбы.
Я сказал: «Видишь? Огонь!» И Володя произвел первый выстрел в бою за аэропорт.
После него включились и все мы на крыше, у нас был лучший обзор, а потом и все другие наши подразделения в терминале нас поддержали.
Мы зарядились бронебойно-зажигательными патронами — при попадании в бортик ограждения крыши, где сидели диверсанты, и пластины их бронежилетов попадание таких пуль высекало искры. Хорошо было видно попадания.
Несмотря на потери, противник не растерялся, а принял бой. Они открыли огонь из всех стволов по нам. При этом очень опасно действовали их подразделения от гостиницы «Полет» — они забрасывали нас гранатами из подствольников. Огонь был плотный — пенопласт в наших укрытиях разлетался в клочья.
Диверсант отряда «Искра» рассматривает в прицел позиции группы Туриста с крыши нового терминала. До боя осталось не более часа И тут возник критический момент — одна за другой заклинили все четыре СВД снайперов. Причина — некачественные патроны. Бронебойно-зажигательные нам передали выпуска 1947 года заклинили в стволе. Под огнем противника мы начали их шомполами и ножами выбивать из стволов.
Пока не работали винтовки, стреляли из гранатометов. Снайпер К., который сделал первый выстрел, отстрелял 13 выстрелов, я потом пересчитал их на его позиции. Мы держали крышу нового терминала под постоянным обстрелом.
В этот момент солдат мне кричит — «Что-то шипит!» Смотрю с нашего фланга, от гостиницы, на крыше кондиционер, это от него шипение. Нас оттуда кроют. Оттуда и прилетела граната ВОГ, которая ранила одного бойца из моего отряда на крыше. Осколки пробили руку и задели лицо. Он стал единственным нашим раненым за время боя.
Другой мой снайпер, который работал по этому сектору, уничтожил там несколько боевиков. Мы нашли потом один труп в зеленке, у него был в руках автомат с гранатой в подствольнике.
Тут я увидел как сели вертолеты, и нам на помощь бегут четыре группы. Позднее я узнал, что это был сводный резерв — группа 140-го центра сил специальных операций, группа 10-го отряда ГУР МО, группа десантников 95-й аэромобильной бригады и группа спецназа Нацгвардии полка «Ягуар». Они приближались к зданию, и тут вижу как расчет ЗУ-23 доворачивается на них — ведь ребята не видели, где вертолеты, они среагировали на быстрое приближение группы бойцов. Пришлось свеситься сверху и с крыши орать им, что это подходят свои. Другой связи у нас не было.
Резерв без потерь забежал к нам в терминал. И тут ребята из 140-го появились у нас на крыше — «Сейчас отработает авиация, уйдите вниз, чтобы вас не зацепило!» И вот мы спустились вниз. В это время вертолеты и самолеты начали отрабатывать по новому терминалу. Многие огневые точки были подавлены — противник оставил крышу.
Возвращение отряда «Искра» из Донецкого аэропорта 26 мая 2014 года. Сверху головой вниз — военнослужащий 45-го полка спецназ ВДВ РФ Алексей Юрин Однако после удара авиации бой не закончился. Внутри нового терминала противник продолжал занимать позиции и вел бой. Мы били изнутри старого терминала. Мы хотели атаковать, но старый и новый терминал разделяет сто метров открытого пространства, бронетехники у нас не было, и подставлять людей под огонь было нельзя. Надо было вначале подавить огневые точки.
Прислали нам переговорщика якобы от Красного креста — «Разрешите эвакуировать раненых из нового терминала». Приехала «скорая помощь» под терминал, и вдруг оттуда выпрыгивают мужики в камуфляже и начинают выгружать ящики боеприпасов! Пулеметчик 95-й бригады сразу превратил эту «скорую» в решето.
Нам очень мешал снайпер противника, который очень опасно действовал по нам из нового терминала. Он хорошо нас видел, и бил по любому передвижению. Сектор стрельбы мы определили — но обнаружить долгое время не удавалось. И вот началась снайперская дуэль — при этом наш снайпер 3-го полка Александр П. решил сыграть роль приманки.

Боец кадыровского спецназа Тимур на крыше нового терминала 26 мая 2014-го прилег за шахтой лифта. Через несколько часов в бою в аэропорту он получит тяжелое ранение и потеряет глаз

Он бьет из СВД в секторе стрельбы противника, показывает себя, на мгновение высовывается, чтобы спровоцировать выстрел противника, и тут же прячется, чтобы времени на прицеливание вражеский снайпер много не получил. А чуть в стороне хорошую позицию занял снайпер 140-го центра — у него была швейцарская винтовка «Бругер-Томмет АПР». Он пытался обнаружить противника. Саша сумасшедше рисковал, выстрел за выстрелом пули били впритирку, но он снова и снова высовывался. И вот повезло — снайпер 140-го центра обнаружил противника за жалюзями вентиляционной системы нового терминала и «сработал» (по данным противника, снайпер отряда «Искра» И.Зарипов, позывной «Якут», гражданин РФ, родом из Якутска, был доставлен из Донецкого аэропорта в морг больницы Калинина с пулей в голове. — прим.Ю.Б.).

Противник замолчал, и мы смогли пойти вперед. Бой между терминалами и обстрелы из «зеленки» продолжались до следующего дня, перестрелка стихла только к вечеру 27 мая. Из гранатометов мы пробили ворота нового терминала, ближние к нам, подавили последние огневые точки, и наша штурмовая группа зашла в новый терминал.
140-й центр провел сбор оружия. Захватили автоматический гранатомет, ПЗРК, миномет, много гранатометов и огнеметов, другое оружие. Кровищи было полно и перевязочных материалов. Но трупы все свои из терминала они забрали.
На следующий день мы получили приказ провести зачистку территории и изъять доказательства причастности России к нападению на аэропорт. Все трупы с дороги перед аэропортом забрал. Несколько тел лежали на дороге в нашем секторе огня — но оружие у них забрали ночью.

Поэтому мы смогли обнаружить три трупа в «зеленке» у гостиницы «Полет». У них были автоматы, как мы потом установили, украинского батальона морской пехоты из Феодосии. А вот экипировка, бронежилеты были российские, выпуска март-апрель 2014-го. Большинство другого вооружения также было российское, новое.
У нас собрался в аэропорту отличный коллектив — «сборная спецназов». Мы обращались к командованию с просьбой разрешить преследование боевиков в Донецке, завязать бои в городе. К сожалению, нам запретили наступление на Донецк. До сих пор жалею об этом».
В ходе боя 26 мая отряд «Искра» и кадыровский спецназ были разбиты, во время их бегства из аэропорта на окраине Донецка два «Камаза» были расстреляны 4-м взводом бригады «Восток». В этих машинах были добиты многие раненые в аэропорту диверсанты. Причины этого удачного для нас стечения обстоятельств обсуждать пока не время.
Вскоре после боя предатель капитан СБУ Головура был похищен в Донецке сотрудниками контрразведки СБУ и вывезен в Киев. Позднее предателя обменяли на пленных украинских военнослужащих.
Также боевики расстреляли несколько машин с гражданскими людьми в результате паники. Стрельба продолжалась в разных районах Донецка всю ночь — банды воевали между собой.
Всего за время боев 26-27 мая в районе аэропорта было уничтожено по разным оценкам от 40 до 100 боевиков. Противник при этом подтверждает уничтожение 35 граждан Российской федерации. Учета убитых боевиков — граждан Украины по подразделениям никто не осуществлял. Как минимум в рядах боевиков было убито двое жителей Крыма, и один житель Днепропетровска, а также неустановленное количество жителей Донбасса.
В ходе боя 1 украинский воин получил легкое ранение.
С этого боя началась эпопея сражения за Донецкий аэропорт, которая продолжается до сих пор».

Диверсионный отряд «Искра» едет на операцию в Донецкий аэропорт 25 мая 2014 года

Бригада наемников «Восток» построилась перед выездом на штурм Донецкого аэропорта 25 мая 2014-го

Отряд «Искра» после боя 26 мая в морге больницы Калинина в Донецке

Снайпер 3-го полка К., который совершил первый выстрел в сражении за Донецкий аэропорт.

На 5 минуте видео видно ракету, которой был уничтожен камаз с террористами.

В материале использованы фото http://censor.net.ua, http://www.epa.eu

В мае 2014 года все СМИ облетели кадры с дороги в донецкий аэропорт. Расстрелянные и сожжённые гражданские машины, убитые люди, кровь на асфальте, расстрелянная карета скорой помощи. Во всех новостях передавали количество погибших и что в этой бойне, которую устроила украинская армия, не выжил никто, в том числе и врачи скорой.

Оказалось, все трое – водитель-санитар, фельдшер и пожилой врач сумели выбраться из того ада. Все они живы и здоровы. «Комсомолка» разыскала этот «экипаж машины боевой» и они любезно согласились рассказать, как им удалось уцелеть в тот первый день войны, когда украинские снайпера доставали даже тех, кто успел забежать в лесополосу.

Все трое по-прежнему работают в одной бригаде сплоченным коллективом, по-прежнему спасают жизни. Знакомьтесь:

Владимир Васильевич, 66 лет, врач скорой помощи

Сергей Кожухаров, фельдшер скорой помощи

Артем Ковалевский, водитель-санитар скорой помощи

Несмотря на то, что прошло пять лет, тот день все втроем помнят в мельчайших подробностях.

— Как вы оказались в аэропорту?

Владимир Васильевич: 26 мая в районе аэропорта сильно бомбили и стреляли. Скорая помощь Донецка не справлялась. Им на помощь послали три бригады из Макеевки. Одну бригаду оставили на центре, а две бригады послали в Киевский район. Около половины десятого вечера мы получили вызов в аэропорт. Двое пострадавших. Мы весь день следили за новостями. Там говорили, что утром аэропорт взяли укропы, а вечером что ополченцы его отбили. Я три раза спросил у диспетчера – чей аэропорт? Она сказала: –»Наш, езжайте. Там сейчас тихо и спокойно». Мы сели и поехали. На блок-постах нам показали дорогу, по которой лучше ехать. Первое, что мы увидели – грузовик с телами погибших.

Сергей: «Камаз». И полный кузов погибших. А еще по дороге куча рожков от автоматов. Горящий мерседес гражданский. Но тихо.

Владимир Васильевич: Да, не стреляли. Мы повернули на дорогу в аэропорт. Увидели двух пострадавших.

Сергей: Черная машина и возле нее двое пострадавших. Один полностью посеченный. А второй с простреленной рукой.

Владимир Васильевич: Мы обоих посадили к нам в машину. Они сказали, что в посадке лежит еще один раненный. Я говорю Артему, садись за руль, сдавай назад, сейчас подъедем, загрузим.

Артем: загрузили, я сел за руль, чтоб уезжать и стали стрелять

Сергей: три пули в лобовое стекло, как сейчас помню

Артем: по моторному отсеку выстрелили и по колесам. Понимаю, что нужно выйти из кабины. Выскочил и мне пуля попала в ногу. Почувствовал какой-то укол, сразу не понял, что пуля.

Владимир Васильевич: Сережа мне кричит – ранили водителя! Я говорю – перевяжешь? Он – перевяжу. Перевязали. Сели в салоне и стали звонить. Лично мне было удивительно, что стреляют по скорой помощи.

Сергей: Я позвонил в службу спасения, мне сказали – там стреляют, мы туда не поедем. Потом позвонили, сказали – за вами выехали. Мы увидели серую ДЭУ. Он не доехал до нас метров сто. В него тоже начали стрелять. Он еле смог развернуться и поехал обратно.

Владимир Васильевич: Вот так мы и сидели в машине – мы втроем и раненные. Связался со старшим врачом, говорю – так и так. Она говорит – пока ничего сделать не можем. Связался с дежурным по Донецку. Она перезванивает и говорит – мы позвонили Таруте и позвонили в СБУ, они ничего делать не будут. Потом позвонили из ДНР, сказали, что сейчас нас заберут отсюда. Кричали в трубку «Держитеь! Не поддавайтесь панике» и послали за нами эту серую ДЭУ. Те звонят и говорят – ну вы видели? Мы не можем вас забрать.

— И вы все это время внутри машины?

Владимир Васильевич: Да. Я сказал, чтоб везде выключили свет, чтоб не один датчик не светился. Все потушили. Везде темно, кроме как в аэропорту. Потом у нас забрали раненных.

Сергей: Андрей пришел. Как сейчас помню, его Андрей звали. Он пришел, сказал – ребята, я забираю раненных. Принес нам воды, помню – две бутылки Моршинской. Забрал раненных. Опять началась стрельба. Но раненных успели выгрузить.

Владимир Васильевич: Тут звонят и наши службы, и ДНР говорят – сидите в машине, мы вас утром отобьем. А время уже около часу ночи. Мы с десяти сидим. Я решил, что утра ждать не будем, побежим в половине третьего ночи. Потому что биоритмы в это время с двух до четырех самые нарушенные. В половине второго только поднялся, машина закачалась, и по нам опять начали стрелять. Включили мигалку, стрелять прекратили.

Сергей: пули летят, об столб, по машине…

Владимир Васильевич: порохом пахнет

Поделиться видео </> xHTML-код

Скорая в аэропорту.! другой источник

Сергей: а еще помню, как косили деревья очередями.

Владимир Васильевич: В половине третьего пришел этот Андрей. Мы уже собрались сами бежать, а тут он подошел. И всем нам помог.

Сергей: Он говорит – я закрываю вас, выходим по очереди.

Владимир Васильевич: и мы так побежали

Сергей: Вы вообще, Василич, бежали молодцом!

Артем: Я помню, Василич сказал – Я старый, я жизнь прожил, я побегу первым (Артема перебивает общий дружный смех) если меня завалят – не переживайте.

Владимир Васильевич: В общем, убежали мы. Запомнил, когда отбежали, упал в траву – такого запаха травы никогда в жизни больше не слышал. Ни до, ни после. Надо было дальше уходить с линии обстрела. Покатился – наткнулся на труп. Второй за мной Артем, а потом Серега.

Сергей: Артема хотели на плечо, он ни в какую – я сам пойду, и сам шел. Вышли мы на дорогу и уже пошли. Дошли до «Метро».

Владимир Васильевич: Звонит девочка, говорит, что они хотят нам к «Метро» прислать скорую помощь. Я говорю – не надо сюда ехать, здесь очень опасно. Позвонил в ДНР, они говорят, сойдите с дороги и идите рядом по кустам. Дошли до вокзала, до этой машины с трупами. Я звоню в ДНР, говорю – мы дальше не пойдем. И они прислали за нами какой-то «москвич», как гоночный. Мы на ходу запрыгнули и поехали. Довезли до блок-поста, а там уже их скорая, военная, подобрала. Когда привезли в травмпункт, наш Артем, который шел все это время сам, говорит – Я, пацаны, и шага сделать не могу, так болит нога (опять дружный смех перебивает рассказчика) Ну и Серега взял его на руки и донес до операционной.

Артем: Вот такой был этот первый день войны, в который мы попали

Сергей: Молодец этот парень Андрей. Вот его бы очень хотелось найти.

Владимир Васильевич: Но, наверное, вот тот второй труп, который на фотографии, это скорей всего он. Потому что когда мы были, перед нами лежал только один труп. А это второй.

Сергей: Это он тогда проломил кусок забора в «Метро», куда мы раненных передали.

Владимир Васильевич: Знаете, был первый день войны. Я думаю, что если бы я сейчас попал, я бы очень сильно испугался. Лично для меня самой большой дикостью того дня было то, стреляли по скорой. Они же видели все. Мы в белых халатах были, формы не было еще. Что мы забирали раненных.

— Почему же они не сразу открыли огонь, а дали вам возможность забрать раненных?

Сергей: Я думаю, что они увидели в бинокль, что подъехала скорая. Видимо позвали старшего, спросить что делать. И вот пока его звали, докладывали, он шел, смотрел – по нам не стреляли, и мы смогли забрать раненных.

Владимир Васильевич: Ну а потом уже такой оплошности не допускали. Чуть шевельнулся – очереди по нам!

Сергей: У нас был видеорегистратор, было видео этого дня. Но все забрали ополченцы. Мы когда прятались в машине – просматривали. И вот там перед машиной лежит парнишка. И в какой-то момент от него какая-то белая дымка вверх поднялась. Такой узенькой струйкой.

Владимир Васильевич: я тоже смотрел, может фонарь какой?

Сергей: Нет, Василич, ты и сам знаешь, что не фонарь. Я так думаю… может это душа?

Артем: А помнишь, когда возле «Метро» сидели? Автоматы, рожки валялись! Чего там только не было.

Сергей: Да! Я говорю – давай водички попьем. И тут такой движ в кустах мы уже хотели бежать, а это еж! Здоровый такой. Выбежал к нам. Такой дикий смех!!!

Артем: А как нас вычисляли световой гранатой возле «Метро»? Со стороны аэропорта прилетела. Осветила все вокруг. Кто-то скомандовал «ложись» и все упали. Она перегорела и мы еще дальше продвинулись.

Сергей: А шли по обочинам, по посадкам, видно там трубу прорвало, воды по колено. А могли бы по дороге идти, там все равно никого не было

Владимир Васильевич: ДНРовцы сказали по кустам идти, мы и шли. Не, ну там и стрелять могли, и мины периодически летали. Там, кстати, вполне себе удобная тропинка была.

Артем: До нас кто-то протоптал. Не мы одни. Тоже улепетывал.

— Пока сидели в машине, что делали?

Владимир Васильевич: Ничего. Разговаривали. Звонили всем. Чтоб если что – родственники не узнали, что мы тут. Чтоб не волновались. Самое главное – у нас не было никакой паники. Мы лежали себе в машине. Спирта не было.

Сергей: у меня был. Когда уезжали мне дали с сбой барбовал, бинты и бутылку спирта. Она до сих пор у меня стоит. Я ее подписал 26.5.2014. Она стоит целая.

— Вы не узнавали судьбу раненных, которых вынесли?

Владимир Васильевич: Нет, не узнавал. Я знаю, что их отвезли в 21 больницу. Думаю, что с ними все хорошо, потому что ранены были не тяжело.

Владимир Васильевич: Когда вернулись, нам старший врач рассказал, что когда зашел кто-то из военных, она спросила как же наша бригада там в аэропорту? А он сказал – Ну что уже сделаешь? Это война. Мы их оттуда уже не вытащим.

Вернувшись, отдышавшись, подлечившись экипаж машины боевой, понял, что не последний раз попали в такую переделку, что это только начало и дальше будет только хуже. Никто не уехал, не ушел с работы, не перешел в поликлинику. Втроем так и прошли эти пять лет.

Владимир Васильевич: Так как мы мужская бригада, в основном по бомбежкам и ездили. 9 августа на три-пять ранили женщину – Сергей ездил. Обстрел Черемушек. Поселок пять-семь вот в последний раз я ездил, когда убили двух мужчин. К сожалению, констатировать смерть мне пришлось. Первый мужчина врач из МЧС. Вышел покурить. Прилетел 150-й. У него жена и три дочки. Жена тоже врач. Кричит – спасите его! Я говорю – у него ранение грудной клетки. А еще сам не знал что там. Поднял – а его разорвало. Его было не спасти. Это вот 2016 году было. Когда вроде уже спокойно было и вдруг обстрел. Шли мама, папа и ребенок. Папу убило, попало в голову. Дочку щеку поцарапало, а на маме ни царапины. Да и в 2017 Сережа выезжал на молодых девчонок.

Сережа: район Даки. Приехали, а там видно продавщица вышла товар принимать и как ящики выносили, так и упали. Продавщица и парень. Мороженное растаявшее вперемешку с кровью… поворачиваюсь – и на той стороне труп.

— После всего увиденного, никогда не хотелось сказать – та, все ребята. Хватит с меня.

Сергей: Никогда. Очень хочется в глаза им посмотреть. Стрелявшим.

Владимир Васильевич:: Для меня, повторюсь, основной дикостью было, что они по скорой стреляли. Первый день войны. Вы видите, что мы берем раненных. Чьи бы они не были.

Сергей: Тот, которого осколками от лобового посекло – он весь в крови, весь посеченный, на нем живого места не было. Его надо было всего бинтовать как мумию. Думаете не видели? Видели. И стреляли. Зачем??? Хочу в глаза им посмотреть.

Владимир Васильевич: Вот они говорят – вернем Донбасс. А как? После всего этого?

Артем: Есть желание вернуться в те места, к аэропорту, где мы были. Когда все закончится

Владимир Васильевич: Никак не дождемся. Уже пятый год.

Сергей: каждый год 26 мая мы собираемся и вспоминаем. Утром в храм, помолимся. Свечки за упокой погибших, свечки за здравие. Потом вспоминаем, как мы из такой халэпы живыми выбрались. И очень хотелось бы найти того парнишку, Андрея, который нам помогал. Кажется, он с «Оплота» был. Мне он куртку дал. Василичу тоже какой-то пиджак дал. Воды принес.

Владимир Васильевич: но я не думаю, что выжил. По-моему тот второй – это он. Но это наши догадки. Хотелось бы верить, что он все-таки выжил. И мы бы с удовольствием с ним встретились.

— Вы думали, что удастся выбраться из этой передряги?

Артем: Не думал об этом. Думал, что если выберемся, наверное, жизнь как-то по-новому начнется… Да оно так и получилось – у меня дочка родилась.

Пока мы беседовали, бригаде поступил очередной вызов. Ребята засобирались. Пока шли к машине, спросила как война повлияла на дончан, чем стали болеть?

Виктор Васильевич: Очень много стали умирать от инфарктов и ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения, инсульт, — ред.) Все эти взрывы, переживания, постоянное выделение адреналина – это стресс. Люди гибнут не от того, что в них попали, а от стресса. Количество таких жертв войны ощутимо больше, чем до войны.

Врачи в Донецке всегда были на уровне. До войны отличное медицинское обслуживание для дончан было в порядке вещей. С началом войны многие разъехались кто в Украину, кто в Россию.

Но, конечно же, больше всех мы гордимся теми, кто остался. Это и профессионалы с мировыми именами, и просто врачи двадцать первой больницы, которые научились работать под обстрелами. За пять лет войны в Донбассе во всех больницах есть операционная в подвале. И это уже не в диковинку, это обычное дело. И оперируют, и роды принимают, и спасают.

Или вот скорая. То, что для нас просто цифры и статистика для них живое горе и страдание. Пришлось в один день переквалифицироваться в военврачей. Но с войны не ушли, а по-прежнему работают на станции скорой помощи центрально-городского района города Макеевки. И спасибо вам огромное за это!

P.S. Увы, Владимир Васильевич очень беспокоится о родственниках, оставшихся в Украине. Оттого, просил не называть его фамилию и не фотографировать.