24 декабря 1790

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790)

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием графа Александра Суворова произошло 22 декабря (11 декабря по старому стилю) 1790 года. День воинской славы отмечается 24 декабря, поскольку в существующей редакции федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России» даты исторических событий, происходивших до введения григорианского календаря, получены путем простого прибавления 13 дней к датам по юлианскому календарю. Однако разница в 13 дней между григорианским и юлианским календарями накопилась лишь к XX веку. В XVIII веке разница между юлианским и григорианским календарями составляла 11 суток.

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил — ключевое сражение Русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Не смирившись с поражением в войне 1768-1774 годов, Турция в 1787 году потребовала от России возвращения Крыма и отказа от покровительства Грузии, в августе объявила войну России.

В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией и расширить свои владения в Северном Причерноморье.

Военные действия развивались для России успешно. Турецкие войска потерпели чувствительные поражения, потеряв Очаков и Хотин, были разгромлены при Фокшанах и на реке Рымник. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к турецкой крепости Измаил на Дунае, прикрывавшей стратегическое балканское направление.

Накануне войны крепость была сильно укреплена с помощью французских и немецких инженеров. С запада, севера и востока ее окружал высокий вал протяженностью шесть километров, высотой до восьми метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

В ноябре русская армия численностью в 31 тысячу человек (в том числе 28,5 тысячи человек пехоты и 2,5 тысяч человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Осипа де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.

Главком русской армии генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин направил на руководство осадой генерал-аншефа (на тот момент) Александра Суворова, который прибыл к Измаилу 13 декабря (2 декабря по старому стилю).

Для начала Суворов решил провести основательную подготовку к взятию неприступной твердыни. У близлежащих сел были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

18 декабря (7 декабря по старому стилю) Суворов направил на имя командующего турецкими войсками Айдозли-Мехмет-паши ультиматум с требованием сдать крепость; к официальному письму полководец приложил записку: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление о сдаче и воля, первые мои выстрелы уже неволя, штурм — смерть. Чего оставляю вам на рассмотрение».

Отрицательный ответ турок, согласно ряду источников, сопровождался уверениями, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо рушится на землю, чем сдастся Измаил».

Суворов принял решение о немедленном штурме. В течение20 и 21 декабря (9 и 10 декабря по старому стилю) крепость подвергалась ожесточенной бомбардировке из 600 орудий.

Штурм, ставший классикой военного искусства, начался в половине шестого утра 22 декабря (11 декабря по старому стилю).

Суворов планировал затемно сбить противника с вала, а затем максимально использовать светлое время суток, чтобы не прерывать бой на ночь. Свои силы он разделил на три отряда по три штурмовых колоны в каждом. Отряд генерал-поручика Павла Потемкина (7500 человек) атаковал с запада, отряд генерал-поручика Александра Самойлова (12000 человек) — с востока, отряд генерал-майора Осипа де Рибаса (9000 человек) — с юга через Дунай. Кавалерийский резерв (2500 человек) бригадира Федора Вестфалена в четырех группах занял позиции против каждых из крепостных ворот.

На западе колонны генералов Бориса де Ласси и Сергея Львова сходу форсировали вал, открыв ворота для кавалерии. Левее солдатам колонны генерала Федора Мекноба пришлось под огнем связывать попарно штурмовые лестницы, чтобы преодолеть более высокие укрепления. С восточной стороны спешенные казаки полковника Василия Орлова и бригадира Матвея Платова выдержали сильную контратаку турок, от которых досталось и колонне генерала Михаила Кутузова, занявшей бастион у восточных ворот. На юге начавшие штурм чуть позже колонны генерала Николая Арсеньева и бригадира Захара Чепеги под прикрытием речной флотилии замкнули кольцо.

При свете дня бой шел уже внутри крепости. Около полудня колонна де Ласси первой достигла ее центра. Для поддержки пехоты использовались полевые пушки, картечью очищавшие улицы от турок. К часу дня победа была фактически одержана, однако в отдельных местах схватки продолжались. В отчаянной попытке отбить крепость погиб брат крымского хана Каплан-гирей. Айдозли-Мехмет-паша с тысячей янычар два часа удерживал каменный постоялый двор, пока почти всего его люди (и он сам) не были перебиты гренадерами. К 16 часам сопротивление полностью прекратилось.

Турецкий гарнизон потерял убитыми 26 тысяч человек, девять тысяч были пленены, но в течение суток до двух тысяч из них умерли от ран. Победителям достались около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 судна, множество богатой добычи.

Потери русских войск убитыми и ранеными поначалу были оценены в четыре с половиной тысячи человек. По другим данным, только погибших оказалось четыре тысячи, и еще шесть тысяч получили ранения.

Русская победа имела большое значение для дальнейшего хода войны, которая в 1792 году завершилась Ясским миром, закрепившим за Россией Крым и северное Причерноморье от Кубани до Днестра.

Взятию Измаила посвящен гимн «Гром победы, раздавайся!» (музыка — Осип Козловский, слова — Гавриил Державин), считавшийся неофициальным гимном Российской империи.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

LiveInternetLiveInternet



24 декабря наша страна отмечает день воинской славы России, установленный Федеральным законом № 32-ФЗ от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы (победных днях) России» в честь взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова в 1790 году.
Особое значение в ходе русско-турецкой войны 1787—1791 годов имело взятие Измаила — цитадели турецкого владычества на Дунае. Штурм турецкой крепости — одно из важнейших сражений, определившее её исход.

Крепость(турецкое название Ордукалеси — «армейская крепость») находилась на левом берегу Килийского рукава реки Дунай. Крепость была построена под руководством немецких и французских инженеров в соответствии с новейшими требованиями фортификации.
Она находилась на высоком холме и была окружена земляным валом высотой от 6 до 8 метров. С юга её защищал Дунай, имеющий здесь ширину в полкилометра. Вокруг крепостных стен был вырыт ров шириной 12 метров и глубиной от 6 до 10 метров, в некоторых местах рва стояла вода глубиной до 2 метров. Внутри города имелось множество каменных построек, удобных для обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек и 265 орудий. По тем временам эта крепость считалась неприступной. Командовал ей сераскир Айдос Мехмет-паша.

Айдос Мехмет-паша
В ноябре 1790 года Измаил осадили русские войска под командованием генерал-поручика И.В. Гудовича (21 тысяч человек и свыше 500 орудий). На военном совете, созванном 26 ноября 1790 года, генерал-поручик А.Н. Самойлов, сменивший Гудовича, принял решение снять осаду и отойти на зимние квартиры. Но ещё до этого решения 25 ноября 1790 года главнокомандующий объединенной Южной армией Г.А. Потемкин послал генерал-аншефу Суворову приказ немедленно выехать к Измаилу и принять командование находящимися там войсками.

2 декабря 1790 года Суворов прибыл к войскам, и вскоре на военном совете единогласно приняли решение штурмовать крепость. Суворов дал противнику понять, что готовится к длительной осаде крепости, но сам начал подготовку к внезапной атаке крепости со всех сторон.
7 декабря 1790 года Суворов отправил письмо командованию турецкого гарнизона с предложением сдаться. К письму Суворов приложил свою записку:
«Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы уже неволя, штурм — смерть, чего оставляю вам на рассмотрение».
Русскому офицеру, доставившему эти письма, Айдос Мехмет-паша передал ответ:
«Скорее Дунай остановится в своем течении, и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил».
На военном совете 9 декабря 1790 года Суворов назначил штурм на 11 декабря.

Он разделил свои войска на 3 отряда по 3 колонны в каждом. Отряд генерала П.С. Потемкина должен был штурмовать крепость с запада, отряд генерала А.Н. Самойлова — с востока, а отряд генерала О.М. Дерибаса, высаженный с кораблей Лиманской военной флотилии, — южные укрепления, прикрывавшие город со стороны Дуная.
В тот же день, 9 декабря, началась двухдневная бомбардировка Измаила.

11 декабря 1790 года в 5 часов 30 минут русские войска пошли на штурм крепости. Её укрепления пали к 8 часам утра, но бои в городе продолжались до 16 часов дня. Умелое руководство Суворова и его соратников, отвага солдат и офицеров решили исход боя, продолжавшегося 9 часов — турки оборонялись упорно, но Измаил был взят.

Во время штурма и в уличных боях турки потеряли 26 тысяч человек убитыми и 9 тысяч пленными, русские — 4 тысяч человек убитыми и 6 тысяч ранеными.

Примечательно, что Измаил был взят армией, уступавшей по численности гарнизону крепости. Случай чрезвычайно редкий в истории военного искусства. Успех был обеспечен тщательностью и скрытностью подготовки, внезапностью действий и одновременностью удара всех колонн, ясной и точной постановкой целей.
Взятие Измаила способствовало быстрому и успешному окончанию войны с Турцией (1791). Екатерина II повелела выбить медаль в честь А.В. Суворова за взятие Измаила и учредила офицерский золотой крест с надписью «За отменную храбрость» — для награждения за подвиги, совершенные при штурме города ( к сожалению, подлинного золотого наградного креста нет ни в одном музее мира).
Первым русским комендантом Измаила Суворов назначил генерал-майора М.И. Кутузова, который отличился во время штурма.
По Ясскому договору (1791) Измаил был возвращен Турции.
P.s. А вот с возвращением Измаила Турции связана почти детективная история.
http://www.izmacity.com/gorod/istoriya/2978-klad-seraskira-mexmet-pashi
Памятник Суворову в Измаиле

А. В. Суворов
Везувий пламень изрыгает,
Столб огненный во тьме стоит,
Багрово зарево зияет,
Дым чёрный клубом вверх летит.
Бледнеет Понт, ревёт гром ярый,
Ударам вслед гремят удары,
Дрожит земля, дождь искр течёт,
Клокочут реки рдяной лавы, —
О, Росс! Таков твой образ славы,
Что зрел под Измаилом свет.
Г. Державин. «Ода на взятие Измаила»
24 декабря отмечается День воинской славы России — День взятия турецкой крепости Измаил. 11 (22) декабря 1790 года русские войска под командованием великого полководца Александра Суворова штурмом взяли ключевую турецкую крепость Измаил, которую противник считал «неприступной».
С южной стороны крепость защищал Дунай. Крепость была построена под руководством французских инженеров в соответствии с новейшими требованиями фортификации и турки говорили: «Скорее небо обрушится на землю, и Дунай потечет вверх, чем сдастся Измаил». Однако русские войска не раз опровергали мифы о «неприступности» тех или иных крепостей и позиций. Интересно, что Измаил был взят армией, уступавшей по численности гарнизону крепости. Случай чрезвычайно редкий в истории военного искусства.
Неточность в дате дня воинской славы вызвана тем, что даты большинства сражений, происходивших до введения в России григорианского календаря в 1918 году, в этом законе были получены путём прибавления к «старостильной» дате 13 дней, то есть разницы между новостильной и старостильной датами, какую они имели в XX столетии. Разница между старым и новым стилем в 13 дней накопилась лишь к XX веку. В XVII веке разница составляла 10 дней, в XVIII – 11 дней, в XIX -12 дней. Поэтому в исторической науке приняты другие даты этих событий, нежели в данном законе.
Штурм Измаила, гравюра XVIII века
Предыстория
Не желая примириться с результатами русско-турецкой войны 1768—1774 гг., подстрекаемая Англией и Пруссией, Турция в июле 1787 года ультимативно потребовала от России возвращения практически только что приобретенного Крыма, отказа от покровительства Грузии и согласия на осмотр проходящих через проливы русских торговых судов. Не получив удовлетворительного ответа, турецкое правительство 12 (23) августа 1787 года объявило России войну. Главной целью Порты был захват Крыма. Для этого у османов были сильные инструменты: флот с большим десантом и гарнизон Очакова.
Стремясь использовать своё выгодное положение, османы проявили большую активность на море и в октябре высадили десант на Кинбурнской косе, чтобы захватить устье Днепра, однако русские войска под командованием А. М. Суворова уничтожили вражеский десант. Зимой 1787-1788 гг. было сформировано две армии: Екатеринославская Потёмкина и Украинская Румянцева. Потёмкин должен был наступать от Днепра через Буг и Днестр к Дунаю и взять сильные крепости противника – Очаков и Бендеры. Румянцев в Подолии должен был выйти на среднее течение Днестра, поддерживая связь с союзниками-австрийцами. Австрийская армия находилась у границ Сербии, а Молдавию для связи с русскими был выслан вспомогательный корпус принца Кобургского.

Кампания 1788 года в целом не принесла союзником решительного успеха. Австрийская армия понесла полное поражение в Валахии. Потёмкин только в июне форсировал Буг и в июле осадил Очаков. Он действовал вяло, 80 тыс. русская армия пять месяцев стояла у турецкой крепости, которую обороняло всего 15 тыс. турок. Только в декабре армия, утомленная болезнями и холодом, взяла Очаков. После этого Потёмкин отвёл армию на зимние квартиры. Принц Кобургский тщетно осаждал Хотин. Румянцев отправил ему на помощь дивизию Салтыкова. Турки, которые не хотели сдаваться австрийцам, которых презирали, сдались русским. Румянцев занял северную Молдавию, расположив к зиме войска в районе Яссы-Кишинев.
Кампания 1789 года была более успешной. Потемкин с главной армией планировал взять Бендеры, а Румянцев с меньшими силами должен был идти на Нижний Дунай, где располагался визирь с главной турецкой армией. Весной три турецких отряда (всего около 40 тыс. человек) двинулись в Молдавию. Принц Кобургский поспешно отступил перед превосходящими силами врага. Румынцев бросил на помощь союзникам дивизию Дерфельдена. Генерал Вилим Дерфельден разметал все три турецких отряда. Это был последний успех армии Румянцева. У него забрали армию и сформировали единую Южную армию под началом Потёмкина, которая медленно двинулась к Бендерам.
Великий визирь Юсуф, узнав о движении армии Потёмкина, решил разгромить австрийцев в Молдавии до прибытия главных русских сил. Против слабого корпуса принца Кобургского был двинут сильный корпус Османа-паши. Но Александр Суворов со своей дивизией спас союзника. 21 июля 1789 год русско-австрийские войска под общим командованием Суворова разгромили османов под Фокшанами. Тем временем Потёмкин осадил Бендеры, но снова действовал пассивно, и стянул к себе почти все имеющиеся войска. В Молдавии была лишь одна слабая дивизия Суворова.
Османское командование, узнав о слабых силах русских и австрийцев, и их раздельном положении, решило разбить отряды Кобургского и Суворова. А затем уже идти на выручку Бендер. 100 тыс. турецкая армия двинулась к реке Рымник, чтобы разгромить австрийцев. Но Суворов снова спас союзников. 11 сентября в сражении при Рымнике русско-австрийские войска под началом Суворова наголову разгромили полчища противника. Турецкая армия просто перестала существовать. Победа была настолько решительна, что союзники могли спокойно форсировать Дунай и завершить войну триумфальным походом на Балканы. Однако Потёмкин не использовал эту блестящую победу и не оставил осаду Бендер. В ноябре Бендеры взяли и на этом кампания завершилась. Австрийцы в этой кампании бездействовали до сентября, затем перешли Дунай и захватили Белград. Отряд Кобургского после Рымника занял Валахию.
Таким образом, несмотря на блестящие победы русской армии, Турция отказывалась мириться, пользуясь медлительностью верховного русского командования. Затягивая время, Порта заключила союз с Пруссией, которая выставила 200 тыс. армию на русских и австрийских границах. Науськанный Пруссией и Англией, султан Селим III решил продолжать войну.
Кампания 1790 года начиналась неудачно для России. Военно-политический расклад был не в пользу России. Волновалась Польша. Продолжалась война со Швецией. В феврале 1790 года умер австрийский цесарь Иосиф II. Его преемник Леопольд II, опасаясь, что продолжение войны с Турцией приведёт к конфликту с Турцией, начал мирные переговоры. Кроме того, австрийская армия потерпела поражение. Австрия заключила сепаратный мир. Однако Екатерина II была жестким человеком, угрозы Пруссии и «гибкая» политика» Австрии на неё не подействовали. Приняв меры на случай войны с Пруссией, Екатерина потребовала от Потёмкина решительных действий. Но Светлейший князь по своему обычаю не торопился, и всё лето и осень бездействовал. Талантливый политик, царедворец и управленец, Потемкин не был настоящим полководцем. Он разрывался между театром военных действий и двором в Петербурге, опасаясь потерять свое прежнее влияние.
Турки, отделавшись от Австрии, вернулись к своему первоначальному плану войны. На Дунае они оборонялись, опираясь на первоклассную крепость Измаил, и обратили всё внимание на Крым и Кубань. С помощью сильного флота турки хотели высадить большой десант и поднять против русских горские племена и крымских татар. Однако русский флот под началом Фёдора Ушакова похоронил все планы противника в сражении у Керченского пролива (июль 1790 года) и у острова Тендра (сентябрь 1790 года). Высадившаяся у Анапы 40-тысячная армия Батал-паши, имевшая цель идти на Кабарду, была в сентябре разбита на Кубани корпусом генерала Гудовича. В дальнейшем командующий Кубанским и Кавказским корпусами Иван Гудович 22 июня 1791 года взял «кавказский Измаил» — первоклассную турецкую крепость Анапа. Крепость, построенная под руководством французских инженеров, была опорной базой Турции на Северном Кавказе и стратегическим плацдармом для операций против России на Кубани и на Дону, а также против Крыма. Поэтому это был сильный удар по Османской империи.
Таким образом, попытки турок высадить десанты на Кавказе и в Крыму и добиться господства на море были пресечены Черноморским флотом под началом Ушакова и корпусом Гудовича. Наступательная стратегия османов потерпела крах.
Измаил
Только в конце октября армия Потёмкина начала наступление и двинулась в южную Бессарабию. Русские войска овладели Килией, Исакчей, Тульчей. Отряд Гудовича-младшего совместно с братом Потемкина Павлом осадили Измаил. Но русские войска не смогли взять Измаил, осада затянулась. Был захвачен остров Чатал, расположенный против крепости. Эту десантную операцию смело и решительно провел генерал-майор Н.Д. Арсеньев. Он же устанавливал на Чатале артиллерийские батареи. Они в ходе подготовки штурма обстреливали внутреннюю часть крепости.
Измаил был мощной крепостью на левом берегу Дуная. По турецкой военной терминологии она называлась «орду-калеси», то есть «армейская крепость» — крепость сбора войск. Измаил был способен вместить в себя целую армию, что и произошло. Сюда сбежали остатки османских гарнизонов из уже павших крепостей. Крепость была перестроена французскими и германскими инженерами по последним требованиям крепостного искусства (работы велись с 1774 года).
Измаильская крепость состояла из двух частей – большей западной Старой крепости и восточной Новой крепости. Главный крепостной вал протяженностью 6-6,5 км опоясывал город с трех сторон. Южная сторона была защищена рекой. Высота вала, отличавшегося большой крутизной, достигала 6-8 м. Перед ними простирался ров шириной 12 м и глубиной до 10 м. В некоторых его местах стояла вода глубиной до 2 м. Перед рвом были устроены «волчьи ямы» и всевозможные ловушки для нападающих. На 11 бастионах, в основном земляных, располагалось 260 орудий. Но высота бастионов достигала 20-24 метров. В юго-западном углу крепости стояла каменная башня Табия с трехъярусной пушечной батареей. От башни к берегу реки шел ров и крепкий частокол из заостренных бревен. На севере была самая мощная оборона, на этом направлении Измаил был защищен крепостной цитаделью. Здесь располагался Бендерский бастион, одетый камнем. К западу от цитадели находилось озеро Броска, болотистая местность от которого подходила ко рву, что ухудшало возможности атакующих по штурму. Со стороны Дуная крепость бастионов не имела, первоначально надеясь на защиту со стороны Дунайской флотилии. Однако её почти уничтожили, поэтому турки возвели батареи с орудиями крупного калибра, которые позволяли обстреливать реку и полевые укрепления русских войск на лежащем против Измаила острове Чатал. Их усилили мелкокалиберной артиллерией, которую спасли с погибших судов. Всего береговую часть крепости прикрывало около сотни орудий. Крепость имела хорошо защищенные ворота: с запада – Царьградские и Хотинские, с востока – Килийские и с севера — Бендерские. Подступы и дороги к ним прикрывались фланкирующим артиллерийским огнем, сами ворота забаррикадировали.
Крепость защищал 35-40 тыс. гарнизон во главе с Мехмет-пашой. Почти половину войска составляла отборная пехота – янычары. Остальную часть составляли сипахи – легкая турецкая конница, артиллеристы, вооруженные горожане-ополченцы. Также в крепость стеклись отряды из ранее разгромленных турецких гарнизонов и экипажи с потопленных у Измаила судов Дунайской военной флотилии. Турок поддерживали крымские татары под началом Каплан-Гирея. Султан сильно гневался на свои войска за все предшествовавшие сдачи и приказал стоять до последнего, повелев в случае падения Измаила казнить из его гарнизона каждого, где бы он ни был найден. Кроме того, крепость имела большие запасы и могла долго держаться в осаде.
Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11(22) декабря 1790 г.»
В итоге военный совет начальников войск, собранных под Измаилом, принял решение снять осаду. Приближалась зима, солдаты болели, замерзали (дров не было), что вело к большим санитарным потерям. Осадной артиллерии не было, а полевые пушки испытывали нехватку боеприпасов. Боевой дух войска упал.
Тогда Потёмкин, придавший взятию Измаила особенное значение, надеясь этим склонить Порту к миру, поручил осаду Суворову, велев тому решить самому, брать крепость или отступить. Фактически Александру Васильевичу приказали сделать то, что не смогли другие генералы или отступить, уронить свой престиж. Захватив с собой своих чудо-богатырей из Апшеронского и Фанагорийского полков, Александр Васильевич поспешил к Измаилу. Он встретил уже отступающие войска и вернул их в траншеи. Прибытие победоносного генерала воодушевило солдат. Они говорили: «Штурм! Будет, братцы, штурм, раз прилетел сам Суворов…».

Суворов, несмотря на все проблемы русских войск и превосходство сил врага, сидевших за сильными укреплениями, высказался за штурм и начал активно к нему готовиться. Он понимал, что операция будет крайне сложной. В своем письме Потемкину генерал писал: «Крепость без слабых мест». Александр Васильевич впоследствии скажет, что на такой штурм можно «пускаться только раз в жизни». Новый командующий распорядился изготовить штурмовые лестницы и фашины для засыпки рва. Главное же внимание было уделено подготовке войск. Рядом со своим лагерем Суворов велел вырыть ров и насыпать вал по типу измаильского. Чучела на валу изображали турок. Каждую ночь войска обучались действиям, необходимым при штурме. Войска учились штурмовать крепость: преодолев ров и вал, солдаты кололи чучела штыками.
Суворов имел 33 батальона регулярной пехоты (14,5 тыс. человек), 8 тыс. спешенных донских казаков, 4 тыс. черноморских казаков (большей частью бывших запорожцев) с гребной флотилии, 2 тыс. арнаутов (добровольцев) – молдаван и валахов, 11 эскадронов кавалерии и 4 Донских казачьих полка. Всего около 31 тыс. человек (28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы). В результате значительную часть войска Суворова составляли казаки, в своем большинстве потерявшие лошадей и вооруженные в основном холодным оружием, пиками. Орудий у Суворова было много – несколько сотен, включая гребную флотилию. Но тяжелой артиллерии почти не было, и имеющиеся пушки не могли причинить каких-либо серьезных повреждений вражеской крепости. Кроме того, как писал в рапорте сам Суворов: «Полевая артиллерия имеет снарядов только один комплект».
Закончив в 6 дней подготовку штурма, Суворов 7 (18) декабря 1790 года направил коменданту Измаила ультиматум с требованием сдать крепость не позднее чем через 24 часа с момента вручения ультиматума. «Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление — воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление». Ультиматум был отклонен. Мехмет-паша, уверенный в неприступности своих укреплений, надменно ответил, что скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вспять, чем падет Измаил.
9 декабря собранный Суворовым военный совет постановил незамедлительно приступить к штурму, который был назначен на 11 (22) декабря. По «Воинскому уставу» царя Петра Великого, по петровской традиции право первому подать голос на военном совете предоставлялось самому младшему по чину и возрасту. Таковым оказался бригадир Матвей Платов, в будущем самый прославленный казачий атаман. Он сказал: «Штурм!»
Штурм
10 (21) декабря с восходом солнца началась артиллерийская подготовка штурма огнём с фланговых батарей, с острова и с судов флотилии (всего действовало около 600 орудий). Она продолжалась почти сутки и завершилась за 2,5 часа до начала штурма. С началом штурма артиллерия переходила на пальбу «пустыми выстрелами», то есть холостыми зарядами, чтобы не поражать своих атакующих и пугать врага.
Перед штурмом Суворов обратился к войскам со словами: «Храбрые воины! Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противиться силе оружия российского… Два раза осаждала Измаил русская армия и два раза отступала; нам остается в третий раз или победить, или умереть со славою».
Суворов решил штурмовать крепость во всех местах, в том числе и со стороны реки. Атакующие войска были разделены на 3 отряда по 3 колонны каждый. Отряд генерал-майора де Рибаса (9 тыс. человек) атаковал со стороны реки. Правое крыло под начальством генерал-поручика П. С. Потемкина (7,5 тыс. человек) должно было нанести удар с западной части крепости. Левое крыло генерал-поручика А. Н. Самойлова (12 тыс. человек) наступало с востока. Кавалерийский резерв бригадира Вестфалена (2,5 тыс. человек) ждал момента, когда откроют ворота. Суворов задумал начать штурм в 5 часов утра, примерно за 2 часа до рассвета. Темнота нужна была для внезапности первого удара, форсирования рва и захвата вала. Впереди каждой из колонн впереди шли специально отобранные стрелки для поражения защитников бастионов и вала. Впереди двигались также рабочие команды: они несли штурмовые лестницы топоры и другой инструмент. Они должны были проложить путь через частоколы и другие препятствия.
Суворов и Кутузов перед штурмом Измаила. Художник О. Верейский
Штурм не стал для противника неожиданным. Они ждали атаки от Суворова. Кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им день начала операции. Однако это не остановило русских солдат. Первыми в 6 часов утра взобрались на вал вражеской крепости егеря из 2-й колонны генерала Ласси (правое крыло Потёмкина). Они, отбивая ожесточенные атаки янычар, захватили важный опорный пункт врага — башню Табия. Героями взятия Табии стали гренадеры Фанагорийского полка полковника Василия Золотухина, которые, захватили и открыли для кавалерии Царьградские (Бросские) ворота.
Следом апшеронские стрелки и фанагорийские гренадеры 1-й колонн генерала Львова овладели Хотинскими воротами и соединились с бойцами 2-й колонны. Они распахнули ворота крепости для кавалерии. Наибольшие трудности выпали на долю 3-й колонны генерала Мекноба. Она атаковала часть северного бастиона, где глубина рва и высота вала были так велики, что штурмовые лестницы в 11 метров оказались коротки. Их пришлось под огнем связывать по две вместе. В итоге солдаты ворвались во вражескую цитадель.
Тяжелый бой пришлось вести 6-й колонне генерала Михаила Кутузова (левое крыло Самойлова). Она шла на штурм в районе Новой крепости. Колонна Кутузова не могла прорваться сквозь плотный огонь противника и залегла. Этим воспользовались турки, которые перешли в контратаку. Тогда Суворов прислал Кутузову приказ о назначении его комендантом Измаила. Воодушевленный доверием генерал лично увлек пехоту в атаку и после яростно боя ворвался в крепость. Наши войска захватили бастион у Килийских ворот. 4-я и 5-я колонны соответственно полковника В. П. Орлова и бригадира М. И. Платова также выполнили поставленные перед ними задачи, одолев вал на своих участках.
Пока одни войска штурмовали вал, солдаты под командованием генерала де Рибаса высадились в городе со стороны реки. Атаке войск Рибаса способствовала колонна Львова, которая захватила на фланге береговые турецкие батареи. С восходом солнца русские солдаты уже дрались на стенах крепости, захватывали башни, ворота и стали теснить врага внутрь города. Уличные бои также отличались ожесточенностью, пленных практически не брали.

Османы не сдались и продолжали упорно драться, опираясь на многочисленные каменные сооружения внутри крепости (частные каменные дома, мечети, торговые постройки и т. д.), которые были использованы как отдельные бастионы и заранее подготовлены к обороне. Турки дрались отчаянно, контратаковали. Почти каждый дом пришлось брать штурмом. Суворов бросил в город все имеющие силы, включая 20 легких орудий, которые очень пригодились. Картечью очищали улицы от обороняющихся и контратакующих турок и крымских татар, прокладывали себе путь вперёд, выбивали ворота. К двум часам дня русские, отбив несколько яростных контратак крупных турецких отрядов, пробились, наконец, в центр города. К 4 часам битва завершилась. Остатки турецкого гарнизона, израненные и обессиленные, сложили оружие. Измаил пал. Это была одна из самых жестоких битв этой войны.
В тот же вечер 11(22) декабря Суворов кратко рапортовал о взятии турецкой твердыни на Дунае главнокомандующему генерал-фельдмаршалу Г.А. Потемкину-Таврическому: «Нет крепчей крепости, ни отчаяннее обороны, как Измаил, падшей пред высочайшим троном ее императорского величества кровопролитным штурмом! Нижайше поздравляю вашу светлость! Генерал граф Суворов-Рымникский».
Штурм Измаила. Диорама. Художники В. Сибирский и Е. Данилевский
Итоги
Турецкий гарнизон перестал существовать, бой был крайне ожесточенным: одних убитых оказалось более 26 тыс. человек (город расчищали от трупов несколько дней). В плен взято 9 тысяч, многие из которых умерли от ран. По другим данным, турки потеряли 40 тыс. человек, включая всех старших командиров. Наши войска захватили огромную добычу: около 260 орудий, большое количество боеприпасов, более 300 знамен и значков, суда турецкой Дунайской флотилии и множество трофеев, доставшейся войску, всего на сумму до 10 млн. пиастров (свыше 1 млн. рублей). Потери наших войск составили около 4600 человек.
Штурм Измаила стал выдающимся подвигом русских солдат. В своем рапорте Александр Васильевич отмечал: «Невозможно превознесть довольно похвалою мужество, твердость и храбрость всех чинов и всех войск, в сем деле подвизавшихся». В честь победы для офицеров-участников штурма был выпущен особый золотой крест «За отменную храбрость», а нижние чины получили специальную серебряную медаль с надписью «За отменную храбрость при взятии Измаила».
Картина художника А. В.Русина «Въезд А.В.Суворова в Измаил». Работа написана в 1953 году
В стратегическом отношении падение Измаила не оказало желательного действия на Стамбул. Подстрекаемый Англией и Пруссией султан продолжал упорствовать. Только ход кампании 1791 года, когда русская армия под началом Николая Репнина разгромила противника в нескольких сражениях (в этих боях особенно отличился М. Кутузов) и поражение османского флота у Калиакрии от русской эскадры Ф. Ушакова, заставили султана искать мир.
Интересно, что победа для Суворова обратилась в легкую опалу. Александр Васильевич рассчитывал за штурм Измаила получить чин генерал-фельдмаршала, но Потемкин, ходатайствуя о его награждении перед императрицей, предложил наградить его медалью и чином гвардии подполковника. Медаль была выбита, и Суворов был назначен подполковником Преображенского полка. Таких подполковников было уже десять и Суворов стал одиннадцатым. Эти награды казались современникам смехотворными по сравнению с одержанной победой и «золотым дождем». Который обрушился на Потёмкина. Главнокомандующий русской армией князь Потемкин-Таврический, приехав в Петербург, получил в награду фельдмаршальский мундир, шитый алмазами, ценою в 200 тыс. рублей, Таврический дворец. В Царском селе было предусмотрено соорудить князю обелиск с изображением его побед и завоеваний. А Суворова отстранили от войск (его неуживчивый, самостоятельный характер, презрение к дворцовым порядкам раздражали Потёмкина), и войну завершали без лучшего на тот момент русского полководца. Суворова же вскоре «сослали» осмотреть все укрепления в Финляндии. Не самое лучшее решение, учитывая таланты полководца.

Золотой наградной крест для офицеров — участников штурма Измаила

24 декабря. День взятия турецкой крепости Измаил

Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. обеспечила России выход к Черному морю. Но по условиям Кючук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.
В 1787 г. Турция, поддерживаемая Англией и Францией, потребовала от России пересмотра договора: возврат Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих соглашений. Получив отказ, она начала военные действия. Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и разгромить базу российского флота Севастополь. Для развертывания военных действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани значительные турецкие силы были направлены к Сухуму и Анапе. Для обеспечения своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линейных кораблей, 16 фрегатов, 5 бомбардирских корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.
Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек). Выделенные из состава Екатеринославской армии два сильных военных корпуса находились на Кубани и в Крыму.
Русский Черноморский флот базировался в двух пунктах: главные силы — в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М.И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России выступила крупная европейская страна — Австрия, которая стремилась расширить свои владения за счет Балканских государств, находившихся под властью Турции.
План действий союзников (России и Австрии) носил наступательный характер. Он состоял в том, чтобы вторгнуться в пределы Турции с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и овладеть Хотином; Екатеринославской армии предстояло развернуть военные действия на побережье Черного моря, овладеть Очаковом, затем перейти Днепр, очистить от турок район между Днестром и Прутом, для чего взять Бендеры. Российский флот должен был активными действиями на Черном море сковать флот противника и воспрепятствовать проведению Турцией десантных операций.
Военные действия развивались для России успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для завершения войны и подписания выгодного для России мира. Турция не располагала в это время силами для серьезного сопротивления армиям союзников. Однако политики не смогли использовать благоприятный момент. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.

Ю.Х. Садиленко. Портрет А.В. Суворова
В кампании 1790 г. русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести военные действия за Дунай.
В этот период блестящие успехи были одержаны русскими моряками под командованием Федора Ушакова. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.
Крепость Измаил считалась неприступной. Перед войной она была перестроена под руководством французских и немецких инженеров, значительно усиливших ее укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость окружал вал протяженностью 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тыс. человек при 265 крепостных орудиях.

К. Лебежко. Суворов обучает солдат
В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. человек пехоты и 2,5 тыс. человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Ораса де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.
Два штурма Измаила окончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийским обстрелам крепости. С началом осенней непогоды в армии, располагавшейся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, руководившие осадой генералы приняли решение отвести войска на зимние квартиры.
25 ноября командование войсками под Измаилом было поручено Суворову. Потемкин предоставил ему право действовать по своему усмотрению: «продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного». В своем письме к Александру Васильевичу он отметил: «Моя надежда на бога и на Вашу храбрость, поспеши мой милостивый друг…».
Прибыв к Измаилу 2 декабря, Суворов прекратил отвод войск из-под крепости. Оценив обстановку, он принял решение немедленно готовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он отметил в донесении Потемкину, что они «без слабых мест».

Подготовка к штурму была проведена за девять дней. Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего подготовку к наступлению проводил скрытно. Особое внимание обращалось на подготовку войск к штурмовым действиям. У села Броска были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал воинов словами: «Больше пота — меньше крови!» Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

Суворов нашел время разработать для офицеров и солдат специальные наставления, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где в наши дни возвышается небольшой обелиск, стояла палатка полководца. Здесь проводилась кропотливая подготовка к штурму, продумывалось и предусматривалось все до мелочей. «На такой штурм, — признавался позже Александр Васильевич, — можно было отважиться только раз в жизни».
Перед сражением на военном совете Суворов заявил: «Дважды стояли русские перед Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, им ничего более не остается, как взять крепость или умереть…». Военный совет единогласно выступил в поддержку великого полководца.
7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. Туркам, в случае добровольной сдачи, гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «с городом последует судьба Очакова». Заканчивалось письмо словами: «К исполнению сего назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский». А Суворов приложил к письму свою записку: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы — уже неволя; штурм — смерть.».

Взятие Измаила. Неизв. автор
Турки капитулировать отказались и в ответ заявили, что «скорей Дунай остановится в течении своем и небо преклонится к земле, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказанию Суворова был зачитан в каждой роте, чтобы воодушевить солдат перед штурмом.
Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов не стал отдавать письменный приказ, а ограничился устной постановкой задачи командирам. Полководец планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Основной удар наносился по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. В состав колонны входило до пяти батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три колонны — со стороны Дуная.
Отряд под командованием генерала П.С. Потемкина численностью 7500 человек (в него входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М.И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) — северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадира Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать приречный фас крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и расположен против каждых из крепостных ворот.
Из девяти колонн на главном направлении было сосредоточено шесть. Здесь же расположили основную артиллерию. Впереди каждой колонны должны были двигаться команда из 120-150 стрелков в рассыпном строю и 50 рабочих с шанцевым инструментом, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный в каре.

Ф.И. Усыпенко. Действия русской артиллерии во время штурма крепости Измаил в 1790 г.
Подготавливая штурм, с утра 10 декабря русская артиллерия с суши и с кораблей вела непрерывный огонь по укреплениям и батареям противника, продолжавшийся до начала атаки. В 5 часов 30 минут утра 11 декабря колонны двинулись на штурм крепости. Речная флотилия под прикрытием огня корабельной артиллерии (около 500 орудий) высадила десант. Осажденные встретили атакующие колонны артиллерийским и ружейным огнем, а на отдельных участках и контратаками.
Несмотря на сильный огонь и отчаянное сопротивление, 1-я и 2-я колонны сходу ворвались на вал и захватили бастионы. В ходе боя был тяжело ранен генерал Львов и командование 1-й колонной принял полковник Золотухин. 6-я колонна сразу овладела валом, но затем задержалась, отражая сильную контратаку турок.
В наиболее сложных условиях оказалась 3-я колонна: глубина рва и высота бастиона, которые ей предстояло взять, оказались больше, чем в других местах. Солдатам пришлось под огнем неприятеля связывать лестницы, чтобы взобраться на вал. Несмотря на большие потери, свою задачу она выполнила.
Тяжелый бой выдержали 4-я и 5-я колонны, составленные из спешенных казаков. Они были контратакованы выступившими из крепости турками, а казакам Платова пришлось еще и преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после десантирования разделилась на четыре части и шла в атаку под фланговым огнем турецких батарей. В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжело раненого генерала Самойлова. Успешно справились с задачами и остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная.
С рассветом бой уже шел внутри крепости. К 11 часам были открыты ворота и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны были вынуждены разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами. Их усилия постоянно наращивались за счет введения в бой резервов. Для поддержки атакующих внутрь крепости была введена и часть артиллерии.
«Крепость Измаильская, столь укрепленная, сколь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков. Упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто» — писал Потемкин в донесении Екатерине II.
В ходе штурма турки потеряли более 26 тыс. человек, 9 тыс. попали в плен. Русские захватили около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 судна, большие запасы боеприпасов и много других трофеев. Русские потери составили 4 тыс. убитыми и 6 тыс. ранеными.
Взятие русскими войсками Измаила резко изменило стратегическую обстановку в войне в пользу России. Турция вынуждена была перейти к мирным переговорам.

В зале Измаильского исторического музея А.В. Суворова
«Не бывало крепости крепче, не было обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят», — эти слова из донесения Суворова Потемкину высечены на памятнике, установленном в честь великого русского полководца.

Штурм Измаила

Эта статья о штурме 1790 года; о других штурмах Измаила см. Измаил.

Штурм Измаила
Основной конфликт: Русско-турецкая война 1787—1791

Штурм Измаила. Гравюра С. П. Шифляра на основе натурной зарисовки.
Дата 11 (22) декабря 1790
Место Измаил (под Одессой)
Итог Победа Российской империи
Противники

Российская империя

Османская империя

Командующие

генерал-аншеф
А. В. Суворов

сераскир Айдослу Мехмет-паша

Силы сторон

31 000 (из них 15 тыс. нерегулярных)

35 000 (15 тыс. регулярных войск, 20 тыс. ополчения)

Потери

2136 убитыми (в том числе: 1 бригадир, 66 офицеров, 1816 солдат, 158 казаков, 95 моряков);
3214 раненых (в том числе: 3 генерала, 253 офицера, 2450 солдат, 230 казаков, 278 моряков)
Всего — 5350 человек, потоплена 1 бригантина.

26 тысяч убитыми,
9 тысяч пленными

Медиафайлы на Викискладе

Штурм Измаи́ла — осада и штурм в 1790 году турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием генерал-аншефа А. В. Суворова, в ходе русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

Штурм Измаила в 1790 году был предпринят по приказу главнокомандующего Южной армией генерал-фельдмаршала Г. А. Потёмкина. Решить эту задачу не смогли ни Н. В. Репнин (1789), ни И. В. Гудович, ни П. С. Потёмкин (1790), после чего Г. А. Потёмкин поручил задачу А. В. Суворову.

Прибыв 2 (13) декабря под Измаил, Суворов в течение шести дней вёл подготовку к штурму, в том числе обучая войска штурмовать макеты высоких крепостных стен Измаила. Рядом с Измаилом, в районе нынешнего села Сафьяны в кратчайшие сроки были выстроены земляные и деревянные аналоги рва и стен Измаила — военнослужащие тренировались забрасывать фашинником ров, быстро ставить лестницы, после подъёма на стену они быстро кололи и рубили установленные там чучела, имитирующие защитников. Суворов проинспектировал учения и в целом остался доволен: его проверенные войска делали всё, как надо. Но, несомненно, он понимал всю сложность штурма и его непредсказуемость. Ещё в первые дни осады, только прибыв под Измаил, Суворов, неприметно одетый и на паршивой лошадке (чтобы не привлекать внимание турок), в сопровождении только одного ординарца объехал крепость по периметру. Вывод был неутешительным: «Крепость без слабых мест», — были его слова штабу по результатам её осмотра. Спустя много лет Суворов не раз признавался об Измаиле в порывах откровенности: «На штурм подобной крепости можно было решиться только один раз в жизни…». Незадолго до штурма Суворов послал по-суворовски предельно краткое и ясное письмо-ультиматум начальнику крепости великому сераскеру Айдозле-Мехмет-паше: «Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть». Ответ великого сераскера был достойным: «Скорее Дунай потечёт вспять и небо упадёт на землю, чем сдастся Измаил». Суворову и его штабу было понятно: турки будут стоять насмерть, тем более что был известен фирман султана, где он обещал казнить каждого, кто покинет крепость Измаил — в Измаиле собрались остатки разбитых в Бессарабии турецких войск, которых султан за свои неудачи фактически приговорил либо погибнуть с честью в бою с русскими, либо с позором от своих палачей. В течение двух дней Суворов вёл артиллерийскую подготовку, а 11 (22) декабря в 5 часов 30 минут утра начался штурм крепости. К 8 часам утра все укрепления были заняты, но сопротивление на улицах города продолжалось до 16 часов.

Турецкие потери составили 29 тысяч человек убитыми. Потери русской армии составили 4 тысячи человек убитыми и 6 тысяч ранеными. Были захвачены все орудия, 400 знамён, огромные запасы провианта и драгоценностей на 10 миллионов пиастров. Комендантом крепости был назначен М. И. Кутузов, в будущем знаменитый полководец, победитель Наполеона.

24 декабря является Днём воинской славы России — День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А. В. Суворова.

Предыстория

Не желая примириться с результатами русско-турецкой войны 1768—1774 годов, Турция в июле 1787 года ультимативно потребовала от России возвращения Крыма, отказа от покровительства Грузии и согласия на осмотр проходящих через проливы русских торговых судов. Не получив удовлетворительного ответа, турецкое правительство 12 (23) августа 1787 года объявило России войну. В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией, чтобы расширить свои владения в Северном Причерноморье за счет полного вытеснения оттуда турецких войск.

В октябре 1787 года русские войска под командованием А. В. Суворова практически полностью уничтожили 6-тысячный десант турок, намеревавшихся захватить устье Днепра, на Кинбурнской косе. Несмотря на блестящие победы русской армии под Очаковым в 1788 году, у Фокшан и на реке Рымник в 1789 году, а также победы русского флота у Очакова, и Фидониси в 1788 году, в Керченском проливе и у острова Тендра в 1790 году, противник не соглашался принять условия мира, на которых настаивала Россия, и всячески затягивал переговоры. Российские военачальники и дипломаты сознавали, что успешному завершению мирных переговоров с Турцией значительно способствовало бы взятие Измаила.

Измаильская крепость лежала на левом берегу Килийского рукава Дуная между озёрами Ялпухом и Катлабухом, на склоне отлогой высоты, оканчивающейся у русла Дуная низким, но довольно крутым скатом. Стратегическое значение Измаила было очень велико: здесь сходились пути из Галаца, Хотина, Бендер и Килии; здесь было наиболее удобное место для вторжения с севера за Дунай в Добруджу. К началу русско-турецкой войны 1787—1791 годов турки под руководством немецких и французских инженеров превратили Измаил в мощную крепость с высоким валом и широким рвом глубиною от 3 до 5 саженей (6,4—10,7 м), местами наполненным водой. На 11 бастионах располагалось 260 орудий. Гарнизон Измаила составляли 35 тысяч человек под командованием сераскера Айдозлы-Мухаммад-паши. Однако, по другим сведениям, турецкий гарнизон на момент штурма Измаила составлял до 15 тыс. человек, при этом мог увеличиться за счёт местных жителей. Частью гарнизона командовал Каплан Гирей, брат крымского хана, которому помогали пять его сыновей. Султан сильно гневался на свои войска за все предшествовавшие капитуляции и фирманом повелел в случае падения Измаила казнить из его гарнизона каждого, где бы он ни был найден.

Осада и штурм Измаила

Штурм Измаила, гравюра XVIII века

В 1790 году, после овладения крепостями Килия, Тульча и Исакча, главнокомандующий русской армией князь Г. А. Потемкин-Таврический отдал приказ отрядам генералов И. В. Гудовича, П. С. Потемкина и флотилии генерала де Рибаса овладеть Измаилом. Однако их действия были нерешительными.

26 ноября военный совет решил снять осаду крепости ввиду приближения зимы. Главнокомандующий не утвердил этого решения и предписал генерал-аншефу А. В. Суворову, войска которого стояли у Галаца, принять командование частями, осаждавшими Измаил. Приняв командование 2 декабря, Суворов вернул к Измаилу войска, отходившие от крепости, и блокировал её с суши и со стороны реки Дунай. Закончив в 6 дней подготовку штурма, Суворов 7 (18) декабря 1790 года направил коменданту Измаила ультиматум с требованием сдать крепость не позднее чем через 24 часа с момента вручения ультиматума. Ультиматум был отклонен. 9 декабря собранный Суворовым военный совет постановил незамедлительно приступить к штурму, который был назначен на 11 декабря.

Атакующие войска делились на 3 отряда (крыла) по 3 колонны каждый. Отряд генерал-майора де Рибаса (9000 человек) атаковал с речной стороны; правое крыло под начальством генерал-поручика П. С. Потемкина (7500 человек) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-поручика А. Н. Самойлова (12000 человек) — с восточной. Кавалерийские резервы бригадира Вестфалена (2500 человек) находились на сухопутной стороне. Всего войско Суворова насчитывало 31 тысячу человек, в том числе 15 тысяч — нерегулярных. Суворов задумал начать штурм в 5 часов утра, примерно за 2 часа до рассвета. Темнота нужна была для внезапности первого удара и овладения валом; затем же вести бой в темноте было невыгодно, поскольку затруднялось управление войсками. Предвидя упорное сопротивление, Суворов хотел иметь в своем распоряжении как можно больше светлого времени суток.

10 (21) декабря с восходом солнца началась подготовка штурма огнём с фланговых батарей, с острова и с судов флотилии. Она продолжалась почти сутки и завершилась за 2,5 часа до начала штурма. В этот день русские потеряли убитыми 3 офицеров и 155 низших чинов, ранеными — 6 офицеров и 224 низших чина. Штурм не стал для турок неожиданностью. Они каждую ночь были готовы к нападению русских; кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им план Суворова.

Начало штурма (затемно)

Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11(22) декабря 1790 г.»

В 3 часа ночи 11 (22) декабря 1790 года взвилась первая сигнальная ракета, по которой войска оставили лагерь и, перестроившись в колонны, выступили к назначенным по дистанции местам. В половине шестого утра колонны двинулись на приступ.

Прежде других подошла к крепости 2-я колонна генерал-майора Бориса Ласси. В 6 часов утра под градом неприятельских пуль егеря Ласси одолели вал, и наверху завязался жестокий бой. Апшеронские стрелки и фанагорийские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С. Л. Львова опрокинули неприятеля и, овладев первыми батареями и Хотинскими воротами, соединились со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для кавалерии. Одновременно на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора М. И. Голенищева-Кутузова овладела бастионом у Килийских ворот и заняла вал вплоть до соседних бастионов.

Наибольшие трудности выпали на долю 3-й колонны Фёдора Мекноба. Она штурмовала большой северный бастион, соседний с ним к востоку, и куртину между ними. В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестницы в 5,5 саженей (около 11,7 м) оказались коротки, и пришлось под огнём связывать их по две вместе. Главный бастион был взят.

Четвёртая и пятая колонны (соответственно полковника В. П. Орлова и бригадира М. И. Платова) также выполнили поставленные перед ними задачи, одолев вал на своих участках.

Десантные войска генерал-майора Осипа Дерибаса (де Рибаса) в трех колоннах под прикрытием гребного флота двинулись по сигналу к крепости и построились в боевой порядок в две линии. Высадка началась около 7 часов утра. Она производилась быстро и чётко, несмотря на сопротивление более 10 тысяч турок и татар. Успеху высадки немало способствовали колонна Львова, атаковавшая во фланге береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны крепости.

Первая колонна генерал-майора Н. Д. Арсеньева, подплывшая на 20 судах, высадилась на берег и разделилась на несколько частей. Батальон херсонских гренадер под командованием полковника В. А. Зубова овладел весьма крутым кавальером, потеряв 2/3 людей. Батальон лифляндских егерей полковника графа Дама́ занял батарею, которая анфилировала берег.

Другие части также овладели лежавшими перед ними укреплениями. Третья колонна бригадира Е. И. Маркова высадилась у западной оконечности крепости под картечным огнём с редута Табия.

Почтовая марка СССР, из серии «К 150-летию взятия крепости Измаил».
Штурм Измаила.
1941, 15 копеек (ЦФА 803, Скотт 833)

Бои внутри города (день)

При наступившем дневном свете стало ясно, что вал взят, неприятель вытеснен из крепостных верхов и отступает во внутреннюю часть города. Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города — справа Потемкин, с севера казаки, слева Кутузов, с речной стороны де Рибас.

Начался новый бой. Особенно ожесточенное сопротивление продолжалось до 11 часов утра. Несколько тысяч лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в бешенстве мчались по улицам и увеличивали смятение. Почти каждый дом приходилось брать с боем. Около полудня Ласси, первым взошедший на крепостной вал, первым же достиг и середины города. Здесь он встретил тысячу татар под начальством Максуда Гирея, князя чингисхановой крови. Максуд Гирей защищался упорно, и только когда большая часть его отряда была перебита, сдался в плен с 300 воинами, оставшимися в живых.

Для поддержки пехоты и обеспечения успеха Суворов приказал ввести в город 20 лёгких орудий, чтобы картечью очистить улицы от турок. В час дня, в сущности, победа была одержана. Однако бой ещё не был закончен. Неприятель пытался нападать на отдельные русские отряды или засел в крепких зданиях как в цитаделях.

В два часа дня все колонны проникли в центр города. К 16 часам последние защитники были убиты, некоторая часть измождённых и израненных турок сдалась. Шум битвы смолк, Измаил пал.

Итоги штурма

Потери турок были огромны, одних убитых оказалось более 26 тысяч человек. В плен взято 9 тысяч, из них на другой день 2 тысячи умерли от ран. В Измаиле было взято 265 орудий, до 3 тысяч пудов пороху, 20 тысяч ядер и множество других боевых припасов, до 400 знамен, обагренных кровью защитников, 8 лансонов, 12 паромов, 22 легких судна и множество богатой добычи, доставшейся войску, всего на сумму до 10 млн пиастров (свыше 1 млн рублей). В русской армии было убито 64 офицера (1 бригадир, 17 штаб-офицеров, 46 обер-офицеров) и 1816 рядовых; ранено 253 офицера (из них три генерал-майора) и 2450 низших чинов. Общие потери армии во время штурма составили 4582 человека. Флот потерял 95 убитыми и 278 ранеными.

Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, в важнейших местах расставил караулы. Внутри города был открыт огромный госпиталь. Тела убитых русских увозились за город и погребались по церковному обряду. Турецких же трупов было так много, что был дан приказ бросать тела в Дунай, и на эту работу были определены пленные, разделенные на очереди. Но и при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней. Пленные направлялись партиями в Николаев под конвоем казаков.

Покорение Измаила имело большое политическое значение. Оно повлияло на дальнейший ход войны и на заключение 29 декабря 1791 (9 января 1792) Ясского мира между Россией и Турцией, который подтвердил присоединение Крыма к России и установил русско-турецкую границу по реке Днестр. Тем самым все северное Причерноморье от Днестра до Кубани было закреплено за Россией.

Победе под Измаилом был посвящён гимн «Гром победы, раздавайся!», считавшийся до 1816 года неофициальным гимном Российской империи.

Награды

Надписи: «За отменную храбрость» на лицевой стороне и «Измаил взят декабря 11 1790» на обратной.

Суворов рассчитывал за штурм Измаила получить чин генерал-фельдмаршала, но Потёмкин, ходатайствуя о его награждении перед императрицей, предложил наградить его чином гвардии подполковника или генерал-адъютанта, а также выбить особую памятную медаль с портретом покорителя Измаила (ранее подобной медали удостоился сам Потёмкин, и других прецедентов ещё не было). Медаль в честь Суворова была выбита, и он был назначен подполковником Преображенского полка. Таких подполковников было уже десять; Суворов стал одиннадцатым.

Главнокомандующий русской армией князь Г. А. Потёмкин-Таврический, приехав в Петербург, получил в награду фельдмаршальский мундир, шитый алмазами, ценою в 200 тысяч рублей, и Таврический дворец; в Царском селе было предусмотрено соорудить князю обелиск с изображением его побед и завоеваний.

Низшим чинам были розданы овальные серебряные медали; для офицеров, не получивших орден св. Георгия или Владимира, установлен золотой крест на георгиевской ленте; начальники получили ордена или золотые шпаги, некоторые — чины.

> День воинской славы

Этот день отмечается в России как День воинской славы

Примечания

  1. Постернак В.А. Исмаил Гечиди. — Харьков, 2015. — С. 146.
  2. Постернак В. А. Исмаил Гечиди. — Харьков, 2015. — С. 146. — 208 с.
  3. Орлов Н. А., 1890, с. 52.
  4. Орлов Н. А., 1890, с. 80.

> Литература

  • А. А. Данилов. История России IX—XIX века.
  • Коллектив авторов. Сто великих битв. — М.: Вече, 2002.

Ссылки

  • Орлов Н. А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. — СПб., 1890.
  • Штурм Измаила // Раковский Л. И. Кутузов. — Лениздат, 1971.
  • Распределение к приступу Измаила и взятие сей крепости 11 декабря 1790 г.
  • Рапорт генерал-аншефа А. В. Суворова князю Г. А. Потемкину о штурме Измаила 21 декабря 1790 г.
  • Вторая Турецкая война: Измаил; 1790 // Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов.

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Словари и энциклопедии

24 декабря День воинской славы России

НЕТ ТАКИХ КРЕПОСТЕЙ…

24 декабря – День воинской славы России. День взятия турецкой крепости Измаил (1790 г.). Событие произошло 22 декабря. В ходе русско-турецкой войны (1787-1792 гг.) русские войска осадили крепость Измаил в ноябре 1790 г. Однако осада не принесла успеха. Тогда руководить штурмом было поручено А.В. Суворову… После ожесточенного боя русские войска захватили крепость. Потери турок составили несколько десятков тысяч человек убитыми, 6 тыс. взятыми в плен. Потери русских: 4600 убитыми и 6 тыс. ранеными.

Календарь воина

ОВЛАДЕТЬ ЛИБО ПОГИБНУТЬ

7 декабря (ст. ст.) Суворов послал в Измаил письмо Потемкина с предложением сдать крепость и к письму приложил свою записку: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы – уже неволя; штурм – смерть. Что ставлю вам на рассмотрение». Сераскир ответил письмом, прося перемирия на 10 дней, а на словах прибавил: «Скорее Дунай остановится в своем течении и небо рушится на землю, чем сдастся Измаил».

Суворов ответил сераскиру, что, вопреки обыкновению, дает на размышление еще 24 часа. В назначенный срок ответа не было, и на 11-е число было назначено взять Измаил. Оставшиеся сутки пошли на завершение вещественной части и на небывалую по умению и объему нравственную подготовку. Суворов ходил по бивакам, говорил с солдатами и офицерами, вспоминал прежние победы, указывал на трудности овладения Измаилом. «Видите ли эту крепость, – говорил он, указывая на Измаил, – стены ее высоки, рвы глубоки, а все-таки нам нужно взять ее. Матушка-царица приказала, и мы должны ее слушаться». – «С тобой все возьмем», – восторженно отвечали солдаты. Гордый ответ сераскира Суворов приказал прочесть в каждой роте, чтобы еще больше поднять жажду победы. Казакам с короткими пиками внушалось, что они в условиях тесноты наиболее способны к эффективным действиям.

Но надо было повлиять и на генералов. Еще несколько дней назад они считали взятие Измаила невозможным и решили отступать. Суворов созвал военный совет и произнес воодушевленную речь, подчеркнув, что уже два раза русские безуспешно подступали к Измаилу, третья неудача немыслима, надо или взять крепость, или умереть. «Я решился овладеть крепостью либо погибнуть под ее стенами», — так закончил свою речь Александр Васильевич.

Общее постановление было – начать приступ… Участь Измаила была решена!..

История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. СПб., 2003

«НЕВОЗМОЖНО ПРЕВОЗНЕСТЬ ДОВОЛЬНО ПОХВАЛОЮ»

В 3 часа ночи 11 декабря (ст. ст.) колонны русских стали выдвигаться к крепостным стенам, а в 5 часов 30 минут по условному сигналу — взвилась ракета — пошли в атаку. Штурм Измаила начался. Прорыв в Измаил трех русских колонн генералов Ласси, Льво­ва и Кутузова обеспечил успех. С Дуная был высажен десант, который также вступил в бой. Противник оказывал отчаянное сопротивление. Ожесточенный бой внутри крепости продолжался шесть с по­ловиной часов. Он окончился в пользу русских. Разгром противника был полным…

Штурм Измаила стал выдающимся подвигом русских воинов. Их возможности прекрасно понимал А.В. Суворов. В своем рапорте Александр Васильевич отмечал: «Невозможно превознесть довольно похвалою мужество, твердость и храбрость всех чинов и всех войск, в сем деле подвизавшихся». При Измаиле отличился и будущий герой Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузов, который был назначен Суворовым комендантом крепости.

100 великих полководцев. Суворов Александр Васильевич

Г.А. ПОТЕМКИН – ЕКАТЕРИНЕ II

Храбрый Генерал Граф Суворов Рымникский избран был мною к Сему предприятию, Бог помог. Неприятель истреблен, более двадцати тысяч сочтено тел, да слишком семь тысяч взято в плен, а еще отыскивают, знамен триста десять уже привезено, а еще собирают. Пушек будет до трех сот. Войска Ваши оказывали мужество примерное и неслыханное, обстоятельно донесу после, отправляюсь ради осмотра Дуная, а флотилия уже готовится на новые предприятия.

Повергаю освященным стопам Вашего Императорского Величества командующего штурмом Генерала Графа Суворова Рымникского, его подчиненных, отлично храброе войско и себя.

Донесение ее Императорскому Величеству 18 Декабря 1790 г. Дело Военно-Ученого Архива № 891, лист 474.

ИЗМАИЛ – ЯССЫ – КРЫМ

Измаил был взят армией, уступавшей по численности гарнизону крепости – случай чрезвычайно редкий в истории военного искусства. Успех был обеспечен тщательностью и скрытностью подготовки, одновременностью удара всех колонн, ясной и точной постановкой целей.

За штурм и взятие Измаила Суворов был назначен подполковником Преображенского полка. Нижние чины были награждены овальными серебряными медалями, с вензелем императрицы на одной стороне и с надписью «За отменную храбрость за взятие Измаила декабря 11, 1790» на другой. Для офицеров был установлен золотой знак с надписями «За отменную храбрость» и «Измаил взят декабря 11, 1790».

Взятие Измаила способствовало быстрому и успешному окончанию войны с Османской империей. 29 декабря 1791 г. (9 января 1792 г.) был заключён Ясский мирный договор между Россией и Турцией, который подтвердил присоединение Крыма к России и установил русско-турецкую границу по р. Днестр. По Ясскому договору Измаил был возвращён Турции. Измаил был взят русскими войсками 14 (26) сентября 1809 г. во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. и по Бухарестскому договору (1812) остался за Россией.

Президентская библиотека