11 сентября 1790

День воинской славы России — День победы русской эскадры у мыса Тендра (1790)


11 сентября отмечается очередной День воинской славы России — День победы русской эскадры под началом контр-адмирала Федора Федоровича Ушакова над османским флотом у мыса Тендра. Этот День воинской славы был учрежден Федеральным законом № 32-ФЗ от 13 марта 1995 г. «О днях воинской славы и памятных датах России».
Предыстория
В ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг. к России был присоединен Крымский полуостров. Россия начинает создание Черноморского флота и соответствующей прибрежной инфраструктуры. Порта жаждала реванша, кроме этого, британцы и французы, опасаясь закрепления России в Причерноморье и выхода в Средиземное море, подталкивали турецкое правительство к новой войне с русскими. В августе Стамбул предъявил России ультиматум с требованием вернуть Крым и пересмотреть все ранее заключённые соглашения. Эти наглые требования были отвергнуты. В начале сентября 1787 года турецкие власти без официального объявления войны арестовали русского посла Я. И. Булгакова, а турецкий флот под командованием «Крокодила морских сражений» Гассана-пашы вышел из Босфора в направлении Днепровско-Бугского лимана. Началась новая русско-турецкая война.
К началу войны русский флот был значительно слабее турецкого. Военно-морские базы и судостроительная отрасль были в процессе создания. Обширные территории Причерноморья были в то время одной из дальних окраин империи, которую только начали осваивать. Пополнить Черноморский флот за счёт кораблей Балтийского флота не удалось, турецкое правительство отказалось пропускать эскадру через проливы из Средиземного в Чёрное море. Русский флот сильно уступал в числе кораблей: к началу боевых действия Черноморский флот имел четыре линейных корабля, а турецкое военное командование около 20, по числу корветов, бригов, транспортов, турки имели превосходство примерно в 3-4 раза. Уступали русские линейные корабли и в качественном отношении: в скорости хода, артиллерийском вооружении. Кроме того, русский флот был разделён на две части. Ядро флота, в основном большие парусные корабли, базировалось в Севастополе, гребные суда и небольшая часть парусного флота находилось в Днепровско-Бугском лимане (Лиманская флотилия). Основной задачей флота была задача защиты Черноморского побережья с целью не допустить вторжения вражеского десанта.
Русский флот, несмотря на свою слабость, успешно противостоял турецким Военно-морским силам. В 1787-1788 гг. Лиманская флотилия удачно отбила все вражеские атаки, турецкое командование потеряло много кораблей. 14 июля 1788 года Севастопольская эскадра под началом командира линейного корабля «Павел» Ушакова, формальный руководитель эскадры контр-адмирал М. И. Войнович был нерешителен и самоустранился от ведения боем, разбила значительно превосходящие силы противника (у турок было 15 линейных кораблей и 8 фрегатов, против 2 русских линейных корабля, 10 фрегатов). Это было первое боевое крещение Севастопольской эскадры – основного боевого ядра Черноморского флота.

В марте 1790 года Ушаков был назначен командующим Черноморским флотом. Ему пришлось провести огромную работу по повышению боеспособности флота. Большое внимание было уделено подготовке личного состава. Флотоводец в любую погоду выводил корабли в море и проводил парусные, артиллерийские, абордажные и иные учения. Ушаков сделал ставку на тактику манёвренного боя и выучку своих командиров и матросов. Большую роль он придавал «полезному случаю», когда нерешительность врага, его колебания и ошибки, позволяли более инициативному и волевому командиру одержать победу. Это позволяло скомпенсировать более высокую численность вражеского флота и лучшее качество неприятельских кораблей.
Турецкий флот после сражение у Фидониси около двух лет не предпринимал активных действий в Чёрном море. В Османской империи строили новые корабли, вели активную дипломатическую борьбу против России. В этот период сложилась тяжёлая обстановка на Балтике. Шведское правительство посчитало, что обстановка очень выгодна для начала войны с Россией, с целью возврата приморских областей утраченных в ходе русско-шведских войн. Англия занимала подстрекательскую позицию, подталкивая шведов к нападению. Правительство Густава III предъявило Петербургу ультиматум с требованиями передачи Швеции части Карелии с Кексгольмом, разоружения Балтийского флота, передачи Крыма туркам и принятия «посредничества» в русско-турецком конфликте.
В это время Балтийский флот активно готовили к походу в Средиземное море, для действий против турков. Средиземноморская эскадра была уже в Копенгагене, когда её пришлось срочно возвращать в Кронштадт. Российской империи пришлось вести войну на два фронта – на юге и на северо-западе. В течение двух лет шла русско-шведская война (1788-1790 гг.) русские вооружённые силы с честь вышли из этой войны, шведы были вынуждены подписать Верельский мирный договор. Окончание этой войны улучшило стратегическое положение России, но этот конфликт сильно истощил военно-экономические ресурсы империи, что отразилось на ходе боевых действий с Турцией.
Турецкое командование планировало в 1790 году высадить десанты на кавказском побережье Черного моря, в Крыму и захватить полуостров. Командующим турецким флотом был назначен адмирал Гуссейн-паша. Угроза для Крымского полуострова была весьма значительной, русских войск здесь было немного. Турецкий десант, посаженный на суда в Синопе, Самсуне и других портах, могли перебросить и высадить в Крыму менее чем за двое суток.
Ушаков провел разведывательный поход вдоль турецких берегов: русские корабли пересекли море, вышли к Синопу и от него пошли вдоль турецкого побережья к Самсуну, далее к Анапе и вернулись в Севастополь. Русские моряки захватили более десятка вражеских судов и узнали о подготовке в Константинополе турецкого флота с десантными силами. Ушаков снова вывел свои силы в море и 8 июля (19 июля) 1790 года разбил турецкую эскадру у Керченского пролива. Адмирал Гуссейн-паша имел небольшое превосходство в силах, но не смог им воспользоваться, турецкие моряки дрогнули под русской атакой и обратились в бегство (лучшие ходовые качества турецких кораблей позволили им спастись). Это сражение сорвало высадку вражеского десанта в Крыму, показало отличную выучку экипажей русских кораблей и высокое флотоводческое мастерство Федора Ушакова.

После этого сражения турецкий флот скрылся на своих базах, где начались усиленные работы по восстановлению повреждённых кораблей. Турецкий адмирал скрыл от султана факт поражения, объявил о победе (потоплении нескольких русских кораблей) и стал готовиться к новой операции. Для поддержки Гуссейна султан направил опытного младшего флагмана — Сеида-бея.
Сражение у мыса Тендра 28-29 августа (8-9 сентября) 1790 года
Утром 21 августа основная часть турецкого флота была сосредоточена между Хаджи-беем (Одесса) и мысом Тендра. Под началом Гуссейн-паши была значительная мощь 45 кораблей: 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 вспомогательных судна, при 1400 пушках. В это время русские войска начали наступление в районе Дуная, и их была должна поддержать гребная флотилия. Однако из-за присутствия вражеского флота Лиманская флотилия не могла поддержать сухопутные силы.
25 августа Ушаков вывел свою эскадру в море, в её составе было: 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 16 вспомогательных судов, при 836 орудиях. Утром 28 августа русский флот появился у Тендровской косы. Русские обнаружили противника, и адмирал дал приказ идти на сближение. Для турецкого капудан-паши появление русских кораблей стало полной неожиданностью, он считал, что русский флот ещё не оправился после Керченского сражения и стоит в Севастополе. Завидев русский флот, турки бросились поспешно обрубать якоря, ставить паруса и в беспорядке двинулись к устью Дуная.
Русские корабли начали преследование отходящего врага. Турецкий авангард во главе с флагманским кораблем Гуссейн-паши, пользуясь преимуществом в ходе, вырвался вперёд. Опасаясь, что отставшие корабли будут настигнуты Ушаковым и прижаты к берегу, турецкий адмирал был вынужден сделать поворот. В то время когда турки перестраивали свои порядки, русская эскадра по сигналу Ушакова построилась из трёх колонн в боевую линию. Три фрегата — «Иоанн Воинственник», «Иероним» и «Покров Богородицы», были оставлены в резерве и расположились у авангарда, что бы при необходимости пресечь атакующие действия передовых вражеских кораблей. В три часа обе эскадры пошли параллельно друг другу. Ушаков приказал сократить дистанцию и открыть огонь по неприятелю.
Ушаков, используя свою излюбленную тактику – сосредоточить огонь на флагмане врага (его поражение вызывало деморализацию турецких моряков), приказал ударить по турецкому авангарду, где находились турецкие флагманские корабли Гуссейн-паши и Сеид-бея (Сеит-бея). Огонь русских кораблей заставил передовую часть вражеского флота повернуть через фордевинд (повернуть корабли носом по ветру) и отступить к Дунаю. Русская эскадра гнала турок и вела постоянный огонь. К 17 часам вся линия турецкой эскадры была окончательно разбита. Преследование продолжалось несколько часов, только наступление темноты спасло турков от полного поражения. Турецкие суда шли без огней и постоянно меняли курсы, чтобы сбить с толку русскую эскадру. Однако на этот раз туркам сбежать не удалось (как это было во время Керченского сражения).
На рассвете следующего дня на русских кораблях обнаружили турецкий флот, который был «рассыпан весь в разные места». Турецкое командование увидев, что русская эскадра располагается поблизости, дало сигнал на соединение и отход. Турки взяли курс к юго-востоку, что сильно повреждённые корабли снизили скорость эскадры и отставали. Один из турецких флагманов 80-пушечный корабль «Капитания» замыкал турецкий строй.
В 10 часов утра русский корабль «Андрей» первым настиг противника и открыл по нему огонь. За ним подошли линейные корабли «Георгий» и «Преображение Господне». Они окружили неприятельский флагман и сменяя друг друга производили по нему залп за залпом. Турки оказывали упорное сопротивление. В это время подошёл русский флагман «Рождество Христово». Он встал от турков на расстояние 60 метров и расстреливал вражеский корабли на ближайшей дистанции. Турки не выдержали и «просили пощады и своего спасения». В плен попал Сеид-паша, капитан корабля Мехмет-дарсей и 17 штабных офицеров. Корабль спасти не удалось, из-за пожара на его борту он вскоре взлетел на воздух.
В это время другие русские корабли нагнали вражеский 66-пушечный линейный корабль «Мелеки-Багари», блокировали его и принудили капитулировать. Затем были захвачены ещё несколько судов. Всего в плен попало более 700 турков. По турецким донесениям флот потерял убитыми и ранеными до 5,5 тыс. человек. Оставшиеся турецкие корабли в беспорядке отступили к Босфору. По пути в Босфор затонул ещё один линейный корабль и несколько небольших судов. О воинском умении русской эскадры говорят её потери: 46 человек убитыми и ранеными.
В Севастополе эскадре Фёдора Ушакова была устроена торжественная встреча. Русский Черноморский флот одержал над турками решительную победу и внёс значительный вклад в общую победу. Северо-западная часть Чёрного моря была очищена от ВМС врага, и это открыло доступ в море кораблям Лиманской флотилии. При содействии кораблей Лиманской флотилии русские войска взяли крепости Килия, Тульча, Исакчи и, затем, Измаил. Ушаков вписал в морскую летопись России одну из её блестящих страниц. Манёвренная тактика морского боя Ушакова полностью себя оправдала, турецкий флот перестал господствовать в Черном море.

Победа у мыса Тендра

ДЕНЬ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

В ходе двухдневного морского сражения у о. Тендра в 1790 г. 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 20 вспомогательных судов (всего 826 орудий) контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова атаковали стоящий на якорях турецкий флот капудан-паши Хусейна (14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 мелких судна, всего 1400 орудий). После 1,5-часового сражения турки вышли из боя. На следующий день русская эскадра преследовала турок, бегущих к Босфору. Захвачен в плен линейный корабль «Мелеки-Бохри», несколько кораблей уничтожено. Обеспечен переход русской гребной флотилии в Дунай и ее участие во взятии совместно с войсками А.В. Суворова ряда крепостей, в том числе Измаила.

Календарь воина

РУССКИЕ ПОТЕРЯЛИ 46 ЧЕЛОВЕК, ТУРКИ — 5500

14 марта 1790 г. (даты указаны по старому стилю) командующим Черноморским флотом был назначен контр-адмирал Ф.Ф. Ушаков. Он понимал, что неравенство сил на Черном море не обещало верного успеха при использовании строгих канонов морского боя кораблями в линии баталии — требования так называемой линейной тактики, общепринятой в то время на всех флотах мира. Была необходимость поиска новой тактики. Основные ее начала, выработанные Ушаковым, отрицали слепое подчинение линии баталии. Флотоводец, по его мнению, в начале сражения должен был сосредоточить усилия на самой слабой части его строя. У турок таковой был флагманский корабль, с поражением которого строй турецких кораблей рассыпался, они обращались в бегство. Кроме того, Ушаков считал, что в бою нужен сильный резерв из подвижных кораблей (фрегатов). Во время сражения флотоводец не должен упускать выгодных для себя положений («полезных случаев» — колебания, замешательства, ошибок неприятеля) и пользоваться ими для успешных действий, командиры судов также не должны были упускать «полезных случаев». Им представлялась известная доля самостоятельности.

Первые результаты новая тактика дала 8 июля в сражении у Керченского пролива, где, несмотря на численное превосходство, турецкий флот потерпел поражение. План захвата турецким десантом Крыма был сорван. Но морская мощь Османской империи не была полностью подорвана.

В начале августа, разбросанный по всему морю турецкий флот вновь начал собираться в единую эскадру возле устья Днепровского лимана в 10 милях от берега. Командующий турецким флотом капуда-паша (адмирал) Гусейн (Хюсейн) жаждал реванша за поражение у Керченского пролива. В помощь ему турецкий султан Селим III направил опытного младшего флагмана — Сеида-бея.

К скорейшему устранению опасности с моря Ушакова побуждала и обстановка на сухопутном направлении. Русские войска, наступавшие в направлении устья Дуная, нуждались в поддержке с моря и рассчитывали на содействие флота. Но выходить в море Ушаков не спешил, поскольку, завязав бой с одним из соединений турецкого флота, он рисковал подвергнуть Севастополь опасности нападения других отрядов. Поэтому ждал сосредоточения всех сил турецкого флота для генерального сражения.

Утром 21 августа основная часть турецкого флота (45 судов) перешла к месту якорной стоянки между Хаджи-беем (Одесса) и мысом Тендра. Гусейн-паша полагал, что русская эскадра не успела оправиться от предыдущего сражения и в ближайшее время ожидать ее выхода из Севастополя не следует. Но русские, быстро устранили повреждения кораблей, и Ушаков 25 августа вывел их в море.

На рассвете 28 августа 1790 г. — русская эскадра Ушакова внезапно появилась в районе стоянки турецкого флота у Тендры. Она уступала противнику: 10 линейных кораблей (из них только 5 больших), 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 20 вспомогательных судов против 14 больших линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 вспомогательных судна. Но на стороне русских были внезапность и выгодное положение относительно направления ветра. Турки, не ожидавшие нападения, в спешке стали рубить якорные канаты и отходить к устью Дуная.

Ушаков приказал «нести все паруса». Передовые турецкие суда успели удалиться на значительное расстояние, но стремительный маневр русской эскадры угрожал отрезать другие их корабли.

Усилиями капудан-паши и особенно Сеид-бея туркам удалось побороть замешательство и организовать сопротивление. Чтобы прикрыть свой арьергард, турецкий командующий повернул на правый галс и спешно начал выстраивать суда в кильватерную колонну для боя на встречном курсе. А русские корабли, совершив сложный маневр, легли на параллельный неприятельскому флоту курс.

Используя оправдавший себя в Керченском сражении тактический прием, Ушаков вывел из линии три фрегата «Иоан Воинственник», «Иероним» и «Покров богородицы» — для обеспечения маневренного резерва на случай перемены ветра и возможного изменения направления атаки противника.

В 15 часов, подойдя на дистанцию картечного выстрела, русские корабли открыли огонь. Основной удар их главных сил был направлен на турецкий авангард, где находились турецкие флагманские корабли. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» вел бой сразу с тремя кораблями, заставив их выйти из линии.

После двух часов жестокой дуэли остальные турецкие корабли, не выдержав огня, стали отворачивать под ветер и в беспорядке выходить из боя. Но во время поворота на них обрушился ряд мощных залпов, приведших к большим разрушениям. Особенно пострадали два флагманских турецких корабля, находившиеся против «Рождества Христова» и «Преображения Господня». Замешательство турок возрастало. Ушаков продолжал погоню за кораблем младшего флагмана. Российские суда следовали примеру своего предводителя. 3 турецких корабля были отрезаны от основных сил, но наступление ночи спасло турецкий флот. Корабли эскадры Ушакова стали на якорь для исправления повреждений.

Увидев на рассвете 29 августа стоявший невдалеке турецкий флот, Ушаков приказал немедленно сниматься с якоря и атаковать его. Турки, не успев оправиться от недавнего боя, решили спастись бегством. Преследуя их, русская эскадра принудила к сдаче 66-пушечный корабль «Мелехи Бахри» и 74-пушечный корабль младшего турецкого флагмана «Капудание», который к моменту сдачи горел и вскоре взорвался. Спаслись и были взяты в плен всего 20 человек, в том числе адмирал Сеид-бей. На пути к Босфору из-за повреждений затонули еще один 74-пушечный корабль и несколько мелких судов. Кроме того, противник потерял еще два небольших судна и севшую на мель плавучую батарею.

В донесениях султану турецкие флагманы писали, что число убитых и раненых «простирается» до 5500 человек. Русские потеряли убитыми и ранеными 46 человек.

Победа Черноморского флота при Тендре была полной, внесла весомый вклад в исход войны, позволила очистить северо-западную часть Черного моря от кораблей противника и открыла свободный выход кораблям Лиманской флотилии в море. В результате при содействии вошедшей в Дунай русской флотилии российские войска взяли крепости Килия, Тульча, Исакчи и, наконец, Измаил.

Тендра вписана в историю мирового военно-морского искусства. Адмирал Ушаков стал одним из первых российских флагманов, признанных Европой, и новатором маневренной тактики морского боя, которая оправдала себя в сражении, привела к уничтожению господства Турции на Черном море и утвердила положение России на его берегах.

Сергей Ташлыков, кандидат исторических наук, доцент

Николай Роянов, кандидат военных наук, профессор

«Учительская газета», №36 от 2 сентября 2003

ТЕНДРА – ПОБЕДА АДМИРАЛА УШАКОВА

Фёдор Фёдорович не был мастаком сочинять пространные реляции, но надиктовал приказ о благодарности морякам, которые сражались под его командованием при Тендре:

«За бывшее против Кочабея минувшего августа 28 и 29 числа против флота неприятельского сражение при разбитии иного, о подорвании адмиральского и взятии в плен другого неприятельского корабля и еще разного сорта трех военных судов ордером мне его светлость объявить соизволил: за храбрые подвиги и искусные распоряжения наипризнательнейшую свою благодарность, которую приказал мне объявить и всем, находящимися со мною в бою сподвижникам, и уверить всех оных, что его светлость не оставит в полной мере о сих подвигах и службе их представить, о чем господам командующих кораблей, фрегатов и прочих судов, тож и всем штабс- и обер-офицерам и разных чинам, во флоте при сем сражении со мной находящимися, объявить.

Приношу также и мою наипризнательнейшую благодарность и рекомендую завтрошний день для принесения всевышнему за столь счастливо дарованную победу моление всем, кому возможно, с судов быть в церковь Николая Чудотворца, священникам со всего флота быть же во оную церковь в 10 часов пополуночи и по отшествии благодарственного молебна выпалить с корабля “Рождества Христова” из 51 пушки».

Православие и мир

CЕВАСТОПОЛЬ И РОССИЙСКИЙ ФЛОТ ДО XX ВЕКА

1771 г. Основание Дунайской гребной флотилии.

1774 г. Окончание русско-турецкой войны 1768 — 1774. Заключен Кучук-Кайнарджийский мир.

1778 г. Основан г.Херсон.

1782 г. Открыт Херсонский морской корпус. Учрежден орден «Св. Владимира» 4-х степеней.

1783 г. Морские силы на юге России стали именоваться Черноморским флотом. Основание Севастополя.

1787 г. Начало русско-турецкой войны 1787 – 1792 гг.

1788 г. Сражение при Фидониси. Учреждена медаль «За храбрость в водах очаковских» в честь победы российской гребной флотилии под Очаковым.

1790 г. Сражение в Керченском проливе. Сражение у Тендры.

1791 г. Сражение у мыса Калиакрия. В Херсоне открыто Черноморское Артиллерийское училище.

1799 г. Взятие острова Корфу объединенным русско-турецким флотом под командованием Ф.Ф.Ушакова.

1806 г. Начало русско-турецкой войны (1806-1812).

1807 г. 22 (10) марта – взятие крепости Тенедос.

1807 г. 11 мая (29 апреля) – взятие крепости Анапа.

1807 г. 22 (10) мая – Дарданелльское сражение.

1807 г. 1 июля (19 июня) – Афонское сражение.

1819 г. Учрежден кормовой Георгиевский флаг, сохранивший основу рисунка Андреевского флага.

1827 г. Наваринское сражение. Разгром турецко-египетского флота объединенной русско-англо-французской эскадрой. Основана гидрографическая служба.

1828 г. Начало русско-турецкой войны 1828 – 1829 гг.

1828 г. 24 (12) июня – взятие крепости Анапа.

1828 г. 11 октября (29 сентября) – взятие крепости Варна.

1829 г. 26 (14) мая — Легендарный бой брига «Меркурий» (командир — капитан-лейтенант А.И. Казарский) с двумя турецкими линейными кораблями.

1829 г. Учреждена медаль «За турецкую войну».

1830 г. Действия Черноморского флота у Кавказского побережья 1830–1853 гг.

1831 г. Участие русского флота в гражданской войне в Греции 1831–1832 гг.

1833 г. Экспедиция Черноморского флота в Босфор.

1841 г. Учреждена медаль на анненской ленте «За усердие» (награждались нижние чины, прослужившие в Гвардейском экипаже 22 года или во флоте 25 лет).

1853 г. Начало Крымской войны 1853-1856 гг.

1853 г. 17 (5) ноября – бой пароходофрегата «Владимир» с турецко-египетским пароходом «Перваз-Бахри».

1853 г. 30 (18) ноября – Синопское сражение.

1854 г. 25 (13) сентября – 27 августа 1855 г. – оборона Севастополя.

1854 г. 17 (5) октября – первая бомбардировка Севастополя.

1855 г. 9 апреля (28 марта) – 18 (6) апреля – вторая бомбардировка Севастополя.

1855 г. 6 июня – 11 июня (25–30 мая) – третья бомбардировка Севастополя.

1855 г. 17 – 18 (5-6) июня – четвертая бомбардировка Севастополя.

1855 г. 9 -1 0 августа (28–29 июля) – бомбардировка английским флотом крепости Свеаборг.

1855 г. 17-20 (5–8) августа – пятая бомбардировка Севастополя.

1855 г. 5 – 8 сентября (24–27 августа) – шестая бомбардировка и штурм Севастополя. 1855 г. Учреждена медаль «За защиту Севастополя».

1856 г. Подписан Парижский трактат. Учреждена медаль «В память о войне 1853-1856гг.».

1867 г. А.А. Поповым разработан проект мореходного броненосца.

1875 г. — в Николаеве для подготовки корабельных специалистов создаются школа машинистов и кочегаров, школа рулевых и сигнальщиков и школа судовых содержателей.

1877 г. Начало русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

1877 г. 26 (14) мая – уничтожение турецкого монитора «Сейфи».

1877 г. 23 (11) июля – бой парохода «Веста» под командованием капитан-лейтенанта Н. М. Баранова с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд».

1877 г. 24 (12) августа – атака турецкого броненосца «Ассари-Шевкет» на Сухумском рейде.

1877 г. 28 (16) декабря – атака турецкого броненосца «Махмудис» на Батумском рейде.

1878 г. 26 (14) января – уничтожение турецкого военного парохода «Интибах».

1878 г. Учреждена медаль «В память русско-турецкой войны 1877-1878гг.». Для нижних чинов учреждена медаль «За храбрость» (С 1913 г. называлась Георгиевской). Первое в истории применение торпедного оружия катерами.

1881 г. Принята новая кораблестроительная программа предусматривалось построить в течение 20 лет для Черного моря 8 эскадренных броненосцев, 2 крейсера и 19 миноносцев.

1895 г. Севастополь вновь становится главной базой Черноморского флота. Сюда из Николаева переводятся все основные флотские учреждения.

1896 г. Испытание в Севастополе системы телефонной связи для водолазов, которая затем была принята на всем флоте.

1899 г. Изобретатель радио А. С. Попов и его помощник Н. К. Рыбкин, прибыв в Севастополь, установили радиостанции на броненосцах «Георгий Победоносец», «Три Святителя» и на минном крейсере «Капитан Сакен».

Сводная хронология Руниверс

Тендра – победа адмирала Ушакова

Много лет память об адмирале Ушакове пребывала в запасниках народного самосознания. Так случилось, что ещё при жизни непобедимого адмирала на военно-морской флот в России махнули рукой. Император Александр понимал, что главные сражения наполеоновских войн произойдут вдалеке от морей. Все силы были брошены на усиление артиллерии, кавалерии, а моряки остались сиротами.

К тому же Британия – тогдашний союзник России – бросила все дипломатические силы на подрыв могущества российского флота. Лондон не нуждался в конкурентах. Фёдор Фёдорович Ушаков с болью воспринимал такую перемену в имперской стратегии. Политика императора Александра перечеркнула многие достижение Потёмкина, на наступательной морской политике Светлейшего поставили крест. Свой век заслуженный моряк доживал в забвении.

П.Бажанов. Адмирал Ушаков

На Черноморском флоте непобедимого адмирала не забывали. Его ещё при жизни считали морским Суворовым, а сам Александр Васильевич любил Ушакова, как немногих ближайших соратников и учеников.

Вторая екатерининская русско-турецкая война стала золотым веком Черноморского флота, хотя поначалу состояние флота вызывало тревогу Светлейшего. Потёмкин досадовал, что турки не дали нам времени на достройку флота. Ещё бы год – другой… А так – Россия могла выставить против турок только две недоукомплектованные эскадры. Турция, между тем, располагала мощным флотом на Чёрном море.

Перед войной Потёмкину удалось преобразить армию – в немалой степени с помощью румянцевского «Обряда службы». Не успел Светлейший построить флот, сопоставимый с турецким: на море приходилось в высшей степени воевать не числом, а умением. Но и вторая екатерининская русско-турецкая война будет далека от максимы «Всё для фронта, всё для победы». Старались победить османов относительно малыми силами, без перенапряжения – учитывая и северную опасность, ведь летом 1788 года началась война и со Швецией.

Турки двадцать лет лихорадочно преобразовывали флот – с французской помощью. Россия значительно уступала Османской империи не только по количеству, но и по боевым качествам кораблей. Оставалось надеяться на военную науку, на таких командиров как Ушаков. Потому-то и выдвигал его Потёмкин, не считаясь с интригами паркетных адмиралов.

Г.А. Потёмкин

К лету 1790-го русский адмирал уже заставил врага уважать силу русского оружия, а турки с ужасом произносили его имя на свой лад – Ушак-паша. Сколько сражений дал Ушаков – столько раз и победил.

В том августе русская эскадра вышла в поход.

Гусейн-паша мечтал о реванше. Его основные силы располагались вдоль берега от Гаджибея до мыса Тендры. Это в районе нынешней Одессы. Сила там собралась колоссальная: 14 линейных кораблей, 8 фрегатов, больше двадцати других кораблей.

Турки обнаружили русские корабли, идущие под парусами тремя колоннами. Гусейн-паша не решился атаковать. Он считал, что турки не готовы к сражению: Ушакову удалось по-суворовски использовать фактор внезапности. Турки рубят канаты – и спешно отступают, теряя впопыхах остатки армейской дисциплины. Ушаков надвигался на них как неотвратимое наказание. Турецкий авангард успел отступить далеко, но оставшиеся корабли оказались на грани гибели. Гусейн понял это и остановил отступление. Османы начали построение для баталии. В боевой порядок построились и русские корабли.

Неожиданно Ушаков выводит из линии три фрегата — «Иоанн Воинственник», «Иероним» и «Покров Богородицы». Это – оперативный резерв, который сковывает действия противника. Ушаков не раз уже использовал столь смелую новинку – и всякий раз турки не успевали предугадать ход его мысли.

У турок было больше огневой силы: 1400 пушек против 830-ти. Но ученики Ушакова палили с завидной точностью. А офицерам удавалось создавать на прорывных участках концентрированную пальбу, которая приводила противника в ужас. Адмирал дирижировал сражением самозабвенно и спокойно. Легко предугадывал действия османов – и молниеносно реагировал на любой ход Гусейна и его бойцов.

Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» повёл бой с тремя кораблями – и вывел их из сражения. Турки уже в начале боя потеряли десятки моряков убитыми и ранеными, а из остальных сотни опытных вояк впали в панику.

За два часа усиленной перестрелки турки потеряли эскадру. На глазах Гусейна в щепки разлетелась корма его собственного корабля. С немалыми потерями турки организовали спешное отступление к Дунаю. Ушаков преследовал их вплоть до наступления темноты.

На рассвете оказалось, что фрегат «Амвросий Медиоланский» оказался в гуще турецких кораблей. Капитан Нелединский некоторое время следовал за турками, не поднимая флага. Он найдёт подходящий момент для резкого маневра и невредимым вернётся к русской эскадре уже под Андреевским стягом.

Два многопушечных турецких корабля удалось захватить в плен. Не сдавался попавший в окружение флагманский корабль Сайд-бея. Там завязался абордажный бой, в конце которого корабль взлетел на воздух вместе с казной турецкой эскадры.

Так завершилась двухдневная морская битва у мыса Тендра. Соотношение потерь поражает: в эскадре Ушакова все корабли остались целыми, немногие требовали ремонта. Погибших – двадцать человек, немногим более раненых. А у турок – более двух тысяч убитых. Турецкие моряки после такой пощёчины надолго потеряли веру в собственные силы.

Фёдор Фёдорович не был мастаком сочинять пространные реляции, но надиктовал приказ о благодарности морякам, которые сражались под его командованием при Тендре:

«За бывшее против Кочабея минувшего августа 28 и 29 числа против флота неприятельского сражение при разбитии иного, о подорвании адмиральского и взятии в плен другого неприятельского корабля и еще разного сорта трех военных судов ордером мне его светлость объявить: соизволил: за храбрые подвиги и искусные распоряжения наипризнательнейшую свою благодарность, которую приказал мне объявить и всем, находящимися со мною в бою сподвижникам, и уверить всех оных, что его светлость не оставит в полной мере о сих подвигах и службе их представить, о чем господам командующих кораблей, фрегатов и прочих судов, тож и всем штабс- и обер-офицерам и разных чинам, во флоте при сем сражении со мной находящимися, объявить.

Приношу также и мою наипризнательнейшую благодарность и рекомендую завтрошний день для принесения всевышнему за столь счастливо дарованную победу моление всем, кому возможно, с судов быть в церковь Николая Чудотворца, священникам со всего флота быть же во оную церковь в 10 часов пополуночи и по отшествии благодарственного молебна выпалить с корабля «Рождества Христова» из 51 пушки».

Для Фёдора Ушакова, как известно, богослужения не были данью традиции, православным он себя ощущал каждый день, а не только по воскресеньям.

Адмирал Ушаков

Потёмкин ликовал. С Ушаковым он дождался своей Чесмы – не единичной виктории, но целой серии побед над превосходящими силами противника. Это он упросил императрицу наградить героя Георгием 2-го класса: для нетитулованного флотоводца, отсутствовавшего в придворных раскладах – награда высочайшая. Для Ушакова – наиболее дорогая. Щедро наградили и других морских офицеров.

Стратегический смысл победы – срыв блокады Дуная. Турки больше не смогут хозяйничать на этой великой реке. Начнётся совместное наступление русской армии и флота в придунайском краю.

Без Тендры ещё сложнее было бы Суворову взять Измаил.

В дружеском письме Фалееву эмоциональный Потёмкин не скрывал торжества: «Наши благодаря Богу такого перцу туркам задали, что любо. Спасибо Федору Федоровичу! Коли бы трус Войнович был, то он бы … у Тарханова Кута, либо в гавани». Нерешительность адмирала графа Войновича – вышестоящего флотоводца – вошла в поговорку на флоте.

Ушаков увидит результаты своих побед: Ясский мир, усиление Российской империи, обретение Крыма и всего черноморского побережья. Не понапрасну шли в огонь моряки, не зря отдавали все силы военно-морской науке, которую адмирал Ушаков познал как никто из его современников.

chervonec_001

1 декабря
День победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853 год)

Синопский морской бой
Морское сражение при Синопе произошло в самом начале Крымской войны. Начавшись в октябре 1853 г. между Россией и Турцией, она вскоре переросла в вооруженное столкновение России с сильной коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии. Это было последнее крупное сражение парусных кораблей и первое, в котором использовались бомбические орудия (т. е. стрелявшие разрывными снарядами).
18 (30) ноября 1853 г. эскадра вице-адмирала П. С. Нахимова (6 линейных кораблей и 2 фрегата) в Синопской бухте нанесла упреждающий удар по противнику, неожиданно напав на турецкий флот, состоявший из 16 кораблей. Цвет турецкого флота (7 фрегатов, 3 корвета и 1 пароход) был сожжен, береговые батареи уничтожены. Турки потеряли убитыми и ранеными около 4 тыс. человек. Еще около 200 попали в плен. Эскадра Нахимова не потеряла ни одного корабля. Блестящая победа русского флота лишила турок господства на Черном море, не позволила им высадить войска на побережье Кавказа.
В Синопском бою наглядно проявилась эффективность передовой системы обучения и воспитания воинов-черноморцев. Высокое боевое мастерство, показанное моряками, было достигнуто упорной учебой, тренировками, походами, овладением всеми тонкостями морского дела.
Синопская битва 30 сентября (16 ноября) 1853 года вошла во всемирную историю как последняя в истории битва парусных судов. Эта битва была во время очередной русско-турецкой войны 1853 — 1856 годов.
Причины сражения
Синопская битва была первым сражением Крымской войны, которое привлекло к себе внимание общественности. Поводом к войне послужили ключи. Турецкий султан забрал ключи Вифлеемского храма у православного духовенства и отдал их католикам. Произошло это в 1851 году по просьбе Франции. Тогда Николай I приказал ввести русские войска в вассальные Порте княжества Молдавию и Валахию. В ответ турецкий султан объявил России войну.
Кредиторы Османской империи, Англия и Франция, предъявили России ультиматум: до тех пор, пока Россия будет обороняться, Англия и Франция будут хранить нейтралитет. Как только Россия вторгнется на территорию самой Османской империи, Англия и Франция тоже вступят в войну. С момента объявления ультиматума русский флот добивался доминирования в нейтральных водах.
Парусный и полупарусный флот России рассредоточился по всей акватории Чёрного моря. Между русским и турецким флотом за это время произошло только одно столкновение. В то же время начались боевые действия в районе Дуная и на Кавказе. В начале войны силы Османской империи одержали ряд побед: при Олтенице, при Калафате и у Силистры. И в этот момент командующий Черноморским флотом решился атаковать главный турецкий порт, откуда уходили корабли с подкреплением на Кавказ.
Ход сражения
Вице-адмирал Нахимов (84-пушечные линейные корабли «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав») был послан князем Меншиковым в крейсерство к берегам Анатолии. Были сведения, что турки в Синопе готовят силы для высадки десанта у Сухума и Поти.
Подойдя к Синопу, Нахимов увидел в бухте отряд турецких кораблей под защитой 6-ти береговых батарей и решился тесно блокировать порт, чтобы с прибытием из Севастополя подкреплений атаковать неприятеля.
16 (28) ноября 1853 к отряду Нахимова присоединилась эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского (120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи»). Турки могли быть усилены союзным англо-французским флотом, расположенном в бухте Бешик-Кертез (пролив Дарданеллы).
Решено было атаковать 2-мя колоннами: в 1-й, ближайшей к неприятелю — корабли отряда Нахимова, во 2-й — Новосильского, фрегаты же должны были под парусами наблюдать за неприятельскими пароходами; консульские дома и вообще город решено было по возможности щадить, поражая лишь суда и батареи. Впервые предполагалось использовать 68-фунтовые бомбические орудия.
Утром 18 ноября (30 ноября) шел дождь при порывистом ветре от OSO, самом неблагоприятном для завладения турецкими судами (они легко могли выброситься на берег).
В 9.30 утра, держа гребные суда у бортов кораблей, эскадра направилась к рейду. В глубине бухты 7 турецких фрегатов и 3 корвета расположены были лунообразно под прикрытием 4-х батарей (одна — 8-орудийная, 3 — по 6 орудий каждая); за боевой линией стояли 2 парохода и 2 транспортных судна.
В 12.30 часа дня по 1-му выстрелу с 44-пушечного фрегата «Аунни-Аллах» был открыт огонь со всех турецких судов и батарей. Линейный корабль «Императрица Мария» засыпан был снарядами, большая часть его рангоута и стоячего такелажа перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. Однако корабль безостановочно шел вперед и, действуя батальным огнём по неприятельским судам, отдал якорь против фрегата «Аунни-Аллах»; последний, не выдержав получасового обстрела, выбросился на берег. Тогда русский флагманский корабль обратил свой огонь исключительно на 44-пушечный фрегат «Фазли-Аллах», который скоро загорелся и также выбросился на берег. После этого действия корабля «Императрица Мария» сосредоточились на батарее № 5.
Линейный корабль «Великий князь Константин», встав на якорь, открыл сильный огонь по батарее № 4 и 60-пушечным фрегатам «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер»; первый был взорван через 20 минут после открытия огня, осыпав обломками и телами моряков батарею № 4, которая затем почти перестала действовать; второй был выброшен ветром на берег, когда у него была перебита якорная цепь.
Линейный корабль «Чесма» своими выстрелами снёс батареи № 4 и № 3.
Линейный корабль «Париж», стоя на якоре, открыл батальный огонь по батарее № 5, корвету «Гюли-Сефид» (22-пуш.) и фрегату «Дамиад» (56-пуш.); затем, взорвав корвет и отбросив на берег фрегат, стал поражать фрегат «Низамие» (64-пуш.), фок- и бизань-мачты которого были сбиты, а самое судно сдрейфовало к берегу, где вскоре загорелось. Тогда «Париж» снова начал обстреливать батарею № 5.
Линейный корабль «Три Святителя» вступил в борьбу с фрегатами «Каиди-Зефер» (54-пуш.) и «Низамие»; первыми неприятельскими выстрелами у него перебило шпринг, и корабль, повернувшись по ветру, подвергся меткому продольному огню батареи № 6, причем сильно пострадал его рангоут. Снова заворотив корму, он очень удачно стал действовать по «Каиди-Зеферу» и другим судам и принудил их броситься к берегу.
Линейный корабль «Ростислав», прикрывая «Три Святителя», сосредоточил огонь на батарее № 6 и на корвете «Фейзе-Меабуд» (24-пуш.), и отбросил корвет на берег.
В 13.30 показался из-за мыса русский пароходофрегат «Одесса» под флагом генерал-адъютанта вице-адмирала В. А. Корнилова, в сопровождении пароходофрегатов «Крым» и «Херсонес». Эти суда немедленно приняли участие в бою, который, однако, уже близился к концу; силы турок очень ослабели. Батареи № 5 и № 6 продолжали беспокоить русские корабли до 4-х часов, но «Париж» и «Ростислав» вскоре разрушили их. Между тем остальные турецкие суда, зажжённые, по-видимому, своими экипажами, взлетали на воздух один за другим; от этого в городе распространился пожар, который некому было тушить.
Около 2 часов турецкий 22-пушечный пароходофрегат «Таиф» («Tayf»), вооружение 2-10 дм бомбических, 4-42 фн., 16-24 фн. орудий, под командованием Яхья-бея (Yahya-bey), вырвался из линии турецких судов, терпевших жестокое поражение, и обратился в бегство. Пользуясь преимуществом в скорости хода «Таифа», Яхья-бей сумел уйти от преследующих его русских кораблей (фрегаты «Кагул» и «Кулевчи», затем пароходофрегатов отряда Корнилова) и сообщить в Стамбул о полном истреблении турецкой эскадры. Капитан Яхья-бей, ожидавший награду за спасение корабля, был уволен со службы с лишением чина за «недостойное поведение». Султан Абдул-Меджид был очень недоволен бегством «Таифа», сказав: «Я бы предпочел, чтобы он не спасся бегством, а погиб в бою, как и остальные». По данным французского официоза «Le Moniteur», корреспондент которого побывал на «Таифе» сразу после его возвращения в Стамбул, на пароходофрегате было 11 убитых и 17 раненых. Распространенные в отечественной историографии утверждения о том, что на «Таифе» находились турецкий адмирал Мушавер-паша и главный советник Осман-паши англичанин Адольф Слэйд не соответствуют действительности.
В числе пленных находился командующий турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша и 2 судовых командира.
По окончании сражения корабли русского флота начали исправлять повреждения в такелаже и рангоуте, а 20 ноября (2 декабря) снялись с якоря, чтобы на буксире пароходов следовать в Севастополь. За Синопским мысом эскадра встретила большую зыбь от NO, так что пароходы принуждены были отдать буксиры. Ночью ветер крепчал, и суда направились дальше под парусами. 22-го (4 декабря), около полудня, победоносные корабли вошли при общем ликовании на Севастопольский рейд.

Палаш командующего турецкой эскадрой Осман-паши, который он отдал победителям
http://иванов-ам.рф/dni_voinskoi_slavy/dni_slavy_09.html
http://2mir-istorii.ru/sobytiya-novaya-istoriya/735-sinopskaya-bitva.html
Метки: Победа, Турция, полководцы, флот