Трибунал в нюрнберге

НЮРНБЕРГСКИЙ ТРИБУНАЛ

Проходил в Нюрнберге (Германия) с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 в Международном военном трибунале, который был создан Лондонским соглашением от 8 августа 1945 г. между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции (к нему присоединились еще 19 государств).

Роль СССР в начале процесса

Главная инициатива по созданию Международного военного трибунала принадлежала Советскому Союзу. Еще 30 октября 1943 г. была принята Московская декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства, подписанная СССР, США и Великобританией. Декларация содержала предупреждение о том, что германские солдаты и офицеры и члены нацистской партии, ответственные за зверства, убийства и казни, совершенные на территории временно оккупированных ими стран, будут отосланы в эти страны для суда за их преступления. Большую роль в деле сбора документальных данных, проверки и систематизации всех материалов о злодеяниях нацистских преступников и материальном ущербе сыграла Чрезвычайная государственная комиссия, созданная 2 ноября 1942 г. в СССР. Комиссия опубликовала 27 сообщений о злодеяниях, совершенных на советской, а также на польской территории, собрала свыше 250 тысяч протоколов опроса свидетелей, пригодившихся в ходе Нюрнбергского процесса.

Создание трибунала

Лондонское соглашение 1945 г. предусматривало, что главные военные преступники будут наказаны совместным решением правительств союзников, для чего создавался Международный военный трибунал, чья деятельность была регламентирована уставом принятым 20 декабря 1945 г. Привлечение к международной уголовной ответственности физических лиц впервые на практике было осуществлено в рамках Нюрнберга. До этого действовал принцип, согласно которому международную ответственность могут нести только государства, как единственные субъекты международного права. В приговоре международного военного трибунала указывалось: «Преступление против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права». В Уставе Международного военного трибунала была отражена особая классификация преступлений против человечества:

1) Преступления против мира – планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий;

2) Военные преступления – нарушение законов и обычаев войны; убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников, ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью и др.

3) Преступления против человечности – убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того,, являлись ли эти действия нарушение внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Трибунал был сформирован из представителей четырех государств, подписавших Лондонское соглашение, каждое государство назначила члена трибунала и его заместителя: от СССР – И.Т. Никитченко и А.Ф. Волчков: от США – Фрэнсис Биддл и Джон Дж. Паркер; от Великобритании – лорд-судья Джефри Лоренс (члены трибунала избрали его председательствующим) и Норман Брикетт; от Франции – Анри Доннедье де Вабр и Робер Фалько. На таких же началах было организовано обвинение. Главными обвинителями были назначены: от СССР – Р.А.Руденко; от США – Роберт Х.Джексон; от Великобритании – Хартли Шоукросс; от Франции – Франсуа де Ментон (с января 1946 – Огюст Шампетье де Риб). Обвинение поддерживали (представляли доказательства, допрашивали свидетелей и подсудимых, давали заключения) заместители и помощники главных обвинителей (от СССР – Ю.В.Покровский, Н.Д.Зоря, М.Ю.Рагинский, Л.Н.Смирнов и Л.Р.Шейнин). Трибунал заседал в здании дворца юстиции в Нюрнберге.

Преступники, представшие перед трибуналом

Суду были преданы 24 военных преступника, входивших в руководство Третьего рейха: Герман Вильгельм Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами гитлеровской Германии, уполномоченный по четырехлетнему плану, ближайший помощник Гитлера с 1922 года, организатор и руководитель штурмовых отрядов (СА), один из организаторов поджога рейхстага и захвата власти нацистами; Рудольф Гесс – заместитель Гитлера по фашистской партии, министр без портфеля, член тайного совета, член совета министров по обороне империи; Иоахим фон Риббентроп – уполномоченный фашистской партии по вопросам внешней политики, затем посол в Англии и министр иностранных дел; Роберт Лей – один из видных руководителей фашистской партии, главарь так называемого «трудового фронта»; Вильгельм Кейтель – фельдмаршал, начальник штаба вооруженных сил Германии (ОКВ); Эрнст Кальтенбруннер – обергруппенфюрер СС, начальник главного имперского управления безопасности (РСХА) и начальник полиции безопасности, ближайший помощник Гиммлера; Альфред Розенберг – заместитель Гитлера по вопросам «духовной и идеологической» подготовки членов фашистской партии, имперский министр по делам оккупированных восточных территорий; Ганс Франк – рейхслейтер фашистской партии по правовым вопросам и президент германской академии права, затем имперский министр юстиции, генерал-губернатор Польши; Вильгельм Фрик – имперский министр внутренних дел, протектор Богемии и Моравии; Юлиус Штрейхер – один из организаторов фашистской партии, гаулейтер Франконии (1925–1940 гг.), организатор еврейских погромов в Нюрнберге, издатель ежедневной антисемитской газеты «Дер Штюрмер», «идеолог» антисемитизма; Вальтер Функ – заместитель имперского министра пропаганды, затем имперский министр экономики, президент Рейхсбанка и генеральный уполномоченный по военной экономике, член совета министров по обороне империи и член центрального комитета по планированию; Яльмар Шахт – основной советник Гитлера по вопросам экономики и финансов; Густав Крупп фон Болен унд Гальбах – крупнейший промышленный магнат, директор и совладелец заводов Круппа, организатор перевооружения германской армии; Карл Дениц – гросс-адмирал, командующий подводным флотом, затем главнокомандующий военно-морскими силами Германии и преемник Гитлера на посту главы государства; Эрих Редер – гросс-адмирал, бывший главнокомандующий военно-морскими силами Германии (1935–1943 гг.), адмирал-инспектор военно-морского флота; Бальдур фон Ширах – организатор и руководитель гитлеровской молодежной организации «Гитлерюгенд», гаулейтер фашистской партии и имперский наместник Вены; Фриц Заукель – обергруппенфюрер СС, генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы; Альфред Иодль – генерал-полковник, начальник штаба – оперативного руководства верховного командования вооруженных сил; Франц фон Папен – крупнейший международный шпион и диверсант, руководитель немецкого шпионажа в США еще в период первой мировой войны, один из организаторов захвата власти гитлеровцами, был посланником в Вене и послом в Турции; Зейсс-Инкварт – видный руководитель фашистской партии, имперский наместник Австрии, заместитель генерал-губернатора Польши, имперский уполномоченный по оккупированным Нидерландам; Альберт Шпеер – близкий друг Гитлера, имперский министр вооружения и боеприпасов, один из руководителей центрального комитета по планированию; Константин фон Нейрат – имперский министр без портфеля, председатель тайного совета министров и член имперского совета обороны, протектор Богемии и Моравии; Ганс Фриче – ближайший сотрудник Геббельса, начальник отдела внутренней прессы министерства пропаганды, затем руководитель отдела радиовещания; Мартин Борман – руководитель партийной канцелярии, секретарь и ближайший советник Гитлера, скрылся и был судим заочно.

Ход процесса

В ходе Нюрнбергского процесса состоялось 403 судебных заседания, на которые подсудимые (за исключением Гесса и Фрика) дали показания, было допрошено 116 свидетелей, рассмотрено свыше 5 тысяч документальных доказательств. Русский текст стенограммы процесса составил 39 томов, или 20228 страниц. Все судебные заседания проходили открыто; все, что говорилось на суде, стенографировалось, и на следующий день обвинителям и защитникам вручались расшифрованные стенограммы. Аккредитованные при трибунале 249 корреспондентов газет, журналов и др. средств массовой информации освещали ход процесса. Было выдано более 60 тысяч пропусков для публики.

Процесс велся одновременно на четырех языках, в т.ч. на немецком. Подсудимые пользовались широкими возможностями для судебной защиты, имели адвокатов по своему выбору (некоторые даже по два). Обвинители передавали защите копии доказательственных документов на немецком языке, оказывали помощь адвокатам в отыскании и получении документов, в доставке свидетелей. На процессе была создана атмосфера, строжайшего соблюдения законности, не было ни одного факта нарушения прав подсудимых, предусмотренных Уставом. Большая часть, доказательств, представленных Трибуналу обвинением, являлась документальными доказательствами, захваченными союзными армиями в германских армейских штабах, в правительственных зданиях, в концлагерях и в других местах. Некоторые из документов должны были быть уничтожены, но были обнаружены в соляных копях, зарытыми в землю, спрятанными за ложными стенами и в других местах. Таким образом, обвинение против подсудимых базируется в большей степени на документах, составленных ими самими, аутентичность которых не оспаривалась, за исключением одного или двух случаев.

Приговор

1 октября 1946 был оглашен приговор Международного военного трибунала. К смертной казни через повешение были приговорены Геринг, Риббентроп, Кейтель, Розенберг, Франк, Фрик, Кальтербруннер, Штрейхер, Йодль, Заукель, Зейсс – Инкварт и Борман (заочно); к пожизненному тюремному заключению – Гесс, Функ и Редер; к тюремному заключению на 20 лет – Ширах и Шпеер, на 15 лет – Нейрат и на 10 лет – Дениц. Шахт, Папен и Фриче были оправданы. Лей, получив копию обвинительного акта, покончил с собой в тюремной камере, Крупп был признан неизлечимо больным, в связи с чем дело о нем было приостановлено, а впоследствии прекращено за смертью. Член трибунала от СССР И.Т. Никитченко заявил особое мнение на приговор в отношении подсудимых Шахта, Папена, Фриче и Гесса и обвиняемых организаций (трибунал не признал преступными организациями правительственный кабинет фашисткой Германии, генеральный штаб и верховное командование германских вооруженных сил).

Ряд осужденных подали прошения: Геринг, Гесс, Риббентроп, Заукель, Йодль, Кейтель, Зейсс-Инкварт, Функ, Дениц и Нейрат — о помиловании; Редер — о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль и Кейтель — о замене повешения расстрелом, если просьбу о помиловании не удовлетворят. После отклонения Контрольным советом для Германии ходатайств о помиловании приговор о смертной казни был приведен в исполнение в ночь на 16 октября 1946. Тела казненных и покончившего самоубийством за час до казни Геринга были сфотографированы и затем сожжены, а прах их развеян по ветру.

Трибунал признал преступными организациями руководящий состав НСДАП (ограничив круг должностных лиц и партийных организаций, примыкавших к политическому руководству), государственную тайную полицию (гестапо), службу безопасности (СД, за исключением лиц, выполнявших чисто канцелярскую, стенографическую, хозяйственную, техническую работу), охранные отряды германской национал-социалистической партии СС (общие СС, войска СС, соединениям «Мертвая голова» и эсесовцев любого рода полицейских служб).

Военные преступники подвергались судебному преследованию и после процесса в Нюрнберге, по мере их обнаружения; сроки давности к ним не применимы. Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества была принята Генеральной Ассамблеей ООН 26 ноября 1968 г.

Вынеся обвинительный приговор главным нацистским преступникам, Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера. Нюрнбергский процесс иногда называют «Судом истории», поскольку он оказал существенное влияние на окончательный разгром нацизма. На нем была разоблачена человеконенавистническая сущность фашизма, его планы физического истребления десятков миллионов людей, уничтожения целых народов и государств. На процессе достоянием мировой общественности стали чудовищные злодеяния нацистов в концлагерях, в которых было истреблено свыше 12 миллионов человек, в т.ч. мирное население.

Нюрнбергский процесс: следствие, обвинение, приговор

Александр Московкин

1 октября 1946 года в Нюрнберге был провозглашен приговор Международного военного трибунала, осудивший главных военных преступников. Нередко его называют «Судом истории». Это был не только один из самых крупных судебных процессов в истории человечества, но и важнейшая веха в развитии международного права. Нюрнбергский процесс юридически закрепил окончательный разгром фашизма.

На скамье подсудимых:

Впервые оказались и понесли суровое наказание преступники, сделавшие преступным целое государство. В первоначальный список обвиняемых вошли:

1. Герман Вильгельм Геринг (нем. Hermann Wilhelm Göring), рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии
2. Рудольф Гесс (нем. Rudolf Heß), заместитель Гитлера по руководству нацистской партией.
3. Иоахим фон Риббентроп (нем. Ullrich Friedrich Willy Joachim von Ribbentrop), министр иностранных дел нацистской Германии.
4. Роберт Лей (нем. Robert Ley), глава Трудового фронта
5. Вильгельм Кейтель (нем. Wilhelm Keitel), начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии.
6. Эрнст Кальтенбруннер (нем. Ernst Kaltenbrunner), руководитель РСХА.
7. Альфред Розенберг (нем. Alfred Rosenberg), один из главных идеологов нацизма, рейхсминистр по делам Восточных территорий.
8. Ганс Франк (нем. Dr. Hans Frank), глава окуппированных польских земель.
9. Вильгельм Фрик (нем. Wilhelm Frick), министр внутренних дел Рейха.
10. Юлиус Штрейхер (нем. Julius Streicher), гауляйтер, главный редактор антисемитской газеты «Штурмовик» (нем. Der Stürmer — Дер Штюрмер).
11. Яльмар Шахт (нем. Hjalmar Schacht), имперский министр экономики перед войной.
12. Вальтер Функ (нем. Walther Funk), министр экономики после Шахта.
13. Густав Крупп фон Болен унд Гальбах (нем. Gustav Krupp von Bohlen und Halbach), глава концерна «Фридрих Крупп».
14. Карл Дениц (нем. Karl Dönitz), адмирал флота Третьего Рейха.
15. Эрих Редер (нем. Erich Raeder), главнокомандующий ВМФ.
16. Бальдур фон Ширах (нем. Baldur Benedikt von Schirach), глава Гитлерюгенда, гауляйтер Вены.
17. Фриц Заукель (нем. Fritz Sauckel), руководитель принудительными депортациями в рейх рабочей силы с оккупированных территорий.
18. Альфред Йодль (нем. Alfred Jodl), начальник штаба оперативного руководства ОКВ
19. Франц фон Папен (нем. Franz Joseph Hermann Michael Maria von Papen), канцлер Германии до Гитлера, затем посол в Австрии и Турции.
20. Артур Зейсс-Инкварт (нем. Dr. Arthur Seyß-Inquart), канцлер Австрии, затем имперский комиссар окупированной Голландии.
21. Альберт Шпеер (нем. Albert Speer), имперский министр вооружений.
22. Константин фон Нейрат (нем. Konstantin Freiherr von Neurath), в первые годы правления Гитлера министр иностранных дел, затем наместник в протекторате Богемии и Моравии.
23. Ганс Фриче (нем. Hans Fritzsche), руководитель отдела печати и радиовещания в министерстве пропаганды.

Двадцать четвертый — Мартин Борман (нем. Martin Bormann), глава партийной канцелярии, обвинялся заочно. Обвинялись также группы или организации, к которым принадлежали подсудимые.

Следствие и суть обвинения

Вскоре после завершения войны страны-победительницы СССР, США, Великобритания и Франция в ходе лондонской конференции утвердили Соглашение о создании Международного военного трибунала и его Устава, принципы которого Генеральная Ассамблея ООН утвердила как общепризнанные в борьбе с преступлениями против человечества. 29 августа 1945 года был опубликован список главных военных преступников, включавший 24 видных нациста. Выдвинутые против них обвинения включали следующие пункты:

Планы нацистской партии

  • -Использование нацистского контроля для агрессии против иностранных государств.
  • -Агрессивные действия против Австрии и Чехословакии.
  • -Нападение на Польшу.
  • -Агрессивная война против всего мира (1939—1941).
  • -Вторжение Германии на территорию СССР в нарушение пакта о ненападении от 23 августа 1939 года.
  • -Сотрудничество с Италией и Японией и агрессивная война против США (ноябрь 1936 года — декабрь 1941 года).

Преступления против мира

«Все обвиняемые и различные другие лица в течение ряда лет до 8 мая 1945 года участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств».

Военные преступления

  • -Убийства и жестокое обращение с гражданским населением на оккупированных территориях и в открытом море.
  • -Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей.
  • -Убийства и жестокое обращение с военнопленными и военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а так же с лицами, находившимися в плавании в открытом море.
  • -Бесцельные разрушения больших и малых городов и деревень, опустошения, не оправданные военной необходимостью.
  • -Германизация оккупированных территорий.

Преступления против человечности

  • -Обвиняемые проводили политику преследования, репрессий и истребления врагов нацистского правительства. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их.

18 октября 1945 обвинительное заключение поступило в Международный военный трибунал и за месяц до начала процесса вручено каждому из обвиняемых на немецком языке. 25 ноября 1945 года, после ознакомления с обвинительным заключением, покончил жизнь самоубийством Роберт Лей, а Густав Крупп был признан медицинской комиссией неизлечимо больным, и дело в отношении него было прекращено до суда.

Остальные обвиняемые предстали перед судом.

Суд

В соответствии с Лондонским соглашением Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырех стран. Главным судьей был назначен представитель Великобритании лорд Дж. Лоренс. От других стран членами трибунала были утверждены:

  • -от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко.
  • -от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл.
  • -от Франции: профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из 4-х стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников:

  • — от СССР: генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко.
  • -от США: член федерального верховного суда Роберт Джексон.
  • -от Великобритании: Хартли Шоукросс
  • -от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампентье де Риб.

Процесс длился в Нюрнберге десять месяцев. Всего было проведено 216 судебных слушаний. Каждая сторона представила доказательства преступлений, совершенных нацистскими преступниками.

Из-за беспрецедентной тяжести преступлений, совершенных подсудимыми, возникали сомнения — соблюдать ли по отношению к ним демократические нормы судопроизводства. Например, представители обвинения от Англии и США предлагали не давать подсудимым последнего слова. Однако французская и советская стороны настояли на обратном.

Процесс проходил напряженно не только в силу необычности самого трибунала и выдвинутых против подсудимых обвинений.

Сказывалось также послевоенное обострение отношений между СССР и Западом после известной Фултонской речи Черчилля и подсудимые, чувствуя сложившуюся политическую ситуацию, умело тянули время и рассчитывали уйти от заслуженного наказания. В такой непростой ситуации ключевую роль сыграли жесткие и профессиональные действия советского обвинения. Окончательно переломил ход процесса фильм о концлагерях, снятый фронтовыми кинооператорами. Жуткие картины Майданека, Заксенхаузена, Освенцима полностью сняли сомнения трибунала.

Вердикт суда

Международный военный трибунал приговорил:

  • -К смертной казни через повешение: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно), Йодля (был посмертно оправдан при пересмотре дела мюнхенским судом в 1953 году).
  • -К пожизненному заключению: Гесса, Функа, Редера.
  • -К 20 годам тюремного заключения: Шираха, Шпеера.
  • -К 15 годам тюремного заключения: Нейрата.
  • -К 10 годам тюремного заключения: Деница.
  • -Оправданы: Фриче, Папен, Шахт.

Советская сторона выразила протест в связи с оправданием Папена, Фриче, Шахта и неприменением смертной казни к Гессу.
Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии. Решение о признании преступными Верховного командования и Генштаба вынесено не было, что вызвало несогласие члена трибунала от СССР.

Большинство осужденных подали прошения о помиловании; Редер — о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль и Кейтель — о замене повешения расстрелом, если просьбу о помиловании не удовлетворят. Все эти ходатайства были отклонены.
Смертные казни были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в здании Нюрнбергской тюрьмы. Геринг отравился в тюрьме незадолго до казни.

Приговор в исполнение приводил «по собственному желанию» американский сержант Джон Вуд.

Приговоренные к пожизненному заключению Функ и Редер были помилованы в 1957 году. После того, как в 1966 году на свободу вышли Шпеер и Ширах, в тюрьме остался один Гесс. Правые силы Германии неоднократно требовали помиловать его, но державы-победительницы отказались смягчить приговор. 17 августа 1987 года Гесс был найден повешенным в своей камере.

Итоги и выводы

Нюрнбергский трибунал, создав прецедент подсудности высших государственных чиновников международному суду, опроверг средневековый принцип «Короли подсудны только Богу». Именно с Нюрнбергского процесса началась история международного уголовного права. Принципы, закрепленные в Уставе Трибунала, вскоре были подтверждены решениями Генеральной ассамблеи ООН как общепризнанные принципы международного права. Вынеся обвинительный приговор главным нацистским преступникам, Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера.

Медиа

Хроника Нюрнбергского процесса. Язык английский

Нюрнбергский процесс

Человечество давно научилось судить отдельных злодеев, преступные группировки, бандитские и незаконные вооруженные формирования. Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба — правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей.

8 августа 1945 г., через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире: надо было дать суровый урок авторам и исполнителям людоедских планов мирового господства, массового террора и убийств, зловещих идей расового превосходства, геноцида, чудовищных разрушений, ограбления огромных территорий. В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед Трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было. Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными ряда политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, Верховного командования и Генерального штаба.

Суд не был скорой расправой над поверженным врагом. Обвинительный акт на немецком языке был вручен подсудимым за 30 дней до начала процесса, и далее им передавались копии всех документальных доказательств. Процессуальные гарантии давали обвиняемым право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, предоставлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей и т. д.

В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, рассмотрены тысячи документов. В качестве доказательств фигурировали также книги, статьи и публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывали сомнений.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

«Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу (имеются в виду немцы) — сказал мне летом 2005 г. заместитель председателя Верховного суда Баварии господин Эвальд Бершмидт, давая интервью съемочной группе, которая тогда работала над фильмом „Нюрнбергский набат“. — Это все-таки был суд победителей над побежденными. Немцы ожидали мести, но необязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. К смертной казне приговорили виновных. Чья вина была меньше, — получили другие наказания. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех — и для генералов и для политиков».

30 сентября — 1 октября 1946 г. Суд народов вынес свой приговор. Обвиняемые были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.

Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины, доведенные фашистами до дьявольского идеала. Однако правительство, Верховное командование, Генштаб и штурмовые отряды (СА), вопреки мнению советских представителей, таковыми признаны не были. Член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко с этим изъятием (кроме СА), как и оправданием троих обвиняемых, не согласился. Он также оценил как мягкий приговор о пожизненном заключении Гесса. Советский судья изложил свои возражения в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Да, по отдельным проблемам среди судей Трибунала существовали серьезные разногласия. Однако они не идут ни в какое сравнение с противоборством взглядов на одни и те же события и персоны, которое развернется в будущем.

Но сначала о главном. Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов.

Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. 26 миллионов 600 тысяч наших соотечественников погибло в этой кровавой бойне. И больше половины из них — 15 миллионов 400 тысяч — это были мирные граждане.

Главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР Роман Руденко выступает во Дворце Юстиции. 20 ноября 1945 г., Германия.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «…Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии…»

Это больше похоже на правду. Это — сама правда. Откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающих людей по сей день.

Теплые краски находятся даже для Гитлера. В фантастическом по объему «гитлероведении» он — и храбрый воин Первой мировой войны, и артистическая натура — художник, знаток архитектуры, и скромный вегетарианец, и образцовый государственный деятель. Есть точка зрения, что, если бы фюрер немецкого народа прекратил свою деятельность в 1939 г., не начав войны, он вошел бы в историю как величайший политик Германии, Европы, мира!

Но есть ли сила, способная освободить Гитлера от ответственности за развязанную им агрессивную, самую кровавую и жестокую мировую бойню? Конечно, позитивная роль ООН в деле послевоенного мира и сотрудничества присутствует, и она абсолютно бесспорна. Но несомненно и то, что эта роль могла быть гораздо весомее.

К счастью, глобальное столкновение не состоялось, но военные блоки нередко балансировали на грани. Локальным конфликтам не было конца. Вспыхивали малые войны с немалыми жертвами, в некоторых странах возникали и утверждались террористические режимы.

Прекращение противостояния блоков и возникновение в 1990-х гг. однополярного мироустройства не добавило ресурсов Организации Объединенных Наций. Некоторые политологи даже высказывают, мягко говоря, очень спорное мнение, что ООН в ее нынешнем виде — устаревшая организация, соответствующая реалиям Второй мировой войны, но никак не сегодняшним требованиям.

Приходится констатировать, что рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. Мы живем в неспокойном и нестабильном мире, год от года все более хрупком и уязвимом. Противоречия между развитыми и остальными государствами становятся все острее. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций.

Возникло новое, масштабное зло — терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал 65 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал.

Успешный опыт противостояния агрессии и террору времен Второй мировой войны актуален по сей день. Многие подходы применимы один к одному, другие нуждаются в переосмыслении, развитии. Впрочем, выводы вы можете сделать сами. Время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, — будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время охотно пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать.

Да, порой не такая уж бескомпромиссная мать-история взваливала реализацию решений Нюрнбергского трибунала на очень слабые плечи политиков. Поэтому и не удивительно, что коричневая гидра фашизма во многих странах мира вновь подняла голову, а шаманствующие апологеты терроризма каждый день рекрутируют в свои ряды все новых и новых прозелитов.

Деятельность Международного военного трибунала нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945–1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности…

А.Г.Звягинцев,

предисловие к книге «Главный процесс человечества.
Репортаж из прошлого. Обращение к будущему»

Серия фильмов, посвященных Нюрнбергскому процессу:

Документальный фильм «Нюрнберг. 70 лет спустя»

Документальный фильм «Нюрнберг. Чтобы помнили… Процесс глазами журналистов»

Документальный фильм «Нюрнберг. Процесс, которого могло не быть»

Документальный фильм «Нюрнберг. Кровавые деньги. Суд над промышленниками»

Документальный фильм «Нюрнберг. Банальность зла»

Документальный фильм «Нюрнберг. Свидетели»

Документальный фильм «Нюрнберг. Казнь»

Документальный фильм «Нюрнбергский процесс. Репортаж из прошлого» (1 серия)

Документальный фильм «Нюрнбергский процесс. Репортаж из прошлого» (2 серия)

А.Г. Звягинцев

Перевод с английского языка

Заявление Международной ассоциации прокуроров по случаю
70-летия создания Международного военного трибунала в Нюрнберге

20 ноября 2015 г .

Сегодня исполняется 70 лет со дня начала работы Международного военного трибунала в Нюрнберге, учрежденного для суда над главными военными преступниками стран европейской оси, первое заседание которого состоялось 20 ноября 1945 г .

В результате слаженной работы команды обвинителей от четырех союзных держав – Советского Союза, Великобритании, США и Франции – обвинение было предъявлено 24 нацистским лидерам, восемнадцати из которых 1 октября 1946 г . в соответствии с Уставом был вынесен обвинительный приговор.

Нюрнбергский процесс явился уникальным событием в истории. Впервые руководители государства были осуждены за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. «Суд народов», как называли Нюрнбергский трибунал, сурово осудил нацистский режим, его институты, должностных лиц и их практику и на долгие годы определил вектор политико-правового развития.

Работа Международного военного трибунала и сформулированные в то время Нюрнбергские принципы придали импульс развитию международного гуманитарного и уголовного права, способствовали созданию других механизмов международного уголовного правосудия.

Нюрнбергские принципы остаются востребованными и в современном глобализированном мире, полном противоречий и конфликтов, которые препятствуют обеспечению мира и стабильности.

Международная ассоциация прокуроров поддерживает резолюцию A/RES/69/160 от 18 декабря 2014 г . Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», в которой, в частности, содержится призыв к государствам принимать в соответствии с международными стандартами в области прав человека более эффективные меры по борьбе с проявлениями нацизма и экстремистскими движениями, создающими реальную угрозу демократическим ценностям.

Международная ассоциация прокуроров призывает своих членов и других прокуроров в мире принять активное участие в организации и проведении национальных и международных мероприятий, посвященных празднованию 70-летия создания Международного военного трибунала в Нюрнберге.

(Опубликовано 20 ноября 2015 г . на интернет-сайте Международной ассоциации прокуроров www.iap-association.org).

Заявление

Координационного совета генеральных прокуроров

государств – участников Содружества Независимых Государств

по случаю 70-летия Международного военного трибунала в Нюрнберге

7 сентября 2016 года город Минск

В нынешнем году исполняется 70 лет со дня вынесения приговора Международного военного трибунала в Нюрнберге, учрежденного для суда над главными военными преступниками нацистской Германии.

8 августа 1945 г. в Лондоне было подписано Соглашение между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси, неотъемлемой частью которого являлся Устав Международного военного трибунала. Первое заседание Нюрнбергского трибунала состоялось 20 ноября 1945 г.

В результате слаженной работы обвинителей от Советского Союза, Великобритании, США и Франции 1 октября 1946 г. большинство обвиняемых было признано виновными.

Советские представители, включая работников Прокуратуры СССР, активно участвовали в разработке Устава Нюрнбергского трибунала, подготовке обвинительного заключения и на всех стадиях процесса.

Нюрнбергский процесс стал первым в истории опытом осуждения международным судом преступлений государственного масштаба – преступных деяний правящего режима нацистской Германии, его карательных институтов, ряда высших политических и военных деятелей. Он также дал должную оценку преступной деятельности пособников нацистов.

Работа Международного военного трибунала служит не только ярким примером торжества международного правосудия, но и напоминанием о неотвратимости ответственности за преступления против мира и человечности.

«Суд народов», как называли Нюрнбергский трибунал, оказал существенное влияние на последующее политико-правовое развитие человечества.

Сформулированные им принципы придали импульс развитию международного гуманитарного и уголовного права, способствовали созданию других механизмов международного уголовного правосудия и остаются востребованными и в современном глобализированном мире, полном противоречий и конфликтов.

Предпринимаемые в некоторых странах попытки пересмотра итогов Второй мировой войны, демонтаж памятников советским воинам, уголовное преследование ветеранов Великой Отечественной войны, реабилитация и героизация пособников нацизма ведут к эрозии исторической памяти и несут реальную угрозу повторения преступлений против мира и человечности.

Координационный совет генеральных прокуроров государств – участников Содружества Независимых Государств:

— поддерживает резолюцию 70/139 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 2015 «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», в которой, в частности, выражена озабоченность по поводу прославления в любой форме нацистского движения и неонацизма, в том числе путем сооружения памятников, мемориалов и проведения публичных демонстраций, отмечая, что такие виды практики оскорбляют память бесчисленных жертв Второй мировой войны и оказывают негативное влияние на детей и молодежь, а также содержится призыв к государствам укреплять свой потенциал в деле борьбы с преступлениями на почве расизма и ксенофобии, выполнять свою обязанность привлекать к ответственности виновных в таких преступлениях и бороться с безнаказанностью;

— считает важным элементом профессиональной и нравственной подготовки будущих поколений юристов, в том числе прокуроров, изучение исторического наследия Нюрнбергского процесса.

(Опубликовано 7 сентября 2016 г . на интернет-сайте Координационного совета генеральных прокуроров государств – участников СНГ www.ksgp-cis.ru).
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 69/160 от 18 декабря 2014 года «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости»
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 70/139 от 17 декабря 2015 года «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости»

Фотографии предоставлены Агентством «Фото ИТАР-ТАСС»

Международный военный трибунал приговорил:

к смертной казни через повешение – Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно), Йодля (который был посмертно полностью оправдан при пересмотре дела мюнхенским судом в 1953 году);

к пожизненному заключению – Гесса, Функа, Редера;

к 20 годам тюремного заключения – Шираха, Шпеера;

к 15 годам тюремного заключения – Нейрата;

к 10 годам тюремного заключения – Деница.

Оправданы: Фриче, Папен, Шахт.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии. Решение о признании преступными Верховного командования и Генштаба вермахта вынесено не было, что вызвало несогласие члена трибунала от СССР.

Советская сторона выразила протест и в связи с оправданием Фриче, Папена, Шахта, а также неприменением смертной казни к Гессу.

«Развязывание агрессивной войны является тягчайшим международным преступлением»

За десять месяцев своей работы Международный военный трибунал в Нюрнберге провел 403 открытых заседания, на которых рассмотрел более 3 тысяч подлинных документов, допросил более 200 свидетелей. Кроме того, более 500 свидетелей из разных стран, находившихся под нацистской оккупацией, были по поручению трибунала допрошены выездными комиссиями. Всего к делу было приобщено более 300 тысяч письменных показаний.

Значительную часть доказательств составляли материалы, обнаруженные союзными армиями в германских армейских штабах, правительственных зданиях, ведомственных архивах Третьего рейха и т.д.

Из 350 мест в зале 250 было отдано прессе.

30 сентября 1946 года суд закончил свою работу — приговор был написан и подписан всеми членами трибунала.

1 октября 1946 года Международный военный трибунал в Нюрнберге свою работу завершал.

В приговоре трибунала говорится: «Развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера — оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что содержит в себе в концентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных».

Вот как описал эти события Аркадий Полторак, секретарь советской делегации в Нюрнберге: «Оглашается формула в отношении Германа Геринга. Склонив голову, он плотнее прижимает пальцами к виску радионаушник. Его глаза прикрыты темными очками, губы в еле заметной улыбке. Гесс держится совершенно безучастно – на коленях у него несколько листов бумаги, и он непрерывно что-то пишет. Кейтель сидит, судорожно выпрямившись. Кальтенбруннер непрерывно двигает челюстями. Розенберг как бы съежился в ожидании неизбежного удара. Франк горестно качает головой».

Главный обвинитель от США Роберт Х. Джексон, приветствовал действия трибунала в том, что суд применил принцип признания агрессивной войны «преступлением, за которое государственные деятели могут быть индивидуально наказаны». «Я лично отношусь к осуждению частных лиц, как к факту, имеющему второстепенное значение, по сравнению с важностью приверженности четырех наций положению о том, что агрессивные войны, являются преступными, и что преследование меньшинств по расовым, религиозным или политическим основаниям тоже является уголовно наказуемым», — цитировало слова Джексона агентство The Associated Press 2 октября 1946 года.

Загадка двух смертей

Несмотря на высокий политический накал событий вокруг Нюрнбергского трибунала, это событие окружено двумя тайнами, разгадка которых до сих пор волнует заинтересованных читателей. Возможно, это и неплохо, поскольку через интерес к этим двум эпизодам люди приходят к узнаванию, изучению и усвоению деятельности Международного военного трибунала в Нюрнберге. Читать стенограмму этого процесса – не каждому по силам, а вот понять суть и смысл процесса через судьбу двух его участников – значительно проще любому читателю.

Итак, о чем речь? О смерти двух фашистских бонз – Геринга и Гесса. Первый покончил жизнь самоубийством в самый канун ночи казни, второй повесился за день до выхода на свободу. Каким образом Герман Геринг сумел отравиться в тот самый день, когда приговоренных готовили к казни? Зачем полез в петлю Рудольф Гесс в тюрьме Шпандау, если его через день должны были освободить «в связи с проявлением милосердия»? Что об этом пишут?

Возникло с десяток версий смерти Геринга, объясняющих, как бывший «наци номер два» ухитрился покончить с собой, несмотря на то что его камера находилась под круглосуточным наблюдением.

Некоторые историки утверждают, что смертельная доза цианида находилась при Геринге на протяжении всех 11 месяцев, пока длился суд. Согласно сторонникам этой версии, Геринг мог прятать яд во рту под золотой коронкой или в дупле зуба. Другие историки придерживаются мнения, что кто-то тайно передал ему яд незадолго до самоубийства — возможно, кто-нибудь из американских военнослужащих. Или немецкий доктор, который регулярно осматривал его в тюрьме. Или кто-то из нацистов, переправивших ему цианид в куске американского мыла. Или даже его жена Эмма, переложившая ампулу с ядом в рот мужу при прощальном «поцелуе смерти» во время их последней встречи.

Но, по словам Герберта Ли Стайверса, все они ошибаются. Американская газета The Los Angeles Times опубликовала материал о человеке, который, по его собственным словам, невольно стал соучастником самоубийства Германа Геринга.

78-летний Стайверс утверждает, что скрывал свою роль в самоубийстве Геринга почти шестьдесят лет, опасаясь судебного преследования со стороны американской армии. Лишь теперь, по настоянию своей дочери, он решил признаться во всем публично», пишет американская газета.

Официальный представитель Пентагона отказался комментировать заявление Стайверса. Но военные архивы подтверждают, что Стайверс действительно служил в охране заключенных Нюрнбергского трибунала. Ряд историков Второй мировой, к которым LA Times обратилась за разъяснениями, говорят, что слова Стайверса весьма похожи на правду.

Если верить Стайверсу, Геринг избежал виселицы благодаря его юношеской влюбчивости. Стайверс, которому было всего 19 лет, когда его назначили нести охрану нюрнбергских заключенных, утверждает, что согласился передать «лекарство» якобы больному Герингу лишь потому, что хотел произвести впечатление на немецкую девушку, с которой познакомился на улице.

Стайверс проходил службу в 26-м полку Первой пехотной дивизии. Его рота D была назначена в почетный караул трибунала. Охранники в белых шлемах сопровождали 22 подсудимых-нацистов в комнату заседания суда во Дворце правосудия, а во время слушаний стояли у них за спиной, сохраняя официальную парадную строевую стойку.

По словам Стайверса, это было очень утомительно. «Каждая смена длилась два часа, а потом можно было четыре часа отдохнуть», — вспоминает Стайверс. Но в часы, свободные от службы, заняться охранникам было нечем. «Единственным развлечением были совместные пирушки, — говорит Стайверс. — И еще немецкие женщины».

Как-то раз неподалеку от гостиницы, где располагался клуб для военных офицеров, рассказывает Стайверс, к нему подошла кокетливая красотка с темными волосами, назвавшаяся Моной. «Она спросила меня, где я служу, и я ответил, что я охранник. Она сказала: «Так ты видишься с заключенными?» На следующий день я охранял Геринга, взял у него автограф и отдал его Моне. Тогда она сказала, что у нее есть приятель, с которым она хочет меня познакомить. На следующий день мы вместе пришли к нему домой».

Там, говорит Стайверс, он познакомился с двумя мужчинами, которых звали Эрих и Маттиас. Они сказали американцу, что Геринг «очень болен», что в тюрьме ему не дают необходимых лекарств. Дважды, утверждает Стайверс, он передавал Герингу записки, спрятанные в чернильной ручке.

На третий раз Эрих положил в ручку, которую Стайверс должен был передать «наци номер два», какую-то капсулу. «Он сказал, что это лекарство, и что если оно подействует и Герингу станет лучше, они передадут ему еще», — рассказывает Стайверс.

«Больше я никогда не видел Мону. Думаю, она использовала меня, — говорит Стайверс. — Я и не догадывался ни о каком самоубийстве, когда передавал ручку Герингу. Он никогда не был в дурном умонастроении, никогда не выглядел потенциальным самоубийцей. Я бы никогда не стал специально ничего делать, чтобы помочь кому-то избежать виселицы».

Стайверс говорит, что история с чернильной ручкой преследовала его все эти годы. Он утверждает, что специально следил за версиями, объясняющими самоубийство Геринга, в бесполезной надежде, что какая-нибудь правдоподобная версия поможет ему избавиться от чувства вины.

Раскрыть свою роль в этой истории Стайверс согласился по настоянию дочери, Линды Дэдли. Ей он рассказал об эпизоде с ручкой еще много лет назад. «Я сказала ему: «Папа, ты же стал частью истории. Ты должен рассказать про это», — говорит Дэдли, 46-летняя жительница Бомонта. — Этот эпизод висел на его совести в течение всей его жизни».

Стайверс согласился предать гласности свое участие в смерти Геринга лишь после того, как узнал, что срок давности за подобное преступление давно истек, и никто не сможет привлечь его к ответственности», — рассказала газета The Los Angeles Times.

Черчилль распорядился, чтобы с Гессом обращались достойно

Другой видный наци – Рудольф Гесс предстал перед Нюрнбергским процессом вторым в списке обвиняемых (после Геринга) как заместитель Гитлера по партии и был приговорен к пожизненному заключению.

Тайны окружали имя Рудольфа Гесса и при его жизни. Вот главная.

10 мая 1941 Гесс вылетел с аэродрома в Аугсбурге на Мессершмитт Bf.110 с запасом топлива в один конец. Он намеревался посадить самолёт в Шотландии, неподалеку от поместья своего знакомого – лорда Гамильтона, однако, не обнаружив подходящего места для посадки самолета, выпрыгнул с парашютом и сдался в плен. Доставленный в Глазго, поначалу назвался вымышленным именем, но затем признался, что он — Рудольф Гесс.

Гесс заявил британцам от имени Гитлера, что Германия хотела бы заключить с Великобританией мирный договор, прекратить боевые действия и направить совместные усилия на борьбу с большевистской Россией. При этом Гесс заявил, что поскольку фюрер не намерен вести переговоры с Уинстоном Черчиллем, было бы предпочтительно, если бы Черчилль вышел в отставку.

Черчилль распорядился, чтобы с Гессом обращались достойно: его отправили в Лондон, в Тауэр, где он пробыл как высокопоставленная интернированная персона до 6 октября 1945 года. Затем его перевели в тюрьму Нюрнберга.

«Черчилль знал, что если Германия сконцентрирует свои силы на борьбе с Англией, последняя будет разбита… Вот почему Черчилль оказался перед необходимостью сделать так, чтобы Гитлер сам объявил войну Советам… Британская разведка в Берлине установила контакт с Рудольфом Гессом и с его помощью нашла выход на самого Гитлера. Гессу было сказано, что если Германия объявит войну Советам, Англия прекратит военные действия. Гесс убедил Гитлера, что всему этому можно верить… Гесс оказался в Шотландии после своего тайного перелёта и получил возможность встретиться с английскими официальными лицами. Он заявил, что Гитлер нападет на Россию. Ему же в ответ было сказано, что Англия свою часть договорённости также выполнит», — так в 1948 году описывал события с перелетом Гесса в Англию шеф американской разведки Аллен Даллес.

Нюрнбергский процесс (международный военный трибунал) – судебный процесс над лидерами нацисткой Германии по результатам второй мировой войны. Процесс проходил с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года, 10 месяцев. В рамках международного трибунала страны победительницы (СССР, США, Англии и Франции) обвиняли лидеров нацистской Германии за военные и иные преступления, совершенные последними с 1939 по 1945 годы.

➤Подготовка к процессу ➤4 пункта обвинений ➤Список обвиняемых (таблица) ➤Судьи на процессе ➤Приговор ➤Спорные моменты процесса

Создание международного трибунала

Международный трибунал для суда над военными преступниками Германии был сформирован 8 августа 1945 года в Лондоне. Там были подписаны Соглашения между СССР, США, Великобританией и Францией. В основе соглашения были принципы ООН (организация объединенных наций) и стороны это неоднократно подчеркивали, в том числе и в самом Соглашении.

Документ от 8 августа 1945 года содержал в себе 7 статей:

  1. Трибунал будет проходить в Германии.
  2. Для трибунала отдельно создаются организация, юрисдикция и функции.
  3. Каждая из стран обязуется представить на трибунале всех важных военных преступников, которые находятся у них в плену.
  4. Подписываемые соглашения не отменяют Московскую Декларацию от 1943 года. Напомню, что по декларации 43-го года всех военных преступников надлежало вернуть в те населенные пункты, где они совершали свои зверства, и там их судить.
  5. Любой участник ООН может присоединиться к обвинению.
  6. Соглашение не отменяет других судов, которые уже созданы или будут созданы в будущем.
  7. Соглашение вступает в силу с момента подписания и действует 1 год.

Именно на этой основе был создан Нюрнбергский процесс.

Подготовка к процессу

Перед тем как начать Нюрнбергский процесс, было проведено 2 заседания в Берлине, на которых обсуждались организационные вопросы. Первое заседание прошло 9 октября в здании Контрольного Совета в Берлине. Вопросы здесь поднимались незначительные – форма одежды судей, организация перевода на 4 языка, формат защиты и так далее. Второе заседание прошло 18 октября в том же здании Контрольного Совета. Это заседание, в отличие от первого, было открытым.

Международный военный трибунал в Берлине был созван для принятия обвинительного заключения. Так объявил председатель собрания, генерал-майор юстиции И.Т. Никитченко. Обвинительное заключение было направлено против высшего командования Вермахта, а также против подконтрольных ему организаций: правительство, руководство партии, охранные отряды партии СС, служба безопасности партии СД, гестапо (тайная полиция), штурмовые отряды партии СА, генеральный штаб и высшее командование германской армии. Обвинение было предъявлено следующим лицам: Геринг, Гесс, Риббентроп, Лей, Кейтель, Кальтенбруннер, Функ, Шахт, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Крупп, Болен, Гальбах, Дениц, Редер, Ширах, Заукель, Йодль, Борман, Папен, Зайс-Инкврт, Шпеер, Нейрат и Фриче.

Обвинения Нюрнбергского трибунала заключались в 4 основных пунктах:

  1. Заговор с целью захвата власти в Германии.
  2. Преступления против мира.
  3. Военные преступления.
  4. Преступления против человечности.

Каждый из пунктов обвинения обширен, поэтому его нужно рассматривать отдельно.

Заговор с целью захвата власти

Обвиняемым ставилось в вину то, что они все были участниками национал-социалистической партии, участвовали в заговоре с целью захвата власти, осознавая последствия к которым это приведет.

Партия создала 4 постулата, которые стали основой заговора. Эти постулаты позволили контролировать все германскую общественность по средствам навязывания им доктрины – превосходство немецкой расы (арийцы), необходимость войны для справедливости, вся полнота власти «фюрера», как единственного человека достойного управлять Германией. Собственно на этих доктринах и выросла Германия, которая 6 лет держала Европу в стадии войны.

Дальнейшие обвинения данного пункта касаются установления тотального контроля над всеми сферами жизни немецкого государства, с помощью которого стала возможной военная агрессия.

Преступления против мира

Эти преступления связаны с развязыванием войн:

  • 1 сентября 1939 – против Польши
  • 3 сентября 1939 – против Франции и Великобритании
  • 9 апреля 1940 – против Дании и Норвегии
  • 10 мая 1940 – против стран Бенилюкса
  • 6 апреля 1941 – против Греции и Югославии
  • 22 апреля 1941 – против СССР
  • 11 декабря 1941 – против США

Обращает на себя внимание вот какой нюанс. Выше представлено 7 дат, по которым международный трибунал обвинял Германию в развязывании войн. По 5-ти из них вопросов нет – в эти дни действительно начинались войны против указанных государств, но какие войны были начаты 3 сентября 1939 года и 11 декабря 1941 года? На каком участке фронта немецкое военное командование (которое судили в Нюрнберге) начало войну 3 сентября 1939 против Англии и Франции, а 11 декабря 1941 против США? Здесь мы имеем дело с подменой понятий. На самом деле Германия развязала войну с Польшей, за что 3 сентября 1939 Англия и Франция объявили ей войну. А 11 декабря 1941 США объявляет войну Германии после того как последняя уже воевала с огромным количеством стран (включая СССР) и после Перл-Харбар, который учинили японцы, а не немцы.

Военные преступления

Руководство нацистской Германии было обвинено в следующих военных преступлениях:

  • Убийство и жестокое обращение с гражданским населением. Достаточно привести только цифры о том, что согласно обвинительному заключению только в СССР данное преступление со стороны Германии затронуло порядка 3 миллионов человек.
  • Угон гражданского населения в рабство. В обвинении говорится о 5 млн граждан СССР, 750 тыс граждан Чехословакии, порядка 1,5 млн французов, 500 тыс голландцев, 190 тыс бельгийцев, 6 тыс люксембуржцев, 5,2 тыс датчан.
  • Убийство и жестокое обращение с военнопленными.
  • Убийство заложников. Речь идет о тысячах убитых.
  • Наложение коллективных штрафов. Данная система применялась Германией во многих странах, но не в СССР. Коллективная ответственность предполагала выплату штрафа всем населением за действия отдельных лиц. Казалось бы не самая важная статья обвинения, но за годы войны коллективных штрафов было выписано на сумму более 1,1 триллионов франков.
  • Расхищение частной и общественной собственности. В заявлении Нюрнбергского трибунала говорится о том, что в результате расхищения частной и общественной собственности ущерб Франции составил 632 триллионов франков, Бельгии — 175 млрд бельгийских франков, СССР — 679 триллионов рублей, Чехословакии — 200 триллионов чехословацких крон.
  • Бесцельные разрушения, не обусловленные военной необходимостью. Речь идет о разрушение городов, деревень, населенных пунктов и так далее.
  • Принудительная вербовка рабочей силы. Прежде всего среди гражданского населения. Например, за период с 1942 по 1944 год во Франции была насильственно превращена к работам в Германии 963 тыс человек. Ещё 637 тыс французов работали на немецкую армию во Франции. Данные по другим странам в обвинении не уточняются. Говорится только об огромном количестве пленных в СССР.
  • Принуждение присягать на верность иностранному государству.

Обвиняемые и обвинения

Обвинения участникам было предъявлено в способствовании к приходу к власти нацистов, укрепление их порядков в Германии, подготовке к войне, военных преступлениях, преступлениях против человечности, включая преступления против отдельных лиц. Это то, в чем обвиняли всех. Дополнительные обвинения были у каждого свои. Они представлены в таблице ниже.

Обвиняемые по Нюрнбергскому процессу

Обвиняемый Должность Обвинение*
Геринг Герман Вильгельм Член партии с 1922, руководитель войск СА, генерал СС, главнокомандующие военно-воздушными силами Активное участие в подготовке к войне и военных преступлениях.
Фон Риббентроп Иоахим Член партии с 1932, министр внешней политики, генерал войск СС Активное участие в подготовке к войне и военных преступлениях.
Гесс Рудольф Член партии 1921-1941, заместитель фюрера, генерал войск СА и СС Активное участие в подготовке к войне и военных преступлениях. Создание планов внешней политики.
Кальтенбруннер Эрнст Член партии с 1932, генерал полиции, руководитель австрийской полиции Укрепление власти нацистов в Австрии. Создание концентрационных лагерей
Розенберг Альфред Член партии с 1920, руководитель партии по вопросам идеологии и внешней политики, министр восточных оккупированных территорий Психологическая подготовка к войне. Многочисленные преступления против отдельных лиц.
Франк Ганс Член партии с 1932, генерал-губернатор оккупированных польских земель. Преступления против человечности и военные преступления на оккупированных территориях.
Борман Мартин Член партии с 1925,секретарь фюрера, руководитель партийной канцелярии, член совета министров по обороне государства. Обвинен по всем пунктам.
Фрик Вильгельм Член партии с 1922, директор центра по присоединению оккупированных территорий, протекторат Богемии и Моравии. Обвинен по всем пунктам.
Лей Роберт Член партии с 1932, организатор инспекции по наблюдению за иностранными рабочими. Преступное использование человеческого труда для ведения агрессивной войны.
Заукель Фриц Член партии с 1921, наместник Тюрингии, организатор инспекции по наблюдению за иностранными рабочими. Принуждение жителей оккупированных стран к рабскому труду в Германии.
Шпеер Альберт Член партии с 1932, генеральный уполномоченный по вооружению. Способствование эксплуатации человеческого труда для ведения войны.
Функ Вальтер Член партии с 1932, экономический советник Гитлера, секретарь министерства пропаганды, министр экономики. Экономическая эксплуатация оккупированных территорий.
Шахт Гельмар Член партии с 1932, министр экономики, президент германского банка. Разработка экономических планов для ведения войны.
Фон Папен Франц Член партии с 1932, вице-канцлер при Гитлере. В военных преступлениях и преступления против человечности обвинен не был.
Крупп Густав Член партии с 1932, член экономического совета, президент объединения германских промышленников. Использование людей из оккупированных территорий на работах для ведения войны.
Фон Нейрат Константин Член партии с 1932, министр иностранных дел, протекторат Богемии и Моравии. Выполнение внешнеполитических планов подготовки к войне. Активное участие в преступлениях против лиц и собственности на оккупированных территориях.
Фон Ширах Бальдура Член партии с 1924, министр по образованию молодежи, глава гитлеровской молодежи (гитлерюгент), гаулейтер Вены. Способствование психологической и воспитательной подготовке организаций для ведения войны. Не обвинен в военных преступлениях.
Зейс-Инкварт Артур Член партии с 1932, министр безопасности Австрии, заместитель генерал-губернатора польских территорий, комиссар Нидерландов. Укрепление власти над Австрией.
Штрейхер Юлиус Член партии с 1932, гаулейтер Франконии, редактор антисемитской газеты «Дер штюрме». Ответственность за преследование евреев. В военных преступлениях не обвинен.
Кейтель Вильгельм Член партии с 1938, начальник верховного командования германских вооруженных сил. Жестокое обращение с военнопленными и гражданским населением. В приходе нацистов к власти не обвинен.
Иодль Альфред Член партии с 1932, начальник отдела армейских операций, начальник штаба верховного командования германских вооруженных сил. Обвинен по всем пунктам.
Редер Эрих Член партии с 1928, главнокомандующий германским военно-морским флотом. Военные преступления, связанные с морской войной.
Дениц Карл Член партии с 1932, главнокомандующий военно-морским флотом Германии, советник Гитлера. Преступление против лиц и собственности в открытом море. В становлении власти нацистов обвинен не был.
Фриче Ганс Член партии с 1933, глава радиослужбы, директор министерства пропаганды. Эксплуатация оккупированных территорий, антиеврейские меры.

* — В дополнение к указанному выше.

Это полный список, по которому Нюрнбергский процесс обвинял верхушку нацистской Германии.

Дело Мартина Бормана рассматривалось заочно. Крупп, признанный больным, в зал уда доставлен быть не мог, в следствие чего дело было приостановлено. Лей покончил жизнь самоубийством 26 октября 1945 года – дело было закрыто по причине гибели подозреваемого.

На опросе подсудимых 20 ноября 1945 года все признали себя невиновными, произнося примерно следующие слова «Не признаю себя виновным в том смысле, как предъявлено обвинение». Весьма неоднозначный ответ… Но лучше всех ответил на вопрос о виновности Рудольф Гесс, сказавший – Я признаю себя виновным перед богом.

Судьи

На Нюрнбергском процессе был следующий состав судей:

  • От СССР – Никитченко Ион Тимофеевич, его заместитель – Волчков Александр Федорович.
  • От США – Френсис Биддл, его заместитель – Джон Паркер.
  • От Соединенного Королевства – Джефрей Лоренс, его заместитель — Норман Биркетт.
  • От Францезской Республики – Анри Доннедье де Вабр, его заместитель – Робер Фалько.

Приговор

Нюрнбергский трибунал был завершен вынесением приговора 1 октября 1946 года. По приговору 11 человек будет повешено, 6 отправятся в тюрьму и 3 будут оправданы.

Приговор Нюрнбергского трибунала

Приговорены к смертной казни через повешенье Приговорены к тюремному заключению Признаны невиновными
Геринг Герман Вильгельм Рудольф Гесс Фон Папен Франц
Иоахим фон Риббентроп Шпеер Альберт Шахт Гельмар
Штрейхер Юлиус Дениц Карл Фриче Ганс
Кейтель Вильгельм Функ Вальтер
Розенберг Альфред Фон Нейрат Константин
Кальтенбруннер Эрнст Редер Эрих
Франк Ганс
Фрик Вильгельм
Заукель Фриц
Фон Ширах Бальдура
Зейс-Инкварт Артур
Иодль Альфред

Двойные стандарты процесса

Я предлагаю отключить эмоции (это тяжело, но нужно) и подумать вот о чем – Германию судили США, СССР, Англия и Франция. Список обвинений был выше по тексту. Но реальная проблема была в том, что трибунал использовал двойные стандарты – то, в чем союзники обвиняли Германию, они сами делали! Не всё, конечно, но очень многое. Примеры обвинения:

  • Плохое обращение с военнопленными. Но та же Франция использовала немецких пленных солдат для принудительных работ. Франция настолько жестоко обращалась с плененными немцами, что США даже забирало от них часть узников, и направляли протесты.
  • Насильственная депортация гражданского населения. Но в 1945 году США и СССР договорились о депортации более 10 миллионов немцев из восточной и центральной Европы.
  • Планирование, развязывание и ведение агрессивной войны. Но в 1939 году СССР делает тоже в отношении Финляндии.
  • Уничтожение гражданских объектов (городов и сел). Но на счету Англии сотни бомбежек мирных городов Германии с применением вихревых бомб для нанесения максимального ущерба именно строениям.
  • Разграбление и экономические потери. Но все мы прекрасно помним известные «2 дня на разграбление», которые были у всех союзных армий.

Это лучшим образом подчеркивает двойственность стандартов. Это не хорошо и не плохо. Шла война, а на войне всегда совершаются ужасные вещи. Просто в Нюрнберге сложилась ситуация полностью опровергающая систему международного права: победитель осудить побежденного, а приговоров «виновен» был известен заранее. При этом все рассматривается с одной стороны.

Всех ли осудили

Нюрнбергский процесс сегодня вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Один из основных вопросов – кого было нужно судить за жестокость и войну? Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу напомнить последние слова Кейтеля на Нюрнбергском трибунале. Он сказал, что сожалеет, что его, солдата, использовали для таких целей. И вот что на это ответил председатель суда.

Приказ командования, даже если он отдан солдату, не может и не должен слепо выполняться, если он требует совершения таких жестоких и масштабных преступлений без военной необходимости.

Получается, что любой человек, который исполнял преступные приказы, должен был предстать перед международным судом. Но тогда это должны быть немецкие генералы, офицеры и солдаты, сотрудник концлагерей, медики, проводившие бесчеловечные опыты над заключенными, генералы всех стран, принимавших участие в войне против СССР на стороне Германии и другие. Но их никто не судил… В этой связи есть 2 вопроса:

  • Почему суду не были приданы союзники Германии – Италия и Япония?
  • В походе на СССР принимали участие войска и генералы из следующих стран: Болгария, Румыния, Венгрия, Австрия, Дания, Голландия, Бельгия. Почему представители этих стран и военные, принявшие участие в войне, не были осуждены?

Бесспорно, представители обеих категорий не могут быть осуждены за приход к власти в Германии нацистов, но они должны быть осуждены за военные преступления и преступления против человечности. Ведь именно в этом Нюрнбергский процесс обвинял немецкую армию, составной частью которой были армии стран, указанных выше.

Для чего проводился процесс?

Нюрнбергский процесс сегодня вызывает огромное количество вопросов, главный из которых -зачем этот процесс вообще был нужен? Историки отвечают – для торжества справедливости, чтобы все виновные в мировой войне и лица, на руках которых кровь, понесли наказание. Красивая фраза, но опровергнуть ее очень легко. Если бы союзники искали справедливости, то в Нюрнберге судить должны были не только верхушку Германии, но и Италии, Японии, генералов Румынии, Австрии, Венгрии, Бельгии, Болгарии, Чехии, Словакии, Дании и других стран, принимавших активное участие в немецкой европейской войне.

Приведу пример с Молдавией, которая находилась на границе, и удар по которой пришелся на первые дни войны. Атаковали здесь немцы, но они очень быстро начали продвигаться вглубь страны, а за ними шла румынская армия. И когда говорят о зверствах немцев в Молдавии во время войны, то на 90% это зверства румын, устраивавших геноцид молдаван. Разве эти люди не должны были ответить за свои преступления?

Я вижу только 2 разумных объяснения, почему международный трибунал над Германией состоялся:

  1. Нужна была одна страна, на которую можно было повесить все грехи войны. Прожигавшая Германия для этого подходила наилучшим образом.
  2. Нужно было переложить вину на конкретных людей. Этих людей нашли – руководство нацисткой Германии. Получился парадокс. За 6-ти летнюю мировую войну с десятками миллионов погибших виновато 10-15 человек. Конечно, это было не так…

Нюрнбергский процесс подвел итог второй мировой войны. Он определил виновных и степень их вины. На этом страница истории была перевернута, и никто уже всерьез не занимался вопросами того, как Гитлер пришел к власти, как он вышел к границам Польши без единого выстрела и другие.

Ведь ни до этого, ни после этого, никогда не устраивался трибунал над побежденными.

Франция – страна победитель

Нюрнбергский процесс зафиксировал, что в войне победило 4 страны: СССР, США, Англия и Франция. Именно эти 4 страны судили Германию. Если по СССР, США и Англии вопросов не возникает, то по Франции они есть. Можно ли назвать ее страной победительницей? Если страна побеждает в войне, то у нее должны быть победы. СССР за 4 года проходит от Москвы до Берлина, Англия помогает СССР, воюет на море и устраивает бомбардировки противника, США известен по Нормандии, а что у Франции?

В 1940 году Гитлер довольно легко разбивает ее армию, после чего устраивает известную пляску возле Эйфелевой башни. После этого французы начинают работать на вермахт, в том числе и в военном плане. Но показательнее всего другое. После окончания войны проходило 2 конференции (Крымская и Берлинская), на которой победители обсуждали послевоенную жизнь и судьбу Германии. На обеих конференциях было только 3 страны: СССР, США и Англия.

Нюрнбергский процесс (кратко)


Нюрнбергский процесс – международный военный трибунал над нацистскими преступниками, проходивший в городе Нюрнберг (Германия). Суд длился около 1 года – с 20.11.1945 г. по 1.10.1946 г. На «суде истории» были осуждены 24 человека, среди них Г. Геринг, И. Риббентроп, В. Кейтель, А. Розенберг, Э. Редер, Ф. Заукель, А. Шпеер и другие известные немецкие политики, военные, активисты нацистской пропаганды, непосредственно принимавшие участие в преступлениях против всего человечества и мира.

Сущность обвинений

СССР, США, Англия и Франция во время Лондонской конференции приняли протокол о сформировании Международного военного суда, в котором борьба с преступлениями против всего человечества признавалась, как общемировая. В августе 1945 года был опубликован перечень лиц (24 нацистских преступника), подлежащих международному трибуналу. Среди оснований для обвинения были такие факты, как:
агрессивная политика, направленная против Австрии и Чехословакии;
военное вторжение в Польшу и ряда других стран;
война против всего человечества (1939-1945 гг.)
пособничество с нацистскими странами (Япония и Италия), враждебные действия против Соединенных штатов(1936-1941)
грубое несоблюдение пакта о ненападении (Молотова – Риббентропа) с СССР от 23.08.1939 и вторжение в Советский Союз
преступления против человечности
преступления в военной сфере(геноцид против определенных национальных групп: славян, евреев, цыган; убийства военнопленных; многочисленные нарушения прав и свобод граждан на захваченных территориях и др. )
Главными странами-обвинителями было 4 государства: Англия, Франция, США и Советский Союз. Среди постоянных представителей членов государств были:
•И.Т. Никитченко – заместитель Верховного Судьи СССР
•Ф. Биддл – бывший генпрокурор Америки
•Дж. Лоуренс – верховный английский судья
•А. Доннедье Вабр – французский знаток уголовного права

Результаты Нюрнбергского суда

В итоге Нюнбергского процесса было проведено около 400 судебных разбирательств. Ввиду утвержденной смерти А. Гитлер участия в суде не принимал, также как его соратники – Йозеф Геббельс (министр пропаганды) и Генрих Гиммлер (министр внутренних дел). Мартину Борману – заместителю А. Гитлера – обвинение было предъявлено заочно, так как его смерть не была подтверждена официально. Из-за недееспособности Густав Крупп также не подлежал обвинительному приговору.
Процесс проходил весьма в тяжелой обстановке в силу беспрецедентности случая. Также отражалось послевоенное нарастание напряженных взаимоотношений между Союзом Советских Республик и Западом, особенно после так называемой Фултонской речи Уинстона Черчилля, когда английский премьер-министр объявил об опущении «железного занавеса» – отгораживании от СССР. Обвиняемые в связи с этим хотели предельно затянуть судебный процесс, особенно Герман Геринг.
Перед заключением приговора советской стороной был представлен фильм о фашистских концентрационных лагерях, в котором советские режиссеры показали все ужасы лагерей смерти Дахау, Освецима, Бухенвальда. Холокост, уничтожение людей в газовых камерах и повсеместные пытки не оставили сомнений в виновности преступников. В итоге к наивысшей мере наказания – повешению – было приговорено 12 немцев – самых активных фашистских деятелей (Г.Геринг, И.Риббентроп, В.Кейтель, Э.Кальтенбруннер, А. Роззенберг, Г. Франк, В. Фрик, Ю. Штрейхер, Ф. Заукель, А.Зейсс-Инкварта, М. Борман — заочно, Йодль – посмертно оправдан в 1953 году). К пожизненному сроку содержания приговорено 3 нациста: Р.Гесс, В.Функ, Э.Редер. К 10 и 15 годам тюрьмы соответственно – К. Дёниц (главнокомандующий ВМФ Германии) и К. Нейрат (немецкий дипломат). Оправданы были 3 человека: Г. Фриче, Ф. Папен, Я.Шахт.

Вторжение Германии в Советский Союз

22.06.1941 г. А. Гитлер без объявления войны, предательски нарушив пакт о ненападении Молотова – Риббентропа (от 23.08.1939 г.), вероломно вторгся на территорию СССР. В соответствии с планом Барбаросса гитлеровские войска с самого начала войны начали разрушать города, населенные пункты, фабрики и заводы, железнодорожные станции, больницы и другие важнейшие объекты инфраструктуры, необходимые для функционирования всего населения. Также безвозвратно было уничтожено множество культурных и исторических ценностей, музеев, памятников, церквей, различных достопримечательностей. Огромное количество советских граждан было угнано на концлагеря – русских, украинских, белорусских, еврейских наций – их всех заставляли подневольно работать, а затем массово уничтожали за негодностью. Из СССР фашистские руководители отправили в рабство приблизительно 400 тысяч человек. Не щадили никого – ни стариков, ни детей.

Мировое значение «суда истории»

Важнейшая роль Нюрнбергского суда заключалась в том, что враждебные отношения и проявление агрессии в отношении других стран является главным международным преступлением. У таких действий против всего человечества и мира нет срока и места давности.
Также Нюрнбергский суд стал первым в современной истории случаем того, как военные преступления стали расследоваться не только национальным судом, но и особым органом в международном уголовном праве. Решения которых принимались согласно всем правовым соглашениям, принятыми коллективно со всеми странами антигитлеровской коалиции. Этот процесс сыграл огромную роль в развитии международного права и стал главнейшим уроком для будущих поколений.

12 3 4 5 6 7 …532

НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

ТОМ II

Издание третье, исправленное и дополненное

Государственное Издательство ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА. 1955

Сборник материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками в двух томах подготовлен под редакцией К.П. Горшенина (главный редактор), Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко.

ОТ ИЗДАТЕЛЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ВЕРСИИ

Материал данного издания содержит большое количество цитат документов, поэтому по мере возможности цитаты были заменены полными или более полными версиями документов. Источники материала указаны в сносках.

ДОПРОСЫ ПОДСУДИМЫХ

ДОПРОС ПОДСУДИМОГО ГЕРИНГА

Джексон: Возможно, вы осознаёте то, что вы единственный оставшийся в живых человек, который может полностью рассказать нам о действительных целях нацистской партии и о работе руководства внутри партии?

Геринг: Да, я это ясно сознаю.

Джексон: Вы с самого начала вместе с теми, которые сотрудничали с вами, намеревались свергнуть и затем действительно свергли Веймарскую республику?

Геринг: Что касается лично меня, то это было моим твердым решением.

Джексон: А придя к власти, вы немедленно уничтожили парламентарное правительство в Германии?

Геринг: Оно больше не было нам нужно.

Джексон: После того как вы пришли к власти, вы, для того чтобы удержать власть, запретили все оппозиционные партии?

Геринг: Мы считали необходимым не допускать в дальнейшем существования оппозиций.

Джексон: Вы также проповедовали теорию о том, что вам следует уничтожать всех лиц, оппозиционно настроенных по отношению к нацистской партии, чтобы они не могли создать оппозиционной партии?

Геринг: Поскольку оппозиция в какой-либо форме серьезно препятствовала нашей работе, само собой разумеется, оппозиционность этих лиц не могла быть терпима.

Джексон: Вы сказали нам о том, как вы и другие сотрудничали для того, чтобы сосредоточить всю власть в германском государстве в руках фюрера, не так ли?

Геринг: Я говорил только о своей работе в этом направлении.

Джексон: Имеется ли здесь на скамье подсудимых кто-нибудь, кто бы не сотрудничал с вами для достижения этой цели, по мере возможности?

Геринг: Ясно, что никто из сидящих здесь подсудимых вначале не мог быть в оппозиции к фюреру. Но я хотел бы сказать, что всегда нужно различать определенные периоды. Те вопросы, которые мне ставят, имеют весьма общий характер и касаются целого периода, который охватывает 24—25 лет.

Джексон: Я хочу обратить внимание на плоды этой системы. Насколько я вас понял, в 1940 году вы были информированы о том, что германская армия готовится напасть на Советскую Россию?

Геринг: Да, я говорил об этом.

Джексон: Вы считали, что в таком нападении не только нет необходимости, но что оно будет неразумным с точки зрения Германии?

Геринг: В тот момент я считал необходимым отложить его с тем, чтобы выполнить задачи более важные, с моей точки зрения.

Джексон: Насколько известно, германский народ был втянут в войну против Советского Союза. Вы были за этот шаг?

Геринг: Германский народ узнал об объявлении войны с Россией только тогда, когда война началась. Германский народ не имеет ничего общего со всем этим делом. Его не спрашивали ни о чем. Он только узнал о фактическом положении вещей и о той необходимости, которая привела к этому.

Джексон: Когда вы поняли, что война, с точки зрения той цели, которую вы преследовали, была проиграна?

Геринг: На это чрезвычайно трудно ответить. Во всяком случае, по моему убеждению, относительно поздно, то есть я имею в виду, что убеждение, что война проиграна, создалось у меня значительно позже. До этого я все еще думал и надеялся, что война кончится вничью.

Джексон: Далее, описывая приход партии к власти, вы опустили некоторые вещи, в частности пожар рейхстага 27 февраля 1933 г. После этого пожара — не так ли? — была большая чистка, во время которой многие были арестованы и многие — убиты.

Геринг: Мне не известно ни одного случая, чтобы хоть один человек был убит из-за пожара здания рейхстага, кроме осужденного имперским судом действительного поджигателя ван дер Люббе. Двое других подсудимых были- оправданы. По ошибке был привлечен к суду не г-н Тельман, как недавно думали, а депутат от коммунистов Торглер. Его оправдали, так же как и болгарина Димитрова.

В связи с пожаром рейхстага арестов было произведено относительно мало. Аресты, которые вы относите за счет пожара рейхстага, в действительности были направлены против коммунистических деятелей. Я часто об этом говорил и подчеркиваю еще раз, что аресты производились совершенно независимо от этого пожара. Пожар только ускорил их арест, сорвал так тщательно подготовлявшееся мероприятие, благодаря чему ряду функционеров удалось во-время скрыться.

Джексон: Другими словами, у вас уже были готовы списки коммунистов для последующих арестов до пожара рейхстага, не так ли?

Геринг: У нас были списки коммунистических деятелей, подлежащих аресту. Эти списки были составлены совершенно независимо от пожара германского рейхстага.

Джексон: Вы и фюрер встретились во время пожара, не так ли?

Геринг: Да.

Джексон: И здесь же на месте вы решили арестовать всех коммунистов, которые значились в составленных списках?

Геринг: Я еще раз подчеркиваю, что решение об этих арестах было принято задолго до этого. Однако решение о немедленном выполнении арестов последовало в эту ночь. Мне было бы выгодней подождать несколько дней, как было предусмотрено, и тогда от меня не ускользнули бы несколько важных партийных руководителей.

Джексон: На следующее утро президенту фон Гинденбургу был представлен проект закона об изменениях конституции, о которых мы говорили здесь, не так ли?

Геринг: Думаю, да.

Джексон: Кто был Карл Эрнст?

Геринг: Я не знаю, было ли его имя Карл, но знаю, что Эрнст был руководителем СА в Берлине.

Джексон: Кто такой Хелльдорф?

Геринг: Хелльдорф позднее стал руководителем СА в Берлине.

Джексон: А кто такой Хейнес?

Геринг: Хейнес был в это время начальником СА в Силезии.

Джексон: Вам известно — не так ли? — что Эрнст сделал заявление, сознаваясь, что эти трое подожгли рейхстаг и что вы и Геббельс планировали этот поджог и предоставили им воспламеняющиеся составы — жидкий фосфор и керосин, — которые положили для них в подземный ход, ведший из вашего дома в здание рейхстага. Вам известно о таком заявлении, не так ли?

Неизвестные документы Нюрнбергского трибунала. Часть 1. Первый аффидевит Гауса

Прошло уже более 70 лет с того дня, как 1 октября 1946 года состоялось последнее заседание Международного военного трибунала в Нюрнберге, осудившего главных нацистских военных преступников. Однако многие документы этого процесса до сих пор мало известны не только широкой массе российских читателей, но и российским специалистам-историкам. Особый интерес вызывает момент первого придания широкой огласке в ходе Нюрнбергского процесса факта существования секретного дополнительного протокола к советско-германскому договору о ненападении 1939 года, разграничивавшего сферы интересов СССР и Германии в Европе. Многим известно, что впервые о существовании секретного протокола было объявлено защитником Рудольфа Гесса адвокатом Альфредом Зайдлем на основе показаний под присягой (аффидевита) бывшего советника германского МИДа, посла по особым поручениям Фридриха Гауса. Однако на этом информация, как правило, и заканчивается.


Адвокат доктор Зайдль на Нюрнбергском процессе
Из-за отсутствия необходимых источников рождаются многочисленные мифы и легенды вокруг вокруг этого аффидевита, многие из которых создаются целенаправленно различными «недобросовестными» историками. Хочу более подробно рассказать об аффидевитах Гауса в ходе Международного военного трибунала, опираясь, в основном, на немецкие источники, а именно:
— книгу самого доктора Зайдля «Дело Рудольфа Гесса. Документация защитника»,
— книгу доктора права бывшего профессора бременского университета Герхарда Штуби «От коронного юриста до коронного свидетеля», описывающую жизнь и деятельность Фридриха Вильгельма Гауса,
— немецкоязычные документы Нюрнбергского процесса, общедоступные на официальном сайте немецкой полнотекстовой библиотеки.
Первое заседание Международного военного трибунала в Нюрнберге состоялось 20 ноября 1945 г. В это время адвокат доктор Альфред Зайдль являлся защитником подсудимого Ганса Франка, а с 5 февраля 1946 г. он также приступил к обязанностям защитника Рудольфа Гесса. Одним из направлений общей стратегии защиты, выбранной доктором Зайдлем, предполагалось доказательство «нелегитимности» трибунала из-за участия стран-победительниц в различных довоенных соглашениях с гитлеровской Германией, и соответственно, их соучастия в подготовке войны.
Фридрих Гаус, как бывший высокопоставленный государственный сотрудник нацистской Германии, был арестован британскими военными властями в августе 1945 года и помещен в лагерь под Бременом, а в ноябре переведен в лагерь под Ганновером. 10 ноября 1945 г. в рамках подготовки к Нюрнбергскому процессу защитник бывшего министра иностранных дел Германии фон Риббентропа доктор Хорн указал Гауса в качестве возможного свидетеля защиты по делу Риббентропа. Гаус был разыскан союзными военными властями и 26 февраля 1946 г. доставлен в Нюрнберг, где помещен в тюрьму для свидетелей, расположенную рядом с Дворцом юстиции. Позже, правда, Риббентроп отказался от Гауса, как от свидетеля защиты, и он ни разу даже не выступал на заседаниях трибунала. Но Гауса использовали другие.
В самом начале марта 1946 года Альфред Зайдль пришел в тюрьму к Гаусу и попросил описать германо-советские переговоры в Москве в августе 1939 года. Гаус согласился. Зайдль выдал ему бумагу. 15 марта 1946 г. Гаус вернул Зайдлю собственноручно от руки написанные показания следующего содержания (перевод выполнен автором с немецкого языка по книге Зайдля):
ЗАВЕРЕНИЕ ПОД ПРИСЯГОЙ
Получив разъяснения об ответственности за лжесвидетельство, я даю следующее заверение, равносильное присяге, в целях предоставления Международному Военному Трибуналу в Нюрнберге по просьбе адвоката господина доктора Альфреда Зайдля, который указал мне на то обстоятельство, что я, в соответствии с процессуальными нормами этого военного трибунала, обязан в качестве свидетеля дать такое клятвенное заверение, а также устные показания.
I. Касательно личности: Меня зовут Фридрих Гаус, рожден 26.II.1881 г. в Малум, округ Гандерсгайм, принадлежу к евангелическо-лютеранской конфессии, доктор права, до конца войны юрист-консультант в Министерстве иностранных дел в Берлине, в частности, в последнее время был в должности «посла по особым поручениям».
II. Касательно дела. История и ход политических переговоров правительства Рейха с советским правительством осенью 1939 года, по поводу которых я в качестве свидетеля был опрошен господином адвокатом доктором Альфредом Зайдлем, представляются, поскольку я лично в них участвовал в качестве юридического советника, по моим сегодняшним воспоминаниям следующим образом:
1. В начале лета 1939 года, должно быть во второй половине июня, тогдашний рейхсминистр иностранных дел фон Риббентроп пригласил тогдашнего статс-секретаря министерства барона фон Вайцзекера и меня в свое имение Зонненбург в Фрайенвальде-на-Одере и поведал нам, что Адольф Гитлер уже некоторое время рассматривает возможность предпринять попытку установить более терпимые отношения между Германией и Советским Союзом. Должно быть по этой причине, как мы уже заметили, чрезвычайно жесткая риторика немецкой прессы в отношении Советского Союза была в последнее время значительно ослаблена. Теперь предстояло в первую очередь попытаться, какой-либо безобидный острый вопрос решить с советским правительством обычным дипломатическим путем, чтобы определить, является ли это движением вперед, способствующим ведению конструктивных переговоров с правительством Рейха. В таком случае можно было бы тогда на основе этого разговора строить дальнейшие политические переговоры, чтобы посмотреть, существует ли возможность сближения между двумя странами. В качестве первой темы разговора должен был служить, если я правильно помню, не очень важный вопрос консульского представительства Советского Союза в Праге. Господин фон Риббентроп дал статс-секретарю и мне задание, разработать соответствующие инструкции немецкому послу в Москве, для чего он дал еще целый ряд подробных наставлений. Статс-секретарь и я подготовили сразу прямо в Зонненбурге соответствующий проект, в который затем господин фон Риббентроп внес еще различные изменения и который он хотел представить на одобрение Гитлеру. Вскоре после этого я слышал, но не знаю от самого рейхсминистра или от статс-секретаря, что составленные нами в Зонненбурге инструкции не были отправлены, потому что Гитлер счел их «слишком явными». Я не узнал тогда ничего большего о намерениях изменения немецко-российских отношений.
2. В конце июня или начале июля я ушел в плановый отпуск и находился в Гармиш-Партенкирхене, но примерно уже в середине июля был вызван рейхсминистром иностранных дел в его летнюю резиденцию Фушл под Зальцбургом по служебным вопросам, не имеющим отношения к России, и должен был дальше остаться в Зальцбурге в распоряжении рейхсминистра иностранных дел. Через некоторое время в один из дней в Фушле господин фон Риббентроп к моему удивлению дал мне почитать документ, содержащий проект специального послания правительства Рейха Советскому Союзу и сводящийся к предложению политических переговоров о договоре. После вступительных фраз о истории развития немецко-русских отношений и о противоположности государственных систем обеих сторон была подчеркнута мысль, что интересы двух стран тесно соприкоснулись, но не пересекаются. Кем был написан этот проект мне не известно, но, судя по его стилю, он вышел не из под пера рейхсминистра иностранных дел или, по крайней мере, не его одного. Была отправлена телеграмма немецкому послу в Москву о передаче послания и вскоре пришел ответ советского правительства, в котором принципиально не отвергалась идея поднятия немецко-русских отношений на новый политический уровень, однако высказывалось мнение, что прежде чем приступить к прямым переговорам требуется проведение длительной экспертизы и дипломатической подготовки. Вслед за этим быстро в Москву было отправлено второе немецкое послание, в котором речь шла о настоятельном желании немедленного начала переговоров. Автор этого второго немецкого послания мне также не известен. В этом втором послании, но, возможно, уже и в первом, было предложено с целью начала политических встреч скорейшее направление рейхсминистра иностранных дел в Москву. Затем пришел положительный ответ советского правительства, я думаю, это было 21 августа, который, как я случайно мог наблюдать лично, вызвал большую радость у Гитлера и его окружения. Если меня не обманывает моя память, оба немецких послания имели форму прямого личного обращения Гитлера к господину Сталину и сокращали подготовительную переписку при двукратном обмене посланиями.

3. В районе полудня 23 августа самолет рейхсминистра иностранных дел, которого я, как юридический советник, должен был сопровождать для переговоров о заключении договора, прибыл в Москву. Именно тогда во второй половине того же дня состоялись первые переговоры господина фон Риббентропа с господином Сталиным, на которых с немецкой стороны кроме рейхсминистра иностранных дел участвовал в качестве переводчика лишь советник посольства Хильгер и, возможно, также еще посол граф Шуленбург, однако я сам в них не участвовал. Рейхсминистр иностранных дел вернулся с этого продолжительного обсуждения очень довольным и высказывался в том смысле, что оно почти наверняка приведет к достижению желаемого для немецкой стороны соглашения. Продолжение встречи, в ходе которой должны были быть обсуждены и окончательно подготовлены документы для подписания, предусматривалось позже в тот же вечер. В этих вторых переговорах я принимал личное участие, а также посол граф Шуленбург и советник посольства Хильгер. С русской стороны переговоры вели господа Сталин и Молотов, в качестве переводчика был господин Павлов. Быстро и без затруднений пришли к согласию о формулировках германо-советского пакта о ненападении. Господин Риббентроп лично вставил в преамбулу подготовленного мной проекта договора довольно обширную фразу, касающуюся дружеской формы немецко-русских отношений, которую господин Сталин оспорил с замечанием, что советское правительство, после того как его в течение 6 лет национал-социалистическое правительство Рейха осыпало «ведрами навоза», не может внезапно выйти к общественности с заверениями о немецко-русской дружбе. Соответствующее место в преамбуле после этого было удалено или может быть изменено. Помимо пакта о ненападении более долгое время вели переговоры об особо секретном документе, который, как я вспоминаю, получил обозначение «Секретный протокол» или «Секретный дополнительный протокол» и содержание которого сводилось к разграничению сфер интересов обеих сторон на находящихся между обоими государствами европейских территориях. Использовалось ли при этом выражение «сферы интересов» или другие выражения, я сейчас не помню. В документе Германия заявила об отсутствии своей политической заинтересованности в Латвии, Эстонии и Финляндии, напротив, Литва была причислена к ее сфере интересов. В отношении политической незаинтересованности Германии в обеих упомянутых балтийских странах поначалу возникли разногласия, так как рейхсминистр иностранных дел на основании своих инструкций хотел было исключить из этой политической незаинтересованности некоторую часть прибалтийских территорий, что однако не было принято советской стороной, особенно из-за находившихся как раз в этой части незамерзающих портов. Из-за этого вопроса, вероятно обсуждавшегося еще в первой части беседы, рейхсминистр иностранных дел заказал телефонную связь с Гитлером, которая состоялась только во время второй встречи, и в ходе которой он тогда в непосредственном разговоре с Гитлером получил полномочия принять требования советской стороны. Для польской территории была установлена демаркационная линия, но была ли она обозначена прямо на приложенной к документу карте или только словами описывалась в документе, я теперь уже не помню. Впрочем, в отношении Польши содержание соглашения предусматривало, что обе власти при окончательном урегулировании вопросов касающихся этой страны будут действовать во взаимном согласии. Тем не менее, вполне возможно, что последнее соглашение в отношении Польши было принято только при дальнейших более поздних изменениях секретного документа, о чем говорится ниже в пункте 5. В отношении балканских стран было установлено, что у Германии там имеются только экономические интересы. Пакт о ненападении и секретный документ были подписаны в ту же ночь в довольно позднее время.
4. Кроме того я добавлю еще к вышеизложенной в пункте 3 информации тот факт, по этому вопросу меня особенно спрашивали, что господин фон Риббентроп во время легкой закуски в процессе изготовления чистовых экземпляров документов, с целью поддержания разговора рассказал о публичном выступлении господина Сталина, которое состоялось весной и включало в себя фразу, которая, хотя Германия при этом и не называлась, была расценена Гитлером так, как будто господин Сталин хотел дать намек, что советское правительство считает возможным или даже желательным достичь лучших отношений с Германией. Господин Сталин ответил при этом коротким замечанием, которое в переводе переводчика Павлова звучало как: «Так было задумано». В этом контексте господин Риббентроп также упомянул, что недавно Гитлер смотрел фильм о большом общественном мероприятии в Москве и что он, Гитлер, нашел этот фильм вместе с встречающимися в нем советскими деятелями «очень симпатичным». Впрочем, заслуживает также чтобы отметить, и меня об этом тоже спрашивали, что как в этих разговорах, так и в основных переговорах рейхсминистра иностранных дел его речь была построена таким образом, что он представлял военный конфликт Германии с Польшей не как уже окончательно решенное дело, а только как естественную возможность. Со стороны советских государственных деятелей по этому пункту не было сделано никаких комментариев, которые бы содержали в себе одобрение такого конфликта или его поощрение. Советские представители в этом отношении ограничились тем, что просто приняли к сведению выступление представителя Германии.
5. Примерно через месяц во время проведения переговоров о втором германо-советском политическом соглашении, секретный документ, упомянутый в пункте 3, в соответствии с полученным ранее в Берлине от советского правительства ходатайством, был изменен так, что Литва, за исключением маленького прилегающего к Восточной Пруссии «лепестка», изымалась из немецкой сферы интересов, но взамен чего демаркационная линия на польской территории переносилась дальше на восток. Позже, по-моему в конце 1940 или в начале 1941 года, на переговорах по дипломатическим каналам немецкая сторона отказалась также и от этого «литовского лепестка».
6. В заключении я хотел бы отметить, что хотя мое сегодняшнее воспоминание о вышеизложенных событиях остается довольно четким в наиболее важных пунктах, но, естественно, не является абсолютно точным в результате прошедших лет с их чудовищными событиями, тем более, что на данный момент я не располагаю необходимым документальным подтверждением, а также не могу поговорить с кем-либо из экспертов о событиях того времени, чтобы освежить мою память.
Нюрнберг, 15 марта 1946 года
Фридрих Гаус
25 марта 1946 г. на утреннем заседании трибунала защитник Зайдль предпринял попытку зачитать эти показания Гауса. Он заявил суду, что обвинение в участии в подготовке и планировании войны является основным элементом обвинения против его подзащитного Гесса. Вместе с тем 23 августа 1939 года в Москве между Германией и Советским Союзом был заключен пакт о ненападении, который уже фигурирует в документах Трибунала. Но в тот же день между двумя государствами был заключен секретный договор, содержащий разграничение сфер интересов Германии и СССР в Европе. Однако попытки Зайдля зачитать текст аффидевита ни к чему не привели. Председателем суда ему было рекомендовано соблюдать установленный порядок делопроизводства и отправить документ на перевод, а лишь затем представить суду. Свою попытку нарушения порядка судебного делопроизводства доктор Зайдль объясняет в своей книге так: «Мне казалось это очень важным для достижения эффекта внезапности, чтобы не позволить с самого начала этому документу остаться в недрах стороны обвинения и их отдела переводов». Через некоторое время суд приобщил аффидевит Гауса от 15.03.1946 к материалам дела под номером Гесс-16. Тем не менее, суд отказался рассматривать вопрос о секретном протоколе, в виду отсутствия у суда текста самого протокола.

Доктор Зайдль в 1986 году
Продолжение следует…
Литература:
1. Alfred Seidl, Der Fall Rudolf Hess 1941-1984. Dokumentation des Verteidigers / 1984 by Universitas Verlag, München.