Ломоносова Михаила Васильевича

Биография Михаила Ломоносова

Ломоносов Михаил Васильевич (1711-1765) – первый русский учёный-естествоиспытатель, получивший мировое признание, энциклопедист и художник, поэт и филолог, физик, химик, астроном. Работал в области молекулярно-кинетической теории тепла, географии, металлургии, геологии, истории. Ему принадлежит открытие атмосферы у планеты Венеры. Он является основоположником науки о стекле, а также разработчиком проекта Московского университета, который в будущем назвали его именем. Занимался приборостроением, генеалогией.

Основными целями его жизни было развитие российской науки, а также просвещения и экономики. Работал на должности статского советника. В 1745 году получил звание профессора химии. В Санкт-Петербургской Императорской академии наук являлся действительным членом, а также был почётным членом в Королевской академии наук Швеции. Один из самых ярких представителей «универсального человека».

Детство

Михаил появился на свет 19 ноября 1711 года в небольшой деревне под названием Мишанинская, которая принадлежала Двинскому уезду Архангелогородской губернии (сейчас это Архангельская область).

Отец его, Василий Дорофеевич, был родом из поморов (это такая самобытная этнографическая группа населения, которая исторически избежала крепостного права). Мама, Елена Ивановна (девичья фамилия Сивкова), была дочерью просвирницы погоста в Николаевских Матигорах. Семья была довольно зажиточной, принадлежала к черносошным крестьянам. Ломоносовы имели земельный надел, а также суда для рыбного промысла вдоль берегов Мурманского залива, их основными занятиями были ловля рыбы и торговля.

Михаил вспоминал отца как человека очень доброго по натуре, но воспитанного в жутком невежестве. Мальчику повезло на этот счёт больше, он уже с ранних лет обучался грамоте. Учил его местный дьячок. Едва научившись читать, Михаил делал это каждую свободную минуту. У односельчан он брал «Арифметику» Магницкого, «Стихотворную Псалтырь» Симеона Полоцкого и «Грамматику» Смотрицкого. Это были его любимые книги, мальчик знал их практически наизусть и назвал позднее «вратами его учёности». Продолжить обучение дальше – это была самая большая детская мечта Ломоносова.

Детство Михаила протекало спокойно, пока не случилось горе: умерла мама. Она очень рано ушла из жизни, мальчику было всего лишь девять лет. Через год отец женился на другой женщине, Усковой Феодоре Михайловне. Мачеха была не слишком ласковой к Мише, и, чтобы не оставаться с ней, мальчик стал часто ходить с отцом в море на ловлю рыбы.

Они рыбачили в Белом море, доходили до Соловецких островов. Встречались и опасности на их пути, но это только физически закаляло юношу. А ум маленького Ломоносова во время таких промыслов обогащался различными наблюдениями.

В 1724 году умерла мачеха, и вскоре отец женился третий раз. Эта женщина была ещё хуже: завистливая и злая, её бесила страсть молодого Ломоносова к книгам. Родной дом стал для Михаила совсем невыносимым, он постоянно ссорился с новой мачехой.

Учёба

Парень теперь всё время проводил с отцом на промыслах. Вскоре родитель надумал женить сына, но юному Ломоносову этого никак не хотелось, и он прикинулся больным, а в мыслях задумал убежать из дома. Свадьбу отложили, а в конце 1730 года вместе с караваном, идущим с рыбой, Михаил бежал из родных мест. Он заранее всё тщательно обдумал, парень понимал, что есть три места в России, где можно получить хорошее образование – Петербург, Москва и Киев. Его выбор пал на Москву.

Это путешествие действительно было похоже на бегство, потому что он никому ничего не сказал и даже не простился с отцом. Ночью тайно Ломоносов покинул дом, взяв с собою тулуп, две рубахи, немного еды и две книги – всё те же «Арифметику» и «Грамматику», которые сосед, в конце концов, подарил любознательному Михаилу. Караван он нагнал лишь на третий день, попросил у рыбаков разрешения присоединиться к ним и идти дальше вместе. Шли они три недели, и в начале 1731 года Ломоносов прибыл в Москву.

Здесь Михаил не знал ни единого человека, но умудрился устроиться на учёбу в «Спасские школы». Эта Славяно-Греко-Латинская Академия была в России первым высшим учебным заведением. Чтобы быть принятым на учёбу, Ломоносову пришлось пойти на подделку документов, он выдал себя за холмогорского состоятельного дворянина.

В жизни Ломоносова начался довольно сложный период. Во-первых, нищенское существование, ему приходилось выживать на три копейки (алтын) в день. Во-вторых, ему было на тот момент двадцать лет, а в классе с ним учились маленькие дети, которые постоянно насмехались над взрослым одноклассником. Вдобавок ко всему Ломоносову регулярно приходили письма от отца, который то и дело укорял его.

Но все эти невзгоды не могли сравниться с его сумасшедшей тягой к знаниям. Насмешки детей он стойко переносил, и, пока они развлекались в свободное время, он просиживал в библиотеке за книгами. Поведение Михаила было настолько примерным, а учёба успешной, что в скором времени на него обратило внимание руководство школы. За один год ему удалось освоить программу трёх классов. В качестве лучшего ученика школы Ломоносова посылали на обучение:

  • в 1734 году в Киево-Могилянскую академию;
  • в 1735 году в Петербург в университет при Академии наук;
  • в 1736 году в немецкий город Марбург для обучения химическому и горному делу (в то время в России катастрофически не хватало специалистов в этих областях).

За границей

В общей сложности Ломоносов пробыл за границей пять лет.

Три года он учился в Марбургском университете. Здесь Михаил занимался со знаменитым немецким учёным-энциклопедистом и философом Христианом фон Вольфом. В этом учебном заведении он обучался таким наукам, как гидростатика, теоретическая физика, механика, аэрометрия, гидравлика. Выучил немецкий, итальянский и французский языки, научился рисованию, фехтованию и танцам. Из выдававшихся ему положенных денег большие суммы он тратил на приобретение книг, именно здесь за границей Михаил начал собирать свою библиотеку из произведений современных и античных авторов. Помимо естественных наук Ломоносов много времени уделял литературным занятиям.

Затем в течение года он жил и учился во Фрайберге, где занимался с немецким металлургом, химиком и врачом Генкелем. Это был жёсткий, строгий и педантичный человек. Занятия в основном носили практический характер, Михаил с товарищами по учёбе много ездили по рудникам и металлургическим заводам, знакомились с подъёмными машинами и приспособлениями для укрепления шахт. Однако обучение осложнялось тем, что Генкель поручал студентам выполнять черновую работу, а Ломоносов отказывался, у него начались ссоры с преподавателем.

Вдобавок ко всему жизнь Михаила и его товарищей за границей была всё бедственнее, потому что Академия наук нерегулярно высылала средства на содержание, студентам часто приходилось жить в долг. Когда Генкель перестал одалживать студентам деньги, Ломоносов окончательно с ним рассорился и покинул Фрайберг.

В 1740 году он оставил своим товарищам книги, забрал с собою лишь небольшие весы с гирьками и уехал в Лейпциг. Там он хотел встретиться с русским посланником Кейзерлингом, чтобы тот помог Ломоносову уехать в Россию. Посланника не оказалось в Лейпциге, и Михаил ещё год провёл в переездах по Европе, предпринимая попытки вернуться на родину. Хорошо, что к тому времени Ломоносов женился на дочери квартирной хозяйки, у которой студенты остановились по приезду в Марбург в 1736 году. Ему хотя бы было, где жить и что кушать. В 1741 году Михаил вернулся в Россию.

Жизнь и работа в России

Летом 1741 года, после возвращения на родину, Ломоносова направили изучать естествознание под руководством профессора Амману. Никакого жалования ему на период обучения не полагалось. Чтобы как-то выживать, Михаил для Минерального кабинета Кунсткамеры составлял каталог окаменелостей и минералов. Также написал две диссертации по химии и физике в надежде, что их рассмотрят, одобрят и он получит авторский гонорар.

Но его диссертации лежали мёртвым грузом, так как канцелярией Академии наук руководил тогда немец Шумахер, а он способствовал продвижению своих соотечественников.

К счастью Ломоноса, в ноябре 1741 года началось правление императрицы Елизаветы Петровны, Михаил решился написать к ней прошение о присуждении ему должности. И уже в начале 1742 года он был назначен адъюнктом физического класса, получил квартиру на две комнаты, свечи, дрова и 360 рублей годового жалования.

В 1745 году после защиты диссертации «О металлическом блеске» Ломоносов получил звание профессора химии.

В 1749 году при Академии наук проходило торжественное собрание, на котором Ломоносов произнёс своё знаменитое «Слово похвальное императрице Елизавете Петровне». С этого времени Михаил имел успех при дворе, сблизился с фаворитом императрицы Шуваловым И. И., а сама Елизавета Петровна пожаловала учёному мызу Усть-Рудица и четыре окрестные деревни, где он обустроил фабрику мозаики.

В 1757 году Ломоносов стал членом канцелярии Академии наук. Одновременно с этим была опубликована одна из самых известных его работ «Слово о рождении металлов от трясения земли».

В следующем 1758 году он стал управлять в Академии географическим департаментом и начал составление нового «Атласа России».

1759 год ознаменовался в его жизни выходом «Рассуждений о большой точности морского пути». Здесь учёный описал новые изобретённые им приборы, с помощью которых можно будет определять широту и долготу.

В 1761 году вышел его научный трактат «О сохранении и размножении российского народа».

Огромное значение для развития российской науки имели его работы:

  • «О слоях земных»;
  • «Краткое описание разных путешествий»;
  • «Древняя Российская история»;
  • «Первые основания металлургии или рудных дел»;
  • «О пользе книг церковных в российском языке».

Скончался великий учёный в возрасте 53 лет от воспаления лёгких. Это произошло 19 апреля 1765 года. Его похоронили в Александро-Невской лавре.

Личная жизнь

Когда двенадцать лучших студентов были направлены от Академии наук в Германию, они поселились в доме, в котором овдовевшая хозяйка Елизавета-Кристина Цильх сдавала комнаты и таким путём зарабатывала на жизнь. Здесь Ломоносов познакомился с дочерью квартирной хозяйки Елизаветой, она была младше его на девять лет. Любовные отношения между ними завязались не сразу, Михаил долгое время присматривался к девушке, пристально за нею наблюдая.

Но к концу 1739 года, когда студентам нужно было переезжать из Марбурга во Фрайберг, Елизавета уже была беременна от Ломоносова. У них родилась девочка Екатерина, но так как ребёнок появился до свадьбы, то считался незаконнорождённым. Весной 1740 года Ломоносов женился на Елизавете Цильх по реформатскому обряду, венчать их немецкая церковь отказалась из-за разной веры.

На момент отъезда Михаила из Германии в Россию его жена была беременна вторым ребёнком, а также тяжело заболела её мать. Елизавета осталась в Марбурге. В декабре 1741 года у супругов родился мальчик, при крещении его нарекли Иваном, но младенец прожил всего лишь месяц. Вскоре скончалась и мать Елизаветы. Она долгое время ждала новостей от своего мужа, но Ломоносов в России вообще никому не рассказал, что женился и почти два года не вспоминал о своей семье.

В конце концов, Елизавета обратилась в российское посольство и отправила запрос на поиски своего беглого супруга. Узнав о запросе, Ломоносов не отрицал факта своей женитьбы и стал содействовать тому, чтобы жена с дочкой переехали к нему в Россию.

Семья переехала в Петербург, Елизавета приняла православие, супруги обвенчались. Но осенью 1743 года их настигло очередное горе: умерла их первая дочь.

Спустя шесть лет, в 1749 году, у Ломоносовых родилась дочь Елена. В будущем она вышла замуж за домашнего библиотекаря Екатерины II Константинова А. А., родовая линия и фамилия Ломоносовых на этом пресеклась.

>Михаил Ломоносов, биография, новости, фото Михаил Васильевич Ломоносов – выдающийся и исключительно разносторонний ученый-полимат, проявивший свой талант почти во всех отраслях науки, реформист русского языка, художник и просветитель, опередивший время на века феномен. Михаил Васильевич Ломоносов Он основал химлабораторию Академии наук, являлся автором проекта знаменитого МГУ, сделал множество открытий в сфере химии, мореходного дела, геологии, филологии, метеорологии, астрономии. Среди его достижений – основы атомно-молекулярного учения, теория света и цвета, открытие электрической природы молний и изобретение громоотвода, усовершенствование конструкций телескопов и обнаружение наличия атмосферы на планете Венера. И по сей день его справедливо считают одним из наиболее ярких гениев человечества. Будущий академик появился на свет 19 ноября 1711 г. в северной окраине империи, в Архангельской губернии, а именно в деревне Мишанинской, располагавшейся на Курострове в низовье Северной Двины.
Его отец Василий Дорофеевич был работящим, мужественным, строгим, но добрым и религиозным человеком. Выходец из крестьянской семьи, он занимался зверобойным и опасным в суровых северных морях рыбным промыслом, имел свое судно, землю, дом, хозяйство, нажитые тяжелым трудом. Он первым из поморов построил судно типа «гукор», с помощью которого не только ловил рыбу, но и доставлял грузы. Михаил Ломоносов в юные годы Мать Михаила, Елена Ивановна, дочь просвирницы-вдовы дьякона из близлежащего села, не уступала мужу в трудолюбии и была заботливой и любящей матерью.
Единственный сын Ломоносовых рос смышленым, пытливым и рассудительным ребенком. Он быстро всему учился, с детства помогал родителям по дому, подростком ходил с отцом на охоту и на судах за рыбой. Однако его беззаботное детство закончилось в 1720 году, когда умерла мама. Отец привел вначале одну, а после ее смерти вторую мачеху, что сделало родной дом чужим и холодным для мальчика.

Путь в науку

Грамоту Михаил стал осваивать в 12 лет. Его наставником был дьяк Сабельников. Вскоре Миша прослыл лучшим его учеником и прочел все имевшиеся у него и односельчан книги. Упрямое стремление сына к знаниям не поощряли отец и мачеха. Они собирались поскорее его женить. Грамоту Михаил Ломоносов стал осваивать в 12 лет В конце 1730 г. юноша получил паспорт и отбыл с торговым обозом за знаниями в Москву. Спустя 3 недели он прибыл в Белокаменную и явился в Заиконоспасский монастырь, где располагался первый вуз России – Славяно-греко-латинская академия. Детей крестьян туда не принимали, но юноше невероятным образом поступить удалось – он представился сыном дворянина. В 19 лет Михаил Ломоносов отправился за знаниями в Москву По истечении трех лет он писал на латыни, освоил богословие, стихосложение, естественнонаучные дисциплины. В 1734 году молодой человек поступил в Киево-Могилянскую академию, где продолжил образование. В 1735-м он стал заниматься в университете при Академии наук в Северной Пальмире, а спустя год был командирован на учебу в Германию. Михаил Ломоносов постигал естественные науки в Европе В период 1736-1739 гг. начинающий ученый постигал естественные науки в крупнейших университетских городах Европы: в Марбурге под началом ученого-энциклопедиста Христиана фон Вольфа и во Фрайберге у горного советника правительства Саксонии Иоганна Генкеля. Параллельно с основным курсом и подготовкой новаторских изысканий по химии и физике он знакомился с западноевропейской литературой, занимался стихотворными переводами, разрабатывал систему так называемого силлабо-тонического стихосложения. Вид Марбургского университета, где учился Ломоносов Михаил всегда отличался не только необычайными способностями, но и смелым поведением. В результате ссоры с Генкелем в 1740-м он покинул Фрайберг и отправился домой, но по дороге был насильно завербован в Прусскую королевскую армию. Вскоре ему удалось сбежать в Марбург, а спустя год вернуться в Петербург.

Научное светило

По приезду, в течение года студент, надерзивший преподавателю и самовольно прервавший учебу в Германии, представил академикам диссертационные работы по химии и физике. В 1742 он сумел заслужить должность адъюнкта Физического класса, приступил к исследованиям, опытам, астрономическим наблюдениям, чтению публичных лекций на родном языке.

Спустя год Михаил проявил свой неукротимый норов, устроив буйное, с отборной руганью выступление против засилья бездарных немецких профессоров в стенах учебного заведения. И снова удивительным образом ему удалось избежать полагавшейся за подобное правонарушение каторги (правда, оказался на некоторое время под стражей). Диплом, выданный Михаилу Ломоносову Академией наук на звание профессора химии В 1745 34-летний эрудит, защитив ряд работ, стал профессором химии и получил дворянский титул. Свою интенсивную научную деятельность он соединял с литературным творчеством. В 1748 году ученый основал первую в стране химлабораторию, воплотив революционный принцип интеграции науки и практики. Параллельно он переводил Гомера, Горация, Вергилия, Сенеку, Руссо, писал проникнутые патриотическим пафосом оды, стихи высокого гражданского звучания и другие сочинения, включая знаменитую «Риторику» с фундаментальными исследованиями трактатов лучших ораторов античности и формулировкой принципов красноречия. Макет химлаборатории Михаила Ломоносова После выступления с «Похвальным словом императрице Елизавете Петровне» он был удостоен в 1749 чина коллежского советника. Его перу принадлежат многие выдающиеся строки: «Науки юношей питают, отраду старцам подают…», «И может собственных Платонов, и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать». Михаил Ломоносов в химлаборатории В 1751 академик стал основоположником не только химии научной, но и физической – первым из ученых прочел студентам курс лекций по данной теме, сопровождая его демонстрацией опытов. Он конструировал приборы для исследований, в частности, изобрел трубу, позволявшую различать предметы в сумерках, изучал атмосферное электричество, силу тяжести, природу северного сияния, возродил искусство мозаики. Зрительная труба Ломоносова В 1755 гениальный ученый инициировал учреждение университета и заложил основные принципы высшего образования – доступность и фундаментальность. В 1757 он вошел в состав канцелярии Академии, выпустил «Российскую грамматику», размежевав церковнославянский и русский языки, обозначив его диалекты, формы, стили. Михаил Ломоносов перед Академией наук Михаил Ломоносов руководил рядом формирований при Академии, включая Географический департамент и Историческое собрание, создал атлас страны, классификатор землетрясений, опубликовал труд о расчетах морского пути и способов нахождения географических координат. «Первые основания металлургии или рудных дел» Ломоносова В 1763 г. увидел свет его опус о путешествиях по северным морям, затем труды «О слоях земли», «Первые основания металлургии или рудных дел». Взошедшая на престол Екатерина II оценила его блестящую и беспримерную деятельность и пожаловала ему чин статского советника. Посещение Михаила Ломоносова императрицей Екатериной II

Личная жизнь Михаила Ломоносова

Профессор был однолюбом: женился в студенческие годы, в период пребывания в Марбурге, и всю жизнь хранил верность супруге. Его избранницей стала дочь его арендодателей Елизавета Цильх. Они поженились в 1740 г. У пары родилось трое детей, но выжила только дочь Елена, появившаяся на свет в 1749 г. Михаил Ломоносов и его жена Елизавета Цильх Есть свидетельства, что на светских приемах академик бывал с супругой. На одном из балов императрица Елизавета Петровна презентовала ей красивый веер. Дом Михаила Ломоносова на реке Мойка, Петербург Дочь Ломоносова выросла высокообразованной девушкой, знала языки, литературу, музыку. За месяц до своей кончины отец благословил ее на брак с библиотекарем Императорской библиотеки, старшим ее на 21 год, Алексеем Константиновым. Елена родила сына и трех дочерей. Умерла она, как и мать Михаила Васильевича, молодой, в 23 года.

Смерть

В последние годы жизни гениальный энциклопедист стал почетным членом Шведской и Болонской (Италия) академий наук, а также представил выдающееся исследование «Древняя Российская история», изложив принципы развития и вопросы происхождения страны.
Умер величайший ученый в городе на Неве на 54 году жизни от воспаления легких. Похоронен Михаил Ломоносов на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры Единственный известный прямой потомок Ломоносова из ныне живущих – эстонский режиссер и музыкант Пеэтер Волконский (род. 1954). Памятник М. В. Ломоносову в Москве

Ломоносов – первый русский академик

ГЕНИЙ

Первый российский ученый-энциклопедист мирового значения. Самородок, опередивший время. Просветитель, поэт, переводчик. Ломоносов был не только гением, но и фантастическим баловнем судьбы. Его жизнь сложилась вопреки всякой логике. Сын деревенского рыбака с северной окраины России, простолюдин, мужик, он стал членом Российской и Шведской академий наук, дворянином, ученым, признанным не только в России, но и во всей Европе. За всю историю ни один крестьянин не смог повторить судьбу Ломоносова. Он родился в деревне Денисовка (ныне село Ломоносово) близ города Холмогоры Архангельской губернии в семье помора. Ходил с отцом на судах за рыбой в Белое море и Северный Ледовитый океан. Когда ему было всего девять, умерла его мать, а отец его всегда относился к нему сурово. Мальчик рано выучился грамоте и к 14 годам прочел все книги, которые смог достать, среди них «Арифметику» Магницкого, «Славянскую грамматику» Смотрицкого и «Псалтирь рифмотворную» Симеона Полоцкого. В декабре 1730 г. он просто ушел с рыбным обозом в Москву за новыми знаниями.

В его биографии множество загадок. В январе 1731 г. Ломоносов, выдав себя за дворянского сына, поступил в Московскую Заиконоспасскую славяно-греко-латинскую академию. Указ Святейшего Синода строжайше запрещал принимать крестьянских детей в академию. Обмануть руководство академии почти невозможно. Похоже, Ломоносов — единственный счастливчик, которому это удалось. Более того, ему выдавали стипендию в размере 10 рублей в год. В итоге в академии он получил хорошую подготовку по древним языкам и другим гуманитарным наукам. Латинский язык знал в совершенстве и впоследствии был признан одним из лучших латинистов Европы.

А дальше — еще удивительнее: «мужика Михайлу» отправили из Москвы в университет при Петербургской академии наук, где в марте 1736 г. Кабинет министров России утвердил его кандидатуру вместе с двумя дворянскими детьми на поездку в длительную командировку за границу — «для смотрения славнейших химических лабораторий». На дорогу Ломоносов получил 300 рублей, а на ежегодное проживание по 400 рублей: деньги по тем временам просто огромные. Осенью того же года он попал в Германию, в Марбургский университет, в котором три года обучался естественным и гуманитарным наукам. В 1739 г. отправился во Фрайбург, где изучал химию и горное дело в Горной академии.

Ломоносов всегда отличался необыкновенно смелым, если не сказать дерзким, поведением. Из Германии в Россию на него то и дело приходили жалобы. Так, фрайбургский учитель Ломоносова по горному делу, Генкель, рапортовал о выходках своего ученика: «Поручил я Ломоносову работу, какую обыкновенно и сам исполнял, но он мне дважды наотрез ответил: «Не хочу!». Далее он страшно шумел, колотил изо всей силы в стену, кричал из окна, ругался…» Удивительно, но все подобные «шалости» сходили с рук своенравному студенту. Правда, Генкель, следуя указаниям Петербургской академии, резко сократил расходы на содержание русских студентов и оповестил всех в городе, чтобы им ничего не давали в долг. Это сильнейшим образом обозлило Михайлу, тем более что в Марбурге дочка его квартирной хозяйки, вдовы Цильх, Елизавета-Христина родила ему дочь, которой он не мог теперь оказать материальную помощь. Кроме того, учеба у Генкеля была невыносимо скучной. Ломоносов решил покинуть Фрайбург, желая немедленно вернуться в Россию. Попытка встретиться с российским консулом оказалась неудачной, и ему ничего не оставалось делать, как возвратиться в дом вдовы Цильх. В итоге он вынужден был обвенчаться с ее дочерью.

К германскому периоду относятся его первые поэтические и литературно-теоретические опыты. Ломоносов прислал в Россию «Письмо о правилах российского стихотворства» с приложенной к нему одой «На взятие Хотина», в которой практически подтверждал провозглашенные в «Письме» правила русского силлабо-тонического стихосложения. В дальнейшем его сжатый и энергичный ямбический стих стал настоящим поэтическим открытием.

Очередная загадка — его встреча с могущественным тогда правителем Академической канцелярии Шумахером, наслышанным уже обо всех его европейских эскападах. Будущий злейший враг Ломоносова по непонятной причине встретил дерзкого студента весьма милостиво и зачислил в штат академии. В 1742 г. Ломоносов был назначен адъюнктом Физического класса, а в 1745 г. — профессором химии (академиком) Петербургской академии наук.

Вернувшись в Петербург, Михаил Васильевич сразу повел борьбу против «неприятелей наук российских» из числа иностранцев. Зачастую делал он это не совсем академично. В апреле 1743 г. он устроил пьяный дебош в стенах академии. В отчете записано: «..поносил профессоров отборной руганью, называл их ворами и такими словами, что и писать стыдно, и делал против них руками знаки самым подлым и бесстыдным образом…». Удивительно, но и на этот раз Ломоносов вышел сухим из воды. Ведь его буйное выступление в русской академии против бездарных и вороватых немцев, считавших русского ученого «диким туземцем», было уголовным преступлением. За публичные оскорбления ему полагались тюрьма и каторга, но гений отделался лишь коротким домашним арестом и штрафом, что спасло его научную карьеру.

Его необузданный нрав сочетался с потрясающим остроумием. Однажды один вельможа указал Ломоносову на дырку в его кафтане, спросив с издевкой: «Что это у вас, уважаемый академик, ум из кафтана выглядывает?» «Нет, — отвечал он, — это глупость туда заглядывает». «С ним шутить было накладно. Он везде был тот же: дома, где его все трепетали; во дворце, где он дирал за уши пажей; в Академии, где, по свидетельству Шлецера, не смели при нем пикнуть. Вместе с тем Ломоносов был добродушен…», — писал о нем Пушкин.

Неукротимость его натуры проявлялась и в научном творчестве, необыкновенно разностороннем. Он осветил почти все отрасли современной ему науки: естествознания, горного дела, металлургии, химии, математики, экономики, истории, филологии, языкознания, искусства, литературы. В 1748 г. он создал химическую лабораторию Академии наук, где проводил исследования по разработке составов стекла, фарфора и смальты. Эти материалы он использовал для своих мозаик. Он самостоятельно сконструировал приборы для химических и оптических исследований, ввел в употребление химические весы, заложил основы количественного анализа, опроверг флогистонную теорию горения, аргументы против которой позже изложил Лавуазье. Он занимался астрономией, мореходным делом, краеведением, географией, метеорологией: «Если бы люди предсказывать погоду умели бы, то им от Бога более ничего не было надобно». В 1741–1761 гг. в башне Кунсткамеры, построенной в Петербурге Петром I, он проводил астрономические наблюдения, химические и физические опыты. В 1742 г. он впервые в России начал читать публичные лекции на русском языке — в Академии наук.

В 1755 г. по его инициативе и проекту был основан Московский университет, «открытый для всех лиц, способных к наукам», а не только для дворян, позже ставший знаменитым МГУ имени М.В. Ломоносова. Он был организатором многих научных, технических и культурных начинаний, сыгравших огромную роль в развитии России. В 1758 г. ему было поручено «смотрение» за Географическим департаментом, Историческим собранием, университетом и гимназией при Академии наук.

Он впервые указал на ценность каждого человека, на то, что экономический рост и защиту территорий России можно обеспечить только за счет увеличения ее населения. В работе «О сохранении и размножении российского народа» писал: именно в численности населения «состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей».

Главным его учебником по языку была «Российская грамматика», написанная в 1755 г. и выдержавшая 14 изданий. Это была первая широко известная грамматика, созданная в России. Он также произвел стилистическое нормирование русского языка. Идеи о стилях Ломоносов впервые высказал в «Кратком руководстве к красноречию…» (1748 г.). Позже писал об этом в «Российской грамматике» и в сочинении «О пользе книг церковных в российском языке» (1758 г.). Теория «трех штилей» оказала большое влияние на развитие русского литературного языка второй половины ХVШ в., вплоть до деятельности школы Карамзина, взявшей курс на сближение русского литературного языка с разговорным.

Для современников Ломоносов был прежде всего ритором и поэтом, а не ученым. Его поэтическое наследие включает в себя множество од, стихотворные переложения псалмов, трагедии, поэмы, стихи. Вершиной поэзии стали оды, писавшиеся им «на случай», в связи с важными событиями в жизни государства. Ломоносов использовал торжественные поводы для создания ярких и величественных картин мироздания. Оды изобилуют метафорами, гиперболами, аллегориями, риторическими вопросами, создающими внутреннюю динамику и звуковое богатство стиха; они проникнуты патриотическим пафосом, размышлениями о будущем России. В «Оде на день восшествия на всероссийский престол Елизаветы Петровны» он написал знаменитое: «Науки юношей питают, Отраду старцам подают…».

Многие современники боготворили Ломоносова, но многие, как полагается, и недолюбливали. Однако на его похороны пришли все, даже старые заклятые враги. Народа собралось огромное количество. Непонимание и. скорее всего, зависть, заставили поэта Сумарокова выступить от имени «литературной общественности»: «Угомонился дурак и не будет более шуметь!» Наследник престола и будущий император Павел сказал примерно то же самое, но от имени царского двора: «Что о дураке жалеть, казну только разорял и ничего не сделал…» Время, как всегда, расставило всех по местам.

Имя России

М.В. ЛОМОНОСОВ. ХРОНИКА ЖИЗНИ

1711, 8 ноября. У крестьянина деревни Мишанинской (близ Холмогор) Василия Дорофеевича Ломоносова и его жены Елены Ивановны Сивковой родился сын Михаиле; приблизительно через 8-9 лет Елена Ивановна умерла.

1722-1723. Михаиле Ломоносов начинает учиться грамоте.

1730, декабрь. Уходит с обозом в Москву продолжать учение.

1731, 15 января. Зачислен учеником в Московскую Славяно-греко-латинскую академию.

1734, Некоторое время обучается в Киево-Могилянской академии; возвращается в Москву.

1735, 23 декабря. В числе лучших двенадцати учеников отправлен в Петербургскую Академию наук для дальнейшего обучения.

1736, 23 сентября. В числе лучших трех учеников послан за границу для изучения горного дела.

1736, ноябрь — 1741, май. Пребывание в Германии. 1739, осень. Пишет «Оду на взятие Хотина» и «Письмо о правилах российского стихотворства». 1741, 8 июня. Возвращается в Петербург, где вскоре узнает о смерти отца, последовавшей весною того же года.

1742, 8 января. Зачислен в штат сотрудников Петербургской Академии наук адъюнктом физики.

1743-1744, январь. Заканчивает работу над первым вариантом книги по ораторскому искусству «Краткое руководство к Риторике».

1745. 25 января — пишет диссертацию «О причине теплоты и холода», в которой формулирует молекулярно-кинетическую теорию теплоты; 25 июля -утвержден профессором химия Петербургской Академии наук.

1747, январь. Заканчивает работу над расширенным вариантом книги по ораторскому искусству (напечатана в 1748 г. под названием «Краткое руководство к красноречию»).

1748. 5 июля. Формулирует «всеобщий закон природы» — закон сохранения материи и движения; октябрь — после длительных хлопот Ломоносова построена первая в России Химическая лаборатория.

1750. Написана трагедия «Тамира и Селим» (1 декабря представлена при дворе).

1750. Выходит из печати «Собрание разных сочинений в стихах и в прозе Михаила Ломоносова» (книга первая).

1752. 4 сентября — закончена первая мозаичная картина; сентя брь -написана трагедия «Демофонт»; декабрь — сочинено «Письмо о пользе Стекла».

1753. 26 июля — убит молнией профессор Рихман, вместе с Ломоносовым проводивший опыты по изучению атмосферного электричества; 26 ноября — Ломоносов произносит в Академическом собрании «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих» (где независимо от Б. Франклина излагает свою теорию атмосферного электричества).

1754. июнь-июль. Составляет проект организации Московского университета.

1755. 26 июля — в Москве торжественно открывается университет; в этот же день Ломоносов произносит в Академии «Слово похвальное Петру Великому»; сентябрь — завершает работу над «Российской грамматикой».

1756. Строит собственную мозаичную мастерскую, организует свою (домашнюю) химическую лабораторию и мастерскую оптических приборов; работает над созданием «ночезрителыюй трубы»; 1 июля-произносит в Академии «Слово о происхождении света».

1757. 1 марта — утверждение членом Академической канцелярии (высший административный орган Академии); 6 сентября — написано И произнесено в Академии «Слово о рождении металлов от трясения Земли»; написано антицерковное сатирическое стихотворение «Гимн бороде».

1757 — начало 1758. Работает над «Предисловием о пользе книг церьковных в российском языке», где излагает свою теорию «трех штилей».

1758. 8 марта. Назначение директором Географического департамента Петербургской Академии наук.

1759. Конструирует и создает ряд навигационных приборов, сочиняет «Рассуждение о большой точности морского пути».

1760. Закончена историческая работа «Краткий российский летописец сродословием»; апрель — избрание почетным членом шведской Академии наук.

1760, декабрь — 1761, июль. Написаны первые две части поэмы» «Петр Великий» (осталась незавершенной).

1761. 19 января — становится во главе Академической гимназии к Академического университета; 26 мая — открытие атмосферы на Венере; июнь -посылает в шведскую Академию свою работу «Мысли о происхождении ледяных горв Северных морях»; 1 ноября — направляет И. И. Шувалову записку «О размножении и сохранении российского народа».

1758-1761. Работает над «Разговором с Анакреоном».

1763. 10 октября — избрание почетным членом Петербургской Академии художеств; выходит в свет книга Ломоносова «Первые основания металлургии или рудных дел»; сочинено «Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

1764. 24 января — направляет в Академию художеств свою работу «Идеи живописных картин из российской истории»; апрель — избирается членом Болонской Академии наук (за работы в области мозаичного искусства); создана мозаичная картина «Полтавская баталия».

1765. 28 января — Ломоносов в последний раз присутствует на заседании Академической канцелярии; 4 апреля — кончина Ломоносова, через три дня погребение на кладбище Александро-Невской лавры «при огромном стечении народа».

Из книги Ломоносов М.В. Стихотворения. М., 1984

ЛОМОНОСОВ И ОСНОВАНИЕ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

ПИСЬМО К И.И. ШУВАЛОВУ 1754 г

Милостивый государь Иван Иванович!

Полученным от вашего превосходительства черновым доношением Правительствующему Сенату к великой моей радости я уверился, что объявленное мне словесно предприятие подлинно в действо произвести намерились к приращению наук, следовательно, к истинной пользе и славе отечества. При сем случае довольно я ведаю, сколь много природное ваше несравненное дарование служить может и многих книг чтение способствовать. Однако и тех совет вашему превосходительству небесполезен будет, которые сверх того университеты не токмо видали, но и в них несколько лет обучались, так что их учреждения, узаконения, обряды и обыкновения в уме их ясно и живо, как на картине, представляются. Того ради, ежели Московский университет по примеру иностранных учредить намереваетесь, что весьма справедливо, то желал бы я видеть план, вами сочиненный. Но ежели ради краткости времени или ради других каких причин того не удостоюсь, то, уповая на отеческую вашего превосходительства ко мне милость и великодушие, принимаю смелость предложить мое мнение о учреждении Московского университета кратко вообще.

1) Главное мое основание, сообщенное вашему превосходительству, весьма помнить должно, чтобы план Университета служил во все будущие роды. Того ради, несмотря на то, что у нас ныне нет довольства людей ученых, положить в плане профессоров и жалованных (находящихся на содержании государства. — Сост.) студентов довольное число. Сначала можно проняться теми, сколько найдутся. Со временем комплет наберется. Остальную с порожних мест сумму полезнее употребить на собрание университетской библиотеки, нежели, сделав ныне скудный и узкий план по скудости ученых, после, как размножатся, оный снова переделывать и просить о прибавке суммы.

2) Профессоров в полном университете меньше двенадцати быть не может в трех факультетах

В Юридическом три

1. Профессор всей юриспруденции вообще, который учить должен натуральные и народные права, также и узаконения Римской древней и новой империи.

II. Профессор юриспруденции российской, который, кроме вышеписанных, должен знать и преподавать внутренние государственные права.

III. Профессор политики, который должен показывать взаимные поведения, союзы и поступки государств и государей между собою, как были в прошедшие веки и как состоят в нынешнее время.

В Медицинском 3 же

I. Доктор и профессор химии.

II. Доктор и профессор натуральной истории (изучала минералы, травы, животных — Сост.)

III. Доктор и профессор анатомии.

В Философском шесть

I. Профессор философии.

II. — физики.

III. — оратории.

IV. — поэзии.

V. — истории.

VI. — древностей и критики.

3) При Университете необходимо должна быть Гимназия, без которой Университет, как пашня без семян. О ее учреждении хотел бы я кратко здесь вообще предложить, но времени краткость возбраняет. Не в указ вашему превосходительству советую не торопиться, чтобы после не переделывать. Ежели дней полдесятка обождать можно, то я целый полный план предложить могу, непременно с глубоким высокопочитанием пребывая вашего превосходительства всепокорнейший слуга Михаил Ломоносов.

Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. М.-Л., 1957

Биография Михаила Васильевича Ломоносова

Пушкин сказал о нем замечательно, точнее всех:

«Ломоносов был великий человек. Между Петром I и Екатериною II он один является самобытным сподвижником просвещения. Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом».

Начало начал: детство и юность

Михаил Ломоносов родился 20 ноября 1711 года в деревне Денисовка недалеко от Холмогор, что в Архангельской губернии. В представлении многих людей Ломоносов — сын поморского рыбака из бедной, затерянной в снегах деревеньки, движимый жаждой знаний, бросает все и идет в Москву учиться. На самом деле это скорее легенда, чем быль. Его отец Василий Дорофеевич был известным в Поморье человеком, владельцем рыбной артели из нескольких судов и преуспевающим купцом. Он был одним из самых образованных людей тех мест, поскольку некогда учился в Москве на священника. Известно, что у него была обширная библиотека.

Мать Михаила — Елена Ивановна была дочерью дьякона. Именно мать, к сожалению, рано умершая, научила читать сына еще в юном возрасте и привила любовь в книге. Особенно полюбил юноша грамматику Мелентия Смотрицкого, Псалтирь в силлабических стихах Симеона Полоцкого и арифметику Магницкого.

Так что, отправляясь в Москву в 1730 году, Ломоносов вовсе не был неучем. Он уже имел максимально возможное в тех местах образование, которое и позволило ему поступить в Славяно-греко-латинскую академию — первое высшее учебное заведение в Москве.

Здесь Михаил изучил латинский язык, политику, риторику и, отчасти, философию. О своей жизни этого первого школьного периода Ломоносов так писал И. И. Шувалову в 1753 году:

«имея один алтын в день жалованья, нельзя было иметь на пропитание в день больше как за денежку хлеба и на денежку квасу, прочее на бумагу, на обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет (1731–1736), а наук не оставил».

Азы учёности: странствие по России

Счастливая случайность — вызов в 1735 году из московской академии в академию наук 12 способных учеников — решила судьбу Ломоносова. Трое из этих учеников, в том числе Михаил были отправлены, в сентябре 1736 года, в Германию, в Марбургский университет, к «славному» в то время профессору Вольфу, известному немецкому философу. Ломоносов занимался под руководством Вольфа математикой, физикой и философией. Затем он учился еще в Фрейберге, у профессора Генкеля химии и металлургии. Вместе с похвальными отзывами о занятиях Михаила за границей, руководители его не раз писали о беспорядочной жизни, которая кончилась для Ломоносова в 1740 году после брака в Марбурге с Елизаветой-Христиной Цильх, дочерью умершего члена городской думы.

Беспорядочная жизнь, кутежи, долги, переезды из города в город были не только следствием увлекающейся натуры Ломоносова, но и отвечали общему характеру тогдашней студенческой жизни. В немецком студенчестве он нашел и то увлечение поэзией, которое выразилось в двух одах, присланных им из-за границы в Академию наук в 1738 году — «Ода Фенелона» и в 1739 году — «Ода на взятие Хотина». К последней он приложил «Письмо о правилах российского стихотворства». Эти две оды, несмотря на их громадное значение в истории русской поэзии, не были в свое время напечатаны и послужили только для Академии наук доказательством литературных способностей Ломоносова. Между тем, с «Оды на взятие Хотина» и «Письма о правилах российского стихосложения» начинается история нашей новой поэзии.

Вообще работы Ломоносова в области русской словесности весьма значительны. Он реформировал систему русского стиха, заложив основы развития современного стихосложения. Его наблюдения в области языка послужили началом становления русского литературного языка светского характера.

Для того чтобы внести порядок в литературный язык, Ломоносов распределил весь его словарный состав по трем группам — штилям, связав с каждым из них определенные литературные жанры. Отсюда и исходит принятое в русском литературоведении определение комедии как низкого жанра, а трагедии — как высокого.

В 1741 году Ломоносов вернулся на родину. Несмотря на оды, переводы сочинений иностранцев-академиков, студент Ломоносов не получил ни места, ни жалованья. Только с восшествием на престол Елизаветы Петровны, в январе 1742 года, Ломоносов был определен в академию адъюнктом физики.

В 1743 году при Академии возникли исторический департамент и историческое собрание, в заседаниях которых Ломоносов повел борьбу против Миллера, обвиняя его в умышленном поношении славян. И вскоре Ломоносов вследствие «продерзостей», непослушания конференции академии и частых ссор с немцами в пьяном виде, более семи месяцев «содержался под караулом». Он целый год оставался без жалованья; на просьбы о вознаграждении для пропитания и на лекарства получил только разрешение взять академических изданий на 80 рублей.

В 1745 году Ломоносов подает прошении об определении его профессором химии. Назначение в академию — профессором химии — совпало с приездом его жены из-за границы. Через четыре года у них родилась дочь Елена. С этого времени начинается достаточно обеспеченная и спокойная жизнь Ломоносова. Расцветает его научная деятельность.

Как и многие ученые того времени, Ломоносов «все испытал и все проник», говоря словами Пушкина. Но главные его открытия касаются химии, физики и астрономии. Они на десятилетия опередили работы западноевропейских ученых, но часто оставались не замеченными европейской наукой, не придававшей особого значения развитию точных знаний в варварской стране, которой они считали Россию.

Леонард Эйлер был едва ли не единственным его современником, который понял масштабы его ума и оценил глубину его обобщений. Отдавая должное заслугам Ломоносова, Эйлер отмечал его «счастливое умение расширять пределы истинного познания природы…».

Благодаря вниманию Эйлера, в начале 1748 года Ломоносов добился постройки и оборудования по его чертежам химической лаборатории при Академии наук, где, в частности, стал производить анализы образцов различных руд и минералов. Эти образцы он получал с горных заводов и от рудознатцев со всех концов России.

Физические и химические опыты, которые проводил Ломоносов в своей лаборатории, отличались высокой точностью. Однажды он проделал такой опыт взвесил запаянный стеклянный сосуд со свинцовыми пластинками, прокалил его, а потом снова взвесил. Пластинки покрылись окислом, но общий вес сосуда при этом не изменился. Так был открыт закон сохранения материи — один из основных законов природы. Печатная публикация закона последовала через 12 лет, в 1760 году в диссертации «Рассуждение о твердости и жидкости тел». В истории закона сохранения энергии и массы Ломоносову по праву принадлежит первое место.

Ломоносов первым сформулировал основные положения кинетической теории газов, открытие которой обычно связывают с именем Д. Бернулли. Ломоносов считал, что все тела состоят из мельчайших подвижных частиц — молекул и атомов, которые при нагревании тела движутся быстрее, а при охлаждении — медленнее.

Он высказал правильную догадку о вертикальных течениях в атмосфере, правильно указал на электрическую природу северных сияний и оценил их высоту. Он пытался разработать эфирную теорию электрических явлений и думал о связи электричества и света, которую хотел обнаружить экспериментально. В эпоху господства корпускулярной теории света он открыто поддержал волновую теорию «Гугения» (Гюйгенса) и разработал оригинальную теорию цветов.

Вместе с ним изучением электричества занимался его друг — немецкий ученый Георг Рихман. Эти исследования окончились печально в 1753 году, проводя опыт с молнией во время грозы, Рихман погиб.

Научные интересы Ломоносова касались самых неожиданных сфер и привели его даже в область изящных искусств. В начале пятидесятых Ломоносов проявляет особый интерес к мозаике, стеклянным и бисерным заводам. Именно Ломоносову мы обязаны рождением русской мозаики и истинного шедевра — знаменитого панно, выполненного на Ломоносовском заводе и посвященного битве под Полтавой. В 1753 году Ломоносов получил привилегию на основание фабрики мозаики и бисера и 211 душ с землей в Копорском уезде.

Ученый имел немало врагов и завистников, во главе которых стоял всесильный Шумахер. По счастью, у него нашелся покровитель граф Шувалов. Через Шувалова Ломоносов имел возможность провести в жизнь важные планы, например основание в 1755 году Московского университета, для которого Ломоносов написал первоначальный проект, основываясь на «учреждениях узаконенных, обрядах и обыкновениях иностранных университетов».

В 1757 году он становится канцлером, то есть, по современным понятиям, вице-президентом Академии наук. В том же году он переехал с казенной академической квартиры в собственный дом, сохранившийся на Мойке до 1830 года.

В 1759 году Ломоносов занимался устройством гимназии и составлением устава для нее и университета при Академии, причем всеми силами отстаивал права низших сословий на образование и возражал на раздававшиеся голоса «куда с учеными людьми» Ученые люди, по словам Ломоносов нужны «для Сибири, горных дел, фабрик, сохранения народа, архитектуры, правосудия, исправления нравов, купечества, единства чистой веры, земледельства и предзнания погод, военного дела, хода севером и сообщения с ориентом».

По географическому департаменту Ломоносов занимался собиранием сведений о России.

В 1761 году Ломоносов следил за прохождением Венеры между Землей и Солнцем. Это очень редкое явление наблюдали ученые многих стран, специально организовавшие для этого далекие экспедиции. Такие наблюдения Венеры давали возможность уточнить величину расстояния от Земли до Солнца. Но только Ломоносов, у себя дома в Петербурге, наблюдая в небольшую трубу, сделал великое открытие, что на Венере есть атмосфера, по-видимому, более плотная, чем атмосфера Земли. Одного этого открытия было бы достаточно, чтобы имя Ломоносова сохранилось в веках.

Стремясь вооружить астрономов лучшим инструментом для проникновения в глубь Вселенной, Ломоносов создал новый тип отражательного телескопа-рефлектора. В телескопе Ломоносова было только одно зеркало, расположенное с наклоном, — оно давало более яркое изображение предмета, потому что свет не терялся как при отражении от второго зеркала.

Далеко опережая современную ему науку, Ломоносов первым из ученых разгадал, что поверхность Солнца представляет собой бушующий огненный океан, в котором даже «камни, как вода, кипят». Загадкой во времена Ломоносова была и природа комет. Ломоносов высказал смелую мысль, что хвосты комет образуются под действием электрических сил, исходящих от Солнца. Позднее было выяснено, что в образовании хвостов комет действительно участвуют солнечные лучи.

После восшествия на престол Екатерины II, в 1762 году, Ломоносов написал «Оду», в которой сравнивал новую императрицу с Елизаветой и ожидал, что Екатерина II «златой наукам век восставит и от презрения избавить возлюбленный Российский род».

Его надежды оправдались. В 1764 году была снаряжена экспедиции в Сибирь, под влиянием сочинения Ломоносова «О Северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном».

Еще в 1742 году, когда Ломоносов был зачислен в Академию наук, он начал писать большой труд по горному делу, но многочисленные другие академические обязанности задержали окончание этой работы. Он издал «Первые основания металлургии или рудных дел» только в 1764 году.

В своей книге Ломоносов дал описание руд и минералов по их внешним признакам, рассказал о залегании руд, указал, как по кусочкам руды, найденным в ручье или речке, можно добраться до жилы. Он обращал внимание рудоискателей на значение окраски горных пород. Михаил Васильевич правильно объяснял, что минералы окрашиваются от присутствия окислов железа, меди, свинца и других, металлов. Очень ценно было указание ученого о «спутниках» руд. Например, он сообщал, что серный и мышьяковый колчеданы сопутствуют золоту, висмут встречается вместе с оловом и т. д.

Книга Ломоносова была первым практическим руководством к поискам руд, основанным на строгих научных наблюдениях. Она была разослана по рудникам и оказала большую помощь русским горным мастерам-рудоискателям, открывшим много новых месторождений на Урале, Алтае и в Нерчинском крае.

Однако Ломоносов не ограничился только практическими сведениями. Он считал, что разведчику недр для успеха в работе необходимо знать, как и в каких условиях образовались отыскиваемые им полезные ископаемые. Поэтому к книге была приложена замечательная работа Ломоносова «О слоях земных», которая положила начало геологической науке в нашей стране. Ученый изложил в ней свои взгляды на строение земной коры, происхождение горных пород и встречающихся в них окаменелостей и полезных ископаемых, на образование гор, причины перемещения суши и моря и т. д.

Взгляды Ломоносова значительно опередили его время. Так, Михаил Васильевич один из первых понял значение внутренних сил в образовании рельефа Земли.

Во времена Ломоносова многие ученые еще не понимали значения встречающихся в земле окаменелостей — останков животных и растительных организмов. Некоторые ученые считали их «игрой природы» или полагали, что окаменелые раковины животных были занесены на сушу во время «всемирного потопа», о котором повествует Библия.

Михаил Васильевич утверждал, что останки вымерших животных встречаются там, где жили эти животные. Если окаменелые морские раковины встречаются на суше, то, значит, эта суша была некогда дном моря.

Ломоносов первый понял, что животные и растения далеких геологических эпох не только сохранились в виде отдельных окаменелых остатков, но и участвовали в образовании некоторых слоев земли, например пластов каменного угля. Он правильно объяснял образование чернозема, связывая его с накоплением в почве перегноя — остатков отмерших, разлагающихся растительных и животных организмов. Эта мысль Ломоносова в XIX веке получила развитие и подтверждение в исследованиях чернозема В.В. Докучаевым, основавшим новую науку — почвоведение.

В то время ученые считали каменный уголь горной породой, пропитавшейся каким-то «угольным соком». Такого мнения придерживались некоторые геологи даже в начале XIX веке. Между тем еще в XVIII веке Ломоносов доказывал, что ископаемый уголь, подобно торфу, образовался из растительных остатков, покрытых впоследствии пластами горных пород. Необходимо отметить, что Ломоносов первый указал на образование нефти из остатков организмов. Эта мысль получила подтверждение и признание только в XX веке.

Через канцелярию Академии наук Ломоносов обращался также и к горнопромышленникам с просьбой присылать ему образцы руд. Некоторые из горнопромышленников тотчас же стали собирать коллекции минералов и руд на своих участках и отправлять их в Петербург.

Преждевременная смерть помешала Ломоносову закончить огромную работу по сбору и обработке минералов нашей страны. Замысел Ломоносова был осуществлен позднее последователями великого ученого — академиками В.М. Севергиным и Н.И. Кокшаровым.

В июне 1764 года Екатерина II посетила дом Ломоносова и в течение двух часов смотрела «работы мозаичного художества, новоизобретенные Ломоносовым физические инструменты и некоторые физические и химические опыты». При отъезде императрицы Ломоносов подал ей стихи.

Всю жизнь ученый работал на пределе, учился, просиживал за книгами не часы — сутки. О последних годах жизни его рассказывала племянница Матрена Евсеевна :

«Бывало, сердечный мой, так зачитается да запишется, что целую неделю не пьет, не ест ничего, кроме мартовского (пива) с куском хлеба и масла». Размышления и пылкость воображения сделали Ломоносова под старость чрезвычайно рассеянным. Он нередко во время обеда вместо пера, которое по школьной привычке любил класть за ухо, клал ложку, которой хлебал горячее, или утирался своим париком, который снимал с себя, когда принимался за щи. «Редко, бывало, напишет он бумагу, чтобы не засыпать ее чернилами вместо песку».

Но он все-таки не был рассеянным кабинетным чудаком. Крупный, позднее полный, и в тоже время быстрый, сильный, нрав имел хоть и добрый, веселый, но крутой, вспыльчивый до ярости. Однажды задумали его ограбить три матроса на Васильевском острове, он пришел в такое негодование, что одного уложил без чувств, другого с разбитым лицом обратил в бегство, а третьего решил ограбить сам снял с него куртку, камзол, штаны, связал узлом и принес «добычу» домой.

В конце жизни Ломоносов был избран в почетные члены Стокгольмской и Болонской академий. Став уже признанным, окруженный почетом, привычек своих Ломоносов не менял. Небрежный в одежде, в белой блузе с расстегнутым воротом, в китайском халате, он принять и важного сановника, и засидеться с земляком-архангельцем за кружкой холодного пива, ибо «напиток сей жаловал прямо со льду».

До конца жизни Ломоносов не переставал помогать родным своим, вызывал их в Петербург и переписывался с ними. Сохранилось письмо Ломоносова к сестре, написанное за месяц до его смерти, последовавшей 4 апреля 1765 года.

Умер он случайно, от пустяковой весенней простуды. Похороны ученого в Александро-Невской лавре отличались пышностью и многолюдностью.

Рихман, Георг Вильгельм

Георг Вильгельм Рихман

нем. Georg Wilhelm Richmann

Дата рождения

11 (22) июля 1711

Место рождения

  • Пернов, Лифляндская губерния, Российская империя

Дата смерти

26 июля (6 августа) 1753 (42 года)

Место смерти

Санкт-Петербург, Российская империя

Страна

  • Российская империя

Научная сфера

физика

Место работы

Российская академия наук

Альма-матер

  • Гимназия Густава Адольфа
  • Галле-Виттенбергский университет
  • Йенский университет

Известен как

исследователь электричества

Медиафайлы на Викискладе

Гео́рг Вильге́льм Ри́хман (нем. Georg Wilhelm Richmann; 11 июля 1711 — 26 июля 1753) — российский физик; действительный член Академии наук и художеств (адъюнкт с 1740, профессор физики с 1741). Основные работы по калориметрии и электричеству. Вывел носящую его имя формулу для определения температуры смеси однородных жидкостей, имеющих разные температуры. Проводил опыты по теплообмену и испарению жидкостей в различных условиях. Предложил первую работающую модель электроскопа со шкалой. Соратник и друг М. В. Ломоносова. Погиб при проведении опытов с атмосферным электричеством.

Биография

Родился в 1711 году в семье балтийских немцев в городе Пернау (сегодня Пярну, Эстония), что находилось в шведской Ливонии, но стало частью Российской империи в результате Великой Северной войны (1700—1721). Его отец умер от чумы до рождения сына, и его мать снова вышла замуж. Его обучение началось в Ревеле (ныне Таллин, Эстония), но университетские науки он изучал в Германии в Халле и Йене. Занимая должность домашнего учителя в семье графа Остермана, он прибыл вместе с ней в Петербург. Учениками его в этой семье были: Иван, ставший вице-канцлером, и Фёдор, исполнявший обязанности Московского губернатора.

23 июля 1735 года Рихман представил сочинение по предмету физики вместе с просьбой о принятии автора под покровительство Академии и 13 октября 1735 года распоряжением президента Академии наук и художеств барона Корфа был принят в студенты Академии по классу физики. Рихман занимался этой наукой под руководством профессора Крафта и помогал ему в его исследованиях и опытах. С 15 апреля 1740 года определён адъюнктом, а с 2 апреля 1741 года назначен вторым профессором теоретической и практической физики Академии наук и художеств. 29 мая 1744 г. Крафт выбыл из Академии, и Рихман занял его место.

К физическим опытам Рихмана, и особенно с электричеством — проявляла интерес императрица Елизавета Петровна. В марте 1745 года во дворце была отведена даже особая комната, где Рихман должен был демонстрировать электрические эксперименты. Не раз приходилось Рихману показывать физические опыты и в самой Академии посещавшим её членам Святейшего Синода и послам различных европейских государств.

Опыты с атмосферным электричеством

«Электрический указатель», рисунок РихманаУсовершенствованный электрометр Рихмана, 1753 г.

Занятия Рихмана атмосферным электричеством после получения им сведений об исследованиях Франклина получили новый импульс. 3 июля 1752 года он представил на Конференции Академии доклад, не появившийся в печати. Его опыты над атмосферным электричеством, сведения о которых он постоянно сообщал в «Петербургских Ведомостях», производились регулярно летом 1752 и 1753 годов.

От установленного на крыше дома, где жил Рихман, железного изолированного шеста в одну из комнат квартиры была проведена проволока, к концу которой крепились металлическая шкала с квадрантом и шелковая нить, по углу отклонения которой под воздействием атмосферного электричества Рихман делал измерения. Рихман неутомимо работал со своим прибором, который усовершенствовал, соединив его с лейденской банкой.

Трагическая смерть

Домашняя лаборатория Рихмана, рис. М. В. Ломоносова Трагическая гибель Рихмана

6 августа 1753 года во время грозы, когда Рихман стоял на расстоянии около 30 см от прибора, от последнего направился к его лбу бледно-синеватый огненный шар. Раздался удар, подобный пушечному выстрелу, и Рихман упал мёртвый, а находившийся тут же гравер Соколов был повален на пол и временно оглушён. Соколов оставил рисунок, запечатлевший гибель Рихмана.

«…Красно-вишнёвое пятно видно на лбу, а вышла из него громовая электрическая сила из ног в доски. Ноги и пальцы сини, башмак разорван, а не прожжён…» Так описывал смерть своего соратника и друга в письме к графу Шувалову М. В. Ломоносов. Там же Ломоносов пишет: «Рихман умер прекрасной смертью, исполняя по своей профессии должность. Память его никогда не умолкнет», но в то же время беспокоится, «чтобы сей случай не был истолкован противу приращений наук».

Трагическая гибель Рихмана от шаровой молнии при исследовании атмосферного электричества «электрическим указателем» (прибором-прообразом электроскопа), который не был заземлён, имела большой резонанс во всем мире, в России временно запретили исследования электричества.

Рихман, возможно, стал первым лицом, погибшим при проведении электрических экспериментов.

Научные труды

В Трудах Академии наук им напечатано: 19 работ по калориметрии и термометрии, 2 — по электричеству, 1 — по магнетизму. Не опубликованы 5 работ по молекулярной физике, 40 сообщений и статей по электричеству и магнетизму, 3 работы по механике, 2 — по оптике.

3атем появился первый электроизмерительный прибор — электрометр. Его история начинается с электрического указателя, созданного Рихманом вскоре после изобретения лейденской банки. Этот прибор состоял из металлического прута, к верхнему концу которого подвешивалась льняная нить определенной длины и веса. При электризации прута нить отклонилась. Угол отклонения нити измерялся с помощью шкалы, прикрепленной к стержню и разделенной на градусы.

В последующее время были изобретены различной конструкции электрометры. Так, например, электроскоп, созданный итальянцем Беннетом, имел два золотых листочка, помещенных в стеклянный сосуд. При электризации листочки расходились. Будучи снабжен шкалой, такой прибор мог измерять, как тогда говорили, «электрическую силу». Но что такое «электрическая сила», этого еще никто не знал, то есть неизвестно было, какую физическую величину измеряет этот прибор. Данный вопрос был выяснен значительно позже.

> В литературе

  • Упоминается в повести М. А. Алданова «Пуншевая водка».
  • Упоминается в романе В. Пикуля «Фаворит».
  • Упоминается в романе Д. Гранина «Искатели».

> В кинематографе

  • «Михайло Ломоносов» (СССР, 1955). В роли Рихмана — Антс Эскола.
  • «Михайло Ломоносов» (СССР, 1986). В роли Рихмана — Леонид Ярмольник.

Примечания

  1. Рихман Георг Вильгельм // Большая советская энциклопедия: / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Ломоносов Михаил Васильевич. Письмо к И. И. Шувалову от 6 августа 1753 года
  3. Amarendra Swarup «Физики создают большие шары огня» англ. Physicists create great balls of fire // NewScientist.com Служба новостей

Литература

  • Бобынин В. В.,. Рихман, Георг-Вильгельм // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Гершун А. Л.,. Рихман, Георг Вильгельм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Дорфман Я. Г. Выдающийся русский физик Г. В. Рихман и его роль в истории науки об электричестве. Электричество, № 8, 1953, с. 61—67.
  • Дягилев Ф. М. Из истории физики и жизни её творцов. — М.: Просвещение, 1986.
  • Елисеев А. А. Георг Вильгельм Рихман. — М.: Просвещение, 1975.
  • Кравец Т. П. и Радовский М. И., К 200-летию со дня смерти академика Г. В. Рихмана. // Успехи физических наук, 1953, т. 51, вып. 2.
  • Храмов Ю. А. Рихман Георг Вильгельм // Физики: Биографический справочник / Под ред. А. И. Ахиезера. — Изд. 2-е, испр. и дополн. — М.: Наука, 1983. — С. 234. — 400 с. — 200 000 экз. (в пер.)
  • Цверава Г. К. Георг Вильгельм Рихман, 1711—1753. — Л.: Наука, 1977.

Ссылки

  • Рихман Георг Вильгельм // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  • О Георге Рихмане в Киножурнале «Хочу всё знать» на YouTube
  • Профиль Георга Вильгельма Рихмана на официальном сайте РАН

Рихман

Рихман, Георг Вильгельм

Георг Вильгельм Рихман (нем. Georg Wilhelm Richmann) (22 июля 1711 — 6 августа 1753) — российский физик. Основные работы по калориметрии и электричеству. Вывел носящую его имя формулу для определения температуры смеси однородных жидкостей, имеющих разные температуры. Проводил опыты по теплообмену и испарению жидкостей в различных условиях. Предложил первую работающую модель электроскопа со шкалой. Соратник и друг М. В. Ломоносова. Погиб при проведении опытов с атмосферным электричеством.

В Трудах Академия Наук им напечатано: 19 работ по калориметрии и термометрии, 2 — по электричеству, 1 — по магнетизму. Не опубликованы 5 работ по молек. физике, 40 сообщений и статей по электричеству и магнетизму, 3 работы по механике, 2 — по оптике.

  1. Ломоносов Михаил Васильевич Письмо к И. И. Шувалову от 6 августа 1753 года
  2. Amarendra Swarup «Физики создают большие шары огня» NewScientist.com Служба новостей
  • Дорфман Я. Г. Выдающийся русский физик Г. В. Рихман и его роль в истории науки об электричестве. Электричество, № 8, 1953, с. 61—67.
  • Дягилев Ф. М. Из истории физики и жизни ее творцов. М.: Просвещение, 1986.
  • Елисеев А. А. Георг Вильгельм Рихман. М.: Просвещение, 1975.
  • Кравец Т. П. и Радовский М. И., К 200-летию со дня смерти академика Г. В. Рихмана. Успехи физических наук, 1953, т. 51, вып. 2.
  • Цверава Г. К. Георг Вильгельм Рихман, 1711—1753. Л.: Наука, 1977.
  • Рихман в БСЭ
  • Рихман в МЭСБЕ
  • Рихман Георг-Вильгельм
  • Рихман Георг Вильгельм

Фото Натальи Домриной. ‹

О жизни и творчестве Михаила Васильевича Ломоносова написано свыше пяти тысяч работ различного уровня. Однако в них мало говорится о его семье, о матери, жене, детях.

Ломоносов родился, провёл детство и юность на архангельском Севере. Поморье исторически являлось посредником между Западом и центром Руси. Положение крестьян на Севере в значительной мере было аналогично их положению в Скандинавии, где никогда не было крепостного права. Именно это обстоятельство объясняет наличие специфических образовательных традиций и своеобразный характер скандинавов и поморов. Из них формировались предприимчивые люди, среди которых были и Ломоносовы. Фамилия Ломоносовых в документах встречается с XVI века. Леонтий — прадед Михаила Васильевича — и его сыновья Лука и Дорофей были черносошными крестьянами. Лука выдвинулся среди односельчан, и в начале XVIII века его выбрали земским старостой, но своё хозяйство он не бросал. Отец Михаила Васильевича Василий Дорофеевич также зарекомендовал себя деятельным человеком. В деревне Денисовке у него был дом с двором, прудом и колодцем. Двор имел приблизительно полдесятины земли и лежал в плоской низине, часть которой занимал широкий пруд. Он соединялся с рекой канавой, отгороженной от реки решёткой. В пруду разводили рыбу — в то время на Севере единственный пример искусственного рыбного хозяйства. Есть предположение, что Василий Ломоносов рано лишился отца, поэтому одной из характерных его черт была «податливость к сиротам», то есть, на себе испытав горькую долю, он не оставался равнодушным к судьбе других сирот. В сиротстве следует видеть причину его неграмотности, хотя в роду Ломоносовых грамотность была распространена. Василий с детства заботился не только о себе, но и о своей матери. Позднее сыну Михаилу он говорил, что все своё «довольство» он нажил «кровавым потом». Василий Дорофеевич характеризовался как человек энергичный, наблюдательный. По воспоминаниям современников, он был «простосовестен, с соседями обходителен», «по натуре добр», «весьма религиозен» и привержен к церкви, что проявилось в заботе о строительстве каменного Куростровского храма. Он лично пожертвовал 18 рублей на это богоугодное дело, а также собирал средства в Архангельске, на «лодьях», у себя в доме на семейных торжествах. Василий Ломоносов активно участвовал в церковно-приходских делах и хлопотал в 1735 году об отводе земли новому дьякону Куростровского прихода.

Многие черты отца унаследовал «даровитый сын», при этом важное значение имели как «естественное преемство», так и личный пример старшего Ломоносова. На становление личности будущего академика оказало влияние то, что Михаилу не пришлось испытать той принижающей человека бедности, которую приходилось терпеть значительной части русского крестьянства.

Отец Ломоносова по взглядам был типичным помором: он считал, что мужчина в доме должен обеспечить достаток, еду, тепло. Поэтому Василий Дорофеевич занимался одновременно крестьянским трудом, рыбным и зверобойным промыслом, перевозкой грузов. Для него важным являлся как дом, где он мог согреться, отдохнуть, набраться сил для работы, так и его хозяйка. Женился он трижды. Первая жена — Елена Ивановна Сивкова — подарила ему в 1711 году единственного сына Мишеньку. О матери Михаила сохранились очень скудные сведения. Елена Ивановна была дочерью матигорского дьякона Ивана Сивкова. Около 1708 года Иван Сивков умер, оставив дочь сиротой. Вероятно, в 1709 или 1710 году она вышла замуж за 27—28-летнего Василия Ломоносова. Находясь в зрелом возрасте, Василий из большого числа вероятных невест выбрал девушку-сироту. Это свидетельствует о том, что для него главным был не материальный расчёт, а любовь. Этнографы Севера отмечали, что Поморье славилось замечательными женщинами с тонкими, миловидными чертами. Однако они не уступали мужчинам ни в силе, ни в ловкости, ни в трудолюбии. Поморка целыми днями хлопотала то около печи, то около скота, то с детьми, а если вечером выпадал свободный час, садилась за прядение шерсти своих овец, за вязание, шитьё. Женщина-поморка была очень чистоплотной, до щепетильности. Общественное мнение строго охраняло её нравственный облик. Так, поморку безукоризненного поведения называли «славуха», а гулящую, вольного поведения — «свистуля», от слова «посвистывать» — погуливать, вести непорядочную, зазорную жизнь. Нерадивая, мотовитая женщина, разорительница получала в народе прозвище «развитка». Однако помор знал: «Лихая жена — да законная, своя». Женщина на Русском Севере была не просто хранительницей домашнего очага, быта. В поморской семье существовал тип двойного лидерства — наличие двух глав семьи в лице отца и матери. Стабильность общества во многом определялась стабильностью семьи.

Елена Ивановна была хорошей хозяйкой и женой. Оставляемая мужем во время его продолжительных и опасных для жизни поездок по Белому морю, она сосредоточила свою любовь на сыне-малютке. При заботливом уходе любящей матери ребёнок рос здоровым, смышлёным, вдумчивым. Михаил был очень привязан к матери, а её нередко скорбный образ глубоко запечатлелся в его душе. Мать отдавала ему всё своё тепло и заботу, как будто чувствовала близкую смерть. Беззаботное детство Миши закончилось в 1720 году, когда умерла Елена Ивановна. Детские воспоминания о матери Михаил Ломоносов хранил глубоко в себе. Скорее всего, по её образу он искал себе будущую жену. Так, отец очень хотел женить несовершеннолетнего Михаила и даже «сговорил было в Коле у неподлого человека взять за него дочерь». Но сын отказался.

Появление мачехи сделало для Михаила родной дом чужим и холодным. Довольно часто сын приходил на могилу матери, мысленно искал поддержки. Уходя с обозом в декабре 1730 года в Москву, Ломоносов, по преданию, попрощался с родной могилой, словно чувствовал, что делает это в последний раз.

К сожалению, Ломоносов не оставил ни автобиографии, ни мемуаров, по которым можно было бы восстановить его детство, юность и другие жизненные периоды. В сохранившихся письмах и работах первого российского академика нет ни одного слова о матери. Это понятно и объяснимо: он писал о другом — научном, общественном, а личная жизнь оставалась внутри, но родившую-ся в 1749 году дочь он назвал дорогим для него именем — Елена.

Стремление к знаниям привело Михаила Ломоносова в Германию, сначала в Марбург, затем во Фрайберг. Барон Корф, который отправлял русских студентов на учёбу в далёкую страну, говорил: «Я наслышан, каковы нравы тамошних студентов, а поэтому бойтесь главных причин человеческой глупости — женщин, вина, табака и пива!.. Я верю, что вас ждёт великое будущее…».

В Марбурге — крупнейшем университетском городе Европы — Ломоносов провёл четыре года из своего пятилетнего пребывания в Германии. Здесь талант и уникальность Михаила Васильевича были замечены его любимым учителем, известнейшим философом-просветителем Европы Христианом Вольфом. Здесь же Ломоносов встретил свою будущую жену Елизавету Цильх, которая, кстати, родилась 22 июня 1720 года, в год смерти матери Ломоносова. Её отец, Генрих Цильх, был пивоваром и считался человеком среднего достатка. К моменту приезда Ломоносова его уже не было в живых.

Смерть отца подорвала материальное благополучие семьи Цильх. Матери пришлось сдавать часть дома квартирантам, студентам. Мать Елизаветы, Елизавета-Кристина Цильх (урождённая Зергель), стремилась материально обеспечить жизнь двоих детей: сына Иоганна и дочери Елизаветы. Историк Вильгельм Экхардт, бывший директор Государственного гессенского архива, доказал, что будущий академик жил в городе Марбурге в доме, находившемся в переулке Вендельгассе, 2. На нём установлена памятная доска. В четырёхэтажном здании с уютным внутренним двориком и сейчас находится студенческое общежитие. Переулок Вендельгассе настолько узок, что дома стоят, тесно прижавшись друг к другу. Из дома напротив можно было видеть всё, что происходило в студенческих комнатах. Обычно у нас пишут о том, что русские студенты, поддавшись соблазнам вольности, вели весёлый образ жизни, поэтому испытывали нужду в деньгах. Однако это не соответствует действительности.

Студенческое время — прекрасная пора в любую эпоху. Русские студенты быстро подружились с немецкими сверстниками и принимали участие в молодёжных пиршествах, гулянках, розыгрышах, потасовках. Имеется свидетельство немца Пюттера, жившего напротив дома Ломоносова и хорошо изучившего его привычки. Основную часть денег будущий академик расходовал на книги, платил фрау Цильх за стол и квартиру. Скромный в быту, Ломоносов, по словам Пюттера, вёл размеренный образ жизни, без излишеств: его завтрак состоял из «нескольких селёдок и доброй порции пива». Позднее Пюттер познакомился с Ломоносовым поближе и высоко оценил его прилежание, мудрость суждений, образ мыслей. Об этом же вспоминал и учитель Ломоносова Христиан Вольф. Его любимый ученик никогда не пропускал занятий и был прилежен в учении: «Я любил видеть в лектории этот высокий лоб, этот взгляд, сияющий разумом. Но ах! Как часто этот лоб украшается зловещей шишкой и фонарь под глазом светит ярче “сияния ума”… Царственный друг мой, император Пётр Первый, успокаивал мою тревогу относительно количества вина, употребляемого Его Величеством зараз, говорил: “Пьян, да умён — два угодья в нём!” Увы! Вижу справедливость сего изречения на русском моём ученике… Впрочем, моего русского ученика пьяным я не видал — хитрая бестия!»

Ломоносов долго присматривался к Елизавете Цильх, наблюдал за ней. Она привлекала его домовитостью, покоем, искренностью. Увлечение Ломоносова милой девушкой переросло в глубокое чувство. Он очень своеобразно понимал любовь, о чём позже написал в учении о красноречии: «Любовь есть склонность духа к другому кому, чтобы из его благополучия иметь услаждение».

Как создать благополучие для любимого человека? Этот вопрос волновал Ломоносова, и на него в то время он не мог дать ответ. Молодые люди были знакомы около двух лет, когда в 1738 году между ними произошло объяснение. Ломоносов хорошо понимал всю ответственность, которую брал на себя, выбирая в невесты немецкую девушку. Всё осложнялось двумя моментами: отсутствием у Ломоносова средств к содержанию семьи и принадлежностью его возлюбленной к другой вере. Михайло Васильевич рассчитывал, что его материальное положение в России будет более благополучным для жизни семьи. Следовало уговорить Елизавету переехать в неизвестную для неё страну. В феврале 1739 года они поженились, не обвенчавшись в церкви, и 19 ноября у них родилась дочь Катерина-Елизавета. В церковной метрике с немецкой педантичностью указано: незаконнорождённая, в связи с тем, что их брак был гражданским, а не церковным. (Девочка умерла вскоре после переезда в Петербург.)

Двадцать шестого мая 1740 года Ломоносов, наконец, обвенчался с Елизаветой-Кристиной Цильх в церкви реформаторской общины Марбурга. После этого он стремился поскорее уехать на родину и начать научную работу. Он не мог привезти молодую жену на пустое, необжитое место. Супруги договорились, что Михаил вышлет из России жене приглашение и деньги на переезд. Положение осложнялось тем, что тяжело болела мать Елизаветы, а сама она ждала второго ребёнка, который родился 1 января 1742 года, после отъезда Ломоносова в Санкт-Петербург. Елизавета назвала его Иоханнесом. Это был единственный сын Михаила Васильевича, который прожил всего лишь один месяц и умер 7 февраля.

После этого умирает мать Елизаветы. Пережитые потрясения окончательно убедили Елизавету в необходимости ехать к мужу в Россию. Но от него не было никаких известий… Ломоносов, прибыв в Петербург 8 июня 1741 года, мечтал быстрее заняться научной работой. К сожалению, не всё шло в его жизни так, как ему хотелось. Восьмого января 1742 года Ломоносов был назначен адъюнктом (помощник профессора, ассистент) и выполнял различные поручения: составление каталога минералов, переводы статей, оформление научных диссертаций по материалам, привезённым из-за границы. Ему было назначено жалованье в 360 рублей в год, выделены две комнаты в доме Академии наук.

Академией наук в то время фактически управлял немец Шумахер, руководитель канцелярии, сосредоточивший в своих руках академические финансы. При господстве в Академии немцев природному россиянину с собственным мнением особого продвижения по ступеням научной карьеры не предвиделось. Он видел, как его «обходили» адъюнкты ниже по званию, но обласканные Шумахером. Ломоносов испытывал постоянную зависимость и мелочный контроль со стороны академической бюрократии. Даже садовник-немец не разрешал ему брать овощи из огорода Академии, дрова, свечи и прочее. Учёный был возмущён, его гордая натура протестовала против такого засилья иностранцев. В результате острых и бурных столкновений в Академии он был подвергнут домашнему аресту и просидел «под караулом» семь с половиной месяцев. Его освободили при условии «просить прощения в учинённых дерзостях» у профессоров Академии, что и было сделано им на заседании конференции Академии 27 января 1744 года.

Во время ареста Ломоносов обучал одного из студентов химии, минералогии, стихотворному искусству и написал известные поэтические размышления — «Вечернее» и «Утреннее», книгу по металлургии, провёл исследования в области физики, химии.

Находясь под стражей, Ломоносов несколько раз обращался в Академию наук с просьбой выдать ему денежную сумму в счёт невыплаченного жалованья. В августе 1743 года он писал, что почти целый год не получал денег от Академии и «оттого пришёл в крайнюю скудость. А ныне я, нижайший, нахожусь болен и притом не только лекарства, но и дневной пищи себе купить на это не имею и денег взаймы достать нигде не могу». На этом прошении рукой секретаря академической канцелярии Волчкова наложена резолюция: «За неимением в казне денег выдать Ломоносову пять рублёв». В расходной книге имеется такая расписка: «Оные пять рублёв адъюнкт Михайло Ломоносов взял, а вместо его за болезнию по прошению его расписался переводчик Никита Попов». Чуть позже Ломоносов пишет прошение в Сенат о назначении годового жалованья по должности профессора химии в 660 рублей, так как «химическая наука состоит не только в одной теории, но и в весьма трудной практике, которая и здравью вредительна бывает».

Дело заключалось в том, что Сенат, назначив его профессором, забыл установить ему оклад. Рассмотрение дела Сенатом затянулось. Шумахер в своём представлении Сенату от 10 июля 1745 года уклончиво писал: «Профессорам при Академии разные оклады: иным по 860, другим по 660, молодшим по 500». Указ Сената о назначении Ломоносову годового оклада в сумме 660 рублей был подписан только 14 марта 1746 года. Существует ещё ряд подобных документов, свидетельствующих об униженном материальном состоянии Ломоносова.

Не имея от мужа никаких вестей, Елизавета Цильх начала искать его через русского посланника в Гааге. Её письмо было получено графом А. Бестужевым-Рюминым, а затем Я. Штелиным. Ломоносов выслал ей на дорогу сто рублей, и, предположительно, в первой половине 1743 года Елизавета Цильх вместе со своей четырёхлетней дочерью и братом приезжает в Санкт-Петербург. Биографы Ломоносова предполагают, что после её приезда состоялось их венчание в православной церкви, которая не запрещала браки между представителями разных христианских конфессий, но считала обязательным воспитание детей в духе православия. После этого Елизавета Цильх стала носить имя Елизаветы Андреевны Ломоносовой. Сдержанной, внешне строгой и несколько чопорной Елизавете пришлось полностью перестраивать свою жизнь.

По-разному биографы Ломоносова оценивают этот брак. Можно предположить, что рождение в 1739 году внебрачного ребёнка позволило Ломоносову пережить глубокое и трепетное чувство отцовства. Вероятно, он испытывал ностальгию по собственной семье и понимал, что к тридцати годам у человека должен быть свой дом. Появление маленькой дочки накладывало на него определённые обязательства перед Елизаветой Цильх и её семьёй. Некоторые считают, что такой завидный жених, каким был Михайло Ломоносов, мог бы найти себе жену среди русских девушек. Однако судьба распорядилась иначе. Его нельзя обвинить в мимолётности чувства, приведшего к случайной связи. Ломоносов отличался благородной «упрямкой», которая позволяла ему принимать объективно разумные решения. Его брак с Елизаветой был глубоко обдуманным шагом. Он знал свою будущую жену около четырёх лет и за это время мог убедиться в искренности и надёжности их чувств друг к другу. Тем более что он был старше Елизаветы почти на девять лет. Позднее в работе «О сохранении и размножении российского народа» он писал, что такая разница в возрасте мужа и жены является оптимальной.

Вопреки домыслам, Ломоносов оказался однолюбом и всю жизнь испытывал нежность к своей супруге. Елизавета Андреевна тонко чувствовала настроение мужа, оберегала его от бытовых проблем, строила настоящий уютный дом, в котором всем было хорошо. Она взяла на себя неблагодарные житейские заботы. В собственный дом Ломоносовы въехали 9 сентября 1757 года. Был использован типовой проект «дома для именитых граждан». В письме к Л. Эйлеру от февраля 1765 года Михаил Васильевич писал: «…Бог помог мне обзавестись собственным домом, и я уже восемь лет живу в центре Петербурга в поместительном , построенном по моим соображениям, с садом и лабораторией, и делаю по своему усмотрению всякие инструменты, опыты». Дом был двухэтажным, с мезонином и боковыми флигелями и располагался в центре города, фасадом на реку Мойку. Во дворе выкопали пруд, построили астрономическую обсерваторию. Впоследствии этот особняк перешёл к дочери учёного.

Загруженный работой, Ломоносов практически не имел времени на полноценный отдых, развлечения. Для того чтобы не нарушать ритм жизни учёного, семья ограничивала количество гостей в доме. Так, в письме графу И. И. Шувалову от 19 января 1761 года Ломоносов писал: «По разным наукам у меня столько дела, что я отказался от всех компаний; жена и дочь моя привыкли сидеть дома и не желают с комедиантами обхождения». Вместе с тем в доме Ломоносовых существовала добрая традиция приглашать хороших знакомых в гости. Например, сохранилось письмо к Я. Я. Штелину от 9 ноября 1764 года такого содержания: «Мне есть с вашим высокородием чего поговорить, а иное и посмеяться некоторому новому Kretze-Luft-Vogelein. Покорно прошу после обеда чашку чаю выкушать, чем я весьма много одолжен буду».

Есть свидетельства того, что на балах, маскарадах Михаил Васильевич бывал вместе с женой. На одном из них Елизавета Петровна подарила ей оригинальный веер.

В доме Ломоносовых постоянно бывали ученики Михаила Васильевича — Алексей Протасов, Иван Барков. Довольно часто его посещал граф Иван Иванович Шувалов. Жена и дочь Ломоносова любили встречать его. И. И. Шувалов был моложе Ломоносова на 13 лет, но, по-европейски образованный, он хорошо понимал предназначение учёного для славы России, поэтому поддерживал начинания Ломоносова в организации Московского университета, развитии образования, науки. Первый российский академик писал: «Я сие великое училище задумал и обдумал, охлопотал, выносил его и породил; горячими слезами воспитал и жить пустил и за гробом стану о нём Бога молить…»

По воспоминаниям жившей у Ломоносовых племянницы Матрёны Евсеевны, в доме учёного всегда радовались гостям, особенно северянам. Тогда «на широком крыльце накрывался дубовый стол, и сын Севера пировал до поздней ночи с весёлыми земляками своими, приходившими из Архангельска на кораблях и привозившими ему обыкновенно в подарок мочёной морошки и сельдей. Точно такое же угощение ожидало и прочих горожан, приезжавших по первому зимнему пути в Петербург с трескою».

В жаркие летние дни обложенный книгами и бумагами Ломоносов писал с утра до восьми вечера в беседке. Племянница Матрёна Евсеевна довольно часто бегала в погреб за пивом, так как дядюшка жаловал этот напиток прямо со льда. Учёный любил работать на воздухе. В летнюю пору он не выходил из сада, за которым ухаживал, прививая и очищая деревья. Подобное он наблюдал в Германии. «Сидя в саду или на крыльце в китайском халате, принимал Ломоносов посещения не только приятелей, но и самих вельмож, дороживших славою и достоинствами поэта выше своего гербовника; чаще же всех и долее всех из них сиживал у него знаменитый меценат его, Иван Иванович Шувалов… Бывало, сердечный мой так зачитается да запишется, что целую неделю не пьёт, не ест ничего, кроме мартовского (пива) с куском хлеба и масла».

Седьмого июня 1764 года дом Ломоносовых посетила императрица Екатерина (см. 4-ю стр. обложки). Она посмотрела мозаичные работы учёного, посвящённые Петру Великому, изобретённые им физические инструменты, наблюдала физические и химические опыты, пообедала с семьёй учёного. После этого императрица пригласила Ломоносовых к себе в гости: «Завтра приезжайте ко мне откушать хлеба-соли, щи у меня будут такие же горячие, какими потчевала нас ваша хозяйка».

Очень тепло приняла семья Ломоносовых племянника из Матигор Мишеньку Головина, названного в честь дядюшки. Об этом свидетельствует единственное сохранившееся до нашего времени письмо Ломоносова сводной сестре Марии Васильевне Головиной от 2 марта 1765 года. Письмо написано за месяц до смерти учёного. В нём он сообщает, как привыкает к новой жизни девятилетний мальчик из далёких северных Матигор, что находятся рядом с Холмогорами: «Мишенька приехал в Санкт-Петербург в добром здоровье… умеет очень хорошо читать и исправно также пишет для ребёнка нарочито. С самого приезда сделано ему новое французское платье, сошиты рубашки и совсем одет с головы и до ног, и волосы убирает по-нашему, так, чтобы его на Матигорах не узнали. Мне всего удивительнее, что он не застенчив и тотчас к нам и к кушанью нашему привык, как бы век у нас жил, не показал никакова виду, чтобы тосковал или плакал. Третьего дня послал я его в школы здешней Академии наук, состоящия под моею командою, где сорок человек дворянских детей и разночинцев обучаются и где он жить будет и учиться под добрым смотрением, а по праздникам и по воскресным дням у меня будет обедать, ужинать и ночевать в доме. Учить его приказано от меня латинскому языку, арифметике, чисто и хорошенько писать и танцевать. Вчерашнего вечера был я в школах нарочно осмотреть, как он в общежитии со школьниками уживается и с кем он живёт в одной камере. Поверь, сестрица, что я об нём стараюсь как должен добрый дядя и отец-крёстный. Также и хозяйка моя и дочь его любят и всем довольствуют. Я не сомневаюсь, что он через учение счастлив будет. И с истинным люблением пребываю брат твой. Михаил Ломоносов».

Впоследствии М. Головин стал адъюнктом Академии наук, профессором Петербургской учительской семинарии, в которой впервые в России начали готовить учителей для общеобразовательной школы. Миша Головин всегда с теплом вспоминал своего знаменитого дядю и его уютный дом… Однако жизнь его была очень короткой: он умер в 34 года, не оставив после себя наследников.

Михаил Васильевич Ломоносов по-мужски, по-поморски оберегал покой своей семьи. Елизавета Андреевна стремилась лишний раз не волновать его житейскими проблемами. Однако её очень беспокоил немец-сосед Штурм, хороший знакомый Шумахера.

Елизавета Андреевна сажала цветы у своего дома, следила за чистотой и порядком вокруг него, разводила кур, кошечек. Штурм, стремясь досадить жене Ломоносова, выливал на цветники грязную воду, разгонял животных. Ломоносов несколько раз предупреждал соседа, но однажды его терпение лопнуло, и гнев учёного был страшен. Вот как описывал это сам Штурм: «Торжества моего день рождений омрачил злодеяния Ломоносова. Двадесять немецких господ и дамен, моих гостей, пошёл воспевать невинный мадригал в Ломоносов палисад. Внезапно на головы воспеваемых 9 господ и дамен из окна Ломоносов квартир упадает пареных реп, кислых капуст, досок и брёвна. Я и мой зупруга сделали колокольный звон на двери, но он вырвался с отломленным перилом и вопияще: “Хорошо медведя из окна дразнить!” — гонял немецкий господ по улице, едва успел гостеприимная дверь захлопнуть всех моего дома. Но два даментуалет похитил на ходу и утерял клейнод на переду. Я и моя зупруга маялись на балкон поливать его водами и случайно, может быть, ронялись цветочными горшками. Но Ломоносов вынес дверь на крюк и сражался в наших комнат. Стукал своим снастнем двадесять господ. И даже выскакнили окнами и везде кричали караулы! Дондеже явился зольдатен гарнизон!!» Известно, что у Ломоносова были большие неприятности после этого конфликта. Острословы по этому поводу сложили стишки: «Немец гут, а русский тут!». Даже императрица Екатерина говорила гостям о том, что «русский немцу задал перцу!..» Тем не менее Ломоносов оградил свою семью от грубых нападок соседа. Впоследствии подобных конфликтов больше не происходило.

О жизни семьи Ломоносовых почти не сохранилось каких-либо документов, воспоминаний. Глава семьи был сторонником того, что «сор из избы не выносят». Необходимо отметить, что в Полном собрании сочинений Ломоносова есть ряд документов, свидетельствующих о тяжёлом физическом, моральном и финансовом положении семьи учёного. Так, 24 июля 1762 года Ломоносов писал М. И. Воронцову о том, что «тяжкая моя болезнь, снова усилившись в другой ноге, не даёт мне покоя и свободы не токмо из дому, но ниже и с постели вытти».

Болезнь активно развивалась с февраля 1762 года. Двадцать пятого июля 1762 года копиист, носивший на подпись канцелярские журналы, не был допущен к Ломоносову, причём ему было объявлено, что «господин советник за болезнию в академическую канцелярию ездить и дел в доме подписывать не может».

По воспоминаниям современников, в последние годы жизни Ломоносов стал чрезвычайно рассеянным и нередко во время обеда «вместо пера, которое он по школьной привычке любил класть за ухо, клал ложку, которою хлебал горячее, или утирался своим париком, который снимал с себя, когда принимался за щи…» В этот сложный период семья Ломоносовых стала ещё дружнее, сплочённее. Дочь помогала матери ухаживать за отцом. Один из итальянских профессоров, побывав в их доме, говорил, что никогда не видел более счастливого семейства.

О дочери Ломоносова, Елене, как и о его жене, почти не сохранилось документальных свидетельств. Известно, что она была высокообразованной девушкой, знавшей языки, литературу, музыку. Родители заботились о её воспитании. За месяц до смерти Ломоносова мать и отец благословили дочь на брак с главным библиотекарем Императорской библиотеки Алексеем Константиновым, сыном брянского протопопа. Алексей был на двадцать один год старше Елены. С 1750 года Константинов обучался в Академическом университете естественным наукам у И. А. Брауна и поэтике у Ломоносова. Пятнадцатого сентября 1766 года состоялось бракосочетание Алексея и Елены. Она получила в наследство от отца фабрику в Усть-Рудице, где часто и подолгу жила вся семья. Константиновы прожили вместе всего шесть лет: в 1772 году Елена умерла, будучи двадцати трёх лет от роду.

Она умерла молодой, как и мать Ломоносова. Семья Константиновых имела четверых детей: сына Алексея, дочерей Софью, Екатерину и Анну. Алексей прожил после смерти жены тридцать шесть лет. Он умер в 1808 году. Оба похоронены почти рядом с могилой Ломоносова на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Их дети продолжили род Ломоносовых. Дочь Софья вышла замуж за Н. Н. Раевского, у них было пятеро детей. Семья Раевских находилась в близких отношениях с Пушкиным. Младшая дочь Мария Николаевна вышла замуж за князя С. Г. Волконского и разделила с ним ссылку в Сибирь. Потомки по женской линии Ломоносовых породнились со знаменитыми фамилиями России. Однако после 1917 года почти все они уехали из страны.

Михаил Васильевич, по воспоминаниям современников, не очень желал брака дочери с Константиновым. Трудно теперь это объяснить, но предположить можно следующее. Во-первых, он достаточно хорошо знал будущего зятя как своего студента. Во-вторых, Константинов был намного старше Елены. Ломоносов, как известно, являлся противником такой возрастной разницы вступающих в брак. Как любящий отец, он желал своей дочери только счастья. Но, чувствуя приближающуюся смерть, благословил молодых. В это время Ломоносов уже практически не выходил из дома.

С 4 марта 1765 года учёный прекратил посещение Академии наук. В начале апреля написал проект прошения в Сенат, в котором указал, что в случае его смерти начатое им «мозаичное дело» может быть доверено его шурину Цильху и мозаичному мастеру Васильеву. Четвёртого апреля 1765 года, в пять часов вечера, простившись с женой, дочерью и другими людьми, находившимися в доме, первый российский академик скончался.

После смерти мужа Елизавета Андреевна оказалась в тяжёлом материальном положении. Прожив почти тридцать лет в браке, она чувствовала себя защищённой, достаточно обеспеченной. Теперь же ей пришлось решать все хозяйственные вопросы самостоятельно. Как статской советнице, Елизавете Андреевне положен был годовой оклад мужа в размере 1875 рублей, за вычетом долга Академии наук в размере 667 рублей 45 с половиной копеек. Однако этих денег она так и не получила. Седьмого мая 1766 года вдова Ломоносова просила И. Елагина, близко находившегося к императрице, помочь ей получить пенсию. Елизавета Андреевна не смогла устоять против бед, которые упали на её плечи. В 1766 году она умерла. Не известны ни точная дата её смерти, ни место захоронения. Она пережила мужа лишь на полтора года, прожив на свете всего сорок шесть лет…

На Русском Севере есть хорошее слово — «берегиня». Так называют женщину — хранительницу семейного очага. Именно такой была Елизавета Андреевна.