Курдская республика

Араратская Курдская Республика

самопровозглашённая республика

Араратская Республика

Komara Agiriyê

Флаг

→ 1927 — 1930

Столица

Курд Ава или Курдава
(наст. время деревня Чифтлик Туркмен, Догубаязитский регион, ил Агры)

Язык(и)

курдский

Религия

Ислам

Форма правления

Президентская республика

Внешние видеофайлы

Гимн Араратской Курдской Республики

Араратская Курдская Республика — самопровозглашённое курдское государство. Было расположено на востоке современной Турции на территории современного ила Агры. (Агры — название турецкой области, является турецким названием Арарата).

Араратская Республика объявила независимость в 1927 году, во время восстания курдов во главе с Ихсаном Нури в юго-восточной Турции. В октябре 1927 года, деревня около Арарата определялась как временная столица Курдистана. Хойбун сделал обращения к великим державам и Лиге Наций, и также послал сообщения другим курдам в Ираке и Сирии, чтобы попросить сотрудничества. Но так и не дождавшись помощи, уже в 1930 году Араратская Республика прекратила своё существование.

  • Карта АзССР 1928 г., где Араратская республика предварительно включена в состав советской Армении

  • Лидеры восстания. Слева направо: Сипканлы Халис-бей, Ихсан Нури-паша, Хасенанлы Ферзенде-бей

В начале 20-х годов Ленин поддерживал Кемаля Ататюрка в его противостоянии странам Антанты. Ради общего антиимпериалистического фронта по договору в Карсе в 1921 г. Советская Россия уступила Турции большую часть территории Армении. К концу 30-х гг. отношения двух стран изменились. Интересно в этом плане выражение Сталина, сказанное им в ноябре 1940 г. генеральному секретарю исполкома Коминтерна Г.Димитрову: «Мы турок выгоним в Азию. Какая это Турция? Там два миллиона грузин, полтора миллиона армян, один миллион курдов и т.д. Турок только 6-7 миллионов».
В апреле 1939 г. председатель Совнаркома Вячеслав Молотов передал турецкому правительству предложение «устроить взаимную консультацию представителей Турции и СССР и наметить возможные меры защиты от агрессии». Советский Союз претендовал на часть турецкой территории и требовал предоставления военно-морской базы в районе проливов Босфор и Дарданеллы. Однако турецкий министр отверг эти предложения. Анкара поспешила заключить договор о взаимопомощи с Англией и Францией.
Весь 1940 г. советские дипломаты в Берлине добивались согласия Германии на содействие в случае ультиматума СССР Турции. Об этом вели переговоры в Берлине Молотов и Гитлер в ноябре 1940 г. Однако Гитлер решил, что он уступил достаточно. Более того, германские дипломаты в Анкаре пообещали поддержку в противостоянии советскому давлению, а 18 июня 1941 года (за 4 дня до нападения на СССР) был заключен германо-турецкий договор о дружбе и сотрудничестве.
Турция формально не принадлежала к числу союзников фашистской Германии. Тем не менее СССР рассматривал ее как потенциального противника. Пропуск Турцией через Дарданеллы и Босфор германских и итальянских военно-морских сил также до предела обострил взаимоотношения СССР и Турции. Сталин готовил планы послевоенного устройства миропорядка.
В 1944 г. Разведуправление Закавказского фронта подготовило детальные планы размещения турецких армий, что обычно делалось накануне наступления на вероятного противника, а также специальную карту расселения курдских племен с именами вождей и численностью. В тот же период были возобновлены контакты с курдскими партизанами и партией АРФ «Дашнакцутюн». В подготовленном АРФ «Путеводителе для наших пропагандистов» указывалось, что «в антитурецкой борьбе курдский фактор имеет особое значение. Рассматривая курдов в качестве наших союзников, нужно всячески способствовать усилению их движения». Одновременно активизировались курдские повстанцы на востоке Турции, причем они стали чаще взаимодействовать с армянскими организациями. Появились карты с территориями, отторгнутыми у Армении и Грузии в 1921 г., и с районами компактного проживания курдов, которые, в случае возвращения их Грузии и Армении, должны получить автономию.
После Ялтинской конференции (февраль 1945 г.), Сталин дал указание членам политбюро Анастасу Микояну и Георгию Маленкову разработать предложения по послевоенному переустройству Турции. Были укомплектованы штаты райкомов и горкомов партии в освобожденных Красной армией турецких городах. В должности первого секретаря Карсского обкома компартии Армении предлагался А.Кочинян, а Тао-Кларджетского райкома компартии Грузии – М.Цхакая. Особое значение отводилось взятию Стамбула и установлению контроля над судоходством в проливах Босфор и Дарданеллы. В апреле 1945-го СССР денонсировал советско-турецкий договор 1931 года о ненападении и нейтралитете и перестал юридически признавать существовавшую на тот момент советско-турецкую границу. Затем Сталин официально заявил на Потсдамской конференции, что Турция должна вернуть Армении и Грузии их исторические территории, захваченные в период военно-политической слабости Советской России. Согласно представленному Черчиллю и Трумэну документу Турция должна была вернуть Армении и Грузии 26 тысяч кв. километров: 20,5 тыс. кв. км получала Армения и 5,5 тыс. кв. км – Грузия.
В докладе американской разведки президенту Трумэну говорилось, что в Грузии, Армении и иранском Тебризе наблюдается все увеличивающаяся передислокация соединений Красной армии и их выдвижение к турецкой границе. Кроме того, американские разведчики сообщали, что на промышленных объектах, предприятиях транспорта и связи в городах в восточной части Турции отмечена повышенная диверсионная активность армянских и курдских повстанцев.
В ноябре 1945 года Политбюро ЦК ВКП(б) разрешило репатриацию зарубежных армян в Армению, и 2 декабря было принято соответствующее решение Совнаркома СССР. Параллельно, в 1947–1948 гг. проводилось выселение азербайджанцев из Армении в АзССР, при этом проживающих в Армении курдов решено было оставить, так как они рассматривались в качестве потенциальных союзников СССР в его предстоящей войне с Турцией.
В конце 1945 года Москва и Анкара быстро приближались к военному конфликту. СССР стянул к турецкой границе несколько десятков дивизий, а в Румынии и Болгарии были укреплены советские военно-морские базы. Одновременно СССР задержал вывод своих войск из Северного Ирана. При прямой поддержке Москвы 12 декабря 1945 г. в Тебризе была провозглашена Демократическая Республика Азербайджан. На северо-западных территориях Ирана, приграничных с Турцией 22 января 1946 г. была официально провозглашена Курдская Народная Республика (Мехабадская республика). Мустафа Барзани был назначен главнокомандующим вооруженными силами.4 марта 1946 года 15 советских бронебригад вошли в Азербайджанскую провинцию, в тот же день Курдская республика объявила об автономии курдов, живущих в южной части Турции.
Это была демонстрация заявленного масштаба перекройки территорий Ирана и Турции. 6 марта командующий Прибалтийским военным округом И.Баграмян с группой советских командиров прибыл в Тебриз. Вслед за этим Грузия официально объявила о своих претензиях на северо-восточные территории Турции, включая Трабзон и черноморское побережье. Движение тяжелой бронетехники сопровождалось дипломатическим давлением на Анкару и Тегеран. Однако в ситуацию активно вмешались США, уже ставшие ядерной державой. Гарри Трумэн отказался выполнять обещания, данные Сталину Рузвельтом, о размещении советских баз на ливийской и турецкой территории, а на турецкой территории, вблизи советских границ, были развернуты американские военные и разведывательные базы. Под давлением Англии и США Сталин был вынужден принять решение о выводе оккупационных войск из Ирана. 4 апреля между СССР и Ираном был подписан договор, согласно которому Москва обязалась вывести войска, а Тегеран — предоставить ей нефтяные концессии в Северном Иране (впоследствии меджлис отказался ратифицировать договор). 21 ноября 1946 года Иран объявил о введении войск в Азербайджан и Курдистан. Многие из руководителей этих республик (в том числе и М.Барзани) нашли убежище в СССР. К концу 1949-го процесс армянской репатриации был остановлен в связи с созданием НАТО и с готовностью США и Великобритании прийти на помощь Турции в случае конфликта с СССР.
Началась «холодная война», после чего эти проекты были на время заморожены.
Комментарий Александра Дмитриевича Собянина (https://www.facebook.com/alexander.sobianin/), руководителя службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества
Спасибо за ссылку Араму Семёновичу Аствацурову арам аствацатуров. Для меня проект Араратской Республики очень интересен, потому что тогда становится понятным, почему в советское время речной канал из Каспия в Персидский залив планировался через озеро Урмия (http://conjuncture.ru/sobianin_10-04-2002/ ) — так длиннее, зато по большей части канала естественные водотоки) , а не как сейчас почти по прямой через Иран. Потому что озеро Урмия могло оказаться внутри СССР или в зоне влияния, на территории Араратской Республики. Очевидно, что границы Евразийского Союза будут иными, чем границы Советского Союза, не только внутри Союза, но и внешние тоже, — Евразийский Союз будет вынужден стать территориально немного крупнее СССР, чтобы снять геополитические (военно-географические) недостатки Государственной границы СССР. Очень интересный сталинский проект Араратской Республики, возможно, актуальный в свете начавших двигаться границ государств по всему миру и особенно в регионе Большого Ближнего Востока. И, кстати, логика во многом близка к логике описываемого мною проекта Киргизско-Таджикской Горной Республики…
ВИДЕО — Араратская Республика: вариант Сталина // Diplomat.am. 02.08.2015.
http://www.yerkramas.org/article/94496/video—araratskaya-respublika-variant-stalina
Армянский поход Сталина часть 1 Артем Ерканян // YouTube SHANT TV Armenia. 05.07.2011.
Армянский поход Сталина часть 2 Артем Ерканян // YouTube SHANT TV Armenia. 05.07.2011.

Первая операция по выселению курдов была осуществлена на основании постановления СНК СССР № 2123-420сс от 17 декабря 1936 г. Вторая операция по депортации курдов была произведена в порядке выполнения указанного постановления ЦИК и СНК СССР от 17 июля 1937 г. В конце 1937 г. имела место еще одна операции по «очистке» пограничных районов от курдов. В «Меморандуме» НКВД СССР от 28 ноября 1937 г., подписанном зам. наркома НКВД СССР Л.Н. Бельским, отмечалось: «На основании решения Правительства из пограничных районов Армении в ближайшие дни выселяются 425 курдских хозяйств, что ориентировочно составит 2100 человек. Выселяемых расселить в Киргизской ССР». В соответствии с постановлением ГКО № 6279сс от 31 июля 1944 г. из пограничных районов Грузинской ССР были выселены турки, курды, хемшилы.


15 ноября 1944 г. три эшелона с 26 591 переселенцем были отправлены на восток. За 10 дней из южных районов Грузии вывезли 91 095 человек. 31 января 1945 г. из Тбилиси ушел последний эшелон с оставшимися переселенцами (695 семей) для расселения в Узбекистане. Общая численность спецпереселенцев составила 94 995 человек. Среди них было 8694 курда, 1385 хемшинов, а также военнослужащие, принадлежавшие к этническим меньшинствам Грузии.
18 апреля 1956 года года вышел Указ Президиума Верховного Совета о снятии ограничений с депортированных крымских татар, балкарцев, турок-месхетинцев, курдов и хемшилов.

История появления в Российской Империи/СССР

Курды, или курманджи, — один из древнейших народов Передней Азии. Они оставили заметный след в истории, внесли значительный вклад в развитие народов Турции, Ирана и ряда арабских стран. В ХII веке курд Саладин, легендарный полководец, основавший впоследствии знаменитую Эюбидскую династию в Сирии, остановил продвижение крестоносцев на Восток. Населявшие в XIV — XIX веках территорию нынешнего Курдистана сорок курдских племен попали в номинальную зависимость от шахского Ирана и Османской империи.
В настоящее время курдов насчитывается не менее 30 млн человек. Большинство курдов расселено в регионе Курдистана, в том числе 16—20 млн. — в Турции, 5,5 — в Иране, 5,6 — Ираке, 4 млн. — в Сирии.
В СССР их насчитывалось, по официальным данным, около 150 тысяч, а по неофициальным — втрое-вчетверо больше, и рассыпаны они были по всей стране, но основные скопления наблюдались в Казахстане — 120 тысяч и в Киргизии — 10 тысяч. В XIX веке после русско-персидских войн часть территории исторического Курдистана, согласно условиям Гулистанского мирного договора 1813 года и Туркманчайского договора 1828 года отошла во владение Российской империи, и курды оказались в административных границах Азербайджана, Армении и Грузии.
В первые годы Советской власти Совнарком Азербайджана по личному указанию В.И.Ленина внес в ЦИК республики проект о создании автономной республики Курдистан с центром в Лачине (Карабах). В состав республики, образованной в 1923 году, вошли районы с преобладанием курдского населения в составе шести наименований — Каракышлак, Кельбаджар, Котурлу, Курд-Гаджи, Муратханлы (ны¬не объединенные в 4 района — Кельбаджарский, Лачинский, Кубатлинский и Зангиланский). Первым председателем правительства советского Курдистана стал Гуси Гаджоев.
В 30-е гг. началась последовательная ликвидация Курдской национальной автономии. Вся просветительская работа с курдским населением стала сокращаться, закрывались школы, перестали выходить газеты, исчезло из обихода само слово «курды», их численность стала резко сокращаться. В 1937 году была арестована большая часть коммунистов, советских и партийных работников, курдской интеллигенции, закрыты школы на курдском языке, перестали выходить национальные газеты, печататься книги… Курдские дети, оставшись без своих школ, перешли сначала в армянские, грузинские, азербайджанские, но проучились там недолго — сказалось незнание языков, и поэтому почти все были исключены за неуспеваемость.
В 1937-38 годах курдов из Азербайджана и Армении стали переселять в среднеазиатские республики и в Казахстан. Расселение велось так: по 3-4 семьи в каждый населенный пункт с целью растворения нации среди других. Автономию курдов уничтожили.
Если в годы образования Курдистанской автономии здесь проживало 48 тысяч курдов, то по данным переписи 1979 года — ни одного. Такова же участь многотысячного курдского населения в Туркмении, проживающего по границе с иранским Курдистаном. По данным переписи 1926 года в республиках Закавказья и в Туркмении проживало более 300 тысяч курдов. Сегодня сотни курдов обнаруживаются среди азербайджанцев, армян, грузин, туркмен, турков…

Из воспоминаний

Анваре Карим
«Никто из курдов не знал, куда и зачем их отправляют. Живя в мягкой по климату Араратской долине, люди не имели за ненадобностью теплой одежды и тут же в дороге начали замерзать не только от холода, но и от голода. Только на крупных станциях иногда солдаты разрешали покупать случайные продукты. Взрослые же нарочно ничего не ели и не пили — лишь бы не ходить в туалет, который устроили прямо в середине вагона.
Чтобы сберечь силы — лежали днем и ночью. Чувствовали, что везут на север, а куда — только гадали. Многие не выдерживали непривычной моральной и физической нагрузки, умирали…»
(«Так это было». Т. 1. М., 1993.)
Надире Карим
«Мы жили в селе Кикая Нахичеванского (в то время Сталинского) района, — вспоминает курд Надире Карим. — Отец умер в 1936 году, когда мне было всего четыре года. У матери на руках осталось девять детей. Это было мое первое детское воспоминание. А через год очередная трагедия.
Утром просыпаемся, а наш дом и наше село окружено солдатами с винтовками. Запомнил еще, что к винтовкам были прикреплены штыки. Они что-то говорят, а взрослые почему-то плачут. Потом я понял все, что говорили солдаты. Мол, собирайте самые необходимые вещи, и вас куда-то должны увезти. 24 часа в нашем распоряжении. А коровы, дом? Остальное, отвечали нам, вы потом вернетесь и заберете. Старшие братья и сестры быстро начали собирать в хошму одеяла, все, что можно было. На другой день погрузили нас в грузовики и привезли на железнодорожную станцию. Подогнали вагоны, предназначенные для грузов и скота, и приказали всем там размещаться.
Ехали месяца полтора-два. Как потом узнал, привезли нас в город Джамбул, что в Казахстане. Там мы пересели на грузовики, которые доставили несколько семей из нашего села в голую степь. Правда, протекала речушка. Спрашивают: «Есть ли шатры?» «Есть», — отвечаем. «Вот поживите пока в них, а потом на ваши деньги построим дома». Причем, как потом оказалось, родственников из одного села расселили по разным местам… Мы стали переселенцами… Короче говоря, тюрьма…»

(«Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать…» М., 1992. С. 99-100; Союз. 1990. № 38).
Юсуф Сафаров
«Все, в том числе Герои Советского Союза, были взяты на комендантский учет, который длился 12 лет. Долгими были эти годы унижения, растерянности и бессилия». (Союз. 1990. № 23).
Усве Амбе Оамина
<…> В конце октября 1937 года мы вернулись с летних пастбищ в родное село. Как и всегда, люди готовились к осенним радостным событиям. Каждое утро мальчишки выгоняли скот на луга. И каково было наше удивление, когда в один из дней, проснувшись, чтобы выгнуть скот на пастбище, я увидел возле каждого двора солдат, стоявших с автоматами. Все жители села были под домашним арестом. Движение и сообщение между соседями было прекращено. Даже в туалет следовали под сопровождением солдат. Люди ничего не могли понять. На вопросы жителей села военные не отвечали. У каждого в душе была тревога за судьбу семьи и родственников.
Только на третьи сутки нас всех погнали на железнодорожную станцию Норашен, загнали в бараки под охрану солдат. Трудно описать то, что мы пережили: крик и плач детей. На вторые сутки, когда подали составы и стали силой грузить нас в вагоны, мы увидели курдов из других сел и деревень Нахичеванской АССР, которых постигла такая же участь. Долгий и изнурительный путь, голод, холод и антисанитарные условия не могли выдержать дети и старики. Почти в каждом вагоне умирали люди <…>
(Газета «Курдистан». 1992, 26 марта. Переселенцы следовали в сел. Баканас Казахской ССР).
Муфиль Таирова
…В зимний день был исполнен приказ Сталина и Берии выселить курдов из родных краев. Сначала грузили нас в товарные вагоны, как скотину, и потом полтора месяца подвергали жестоким испытаниям, пока довезли до пункта назначения. Был ноябрь 1944 года. Вспышки инфекционных болезней, голод унесли жизни тысячи людей. Мы, дети, постепенно привыкали к человеческим трупам. Почти каждый километр пути был устлан трупами наших родных. Не было возможностей по-человечески похоронить их. Когда состав нашего поезда доехал до Черлюлган, вагоны были полупустыми. Потеряли более половины «пассажиров». В основном не выдержали этого «кромешного» ада дети, старики, слабые и больные люди.
…Трудно поверить, что мы остались живыми. Не было ни одной семьи, которая не потеряла бы своих близких…
(Газета «Курдистан». 1992. 27 февраля)
Мураде Усман
…Ранним утром 15-го ноября 1944 г. в наше село Интель в Ахалцихском районе Грузии на полном скаку ворвались пограничники (в нескольких десятках километров отсюда проходила граница СССР с Турцией). До сих пор в моих ушах стоят их крики: «Немцы идут! Немцы…» Выбежали из секлей на улицу, надрывно причитали женщины, стонали старики, плакали дети… На улицы въехали колонны крытых грузовых машин, появились вооруженные солдаты. В центре села нам объявили о срочном и полном выселении, велели собраться за тридцать минут, — якобы по той причине, что немцы близко и надо торопиться, чтобы всем спастись…
На станции Боржоми нас уже ждали товарные составы из так называемых телячьих вагонов, в которых обычно возили скотину на бойню: без окон, без дверей…
И, когда от южной границы Грузии мы прибыли на станцию Билинжар в Азербайджане, там нам впервые показали, что бывает с теми, кто ослушался грозных запретов «из вагонов не выходить», «с места не трогаться», — в них стреляли часовые, молоденькие парнишки, из которых, в основном, состоял наш несокрушимый конвой.
…Появились умершие… Чтобы не отдавать своих близких чужой земле (да если бы еще земле, а то ведь — снегу!), во многих вагонах люди стали припрятывать трупы умерших под тюками, в мешках с дорожной поклажей. Но солдаты быстро разгадали эту нехитрую уловку… Они кинулись обыскивать вагоны, вырывали трупы из рук родных (таких же по сути, мертвых, но в которых еще чуть теплилась жизнь) и поступали с ними, как им приказывали командиры: зарывали в снег…
Наш мрачный состав… доставил тех, кто остался жив, во Фрунзе, оттуда пешим караваном мы добирались до Нижней Ала-Арги. То был конец долгого путешествия и начало новой судьбы. В декабрьские морозы голыми начали спецпереселенцы мешать глину и лепить саманные домики. У кого не хватало на это сил — рыли землянки…
Многие (местные жители. — Авт.) относились с явным сочувствием. Дарили украдкой старую одежду, угощали свежими лепешками, делились картофелем, брюквой. Проснувшись однажды, мы у порога своей землянки обнаружили кучу одежды — старенькой, но носить можно…
Осенью 1945 г. вернулся с войны отец. Пришел к коменданту, чтобы встать на спецучет. Тот глянул на его награды и остолбенел: «Ты погляди-ка, что делается! Сколько медалей да орденов врагам народа понадовали! А теперь мы, чекисты, работай с ними!»
(Из воспоминаний спецпереселенца села Интель Ахалцихского района Грузинской ССР. «Литературный Киргизстан». 1982. № 2. С. 96-106.)
Джамиль Адриевич Адои
Все знают, что судьба нашего народа — тяжелая. Ликвидация Курдистанского округа в Азербайджане, потом депортация части населения в районы Средней Азии и Казахстана. В течение 20 лет, с 1937 по 1957 год мы были «спецпереселенцами». Вы знаете, что это такое — вся жизнь под надзором комендатуры. Потом нам разрешили жить свободно. Все вроде бы пошло на лад. За 30 лет народ обжился, но оказалось, что это была лишь передышка. Началась «перестройка», а вместе с ней и межнациональная вражда стала набирать силу. И снова мы, курды, стали изгоями в собственной стране…
(Из воспоминаний учителя Пшехской школы Белореченского района Краснодарского края. «Голос курда». 1992. № 7-8. Июнь-июль.)

Курдистан

У этого термина существуют и другие значения, см. Курдистан (значения).

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 13 мая 2011 года.

Курдистан


Регионы расселения курдов


Флаг Курдистана

Расположение

На территории Турции, Ирана, Ирака, Сирии

Религия

Ислам (сунниты, шииты, алевиты), езидизм, ярсан, христианство, иудаизм

Курдиста́н (курд. Kurdistan) — этногеографическая область в Передней Азии, в пределах которой курды составляют большинство населения.

Происхождение термина Курдистан

Сельджукские султаны стали первыми правителями, которые на официальном уровне использовали топоним Курдистан в значении территории, населённой курдами. Далее османские султаны, в частности, Селим I Явуз, часто использовали топоним Курдистан в значении правительства, провинций Курдистана . В Территориальных кодексах 1848 и 1867 годов провинция Курдистан была утверждена официально. В период конституционной монархии курдистанские регионы были наделены полномочиями депутатского представительства.

В некоторых курдских городах городские поселения могут быть датированы доисторическими временами, особенно в Пираншахре с 8000-летним городским поселением и в Эрбиле с 6000-летним городским поселением.

В 1920-х годах основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк в первые годы правления часто издавал указы, инструкции, содержащие слова «курды» и «Курдистан».

Географические данные

Курдистан располагается на высокогорной местности Среднего Востока с богатым лесным массивом, множеством рек и плодородных долин. Растительный покров региона благоприятствует развитию животноводства. На плодородных почвах Курдистана произрастают разнообразные фрукты, овощи и зерновые культуры.

Территория Курдистана была важнейшим центром величайшей в истории человечества революции — земледельческой революции (11-4 тысячелетия до н. э.). Данное стратегическое положение, предоставляя курдам возможность самообороны, с другой стороны, способствовало отставанию в сфере цивилизации, что объясняется постоянными переходами и агрессивными нападками соседей.

Во всех четырёх государствах компактного проживания курдов «курдский вопрос» остаётся самой актуальной нерешённой внутриполитической проблемой, решить которую ни одно из этих государств самостоятельно, без внешнеполитического балансирования, не может.

Население

Курдистан, разделённый между четырьмя государствами — Турцией, Ираном, Ираком и Сирией, не имеет определённых естественных (природных) границ. Кроме собственно курдов в регионе проживают также азербайджанцы, арабы, армяне, ассирийцы, персы, турки и туркоманы; до середины XX века проживало также немало евреев, впоследствии репатриировавшихся в Израиль. При этом ассирийцы и евреи (в меньшей степени, армяне) весьма сильно ассимилировались с курдами. До начала XX века армяне составляли значительную часть (местами большинство) населения восточных регионов современной Турции, ныне заселённых преимущественно курдами. Бо́льшая часть армянского населения была уничтожена в конце XIX—начале XX века (см. статьи Массовые убийства армян в 1894—1896 годах, Киликийская резня и Геноцид армян).

Курдская государственность

Курдские государственные образования в 1835 году

Создание Курдистана в качестве независимого государства предусматривалось условиями Севрского мирного договора от 10 августа 1920 года, однако на практике его условия не были реализованы.

Границы признанного мировым сообществом по Севрскому мирному договору 1920 года независимого Курдистана

Кроме того, в 1920-е годы на территории Турецкого Курдистана 3 года существовала самопровозглашённая Араратская Курдская Республика. В 1923—1929 годах на территории Азербайджана (в т. н. «Лачинском коридоре» с центром в городе Лачин, между Нагорным Карабахом и Арменией) существовал Курдистанский уезд, в 1930 году — Курдистанский округ.

В 1946 году на территории Иранского Курдистана на короткое время была провозглашена Мехабадская республика. Среди курдов популярна идея создания «Большого Курдистана», то есть независимого государства на всей территории этнического Курдистана, а в качестве первого этапа — придания остальным частям Курдистана того же статуса, который ныне имеет пользующийся широкой автономией Иракский Курдистан.

Курдское государственное образование в виде автономии существует только на территории Иракского Курдистана.

25 сентября 2017 года состоялся референдум о полной независимости Иракского Курдистана. Явка составила 72%. За независимость региона проголосовали 92.73% избирателей.

16 октября 2017 года армия Ирака вошла в Киркук, находящийся под контролем курдов, и приказала курдам сложить оружие. Парламент Ирака вынес решение арестовать всех сподвижников Барзани. Турция, Иран и Ирак закрыли свои границы с Курдистаном. Курдистан находится в блокаде.

Основная статья: Референдум о независимости Иракского Курдистана (2017)

Информационная политика

Несмотря на отсутствие государства, в распоряжении курдов находятся крупные медиа-холдинги. К настоящему времени у курдов имеется более десятка спутниковых телеканалов, таких как: Рож ТВ, ММС, Науроз ТВ, Комала ТВ, Науроз, Курдистан ТВ, КурдСАТ, Гали Курдистан, Загрос ТВ, Тишк ТВ, Курд 1, Стерк ТВ, Нуча ТВ, Ронахи ТВ, Арьян ТВ, Медия Хабер, Зарок ТВ и другие.

> См. также

  • Иракский Курдистан
  • Иранский Курдистан
  • Сирийский Курдистан
  • Турецкий Курдистан

> Примечания

Ссылки

  • Курдский центр в Москве
  • Иракский Курдистан
  • Сайт Иракского Курдистана
  • Курдский правозащитный портал
  • Телевидение Курдистана
  • Карта Курдистана
  • Новости Курдистана

Традиционные места
проживания

Азербайджан • Армения • Грузия • Ирак • Иран • Сирия • Турция

Азия

Афганистан • Израиль • Иордания • Казахстан • Кувейт • Ливан • Пакистан • Туркмения • Япония

Европа

Великобритания • Германия • Нидерланды • Россия • Финляндия • Франция • Швеция

Америка

Канада • США

Австралия и Океания

Мехабадская республика: советский след в героической борьбе курдов

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне, сопровождавшаяся освобождением целого ряда государств Восточной Европы и установлением в них просоветских режимов, способствовала и изменению взглядов советских руководителей на ситуацию на Ближнем Востоке. В первую очередь, Советский Союз интересовала территория Северо-Западного Ирана – Южный Азербайджан и Курдистан. Объяснялось это тем, что населенные курдами и азербайджанцами земли советские руководители намеревались если не присоединить к СССР – точнее, к Советскому Азербайджану, то, по крайней мере, создать на их территории просоветское государственное образование. В геополитическом отношении оно представляло бы своеобразный клин, вбиваемый в контролируемый британцами Ближний Восток. Тем более, если учесть, что с августа 1941 г. ряд иранских районов был оккупирован Советским Союзом в соответствии с британско-советским соглашением о совместной оккупации Ирана. 25 августа 1941 г. 150-тысячная советская военная группировка перешла границу Ирана, чтобы соединиться в Тегеране с английскими войсками в рамках союзнической операции «Согласие».

Можно предположить, что участие в оккупации Ирана советских войск было вызвано стремлением Сталина обезопасить Закавказье, прежде всего – нефтеносные районы Азербайджана, от возможной агрессии со стороны ненадежной Турции или же гитлеровских войск. Не менее жизнеспособной представляется и версия ряда историков о том, что советские руководители вынашивали планы раздела Ирана с включением его северо-западной части в состав советского государства. Как бы там ни было, но в течение пяти дней конца августа 1941 г. советские войска смогли нанести молниеносное поражение иранской армии и заставить шаха подписать акт капитуляции. В советском вторжении в Иран участвовали четыре общевойсковые армии по 40-50 тысяч военнослужащих в каждой и Каспийская военная флотилия. Превосходство советских войск и в технике, и в живой силе, и в подготовке сыграло важнейшую роль в нейтрализации сопротивления вооруженных сил шахского Ирана. В результате оккупации Ирана англичане получили его южные нефтеносные районы, соседствовавшие с британскими протекторатами Персидского залива, а Советский Союз взял под контроль северо-западные провинции Ирана – т.н. Иранский Азербайджан.
Мукринский Курдистан
В советскую сферу влияния на территории т.н. Западного Азербайджана входил т.н. Мукринский Курдистан – район между Секкезом и Миандоабом. Центром этого района был г. Мехабад. Окрестности Мехабада имеют древнюю и интересную историю. Некогда они входили в состав Мидийского царства, затем других древних и средневековых государств, располагавшихся на территории Ирана. Аборигенным населением данного района испокон веков были курдские племена, говорившие на иранских языках и некогда исповедовавшие древние курдские религии, восходящие к зороастризму, а позже исламизированные. Город Мехабад был основан в XVI веке шейхом курдского племени мукри Будак-Султаном. Княжество племени мукри существовало в Иранском Курдистане до середины XIX века, дав название целому району.
Национально-освободительная борьба курдов против иранского владычества началась еще в XVII веке, когда в регионе стали устанавливать свое господство азербайджанские тюрки, давшие начало знаменитой иранской династии Сефевидов. В 1609-1610 гг. здесь развернулась война против войск шаха Аббаса, закончившаяся разгромом Мукринского княжества и переселением значительной части курдов во внутренние области Ирана – прежде всего, в провинцию Хорасан. До 1935 г. Мехабад, бывшей столицей Мукринского Курдистана, носил название Соуджбулак. В 1912 г. его впервые заняли русские войска, утвердив в городе власть вице-консула Российской империи. В течение Первой мировой войны Соуджбулак переходил от турок к русским и обратно, при этом в наибольшей степени от ужасов войны страдало местное мирное население.
После наводнения, произошедшего в 1935 г., Соуджбулак переименовали в Мехабад, восстановив его как более современный город. В 1941 г. город заняли части РККА, однако вскоре оставили его, поскольку территория Мукринского Курдистана стала своеобразной буферной зоной между советской и британской оккупационными территориями в Иране. Таким образом, в годы Второй мировой войны Мехабад и район Мукринского Курдистана фактически оказался вне поля иранской власти, но не была здесь установлена и власть оккупационных войск – советских или британских. Фактически он существовал как независимое курдское государство, во главе которого встал Кази Мухаммед – один из наиболее авторитетных местных политических деятелей. Именно он, когда Мукринский Курдистан с подачи советского руководства решился на провозглашение независимости, и стал президентом Мехабадской республики.
Курды издавна хотели создать свое национальное государство. Этот многомиллионный народ с древнейшей историей и уникальной культурой, существенно отличающейся от культуры соседних арабов, турок или персов, вплоть до настоящего времени не имеет собственного государственного образования. Хотя его создание – цель национально-освободительной борьбы курдского населения Турции, Ирана, Ирака, Сирии. Как отмечает в своей кандидатской диссертации Самвел Сарибекян, «с молчаливого согласия великих держав в XX в. неоднократно подавлялись силой оружия многочисленные национально-освободительные восстания курдского народа, в результате чего курды несли огромные потери и жертвы. На примере курдского народа можно наблюдать политику двойных стандартов, выборочно применяемой странами Запада» (Сарибекян С.С. Курдский вопрос в международных отношениях. Автореферат диссертации кандидата политических наук, Москва, 2003). Одной из значимых попыток создания курдского национального государства в ХХ веке было провозглашение в 1927 г. на востоке Турции Араратской курдской республики, которая под ударами турецких войск прекратила существование спустя три года – в 1930 году. Следующим примером создания на кратковременный период курдского государства и была Мехабадская республика под руководством Кази Мухаммеда.
Кази Мухаммед, Багиров и курдский вопрос
Кази Мухаммед родился в 1900 году (по другим данным – в 1901 году) в Мехабаде, в семье курдской знати из племени дебокри, принадлежавшей к наследственным кази – мусульманским духовным и светским судьям города Мехабада. Старшие родственники Кази Мухаммеда также отличались националистическими взглядами и выступали за суверенитет Мукринского Курдистана. В частности, дед Кази Мухаммеда Файзулла-бек в 1918 г. возглавлял курдское племенное ополчение, сопротивлявшееся вторжению войск Германии и Турции на территорию Иранского Курдистана.
К 1941 году, когда Мукринский Курдистан фактически оказался нейтральной буферной зоной между советской и британской сферами оккупации в Иране, Кази Мухаммед был духовным и светским судьей и градоначальником Мехабада. Само собой разумеется, что именно этот сорокалетний человек стал и наиболее подходящей фигурой на роль лидера фактически независимой территории. Тем более, что он участвовал в деятельности национально-освободительной организации «Жизнь Курдистана» («Жиине Курдистан»), ставшей к 1945 г. костяком Демократической партии Иранского Курдистана.
Идея о создании на территории Северо-Западного Ирана государства, которое было бы подконтрольно Советскому Союзу и в перспективе могло бы войти в состав Азербайджанской ССР, принадлежала скорее даже не лично Иосифу Сталину, а тогдашнему первому секретарю ЦК Компартии (большевиков) Азербайджана Мир-Джафару Багирову. С 1921 по 1930 гг. этот человек возглавлял органы госбезопасности (ЧК, ОГПУ, НКВД) Азербайджанской ССР, затем в 1933-1953 гг. был первым секретарем ЦК азербайджанской компартии, периодически совмещая эту должность с некоторыми другими руководящими постами в исполнительной и партийной власти Азербайджанской ССР.

Мир-Джафар Багиров был личностью примечательной – не только одним из высокопоставленных партийных лидеров Закавказья, но и профессиональным спецслужбистом, одним из основателей советской системы госбезопасности в закавказских республиках. Багиров прекрасно разбирался в ближневосточных этноконфессиональных хитросплетениях и считался крупным специалистом по местным проблемам. Именно он во многом и определял советскую внешнеполитическую линию в регионе стыка границ Азербайджана, Ирана, Турции, Ирака.
Багиров и подтолкнул иранских курдов во главе с Кази Мухаммедом к созданию собственного политического образования. Окончательное решение о необходимости отторжения Южного Азербайджана от Ирана было принято советским руководством к осени 1945 г. Воодушевленное победой в Великой Отечественной войне советское руководство пошло навстречу идее Багирова и приняло решение поддержать провозглашение независимости Южного Азербайджана. В этом контексте советские руководители обратили внимание и на Мукринский Курдистан, который входил в более обширный регион Иранского Азербайджана.
Сентябрь 1946 г. отметился переговорами Багирова и Кази Мухаммеда, однако последний не пожелал включить Мукринской Курдистан в состав Азербайджана на правах автономии и потребовал создания независимого государства. Багиров, тем не менее, с Кази Мухаммедом в конечном итоге согласился. Однако, по мнению Багирова, созданию независимой Курдской республики должны были предшествовать формирование массовой левоориентированной политической партии и начало прогрессивных социально-экономических реформ. В результате, 25-28 октября 1945 г. состоялся первый съезд Демократической партии Иранского Курдистана, во главе которой в качестве председателя встал тот же самый Кази Мухаммед. Первой 12 декабря 1945 г. провозгласила независимость Демократическая республика Азербайджан с центром в Тебризе. Одновременно подготовка к провозглашению независимости началась и в Мехабаде.
Создание Мехабадской республики
22 января 1946 года на площади Чарчара («площадь Четырех фонарей») в Мехабаде Кази Мухаммед провозгласил создание Республики Курдистан, получившей в истории также названия Мехабадской республики. В торжественной речи Кази Мухаммед заявил о праве на самоопределение курдского народа.
Над зданием городской администрации был поднят национальный флаг Курдистана – красно-бело-зеленый с изображением солнца и книги, окруженных колосьями. Официально Курдская республика считала себя автономией в составе Ирана, однако претендовала на определенный суверенитет в направлении определения внутренней и внешней политики. Была принята Конституция республики, регулировавшая отношения в стране, созданы органы государственной власти, в том числе – Национальное правительство Курдистана.
Правящей партией Мехабадской республики стала Демократическая партия Иранского Курдистана. Несмотря на ее просоветскую направленность, на практике лидеры движения за независимость предпочитали не рисковать и не трогать традиционный, сложившийся на протяжении веков, уклад социально-экономической организации курдской жизни. Однако в культурной сфере Мехабадская республика в первые же дни своего существования начала делать серьезные успехи. К непосредственным завоеваниям республики относятся: переход всей системы образования в Иранском Курдистане на курдский язык, разработка проекта всеобщего обязательного среднего образования для детей 6-14 лет, введение школьной формы, создание курсов ликвидации неграмотности среди взрослого населения республики. Советский Союз поставил в Мехабад типографское оборудование, на котором начали печатать как учебную, так и пропагандистскую литературу. Кратковременный период существования Мехабадской республики стал временем настоящего расцвета курдской культуры.
Тем не менее, существованию республики курдов угрожала непосредственная опасность со стороны шахского Ирана, за которым стояла Великобритания. Поскольку Кази Мухаммед не сильно доверял местным лидерам, он заручился поддержкой Мустафы Барзани – лидера племени барзан, переселившегося с территории Ирака после подавления восстания. В день праздника Ноуруз, традиционно отмечаемого курдским населением, 21-22 марта 1946 г., произошла встреча Мустафы Барзани и Кази Мухаммеда. На ней было принято стратегическое решение о создании курдской милиции, в которую приглашались мужчины 15-60 лет. Командующим милицией был назначен Мулла Мустафа Барзани, которому присвоили чин генерал-майора.
Здесь стоит немного остановиться на личности этого незаурядного человека, которому было суждено сыграть колоссальную роль в национально-освободительной борьбе курдов Ирака и Ирана. Мустафа Барзани родился 14 марта 1903 года в семье шейха племени барзан Мухаммеда. Старшие братья Мустафы – шейх Абдель-Салям и шейх Ахмед Барзани – после смерти отца были духовными лидерами племени. Получив образование в медресе Барзана и Сулеймании, Мустафа Барзани стал Моллой Мустафой, как его прозвали, уважая духовный авторитет и большие познания в религиозной сфере. Но помимо духовной деятельности, Мустафа Барзани не менее блестяще проявлял себя и в военном деле. Оружие он взял в руки в 16-летнем возрасте, сражаясь против англичан во время курдского восстания 1919 года. Затем Мустафа Барзани принимал участие в спасении группы армянских семей от турецкого геноцида. В период 1931-1932 гг., когда в Ираке полыхало очередное курдское восстание, 28-летний Мустафа командовал курдскими ополченцами, наголову разгромив два иракских пехотных батальона, три кавалерийских эскадрона и артиллерийскую батарею.
После подавления восстания Молла Мустафа переместился на территорию Турции, но был депортирован в Ирак. В 1943 г. Барзани бежал из Ирака в соседний Иран, откуда опять вторгся в родной Барзан во главе отряда курдских ополченцев и смог разоружить всю областную полицию. В августе 1945 г. иракские власти начали новую военную кампанию против племени барзан, в этот раз оперевшись на помощь британской авиации и бронетанковых частей. Ополченцы во главе с Мустафой Барзани отошли на территорию Ирана вместе со всем племенем (всего 10 тысяч человек, из них – 2 тысячи бойцов ополчения). Так он оказался в Мехабадской республике, где был принят на военную службу и назначен командующим вооруженными силами.
Костяк ополчения составили три батальона по 500 бойцов в каждом, укомплектованные представителями племени барзан с профессиональными военными – бывшими офицерами иракской армии курдского происхождения – во главе. Массовую поддержку отрядам Барзани составили ополчения местных племен, насчитывавшее 8800 пеших и 1700 конных бойцов. 29 апреля 1946 г. в битве под Секкезом Мустафе Барзани удалось нанести серьезное поражение иранским войскам, захватив 2 артиллерийских орудия, 17 пулеметов и 120 пленных. В союзе с азербайджанским командованием Тебриза мехабадские курды готовили новое наступление на позиции иранских войск. 23 апреля было решено создать объединенные вооруженные силы Курдской республики и Демократической республики Азербайджан, так как азербайджанские власти к этому времени так и не смогли создать собственное боеспособное ополчение. Главнокомандующим объединенной милицией также стал генерал Молла Мустафа Барзани.

Тем временем, Кази Мухаммед решил урегулировать ситуацию мирным путем, спасая тысячи жизней, и добиться создания курдского автономного государства в составе Ирана. В августе 1946 г. он отправился в Тегеран, где на встрече с Кавамом ас-Салтане – премьер-министром шахского правительства – предложил создать курдскую автономную республику. Хитрый Кавам на словах согласился и заверил Кази Мухаммеда в полной поддержке, но заявил о необходимости согласия на этот шаг также и генерал-губернатора Азербайджана, который, естественно, дал отказ.
Между тем, еще с середины весны 1946 г. внешнеполитическая ситуация на Ближнем Востоке стала складываться явно не в пользу Курдской республики. Советский Союз принял решение о выводе войск с территории Ирана, в обмен на предоставление советскому правительству нефтяных концессий на территории Северного Ирана. В мае 1946 г. Сталин вывел советские подразделения из Ирана, но иранский меджлис договор о концессиях не ратифицировал. Так премьер-министр Кавам смог обвести не только курдских лидеров, но и самого Сталина.
21 ноября 1946 г. начался ввод шахских войск на территорию Иранского Азербайджана. Численность контингента достигла 20 батальонов военнослужащих. 15 декабря 1946 г. шахские войска захватили Тебриз, а высокопоставленные руководители Демократической республики Азербайджан бежали в Советский Союз. Приняли решение отступить на советскую территорию и подразделения племени барзан во главе с Мустафой Барзани. Мустафа предложил Кази Мухаммеду также покинуть территорию Курдистана и скрыться в СССР, но президент Курдской республики решил остаться, чтобы ценой своей жизни спасти курдское население региона от возможных жестоких репрессий со стороны шахских властей. Он приступил к переговорам с командующим иранским контингентом генералом Хумаюни о возможных условиях капитуляции курдского ополчения на основе всеобще амнистии его участникам.
Иранцы на словах пообещали Кази Мухаммеду амнистию, хотя он прекрасно понимал, что в действительности никто не будет сохранять ему жизнь. Кази Мухаммед был арестован вместе со своими соратниками и отдан под военный трибунал. 30 марта 1947 г. Кази Мухаммед и его ближайшие сподвижники брат Садр Кази и министр обороны Мехабадской республики Сейф Кази были публично повешены на той самой площади Чарчара, где годом ранее провозглашалась независимость Курдистана. В то же время, перед тем, как сдаться иранскому командованию, Кази Мухаммед вручил курдское национальное знамя Мустафе Барзани и благословил его и его последователей на дальнейшую борьбу за национальное освобождение курдского народа.
Барзанцы в Советском Союзе
Ликвидация Мехабадской республики поставила Мустафу Барзани и его соплеменников перед малоприятной перспективой возвращения в родной Ирак, где руководителей курдского движения не ждало ничего хорошего. Поэтому Молла Мустафа принял решение отправить назад в Ирак лишь основную часть племени, прежде всего – женщин, детей, стариков, небоеспособных мужчин, а сам, во главе ополченцев, решил прорываться на территорию Советского Союза.
20 апреля 1947 г. начался уникальный поход барзанцев из района реки Годар к границам Советского Союза. Мустаф Барзани во главе отряда примерно в 500 бойцов на протяжении нескольких месяцев прорывался к советской границе, сражаясь не только с иранскими, но и с турецкими подразделениями. В районе Аргош отряд Барзани подвергся авианалетам 12 иранских самолетов, осуществлявших бомбардировку территории, где рассредоточились курдские партизаны. 21 мая курды пересекли турецкую границу в районе Бедау, 23 мая подверглись бомбардировке уже турецкой авиацией. Стремясь любыми способами остановить Барзани и его людей, иранские подразделения несколько раз вступали в бой с курдскими ополченцами и всякий раз несли серьезные потери. 11 июля в районе города Маку барзанцы нанесли удар по иранскому подразделению, в результате чего регулярные шахские войска потерпели поражение от ополченцев, тогда как последние отделались минимальными потерями. 15 июля отряд Барзани вышел к берегам Аракса. Разведчики отряда переплыли реку и связались с командованием советских пограничников. Последние не решались ни пропустить курдов, ни воспрепятствовать им силой. В результате, форсировав Аракс на свой страх и риск, 17-18 июня 1947 г., ополченцы Барзани оказались на территории Советского Союза – в Нахичеванской автономной области Азербайджанской ССР. Всего в Советский Союз прибыло 504 курдских ополченца.
Советское руководство, хотя фактически и не оказало поддержки курдам во время разгрома Мехабадской республики, все же решило не бросать своих союзников. Руководство Азербайджанской ССР разместило их на территории республики – в Апшероне, предполагая начать военную подготовку курдов. Очевидно, что первое время советские руководители еще надеялись на возможный реванш в Иране и держали курдов в непосредственной близости от иранской границы – в лагерях на территории Азербайджана, однако затем, отказавшись от прежних планов, приняли решение переселить курдов в Узбекскую ССР, в сельские районы Ташкентской области. Последнее не могло восприниматься иначе как ссылка нежелательных элементов подальше от иранской границы.
Несмотря на то, что к курдским переселенцам советское руководство отнеслось с определенной долей подозрения, Барзани и ряд других курдских командиров получили возможность военной подготовки в советских военных училищах и академиях. Это решение советского руководства было связано с далеко идущими планами по использованию курдского национально-освободительного движения как подрывного инструмента советской внешней политики на Ближнем Востоке.
Павел Судоплатов, встречавшийся с Барзани по поручению генерала Абакумова, вспоминает: «Абакумов запретил мне сообщать руководителю компартии Азербайджана Багирову о содержании переговоров с Барзани и, особенно, о согласии Сталина предоставить возможность курдским офицерам пройти подготовку в наших военных учебных заведениях. Дело в том, что Багиров стремился использовать Барзани и его людей для дестабилизации обстановки в Иранском Азербайджане. Однако в Москве полагали, что Барзани может сыграть более важную роль в свержении проанглийского режима в Ираке. Кроме того, что особенно важно, с помощью курдов мы могли надолго вывести из строя нефтепромыслы Ирака (Мосул), имевшие тогда исключительно важное значение в снабжении нефтепродуктами всей англо-американской военной группировки на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. Барзани вместе со своими разоруженными отрядами и членами их семей был отправлен в Узбекистан».
В 1952 г. Барзани и его родственники и соратники поселились в большом колхозе в окрестностях Ташкента, где было организовано военное обучение для курдских переселенцев. Руководители советских спецслужб предполагали, что из курдов племени барзани будет сформирована особая бригада численностью до полутора тысяч бойцов, которую будет возможно использовать в интересах Советского Союза на Ближнем Востоке, в первую очередь – в Ираке. Во многом, именно надежды, которые питали советские руководители по отношению к курдскому национально-освободительному движению, служили для Барзани и его соплеменников своеобразной защитой от возможных репрессий во время проживания на территории Советского Союза.
После прихода к власти Н.С. Хрущева политика советского государства в отношении переселенцев из племени барзан претерпела некоторые изменения. 200 человек отправились на учебу в высшие и средние специальные учебные заведения, а сам Мустафа Барзани закончил Военную академию им. М.В. Фрунзе и получил звание генерала армии. Позже Мулла Мустафа Барзани вернулся в Ирак (в 1958 г.), где руководил Демократической партией Курдистана и участвовал в многолетней курдско-иракской национально-освободительной войне, затем был вынужден эмигрировать в Иран. В 1979 г. он скончался в США, после чего был похоронен близ ирано-иракской границы. В 1993 г. прах Моллы Мустафы перезахоронили в родном Барзане.
Что касается причин поражения Мехабадской республики, то историки имеют несколько основных точек зрения на данный вопрос. Академик Княз Ибрагимович Мирзоев – один из ведущих курдоведов – утверждает, что главной причиной падения Мехабадской республики стало отсутствие поддержки со стороны Советского Союза, что фактически обрекло курдскую милицию на закономерное военное поражение от многократно превосходящей по силам и вооружению иранской армии. Особенности советской политики в отношении курдов Мирзоев связывает с именем Сталина, которого обвиняет в многочисленных репрессиях против народов СССР, в том числе и курдов (Мирзоев К.И. Мехабадская Республика (22 января 1946 17 декабря 1946) // Дружба. М., 2002. № 14-15. С. 78-80).
Более обоснованной, впрочем, представляется точка зрения других исследователей, обращающих внимание на тот факт, что в 1947 году, изнуренный недавней тяжелейшей Великой Отечественной войной, Советский Союз не был готов к открытому вооруженному противостоянию с вчерашними союзниками – Соединенными Штатами Америки и Великобританией. Между тем, не вызывает сомнений, что США и Великобритания вступились бы за Иран в случае открытой советской военной интервенции с целью поддержки Мехабадской республики. Скорее всего, Сталин, как и Багиров, и другие советские руководители, не ставили во главу какие-то личные симпатии или антипатии к курдам. С одной стороны, они рассчитывали подчинить северо-западный Иран советскому влиянию, в том числе и с помощью Курдской республики, но с другой стороны, столкнувшись с активным противодействием со стороны западных держав, были вынуждены отступить, не желая ввязываться в прямое военное противостояние.

Тем более, нельзя забывать и о том, что ко времени описываемых событий США уже были ядерной державой и их военный потенциал превосходил советский, учитывая, что Штаты не были в такой степени затронуты Второй мировой войной. Как бы там ни было, но опыт, пусть и непродолжительного, но существования независимого курдского государства в годы завершения Второй мировой войны становится особенно актуальным на фоне продолжающихся событий на Ближнем Востоке, позволяющих говорить о перспективном изменении политической карты региона с образованием Курдистана в качестве суверенного политического субъекта (по крайней мере, его иракской части).

Мехабадская республика

самопровозглашённая республика
Мехабадская республика
كوماری مهاباد
Komarî Mehabad
Флаг Герб
← →
Столица Мехабад
Крупнейшие города Мехабад
Язык(и) курдский, иранские языки
Религия Ислам
Форма правления Президентская республика
Главы государства
Президент:
• 1946 Кази Мухаммед
Премьер-министр:
• 1946 Хаджи Баба Шейх

Кази Мухаммед и Барзани в форме мехабадского генерала.

Мехабадская республика (курд. Komarî Mehabad, перс. جمهوری مهاباد‎) — название курдского государственного образования в иранском Курдистане, существовавшего с 22 января по 16 декабря 1946 года, со столицей в городе Мехабад.

История

Район Мехабада, известный у курдов под названием «Мукринский Курдистан», был оккупирован Красной армией в августе 1941 года в соответствии с британско-советскими договорённостями о совместной оккупации Ирана; однако затем советские войска были отведены севернее, к линии Ушну — Миандоаб. Со своей стороны, британцы оккупировали районы до линии Сердешт — Секкез, которая была признана разграничительной между советской и британской зонами. Таким образом, территория между Секкезом и Миандоабом оказалась «нейтральной зоной», впрочем, входящей в советскую сферу влияния.

Фактическим правителем этой территории оказался Кази Мухаммед, занимавший должность кази (духовного и светского судьи) и градоначальника города Мехабад. Кази Мухаммед был тесно связан с националистической организацией «Жиине Курдистан» («Жизнь Курдистана»), в просторечии именовавшейся обыкновенно «Комала» («Комитет»); с 1942 года он её возглавил.

К осени 1945 года Москва взяла последовательный курс на отторжение Южного Азербайджана от Ирана с дальнейшим включением в состав СССР. Иранский Курдистан в этом смысле интересовал Москву меньше и, главным образом, в русле азербайджанского вопроса. В сентябре в Баку появилась курдская делегация во главе с Кази Мухаммедом. На переговорах с первым секретарём ЦК Азербайджанской ССР Мир-Джафаром Багировым Кази Мухаммед категорически отверг предложение Курдистану войти в состав Азербайджана на правах автономии. Тем не менее, Багиров выразил готовность поддержать курдов. По некоторым сведениям, именно он выдвинул предложение об организации в Иранском Курдистане массовой партии с широкой программой социально-экономических реформ. И действительно, вскоре после возвращения делегации из Баку, 25—28 октября 1945 года, состоялся учредительный съезд Демократической партии Иранского Курдистана, созданной на основе «Комалы»; её председателем был избран Кази Мухаммед.

12 декабря 1945 года в Тебризе была провозглашена «Демократическая Республика Азербайджан». По получении этого известия на всех государственных учреждениях в Мехабаде были немедленно спущены иранские флаги. Официальное провозглашение «Курдской Народной Республики», вошедшей в историю как «Мехабадская республика», произошло 22 января 1946 года на массовом митинге на центральной площади города «Чарчара» («Четырёх фонарей»). Кази Мухаммед объявил в своей речи, что курды — отдельная нация, живущая на собственной земле, и, как все нации, имеет право на самоопределение. Над зданием градоначальства был поднят флаг, в 1944 году принятый как общенациональный курдский: красно-бело-зелёное полотнище с изображением солнца и книги в обрамлении колосьев (впоследствии книга и колосья с эмблемы исчезли, трёхцветный флаг с солнцем поныне считается курдским национальным флагом).

Президентом республики был объявлен Кази Мухаммед, правительство было составлено из лидеров ДПИК, объявленной единственной правящей партией. В состав новой республики вошли округа Мехабада, Ушну, Тергевера, Сердешта и Бане.

Провозглашение республики вызвало взрыв всеобщего энтузиазма. Участник событий так описывает царившую в городе атмосферу: «В тот же день я зарядил ружье и стал стрелять в небо, чтобы воздать благодарность Богу. В течение недели в Мехабаде не было ни дня ни ночи, а только звуки тамбуринов и песен, и все мы танцевали на радостях». Однако следует отметить, что этот энтузиазм был свойственен прежде всего городскому населению; племенная же верхушка восприняла весть о провозглашении республики скорее настороженно, не веря в её прочность.

Поскольку правительство, достаточно слабое и зависимое от племенной верхушки, не решалось затрагивать социально-экономические отношения, основное внимание в его работе уделялось культурной политике, и здесь были достигнуты значительные успехи. Мехабад превратился в культурную столицу всего Курдистана. Была переведена на курдский язык вся система образования в регионе. Был разработан проект введения всеобщего обязательного среднего образования для детей от 6 до 14 лет, а также введения школьной формы. Для ликвидации неграмотности среди взрослых предполагалось организовать вечерние курсы в школах. В типографии, оборудование которой было поставлено из СССР, началось активное издание литературы, в том числе учебников, на курдском языке; главным же печатным органом республики стал орган ДПИК «Курдистан». Поэты, в том числе крупный курдский поэт Хажар, выступали с публичной декламацией своих произведений на злободневные темы. Поставили также первую оперу на курдском языке. Были предприняты также шаги по эмансипации женщин: возникли женские организации, их члены помогали в создании школ и больниц.

С наступлением весны остро встал вопрос о защите республики от возможных враждебных акций со стороны Тегерана. Верхушка местных племён не могла являться надёжной опорой. Главной опорой правительства Кази Мухаммеда стало эмигрировавшее из Ирака племя барзан; 2 тысячи барзанцев во главе с военным лидером племени Мустафой Барзани составили костяк вооружённых сил республики. Договорённость между Барзани и Кази Мухаммедом была достигнута 21 или 22 марта во время праздника Ноуруза. Было решено создать ополчение из мужчин от 15 до 60 лет; Барзани был назначен главнокомандующим, ему был присвоен генеральский чин. Он немедленно сформировал из своих людей 3 батальона по 500 человек под командованием курдов — кадровых офицеров иракской армии. С этими силами и ополчением местных племен (8800 пехотинцев и 1700 всадников) Барзани выступил под Секкез и 29 апреля успешно отбил наступление иранцев на высоты Карава, захватив 120 пленных, 17 пулеметов и 2 орудия. После нового успеха барзанцев при Мылькари иранцы уже не рисковали переходить к активным действиям; наоборот, курдско-азербайджанское руководство готовило наступление на Сенне, для чего из Азербайджана под Секкез были присланы 4 танка.

Отношения с азербайджанцами у курдов сначала складывались напряжённо, так как в состав Азербайджана вошёл ряд территорий с курдским населением, не желавшим подчиняться Тебризу. Однако наличие общего врага в лице Тегерана заставило Мехабад и Тебриз договориться о совместных действиях; 23 апреля было заключено курдско-азербайджанское соглашение, вооружённые силы были объединены, и Барзани был признан общим главнокомандующим.

Одновременно Кази Мухаммед пытался урегулировать статус Курдистана в Тегеране. В начале августа 1946 года он посетил Тегеран и вёл переговоры с премьер-министром Кавамом ас-Салтане, предлагая ему признать курдскую автономию в составе Ирана. Кавам выразил принципиальное согласие, но предложил согласовать план с генерал-губернатором Азербайджана, который его и отверг.

К этому моменту Кавам заканчивал подготовку к ликвидации курдской и азербайджанской республик вооружённым путём. Ещё весной Сталин под давлением Великобритании и США был вынужден принять решение о выводе оккупационных войск из Ирана. 4 апреля между ним и Кавамом был подписан договор, согласно которому Москва обязалась вывести войска, а Тегеран — предоставить ей нефтяные концессии в Северном Иране. Войска были выведены в мае, тогда как Кавам Сталина обманул: по его приказу меджлис отказался ратифицировать договор.

21 ноября 1946 года Кавам объявил о введении войск в Азербайджан и Курдистан «для обеспечения свободы выборов в меджлис 15-го созыва». Всего было сосредоточено до 20 батальонов. 15 декабря 1946 года иранцы, не встретив сопротивления, вступили в Тебриз; руководство ДРА бежало в СССР. Барзани, не желавший складывать оружия, предложил Кази Мухаммеду бежать с барзанцами; однако Кази Мухаммед решился остаться, чтобы предотвратить репрессии против населения.

30 марта 1947 года Кази Мухаммед, его брат Садр Кази и министр обороны Мехабадской республики Сейф Кази были повешены на площади Чарчара.

В целом, Мехабадская республика, безусловно, была обречена. Движение не пользовалось массовой поддержкой среди племенной знати, которая в решительный момент не только не встала на защиту независимости, но поспешила выразить свою лояльность шаху. Республика возникла благодаря исключительным обстоятельствам (советская оккупация) и пала, как только эти обстоятельства прекратили своё действие.

> См. также

  • Араратская Курдская Республика
  • Королевство Курдистан
  • Иракский Курдистан
  • Демократическая Республика Азербайджан

Литература

  • Масуд Барзани. Мустафа Барзани и курдское освободительное движение. Пер. А. Ш. Хаурами, СПб, Наука, 2005.
  • М. С. Лазарев. Курдистан и курдский вопрос (1923—1945). М., Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2005.
  • Жигалина О. И. Национальное движение курдов в Иране (1918—1947). М., «Наука», 1988.
  • История Курдистана. Под ред. М. С. Лазарева, Ш. Х. Мгои. М., 1999.
  • Муртаза Зарбахт. От Иракского Курдистана до другого берега реки Аракс. Пер. с курдск. А. Ш. Хаурами. М.-СПб, 2003.
  • Eaglton (Jr) W. The Kurdish Republic of 1946, L., 1963
  • http://www.institutkurde.org/info/index.php?subaction=showfull&id=1108124451&archive=&start_from=&ucat=1
  • Yassin, Burhaneddin A., Vision or Realty: The Kurds in the Policy of the Great Powers, 1941—1947, Lund University Press, Lund/Sweden, 1995. ISSN 0519-9700, ISBN 91-7966-315-X Lund University Press. ou ISBN 0-86238-389-7 Chartwell-Bratt Ltd.
  • The Republic of Kurdistan. Fifty Years Later. in: International Journal of Kurdish Studies. Library, Brooklin NY 11.1997, 1 & 2. ISSN 0885-386X
  • Moradi Golmorad: Ein Jahr autonome Regierung in Kurdistan, die Mahabad-Republik 1946—1947 in: Geschichte der kurdischen Aufstandsbewegungen von der arabisch-islamischen Invasion bis zur Mahabad-Republik, Bremen 1992, ISBN 3-929089-00-9
  • M. Khoubrouy-Pak: Une république éphémère au Kurdistan, Paris u.a. 2002, ISBN 2-7475-2803-0
  • David A. McDowall: Modern History of the Kurds, I. B. Tauris, 1996 (Current revision at May 14, 2004). ISBN 1-86064-185-7
  • Susan Meiselas: Kurdistan In the Shadow of History, Random House, 1997. ISBN 0-679-42389-3
  • Archie Roosevelt, Jr.: The Kurdish Republic of Mahabad. in: Middle East Journal. Washington DC 1947,1 (July), pp. 247-69. ISSN 0026-3141
  • Kurdish Republic of Mahabad. in: Encyclopedia of the Orient.
  • The Kurds: People without a country. in: Encyclopedia Britannica.

Учим курдский язык

Когда Барзани появился в Мехабаде, Иранский Курдистан был накануне провозглашения республики. Как известно, Иран, где у власти находились прогерманские силы, был оккупирован СССР и Англией по взаимному соглашению в июне 1941 года. В северной, советской зоне всячески поощрялось азербайджанское национальное движение и там была создана Демократическая партия Иранского Азербайджана, а 12 декабря 1945 была провозглашена Азербайджанская демократическая республика. При этом часть курдских районов оказалась в составе Азербайджанской демократической республики. Значительный же район с центром в Мехабаде оказался попросту «ничейным» — «нейтральной зоной» между зонами СССР и Великобритании. Фактическим правителем района был местный наследственный духовный судья (кази) и градоначальник Мехабада Кази Мухаммед.
В середине апреля 1945-го Кази Мухаммед направился в Тебриз, столицу Автономной Республики Азербайджан и заключил соглашение о сотрудничестве. Две национальные окраины, по замыслу Москвы, должны были совместными усилиями освободиться от власти иранского шаха .
В августе 1945 года Кази Мухаммед сам образовал новую партию, названную Демократической партией Иранского Курдистана (ДПИК) и стал ее председателем. В целях упрочения своего влияния в Мехабаде СССР в том же 1945 году провел в Баку переговоры с Багирова с делегация во главе с Кази Мухаммедом, который предложил им автономию в составе Азербайджана. Кази Мухаммед категорически отказался и заявил, что если он и стремится к автономии, то только в составе Ирана.
24 января 1946 года на центральной площади Мехабада «Чарчыра» («Четырехфакельная») на массовом митинге было провозглашено о создании Курдской Республики.
Провозглашение Мехабадской республики

Над Мехабадом взвился флаг Курдистана — зелено-бело-красное полотнище с изображением солнца с 21 лучом, символизирующим 21 курдскую провинцию.

Президентом новой республики был объявлен Кази Мухаммед, сформировавший правительство из членов ДПИК. «Восторженные курды приветствовали национальных лидеров, ликованию народа не было предела, появились вера в то, что, наконец, настали иные времена и, создав свою государственность, мой народ сможет свободно развивать национальную культуру, язык, строить общество, руководствуясь гуманистическими идеалами и демократическими ценностями» — так написал впоследствии о событиях того времени проф. К.И. Мирзоев .

Провозглашение Мехабадской республики.
Кази Магомед (на требуне) и Мустафа Барзани (внизу в центре)

Мустафа Барзани играл в этих событиях активнейшую роль. Его барзанцы стали ударной военной силой вновь образованной республики, а сам он был назначен главнокомандующим ее армии (формально «милиции», так как Мехабад считал себя лишь автономией в составе Ирана) и получил звание генерала. Впоследствии азербайджанцы, не имевшие собственных боеспособных формирований, также пожелали создать свою армию в союзе с курдами, так что Барзани некоторое время носил титул главнокомандующего объединенной милицией Курдистана и Азербайджана. В этом качестве он участвовал в подавлении четырех мятежей, поднятых против республики курдскими феодалами, инспирированными Тегераном .

Генерал Мустафа Барзани,
главнокомандующий объединенной милицией Курдистана и Азербайджана

Официально новое государственное образование называлось «Республика Курдистан», руководство которой производилось органом, называемым «Национальным правительством Курдистана». Столицей республики был провозглашен город Мехабад.

Генерал Мустафа Барзани, 1946 г.

В результате мирных переговоров с другой бывшей иранской провинцией — Азербайджаном, было определено, что контроль республики распространяется на города Хой, Салмус и Орумьен на севере и Миандоуад на востоке.

Территория Мехабаддской республики, 1946 г.

С Азербайджанской республикой был подписан договор о дружбе и сотрудничестве в экономической, военной и области внешней политики.
Курдский язык был провозглашен официальным языком и было постановлено, что все официальные учреждения обязаны были вести документооборот на курдском языке.

Генерал Барзани со своим сыном Масудом
и со своими пегмарга

Первым шагом к демократии стал принятый Основной Закон Конституция Мехабадской Республики. Создавались экономические, культурно-просветительские, научные, правоохранительные, военные, дипломатические государственные структуры. Большое внимание было уделено структурам образования и медицины. Издавались газеты и журналы на курдском языке: орган курдского правительства и ДПИК газета «Курдистан», журналы «Хавар» и «Агыр», газета для женщин «Халала». Жизнь в молодой республике налаживалась, ее первые шаги говорили о том, что к власти пришли грамотные, демократически настроенные лидеры, а не восточные деспоты средневекового образца. По заданию правительства подготовили новые школьные учебники, начались передачи на курдском языке, прокладывались линии связи, заработала почта .

Военный парад, посвященный провозглашению Мехабадской республики, 22 января 1946 г.:
(слева направо) Ахмед Кафаш, курдский офицер;
Карим Наземи (с флагом Курдистана); Мухамед Фирузи, курдский офицер

Произошли также внутриполитические изменения. 16 августа 1946 года «Комитет Свободы» предложил организациям «Хива», «Шорш» и «Рызгари» объединиться. Предложение было принято и в состоялся съезд на котором было провозглашено создание Курдской демократической партии вскоре переименованной в Демократическую партию Иракского Курдистана. Председателем партии был заочно избран Мустафа Барзани. Кстати, в тот же день у Барзани родился сын Масуд, ныне являющийся председателем этой партии.
Тегеран прилагал массу усилий, чтобы восстановить свое влияние в границах государства Иран. Шах Мохаммед Реза Пахлеви обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой организовать двусторонние переговоры между СССР и Ираном. В ходе этих переговоров, советская сторона настаивала на продлении срока пребывания группировки советских войск в Северном Иране на неопределенный срок, а также контрольный пакет акций совместной нефтяной кампании, которую предполагалось создать, а Иран требовал выводы войск в соответствии с соглашениями. Переговоры сорвались.
21 марта 1946 года президент США Трумэн заявил о намерении послать в Иран части морской пехоты. 24 марта СССР во избежании столкновений с США заявил о выводе своих войск в течение шести недель.
В апреле 1946 года вооруженные силы автономного Азербайджана начали наступление на Тегеран, но успеха не добились. В первой половине мая 60-тысячный контингент советских войск был выведен из Ирана .
В Мехабаде же, естественно, о внешнеполитических событиях ничего этого не знали. Поэтому весть, что русские выводят войска из Азербайджана, поступившая в начале мая, была буквально громом среди ясного неба. Стало ясно, что молодая республика обречена.
В мае 1946 г. советские войска были выведены из Ирана, оставив молодую и неокрепшую республику один на один с правительственными войсками Ирана.
Тегеран начал концентрировать на северо-западе войска в количестве 20 батальонов и 13 декабря 1946 года иранские войска вошли в столицу Иранского Азербайджана — город Тебриз, а затем в ноябре начали наступление на Курдистан. Среди мехабадского руководства возникли разногласия относительно плана дальнейших действий: Барзани предложил всему правительству уйти в горы и сражаться до последнего. Однако Кази Мухаммед надеялся решить дело мирным путем, тем более, что шах обещал амнистию. В сущности, Кази Мухаммед, при всем своем курдском национализме, всегда оставался лояльным подданным Ирана. Очень порядочный и культурный человек, он, однако, оказался явно не готов к роли национального лидера, которую его заставила сыграть судьба. Кази Мухаммед решил совершить жертвенный поступок: он решил выйти навстречу иранским войскам и заявить о верности курдов иранскому правительству, о поддержке курдскими демократами целостности и независимости Ирана. Этим своим поступком он надеялся предотвратить либо приуменьшить масштабы кровавой расправы с курдами, и это частично ему удалось .
Барзани же ушел в горы, взяв с собой флаг республики, а Кази Мухаммед и члены правительства остались в Мехабаде. 16 декабря Мехабад был занят иранскими войсками, однако вопреки всем обещаниям, члены курдского правительства были арестованы.
30 марта 1947 года Кази Мухаммед, его брат Садр Кази и двоюродный брат Сейф Кази (бывший министром обороны республики) были повешены на той самой площади Чарчера, где 14 месяцев назад было провозглашено курдское государство. 15 патриотов — участников движения были расстреляны по приговору военно-полевого суда.
В итоге следует отметить, что несмотря на свою короткую историю существования с 24 января по 16 декабря 1946 года, Мехабадская республика в северо-восточном Курдистане показала разуверившимся курдам, лучик надежды на восстановление справедливости и возможность установления независимости для всех курдских земель.
О причинах поражения Мехабадской республики можно сказать следующее: существует несколько точек зрения исследователей по данному вопросу. Так например исследователь Комаров Д. по данному вопросу пишет следующее: «Между тем, пока курды радовались созданию своего… государства …. Англия и США требовали исполнения СССР своих обязательств и вывода войск из Ирана — так как войска вводились только на время войны. Сталин упирался, и Трумэн пригрозил сбросить на СССР атомную бомбу … В конце концов, Сталину пришлось пойти на уступки…» .
А вот что пишет по данному поводу другой исследователь данного вопроса К.И. Мирзоев, академик МАН ВШ: «… СССР перестал поддерживать курдское государство и его руководителя Кази Мухаммеда, оставив Мустафу Барзани и народное ополчение один на один с превосходящими силами вооруженной до зубов иранской армии… Обратимся опять к роли личности в истории. Великие державы не желали ссориться с шахским Ираном: они преследовали свои национальные интересы. Во главе СССР стоял диктатор Сталин, равнодушие которого к судьбам курдского государства проявилось в отсутствии реальной помощи именно тогда, когда была остро необходима. Известна сталинская «национальная политика» и внутри СССР, которая привела к геноциду и депортации целых народов, в том числе и курдов. Здесь прослеживается логическая связь: равносильное предательству равнодушие Сталина к судьбе курдского государства, жестокая депортация курдов Закавказья в Среднюю Азию и Казахстан. Негативные стороны личности Сталина сыграли свою печальную роль в судьбе независимого курдского государства, но не только личность Сталина наложила свой отпечаток на ход исторических событии…» .
Однако с нашей точки зрения следует отметить истинные причины, по которым советское правительство не предприняло конкретных шагов по защите Мехабадской республики:

  1. Самое главное, хотелось бы отметить тот факт, что к 1947 году Советский Союз не был готов к войне. Изнуряющая и продолжительная война 1941-1945 гг. нанесла колоссальный урон экономике СССР и страна была не в состоянии вести военные действия с любой другой крупной державой без восстановления экономического потенциала . Кроме этого следует отметить, что к этому моменту большинство солдат и офицеров советской армии, которые принимали участие в войне с Германией, находились в состоянии демобилизации и подключились к восстановлению разрушенного за период войны хозяйства.

  2. Далее следует отметить, что в послевоенный период у Советского Союза была дилемма: в каком направлении вести дальнейшую политику укрепления своего влияния: в направлении Восточной Европы, оккупированной советскими войсками или в направлении юга? Следует отметить, что правительство СССР приняло стратегически верное решение не «гоняться за двумя зайцами», а развивать свою политику в сторону укрепления влияния в странах Восточной Европы.

  3. Одним из факторов, который сыграл роль в том, что правительство СССР решили не оказывать активную вооруженную помощь Мехабадсткой республике было то, что Кази Магомед, фактический руководитель Мехабадской республики, активно не желал провозглашения курдской государственности и независимости, а лишь за создания автономии в составе Ирана, что явно не отвечало интересам СССР.

  4. С другой стороны самопровозглашенное образование в Мехабаде, которое самоназвалось автономией «республиканского» типа не могло быть признано, с внутриполитической точки зрения, монархическим Ираном и поэтому государственное образование, названное «Мехабадской республикой» было перспективно нежизнеспособным.

  5. Ну и наконец с точки зрения самого Кази Магомета и его соотечественников, управлявших республикой, политический тандем с Советским Союзом был явно опасен вероятной попыткой СССР экспорта в Курдистан революционных марксистко-ленинских идей. А это, в свою очередь, было чревато процессами перераспределения власти, национализации крупной и средней собственности и другими неприятными моментами.

  6. Тезис о том, что якобы Сталин испугался американской атомной бомбы не выдерживает никакой критики. На тот исторический момент времени гражданское население и производственные ресурсы СССР были крайне децентрализованы и распылены по огромной территории страны, в отличии от Японии, где, на период нанесения ядерных ударов большинство населения и производственных ресурсов было сосредоточено в крупных городах и достаточно было нанесения нескольких точечных ударов, чтобы поставить нацию на колени. В СССР же большинство крупных городов было к этому времени в ходе военных действий уничтожено и они не играли решающей роли в экономике страны — большинство производства было перенесено за Урал и за Волгу. И для нанесения ощутимого урона СССР Трумэну требовалось несколько десятков тысяч атомных бомб, которых у него, бесспорно, не было. Кроме этого, следует отметить, что в то время еще не существовало способа доставки атомных бомб при помощи ракет. Доставка производилась при помощи самолетов. А в тот период СССР имея самый крупный авиапарк в мире, оснащенный по последнему слову военной науки того времени преобладал в воздухе не только над своею территорией, но и над всей территорией Восточной Европы, так что попытка организации планомерного атомного бомбометания на территорию СССР выглядит просто смешной. Что же касается попытки атомного бомбометания на вероятной прифронтовой полосе территории Мехабадской республики, то она была бы малоэффективной по причине присутствия гористой местности и отсутствия крупных населенных пунктов.

  7. Что же касается тезиса относительно личного неприятия Сталина или Багирова по отношению к Барзани или Кази Магомету, то тезис разбивается вдребезги о тот факт, что если бы весь вопрос (что в рамках межгосударственных отношений выглядит просто смехотворно) ставился в личном неприятии, то СССР начал бы активно поддерживать Азербайджанскую республику. И факт отсутствия такого рода поползновений говорит о том, что СССР просто напросто на тот момент отказался от активной политики в данном регионе.

  8. Кроме этого следует отметить, что никто из советского руководства, за исключением «вождя народов» И.В. Сталина не мог принять решение такого масштаба .

  9. Ну и наконец не следует забывать того факта, что во время войны с Германией, правительство США оказывало неоценимую помощь СССР поставками оружия и, особенно, продовольствия, что сыграло решающую роль в победе на фашисткой Германией. Без такого рода поставок СССР не выиграло бы войну. Поэтому до того, как идти на конфликт с США и Англией СССР нужно было восполнить эти недостающие источники ресурсов, а на это требовалось время.

После трагического поражения, гибели молодой курдской республики, казни ее руководителя Кази Мохаммеда, единственной надеждой курдского народа оставались бойцы Муллы Мустафы, ставшие «головной болью» иранского шаха. Вся мощь военной машины Ирана своим острием была нацелена на барзанцев. Между тем Барзани находился в горах, однако положение его было не из легких. Правда, ввиду начавшейся зимы, правительство не имело возможности предпринять активных действий. Однако дипломатическая мудрость подсказала Барзани инициировать переговоры с иранским военным командованием с целью выигрыша драгоценного времени, перезимовки и спасения соплеменников. Шах пригласил Барзани на переговоры в Тегеран, явно имея целью захватить его в плен, однако Барзани потребовал, чтобы его безопасность была обеспечена заложниками из шахской семьи. Переговоры длились всю зиму и в конце концов выяснилось, что не шах обманул Барзани, а Барзани — шаха .
С наступлением весны стало ясно, что избежать вооруженных столкновений не удастся. 9 апреля иранцы попытались атаковать Барзани при Мако и в завязавшемся сражении под непосредственным командованием раненного за неделю до этого Барзани, в течение трое суток правительственные войска были наголову разгромлены. Причиной убедительной победой курдов можно считать то, что опытные курдские партизаны, как мишени отстреливали плохо обученных и не умевших воевать в горах иранских солдат. Иранцам в этом сражении не помогла ни артиллерия ни авиация: курды одержали решительную победу, перебив множество врагов, а сами потеряли всего 4 человека убитыми и 15 ранеными .
Тем не менее долго так продолжаться не могло: Иран заключил соглашение с Турцией о совместной борьбе против Барзани.
Тогда видя бесперспективность продолжения вооруженной борьбы на территории Ирана после неоднократных совещаний М. Барзани, шейх Ахмед и курдские командиры приняли чрезвычайно нелегкое, но единственно верное на тот момент решение: женщины, дети и пожилые люди под руководством шейха Ахмеда сдаются иракским властям обещавшим амнистию (в дальнейшем все они были сосредоточены в специальных лагерях), а сам же Барзани с пятью сотнями отборных бойцов предпримет попытку прорыва к границе с Советским Союзом.
20 апреля 1947 года начинается удивительный по своей дерзости поход из района реки Годар в восточном Курдистане. Разумеется, тогда лишь немногие могли догадываться, что завершится этот поход на берегу Аракса, у границы Ирана с Советским Союзом и что этот знаменитый поход Мехабад-Джульфа войдет в анналы героической истории Курдистана. А историю о том, что М. Барзани со своим отрядом в несколько сот человек в течение нескольких месяцев в неравном бою сражаясь с иранскими, турецкими и иракскими армиями, смог разорвать их окружение и выйти к границам СССР в районе Джульфы будет бережно храниться в памяти курдского народа в течении столетий .
Покинув район Мехабада, преодолевая труднодоступные горные перевалы, отряд Барзани достигает населенного пункта Дарья Сор на границе Ирака с Турцией. Там курды попадают под обстрел турецкой авиации. Несмотря на поддержку окрестных жителей, отряд Барзани был вынужден вернуться в пределы Ирана, где его уже ожидали иранские войска. В ходе скоротечного боя противник понес значительные потери, а у курдов был ранен лишь один боец.
Отряд Барзани скрытно располагается в районе Аргош, где на протяжении 25 дней его партизаны пользуются временной передышкой, пополняют запасы продовольствия и медикаментов. Вскоре Барзани получает известие о том, что Турция сосредотачивает войска на границе, в районе, где находится курдский отряд и что иранские части также начали движения в эту сторону. Одновременно с юга начинает действовать иракская авиация — 12 самолетов попеременно наносили бомбовые удары по курдам.
21 мая курдские пешмарга, двигаясь на северо-восток, пересекают турецкую границу вблизи населенного пункта Бедау. Проход через этот высокогорный район давался нелегко, осложняясь еще и тем, что в отряде были тяжелораненые в результате бомбежек. Барзани рекомендует оставить их на лечение в курдских семьях Бедау. Вскоре поступает неприятное донесение о том, что 17 бойцов отстали от основного отряда и были захвачены противником.
23 мая, на территории восточного Курдистана у склонов горы Аснгра отряд был обнаружен и подвергнут бомбардировке турецкой авиацией. К счастью, обошлось без жертв. 24 мая отряд еще раз вплотную подошел к ирано-турецкой границе .
Завершались вторые сутки, как курдские партизаны были без продовольствия. В течение последующих 10 дней продолжалось движение отряда на север, по территории Ирана. Но замысел Барзани — добраться до пределов СССР — был уже разгадан противником. Немудрено, что он тотчас информировал об этом намерении своих бойцов. Иранские же вооруженные силы получили приказ: любой ценой остановить дальнейшее продвижение курдов и захватить Барзани. И хотя иранские армейские части и жандармерия в приграничной полосе были оснащены новейшими видами вооружения, тем не менее правительственные силы проиграли некрупному соединению Барзани, благоразумно избегавшему фронтальных столкновений.
На завершающих участках неимоверно трудного пути к советской границе к отряду Барзани присоединилось несколько молодых патриотов из курдского племени Шкак, которые взяли на себя обязанности фланговой охраны и проводников в незнакомых труднопроходимых горных районах .
Вооруженные столкновения одновременно с силами трех государств, изматывающее безостановочное движение, усталость и голод отняли у барзанцев много сил и энергии. Однако даже в таких условиях Мустафа Барзани не терял силы духа и бодрости. «Если бы у меня, — говорил он товарищам, — был какой-нибудь запас продовольствия, я бы смог бить врага еще долгое время — до последнего патрона» .
Цель была близка, но впереди был самый сложный участок пути — район города Маку. Именно там 11 июля Барзани нанес молниеносный удар по противнику. Еще долгое время иранцы поражались дерзости и неожиданности удара в результате которого регулярная армия понесла поражение от курдского отряда. У курдов потери составили 4 убитых и 13 раненых.
Оправившись от атаки, иранское командование выслало авиацию, 14 июля нанесшую бомбовый удар по отряду Барзани, но опять безуспешно: среди партизан жертв не было.
15 июля отряд, наконец, достиг берегов Аракса. Два бойца по приказу Барзани переплыли реку, сообщив советским пограничникам о прибытии отряда и о его намерении перейти в пределы СССР. Пограничники ответили, что не имеют полномочий решать такие вопросы на месте и отказались принять отряд до соответствующих распоряжений из Москвы. В ожидании ответа с советской стороны несколько бойцов были отправлены в ближайшие села с целью приобретения продуктов питания, но вернулись ни с чем: в селах они не нашли ни души, все жители (преимущественно курды по национальности) были эвакуированы иранскими военными с тем, чтобы они не могли оказать помощи барзанцам. Ситуация была сложнейшая .
Тем временем вопрос согласования с Москвою начал явно затягиваться. Курды же ждать не могли: подоспевшие иранцы уже окружили их с трех сторон. Тогда Барзани объявил представителям советского руководства, что он вынужден начать переправу, не дожидаясь разрешения. К счастью, пограничники, боявшиеся принять под свою ответственность «курдских товарищей», в равной степени боялись силой им препятствовать. .
17-18 июня в условиях реального голода, опасности окружения со стороны правительственных войск, вероятного пленения и гибели всего отряда — Барзани обращается к своим соратникам со словами: «У нас практически не осталось ни выбора, ни времени, кроме как перейти границу вплавь, не ожидая ответа из Москвы на наше обращение. Надо срочно собрать бревна и другую древесину и приступить к изготовлению нескольких плотов» .
Несмотря на крайнюю усталость и голод, пешмарга тут же взялись за дело и вскоре плоты были готовы. Первая группа из 100 человек сразу же переправилась на советскую сторону:. Вскоре дозорными барзанцев были обнаружены передовые отряды иранской армии. После короткого боя войска отступили. М. Барзани удалось переправить весь отряд — 504 человека. Сам командующий покинул иранский берег одним из последних.
Генерал М. Барзани и его соратники показали себя не только как отважные воины, готовые сражаться с превосходящими силами трех сильнейших держав региона, но и проявили неповторимую стойкость и железную дисциплину, готовность отдать жизнь за честь и свободу любимого народа. В сложнейших условиях барзанцы доказали свое неоспоримое морально-психологическое преимущество над противником .